Приветствую Вас Странник
Воскресенье
24.09.2017
17:05

[ Новые сообщения · Детективы · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Александровна, Nancy 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна 99 ступенек.
Тайна 99 ступенек.
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 11:10 | Сообщение # 16
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
«ЗА НАМИ СЛЕДЯТ!»

Девушки замерли от ужаса. Столкновение неизбежно! Машина на шоссе стремительно приближалась.

Но в самый последний момент её водитель успел нажать на тормоза. С жутким визгом машина свернула в сторону, пролетев в каком-то дюйме от машины Нэнси. А та пересекла дорогу, ткнулась в ограждение и наконец остановилась. Девушки дрожали. Их губы шептали молитвы.

Водитель машины, с которой Нэнси чуть не столкнулась, вышел из кабины и с красным от гнева лицом направился прямо к девушкам.

— Ты что, с ума сошла? — За этим последовала такая длинная французская скороговорка, что девушки не поняли и половины. Одно было ясно — он тоже страшно перепугался. «Надо бы вас всех засадить», — таков был вывод.

Нэнси начала было извиняться, но водитель раздражённо махнул рукой, дал газ и уехал.

— Мы были на волосок от гибели, я только сейчас это поняла, — пробормотала Нэнси. Она никак не могла прийти в себя.

— Да уж, — отозвалась Джорджи. — А что там у тебя случилось?

— Тормоза отказали. Ладно, нельзя перегораживать движение. Надо отъехать в сторону.

Она осторожно тронулась с места и вывела машину на обочину.

К девушкам подбежали месье и мадам Бардо — они видели все происшедшее из окна.

— Слава Богу! Всё обошлось! — кричала мадам Бардо. — А что случилось?

Нэнси объяснила.

— А утром с машиной всё было в порядке? — нахмурился месье Бардо.

— Абсолютно. Она была в идеальном состоянии, — ответила Нэнси. — Но кто-то, видно, покопался в ней и испортил тормоза.

— Но когда это можно было сделать? — Бесс, как всегда, ничего не понимала.

— Пока мы обыскивали дом, — предположила Нэнси. — Видимо, кто-то очень не хочет, чтобы я добралась до развалин вблизи Шамбора. А может, этот кто-то знает, что я еду в Луарский замок?

Джорджи хотела докопаться до сути:

— Кого ты подозреваешь? Луи Обера?

— А кого же ещё? Я думаю, после отъезда полиции он вернулся в дом и подслушал наш разговор. Когда он узнал, что его брат во сне проболтался, то решил срочно помешать нам.

— Так он хороший механик, раз знает, как устроена машина— заключила Бесс.

— Не забывай, что он учёный, — напомнила ей Нэнси. — и значит, и в технике должен разбираться. Проткни он нам шины — мы бы надолго не задержались. Так что ему пришлось поработать головой и придумать что-нибудь похитрее.

Месье Бардо пошёл обратно в дом и позвонил на станцию техобслуживания. Вернулся он огорчённый:

— Они сказали, что пришлют кого-нибудь забрать машину, но до завтра её не починят. Если подтвердится, что кто-то нарочно вывел тормоза из строя, я сообщу в полицию.

Нэнси грустно улыбнулась — поездку приходится отложить. Она ничем не выдала своих чувств, но Бардо прекрасно понимали, что творится в её душе.

— Вы можете взять нашу машину, — предложил месье Бардо.

— Ой! Спасибо! Да что вы… Как можно?! Вдруг она вам самим понадобится, — растерялась Нэнси.

Мадам Бардо улыбнулась и сказала, что у них в округе много друзей, и в случае чего, кто-нибудь из соседей им обязательно поможет.

— Вы вплотную подошли к какой-то очень важной разгадке, — добавила она. — Поезжайте в Шамбор и выясните наконец, почему мою любимую Жозетту замучили кошмары.

Нэнси согласилась. Девушки перенесли чемоданы в машину Бардо и в очередной раз тронулись в путь. Скоро они и думать забыли о том, что им довелось пережить, — виды, открывавшиеся по дороге в Шамбор, были просто волшебными. Весна в этом году была поздняя, и вдоль дороги ещё вовсю цвели маки, а луга пестрели маргаритками и лютиками.

В Шамборе девушки сразу же поняли, почему его главная достопримечательность — старинный замок — так притягивает к себе туристов. При виде его невозможно было сдержать восхищённых возгласов.

Замок стоял посреди большого парка. К нему вела длинная аллея. Здание замка было высотой с трёхэтажный дом, а башни поднимались ещё выше. Центральная башня имела форму маяка. По углам, по обе стороны от главных ворот, стояли мощные круглые башни.

— Ой, как мне не терпится оказаться внутри! — заверещала Бесс.

Девушки направились было ко входу в замок, но их остановил служитель:

— Прошу прощения, но последняя экскурсия подходит к концу. Приходите завтра.

Нэнси посмотрела на часы — было уже гораздо позднее, чем она думала. Тогда она решила ещё раз испытать силу своей улыбки:

— Пожалуйста, пока экскурсия ещё не закончилась, раз. решите нам быстренько пробежать по замку! Служитель растаял:

— Одних я вас не пущу. Но, так и быть, устрою для вас дополнительную экскурсию.

Он впустил девушек в замок, запер дверь и пошёл вперёд. При виде каменной винтовой лестницы девушки остановились в изумлении.

— Это уникальная лестница — такой вы нигде больше не найдёте, — с гордостью сказал служитель.

— Да, мы про неё слышали, но и представить не могли какова она на самом деле, — отозвалась Бесс. — А какая это эпоха?

— Ренессанс. Эта лестница, да и весь замок — один из лучших образцов архитектуры эпохи Возрождения. Его выстроил король Франциск I. Он любил охоту, а здесь, в окрестных лесах, водилось множество оленей и кабанов. А ещё этот монарх очень любил искусство — во время его правления французское искусство достигло своего расцвета.

Служитель провёл девушек на второй этаж и показал им несколько комнат. Убранство комнат было великолепным, хотя, на вкус американок, и чересчур пышным.

— Вам даже повезло, что у вас мало времени, — улыбнулся служитель. — В замке 4440 комнат, 13 больших лестниц и конюшня на 1200 лошадей.

— Это сколько же слуг, садовников, конюхов было у короля Франциска! — не удержалась Бесс.

— Вы правы, мадемуазель, — рассмеялся смотритель. — Но в те времена король — это был король, и свита ему полагалась королевская.

Пора было уходить, хотя и очень не хотелось. Они вернулись на первый этаж. На прощание Нэнси от души поблагодарила смотрителя за интереснейшую экскурсию и спросила, нет ли на территории замка каких-нибудь развалин.

— Нет, — ответил тот. — Как видите, замок в прекрасном состоянии. Но в городе, да и в окрестностях развалин немало.

Девушки решили побродить по улицам Шамбора. Не успели они отойти от замка, как Бесс прошептала:

— У меня такое чувство, что за нами следят. Мне как-то не по себе.

Нэнси думала о своём и не очень-то обращала внимания на то, что творится вокруг. Она как бы впитывала в себя дух старинного города-замка.

Но тут и она заметила двух мальчишек, которые, похоже, шли за ними следом. Посовещавшись шёпотом с подругами, Нэнси резко развернулась на сто восемьдесят градусов. Бесс и Джорджи последовали её примеру, и все трое пошли в сторону, прямо противоположную той, куда шли раньше. Мальчишки остановились в нерешительности, а потом повернули вслед за ними.

— Ой! Это карманные воришки! — в страхе запричитала Бесс — Держите крепче свои сумочки!

Нэнси обеими руками вцепилась в сумку, но вдруг мысли её приняли совсем иное направление. Искать какие-то определённые старинные развалины в местах, где на развалины натыкаешься на каждом шагу — занятие довольно безнадёжное. Юная сыщица решила сначала разузнать, не живёт ли где-нибудь в округе химик. Ведь это вполне мог оказаться Луи Обер!

Девушки как раз проходили мимо аптеки. Нэнси извинилась перед подругами и забежала внутрь. К её досаде, двое мальчишек последовали за ней. Нэнси, понизив голос, спросила человека в белом халате, не живёт ли поблизости какой-нибудь химик.

— Нет, не знаю. А зачем вам химик? — слишком громко, по мнению Нэнси, поинтересовался аптекарь.

Она начала лихорадочно соображать, что бы такое придумать, чтобы мальчишки ничего не заподозрили.

— Я очень интересуюсь химией, — выдавила она из себя. — И я слышала, что где-то здесь живёт выдающийся учёный.

Краем глаза Нэнси наблюдала за мальчишками. Они, казалось, не проявляли к её разговору с аптекарем никакого интереса,

— Извините, ничем не могу вам помочь, — сказал тот.

Нэнси вышла на улицу. Обернувшись, она увидела, что мальчишки что-то оживлённо обсуждают — видимо, решают, как быть дальше: продолжить слежку или нет.

Похоже, они решили бросить это дело, развернулись и пошли прочь. Нэнси чуть было не бросилась им вдогонку, чтобы прямо спросить, что им было нужно, но вовремя сдержалась. А вдруг их подослал её противник? «Лучше не нарываться», — решила она.

Девушки вернулись на главную улицу города, и Нэнси спросила какого-то прохожего, нет ли в окрестностях города интересных старинных развалин.

— Да, мадемуазель, — любезно ответил тот. — Здесь недалеко Луарский замок. Но я бы не советовал таким юным Девушкам отправляться туда без сопровождения мужчин, особенно вечером. Развалины находятся в стороне от дороги, и добраться до них нелегко. Кроме того, ходят слухи, что там обитают бродяги, а может быть, и разбойники.

— Нет, мы туда не поедем. Правда, Нэнси? — с надеждой спросила Бесс. — Я не позволю тебе так рисковать собой. Твой папа нам с Джорджи никогда этого не простит!

— Очень разумное решение, — одобрил её собеседник Нэнси.

Нэнси поблагодарила его за информацию и за предостережение, и девушки вернулись к машине. Едва Нэнси включила зажигание, как мимо по дороге с рёвом промчался белый спортивный автомобиль. Он пронёсся так близко, что девушки смогли рассмотреть лицо человека за рулём.

— Месье Леблан! — воскликнула Джорджи.

— Он самый. Вперёд! — Нэнси нажала на газ. — В погоню!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 11:10 | Сообщение # 17
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
РЫЦАРЬ В ЛАТАХ

Девушки неслись по дороге вслед за Лебланом. Но он мчался на такой скорости, что Нэнси стала побаиваться, справится ли она с управлением.

Джорджи это не волновало:

— Жми, жми! — требовала она.

Но Бесс придерживалась иного мнения:

— Если у нас лопнет шина, то нам конец! К счастью, дорога шла прямо, и Нэнси не теряла машину Леблана из виду.

— А может, он уже понял, что за ним следят? — волновалась Джорджи.

— Тогда, конечно, он не поедет туда, куда хотел. Наверняка дело, по которому он так спешит, не совсем чисто.

Гонка продолжалась. Впереди показался крутой поворот. Машина Леблана, не сбавляя скорости, с рёвом свернула и скрылась за ним.

«Нет, так рисковать нельзя», — решила Нэнси и сбросила скорость.

Поворот был пройден успешно, но машину Леблана они упустили.

— Куда же он подевался? — Джорджи была в отчаянии. — Конечно же, он едет к Луи Оберу.

Нэнси прибавила газу и проехала ещё несколько миль — Леблана и след простыл.

— Все. Мы его потеряли.

Нэнси предположила, что месье Леблан сразу после поворота съехал с магистрали на просёлочную дорогу:

— Давайте вернёмся и посмотрим, куда он мог направиться.

Она вела машину очень медленно. Вдруг девушки заметили идущую от шоссе узкую грунтовую дорогу. На ней были свежие следы автомобильных покрышек.

— Давайте не будем туда соваться, — робко подала голос Бесс. — Вдруг кто-то поедет нам навстречу? Что тогда делать?

— Ты, как всегда, права, — печально усмехнулась Нэнси.

Она запарковала машину на обочине, и девушки пошли вперёд по усеянной камнями и разбитой ухабами дороге.

Бесс заныла, что у неё болят ноги.

— Это, наверное, тропа дровосеков. Её никто никогда не приводил в порядок, — хныкала она. — Куда она нас заведёт?

— Надеюсь, к развалинам, — ответила Нэнси, — К тем самым, о которых говорил во сне Клод Обер. Может быть, к Луарскому замку.

Девушки прошли ещё немного и остановились. Прямо перед ними была громадная куча камней и извести — когда-то это был замок, небольшой, но, наверное, красивый. От него мало что осталось. Подойдя поближе, Нэнси и её подруги увидели, что часть замка уцелела — её не коснулось разрушительное воздействие времени и стихий. След покрышек внезапно оборвался, но машины нигде не было.

— Я так и знала — месье Леблан сюда не приезжал, — недовольно сказала Бесс и, вспомнив, что ей рассказывали про бродяг, нервно огляделась по сторонам.

Нэнси молчала. Её взгляд упёрся в одну точку — туда, где начинался длинный ряд ступенек, ведущих под землю. «Там, наверное, подвал, а может быть, даже целое подземелье», — предположила она.

— Пойдём займёмся арифметикой, — вынимая карманный фонарик, позвала она подруг. Бесс и Джорджи поплелись за ней. Опять девяносто девять?

Нэнси спускалась по лестнице. Считать ступеньки стало для неё делом привычным. Кузины держались позади. На тридцать пятой ступеньке Нэнси резко остановилась. Десятком ступенек ниже, там, где лестница подходила к концу, стоял закованный в латы рыцарь. Он размахивал длинным мечом.

Джорджи коротко вскрикнула, а Бесс завизжала от ужаса. Но Нэнси смело сделала ещё один шаг вперёд. Фигура в латах вдруг закричала пронзительным голосом, показавшимся им призрачным:

— Стойте! Или я рассеку вас надвое!

Бесс развернулась и побежала обратно. Нэнси и Джорджи замерли, ожидая, что будет дальше, — подойдёт к ним рыцарь или нет. Тот оставался на месте. Он ещё раз повторил свою угрозу, но на этот раз как-то неуверенно.

Нэнси поняла шестым чувством, что сила на их стороне. И, к удивлению подруг, мягко сказала:

— Ну, сэр Рыцарь, успокойтесь. Поиграли и будет. Рыцарь опустил меч и стоял, переминаясь с ноги на ногу.

— Снимите шлем! — приказала Нэнси. Она напускала на себя грозный вид, но в её голосе сквозили ласковые нотки.

Рыцарь поднял забрало. Это был всего-навсего мальчишка лет двенадцати. Бесс и Джорджи не могли понять, как Нэнси удалось раскусить его.

— Как тебя зовут? — улыбаясь, спросила Нэнси,

— Пьер, мадемуазель. Я просто играл. Не наказывайте меня. Я не хотел сделать вам ничего плохого.

— Никто тебя наказывать не собирается, — заверила его Нэнси. — А где ты раздобыл такие доспехи?

Мальчик рассказал, что они хранятся у них в семье, и папа разрешает ему время от времени поиграть с ними.

— Здесь такие хорошие развалины! Я прихожу сюда и представляю, будто я настоящий рыцарь.

Бесс подошла поближе. Она была немного смущена тем, что оказалась такой трусихой:

— Ах, как вы меня напугали, молодой человек!

— Да, похоже, ты не рассчитывал на то, что у тебя будут зрители, — засмеялась Нэнси.

Пьер улыбнулся и признался, что, конечно же, он на это никак не рассчитывал.

Девушки спросили, что это за развалины, и Пьер поведал их историю. Замок был построен в пятнадцатом веке, но это был вовсе не Луарский замок!

— А какие-нибудь другие развалины тут есть? — гнула своё Нэнси.

— Есть. На той стороне дороги, в лесу. Но не ходите туда. Там творится что-то непонятное.

— Что же там такое? — поинтересовалась Джорджи.

— Ну, взрывы, дым поднимается, а иногда кто-то поёт.

— Поёт? — переспросила Бесс.

— Ну да, — кивнул Пьер. — Женщина поёт. Все говорят — призрак.

— Кто все? — уточнила Нэнси.

— Ну, те люди, которые хотели подойти поближе и все разузнать. Мы с мальчишками тоже пытались обшарить эти развалины, но нам всегда что-то мешало. Да и родители не очень-то разрешают нам ходить туда.

Все это крайне заинтересовало Нэнси. Она спросила Пьера, как добраться до этих загадочных развалин.

— Нужно ехать в сторону Шамбора около мили. Смотрите очень внимательно и увидите узенькую тропку. Она ведёт к замку.

— Спасибо, Пьер. Можешь продолжить своё представление, — подмигнула ему Нэнси. — И берегись сэра Ланселота — это опасный противник.

Пьер расхохотался, а девушки вернулись к машине. Нэнси вела её очень медленно, и они разглядели-таки начало узкой тропы, почти скрытой густыми ветвями деревьев.

Нэнси запарковала машину, и девушки пошли вперёд, с трудом продираясь сквозь заросли. И эта дорога вся была в колдобинах. Подлесок был такой густой, что ветки постоянно цеплялись за одежду.

— Если месье Леблан ехал этим путём, — заметила Джорджи, — он наверняка ободрал всю машину.

— Сомневаюсь, что он здесь был, — отозвалась Нэнси. — Следов нет. — И вдруг спросила: . — А какое сегодня число?

— Семнадцатое, — откликнулась Джорджи. — А что?

— Бьюсь об заклад, завтра здесь будет очень интересно, — заявила Нэнси. — Один плюс восемь равняется девяти — магическое число!

Бесс вытаращила глаза:

— Ой, пожалуйста, пойдём отсюда! — взмолилась она. — Вернёмся сюда завтра и приведём с собой полицию.

Но Нэнси и Джорджи были полны решимости идти дальше.

— Нам нужны доказательства, — объяснила Нэнси. — Без них полицейские лишь посмеются над нами. Мы ведь толком не знаем, здесь ли скрывается месье Неф. Ну что, идёшь с нами?

Бесс нехотя кивнула. Девушки пошли дальше. И вдруг Нэнси остановилась.

— Слушайте! — прошептала она.

Кузины прислушались. Где-то впереди раздавалось тихое пение.

— Да это же мадригал Мари и Моники! — сообразила Нэнси. И вдруг её как громом поразило:

— Это, должно быть, Люсиль Манон-Обер! Та самая, которую мы ищем! Гувернантка миссис Блэр! И муж её, наверное, где-нибудь рядом.

Нэнси ринулась бежать туда, откуда доносился голос — он шёл, казалось, из самой чащи леса. Джорджи и Бесс едва поспевали за ней.

«Мы близки к цели!» — стучало в голове у Нэнси.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 11:10 | Сообщение # 18
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПОДЗЕМНАЯ ЛАБОРАТОРИЯ

Пение внезапно прекратилось. Неужели женщину вспугнул шум шагов? Через мгновение девушки услышали, как кто-то продирается сквозь кусты, но за густыми ветками никого не могли разглядеть.

— Думаешь, это Люсиль Обер? — прошептала Бесс.

— Почему она убежала? — отозвалась Джорджи.

— Одного не могу понять, — размышляла Нэнси, — зачем женщине, работавшей когда-то гувернанткой в хорошем Доме, связываться с таким мошенником, как Луи Обер?

Не успела она окончить фразу, как Джорджи схватила её за плечо:

— Смотри!

Кусты впереди расступались. Там на склоне холма виднелись руины старинного замка. Из лесу по направлению к развалинам бежала женщина. Ей было лет пятьдесят пять — высокая, стройная, со светлыми волосами.

— Это и есть гувернантка миссис Блэр? — гадала Бесс.

— Возраст сходится, — заметила Нэнси. — Ну, вперёд!

Девушки бросились вверх по склону холма. Когда они подбежали к развалинам, женщины нигде не было. Спряталась ли она? Или опять убежала в лес?

— Нас никто не должен видеть. Она может предупредить своего сообщника, что мы здесь. Давайте спрячемся, — распорядилась Нэнси.

— Ой, правда, спрячемся поскорее! — горячо поддержала её Бесс. — Мне совсем не хочется, чтобы этот ужасный Луи Обер застал нас врасплох.

Девушки спрятались за деревьями. Прошло минут десять — ни звука, только птичий щебет. Нэнси решила, что дальше ждать не имеет смысла:

— Пошли обшарим развалины. Может, нам повезёт и мы выследим парочку призраков.

— Я готова! — встрепенулась Джорджи, и Бесс тоже волей-неволей пришлось согласиться.

Женщины нигде не было. Когда Нэнси подошла к тому месту, где она мелькнула в последний раз, то увидела крутую каменную лестницу, уходящую вниз, под землю. Снизу еле слышно доносилось какое-то гудение.

Нэнси была очень взволнована. Интуиция подсказывала ей, что она нашла то, что искала так долго, — те самые девяносто девять ступенек!

— Я пойду туда! — заявила она.

— Одну я тебя не отпущу! — Джорджи вцепилась в Нэнси. Бесс очень хотелось остаться в стороне от этого безрассудного, на её взгляд, предприятия:

— Ты ужасно рискуешь, Нэнси! Ты забыла, что обещала папе? А говоря честно, я ужасно боюсь, — призналась она.

— Вечно ты портишь людям удовольствие, — скривилась Джорджи. — Как ты не понимаешь, что разгадка прямо перед нами!

— Вот что я тебе скажу, Бесси, — пожалела подругу Нэнси. — Кому-нибудь надо остаться тут на страже. Оставайся ты. Если кто появится, свистни по-птичьи.

Бесс облегчённо вздохнула:

— Ладно. Но не заходите слишком далеко, а то вы меня не услышите.

Нэнси пошла вниз, считая на ходу ступеньки. Джорджи следовала за ней. Дневной свет почти не проникал в подземелье. Но к изумлению девушек, на щербатых стенах висели зажжённые фонари. Внизу кто-то был!

Дойдя до самого конца лестницы, Нэнси едва не завизжала от восторга — ступенек было ровно девяносто девять.

Узкий коридор вёл к массивной деревянной двери. В верхней её части было зарешечённое окошко.

— Похоже на средневековую темницу, — прошептала Нэнси. Они с Джорджи на цыпочках подошли к двери и, затаив дыхание, заглянули в оконце. Они увидели лабораторию: может быть, в Средние века здесь работал какой-нибудь алхимик!

Лаборатория была прекрасно оборудована, в открытом очаге горел огонь. На многочисленных полках стояли стеклянные мензурки, керамические сосуды, аптекарские весы, тигли, колбы, ступки и пестики. Вдоль задней стены были установлены длинные скамьи, на одной из них стояло множество бутылей с разнообразными жидкостями.

Возле скамейки стоял человек. Он был в арабском облачении. Нэнси и Джорджи переглянулись. Переодетый Луи Обер? Но утверждать этого они не могли — освещение было слишком тусклым.

Девушки внимательно наблюдали за ним. В левой руке он держал что-то чёрное, похоже — кусок угля. В другой руке — нож, и этим ножом он выдалбливал в угле углубление. Затем араб взял со скамьи маленький слиток золота и засунул в кусок угля. Откупорив банку, он достал из неё указательным пальцем какую-то чёрную пасту и замазал отверстие.

Нэнси припомнила опыты древних алхимиков с металлами и стала гадать, было ли в руках у араба настоящее золото. Она не могла как следует разглядеть его лица, но всё же определила, что он очень доволен собой.

Он положил уголь на скамью, прошёл в дальний конец лаборатории и вышел из неё через заднюю дверь. Прежде чем дверь захлопнулась, Нэнси и Джорджи успели заметить, что за ней тянется коридор.

Девушки стали совещаться, что делать дальше, но тут услышали, что Бесс подаёт им условный сигнал. Свист был громкий и ясный и вскоре повторился. Двойной сигнал означал:

«Кто-то идёт! Прячьтесь!»

— Где же тут спрячешься? — прошептала Джорджи.

Не долго думая, Нэнси открыла дверь в лабораторию и жестом позвала за собой подругу. Прокравшись на цыпочках к огромным корзинам с дровами и углём, девушки притаились за ними.

Они услышали звук шагов по лестнице, и вошёл месье Леблан! Он стремительно подошёл к запертой на засов двери и позвонил в колокольчик. С заднего входа к нему вышел араб. Он поклонился и глухо сказал:

— Добро пожаловать, месье. Вы пришли на день раньше. Магический день завтра. Но всё же хорошо, что вы здесь. — Неожиданно переменив тон, он резко добавил:

— Я больше не могу ждать!

На лице месье Леблана появилось испуганное выражение-

— Что вы имеете в виду?

— Я завершил свои опыты. И теперь могу всё, что угодно, превратить в золото! — воодушевлённо ответил араб.

— Всё что угодно? — побледнев, переспросил финансист.

— Да. И вы, конечно, в этом не сомневаетесь. Вы собственными глазами видели, как я превратил серебро в золото. Месье Леблан сделал шаг вперёд и схватил араба за руку;

— Я вас умоляю, подождите объявлять о вашем великом открытии. А не то я погиб. Золото упадёт в цене!

— Ну и что? — Глаза араба сверкали. — Золото! Золото! Всё должно стать золотом! — радостно потирал он руки. — Да здравствует Красный Король! Золото не будет больше редким драгоценным металлом! Власть денег подошла к концу! — зловеще смеялся он.

Казалось, месье Леблан потерял над собой контроль:

— Дайте мне хоть немного времени! Я все продам и накуплю драгоценных камней — они никогда не потеряют своей ценности.

Химик прошёлся взад-вперёд по комнате, затем обернулся и сказал:

— Месье Леблан, ваша вера в меня окупится сполна. Я покажу вам свой последний опыт.

Он взял бутыль, наполненную серебристой жидкостью, в которой Нэнси признала ртуть, и отлил немного в огромный тигель.

— Теперь я это подогрею, — сказал он и, подойдя к очагу, поставил тигель на огонь.

Химик ждал. Когда ртуть нагрелась до нужной температуры, он взял со скамьи кусок угля, поджёг его и бросил в тигель.

Нэнси и Джорджи не отрывали глаз от происходящего. Был момент, когда Джорджи слишком высунулась из-за корзин, но Нэнси тут же втянула её обратно.

Из тигля стало подниматься голубое пламя. Араб поставил на скамью рядом с очагом какой-то тазик, каминными щипцами взял тигель и опрокинул его содержимое в этот таз. Уголь исчез. В ртути лежал золотой слиток.

— Золото! — простонал месье Леблан. На лице Джорджи было написано отвращение, а Нэнси сказала себе: «Ну и жулик! Как ловко провёл Леблана! А тот разве не видит, что это всего-навсего фокус?»

Девушкам очень хотелось выскочить из своего укрытия и разоблачить проходимца. Но Нэнси боялась, что им самим его не задержать — пусть уж лучше это сделает полиция.

Месье Леблан, казалось, был близок к обмороку. Он достал из кармана толстую пачку денег и протянул арабу:

— Возьмите, но умоляю вас, держите ваше открытие в секрете. Завтра в это же время я привезу ещё денег.

— Даю вам двадцать четыре часа, — высокомерно процедил араб. — Моё молчание стоит пять тысяч долларов.

Эта сумма не поразила финансиста. Казалось, он даже вздохнул с облегчением. Он попрощался и ушёл. Араб вышел из лаборатории через заднюю дверь.

Девушки выпрямились и помчались вверх по девяносто девяти ступенькам. Бесс сгорала от нетерпения.

— Скорее! — крикнула на бегу Нэнси. — Месье Леблана одурачили. Надо немедленно рассказать об этом папе!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 11:11 | Сообщение # 19
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПЛАН НЭНСИ

Когда Нэнси, Бесс и Джорджи ворвались в замок Бардо, был уже поздний вечер. По пути Нэнси дважды пыталась дозвониться до отца, но безуспешно.

По возбуждённым лицам девушек хозяева поняли, что случилось нечто из ряда вон выходящее. Нэнси взахлёб рассказала обо всём, что они видели, — она решила, что больше нет смысла утаивать секрет отца.

Месье и мадам Бардо были в шоке:

— Так вы думаете, что этот химик-араб — Луи Обер? — спросила мадам Бардо. Нэнси кивнула:

— Нужно немедленно что-то предпринять. Мне не хочется звонить в полицию, не посоветовавшись с папой.

Она ещё раз набрала номер отца, но того опять не было на месте. Но у гостиничного администратора было сообщение для Нэнси.

— Ваш отец просил передать, что он пытался дозвониться к Бардо, чтобы поговорить с вами, но ему это не удалось. Сейчас мистер Дру у месье Леблана, он там и заночует,

— Спасибо. — Нэнси положила трубку. Юная сыщица уставилась в одну точку. Такой поворот событий озадачил её. Она так надеялась, что ей удастся рассказать отцу о том, как из месье Леблана выкачивают деньги. А может, отцу об этом уже известно? Или он распутывает тайну «напуганного финансиста» с другого конца?

— Я сейчас же свяжусь с папой, — решила Нэнси.

Она позвонила Леблану. Ей ответил слуга. Он сказал, что месье Леблан вместе с мистером Дру куда-то уехали и вернутся очень поздно.

— Передайте, пожалуйста, мистеру Дру, чтобы он позвонил дочери в замок Бардо, — попросила Нэнси.

— Хорошо, мадемуазель.

Девушки были обескуражены. Нэнси очень беспокоилась, что её отец в опасности — на него может напасть Луи Обер! Но она решительно прогнала прочь свои страхи. Кар-сона Дру не так-то легко застать врасплох!

После позднего лёгкого ужина подруги заснули мёртвым сном. Утром позвонил мистер Дру. Нэнси показалось, что его голос звучит не так жизнерадостно, как всегда.

— Я выезжаю прямо сейчас, — хмуро сказал он. — И поеду прямо к вам.

Нэнси осенила внезапная идея:

— Почему бы тебе не захватить с собой месье Леблана? У меня есть новости, которые очень заинтересуют вас обоих.

Нэнси не решилась сказать по телефону больше — а вдруг кто-нибудь из слуг заодно с Обером и подслушивает их разговор.

— Я поговорю с Лебланом. Не клади трубку. Минуту спустя адвокат вернулся и сказал, что финансист будет просто счастлив вновь увидеть Нэнси:

— Он отложит свои дела и поедет в офис во второй половине дня, — добавил он.

Когда они приехали, Нэнси любезно поздоровалась с месье Лебланом. Затем, извинившись, отвела отца в сторону:

— Ты первый рассказывай.

Адвокат сказал, что он дипломатично пытался намекнуть месье Леблану, что его действия вызывают самые невероятные слухи.

— Я напомнил ему, что распродажа его имущества плохо сказывается на состоянии рынка и что его служащие в панике из-за предстоящего закрытия фабрики.

Мистер Дру добавил, что месье Леблан выслушал его вежливо и внимательно, но никак не отреагировал.

— Понятно, почему! — И Нэнси дала подробный и яркий отчёт о том, что случилось накануне.

Мистер Дру с трудом верил своим ушам.

— Этого араба-алхимика нужно арестовать и разоблачить как можно скорее. Вопрос в том, как лучше это сделать, чтобы не вспугнуть его раньше времени. Я боюсь, он может причинить месье Леблану вред.

Нэнси предложила рассказать финансисту все с самого начала до самого конца:

— Пусть он поедет к арабу и отдаст деньги, как и обещал. Тем временем Бесс, Джорджи, ты и я подъедем туда с полицией и спрячемся. В нужный момент мы всем скопом навалимся на Луи Обера, или кто он там есть.

Мистер Дру нежно улыбнулся дочери и обнял её:

— Мне очень нравится твой план, Нэнси. Я обещал тебе подарок, помнишь? Тебе причитается половина моего гонорара.

— Почему же только половина? — Нэнси, притворно надувшись, подмигнула отцу. Её глаза смеялись.

Они вернулись к остальным, и Нэнси прошептала мадам Бардо на ухо:

— Вы не могли бы под каким-нибудь предлогом отослать из дома слуг, чтобы нас никто не подслушал?

— Ну, конечно. Я отправлю их в город.

Слуги уехали, и мистер Дру обратился к финансисту;

— Месье Леблан, моя дочь хочет поведать вам одну очень занимательную историю. Она имеет отношение к вашим финансовым проблемам, и, возможно, от неё зависит и ваша жизнь.

Леблан удивлённо вскинул брови:

— Звучит очень зловеще. Мисс Дру так очаровательна. Трудно представить, что она может рассказать что-нибудь мрачное.

— Нэнси — чудо! И один из лучших в мире сыщиков! — не удержалась Бесс.

Месье Леблан хлопнул себя ладонью по лбу:

— Сыщик! Вы хотите сказать, что знаете, почему я распродаю свои ценные бумаги?!

Нэнси сочувственно улыбнулась ему:

— Думаю, да.

Финансист в полном изумлении выслушал рассказ о Клоде и Луи Оберах. Нэнси живописала, к каким ухищрениям прибегали братья, чтобы она и её отец не могли помочь Леб-лану, и, наконец, о том, что они с Джорджи видели его в потайной лаборатории у подножия лестницы в девяносто девять ступенек.

— Не может быть! — воскликнул финансист. — Где же вы там прятались?

Услышав, что девушки притаились за корзинами, он окончательно понял, что Нэнси говорит чистую правду.

Почти минуту месье Леблан сидел молча, сжав руками голову. В конце концов он произнёс:

— Я оказался самым великим простофилей на свете. Я должен рассказать вам всё, что знаю. Во-первых, я понятия не имел, что его зовут Луи Обер, Для меня он — Абдул Ра-мос. Я никогда не видел его в европейском костюме.

Месье Леблан рассказал, что этот Абдул пришёл к нему в офис пару месяцев назад и показал рекомендательные письма от французов и арабов с восторженными отзывами о его опытах.

Нэнси заметила про себя, что Клод Обер вполне мог подделать и эти письма.

Финансист продолжал:

— Абдулу нужны были деньги, чтобы построить огромную химическую лабораторию. Он показал мне кое-какие свои опыты. И я поверил, что он может превращать в золото другие вещества. Когда я увидел, как из нагретого угля появилось золото… — Голос месье Леблана дрогнул, и он мрачно покачал головой:

— Как я мог быть таким идиотом!

Немного помолчав, финансист подтвердил подслушанное Нэнси — он собирался распродать все своё имущество и вложить деньги в драгоценные камни.

— Поскольку золото — это всеобщий эквивалент в мировой торговле, я боялся, что, когда станет известно об открытии Абдула, мировая экономика рухнет.

— Теперь понятно, почему вы приобрели такое количество алмазов, — заметил мистер Дру. Француз удивился, но ничего не ответил.

Заговорила Нэнси:

— Вы, наверное, подумали, что вместо золота всеобщим эквивалентом станут алмазы.

— Да, именно так. Теперь я понимаю, что мой эгоизм непростителен. Я был непростительно жаден. Жадность заставила меня забыть о долге перед страной и перед людьми. Спасибо, что вы открыли мне глаза на меня самого. Это будет мне хорошим уроком, и я постараюсь его усвоить.

— Месье Леблан, а при чём здесь цифра девять? — спросила Джорджи.

Финансист объяснил, что Абдул Рамос хорошо разбирается в астрологии и магии чисел.

— Он уверял меня, что по девятым, восемнадцатым и двадцать седьмым числам у него бывают озарения, и он постигает новые тайны. Он грозил, что объявит о своих открытиях всему миру.

Джорджи поинтересовалась, оставлял ли он деньги на лестнице в Версале, на девяносто девятой ступеньке, где было выведено «М 9».

Финансист кивнул в ответ:

— В тот день я не встречался с Абдулом, но деньги оставил там, где он велел, в указанное время — сразу после обеда.

Узнав, что случилось там с Джорджи, месье Леблан был потрясён:

— Я могу только принести свои извинения. С моей стороны было очень глупо верить этому человеку и позволить ему причинить окружающим столько зла, — печально покачал он головой.

У Бесс также был вопрос к нему:

— Скажите, Абдул женат?

— Он никогда не упоминал о жене.

Нэнси обдумывала замечание Леблана о том, что он оказался в руках у Луи Обера и хотел бы исправить свои ошибки. Она поделилась своим планом разоблачения лже-алхимика.

— Я сделаю всё, что в моих силах, — обещал француз, и мистер Дру одобрительно кивнул в ответ на его слова. Скоро месье Леблан покинул их и направился в офис.

В этот же день, позже, к руинам замка близ Шамбора подъехали три машины. В одной из них сидели мистер Дру и девушки, в другой — два офицера полиции, Бомон и Каро. В третьей — месье Леблан. Первые две машины оставили вдалеке за деревьями, где их было трудно заметить, а пассажиры осторожно пошли пешком к руинам через лес.

На небольшой полянке около развалин они остановились и убедились, что вокруг никого нет. Затем стали спускаться по лестнице. Фонари опять горели. Все шли на цыпочках.

Нэнси заглянула в зарешечённое окошко. Лаборатория выглядела точно так же, как и накануне, даже огонь горел. На очаге лежала решётка. Нэнси подумала, не собирается ли Абдул опять показывать месье Леблану какие-нибудь опыты.

Она тихо открыла дверь, один за другим все шестеро вошли в лабораторию и спрятались за корзинами. Прошло минут десять. Появился месье Леблан. Он позвонил в колокольчик, и через заднюю дверь к нему вышел араб.

— Да, я смотрю, вы вовремя, месье, — слегка поклонился он. По голосу чувствовалось, что он очень этим доволен.

Финансист сунул руку в карман и вытащил пачку банкнот. Прежде чем отдать их арабу, он спросил:

— Так вы подождёте сообщать о своём открытии?

— Разве я когда-нибудь нарушал обещания? — высокомерно отозвался араб.

Леблан положил деньги на скамью, араб тут же схватил их и спрятал в карман.

— Какая вам нужна отсрочка?

— Неделя, по меньшей мере. Я должен завершить несколько сделок.

— Неделя? — переспросил араб, ходя взад-вперёд по комнате.

Он молча уставился на дверь, за которой были девяносто девять ступенек. Спрятавшиеся могли видеть, что он подошёл к ней, и вдруг раздался какой-то щелчок.

«Не закрыл ли он дверь на секретный замок? — пришло в голову Нэнси. — Если да, то зачем? Неужели мы все в опасности?»

Нэнси насторожилась. Араб вернулся к очагу. Некоторое время он неподвижно глядел на огонь, потом резким движением схватил со скамьи небольшой свёрток, быстро подошёл к задней двери, распахнул её и с угрожающим видом обернулся к Леблану.

— Послушайте, Леблан! — крикнул он. — Вы пытались меня провести. Я знаю, что ваши соглядатаи прячутся здесь, в этой комнате. Но у вас ничего не выйдет! Я проследил за вами, когда вы ездили к Бардо, и подслушал ваш разговор. Вам меня не взять! А самих вас ждёт смерть!

Араб швырнул свёрток в огонь, выскочил в коридор, захлопнул дверь и задвинул засов.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 11:11 | Сообщение # 20
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
УДИВИТЕЛЬНОЕ ПРИЗНАНИЕ

«Плохо дело!» — мелькнуло в голове Нэнси. Все остальные тоже это поняли. Свёрток в очаге мог взорваться в любую секунду.

Бомон выскочил из укрытия и выдернул свёрток из пламени. К счастью, он ещё не успел загореться. На всякий случай полицейский сунул его в стоявшее рядом ведро с водой.

Все вылезли из своего укрытия.

— Нельзя, чтобы этот ужасный Обер скрылся! — закричала Нэнси.

Она бросилась было к двери, но сообразила, что та заперта. Как же им выбраться из этой темницы?

Нэнси попыталась собраться с мыслями. Первым делом она поблагодарила Бомона — ведь он их всех спас.

— Да чего уж там, — пожал плечами полицейский и добавил:

— Придётся взломать дверь, иначе нам этого психа не догнать.

Нэнси в отчаянии огляделась по сторонам. Месье Леблан был без сознания и лежал, опрокинувшись навзничь, на полу. Бесс пыталась привести его в чувство, но нигде не могла найти холодной воды. Тогда она сунула ему под нос флакончик с духами. Леблан поморщился и сел.

А тем временем мистер Дру и оба полицейских пытались высадить заднюю дверь. Наконец раздался треск, дверь поддалась и с грохотом рухнула на пол.

Полицейские бросились в коридор, Нэнси ринулась было за ними, но отец остановил её:

— Пусть полицейские делают своё дело. Бомон прав — это псих. Кто знает, что ему взбредёт в голову.

Юная сыщица сгорала от нетерпения. Но прошло минут десять, и до них донеслись топот и голоса. В тусклом свете в конце коридора показались полицейские.

С ними был Луи Обер и женщина со светлыми, чуть тронутыми сединой волосами!

— Это она пела мадригалы! — узнала женщину Нэнси. Послышался женский голос:

— Мой муж — великий учёный! Он не мог сделать ничего плохого.

— Разберёмся, — заверил её Бомон. — Если человек выдаёт себя за другого и обманывает людей, уверяя, что может превращать всё что угодно в золото, ему нелегко будет доказать, что он чист как стёклышко.

— А если он ещё и угрожает всем подряд… — добавил Каро. Мадам Обер промолчала.

Полицейские ввели Обера в лабораторию. Он злобно таращил глаза на Леблана, мистера Дру и девушек. Поначалу он отказывался отвечать на вопросы, но, припёртый к стене показаниями финансиста, Нэнси, Бесс и Джорджи, лжеучёный признался, что хотел заманить месье Леблана в ловушку. Он не отрицал также и других выдвинутых против него обвинений.

Бесс, распираемая гордостью за Нэнси, громко заявила:

— Надо же — он признался во всём, в чём ты его подозревала, даже в том, что пытался тебя утопить, и в том, что нанял мальчишек следить за нами!

Нэнси тоже не могла не радоваться — они схватили Луи Обера и расследование её отца наконец завершено! Но кое-какие вопросы у неё ещё оставались.

— Рекомендательные письма, которые вы показывали месье Леблану, написал ваш брат Клод?

— Да. — И Обер признался также и в том, что письмо насчёт вертолётной площадки — тоже дело рук Клода.

— Так Клод работал в Ривер-Хайтс, а вы — во Франции? — уточнила юная сыщица.

— Верно. Похоже, рано или поздно вы выудите из меня, что вам надо, так уж лучше говорить все сразу. Один из слуг в доме Тремэнов — мой друг. Он-то и украл для меня приглашение на приём. Он подслушивал разговоры и узнал, что мистер Дру занимается Лебланом. Тогда я послал Клода в Штаты. Подделать документы — для него дело нехитрое, и он поехал туда под чужим именем. Но вашего отца он уже не застал. Зато разнюхал, что вы тоже собираетесь во Францию, и постарался запугать вас.

— Как вы только себя не называли, — вставила Джорджи, — Абдул, месье Неф, Зелёный Лев, Красный Король…

Обер кивнул и добавил, что некоторыми из этих имён пользовался и Клод — он подписывал ими свои угрозы Нэнси и её отцу.

— Я прекрасно разбираюсь в астрологии и алхимии, — хвастливо заявил он. — Это навело меня на мысль о золоте и подсказало шифр.

Обер подтвердил, что знак «М 9» на ступеньке лестницы в Оранжерею был оставлен им и обозначал место, где Леблан должен был положить деньги. Но, заметив девушек, он стёр надпись.

В продолжение всего допроса жена Обера сидела бледная от пережитого потрясения.

— Я ничего не знала, — твердила она, смахивая с глаз слезы.

Нэнси села рядом с ней на скамью. Она не забыла и о тайне миссис Блэр.

— Ваше девичье имя — мадемуазель Люсиль Манон? — стараясь говорить помягче, спросила Нэнси.

— Д-да, — удивилась мадам Обер.

— Я приятельница Жозетты Блэр. Много лет назад вы были её гувернанткой. Ей почти каждую ночь снится один и тот же страшный сон. Мы надеемся, что вы поможете нам докопаться до его причины.

— Я не очень понимаю, о чём речь, — удивилась мадам Обер. — Я ведь работала у них, когда Жозетте было всего три года.

— Во сне она видит себя именно в этом возрасте, — пояснила Нэнси и пересказала содержание кошмара. Несчастная женщина громко разрыдалась.

— Да-да, теперь мне всё ясно. И в этом отчасти виноват Луи. Наверное, он околдовал меня, совсем как месье Леблана. Когда я работала у родителей Жозетты, они на некоторое время оставили нас на своей вилле одних, а сами куда-то уехали. По соседству гостил Луи. Мы полюбили друг друга, но, по правилам хорошего тона, служанке и гостю не позволялось проявлять взаимную нежность, так что мы встречались тайно.

К тому времени, как пояснила мадам Обер, Луи уже нашёл подземную лабораторию средневекового алхимика.

— Она стала местом наших свиданий. Однажды я не смогла оставить Жозетту дома, пришлось взять её с собой. Луи не хотел, чтобы она видела его или лабораторию — девочка могла проболтаться, а он хотел сохранить свои опыты в тайне.

Тогда я предложила Жозетте сыграть в жмурки, отвела её в лес и завязала глаза. Там мы немного поиграли, и я привела её сюда. Когда я сказала, что надо спуститься по крутой лестнице, малышка испугалась. Я пообещала, что буду крепко держать её за руку, а чтобы ей было не так страшно, предложила считать ступеньки. Конечно, она тогда ещё плохо считала, но я делала это за неё.

— И их оказалось девяносто девять? — вставила Нэнси.

— Верно, — подтвердила Люсиль Обер. — Луи полагал, что алхимик, хозяин этой лаборатории, специально выстроил такую лестницу, ведь девять — магическое число. А замок очень старинный, он был выстроен ещё в четырнадцатом веке.

Помолчав немного, бывшая гувернантка миссис Блэр продолжила:

— Луи показал мне лабораторию, и мы пошли обратно. Глаза у Жозетты были всё ещё завязаны. На самой верхней ступеньке она вдруг споткнулась и чуть не упала. Луи подхватил её, всё обошлось, но бедная крошка стала с тех пор плакать по ночам.

— Ничего удивительного, эти девяносто девять ступенек кого угодно напугают, — обронила Бесс.

— Ну вот. Мать Жозетты уволила меня, — упавшим тоном закончила свой рассказ мадам Обер. — Она считала, что это я напугала её дочку. Очень скоро мы с Луи поженились.

— Когда я узнал, что сестры Бардо собираются в гости к мистеру Дру и его дочери, — вставил Луи Обер, — я стал регулярно пробираться к ним в дом и подслушивать, о чём они говорят. Однажды я услышал, как мадам Бардо читает письмо от сестры с рассказом о ночном кошмаре. Я тогда послал ей предостережение. Его отвёз Клод. Моя жена ничего об этом не знала.

Нэнси надеялась, что теперь, когда все выяснилось окончательно, миссис Блэр больше не будут мучить кошмары. Ей было очень жалко мадам Обер, не по своей вине оказавшуюся в такой ситуации.

Тут к ним подошёл Бомон.

— Извините, мадам, — обратился он к Люсиль Обер. — Вы должны пройти с нами, мы хотим задать вам ещё несколько вопросов.

Заливаясь слезами, мадам Обер пошла вслед за полицейским, но внезапно обернулась и с мольбой в голосе попросила Нэнси:

— Пожалуйста, передайте привет миссис Блэр и скажите ей, что я её нежно любила.

— Обязательно передам. — Нэнси тоже не могла сдержать слёз.

По приказу полицейских Луи Обер отпер потайной замок и распахнул дверь на лестницу. Нэнси вспомнила, что нужно выяснить ещё некоторые детали.

— А вы обыскали его одежду? — спросила она Бомона.

— Нет, — признался тот. — Стойте-ка! — И стремглав бросился в задний коридор.

Вернулся он, держа в руках арабский костюм, куфию и парик. Бомон обыскал карманы. Как и подозревала Нэнси, в некоторых из них оказались золотые вещицы мадам Бардо! Потом они обыскали лабораторию и нашли остальное золото.

Все смотрели на Нэнси восхищёнными взглядами. Полицейские покачали головами, и Бомон торжественно произнёс:

— Мадемуазель Дру, вы просто великолепны! Джорджи усмехнулась:

— Другими словами, Нэнси, ты молодчина!

Полицейские увели Оберов. Нэнси открыла дверь и пропустила подруг и отца вперёд. Те обменялись понимающими взглядами: юная сыщица хотела закрыть эту дверь — дверь тайны девяноста девяти ступенек — сама.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 11:12 | Сообщение # 21
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
Примечания

1

Neuf (франц.) — девять.

2

Горгульи — водостоки в форме мифических чудовищ.

3

Куфия — головной убор арабов.
4

Дофин — титул наследника престола во Франции.
 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна 99 ступенек.
Страница 2 из 2«12
Поиск: