Приветствую Вас Странник
Понедельник
20.11.2017
05:05

[ Новые сообщения · Детективы · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Александровна, Nancy 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна загадочной лестницы
Тайна загадочной лестницы
NancyДата: Суббота, 07.01.2012, 14:03 | Сообщение # 16
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
НОВЫЙ ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ

Узкий коридор позади горки освещала большая хрустальная люстра. Коридор был не очень длинным. В нём никого не было; всюду было полно пыли и паутины.

— Наверное, на противоположном конце находится выход, — сказала Нэнси. — Давай посмотрим, куда этот проход ведёт.

— Пожалуй, я лучше подожду здесь, Нэнси, сказала Эллен. — Эта старая горка, может, вдруг сама собой начнёт закрываться, и если это произойдёт, я закричу, чтобы ты могла вовремя выбраться оттуда.

Нэнси засмеялась.

— Хороший ты товарищ, Эллен!

Шагая по переходу, Нэнси внимательно вглядывалась в стены по обеим его сторонам. Никакого выхода ни в одной из прочных, оштукатуренных стен видно не было. Дальний конец коридора тоже был прочным, но он был деревянный.

Нэнси подумала, что это, наверное, неспроста. В чём тут дело, она пока что не понимала и решила вернуться назад, в гостиную. На полдороге она увидела на полу сложенный листок бумаги.

«А ну-ка, посмотрим, может, там что-нибудь интересное», — подумала девушка, поднимая бумажку с пола.

В тот самый момент, когда Нэнси вошла в гостиную, в двери оказалась тётя Розмари. Она удивлённо взирала на отверстие в стене и на горку, повёрнутую к ней под прямым углом.

— Нашли что-нибудь? — спросила она.

— Только вот это, — ответила Нэнси, передавая тёте Розмари сложенную бумажку.

Миссис Хэйз развернула её и сказала заглядывавшим через её плечо девушкам:

— Это — неоконченное письмо. — Потом она начала разбирать старомодный почерк. — А вы знаете, что это написано в 1785 году — вскоре после того, как был построен этот дом?

В письме говорилось:

«Достопочтенный друг Бенджамин!

Я только что узнал о вероломстве двоих моих слуг. Боюсь, что они собираются нанести ущерб тому делу, за которое борются колонии. Я прикажу их примерно наказать. Об их неверности я, к счастью, узнал, когда находился на специальном пункте прослушивания. Я могу слышать каждое слово, сказанное в помещении для слуг.

Буду следить за дальнейшими…»

На этом письмо обрывалось. Эллен тут же повторила слова «Пункт прослушивания»?

— Он, наверное, находится в конце этого перехода, — предположила Нэнси. — Тётя Розмари, какая комната граничит с тем отрезком коридора?

— Я думаю, кухня, — ответила миссис Хэйз. — Мне кажется, я даже слышала когда-то, что нынешняя кухня была в старину «людской» — комнатой для прислуги. Вы, наверное, помните, что в колониальные времена еду никогда не готовили в самом доме. Она всегда приготовлялась в другом помещении и доставлялась в дом на больших подносах.

Эллен улыбнулась.

— Когда тут был пункт для подслушивания, бедные слуги были лишены всякой возможности поболтать по душам. Все их разговоры всегда становились известны хозяину!

Нэнси и тётя Розмари тоже улыбнулись и кивнули в знак согласия.

— Давайте проверим, действует ли ещё этот пункт подслушивания, — предложила юная сыщица.

Договорились, что Эллен пойдёт в кухню и начнёт там разговаривать. Нэнси будет стоять в конце коридора и слушать, тётя Розмари, которой показали, как приводить в действие скрытую пружину, управляющую перемещением горки, взяла на себя обязанности стража на тот случай, если этот громадный шкаф вдруг придёт в движение и закроет отверстие.

— Ну, все готовы? — спросила Эллен и вышла из комнаты.

Когда она решила, что Нэнси, должно быть, уже заняла свой пост, она начала говорить о своей предстоящей свадьба и попросила Нэнси быть её подружкой на церемонии.

— Я слышу Эллен совершенно отчётливо, — взволнован но крикнула Нэнси, обращаясь к тёте Розмари. — Пункт подслушивания в полном порядке!

После того как испытания закончились и Нэнси вернула горку на прежнее место, между нею, Эллен и тётей Розмари состоялось коротенькое совещание. Говорили шёпотом. Все пришли к выводу, что призрак знал про переход и подслушивал планы, которые строили обитательницы дома. Вероятно сюда он и скрылся после того, как его заметила мисс Флора…

— Забавно, но мы именно в кухне говорим о своих планах больше чем в какой-либо другой комнате, — заметила тётя Розмари.

Эллен сказала:

— Интересно, имелся ли такой пункт подслушивания только в «Двух вязах», был ли он уникальным сооружением, придуманным владельцем и строителем дома?

— Конечно, нет! — ответила тётя Розмари. — Такие места имелись во многих старых домах, где держали слуг, Не забывайте, что наша страна участвовала в нескольких войнах, во время которых изменники и шпионы легко собирали нужную информацию, выдавая себя за слуг.

— Ловко придумано! — заметила Эллен. — И ведь, наверное, многие из тех, кто был изобличён, так никогда и не узнали, каким образом их разоблачили.

— Без сомнения, — подтвердила тётя Розмари.

В этот момент они услышали слабый голос мисс Флоры, доносившийся из спальни, и поспешили наверх, узнать, все ли у неё в порядке. Она встретила их улыбкой, но пожаловалась, что ей неприятно надолго оставаться в одиночестве.

— Сегодня вечером, мама, я больше не отойду от тебя, — пообещала тётя Розмари. — Я буду спать в этой комнате на диване, чтобы не мешать тебе. А теперь попытайся немного соснуть.

На следующее утро Нэнси позвонила Ханна Груин, голос которой звучал очень гневно.

— Нэнси, я только что разговаривала с мистером Баррадэйлом, юристом из железнодорожного управления. Он потерял твой адрес и номер телефона и поэтому позвонил сюда. То, что он мне сказал, меня просто взбесило. Он намекнул, что твой отец, возможно, скрывается сознательно, из-за того, что не смог найти Вилли Уортона.

Нэнси тоже рассердилась.

— Но ведь это же страшно несправедливо и никак не соответствует действительности, — вскричала она.

— Я тебе прямо скажу, — заявила Ханна, — я бы на твоём месте этого не потерпела. И, к тому же, это ещё далеко не все.

— Что ты имеешь в виду? Он ещё что-нибудь сказал о папе?

— Нет, дело не в этом, — ответила Ханна. — Он позвонил, бы сообщить, что железная дорога больше не может поддерживать проект строительства моста. Если до понедельника не будут представлены какие-либо новые доказательства, железная дорога будет вынуждена согласиться на требования Вилли Уортона и всех прочих земельных собственников!

— Ах, это было бы большим ударом для папы! — сказала Нэнси. — Он бы не хотел, чтобы дело так повернулось. Он убеждён, что подпись на том документе о продаже участка действительно принадлежит Вилли Уортону. Единственное, что надо сделать, — это найти его и доказать, что подпись — его.

— Такая получилась неразбериха, — сказала Ханна. — Прежде чем позвонить тебе, я говорила с полицией. У них нет никаких указаний на то, где может находиться твой отец.

— Ханна, это просто ужасно! — воскликнула Нэнси. — Я ещё не знаю, как я это сделаю, но я твёрдо намерена найти папу, — и как можно скорее!

Закончив разговор по телефону, Нэнси начала расхаживать по холлу, пытаясь разработать план действий. Что-то необходимо предпринять!

Внезапно она подошла к парадной двери, открыла её и вышла на улицу. Глубоко вдохнув прекрасный утренний воздух, она направилась в сад. Девушка постаралась проникнуться красотой окружающей природы, прежде чем позволить себе вновь окунуться в сложное переплетение мучавших её проблем.

Мистер Дру давно когда-то учил Нэнси, что общение с природой — лучший способ, что называется, «прочистить мозги». Нэнси прошлась по одной тропинке, потом — по другой, прислушиваясь к щебетанию птиц и к доносившейся иногда из небесной выси песне жаворонка. Она вновь глубоко втянула в себя аромат роз и глициний, свисавших над осевшей беседкой.

Через десять минут она вернулась домой и уселась на ступеньках крыльца. Почти сразу же перед её мысленным взором предстал образ Натана Гомбера, причём с такой ясностью, как если бы он стоял перед ней. Она начала сопоставлять в уме различные факты, касавшиеся его и железнодорожной собственности.

«Может, это Натан Гомбер скрывает где-то Вилли Уорто-На1 — пришло ей в голову. — Вилли, возможно, сам — пленник. А если Гомбер — человек такого сорта, он вполне был способен похитить моего отца!»

Сама эта мысль испугала Нэнси. Вскочив, она решила попросить полицию организовать слежку за Натаном Гомбером.

«Я отправлюсь в участок и поговорю с капитаном Росслэндом, — решила она. — И я попрошу Эллен пойти со мной В доме сегодня уборщица, так что в случае необходимости она сможет помочь тёте Розмари».

Не объясняя истинную цель своей поездки в центр города, Нэнси просто попросила Эллен сопровождать её, чтобы произвести кое-какие покупки. Девушки отправились, и по дороге в город Нэнси изложила Эллен во всех подробностях свои новейшие соображения насчёт Натана Гомбера.

Эллен страшно удивилась.

— Подумать только, — ведь он делал вид, что так беспокоится о безопасности твоего отца!

Прибыв в участок, девушки вынуждены были немного подождать, прежде чем капитан Росслэнд их принял. Нэнси была раздосадована задержкой: каждая минута сейчас казалась ей драгоценной. Наконец девушек пригласили в кабинет, хозяин которого тепло их приветствовал.

— Ещё какой-нибудь ключ к тайне, мисс Дру? — с улыбкой спросил он.

Нэнси быстро изложила, в чём дело,

— Я думаю, вы на верном пути, — сказал капитан. — Я с удовольствием свяжусь с капитаном Макгиннисом в Ривер-Хайтс и передам ему ваши соображения. И кроме того, я велю всем сотрудникам нашего участка принять меры к розыску Натана Гомбера.

— Спасибо! — с чувством сказала Нэнси. — С каждым часом я все больше беспокоюсь об отце.

— Ничего, скоро мы добьёмся результата, — сказал капитан успокаивающим тоном, — Как только я что-нибудь узнаю, в ту же минуту поставлю вас в известность.

Нэнси поблагодарила его, и девушки удалились. Нэнси собрала все свои силы, чтобы не показать, что творится у неё в душе, Почти машинально она толкала перед собой тележку в универмаге, выбирая нужные продукты. Внутренний голос говорил ей: «Нам нужны банки зелёного горошка, потому что призрак забрал те, что у нас были». Около мясного прилавка она подумала: «Папа любит толстые сочные бифштексы».

Наконец закупки кончились, пакеты были уложены в машину. На обратном пути Эллен спросила у Нэнси, каковы её дальнейшие планы.

— По правде говоря, я всё время об этом думаю, но пока что никаких новых идей у меня не возникло, — призналась Нэнси. — Но я уверена, что какая-нибудь мысль родится.

Когда девушки находились уже недалеко от поместья «Два вяза», они увидели, как вдруг на подъездной дорожке показался автомобиль, свернувший куда-то вправо. Водитель высунулся из окошечка и оглянулся. На лице его застыла самодовольная улыбка.

— Да ведь это Натан Гомбер! — воскликнула Нэнси.

— А ты обратила внимание на эту ухмылку на его физиономии? — спросила Эллен. — Ох, Нэнси, может, она означала, что ему наконец удалось убедить мисс Флору продать ему дом?!

— Возможно, — угрюмо откликнулась Нэнси. — А кроме всего прочего я только что просила полицию установить за ним слежку, и сама же раньше всех его увидела!

С этими словами Нэнси прибавила скорость и пулей помчалась вперёд. Видя, что она проехала мимо дорожки, ведущей к поместью, Эллен спросила:

— Куда мы едем?

— Я намерена следовать за Натаном Гомбером до тех пор, пока не схвачу его, — ответила Нэнси.
 
NancyДата: Суббота, 07.01.2012, 14:03 | Сообщение # 17
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПРОДАНО!

— Ох, Нэнси, я надеюсь, мы встретим кого-нибудь из офицеров полиции, — сказала Эллен. — Если Гомбер похититель, он может попытаться причинить нам вред, коли нам удастся нагнать его.

— Нам надо соблюдать осторожность, — согласилась Нэнси. — Но боюсь, что никакого офицера полиции мы не встретим. За всё время, что я нахожусь здесь, я ни разу ни одного офицера на здешних дорогах не видела.

Обе девушки пристально следили за машиной, двигавшейся перед ними. Она находилась достаточно близко, чтобы Нэнси могла прочитать её номер. «Интересно, — подумала она, — зарегистрирована ли машина как собственность Гомбера или кого-то другого. Если она принадлежит кому-либо из его друзей, это может подсказать полиции фамилию ещё какого-то человека, внушающего подозрения».

— Куда, по-твоему, направляется Гомбер? — спросила Эллен. — Собирается с кем-нибудь встретиться?

— Возможно, а может, он возвращается в Ривер-Хайтс.

— Пока ещё нет, — заметила Эллен, ибо в этот момент Гомбер достиг перекрёстка и повернул сразу же направо. — Эта дорога ведёт в сторону от Ривер-Хайтс.

— Но зато она проходит мимо дома «Речной пейзаж», — ответила напряжённым голосом Нэнси, подъезжая к перекрёстку.

Повернув направо, девушки увидели впереди машину Гомбера, мчащуюся на огромной скорости. Он проехал мимо пустующего дома. Через некоторое время он начал включать и выключать свои фары.

— Зачем он это делает? — спросила Эллен. — Он что — просто проверяет фары?

Нэнси склонна была думать иначе.

— Я полагаю, он подаёт кому-то сигналы. Смотри вокруг себя, Эллен, — не увидишь ли ты кого-нибудь. — Сама она ехала с такой скоростью, что не решалась отвести глаза от дороги.

Эллен посмотрела направо, потом налево и наконец повернулась и стала смотреть сквозь заднее стекло.

— Не вижу нигде ни души, — сообщила она. Нэнси встревожилась. Возможно, Гомбер подавал кому-то сигнал последовать за их машиной.

— Эллен, продолжай смотреть сквозь заднее стекло не появится ли какая-нибудь машина, которая начнёт следовать за нами.

— Может, нам отказаться от погони и просто сообщить о Гомбере в полицию, — несколько испуганным голосом сказала Эллен.

Но Нэнси об этом и слышать не хотела.

— Я думаю, нам будет очень полезно узнать, куда он направляется, — сказала она. Девушка продолжала преследование и, проехав ещё несколько миль, подъехала к городу Хэнкок.

— Не здесь ли живёт этот тип со сплющенным ухом? — спросила Эллен.

— Да, здесь.

— Тогда, я думаю, Гомбер собирается встретиться с ним.

Нэнси напомнила подруге, что этот человек значится отсутствующим в городе предположительно потому, что его разыскивает полиция по обвинению в двух грабежах.

Хотя городок Хэнкок был маленький, на главной улице было весьма оживлённое движение. На перекрёстке в центре города стоял светофор. Гомбер успел проскочить на зелёный свет, но к тому моменту, когда до светофора добралась Нэнси, свет сменился на красный.

— Ах ты, батюшки! — так и кипела Нэнси. — Теперь я, вероятно, его потеряю!

Через несколько секунд вновь зажёгся зелёный свет, и Нэнси возобновила преследование. Однако она понимала, что теперь оно уже не имело смысла. Гомбер мог свернуть в любую из множества боковых улиц, если же он продолжал ехать прямо, то оторвался от неё настолько, что она вряд ли могла его догнать. Тем не менее Нэнси продолжала ехать ещё мили три. Потом, не видя больше своей добычи, она решила прекратить погоню.

— Думаю, что безнадёжно, Эллен, — сказала она. — Я вернусь в Хэнкок и сообщу обо всём тамошней полиции — Я попрошу их связаться с капитаном Росслэндом и капитаном Макгиннисом.

— Ах, я так надеюсь, что они поймают Гомбера! — воскликнула Эллен. — Это такой ужасный человек! Его следовало бы посадить в тюрьму хотя бы за одни его плохие манеры!

Улыбнувшись, Нэнси развернула машину и погнала назад в Хэнкок. Какая-то женщина указала ей, где находится полицейский участок, и спустя несколько минут Нэнси остановилась возле него. Девушки вошли в помещение. Нэнси сообщила дежурному офицеру, кто они такие, а потом подробно рассказала о недавней погоне.

Офицер внимательно выслушал и сказал:

— Я первым делом позвоню капитану в Ривер-Хайтс.

— И, пожалуйста, поставьте в известность ваших собственных сотрудников, а также полицию штата, — сказала Нэнси.

Он кивнул.

— Не беспокойтесь, мисс Дру. Я обо всём позабочусь. -

И он взялся за трубку телефона.

Эллен уговорила Нэнси немедленно отправиться домой.

— Пока ты тут разговаривала, я всё время думала о визите Гомбера в «Два вяза». Боюсь, что там могло что-нибудь произойти. Ты помнишь, какая самодовольная физиономия была у Гомбера, когда он отъезжал от нашего дома?

— Ты права, — согласилась Нэнси. — Нам, пожалуй, надо поскорее вернуться.

До «Двух вязов» расстояние было немалое, и чем ближе они были от дома, тем больше ими овладевало беспокойство.

— Мисс Флора и без того была уже больна, — нервно сказала Эллен, — и визит Гомбера мог ухудшить её состояние.

Когда они подъехали к дому, дверь им открыла тётя Розмари. Лицо у неё было бледное.

— Я так рада, что вы вернулись, — воскликнула она. — Маме стало намного хуже. Она перенесла тяжёлое потрясение. Я жду доктора Моррисона.

Голос миссис Хэйз дрожал, и ей явно было трудно продолжать. Нэнси сочувственно сказала:

— Мы знаем, что здесь побывал Натан Гомбер. Мы гнались за его машиной, но упустили её. Это он расстроил мисс Флору?

— Да. Я выходила из дома минут на двадцать поговорить с садовником и не заметила, как подъехал Гомбер. Его впустила уборщица, Лилли. Она, конечно, не знала, кто он такой, и приняла за порядочного человека. Когда она наконец решила выйти и сказать мне о посетителе, я была возле бесед-5й с глициниями, на дальнем конце территории. Между тем Гомбер поднялся наверх и завёл с мамой разговор о продаже дома. Когда она отказалась, он стал ей угрожать, говоря, что со мной и с вами обеими случится что-то ужасное. Бедная мама не выдержала. В этот момент Лилли, не сумевшая меня найти, вернулась в дом и поднялась наверх. Она засвидетельствовала подпись мамы на контракте о продаже дома и поставила свою подпись на этом документе. Таким образом Гомбер добился своего!

Тётя Розмари опустилась в кресло возле телефона и начала плакать. Нэнси и Эллен обняли её, но не успели они произнести ни одного словечка утешения, как услыхали шум подъехавшей к дому машины. Миссис Хэйз немедленно вытерла глаза, сказав:

— Это, наверное, доктор Моррисом.

Нэнси открыла врачу дверь. Все вместе они поднялись наверх, в комнату, где мисс Флора лежала, вперив глаза в потолок, похожая на человека, пребывающего в каком-то трансе. Она бормотала:

— Не надо мне было подписывать! Не надо мне было продавать «Два вяза»!

Доктор Моррисом посчитал больной пульс и послушал через стетоскоп её сердце. Спустя несколько минут он сказал:

— Миссис Тернбулл, пожалуйста, разрешите мне доставить вас в больницу.

— Нет, пока не надо, — упрямо заявила мисс Флора. Слабо улыбнувшись, она добавила: — Я знаю, что я больна. Но я не поправлюсь в больнице быстрее чем здесь. Мне и так предстоит достаточно скоро покинуть «Два вяза», и я хочу побыть здесь как можно дольше. Ах, зачем только я подписала эту бумагу!

Видя выражение отчаяния на лице врача, Нэнси подошла к постели больной.

— Мисс Флора, — сказала она ласково, — возможно, это сделка вообще не состоится. Во-первых, мы можем доказать, что вас принудили поставить свою подпись. Если это не поможет, вы знаете, сколько времени занимают поиски документа, удостоверяющего право собственности на то или иное имущество. К тому времени Гомбер может передумать.

— Ах, надеюсь, что ты права, — ответила старая женщина, с нежностью пожимая руку Нэнси.

Девушки вышли из комнаты, чтобы не мешать доктору Моррисону продолжить осмотр больной и прописать ей лекарства. Они решили ничего не рассказывать мисс Флоре о своём утреннем приключении, но тёте Розмари они во время ленча подробно все описали.

— Я, пожалуй, даже рада, что вы не поймали Гомбера, — воскликнула миссис Хэйз. — Он мог причинить увечья вам обеим.

Нэнси сказала, что полиция одного из городов, с которыми они связывались, в скором времени его поймает, и тогда, возможно, многое разъяснится.

— Во-первых, мы сможем узнать, зачем он включал и выключал фары. Интуиция мне подсказывает, что он подавал кому-то сигналы, и что тот человек, которому он сигнализировал прятался в доме «Речной пейзаж»,

— Возможно, ты и права, — заметила тётя Розмари.

Вдруг Эллен перегнулась через стол.

— Вы думаете, наш ворюга-призрак прячется там?

— Я считаю это весьма вероятным, — заявила Нэнси. — мне бы хотелось осмотреть этот старый дом как следует.

— Уже не собираешься ли ты вломиться туда без разрешения? — в ужасе спросила Эллен.

Подруга её улыбнулась.

— Нет, Эллен, я не стану нарушать закон. Я обращусь к агенту по продаже недвижимости, который отвечает за этот дом, и попрошу его показать его мне. Хочешь пойти со мной?

Эллен пробрала лёгкая дрожь, но всё-таки она согласилась.

— Давай сделаем это сегодня днём.

— Ах, батюшки, — вздохнула тревожно тётя Розмари. — Прямо не знаю, пускать вас или не пускать. Мне это кажется очень опасным.

— Если с нами будет агент, мы будем в безопасности, — сказала Эллен. В ответ на это тётка дала своё согласие и добавила, что контора агента по продаже недвижимости, мистера Додда, находится на Мэйн-стрит.

Некоторое время все трое молчали, кончая ленч. Не успели они выйти из-за стола, как услышали громкий стук наверху.

— О Боже! — вскрикнула тётя Розмари. — Надеюсь, мама не упала с постели!

Все трое бросились вверх по лестнице. Мисс Флора находилась в постели, но она дрожала как осиновый листок. Тонкой белой рукой она указывала на потолок.

— Это было на чердаке! Там кто-то есть!
 
NancyДата: Суббота, 07.01.2012, 14:03 | Сообщение # 18
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ЧЕРЕЗ ДВЕРЦУ ЛЮКА

— Давайте выясним, кто там, на чердаке, — крикнула Нэнси, выбегая из комнаты. За ней по пятам следовала Эллен.

— Мама, ничего с тобой не случится, если я оставлю тебя на несколько минут? — спросила тётя Розмари. — Мне хочется пойти с девушками.

— Конечно. Беги!

Нэнси и Эллен были уже на полпути к третьему этажу. Они не трудились шагать беззвучно, а мчались прямо по середине скрипучей лестницы. Добравшись до чердака, они зажгли две свечи и огляделись. Никого не увидев, они стали заглядывать за сундуки и различные предметы мебели, сваленные там. Никто за ними не прятался.

Нет никаких признаков, что стук был вызван падением какого-нибудь ящика или коробки, — заметила Нэнси.

— Ответ может быть только один, — сказала Эллен Призрак здесь был. Но каким образом он сюда проник?

Не успела она закончить фразу, как все они услышали леденящий душу мужской смех. Он доносился явно не снизу

— Он… он там, за стеной! — испуганно воскликнула Эллен. Нэнси с ней согласилась, но тётя Розмари заметила, что возможно, звуки идут с крыши.

Эллен вопросительно посмотрела на тётку.

— Вы хотите сказать, что призрак забирается на крышу с дерева, а потом каким-то образом проникает сюда?

— Я считаю это весьма вероятным, — отвечала та. Мой отец в своё время говорил маме, что где-то есть люк ведущий на крышу. Сама я никогда его не видела, и вот только сейчас впервые о нём вспомнила.

Высоко подняв свечи, девушки внимательно осмотрели каждый дюйм островерхого, перекрытого балками потолка, Стропила располагались близко одно к другому, разделённые между собой деревянными панелями.

— Я вижу что-то, похожее на люк! — крикнула вдруг Нэнси, находившаяся в дальнем конце чердака. Она показала остальным участок, где короткие панели образовывали почти правильный квадрат.

— Но как он открывается? — спросила Эллен. — Ни ручки, ни крючка, — ничего, за что бы можно было ухватиться.

— Ручку могли убрать или же она сама могла отвалиться, — заметила Нэнси.

Она попросила Эллен помочь ей перетащить через чердак высокий деревянный ящик и, установив его прямо под подозрительным квадратом, взобралась на него. Осветив края панелей, она в конце концов обнаружила кусок металла, втиснутый между двумя планками.

— Мне кажется, я знаю, как это можно открыть, — сказала Нэнси, — но мне нужны кое-какие инструменты.

— Я принесу те, которыми мы пользовались в прошлый раз, — предложила Эллен. Торопливо спустившись вниз, она принесла отвёртки и молоток. Нэнси испробовала один инструмент за другим, но ни один не подходил — либо был слишком широк, чтобы уместиться в щели, либо не оказывал на кусок металла никакого действия — тот не двигался ни вверх, ни вниз.

Нэнси взглянула сверху на тётю Розмари.

— Нет ли у вас случайно старинного крючка для пуговиц? Он как раз мог бы подойти здесь.

— Конечно, есть. У мамы их несколько. Я сейчас принесу.

Спустя несколько минут тётя Розмари вернулась и вручила Нэнси длинный крючок с серебряной ручкой, на которой были выгравированы инициалы миссис Тернбулл.

— Мама пользуется им, чтобы застёгивать высокие сапоги они у неё на пуговицах. У неё есть, кроме того, маленький крючок для застёгивания пуговиц на перчатках. В старину все дамские перчатки застёгивались на пуговицы. Нэнси вставила длинный крючок в щель, и почти сразу удалось ухватить рукой кусок металла и нажать его вниз. Она начала тянуть его вниз. Видя, что ничего не получается, Эллен взобралась на соседний ящик и стала помогать.

Наконец раздался скрежещущий, скрипучий звук, и квадратный кусочек потолка начал опускаться вниз. Девушки продолжали дёргать металлический брус, и мало-помалу на свет начала появляться складная лестница, прикреплённая к деревянной доске.

— Вот дверца люка! — радостно воскликнула Эллен, глядя на крышу. — Нэнси, тебе по праву принадлежит честь первой выглянуть наружу.

Нэнси улыбнулась.

— Ты хочешь сказать: ли поймать призрака»?

Однако когда лестницу, скрипевшую при каждом рывке, расправили и разложили так, чтобы можно было выбраться на крышу, Нэнси поняла, что призрак ею не пользовался. Больно уж много шума производила эта лестница. Она сомневалась также, что призрак находится на крыше, но посмотреть всё же стоило. Может, отыщется какой-то другой след, который поможет раскрыть тайну,

— Ну что ж, я полезла! — крикнула Нэнси и начала взбираться по ступеням.

Добравшись до верху, она открыла дверцу люка и подняла её вверх. Высунув голову наружу, она огляделась вокруг. На крыше никого не было видно, но в центре её помещался круглый деревянный наблюдательный пост. Нэнси пришло в голову, что призрак, быть может, прячется в нём.

Она крикнула вниз тёте Розмари и Эллен, чтобы они посмотрели, нет ли в чердачном потолке отверстия, ведущего в башню. Через несколько секунд они вернулись и сообщили Нэнси, что никаких признаков какой-либо другой потайной Двери они не нашли.

Тётя Розмари сказала:

— Вероятно, в старину такая дверь была, но потом её наглухо закрыли.

Внезапно в голову юной сыщицы закралась дерзкая мысль:

Я подползу к той наблюдательной вышке и посмотрю, нет ли кого-нибудь внутри, — крикнула она вниз. Прежде чем кто-либо мог ей возразить, она начала ползти вдоль столба, лежавшего поверх покатой крыши. Эллен поспешно поднялась по лестнице и теперь со страхом следила за своей подругой.

Нэнси! Будь осторожнее! — предупредила она.

Но Нэнси и без того соблюдала крайнюю осторожность Ей необходимо было сохранять равновесие, ибо в противном случае ей грозили падение и верная смерть. На полпути к башне смелой девушке пришло в голову, что она действует безрассудно, однако она твёрдо решила добраться до цели «Осталось всего пять футов», — сказала себе Нэнси. Со вздохом облегчения она добралась до башни и, подтянувшись, встала на ноги. Башня была круглой и на обеих её сторонах имелись отверстия. Она заглянула внутрь. Никакого «призрака» там не было!

Нэнси решила войти внутрь и осмотреть пол. Она поставила на доски одну ногу, но прогнивший от дождей и ветра настил подался вниз под её тяжестью.

«Хорошо, что я не ступила обеими ногами!» — радостно подумала она.

— Ну, видишь что-нибудь? — крикнула Эллен.

— Решительно ничего. По этому полу очень давно никто не ходил.

— Значит, призрак проник в дом не через крышу, — констатировала Эллен.

Нэнси кивнула в знак согласия.

— Единственные места, куда осталось ещё заглянуть, — это трубы, — сказала она. — Я их проверю.

Труб было целых четыре, и Нэнси подползла к каждой из них по очереди. Она заглянула в каждую, но не обнаружила никаких признаков того, что призрак использовал какую-либо из них для проникновения в дом.

Держась одной рукой за последнюю трубу, Нэнси оглядела окружающую местность. «Какой красивый и живописный пейзаж!» — подумала она. Поблизости протекала маленькая ленивая речка, поблёскивавшая на солнце. Окружающие поля были зелёные, испещрённые белыми ромашками. Нэнси поглядела на территорию, окружавшую «Два вяза», и попыталась мысленно представить себе первоначальный пейзаж поместья.

«Вон та выложенная кирпичом дорожка, ведущая к соседнему дому, наверное, когда-то была окаймлена красивой самшитовой изгородью», — подумала Нэнси.

Теперь она перевела взор на дом «Речной пейзаж». Территория вокруг дома заросла сорняками, на некоторых окнах не хватало ставней. Внезапно её внимание привлекло одно из незавешенных окон. Действительно ли она видела движущийся внутри свет, или ей показалось?

Спустя мгновение свет исчез, так что уверенности у неё не было. Может, это луч солнца, ударивший в стекло, создал оптическую иллюзию?

«И всё-таки, — думала девушка, — кто-то, возможно, находится в доме. Чем скорее я туда попаду и погляжу, что там и как, тем лучше! Если призрак прячется там, он, может быть пользуется каким-нибудь тайным переходом, берущим начало в одной из надворных построек поместья».

Нэнси осторожно добралась ползком обратно до дверцы люка и девушки вдвоём её закрыли. Тётя Розмари уже спустилась вниз, к матери.

Нэнси рассказала Эллен, что она, как ей показалось, видела в соседнем доме.

— Я сейчас же переоденусь, и давай отправимся к мистеру Додду которому поручена продажа дома «Речной пейзаж».

Спустя полчаса девушки уже входили в контору агента. Сам мистер Додд оказался на месте, и Нэнси спросила его, нельзя ли осмотреть дом «Речной пейзаж».

— Сожалею, мисс, — ответил он, — но дом только что продан.

Нэнси была ошеломлена. Все её планы, казалось, рушились. Но тут ей пришла в голову одна мысль. Возможно, новый владелец ничего не будет иметь против того, чтобы она просто осмотрела дом.

— Не можете ли вы мне сказать, мистер Додд, кто купил дом?

— Пожалуйста! Некий господин по имени Натан Гомбер.
 
NancyДата: Суббота, 07.01.2012, 14:04 | Сообщение # 19
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ИСПОВЕДЬ

На лице Нэнси Дру выразилось такое разочарование, что мистер Додд, агент по продаже недвижимости, сочувственно сказал:

— Не огорчайтесь, мисс. Я не думаю, чтобы этот дом мог вас заинтересовать. Он находится в довольно скверном состоянии. И, кроме того, вам понадобится куча денег, чтобы привести его в порядок.

Обойдя это замечание стороной, Нэнси спросила:

— А вы не могли бы позволить мне посмотреть дом изнутри?

Мистер Додд покачал головой.

— Боюсь, мистеру Гомберу это может не понравиться.

Нэнси не хотела сдаваться. Ведь в этом самом доме, быть может, держат в плену её отца! «Конечно, — думала она, — я могу сообщить о своих подозрениях полиции».

Она решила подождать до утра, а тогда, если по-прежнему не будет никаких вестей о мистере Дру, она свяжется с капитаном Росслэндом.

У мистера Додда зазвонил на столе телефон. Он начал с ем-то говорить, а Нэнси и Эллен направились к выходу. Мистер Додд жестом позвал их назад.

— Звонит капитан Росслэнд, мисс Дру, — сказал он. -

Он звонил в «Два вяза» и узнал, что вы здесь. Он хочет немедленно вас видеть.

Нэнси поблагодарила, и девушки вышли. Они поспешили в полицейский участок, недоумевая, зачем бы капитану по надобилась Нэнси,

— Ах, если бы это были какие-нибудь новости о папе, — горячо воскликнула она. — Но почему он сам со мной не связался?

— Я не хочу выливать на тебя ушат холодной воды, — сказала Эллен. — Но может быть, речь идёт вовсе не о твоём отце. Может, они поймали Натана Гомбера.

Перед зданием участка Нэнси немного взбодрилась, и две девушки торопливо вошли в помещение. Капитан Росс-Лэнд их ждал, и их немедленно провели к нему в кабинет. Нэнси представила Эллен Корнинг.

— Не буду испытывать ваше терпение, — сказал капитан, глядя на взволнованное лицо Нэнси. — Мы арестовали Сэмюэла Гринмэна.

— Человека с расплющенным ухом? — спросила Эллен,

— Совершенно верно, — ответил капитан. — Благодаря вашей информации относительно подержанной машины, мисс Дру, наши люди отыскали его без всякого труда.

Капитан далее сказал, что арестованный отказался признаться в том, что имел какое-либо касательство к исчезновению мистера Дру.

— Более того, таксист Гарри — он сейчас здесь, у нас, — утверждает, что не может с уверенностью опознать в Гринмэне одного из пассажиров своей машины. Мы полагаем, что Гарри боится, как бы дружки Гринмэна не избили его или не напали бы на кого-либо из членов его семьи.

— Гарри действительно говорил мне, — вставила Нэнси, — что его пассажир пригрозил ему: если он не забудет все, свидетелем чего оказался, с его семьёй что-нибудь сделают.

— Это подтверждает нашу теорию, — сказал капитан Росслэнд. — Мисс Дру, мы думаем, что вы можете помочь полиции.

— С радостью! Каким образом? Капитан Росслэнд улыбнулся,

— Вы, может быть, этого не знаете, но вы обладаете большим даром убеждать людей. Я думаю, что вам, быть может, удастся получить как от Гарри, так и от Гринмэна информацию, которой мы не смогли от них добиться.

После короткого размышления Нэнси скромно ответила.

— Я с радостью попытаюсь, но только при одном условии. — Она улыбнулась капитану, — Я должна говорить с этими людьми наедине.

— Ваше условие принято, — с улыбкой сказал капитан Росслэнд. Он добавил, что они с Эллен подождут в другом месте а пока он распорядится, чтобы привели Гарри.

— Желаю удачи, — сказала Эллен, покидая вместе с капитаном комнату.

Несколько мгновении спустя вошёл Гарри. Один. — О! Здравствуйте, мисс, — приветствовал он Нэнси, оторвав на секунду глаза от пола.

— Садитесь, пожалуйста, Гарри, — предложила Нэнси, показывая на стул рядом со своим. — Со стороны капитана было очень любезно позволить мне поговорить с вами.

Гарри сел, но не произнёс ни слова. Он нервно теребил в руках свою шофёрскую фуражку и упорно продолжал смотреть себе под ноги.

— Гарри, — начала Нэнси, — я думаю, ваши дети страшно переживали бы, если бы вас похитили.

— Они просто не выдержали бы этого, — с жаром воскликнул таксист.

— Тогда, значит, вы представляете, что я испытываю, — продолжала Нэнси. — Целых два дня от отца ни словечка. Если бы ваши дети знали кого-то, кто видел человека, похитившего вас, легко бы им было, если бы этот человек отказался рассказать, что он знает?

На этот раз Гарри поднял глаза и посмотрел Нэнси прямо в лицо.

— Я вас понял, мисс. Когда что-то доходит до тебя по-настоящему, все предстаёт в ином свете. Ваша взяла! Я могу опознать этого негодяя Гринмэна, и я это сделаю. Зовите сюда капитана.

Нэнси не стала терять время. Открыв дверь, она позвала капитана.

— Гарри хочет вам что-то сказать, — сообщила Нэнси капитану Росслэнду.

— Ага, — подтвердил Гарри. — Больше не стану запираться. Я признаю, что Гринмэн меня запугал, но он — тот самый пассажир, который ехал в моей машине, а потом, когда другой пассажир потерял сознание, велел мне помалкивать,

Капитан Росслэнд был поражён. Было совершенно очевидно, что ему просто не верилось, что за какие-нибудь несколько минут Нэнси удалось убедить этого человека заговорить.

— А теперь, — спросила Нэнси, — могу я побеседовать с арестованным?

Я попрошу отвести вас в его камеру, — ответил капитан и вызвал полицейского.

Нэнси провели по коридору мимо ряда камер к той, где сидел на койке человек с расплющенным ухом,

— Гринмэн, подите сюда! — сказал полицейский, — то — мисс Нэнси Дру, дочь похищенного. Она хочет с вами поговорить.

Узник подошёл, шаркая ногами, но пробормотал:

— Ни на какие вопросы отвечать не стану. Нэнси подождала, пока полицейский удалился, и улыбнулась узнику.

— Мы все иной раз совершаем ошибки, — сказала она — Нас часто сбивают с пути люди, заставляющие нас делать то что делать не следует. Вы, возможно, боитесь, что вас приговорят к смертной казни за участие в похищении моего отца. Н если вы не сознавали серьёзность всей затеи, вам могут предъявить обвинение всего лишь в участии в заговоре.

К удивлению Нэнси, Гринмэн неожиданно выпалил: — Вы попали в самую точку, мисс. Я не имел почти никакого отношения к похищению вашего отца. Тот малый, который был со мной вместе, — вот кто в этом деле собаку съел. У него длиннейший стаж тюремных отсидок. Я не сидел. Честно вам говорю, барышня, с моей стороны — это первое нарушение закона. Я вам все расскажу. Этого парня я встретил впервые вечером в понедельник. Он, конечно, много чего мне наплёл. Но всё, что от меня требовалось, — это следить, чтобы ваш папаша не сбежал. Тот, второй участник дела, усыпил вашего отца наркотиком.

— А где мой отец сейчас? — прервала его Нэнси.

— Не знаю. Честное слово, не знаю, — твердил Гринмэн. — Часть плана состояла в том, что кто-то должен будет поехать следом за такси. Спустя некоторое время мистеру Дру надо было дать что-то понюхать. Штука эта ничем не пахла. Вот почему наш таксист ничего не заметил. И на остальных не подействовало: чтобы наркотик оказал действие, его надо сунуть человеку прямо под нос.

— А человек, который следовал за вами в машине и увёз моего отца, — кто он?

— Не знаю, — ответил арестованный, и Нэнси почувствовала, что он говорит правду.

— Вам заплатили за то, что вы сделали? — спросила Нэнси.

— Самую малость. Далеко не такую сумму, какую следовало бы, особенно, если мне грозит тюрьма. Тип, который заплатил нам за нашу работу, был тот самый, что ехал в машине за нами и увёз вашего отца.

— Вы можете его описать? — спросила Нэнси.

— Конечно. Надеюсь, полиция скоро его поймает. Ему лет пятьдесят с небольшим, низкорослый и коренастый, бледный, а глаза какие-то водянисто-голубые.

Нэнси спросила арестованного, согласится ли он продиктовать своё признание сотруднику полиции, и тот кивнул.

— И вот что, мисс: мне ужас как неприятно, что я причинил столько беспокойства, Надеюсь, вы скоро найдёте своего отца, и жалею, что мало чем смог вам помочь. Выходит, я — не иначе как трус. Боюсь назвать имя человека, уговорившего меня ввязаться во всё это дело. Вот уж кто поистине скверный человечишка — даже представить себе трудно, что могло бы со мной случиться, назови я его имя.

Юная сыщица решила, что получила от этого человека информацию, на которую могла рассчитывать. Она отправилась к капитану Росслэнду, который вновь удивился её успеху. он вызвал стенографистку и, попрощавшись с Нэнси и Эллен, пошёл в камеру Гринмэна.

На обратном пути Эллен поздравила подругу.

— Я уверена, что теперь, когда один из похитителей пойман, твоего отца скоро найдут. Кто, по-твоему, был тот человек, который забрал мистера Дру у Гринмэна и его дружка?

У Нэнси был озадаченный вид, Подумав, она сказала:

— Из его описания мы знаем, что это не был Гомбер. Но, Эллен, я нутром все больше чувствую, что за всем этим стоит именно он. Если сложить два и два, получится, что за рулём той, второй, машины был Вилли Уортон. Я также думаю, что Уортон разыгрывал роль призрака, пользуясь иногда масками и появляясь то в образе гориллы, то в образе небритого мужчины с длинными волосами. Каким-то образом он пробирается в дом и подслушивает наши разговоры. Он услыхал, что вы собираетесь попросить меня разгадать тайну «Двух вязов», и сообщил об этом Гомберу. Вот почему Гомбер явился к нам в дом и попытался воспрепятствовать моей поездке сюда, заявляя, что мне, мол, надо держаться поближе к папе.

— Правильно, — согласилась Эллен. — А когда он выяснил, что его предупреждение не подействовало, он заставил Вилли, Гринмэна и того, третьего человека похитить твоего отца. Он решил, что это, наверняка, заставит тебя покинуть «Два вяза». Он хотел запугать мисс Флору и таким образом заставить её продать поместье, и он думал, что, если в это время ты будешь поблизости, ты её отговоришь.

— Однако тут я потерпела неудачу, — грустно заметила Нэнси. — Кроме того, они знали, что папа может помешать этим алчным земельным собственникам выкачать из железной Дороги больше денег за свои участки. Вот почему я уверена, что Гомбер и Уортон не выпустят его до тех пор, пока не добьются чего хотят.

Эллен положила руку на плечо Нэнси.

Как я сожалею обо всём этом! Что мы можем теперь предпринять?

— Я почему-то предчувствую, Эллен, — отозвалась Нэнси, — что мы с тобой в скором времени найдём Вилли Уортона. И если это случится и я выясню, что он действительно подписал контракт о продаже участка, я хочу, чтобы здесь поблизости находились кое-какие лица.

— Кто именно? — спросила Эллен.

— Мистер Баррадэйл, юрист, и мистер Уотсон, общественный нотариус.

Юная сыщица привела свой замысел в исполнение, Зная что понедельник — последний срок, установленный железной дорогой, она решила сделать всё, что в её силах, чтобы к этом!! сроку разгадать сложную тайну. Когда они вернулись в «Два вяза», Нэнси позвонила мистеру Баррадэйлу. Она не решалась произнести вслух имена Гомбера или Вилли Уортона, опасаясь что кто-нибудь из них, возможно, подслушивает. Поэтому она просто спросила молодого юриста, может ли он приехать в Клифвуд и захватить с собой всё то, что, по его мнению, может понадобиться, чтобы выиграть дело.

— Мне кажется, я догадываюсь, что вы на самом деле имеете в виду, — ответил тот, — Насколько я понимаю, вы не можете свободно говорить. Так?

— Да.

— В таком случае я буду задавать вопросы. Вы хотите, чтобы я прибыл по тому адресу, который вы оставили нам в прошлый раз?

— Да. Около полудня.

— И вы хотели бы, чтобы я привёз с собой контракт о продаже земли с подписью Вилли Уортона?

— Да. Это было бы замечательно. — Нэнси поблагодарила его и повесила трубку.

После этого она отправилась на поиски своей подруги. Найдя Эллен, она сказала;

— Сейчас ещё очень светло. Хотя мы и не можем попасть внутрь дома «Речной пейзаж», мы можем обследовать тамошние надворные постройки и поискать, не найдём ли вход в подземный переход, ведущий к нашему дому.

— Идёт, — согласилась Эллен. — Только на этот раз искать будешь ты. А я буду караулить.

Нэнси решила начать с коптильни, так как это помещение было расположено ближе всех к поместью «Два вяза». Там никаких следов не нашлось, и она перешла в каретный сарай. Но ни здесь, ни в каком-либо другом строении девушка не нашла никаких признаков входа в подземный переход. Наконец она сдалась и присоединилась к Эллен.

— Если отверстие имеется, оно должно находиться внутри дома, — заявила Нэнси, — Ах, Эллен, я просто из себя выхожу оттого, что нельзя попасть туда!

— Сейчас я туда вообще бы ни в коем случае не пошла, — заметила Эллен. — Мы давно уже пропустили время ужина, и я страшно голодна. Кроме того, довольно скоро станет совсем темно.

Девушки вернулись домой и поужинали. Вскоре после этого кто-то начал стучать молоточком в парадную дверь. Вдвоём они пошли открывать и сильно удивились, увидев на пороге агента по продаже недвижимости, мистера Додда. Он протянул Нэнси большой медный ключ.

— Это ещё зачем? — спросила заинтригованная Нэнси.

Мистер Додд улыбнулся.

— Это — ключ от парадной двери дома «Речной пейзаж». Я решил, что вы можете осматривать дом завтра утром сколько пожелаете.
 
NancyДата: Суббота, 07.01.2012, 14:04 | Сообщение # 20
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
СКРЫТАЯ ЛЕСТНИЦА

Увидев выражение восторга на лице Нэнси, мистер Додд рассмеялся,

— Вы думаете, тот дом тоже посещают призраки, так же, как и этот? — спросил он. — Я слыхал, вы любите разгадывать тайны.

— Люблю! — Не желая посвящать агента в свои истинные планы, Нэнси тоже засмеялась. — А вы считаете, я могу найти там призрак? — спросила она.

— Ну, сам я никогда их не видел, но как знать, — ответил с усмешкой мистер Додд. Он сказал, что оставляет Нэнси ключ до субботнего вечера, а потом заберёт его. — Если мистер Гомбер появится до этого, у меня есть ключ к двери чёрного хода, которым он может воспользоваться.

Нэнси поблагодарила мистера Додда и сказала с улыбкой, что обязательно даст ему знать, если обнаружит в том доме призрак.

Она еле дождалась наступления утра. Мисс Флоре ничего не сказали о плане девушек посетить соседний дом.

Сразу же после завтрака они отправились в дом «Речной пейзаж». Тётя Розмари дошла с ними до задней двери и пожелала им удачи.

— Обещайте мне, что вы не станете рисковать, — умоляющим голосом попросила она их,

— Обещаем, — в один голос ответили девушки.

Сунув в карманы юбок электрические фонарики, Нэнси и Эллен торопливо прошли через сад на территорию соседнего поместья.

Когда они подходили к парадному крыльцу, Эллен начала проявлять признаки нервозности.

— Нэнси, а что мы будем делать, если действительно встретим призрака? — спросила она.

— Просто скажем, что мы его накрыли, — решительно ответила её подруга.

Эллен больше не сказала ни слова, наблюдая за тем, как Нэнси вставляет огромный медный ключ в замок. Он повернулся легко, и девушки вошли в холл. Архитектурно это была копия «Двух вязов», но как по-иному выглядел этот дом?

Занавеси были спущены, что придавало тёмным комнатам атмосферу таинственности. Всюду лежала пыль, с потолка лестничных перекладин фестонами свисала паутина.

— Явно не похоже на то, что тут кто-то живёт, заметила Эллен. — Где мы начнём наши поиски?

— Я хочу заглянуть в кухню, — сказала Нэнси. Когда они вошли туда, Эллен так и ахнула.

— Думаю, я ошиблась. Кто-то здесь ест. — Кухонная раковина была забита яичной скорлупой, несколькими пустыми бутылками из-под молока, куриными костями и обрывка ми пергаментной бумаги.

Почувствовав, что Эллен не по себе, Нэнси хихикнула и шепнула ей в ухо:

— Если здесь живёт призрак, то аппетит у него явно неплохой!

Девушка вытащила свой фонарик и осветила им пол и стены кухни. Никаких признаков тайного отверстия нигде не было. Она стала переходить из комнаты в комнату первого этажа; Эллен шла следом и сообща они самым тщательным образом осмотрели все в поисках спрятанной двери. Наконец они пришли к заключению, что такой двери здесь нет.

— А знаешь, она может находиться в погребе, — сказала Нэнси.

— Ну уж нет, туда ты не пойдёшь, — твёрдо заявила Эллен. — Во всяком случае, без сопровождения полицейского. Это слишком опасно. Что касается меня, я хочу жить, хочу выйти замуж и вовсе не желаю, чтобы призрак стукнул меня в темноте по голове, так что Джим останется без невесты.

Нэнси засмеялась.

— Твоя взяла! Но я объясню, почему. В данный момент я более заинтересована в том, чтобы найти моего отца, чем в поисках тайного перехода. Папу, возможно, держат пленником в одной из комнат наверху, Я собираюсь проверить, так ли это.

Дверь на чёрную лестницу была не заперта, а дверь наверху этой лестницы распахнута настежь. Нэнси попросила Эллен постоять у подножья парадной лестницы, пока сама она поднимется наверх по чёрной.

— Если этот самый призрак находится там и попробует сбежать, ускользнуть ему не удастся, — объяснила она.

Эллен заняла свой пост в парадном холле, а Нэнси начала, крадучись, подниматься по ступенькам чёрной лестницы. Ни по той, ни по другой лестнице никто спуститься не собирался. Теперь Эллен перешла на второй этаж, и они начали вместе с Нэнси обыскивать комнаты. Ничего подозрительного они не обнаружили. Мистера Дру там не было, и никаких признаков пребывания призрака также. Ни в одной из стен не было ничего, похожего на скрытое отверстие. Но в спальне, соответствующей спальне мисс Флоры, имелся стенной шкаф для одежды, встроенный в стену в дальнем конце комнаты, рядом с камином.

— В колониальные времена стенные шкафы были редкостью — заметила Нэнси. — Интересно, был ли этот шкаф устроен в то время и отвечает ли он какому-нибудь особому назначению?

Она быстро открыла одну из больших дверей и заглянула внутрь, задняя стенка состояла из двух очень широких деревянных планок. В центре находилась круглая ручка, как бы утопленная в окружающей древесине.

— Это странно, — возбуждённо заметила Нэнси,

Она потянула ручку, но стена не двинулась. Тогда она с силой надавила ручку книзу, всей тяжестью тела налегая на панель.

Внезапно стена подалась внутрь. Нэнси потеряла равновесие и исчезла в зияющей дыре внизу.

Эллен громко закричала:

— Нэнси!

Дрожа от страха, она вошла в стенной шкаф и направила луч своего фонарика вниз. Она увидела длинный марш каменных ступеней.

— Нэнси! Нэнси! — окликала подругу Эллен.

Наконец снизу донёсся приглушённый ответ. Эллен почувствовала, как от облегчения у неё радостно забилось сердце. «Нэнси жива!» — сказала она себе, после чего крикнула:

— Где ты?

— Я нашла тайный переход, — донёсся до Эллен слабый голос. — Спускайся вниз.

Эллен более не колебалась. Она хотела удостовериться в том, что с Нэнси всё в порядке. В тот самый момент, когда она стала спускаться вниз, дверь начала закрываться. В панике, что они могут попасться в ловушку в каком-нибудь подземном тоннеле, Эллен отчаянно ухватилась рукой за дверь. Держа её приоткрытой, она стянула с себя свитер и вставила его в виде клина в отверстие.

Найдя где-то на ступенях железный прут, Эллен схватила его и поспешила вниз. Навстречу ей с вонючего земляного пола поднялась Нэнси.

— Ты уверена, что с тобой всё в порядке? — заботливо спросила Эллен.

— Должна признаться, что я здорово грохнулась, — ответила Нэнси, — Но теперь я чувствую себя хорошо. Давай Посмотрим, куда ведёт этот коридор.

Фонарик при падении выскочил у неё из руки, но с помощью фонарика Эллен она его быстро нашла. К счастью, он Не был повреждён, и она тут же его включила.

Коридор был очень узким, а потолок его был так низок, что девушки едва могли идти, не сгибаясь в три погибели Стены были сложены из крошащегося кирпича и камня.

— Всё это может в любую минуту на нас обрушиться — встревожено сказала Эллен.

— Ну, я не думаю, — отозвалась Нэнси. — Ведь это наверняка существует с очень давних пор.

Подземный коридор был неприятно сырым, и воздух в нём был затхлым. Стены были покрыты влагой. Они были какие-то липкие и отвратительные на ощупь.

В какой-то точке тоннель начал извиваться и петлять, как если бы строители натолкнулись на преграду, которую им трудно было преодолеть.

— Куда, по-твоему, он ведёт? — прошептала Эллен.

— Не знаю. Надеюсь только, что мы не ходим по кругу, возвращаясь на одно и то же место.

Тут девушки подошли к новому маршу каменных ступеней, весьма похожих на те, с которых свалилась Нэнси, Однако у этой лестницы были прочные каменные стенки. При свете своих фонариков девушки разглядели наверху дверь, перекрытую тяжёлым деревянным брусом,

— Пойдём наверх? — спросила Эллен.

Нэнси не знала, как поступить. Тоннель здесь не кончался, а уходил куда-то дальше, в темноту. Стоит ли им пройти по нему, а уж потом выяснить, что находится на верху лестницы?

Она высказала свои сомнения вслух, но Эллен стала настаивать, чтобы они поднялись наверх.

— Я буду с тобой откровенна. Мне бы хотелось уйти отсюда.

Нэнси согласилась с подругой и пошла впереди вверх по лестнице.

Вдруг обе девушки замерли на месте.

Мужской голос, донёсшийся из дальнего конца тоннеля, скомандовал:

— Стоп! Туда нельзя!
 
NancyДата: Суббота, 07.01.2012, 14:04 | Сообщение # 21
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПОБЕДА НЭНСИ

Справившись с первоначальным испугом, обе девушки повернулись и направили свои фонарики на каменную лестницу. Внизу стоял низкорослый небритый толстоватый человечек с белесыми глазами.

— Вы и есть призрак! — заикаясь проговорила Эллен.

— И зовут вас Вилли Уортон, — добавила Нэнси. Поражённый мужчина заморгал глазами под яркими лучами света и сказал:

— Да, это я. Но как вы узнали?

— Вы живёте в доме «Речной пейзаж», — продолжала Эллен и занимаетесь тем, что крадёте в «Двух вязах» серебро и драгоценности.

Нет! Нет! Я не вор! — вскричал Вилли Уортон. — Я действительно забрал кое-какие продукты и я пытался напугать старых дам, чтобы они согласились продать своё поместье Иногда я надевал маску, но я никогда не брал никаких драгоценностей или серебро. Честное слово, не брал. Вероятно, это — дело рук мистера Гомбера!

Нэнси и Эллен были удивлены — Вилли Уортон, без всяких понуканий с их стороны, признавался в том, чего они и не ожидали от него услышать.

— А вы знали, что Натан Гомбер — вор? — спросила Нэнси.

Уортон покачал головой.

— Я знаю, что он очень ловок — именно поэтому он добьётся, чтобы железная дорога заплатила мне большую сумму за мою собственность.

— Мистер Уортон, а вы подписали первоначальный контракт о продаже участка? — спросила Нэнси.

— Да, подписал, но мистер Гомбер сказал, что, если я на какое-то время скроюсь, он устроит все так, что мне заплатят больше. Он сказал, что я могу помочь ему и ещё в некоторых делах, которые он затеял. Одно из этих дел — сыграть роль призрака здесь, — к тому же, это прекрасное место, где можно скрыться. Но я был бы рад никогда в жизни не видеть ни Натана Гомбера, ни усадьбы «Речной пейзаж» и «Два вяза» и не разыгрывать из себя призрака.

— Я рада это слышать, — сказала Нэнси, а потом вдруг спросила: — Где мой отец?

Вилли Уортон начал переминаться с ноги на ногу и дико озираться вокруг.

— Я не знаю, право же, не знаю.

— Но ведь вы похитили и увезли его на своей машине, — подсказала ему девушка. — Мы получили от таксиста описание вашей внешности.

Прошло несколько секунд, прежде чем Вилли Уортон ответил.

— Я не знал тогда, что происходит похищение. Мистер Гомбер сказал, что ваш отец заболел и что он отвезёт его к какому-то специалисту. Он заявил, что мистер Дру ехал поездом из Чикаго и должен был встретиться с мистером Гомбером на полпути между тем местом, где мы сейчас находимся, и вокзалом. Но, по словам Гомбера, он не смог его встретить, так как был занят другими делами. Поэтому он предложил мне последовать за такси, в котором находился ваш отец, и привезти его сюда, в дом «Речной пейзаж».

— Ну, ну, продолжайте, — сказала Нэнси, когда Вилли Уортон замолк, закрыв лицо руками.

— Когда я забрал вашего отца, я не знал, что он без сознания, — продолжал Уортон. — Те мужчины, что находились в такси, перенесли мистера Дру в мою машину, и я привёз его сюда. Тут подъехал мистер Гомбер и заявил, что о дальнейшем позаботится он сам. Он велел мне перейти на территорию «Двух вязов» и разыгрывать там роль призрака.

— И вы не имеете ни малейшего представления, куда мистер Гомбер дел моего отца? — с упавшим сердцем спросила Нэнси.

— Ни малейшего.

Нэнси в нескольких словах рассказала Уортону, что представляет из себя Натан Гомбер, надеясь, что, если этот человек всё же знает что-то о местонахождении её отца, он скорее признается в этом. Но, слушая решительные ответы Уортона и его искренние предложения всячески помочь в поисках пропавшего юриста, Нэнси пришла к выводу, что Уортон ничего не утаивает.

— Как вы узнали об этом тоннеле и потайных лестницах? — спросила его Нэнси.

— Гомбер нашёл в куче всяческого хлама на чердаке дома «Речной пейзаж» старинную тетрадь, — ответил Уортон. — Он сказал, что в ней содержатся все необходимые сведения о секретных входах в оба дома. Тоннели, имеющие выходы на каждом этаже, были построены тогда же, когда строились сами дома. Прежние поколения Тернбуллов использовали их в плохую погоду, чтобы переходить из одного здания в другое! Эта лестница предназначалась для слуг, а две другие — для членов семьи. Одна из лестниц вела в спальню мистера Тёрн-булла в этом доме. В тетради также говорилось, что он часто втайне принимал у себя агентов правительства, и иногда, когда являлись посетители, ему приходилось срочно выпроваживать их из гостиной и прятать в тоннеле.

— А куда ведёт эта лестница? — спросила Эллен.

— На чердак в «Двух вязах». — Вилли Уортон тихонько хихикнул. — Я знаю, мисс Дру, что вы почти что нашли вход. Но те, кто строил эти дома, были ребята ловкие. Каждое отверстие имеет тяжёлые двойные двери. Когда вы вставили отвёртку в щель, вы решили, что она упёрлась в стену, на самом же деле это была вторая дверь.

— Это вы играли на скрипке, включали радио и шумели на чердаке? И это вы смеялись, когда мы там были?

— Да, я передвинул диван, чтобы напугать вас, и я знал даже про пункт подслушивания. Именно благодаря этому пункту я узнавал обо всех ваших планах и мог докладывать о них мистеру Гомберу.

Внезапно Нэнси пришло в голову, что Натан Гомбер мог появиться на месте действия в любой момент. Ей необходимо увести отсюда Вилли Уортона и заставить его клятвенно Утвердить свою подпись, пока он не передумал!

— Мистер Уортон, пожалуйста, пойдите по этой лестнице впереди нас и откройте нам двери, — попросила она. — Опрошу вас пойти вместе с нами в «Два вяза» и поговорить миссис Тернбулл и миссис Хэйз. Я хочу, чтобы вы им сказали что это вы разыгрывали роль призрака, но больше не станете этого делать. Мисс Флора до того напугана, что заболела и слегла.

— Я очень сожалею об этом, — отозвался Вилли Уортон — Конечно, я пойду с вами. Я не желаю никогда больше видеть Натана Гомбера!

Он пошёл впереди девушек и снял тяжёлый деревянный брус, перекрывавший дверь. Широко распахнув её, он потянул за металлическое кольцо на другой стороне соседней двери и быстро отступил. Узкое отверстие, прикрытое панелью, которое, как и подозревала Нэнси, вело к потайной лестнице, открылось. Проход, позволявший подняться на верхние ступени и оттуда пройти на чердак, был очень узок, Чтобы Гомбер не заподозрил чего-либо в случае своего прихода, Нэнси попросила Вилли Уортона снова закрыть потайную дверь.

— Эллен, — сказала Нэнси, — пожалуйста, спустись поскорее вниз и сообщи мисс Флоре и тёте Розмари о наших добрых новостях.

Она дала Эллен три минуты на то, чтобы сойти вниз, после чего спустились по лестнице они с Уортоном. Поражённые женщины пришли в восторг от того, что тайна разгадана. Но времени торжествовать победу не было.

— Тебя поджидает внизу мистер Баррадэйл, Нэнси, — сообщила тётя Розмари.

Нэнси повернулась к Вилли Уортону.

— Пожалуйста, пойдёмте со мной.

Она представилась мистеру Баррадэйлу, а затем представила ему так долго отсутствовавшего собственника земельного участка.

— Мистер Уортон говорит, что подпись на контракте о продаже земли — его, — сообщила она.

— И вы готовы присягнуть в этом? — спросил юрист, обращаясь к Уортону.

— Разумеется. Я не желаю больше иметь никакого касательства к этим махинациям, — заявил Вилли Уортон.

— Я знаю, где можно сразу же найти нотариуса, — сообщила Нэнси. — Мистер Баррадэйл, вы хотите, чтобы я ему позвонила?

— Пожалуйста. Сделайте это, не откладывая.

Нэнси бросилась к телефону и набрала номер Альберта Уотсона, проживающего на Тертл-роуд. Когда он подошёл к телефону, она описала ему срочность дела, и он пообещал немедленно явиться. Через пять минут мистер Уотсон действительно пришёл, все необходимые для исполнения его функций документы и печати были при нём. Мистер Баррадэйд показал ему контракт о продаже, на котором значились имя Вилли Уортона и его подпись. К нему была приложена справка, удостоверяющая подпись.

Мистер Уотсон предложил Вилли Уортону поднять правую руку и поклясться в том, что он действительно то самое лицо, которое упоминается в контракте о продаже. После того как это было сделано, нотариус заполнил нужные графы в справке, подписал её, поставил на документе штамп, а затем скрепил его собственной печатью.

— Ну что ж, это просто великолепная работа, мисс Дру, — похвалил девушку юрист.

Нэнси улыбнулась, но её радость по поводу того, что ей удалось кое-что сделать для отца, омрачалась тем, что ей все ещё не было известно, где он находится. Мистер Баррадэйл и Вилли Уортон также были этим крайне встревожены.

— Я пойду звонить капитану Росслэнду и попрошу его немедленно прислать сюда нескольких полицейских, — заявила Нэнси, — Пожалуй, мистеру Гомберу не найти лучшего места, где бы можно было спрятать моего отца, чем этот тоннель. Насколько далеко он тянется, мистер Уортон?

— Мистер Гомбер говорит, что он доходит до самой реки, но конец его сейчас плотно закрыт камнями. Я никогда не ходил дальше лестниц.

Молодой юрист одобрил идею Нэнси: ведь если Натан Гомбер вернётся в дом «Речной пейзаж» и обнаружит исчезновение Вилли Уортона, он попытается скрыться.

Полиция пообещала прислать людей немедленно. Нэнси едва успела закончить разговор с капитаном Росслэндом, как Эллен крикнула ей со второго этажа:

— Нэнси, ты можешь подняться сюда? Мисс Флора настаивает на том, чтобы ей показали потайную лестницу.

Юная сыщица решила, что у неё, пожалуй, хватит времени на это до прихода полиции. Извинившись перед мистером Баррадэйлом, она побежала вверх по лестнице. Ухаживая за матерью, тётя Розмари надела на себя розовый халат. К удивлению Нэнси, миссис Тернбулл была полностью одета. На ней была чёрная юбка и белая блузка с высоким воротником.

Нэнси и Эллен возглавили шествие в направлении чердака. Там Нэнси, став на колени, открыла скрытую дверь.

— И все эти годы я даже не подозревала о её существовании! — воскликнула мисс Флора.

— Сомневаюсь, чтобы и папа знал об этом, иначе он бы сказал, — добавила тётя Розмари.

Нэнси закрыла потайную дверь, и все они двинулись вниз. Она услышала, как позвонили в дверь, и решила, что полиция. Вместе с Эллен она поспешно спустилась вниз. На пороге стоял капитан Росслэнд вместе с ещё одним В Лидером. Они сказали, что остальные полицейские окружили поместье «Речной пейзаж» в надежде схватить Натана Гомбера, если он там объявится.

Девушки, мистер Баррадэйл и офицеры полиции вслед за Вилли Уортоном, шедшим впереди, начали подниматься на чердак, а затем спустились по скрытой лестнице в тоннель с его затхлым воздухом.

— Я много читала о старых подземных переходах, и мне кажется, что из этого тоннеля, возможно, имеется выход в другое помещение, а может быть, и выходы в несколько других помещений.

Коридор освещало сейчас столько ручных фонариков, что там было совсем светло. Продвигаясь вперёд, вся группа внезапно подошла к невысокой каменной лестнице. Вилли Уортон объяснил, что она ведёт к отверстию, находящемуся позади дивана в гостиной. Имелась ещё и другая лестница, которая вела в спальню мисс Флоры. Отверстие, через которое можно было туда проникнуть, находилось рядом с камином.

Поиски продолжались. Нэнси, опередившая остальных, обнаружила в стене дверь, запертую на висячий замок. Что это — каземат? Она слыхала, что в колониальные времена в подобных местах держали пленных.

К этому времени капитан Росслэнд поравнялся с ней.

— Вы думаете, что ваш отец, возможно, находится здесь? — спросил он.

— Я ужасно боюсь, что это так, — сказала Нэнси, содрогаясь при одной мысли о том, что они могут обнаружить за дверью.

Офицер нашёл, что замок сильно заржавел. Вытащив из кармана перочинный нож, снабжённый множеством приспособлений, он вскоре открыл замок и распахнул дверь. Капитан направил луч своего фонарика в тёмное помещение. Оказалось, что это — действительно комната без окон.

Вдруг Нэнси вскрикнула:

— Папа! — и ринулась куда-то впереди всех.

На одеялах, расстеленных на полу, лежал мистер Дру,

Укрытый сверху другими одеялами. Он что-то тихо бормотал.

— Он жив! — вскричала Нэнси. Став около него на колени, она стала поглаживать и покрывать поцелуями его

— Он одурманен наркотиком, — заметил капитан Росслэнд. — По-моему, Натан Гомбер давал вашему отцу ровно столько еды, чтобы он не умер с голоду, и подмешивал к еде снотворное.

Капитан вытащил из кармана маленький флакончик нашатырного спирта и поднёс его к носу мистера Дру. Через сколько мгновений тот замотал головой, а спустя ещё несколько секунд открыл глаза.

— Продолжайте разговаривать с вашим отцом, — приказал капитан Нэнси.

— Папа! Проснись! Все с тобой теперь в порядке! Мы тебя спасли!

Очень скоро мистер Дру осознал, что рядом с ним стоит на коленях его дочь. Высвободив из-под одеял руки, он попытался её обнять.

— Мы отнесём его наверх, — сказал капитан Росслэнд. — Вилли, откройте тот секретный вход в гостиную.

— Очень рад быть вам полезным! — Уортон поспешно бросился вверх по небольшой каменной лестнице.

Тем временем остальные трое мужчин подняли мистера Дру и понесли его по тоннелю. К тому времени, когда они достигли лестницы, Вилли Уортон успел открыть потайную дверь позади дивана в гостиной. Мистера Дру положили на диван. Он заморгал глазами, огляделся вокруг и удивлённо воскликнул:

— Вилли Уортон! А вы как сюда попали? Нэнси, расскажи мне все по порядку.

Крепкое здоровье юриста сослужило ему хорошую службу. Он поразительно быстро оправился от перенесённых испытаний и с жадным вниманием слушал рассказ о событиях последних нескольких дней.

Когда рассказ закончился, раздался стук в парадную дверь, и в дом явился ещё один сотрудник полиции. Он пришёл доложить капитану Росслэнду, что им удалось не только арестовать возле поместья «Речной пейзаж» Натана Гомбера и вернуть всё, что он награбил, но что последний член шайки, участвовавший в похищении мистера Дру, также взят под стражу. Гомбер признался во всём, даже в том, что пытался нанести Нэнси и её отцу увечья, использовав грузовик на строительстве моста в Ривер-Хайтс. Он пытался запугать мисс Флору и заставить её продать «Два вяза» потому, что собирался начать строительство жилых Домов на территории двух владений семейства Тернбулл.

— Ну, тебя можно поздравить с настоящей победой! — с гордостью сказал Нэнси её отец.

Девушка улыбнулась. Хотя она была рада, что со всем этим покончено, она невольно подумывала уже о какой-нибудь очередной тайне, над разгадкой которой ей доведётся потрудиться. И такая возможность действительно вскоре представилась, когда совершенно случайно она оказалась Вовлечённой в новое расследование.

Мисс Флора и тётя Розмари спустились вниз познакомиться с мистером Дру. Пока они с ним разговаривали, капитан Росслэнд удалился, уведя с собой арестованного Вилли Уортона. Мистер Баррадэйл тоже откланялся. Нэнси и Эллен выскользнули из комнаты и направились в кухню

— Мы приготовим великолепный обед, чтобы отпраздновать это событие! — радостно воскликнула Эллен.

— И теперь мы можем говорить о наших планах сколько хотим, — с улыбкой отозвалась Нэнси. — На «посту подслушивания» никого не будет!
 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна загадочной лестницы
Страница 2 из 2«12
Поиск: