Приветствую Вас Странник
Понедельник
20.11.2017
04:58

[ Новые сообщения · Детективы · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Александровна, Nancy 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна старых часов.
Тайна старых часов.
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:00 | Сообщение # 1
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9


Аннотация

Нэнси занимается поисками исчезнувшего завещания. При этом ей приходится столкнуться с нешуточными опасностями…

Оглавление

СПАСЕНИЕ
ПРОПАВШЕЕ ЗАВЕЩАНИЕ
НЕПРИЯТНАЯ ВСТРЕЧА
НАПЕРЕГОНКИ С ГРОЗОЙ
НЕОЖИДАННЫЙ СЮЖЕТ
ВАЖНОЕ СВИДАНИЕ
СЕРДИТАЯ СОБАКА
ЗАБЫТЫЙ СЕКРЕТ
ЦЕННЫЕ СВЕДЕНИЯ
ПУТЕВОДНАЯ НИТЬ
НЕЧАЯННОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ
БЕЗЫСХОДНАЯ СИТУАЦИЯ
ОБРЕТЕННАЯ СВОБОДА
ПОГОНЯ
РИСКОВАННЫЙ ШАГ
АРЕСТ
СТРАННЫЕ ИНСТРУКЦИИ
НАПРЯЖЕННОЕ ОЖИДАНИЕ
ОШЕЛОМЛЯЮЩИЕ НОВОСТИ
СЧАСТЛИВЫЙ ФИНАЛ
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:01 | Сообщение # 2
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
СПАСЕНИЕ

Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она отвезла отцу в контору деловые бумаги.

«Какой добрый у меня папа, — думала девушка, — подарил машину в день рождения. И как здорово, что я помогаю ему в работе!»

Отец Нэнси, адвокат, весьма известный в их родном городе Ривер-Хайтс, действительно иной раз обсуждал запутанные юридические ситуации со своей белокурой и голубоглазой дочкой.

Улыбаясь, Нэнси сказала себе:

— Папа доверят моей интуиции.

Секундой позже она едва не задохнулась от ужаса. Девчушка лет пяти, игравшая на лужайке перед домом, вдруг выскочила на дорогу прямо у нее под носом. Мебельный фургон, как раз в эту минуту отъезжавший от крыльца, оказался от малышки не далее чем в пятнадцати метрах. Водитель с силой нажал на клаксон, но ребенок, растерявшись и ничего не понимая, бросился навстречу фургону. Каким-то чудом девочке все-таки удалось целой и невредимой пересечь дорогу и вспрыгнуть на низенький каменный бордюр моста. Однако в следующий миг, пока фургон набирал скорость, она, потеряв равновесие, зашаталась и упала куда-то вниз, скрывшись из глаз.

— Боже мой! — Нэнси резко затормозила. Ей уже представилось, как ребенок тонет в реке, как разбивается насмерть о камни…

Выскочив из машины, она бросилась через дорогу. Внизу, под самой насыпью, наполовину в воде, неподвижно лежала на боку маленькая кудрявая девочка.

— Хоть бы… — сползая вниз по крутому склону, Нэнси не посмела закончить страшную фразу.

Добравшись до ребенка, к великому своему облегчению, она обнаружила, что девочка нормально дышит и вода не попала ей ни в нос, ни в рот. Беглый осмотр подтвердил, что она ничего себе не сломала.

Нэнси осторожно подняла ребенка и, крепко прижав его к груди обеими руками, с трудом взобралась наверх. От моста до дома, где жила девочка, было рукой подать.

В доме тем временем распахнулась дверь, и на пороге появилась пожилая женщина, громко крича:

— Джуди! Джуди!

— Все в порядке! Ничего страшного не случилось! — торопливо заверила ее Нэнси.

Заметив темно-синий автомобиль, женщина в страхе схватилась за голову:

— Вы на нее наехали!

— Да нет же, что вы! Джуди упала с моста. — В двух словах Нэнси растолковала, что произошло.

Тут на крыльцо выбежала еще одна женщина, чуть помоложе первой.

— Дитя наше дорогое! Что с ней? Она без сознания?

Женщина протянула руки, чтобы взять Джуди.

Не отдавая девочку, Нэнси попыталась ее успокоить:

— Она уже приходит в себя. Я отнесу ее в дом и положу на диван.

Первая женщина отворила дверь, вторая показала рукой:

— Сюда.

Нэнси пронесла свою легкую ношу через холл и оказалась в небольшой, старомодно обставленной гостиной. Стоило ей опустить девочку на диван, как та сразу что-то забормотала и повела головой из стороны в сторону.

— Уверяю вас, еще несколько минут, и она очнется. Не отводя от ребенка напряженного взора, хозяйки дома представились Нэнси: Эдна и Мэри Тэрнер, двоюродные бабушки Джуди. Впрочем, девочка зовет их тетями.

Нэнси, признаться, слегка изумилась, услышав, что эти две пожилые женщины воспитывают такую кроху. В свою очередь она назвалась и сказала, где живет. Джуди между тем открыла глаза и огляделась. Увидела Нэнси и спросила удивленно:

— Ты кто?

— Меня зовут Нэнси, и я рада с тобой познакомиться.

— Ты видела, как я упала?

Нэнси кивнула, а Мэри объяснила девочке:

— Она вытащила тебя из воды. Ты ведь упала прямо в реку. Джуди зарыдала.

— Никогда, никогда больше не выбегу на дорогу! — пообещала она тетушкам.

Нэнси заявила, что верит Джуди и знает: ничего подобного больше не произойдет. Она погладила девочку по голове, и та улыбнулась в ответ. Понимая, что с Джуди все, конечно, обойдется, Нэнси тем не менее решила еще немножко побыть у Тэрнеров — кто знает, вдруг все-таки понадобится помощь? С девочки сняли мокрую одежду и натянули взамен сухое платьице.

^ — Пойду в кухню, принесу кое-что из лекарств и влажный компресс, — решила Мэри Тэрнер. — У Джуди на голове, по-моему, растет основательная шишка. Нэнси, не проводите ли меня?

В кухне Мэри открыла домашнюю аптечку, висевшую на стене.

— Я хочу попросить у вас прощения, Нэнси, — говорила она, роясь в шкафчике, — за то, что предположила, будто вы сшибли Джуди. Мы с Эдной, знаете ли, просто потеряли голову. Девочка нам страшно дорога. Когда-то мы воспитали ее мать; та была единственным ребенком в семье и осиротела в раннем детстве. Эта же страшная судьба постигла и Джуди. Три года назад ее родители погибли при взрыве парохода. Кроме меня и Эдны, у бедной малышки не осталось никаких близких родственников.

— Джуди на вид такая здоровая и счастливая, — поспешно проговорила Нэнси, — я уверена, что ей у вас отлично живется.

Мэри улыбнулась.

— Мы делаем все, что можем при наших скромных средствах. Иногда их, правда, не хватает, приходится выкручиваться. Вот сегодня продали кое-какую старую мебель. Продали двум мужчинам с автофургоном. Вы его видели. Понятия не имею, что за люди, но цена как будто приличная.

Мысли Мэри Тэрнер вернулись к Джуди.

— Она еще так мала, что пока мы с Эдной ухитряемся просуществовать на свои небольшие сбережения. Однако нас очень пугает будущее. Мы обе портнихи по профессии, но пальцы наши уже далеко не так ловко орудуют иглой, как прежде…

По правде сказать, Нэнси, в ту пору, когда не стало родителей Джуди, мы с Эдной сомневались, достанет ли у нас сил заботиться о девочке должным образом. Сомневались, но все-таки решили попробовать, а теперь не расстались бы с ней ни за что на свете, ни за какие сокровища. Джуди навсегда завоевала наши сердца.

Нэнси глубоко тронула услышанная история. Она ведь прекрасно понимала, какая печаль снедала сестер Тэрнер: жизнь становится все дороже, а они стареют и доход уменьшается.

— К несчастью, — продолжала Мэри, — родители Джуди почти ничего после себя не оставили. Но они были превосходные люди, уверяю вас, и Джуди, нам кажется, будет на них похожа. Ей бы надо учиться музыке и танцам и закончить хороший колледж. Увы, боюсь, мы всего этого не сможем ей дать.

Нэнси хотелось поддержать Мэри:

— А вдруг Джуди удастся получить стипендию или какое-нибудь другое пособие?

Почувствовав в девушке благожелательного слушателя, Мэри совсем разоткровенничалась:

— Нам помогал двоюродный брат отца, Джосиа Кроули. Но несколько месяцев тому назад он умер. В течение многих лет Джосиа часто и подолгу гостил у нас и всегда бывал очень щедр. — Мисс Тэрнер вздохнула. — Не раз он обещал включить нас в свое завещание; он ведь любил маленькую Джуди, Мы с Эдной рассчитывали на это, когда строили планы на будущее. Но обещание свое дядя Джосиа не сдержал.

Нэнси понимающе улыбнулась и ничего на сей раз не сказала. Однако ей было любопытно узнать, отчего это мистер Кроули переменил решение.

— Джосиа поселился у наших общих родственников. После этого все стало по-другому. Сюда, к нам, он приезжал довольно редко. Но последний раз, в феврале, он здесь был и подтвердил, что завещает мне и Эдне часть своего состояния. Он всегда помогал нам; странно, что так внезапно все кончилось.

Мэри Тэрнер посмотрела на Нэнси.

— Может быть, вы даже знаете наших процветающих родственников — тех, у кого Джосиа жил последнее время. Они тоже из Ривер-Хайтс. Это семья Ричарда Тофэма.

— У них две дочери? Ада и Исабел? — спросила Нэнси. _. Этих Тофэмов я знаю.

— Да-да, именно их я имею в виду, — подтвердила Мэри. Нэнси уловила легкий холодок в голосе собеседницы.

— Вам эти девушки нравятся? — Мисс Тэрнер с явным интересом ждала ответа.

Нэнси помедлила. Ее учили никогда не сплетничать. В конце концов она нашла уклончивую формулировку:

— Мы вместе учились в школе. Близкими моими подругами Ада и Исабел никогда не были. Мы, ну как бы это назвать, на многие вещи смотрим по-разному.

Мэри Тэрнер наконец отыскала в аптечке то, что ей было нужно, достала из холодильника несколько кубиков льда и, расставляя все это на подносе, проговорила:

— Когда дядя Джосиа умер, Ричард Тофэм, к нашему изумлению, предъявил завещание, в котором покойный назначил его своим душеприказчиком и все деньги оставил ему, его жене и детям.

— Да, я читала про это в газете, — припомнила Нэнси. — А наследство большое?

— Насколько я понимаю, в основном оно состоит из денег, — ответила Мэри. — Кое-кто из родственников дяди утверждает, что Джосиа обещал им то же, что и нам с сестрой. Они собираются даже обратиться в суд по этому поводу. Лично я считаю, что борьба за то, чтобы опротестовать завещание, — дело безнадежное. И все же, как ни странно, мы с Эдной не можем избавиться от ощущения, что должно быть еще одно завещание, более позднее; хотя до сих пор никто о нем не слышал.

Вместе с мисс Тэрнер Нэнси вернулась в гостиную. Холодные примочки помогли: опухоль на голове, в том месте, где Джуди ударилась о камень, чуть спала. Убедившись наконец, что с девочкой все в полном порядке, Нэнси стала прощаться.

— Приходи навестить меня, и поскорее! — потребовала Джуди с тахты. — Ты мне нравишься, Нэнси. Ты моя добрая спасительница.

— Конечно, приду, — ответила Нэнси. — Какой может быть разговор! Ты мне тоже понравилась, Джуди. Ты молодчина!

Обе двоюродные бабушки снова горячо поблагодарили девушку за спасение ребенка. Гостья была уже у самой двери, когда Эдна неожиданно воскликнула:

— Мэри, а куда делся наш серебряный чайник для заварки?

— Куда он мог деться? Стоит на обычном месте, на чайном столике… Господи, его там нет! Эдна побежала в столовую.

— И серебряный подсвечник тоже исчез! Нэнси, пораженная, остановилась на пороге.

— Вы хотите сказать, что эти вещи похищены?

— Видимо, да, — отозвалась Мэри Тэрнер, побледнев от дурного предчувствия. — Их, наверное, украли те двое, что купили мебель!

Нэнси мгновенно вспомнила мужчин в кабине мебельного фургона.

— Что это были за люди?

— Мэри, Мэри, как можно быть такими беспечными и пускать в дом кого попало! — простонала Эдна Тэрнер. — Мы же абсолютно ничего о них не знаем. Они постучали в дверь и спросили, нет ли у нас старой мебели на продажу… Не видать нам больше нашего серебра!

— Как знать, может, и увидите, — возразила Нэнси. — Я немедленно позвоню в полицию.

— Боже правый! — Мэри чуть не плакала. — Телефон-то у нас не работает!

— Тогда я сама догоню фургон! — объявила девушка. — Как они выглядели, эти двое?

— Как выглядели?.. Оба низкорослые, грузные. У одного волосы светлые, у другого — темные. И тот и другой с большими носами… Вот все, что я помню.

— Я тоже больше ничего не заметила, — добавила Эдна. Торопливо простившись, Нэнси выбежала из дома и помчалась к машине.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:01 | Сообщение # 3
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПРОПАВШЕЕ ЗАВЕЩАНИЕ

Темно-синий автомобиль с открывающимся верхом несся по проселочной дороге. Нэнси мрачно усмехалась.

— Ох, и сильно же я превышаю скорость, — думала она. — Но мне почти хочется, чтобы меня остановил полицейский. Я бы ему рассказала обо всем, что случилось с бедными сестрами Тэрнер.

Она старалась вглядываться в отпечатки шин. Мебельный фургон обязательно должен был оставить на грунте следы. Проехав еще несколько километров, она пришла в смятение. Взору ее открылся У-образный перекресток, от которого лучами расходились две автострады. У обеих было асфальтовое покрытие; стало быть, на отпечатки колес рассчитывать не приходилось. И разве могла Нэнси догадаться, какую из Дорог выбрали жулики?!

— Вот тебе и на! — вздохнула девушка. — Как же теперь поступить?

В конце концов Нэнси пришла к заключению, что самым разумным будет поехать по дороге, ведущей в Ривер-Хайтс.

Она знала, что в нескольких километрах отсюда на пути у нее окажется полицейское управление.

— Там я остановлюсь и сообщу о краже. Она продолжала высматривать мебельный фургон. Ей запомнилось, что машина была угольно-серого цвета.

— Если бы я поглядела на номерной знак или хотя бы прочла название фирмы, которой она принадлежит… — говорила себе Нэнси удрученно.

Переступив порог полицейского управления, девушка изложила обстоятельства ограбления, а также ту скудную информацию о подозреваемых, какой располагала. Офицер пообещал ей сию же минуту объявить розыск воров.

Нэнси поехала домой, размышляя о Тэрнерах и невзгодах, их одолевавших.

Самого Ричарда Тофэма она не знала, но была знакома с его женой и дочерьми. Заносчивые сверх меры и без малейших на то оснований, все трое пользовались дружной нелюбовью городских лавочников. Аду и Исабел в школе тоже терпеть не могли. Обе девушки говорили исключительно о деньгах, о положении в обществе и ничего, кроме неприязни, соученикам не внушали.

— Неужели нет способа, — сокрушалась Нэнси, — сделать так, чтобы Тэрнеры получили часть денег Кроули? Поговорю с папой, — решила она в конце концов.

Через пять минут девушка загнала машину в двухместный гараж и торопливо зашагала к дверям кухни.

Принадлежавший Карсону Дру большой дом красного кирпича стоял на порядочном удалении от улицы, в окружении высоких густолистых деревьев.

— Добрый день, — открывая дверь, приветствовала Нэнси полная женщина с приятным лицом. Это была Ханна Груин, домоправительница, много лет помогавшая воспитывать Нэнси — с тех самых пор, как умерла родная мать девушки.

Обняв ее за плечи, Нэнси спросила:

— Папа дома? Я видела в гараже его машину.

— Твой папа в гостиной, а обед будет готов через несколько минут.

Нэнси зашла поздороваться с отцом, высоким, красивым мужчиной, а потом побежала вымыть руки и причесаться. Вскоре вся троица села обедать. За едой Нэнси поведала о своем приключении.

— Какие хитрые ворюги! — рассердилась Ханна Груин. — Только бы полиция их поймала!

— Да, они ловко воспользовались доверчивостью сестер Тэрнер, — заметил мистер Дру.

— У Мэри и Эдны — серьезные денежные затруднения, — сказала Нэнси. — Разве не обидно, что Джосиа Кроули так и не включил в завещание ни сестер Тэрнер, ни остальных родственников, нуждающихся в помощи?

Карсон Дру ласково улыбнулся своему единственному чаду:

— Разумеется, обидно. Но если не обнаружится более поздний документ, все так и останется, как есть.

— Тэрнеры считают, что другое завещание существует, — проговорила Нэнси. — Вот было бы замечательно, если бы оно нашлось!

— Конечно, замечательно, — согласилась с ней Ханна. — В городе всем известно, как скверно относились к Джосиа Кроули миссис Тофэм и ее дочки перед тем, как старик умер. Единственное их оправдание — это то, что странности и чудачества Джосиа терпеть и вправду было нелегко.

— Тофэмы, по моим сведениям, не были замечены в склонности к милосердию и доброте, — усмехнулся мистер Дру. — Тем не менее они все-таки дали Джосиа пристанище.

— Только потому, что собирались унаследовать все его денежки, — парировала это замечание Ханна. — На месте Джосиа я бы там и дня не осталась.

Домоправительница вздохнула.

— Правда, на старости лет люди боятся перемен. Потому, наверное, ему и было легче смириться, чем двинуться с места.

Она еще раз сказала, что про дурное обращение Тофэмов с мистером Кроули ходили разговоры по всему городу. Нэнси не знала Джосиа лично, но часто встречала старого джентльмена на улице и в глубине души привыкла считать его симпатичным и доброжелательным человеком.

Жена Кроули умерла от гриппа во время эпидемии, и с тех пор он жил то у одних, то у других родственников. По слухам, все они рассказывали, что он щедро оплачивал свое житье у них и, сверх того, осыпал родных благодеяниями. Они в свою очередь относились к нему по-доброму и, будучи сами весьма небогаты, старались, чтоб Джосиа жилось у них как можно удобнее и приятнее.

— Папа, расскажи мне все, что тебе известно о мистере Кроули, — настойчиво попросила Нэнси.

По словам адвоката, старик в свое время публично объявил, что в завещании намерен обеспечить средствами к существованию нескольких достойных того родственников и друзей. Потом, за три года до смерти Джосиа, Тофэмы, прежде к нему совершенно равнодушные, внезапно резко изменили поведение. Они принялись умолять старика переехать к ним. В конце концов, тот согласился. Вскоре после того, как Джосиа Кроули поселился у Тофэмов, мистер Дру услышал, что он намерен отказать им все свое состояние.

— Несмотря на слабое здоровье, — вспоминал адвокат, мистер Кроули долго оставался в хорошей форме: был деятелен и энергичен. Однако время шло, он понемногу дряхлел и даже внешне выглядел все более немощным и подавленным. Он по-прежнему жил у Тофэмов, но вокруг шептались, что старик то и дело потихоньку ускользает из дому, чтобы навестить друзей и родственников, и что он собирается изменить свою последнюю волю.

— Значит, где-то лежит новое завещание! — воодушевилась Нэнси.

Мистер Дру пожал плечами и продолжил рассказ:

— Настал день, и Джосиа Кроули сразила смертельная болезнь. Перед самым концом он попытался что-то сообщить лечившему его врачу, но тот, кроме слова «завещание», ничего разобрать не смог. После похорон Джосиа обнаружили только один документ, в соответствии с которым все солидное состояние покойного переходило Тофэмам.

— Папа, а ты не думаешь, что мистер Кроули хотел поставить доктора в известность, что существует второе завещание, которое он спрятал в такое место, куда Тофэмам не добраться?

— Это вполне вероятно, — ответил адвокат. — Возможно, он, в конце концов, надумал оставить деньги тем родственникам, что были к нему добры и внимательны. Надумать-то надумал, но судьба, как видишь, сыграла с ним скверную шутку.

— А как, по-твоему, кто-нибудь пытался отыскать новое завещание?

— Наверняка я это знать не могу, но полагаю, что скорее всего кто-то пытался. Если оно вдруг обнаружится, Ричард Тофэм сделает все, чтобы его опротестовать. Наследство большое, но Тофэмы не те люди, чтобы с кем-то делиться.

— А теперешнее завещание нельзя опротестовать?

— Обойденные родственники, кажется, подали иск в суд на том основании, что покойный обещал составить завещание в их пользу и не раз говорил об этом. Но пока тому нет подтверждения, дело, боюсь, не сдвинется с мертвой точки.

— Но Тофэмы и так не обижены судьбой, — вознегодовала Нэнси. — Денег у них хватает. Это и нечестно, и несправедливо.

— Это, может быть, в самом деле несправедливо, но абсолютно законно, — возразил дочери мистер Дру. — И тут, к сожалению, ничего не попишешь.

— Бедная Джуди, бедные ее тетушки… — Нэнси вконец расстроилась.

— Эта ситуация повредила не только твоим Тэрнерам, — заметил адвокат. — Есть и другие люди, на судьбе которых она отразилась самым пагубным образом. Например, две молодые женщины с Ривер-роуд. Не знаю, как их зовут. Насколько я понял, они не состояли в родстве с мистером Кроули, но он относился к ним с величайшей любовью. Кажется, они-то и затеяли борьбу с Тофэмами и, вероятно, тратят на |это собственные деньги. Впрочем, точно я ничего не знаю.

Нэнси погрузилась в молчание. Что-то неизъяснимое подсказывало ей, что за историей с завещанием старого Джосиа скрывается глубокая тайна.

— Папа, а ты сам веришь в то, что мистер Кроули написал новое завещание взамен первого?

— Ты мне прямо перекрестный допрос устраиваешь, не хуже судебного следователя, — запротестовал мистер Дру; лицо его при этом выражало явное удовольствие. — Откровенно говоря, Нэнси, я и сам теряюсь в догадках, но, видимо, произошло что-то такое, что заставило Кроули изменить свою последнюю волю.

— Ну говори, пожалуйста, говори дальше! — нетерпеливо воскликнула Нэнси.

— Видишь ли, примерно год тому назад я случайно оказался в Первом Национальном банке одновременно с Джосиа Кроули и Генри Ролстедом.

— Это тот адвокат, который занимается завещаниями и вообще наследственными делами? — спросила Нэнси.

— Именно. Так вот. Я, естественно, не имел ни малейшего намерения прислушиваться к их разговору, но несколько слов до меня нечаянно донеслись, и я понял, что они обсуждают чье-то завещание. Кроули условился с Ролстедом, что зайдет к нему в контору на следующий день.

— Господи! — вскричала Нэнси, донельзя взволнованная. — Так это же и означает, что мистер Кроули составил новый документ! Правда? Но тогда почему мистер Ролстед не сообщил о нем после смерти Джосиа?

— Причин тут возможно несколько, — ответил адвокат. — Во-первых, он мог так и не получить из рук Кроули это новое завещание. Во-вторых, даже если и получил, мистер Кроули имел полное право снова передумать и порвать его на мелкие клочки.

Прежде чем продолжить разговор, Нэнси доела вкусный молочный пудинг, приготовленный Ханной. Потом задумчиво поглядела на отца.

— Папа, мистер Ролстед — твой старый друг, верно?

— Верно. Старый друг и однокашник. Мы вместе учились в университете.

— Тогда, пожалуйста, спроси его, получил он завещание мистера Кроули или нет, и не располагает ли он сведениями, которые прольют свет на эту тайну.

— Видите ли, юная леди, это поставит меня в весьма щекотливое положение. Генри может посоветовать мне не лезть не в свое дело.

— Ну папочка, ты же знаешь, что он так не ответит. Вы ведь близкие друзья, и он поймет, что у тебя к этому делу особый интерес. Спросишь? Спроси, я тебя очень прошу!

— Я знаю, ты стараешься помочь людям в беде… — задумчиво проговорил адвокат и умолк на несколько секунд. — Ладно. Приглашу я, пожалуй, мистера Ролстеда пообедать со мной завтра, и уж тогда…

— Чудесно! — снова нетерпеливо прервала отца Нэнси. — Лучшей возможности выяснить, что ему известно о предсмертной воле Кроули, и придумать нельзя.

— Договорились. Надо только условиться с Ролстедом о времени и месте, Ну, а ты сама не хочешь присоединиться к нам?

Лицо Нэнси засветилось от радости.

— О, папа, конечно! Спасибо тебе большое. Я тебя ужасно люблю. Хорошо бы вы договорились именно на завтра, чтобы нам не терять зря время на поиски. Вдруг вовсе и нет никакого второго завещания…

— Нам? — рассмеялся мистер Дру. — Ты хочешь сказать, что могла бы всерьез заняться розысками исчезнувшего документа, если, разумеется, мистер Кроули его все-таки составил?

— Могла бы. А почему нет? — Глаза девушки сверкали в предвкушении необыкновенных событий.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:01 | Сообщение # 4
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
НЕПРИЯТНАЯ ВСТРЕЧА

— Какие у тебя планы на сегодняшнее утро, Нэнси? — поинтересовался мистер Дру за завтраком.

— Я собиралась съездить в магазин, — ответила девушка. — Понимаешь, — она смущенно улыбнулась, — предполагается танцевальный вечер в загородном клубе, ну, и я хотела бы купить новое платье.

— Тогда позвони мне перед обедом. Или нет, давай лучше все равно пообедаем вместе, даже если не будет мистера Ролстеда.

— С удовольствием!

— Великолепно. Приезжай ко мне на службу где-нибудь около половины первого, и, если мистер Ролстед примет приглашение, мы за обедом попробуем вытянуть из него все, что возможно относительно Джосиа Кроули и всех его завещаний. — Отодвинув стул, мистер Дру поднялся из-за стола. — Надо ехать, не то я попаду в центр слишком поздно.

Он ушел, а Нэнси, кончив есть, отправилась в кухню помогать Ханне Груин. Ханна позавтракала раньше, чем они с отцом.

— Есть для меня какие-нибудь поручения? — спросила девушка.

— Да, деточка. Вот список. — Домоправительница протянула Нэнси листок бумаги, прибавив:

— И пошли тебе Бог удачи в твоих розысках.

Ханна Груин глядела на Нэнси нежно и задумчиво. Дело в том, что в школе Нэнси очень любили, у нее было множество друзей. Однако, хотя и не по собственной вине, девочка все-таки нажила двух врагов — Аду и Исабел Тофэм. Именно это обстоятельство тревожило Ханну. Отчаянно завидуя Нэнси, сестры изо всех сил старались как-нибудь опорочить ее в глазах товарищей. Но друзья всякий раз вставали за Нэнси горой. Сестры же Тофэм из-за этого ненавидели ее еще сильнее.

— Спасибо за поддержку. — Нэнси поцеловала Ханну.

— Чтобы ты ни делала, детка, остерегайся этих Тофэмов. Они просто счастливы будут сделать тебе гадость.

— Обещаю быть бдительной.

Перед уходом Нэнси позвонила Тэрнерам и услышала, что у Джуди ничего не болит и чувствует она себя прекрасно. Однако полиция до сих пор не напала на след мошенников, стянувших у сестер серебро, и, узнав об этом, Нэнси огорчилась.

— Пожалуйста, позвоните мне, если что-нибудь выяснится, — попросила она. Эдна, которая с ней разговаривала, пообещала исполнить просьбу.

В изящном хлопчатобумажном костюмчике светло-коричневого цвета она уселась в свой автомобиль и покатила в торговую часть города. Широкий проспект, которым она ехала поначалу, кончился, пошли многолюдные улицы с напряженным дорожным движением. Нэнси искусно преодолела все трудности и благополучно поставила машину на стоянку.

— Начну-ка я с платья и зайду к Тэйлору, — решила она.

Магазин Тэйлора был одним из лучших в городе. Внизу Нэнси купила кое-что Ханне, затем поднялась на второй этаж, в отдел готового платья для девушек.

С продавцами обычно никаких проблем не было. Но почему-то именно в то утро в отделе оказалось необычно много народу; наплыв покупательниц был столь велик, что на какой-то момент продавцы перестали с ним справляться.

Нэнси уселась в удобное кресло и спокойно приготовилась ждать своей очереди. Мысли ее унеслись к сестрам Тэрнер и маленькой Джуди. Как бы им помочь?..

Из задумчивости ее вывели чьи-то громкие жалобы.

— Что же это творится! Мы тут стоим у вас почти десять минут! — надрывался чей-то визгливый голос. — Немедленно пришлите сюда продавщицу!

Повернувшись, Нэнси обнаружила, что это Ада и Исабел Тофэм распекают заведующего отделом.

— Сожалею, но ничего не могу поделать, мисс, — извиняющимся тоном говорил заведующий. — Видите ли, большинство покупателей пришло раньше вас. Все наши служащие…

— Вы, наверное, не знаете, кто мы такие?! — грубо оборвала его Ада.

— Конечно, знаю, — устало отвечал заведующий этажом. — Продавец скоро освободится. Подождите немного…

— Мы не привыкли ждать! — ледяным тоном Исабел Тофэм поставила «мелкую сошку» на место.

— Ну и обслуживание! — поддержала сестру Ада. — Вы отдаете себе отчет в том, что наш отец владеет значительной частью капитала Тэйлора? Если мы сообщим ему о вашем поведении, он просто велит уволить вас.

— Еще раз прошу меня простить, — тем же усталым голосом сказал заведующий, — но таково правило нашего магазина. Вам придется ждать, пока подойдет ваша очередь.

Ада резко вскинула голову. Глаза ее гневно блеснули, что отнюдь не улучшило внешности дочери Ричарда Тофэма. Ада была нехороша собой — тощая, с дурной кожей и вечно капризной миной на физиономии. Сейчас, исходящая злостью, она стала почти уродливой.

Исабел, гордость семейства Тофэмов, природа в отличие от Ады наделила некоторой привлекательностью, но лицо у нее было на редкость невыразительное. Она усвоила искусственно-светскую манеру вести беседу, которая и раздражала, и смешила. Ее мать питала честолюбивые надежды на то, что Исабел непременно выйдет замуж за представителя какого-нибудь именитого семейства.

— Сочувствую их будущим мужьям! — Нэнси тихонько фыркнула.

В этот момент ее и заметили сестры. Нэнси кивнула им. Исабел в ответ холодно наклонила голову; Ада сделала вид, что никакой Нэнси тут вообще нет.

Тем временем к девицам Тофэм уже спешила продавщица. Обе незамедлительно вылили на голову молоденькой женщины ушат бранных слов за кошмарный проступок, который та совершила: не обслужила их своевременно.

— Что вас интересует, мисс Тофэм? — От смущения продавщица была красная как рак.

— Вечерние туалеты.

Было принесено сразу несколько платьев. Нэнси с живейшим любопытством следила за тем, как сестры, пребывая в скверном расположении духа, едва глянув, отбрасывали в сторону великолепные модели. Они находили дефекты в каждом наряде.

— Вот очень элегантная вещь. — Надеясь на сей раз угодить покупательницам, продавщица развернула перед девицами Тофэм изысканно красивое платье из шифона и кружев. — Только сегодня утром получили.

Ада взяла платье в руки, окинула его взором, небрежно скомкала и швырнула в кресло. Продавщица побрела за новыми туалетами.

Воздушно-легкое платье, порядком измятое, соскользнуло с кресла на пол. К ужасу Нэнси, Ада еще и наступила на него, когда повернулась, чтобы рассмотреть что-то другое. Испытывая к сестрам настоящее отвращение, Нэнси подошла и подобрала платье с полу.

— Оставь! — крикнула Ада, недобро сверкнув глазами. — Никто не нуждается в твоей помощи!

— Ты его берешь? — спокойно спросила Нэнси.

— Не твоего ума дело!

Нэнси, не отходя, стояла с платьем, и рассвирепевшая Ада резким движением выхватила его у нее из рук, основательно порвав при этом шифоновую юбку.

— Боже мой! — испугалась Исабел. — Что ты наделала! Немедленно уйдем отсюда!

— Почему это? — нахально и во всеуслышание удивилась ее сестра. — Виновата не я, а Нэнси Дру. От нее всегда одни неприятности.

— Моей вины тут нет, — сказала Нэнси.

— Пойдем, Ада, — дрожащим голосом просила Исабел. — Идем, пока не вернулась продавщица.

Ада неохотно повиновалась и последовала за сестрой.

Нэнси, не двигаясь, смотрела, как они с неприличной поспешностью бросились к лифту. В эту минуту появилась продавщица с целым ворохом нарядных платьев и застыла в недоумении при виде порванного шифона.

— Что это? Куда делись мои покупательницы? Не говоря ни слова, Нэнси повела головой в сторону лифта. Потом сказала:

— Я тоже ищу вечернее платье. Это рваное мне очень нравится. Как вы думаете, его можно зашить?

— Господи, откуда же я знаю! — В голосе продавщицы звучали слезы. — Теперь мне, наверное, придется за него отвечать… А разве я в состоянии оплатить такую дорогую вещь?

— Я уверена, что фирма не потребует с вас денег. — Нэнси старалась успокоить расстроенную женщину. — В крайнем случае, я сама поговорю с заведующим. Обычно такую вещь просто продают с большой скидкой.

— Спасибо вам, — продавщица как будто пришла в себя, — Я позову мисс Рид, портниху, посмотрим, можно ли помочь горю.

— Но все-таки сначала давайте я примерю платье, — улыбнулась Нэнси.

Они нашли свободную примерочную. Нэнси сняла юбку блузку, надела через голову прелестный бледно-голубой вечерний наряд и продавщица застегнула на ней молнию.

— Как вам идет! — восхищенно проговорила она.

— И я себя в нем отлично чувствую. Вот теперь, пожалуйста, позовите портниху.

Появилась мисс Рид, немолодая седовласая дама. За несколько минут она переделала складки на шифоновой юбке; дыра исчезла, а общий вид платья только улучшился. Вернулась продавщица:

— Я объяснила заведующему, что произошло. Он согласился, если, конечно, вы не передумали покупать платье, уменьшить цену вдвое.

— Замечательно! — возликовала Нэнси. — Это мне как раз по карману. Никаких сомнений: я его немедленно беру. Пришлите, пожалуйста, платье… — Она продиктовала имя и адрес. А про себя усмехнулась: «Ада Тофэм нечаянно оказала мне большую услугу. Но если когда-нибудь она узнает, чем кончилась эта история, то просто лопнет от злости!» — Нэнси едва не хихикнула вслух, но сдержалась.

— Мне было очень приятно обслужить вас, мисс Дру, — сказала продавщица, когда мисс Рид покинула примерочную и они остались вдвоем. Нэнси тем временем надевала перед зеркалом свой костюмчик. — Но меня страх берет при мысли, что сестры Тофэм снова появятся в нашем магазине. Какие же они злые и чванливые! И станут еще хуже, когда получат богатство Джосиа Кроули. Вот увидите!

Женщина понизила голос.

— С наследством-то еще далеко не все ясно, а они уже подсчитывают, сколько им достанется. На прошлой неделе я слышала, как Исабел сказала сестре:

— Деньги старика мы получим. Иначе и быть не может. Бумага составлена в нашу пользу, и все формальности в ней соблюдены. Зря папа беспокоится, что кто-нибудь представит более позднее завещание и у нас все отнимут. Откуда ему взяться?

Нэнси была достаточно осмотрительна, чтобы не начать сплетничать с продавщицей. Но информация ее, разумеется, заинтересовала и даже привела в волнение. Раз мистер Тофэм так тревожится, значит, и у него есть подозрения, что где-то лежит завещание, которое может в любой момент лишить первое законной силы.

Разговор с продавщицей напомнил девушке, что у нее назначена встреча. Взглянув на свои часики, Нэнси обнаружила, что уже больше двенадцати.

— Поеду, иначе опоздаю на свидание с папой, — объяснила она продавщице.

Из магазина Нэнси отправилась прямо в контору к отцу.

До условленного часа оставалось несколько минут, но мистер Дру уже ждал ее и был готов к выходу.

— Как успехи, папа? — возбужденно спросила девушка. — Удалось договориться с мистером Ролстедом насчет обеда?

— Да, мы с ним условились встретиться через десять минут в отеле «Королевский». Ты по-прежнему считаешь, что я должен выспросить у него все, что ему известно о завещании Кроули?

— Конечно! Сейчас мне это важнее, чем когда бы то ни было.

Она пересказала отцу все, что ей наговорила продавщица у Тэйлора.

— М-да, — в раздумье протянул мистер Дру. — Юридическим доказательством это, естественно, служить не может, но старые поговорки обычно не лгут; действительно, нет дыма без огня… Ладно, пошли.

Отель «Королевский» стоял совсем близко, примерно в квартале ходьбы от адвокатской конторы. Быстрым шагом отец и дочь одолели это расстояние в несколько минут. Мистер Ролстед ждал их в холле. Карсон Дру познакомил его с Нэнси и повел в ресторан, где им был оставлен столик.

Поначалу разговор вертелся вокруг всяких второстепенных и незначительных предметов. Потом адвокаты с воодушевлением предались воспоминаниям о своем университетском житье-бытье. Потом заговорили на профессиональные темы, Нэнси уж испугалась, что они так и не доберутся до наследства Кроули.

За десертом, однако, мистер Дру умело повернул беседу в нужное русло, начав с того, что припомнил несколько сложных и необычных дел, которые ему довелось вести.

— Кстати, — заметил он, как бы между прочим, — что-то я ничего не слышу о подробностях дела Кроули. Как там с правом Тофэмов на наследство? Другие родственники наверняка ведь пытаются опротестовать завещание?

С минуту Ролстед сидел молча. Нэнси нервничала: вдруг он не пожелает обсуждать эту тему?

Но адвокат все же ответил на прямой вопрос.

— Окончательного решения по делу Кроули я не получал. Но признаюсь тебе, Карсон, что следил за ним довольно пристально в связи с некоторыми прошлогодними событиями. И считаю, что, поскольку завещание написано по всем правилам, опротестовать его не удастся.

— Стало быть, Тофэмы целиком унаследуют огромное состояние…

— Бесспорно — если не обнаружится документ, составленный позже.

— Еще одно завещание? — с самым невинным видом изумился мистер Дру. — Ты веришь, что Кроули мог его составить?

Мистер Ролстед заколебался, словно решал, имеет ли он право разглашать чужую тайну. Потом, быстро оглядевшись по сторонам, сказал, понизив голос:

— Разумеется, строго между нами…
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:02 | Сообщение # 5
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
НАПЕРЕГОНКИ С ГРОЗОЙ

— Между нами? — повторил мистер Дру, глядя на Ролстеда. — Можешь быть абсолютно уверен, Генри: что бы ты нам ни поведал, ни одна живая душа не услышит об этом ни единого слова ни от меня, ни от Нэнси.

— Ладно. Вот что я вам расскажу. Приблизительно год тому назад ко мне пришел Джосиа Кроули и объявил, что хочет составить новое завещание. Идея его заключалась в том, чтобы разделить нажитое богатство между несколькими людьми. Он выразил желание написать завещание самостоятельно и задал мне несколько деловых вопросов. Я отвел его к себе в контору и по пунктам разъяснил, как и что нужно сделать. Уходя, он пообещал показать мне бумагу, как только она будет готова.

— Значит, ты действительно видел это новое завещание? — удивленно спросил мистер Дру.

— В том-то и дело, что не видел. Как ни странно, Кроули у меня больше не объявлялся, и я понятия не имею, написал он его или нет.

— А если все-таки написал, есть вероятность, что оно не будет признано законным? — не удержалась Нэнси.

— Есть. Он мог отпечатать бумагу на машинке и подписать ее сам, без свидетелей. А в нашем штате в этом случае требуется по меньшей мере два свидетеля. Желательно даже, чтобы их было трое.

— Но что делать, если человек тяжело болен или при смерти и рядом никого нет, а он хочет оставить завещание? Мистер Ролстед пожал плечами.

— Подобные вещи иногда случаются, При условии, что бумага составлена от руки и на ней есть подпись завещателя, сомнений в том, что и текст, и подпись принадлежат одному лицу, не возникает. И суд по делам наследства утверждает такое завещание.

— Выходит, если мистер Кроули собственноручно написал и подписал документ, он будет признан законным? — Нэнси напряженно старалась вникнуть в суть проблемы.

— Совершенно справедливо. Но есть еще одно обстоятельство, и его нельзя упускать из виду. Не будучи юристом, Довольно трудно составить такое завещание, в котором все было бы абсолютно правильно с точки зрения закона. Все, до последней запятой.

Мистер Дру кивнул, соглашаясь:

— Если в завещании, написанном им самостоятельно, без посторонней квалифицированной помощи, Джосиа Кроули оставил хоть крошечную лазейку для Ричарда Тофэма, тот немедленно потащит дело в суд.

— Безусловно. Можно заранее не сомневаться, что Тофэмы в любом случае будут сражаться за деньги Кроули не на живот, а на смерть. Остальные родственники, я думаю, подали иск о праве на наследование, однако, у них до сей поры нет доказательств того, что существуют два завещания — более раннее и более позднее. Позиция их поэтому на сегодняшний день безнадежна.

Генри Ролстед откашлялся и вытер рот салфеткой.

Нэнси ни словом, ни взглядом не выдала своих эмоций. Но, поняв из рассказа мистера Ролстеда, что Джосиа Кроули, вероятно, и в самом деле написал новый документ, отменяющий прежний, в глубине души разволновалась еще больше.

Официант принес счет, мистер Дру расплатился, они поднялись и вышли из ресторана. В холле мистер Ролстед попрощался со старым приятелем и Нэнси.

— Ну как, выяснила, что хотела? — спросил отец, едва адвокат скрылся из виду.

— Папа! Я именно это и подозревала. Теперь мне никто не докажет, что второго завещания не существует. Мистер Кроули его где-то спрятал. Если бы только догадаться, где!

— Но это же все равно, что искать иголку в стоге сена, — пытался остудить пыл дочери мистер Дру.

— Я должна отыскать его как можно скорее. — Нэнси говорила серьезно и твердо. — Я хочу помочь маленькой Джуди.

На следующее утро, едва проснувшись, она снова принялась размышлять о тайне старого Кроули. С чего начать розыски, как отыскать путеводную нить? Принимая душ и одеваясь, Нэнси не переставала обдумывать все известные ей варианты, но так ни к чему и не пришла.

Пора было завтракать.

— Доброе утро! — ласково поздоровались с ней отец и Ханна Груин, когда она переступила порог столовой. За завтраком мистер Дру спросил:

— Можешь выполнить небольшое поручение, Нэнси?

— Конечно, папа.

— Нужно поехать в Мэйсонвилл и передать судье Харту несколько юридических документов. Но передать обязательно до полудня. Видишь, какое дело… Я бы, разумеется, поехал сам, но у меня сегодня несколько важных встреч, которые уже нельзя отменить. Буду тебе страшно признателен, если ты меня выручишь.

— Да я охотно съезжу в Мэйсонвилл, папа. К тому же и день сегодня прекрасный. Будет отличная прогулка. Где бумаги?

— В конторе. Отвезешь меня в центр, там их и получишь.

Сегодня на Нэнси было желтое платье с глубоким вырезом на спине и жакетик из материала того же цвета. Она побежала за сумочкой и перчатками. Не успел мистер Дру собрать свой портфель, а она уже вывела машину из гаража и ждала его у парадной двери.

— Я опустила верх, пусть нас погреет солнышко, — объяснила она отцу, когда тот садился в автомобиль.

— Пусть погреет, возражений нет. Но я что-то не слышу, чтобы ты сегодня упоминала о деле Кроули, — поддразнил адвокат дочку, пока та выруливала на дорогу. — Ты что, забыла про него?

Лицо Нэнси помрачнело.

— Нет, не забыла, конечно, но должна признаться, что не могу найти путь к его решению. Передо мной тупик, и выхода из него не видно.

— Может быть, я смогу тебе помочь… Знаешь, я ведь выяснил, как зовут двух этих девушек с Ривер-роуд, ну тех, которые тоже надеялись быть упомянутыми в завещании. Их фамилия Хувер. Ты могла бы, не откладывая дела в долгий ящик, заехать к ним на обратном пути.

— Грандиозно! Я найду их по почтовому ящику на дверях.

Они подъехали к зданию, где помещалась контора мистера Дру. Нэнси осталась ждать в машине, пока отец поднимется наверх и возьмет документы для судьи Харта. Мистер Дру вернулся через несколько минут и вручил дочери объемистый пакет в плотной оберточной бумаге.

— Отдашь это судье. Ты знаешь, где его найти?

— А как же! В старом здании Торговой трест-компании.

— Правильно.

Нэнси решила ехать в Мэйсонвилл по новому шоссе. Ведя машину, она время от времени поглядывала по сторонам, любуясь аккуратными квадратами полей, засеянными рожью и пшеницей. Там, где кончались поля, до самого горизонта тянулись округло-мягкие зеленые холмы.

— Какая красота… — думала девушка. — Хорошо бы и люди стали такими же добрыми и славными, как эта живописная природа, и не причиняли зла друг другу…

Было уже почти одиннадцать, когда Нэнси въехала в Мэйсонвилл. В конторе выяснилось, что мистер Харт ушел в здание суда. Помня просьбу отца доставить пакет не позднее полудня, она отправилась на поиски судьи.

Найти его оказалось задачей не такой уж и легкой; когда Нэнси протянула ему пакет в оберточной бумаге, как раз пробило двенадцать.

— Большое спасибо, — поблагодарил девушку судья. — Эти документы потребуются мне сразу после обеда. Нэнси улыбнулась:

— Хорошо, что я вас застала.

Узнав, что Нэнси — дочь Карсона Дру, судья Харт принялся настаивать, чтобы она пообедала у него дома, прежде чем пустится в обратный путь.

Нэнси согласилась и очень приятно провела время у Хартов. За обедом судья, смеясь, поинтересовался, не служит ли мисс Дру личным адвокатом у собственного отца.

— Служу. А почему бы и нет? — Нэнси поддержала шутку и тоже, как бы полушутя, сообщила, что адвокат интересуется делом Кроули.

— Вы случайно не знали Джосиа Кроули или хотя бы не слышали о нем?

Оказалось, это имя Картам хорошо известно.

— Их прислуга перешла к нам после смерти миссис Кроули, — объяснил судья. — Джейн, бедняжка, и сама недавно скончалась.

— Мы с Джосиа никогда не были знакомы, — добавила миссис Харт, — но Джейн как-то показала его нам с мужем на улице.

— А не знаете, были у него в Мэйсонвилле друзья или родственники?

— Скорее всего, нет, — сказал судья.

Нэнси удивилась: зачем тогда старый Джосиа явился в городок, где у него нет ни родственников, ни друзей? Особых достопримечательностей в Мэйсонвилле не имелось, на экскурсии туда не ездили. В чем же дело?

Этот вопрос заинтересовал Нэнси еще больше, когда жена судьи припомнила, что и второй раз видела мистера Кроули у них в городе.

— Давно это было?

— Пожалуй, с год тому назад; нет, даже меньше, — что-то сопоставив в уме, ответила миссис Харт.

Обед завершился; судья Харт извинился перед Нэнси, сказав, что должен срочно ехать по делам и покинул дом. Нэнси и самой пора было в путь. Она поблагодарила миссис Харт за гостеприимство и пожелала ей всех благ. Вскоре темно-синий автомобиль с открывающимся верхом на хорошей скорости мчал хозяйку в направлении дома.

— Зачем же мистер Кроули приезжал в Мэйсонвилл? — в который раз спрашивала себя Нэнси. — Нет ли тут какой-то связи со вторым завещанием?

Выбрав маршрут, который должен был в самый короткий срок привести ее на Ривер-роуд, она минут через тридцать свернула на тенистую окраинную улочку. Улочка тянулась вдоль реки Мискоки. Напомнив самой себе фамилию сестер («Хувер»), Нэнси принялась читать надписи на почтовых ящиках.

Примерно на полпути к Ривер-Хайтс, вдоволь налюбовавшись пасторальными сценками — коровы по колено в воде, овцы, мирно щиплющие траву на пушистых ярко-зеленых склонах, — Нэнси внезапно обнаружила, что солнце куда-то скрылось и вокруг потемнело.

— Собирается гроза, — догадалась она, глядя, как черные тучи стремительно несутся по небу. — Надо скорее поднять верх. Она надавила пальцем на кнопку приборной доски, но та не сработала. Озадаченная Нэнси нажала еще раз, однако результат был тем же. По машине между тем застучали крупные капли дождя.

— Промокну ведь… — Нэнси огляделась по сторонам. Никакого убежища, где можно спрятаться от непогоды, поблизости не было. «Вдруг за поворотом дом или хотя бы сарай?» — Она прибавила газу.

Быстрая зигзагообразная молния прочертила небо. Раздался сокрушительный удар грома; казалось, земля вздрогнула и раскололась. Дождь забарабанил еще яростнее.

— И почему я не взяла с собой плащ? — Губы у путешественницы тряслись.

За поворотом, на расстоянии примерно в четыреста метров, она разглядела какое-то строение с громоотводом на крыше и приободрилась. Немного подальше стоял маленький белый домик.

— Вдруг там живут Хуверы?.. — размечталась Нэнси.

Гроза тем временем разбушевалась вовсю. Небо почернело, точно ночью; пришлось включить фары, чтобы видеть дорогу. Девушка вымокла до нитки, но думала теперь не о том, как обсушиться, а о том, как избежать опасности. Она включила дворники, но и это не помогло: дождь хлестал по ветровому стеклу с такой силой, что и в нескольких метрах уже ничего было не разглядеть. Дорога, моментально раскиснув, превратилась в море грязи.

Несколько раз в жизни Нэнси попадала в грозу, но в такую страшную — никогда. Было боязно, что машину занесет и она свалится в кювет, так и не добравшись до спасительного сарая.

— Сколько же до него осталось? — недоумевала путешественница, нервничая. — Казалось, что недалеко…

В этот миг по небу слева от Нэнси пронесся и ринулся вниз гигантский огненный шар.

— Господи! Совсем рядом… — Девушка съежилась от ужаса. От электрических разрядов покалывало кожу на лице и руках. Но тут на душе у Нэнси полегчало.

— Наконец-то! — выдохнула она.

Справа, на краю дороги, неясно вырисовывались контуры сарая, окутанного плотной пеленой дождя. Она разглядела широкие, распахнутые настежь двери и, не колеблясь, въехала внутрь.

В ту же секунду раздался чей-то пронзительный крик.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:02 | Сообщение # 6
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
НЕОЖИДАННЫЙ СЮЖЕТ

Нэнси застыла за рулем. Может, она кого-то нечаянно сшибла? Сердце бешено колотилось от страха. Нэнси отворила дверцу машины, собираясь выйти.

От копны сена, стоявшей сбоку, отделилась темная фигура.

— Я, наверное, сильно напугала вас своим дурацким воплем, — произнесла девушка примерно тех же лет, что и Нэнси, делая шаг к автомобилю.

— Вы… С вами ничего не случилось? — Нэнси тяжело дышала.

— Конечно, ничего. Простите, что закричала. Я пришла сюда проверить, сколько осталось корму для цыплят. Мне даже в голову не приходило, что разразится такая жуткая гроза; я и не тревожилась насчет того, как попасть домой.

— Гроза просто кошмарная… — Нэнси чуть-чуть успокоилась.

— Не говорите. Когда она началась, мне стало по-настоящему страшно. Шума автомобиля я не слышала и совсем впала в панику при вашем появлении.

Отдышавшись, Нэнси представилась незнакомке и рассказала про свою беду.

— Верх у машины не опускается, видите? Наверное, сломалась пружина. Поэтому я и промокла до костей.

— Досада какая! — посочувствовала девушка. — Вам надо поскорее обсушиться. Смотрите, туча уходит, и дождь стал слабее; давайте попробуем пробраться к дому. Грейс вам тоже поможет… Грейс — это моя сестра. А меня зовут Элисон. Элисон Хувер.

Хувер! Нэнси ощутила было сильное искушение признаться Элисон, что именно к ним в дом она и стремилась, но быстро передумала. Лучше сейчас об этом не говорить. Расследование должно вестись по-умному.

Она улыбнулась Элисон.

— Огромное вам спасибо. Но прежде я хотела бы привести в порядок машину. Не найдется здесь пары каких-нибудь тряпок?

Элисон поискала и кое-что нашла. Вдвоем они насухо вытерли сиденья и пол в автомобиле. К этому времени кончился дождь. Пока девушки шлепали по лужам к дому, Нэнси успела как следует рассмотреть спутницу. У высокой и стройной Элисон оказались пышные рыжевато-золотистые волосы и очень белая кожа. Природа одарила ее красивым голосом; смех у нее тоже был приятным и мелодичным.

В конце концов, она и Нэнси добрались до захудалого деревенского домика. На заднем крыльце обе дружно потопали ногами, стряхивая с туфель налипшую грязь, а потом Элисон гостеприимно растворила дверь, и Нэнси вошла в светлую, веселую кухоньку.

Какая-то девушка, закрывая духовку газовой плиты допотопного вида, обернулась на стук двери и удивленно воззрилась на нее.

— Грейс, я привела гостью. — Элисон поторопилась внести ясность в происходящее. — Нэнси, познакомьтесь, пожалуйста, с моей сестрой. Грейс — глава и опора нашей крохотной семьи.

Грейс Хувер, приветливо улыбаясь, поздоровалась с Нэнси. Гостья прикинула, что по виду она года на четыре старше, чем Элисон. Выражение лица у нее было более серьезное, а манера держаться наводила на грустную мысль, что ответственность за сестру легла ей на плечи весьма рано.

Нэнси обе девушки очень понравились, она с легкостью приняла их радушие и дружескую помощь. Элисон принесла ей сухое платье, Грейс повесила одежду Нэнси сушиться у плиты и тут же достала из чулана гладильную доску, намереваясь сперва проутюжить мокрые вещи.

Нэнси, однако, даже слышать об этом не захотела и сама взялась за утюг.

— Глажка — это даже развлечение, — успокоила она сестер. — Представить не могу, девочки, что бы я без вас делала.

— Ваш приход для нас — радость, — отозвалась Элисон. — Мы мало с кем поддерживаем знакомство. Честно говоря, нам это просто-напросто не по средствам.

Грейс вынула из духовки великолепный золотисто-коричневый пирог и поставила его на стол, чтобы он немного остыл.

— Давайте хоть сегодня не будем вспоминать про деньги. У нас праздник — день рождения Элисон, на столе именинный пирог. Что еще нужно? Если вы не слишком спешите, Нэнси, разделите с нами наше скромное торжество.

Нэнси приняла приглашение с большим удовольствием.

— Пироги у Грейс всегда зверски вкусные, — гордо сказала Элисон. — Сама-то я по части кулинарных подвигов не слишком. Поле моей деятельности — амбар да цыплята.

Нэнси быстро высушила утюгом платье и жакетик и снова надела их. За это время пирог остыл, и Грейс принялась заливать его сверху шоколадной глазурью.

— Вы бы пока посидели в гостиной, — предложила она сестре и Нэнси. — А я принесу туда пирог и чай.

Нэнси с Элисон отправились в соседнюю комнату. Там было уютно, но мебели стояло совсем немного. Крашеный пол покрывали потрепанные коврики ручного плетения. Старомодный диван, стол простого дерева, три-четыре стула с прямыми спинками, масляная печь, обогревающая помещение в холодную погоду, — вот, пожалуй, и вся обстановка. На окнах, однако, висели элегантные белые занавески, и Нэнси поняла: несмотря на бедность, сестры Хувер стараются сделать свой дом уютным и привлекательным.

— Так вы и живете здесь одни? — спросила она у хозяйки. Элисон кивнула.

— Мы с Грейс поселились тут после смерти папы. Его не стало два года назад… Мама умерла еще раньше, — прибавила девушка, и голос ее на миг прервался. — Их болезни унесли все, что было в доме. Без остатка.

— От души вам сочувствую. — Исполнившись глубокого сострадания, Нэнси ни капельки не преувеличивала. — Это, должно быть, нечеловечески трудно — двум девушкам содержать ферму…

— Ферма не так велика, как прежде, — негромко и печально проговорила Элисон. — У нас сохранилось всего два гектара земли. Я понимаю, Нэнси, из вежливости вы не решаетесь спросить, как мы все же сводим концы с концами. Я вам объясню: Грейс помогает портнихе в Мэйсонвилле — конечно, когда случается работа. И себе, и мне она все шьет сама. А я выращиваю цыплят.

Из-за двери вдруг зазвучала знакомая песенка:

— С днем рождения тебя! С днем ро…

Нэнси подхватила мелодию и вдвоем с Грейс они допели:

— …ждения тебя! С днем рождения тебя, дорогая Элисон! С днем рождения тебя!

Грейс водрузила на стол пирог с восемнадцатью горящими свечами, и они с Нэнси исполнили второй куплет со словами: «И живи много лет!..»

У Элисон в глазах стояли слезы. Едва песня кончилась, именинница бурно обняла сестру, а потом и гостью.

— Это мой лучший день рождения за последние годы. — Губы у нее дрожали.

— И один из самых замечательных, на каких мне приходилось бывать, — искренне призналась Нэнси.

Элисон вдруг запела старую английскую балладу, очень красивую и мелодичную, про день рождения деревенской девушки. Нэнси слушала, пораженная чистым, серебристо-звонким голосом исполнительницы. Когда Элисон смолкла, она зааплодировала:

— Великолепно! У вас чудесный голос, Элисон! Та радостно засмеялась.

— Правда, Нэнси? Большое вам спасибо. Я с детства мечтала учиться пению, но уроки, вы же знаете, стоят баснословно дорого…

Вошла Грейс, неся поднос с душистым ароматным чаем. Пока она его разливала, Элисон задула свечи, нарезала и разложила пирог по тарелкам.

— Ничего вкуснее никогда не пробовала! — воскликнула Нэнси в полном восторге.

Они сидели втроем и разговаривали непринужденно, доверительно, точно старые друзья. Наконец сквозь тучи проглянуло солнце, и Нэнси вспомнила, что ей пора домой. Она поднялась из-за стола, и тут взгляд ее совершенно случайно упал на картину, висевшую над диваном. Картина показалась ей оригинальной, выразительной, и она сказала об этом Грейс и Элисон.

— Эту картину нам подарил дядя Джосиа. Джосиа Кроу-ли… — Элисон помолчала. — Был бы он жив, все у нас пошло бы по-другому.

При звуках имени Кроули Нэнси снова опустилась на стул. А вдруг сейчас она услышит нечто такое… Нечто такое, что подтвердит существование второго завещания?

— По-настоящему, он не был нашим дядей, — уточнила Грейс. — Но мы любили его, как самого близкого родственника. — Горло у нее перехватило, минуту-другую девушка не могла говорить. Потом, справившись с волнением, продолжала:

— Он обитал тут поблизости, на соседней ферме. Тогда еще папа и мама были живы. Все наши с Элисон несчастья нагрянули как-то сразу, в одно и то же время.

— Человека лучше, чем он, не было на свете, — вздохнула Элисон. — Многие считали его чудаком, но те, кто знал дядю Джосиа близко, не обращали внимания на его странности. К нам он был так добр! Мне, например, обещал помочь стать певицей…

— Это правда, — подтвердила Грейс. — От пения Элисон дядя всегда приходил в восхищение, говорил, что у нее серебряное горлышко, как у птички, и собирался нанять ей какого-нибудь знаменитого педагога. Увы, поселившись у Тофэмов, он про это больше не вспоминал.

— Между прочим, ему у Тофэмов очень не нравилось, — заметила Элисон. — С ним скверно обращались, ему даже приходилось скрывать, что он навещает нас с сестрой.

— Дядя Джосиа часто говорил, что относится к нам, как к родным детям, — грустно улыбнулась Грейс. — Он засыпал нас чудесными подарками, но мы любили его не за подарки, а за то, что он такой хороший. Когда мы виделись с ним в последний раз, он сказал: «Я готовлю вам крупный сюрприз, девочки. Хочу, чтобы вы были счастливы. Никаких подробностей рассказывать не стану; вы все узнаете из моего завещания». Это были его собственные слова.

— А потом все получили Тофэмы. — В словах Элисон звучало скорее удивление, чем обида. — По какой-то непонятной причине он изменил решение.

— Невозможно поверить, что дядя Джосиа забыл о своем обещании и вообще о нас, — с прежней грустью проговорила Грейс.

— Вот было бы здорово, если бы вдруг нашлось второе завещание! Более позднее, чем то, где наследники — Тофэмы. Правда, Нэнси?

— Правда, Элисон, — медленно ответила Нэнси. — По моим сведениям, мистер Кроули говорил и еще кое-каким людям, что собирается оставить им деньги. Например, сестрам Тэрнер. Вы их знаете?

— Совсем немного.

— Мой папа — адвокат, — продолжала Нэнси. — Мы с ним оба очень заинтересовались историей с наследством мистера Кроули. Это от папы я узнала вашу фамилию. Признаться честно, девочки, я и ехала-то сегодня к вам, чтобы поговорить на эту тему.

Элисон с живостью схватила Нэнси за руку.

— Вы сказали, что ваш отец — адвокат? Мы-то с Грейс ни капельки не сомневаемся, что дядя Джосиа написал новое завещание — уже после того, как был у нас в последний раз. Если бы только можно было попросить вашего отца помочь нам это доказать!

Но лицо девушки тут же омрачилось, глаза погасли.

— Я позабыла… У нас ведь нет денег, чтобы заплатить, если мы проиграем дело.

— Пусть это вас не тревожит. — Нэнси с неподдельным дружелюбием глядела на Элисон.

— Сегодня день вашего рождения, вы должны забыть о делах и чувствовать себя счастливой. Больше всего я желаю вам знаете чего? Чтобы еще до того, как вы станете на год старше, вам отошла часть денег Кроули и вы наконец смогли брать эти ваши уроки пения!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:02 | Сообщение # 7
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ВАЖНОЕ СВИДАНИЕ

Сестры дошли вместе с Нэнси до сарая.

— Приезжайте к нам! — попросила Грейс, пока юная сыщица усаживалась в свой автомобиль.

— Да, пожалуйста, приезжайте, — горячо присоединилась к сестре Элисон.

Нэнси дала слово, что приедет.

— Как только появятся какие-нибудь новости, — сказала она.

Небо прояснилось, но Ривер-роуд продолжала оставаться грязной и скользкой. Нэнси стало ясно, что ближайшие два километра — до асфальтированного шоссе — ей придется вести машину с крайней осторожностью.

— Ничего странного, что по этой Ривер-роуд почти не ездят, — бурчала она себе под нос. — Да, но каким же способом Грейс и Элисон добираются до города?

Автомобиля у дверей сестер она не заметила, автобусы же здесь не ходят.

«До чего мне хочется, — продолжала рассуждать про себя Нэнси, — чтобы я или кто-нибудь другой, неважно кто, установил место, где старый Кроули спрятал свое последнее завещание, и чтобы по этому завещанию и Тэрнеры, и Хуверы получили побольше денег. Они так в них нуждаются!.. Надо побыстрее сообщить папе о новых обстоятельствах нашего дела…»

Она решила ехать к отцу прямо в офис — вдруг тот еще не ушел? Поставила машину на ближайшую стоянку и, отойдя чуть-чуть, скорбно осмотрела ее со стороны.

— Бедняжка! Придется тебя как следует выкупать! Мистер Дру был на месте. Увидев дочь, он поспешно поднялся из-за стола, подошел и поцеловал ее.

— Как хорошо, что ты приехала! Я страшно беспокоился, не случилось ли чего, когда началась эта небывалая гроза. Ханна недавно звонила, сказала, что ты до сих пор не вернулась; я проклинал себя, что послал тебя в Мэйсонвилл.

Нэнси рассмеялась.

— А я вот она — целая и невредимая! Бумаги судье Харту доставлены; мало того, я еще выяснила у него и миссис Харт, что старый Кроули несколько раз побывал в Мэйсонвилле незадолго до смерти. Но и это не все: я познакомилась с сестрами Хувер.

Она подробно описала свой визит на Ривер-роуд, пересказала разговоры с Грейс и Элисон и, конечно, попросила отца помочь сестрам.

— Судя по тому, что ты услышала, дочка, Джосиа Кроули, пожалуй, и в самом деле оставил второе завещание, куда включил этих девушек в качестве наследниц, — произнес адвокат. — Я все больше верю в это. И охотно помогу им, чем сумею.

Он спросил, не получила ли Нэнси от сестер Хувер каких-нибудь особенно ценных сведений о мистере Кроули — скажем, о его привычках или о чем-нибудь еще, что могло бы подсказать место, где спрятан документ.

Нэнси отрицательно покачала головой, и тогда мистер Дру предложил пригласить девушек в его контору и кое-что с ними обсудить.

— Отвечая на мои вопросы, они, быть может, припомнят что-нибудь важное.

Адвокат с минуту изучал свой настольный календарь, потом поднял глаза:

— Как ты смотришь на то, чтобы позвать их завтра в два сорок пять? Я смогу уделить им примерно полчаса.

Вместо ответа Нэнси крепко обняла отца и попросила разрешения позвонить Хуверам прямо из конторы.

Грейс и Элисон живо откликнулись на приглашение; Нэнси сказала, что заедет за ними, привезет в город, а потом доставит обратно домой.

— Нэнси, вы ангел! — в полном восторге закричала Элисон в трубку. — Теперь я поняла, вы твердо решили раскрыть тайну завещания!

В голову Нэнси пришла неожиданная идея. Она спросила Элисон, на сколько они с сестрой смогут задержаться в Ривер-Хайтс.

— Господи! На сколько надо, на столько и задержимся.

— Отлично. Тогда я приглашаю вас к нам на ужин.

— К сожалению, я не смогу присоединиться к вашей компании. — Мистер Дру объяснил дочери, что на завтра приглашен на обед, а вечером у него совещание.

В эту минуту в дверях адвокатской конторы показался мэр Ривер-Хайтс, и девушка поднялась со стула. Она обменялась с мэром несколькими фразами и повернулась к отцу:

— До скорого, папа.

По дороге домой Нэнси притормозила на небольшой узкой улочке у дверей старомодного особняка. В нем жил синьор Масканьи, знаменитый учитель пения. Год назад, уйдя на покой, маэстро поселился в их небольшом городке, но нескольких особенно одаренных учеников все-таки продолжал обучать своему искусству. Нэнси представилась пожилому краснолицему джентльмену с гривой пышных седых волос и, что называется, сразу взяла быка за рога.

— Синьор Масканьи, не согласитесь ли вы послушать мою подругу и честно сказать — есть у нее шансы стать настоящей певицей или нет? Если есть и она сумеет достать денег, чтобы платить за уроки, может быть вы возьметесь учить ее?

Синьор Масканьи некоторое время безмолвно разглядывал Нэнси, потом заговорил:

— Не похожи вы на человека, который явился с бессмысленной идеей. Обычно я не беру начинающих. Но соглашусь послушать, как поет ваша подруга. Однако зарубите себе на носу, мисс, ничего, кроме правды, вы от меня не услышите, и если ваша приятельница никуда не годится, — он рассмеялся, — я сообщу ей об этом тут же. А она уж пусть как-нибудь переживет обиду.

Тут засмеялась и Нэнси:

— Больше всего на свете уважаю честность. Подруга моя, по совести говоря, даже не подозревает, что я пришла к вам с этой просьбой; то, что вы готовы ее послушать, будет для нее полной неожиданностью. Сама я в голосах, конечно, ничего не смыслю, но почему-то думаю, что она вас не разочарует. В любом случае, мы обе будем вам очень признательны и подчинимся любому приговору.

Нэнси условилась с синьором Масканьи, что привезет Элисон на следующий день в четыре часа, и ушла от него, терзаемая противоречивыми чувствами.

«Может быть, я встала на опасный путь? — спрашивала она себя по дороге домой. — Может быть, и так. Но интуиция, та самая, про которую говорил папа, убеждает меня, что надо идти напролом…»

Назавтра, заехав за Хуверами, Нэнси ни словом не обмолвилась о визите к синьору Масканьи. Все вместе они отправились в контору к мистеру Дру, и последний тотчас принялся расспрашивать сестер о мистере Кроули.

— Насколько мне известно, ваш покойный друг был человек до некоторой степени… ну, скажем так, эксцентричный, — начал адвокат, обращаясь к Грейс и Элисон. — Я прошу вас вспомнить и рассказать мне обо всем, что делал или говорил Джосиа Кроули. Обо всем, что поможет нам понять ход его мыслей и позволит установить место, куда он спрятал свое второе завещание.

— Дядя Джосиа был довольно рассеян. — Грейс ответила первой. — Сколько раз я видела, как он рыщет по дому в поисках очков, а те у него на лбу.

— А он терял вещи?

— О да! — рассмеялась Элисон. — Дядя Джосиа имел привычку все прятать в «безопасные места». Это он их так называл. Но места оказывались «безопасными» до такой степени, что ему уже не удавалось отыскать спрятанное.

— Следовательно, — волнуясь, вмешалась в беседу Нэнси, — мистер Кроули мог куда-то положить завещание, а потом начисто забыть куда?

— Очень даже мог, — согласилась Грейс. — Лично я считаю, что дядя Джосиа именно так и поступил, живя у Тофэмов. Он однажды нам позвонил и стал рассказывать, как То-фэмы изо всех сил стараются выманить у него деньги: «Они, наверное, надеются получить все, что у меня есть, только потому, что я поселился у них в доме. Ничего подобного. Они останутся в дураках — я составил новое завещание». Эти слова он произнес со своим обычным странноватым сдавленным смешком. И добавил: «На сей раз я не доверю бумагу ни одному юристу. Я положу ее туда, где она будет в полной безопасности».

Элисон повернулась к мистеру Дру:

— Вы думаете, что дядя Джосиа спрятал завещание где-то в доме у Тофэмов?

Адвокат молчал, сосредоточенно глядя на стол. Прошло несколько минут.

— Предположим, что так, — сказал он наконец с сомнением в голосе, — но борьба, боюсь, все равно предстоит очень трудная. Тофэмов будет нелегко уговорить дать нам возможность обыскать их жилище.

Нэнси в этот момент пришла в голову мысль, от которой она даже вздрогнула. А вдруг Тофэмы, встревоженные слухами о втором завещании, сами взялись за поиски, перерыли дом, нашли документ и уничтожили?

Она искоса вопросительно глянула на отца и по выражению его лица догадалась, что он подумал о том же. Тем не менее делиться с сестрами своими предположениями и обескураживать их не следовало.

Мистер Дру расспрашивал Грейс и Элисон о привычках и странностях старого Кроули до половины четвертого. Потом объяснил, что у него назначена еще одна встреча и он вынужден завершить разговор. Но пообещал, что сделает для сестер Хувер все возможное и никакой платы за свою работу не возьмет.

— По крайней мере, до тех пор, пока она не принесет ощутимых результатов, — добавил он с улыбкой.

— Вы так добры к нам, вы и ваша дочь! — Грейс поднялась, протягивая руку отцу Нэнси. — Вы даже не представляете, как много значат для нас с Элисон ваше внимание, ваша забота…

Когда девушки уселись в машину, Нэнси объявила, что намерена познакомить их еще кое с кем, и прямиком направилась к дому синьора Масканьи. Подойдя к парадному крыльцу, сестры и Нэнси услышали звуки арии из «Тоски» в исполнении превосходного сопрано.

— Какой замечательный голос! — тихонько восхитилась Элисон.

На звонок к девушкам вышла служанка, отвела их в небольшую комнату и попросила подождать, пока синьор Масканьи закончит урок. Озадаченная Элисон ждала от Нэнси объяснений.

— Это мой сюрприз, — лукаво посмотрела на нее Нэнси. — Синьор Масканьи обещал послушать твое пение. Если ты выдержишь экзамен, он подумает, не взять ли тебя в ученицы — ну, разумеется, после того, как мы отыщем деньги, чтобы платить за уроки.

Элисон была до того ошеломлена, что буквально лишилась дара речи. Зато Грейс была не в силах сдержать эмоций:

— О Нэнси, Нэнси, что будет твоим следующим благодеянием?! Мы знаем друг друга всего сутки, а ты уже подняла наш боевой дух до небес!

Тут отворилась дверь и в сопровождении синьора Масканьи на пороге показалось юное сопрано. Синьор Масканьи попрощался с ученицей и пригласил девушек в студию. Нэнси представила ему сестер Хувер.

— Это вы — певица, — Старый педагог сразу же остановил взор на Элисон. — Сие можно определить уже по тому, как вы говорите.

Он, очевидно, понял, что Элисон предельно смущена и растеряна, и завел разговор о всяких посторонних предметах, не связанных с музыкой. Потом показал гостьям несколько картин и скульптур, которые привез из Италии.

— Я их очень высоко ценю…

— Статуэтки так изящны, — не без робости заметила Элисон.

Синьор Масканьи позвал их к окну, выходившему во двор, и они полюбовались прелестным садом, разбитым за домом. Потом, по-видимому, решив, что Элисон уже несколько освоилась у него в студии, он сел за большой рояль.

— Что же вы нам споете? — Масканьи добродушно глядел на девушку. — Встаньте, пожалуйста, ко мне лицом.

— Что-нибудь совсем простое, — ответила та. — Можно «Прекрасную Америку»?

Педагог кивнул, спросил, в каком ключе аккомпанировать, и заиграл.

Элисон пела с истинным вдохновением. Нэнси даже подумала, что голос ее звучит еще лучше, чем накануне, в домике на ферме. Когда она умолкла, синьор Масканьи попросил ее спеть гамму, затем отдельные звуки, переходя с октавы на октаву.

— У вас превосходный диапазон голоса, мисс Хувер. — Синьор Масканьи все еще был предельно лаконичен.

Потом в течение получаса Элисон по его просьбе пела коротенькие песенки в разных музыкальных ключах, в одном месте он даже присоединился к ней, и они пропели два куплета дуэтом. Наконец синьор Масканьи круто повернулся на табурете и обвел взглядом Нэнси и Грейс.

— Я уверен, — произнес он с пафосом, — я убежден, что в один прекрасный день Элисон Хувер проснется оперной звездой, знаменитостью!

Они еще не успели опомниться, как старый педагог вскочил со своего табурета и с пылкостью сжал руку певицы. Только тут до сознания Элисон дошел смысл его слов, и слезы покатились у нее по щекам.

— Bravissimo! Bravissimo! — кричал итальянец. — Вы поете, плачете, улыбаетесь! Magnifico! Из вас выйдет и великолепная драматическая актриса. Splendida!

Нэнси и Грейс в свою очередь тоже готовы были расплакаться, так их потрясло происходящее. Однако все трое посерьезнели, вспомнив, что остается финансовая проблема. За обучение у этого замечательного человека надо было платить, и они понимали, что немало.

Элисон разговорилась и поведала седовласому маэстро свою историю.

— Но я убеждена, — объявила она под конец, храбро улыбаясь, — что так или иначе добуду денег, и тогда уж не стану учиться ни у кого другого, только у вас, синьор Масканьи. Я скоро приду сюда снова, пусть лишь изменятся мои обстоятельства. Спасибо вам великое — превеликое. Пойдемте, девочки, ради бога, пойдемте!

Элисон, снова заплакав, бросилась к двери и выбежала из комнаты. Синьор Масканьи на несколько минут задержал у себя Нэнси и Грейс.

— Эта ваша Элисон, — воскликнул он, — она просто изумительна! Я хотел бы сам давать ей уроки и быть спокойным, что ее учат правильно. Но поймите — у меня же нет возможности преподавать бесплатно. — Он вскинул руки и расстроено затряс седой головой. — Хотя вот что… Я могу снизить цену…

— Мы непременно достанем деньги, маэстро! — заверила его Нэнси. Потом они с Грейс горячо поблагодарили Масканьи и поспешили на улицу вслед за Элисон.

В этот вечер в доме у Дру все были необыкновенно возбуждены и взволнованы — каждый на свой лад. Ханне Груин очень понравились сестры Хувер. Узнав про талант Элисон, она пришла в восторг. Разговор за столом шел шумный, веселый, а потом Нэнси с миссис Груин отвезли сестер на ферму. Прощаясь, Нэнси еще раз дала слово своим новым подругам сделать все, что в ее силах, чтобы найти завещание, от которого зависит их судьба.

Но где его искать? Препятствия, признаться по совести, стали казаться Нэнси непреодолимыми.

Утром за завтраком мистер Дру дал дочери неожиданный совет.

— А может, стоит отвлечься на время от дела Кроули, отдохнуть от размышлений? Глядишь — и снизойдет на тебя какое-нибудь озарение…

— Оригинальная идея, папа, — улыбаясь, кивнула головой Нэнси. — Ты прав. Пойду погуляю на свежем воздухе, проветрю свои бедные мозги.

После завтрака она быстрым шагом двинулась в направлении тенистого городского парка. В эти дни там проходила выставка роз, и Нэнси решила полюбоваться цветами. Не успела она пройти по парковой дорожке и ста метров, как увидела Исабел и Аду Тофэм. Малосимпатичные сестрицы сидели на скамейке, на которую чуть не наткнулась Нэнси.

— Вот уж кого сейчас я хотела бы видеть меньше всех на свете, — подумала девушка. — Они наверняка скажут мне какую-нибудь гадость, и я потеряю самообладание. При одной мысли о том, как изменится жизнь и у Грейс с Элисон, и у Тэрнеров, если им достанется хотя бы десятая доля наследства, на которое зарится семейка Тофэмов, я готова прийти в бешенство!

Нэнси остановилась, соображая, не повернуть ли назад.

«Нет! — сказал она себе сердито. — Не поверну. Пойду и посмотрю на розы. Обойду этих проклятых Тофэмов стороной, они меня и не заметят». Нэнси пошла дальше, стараясь шагать как можно бесшумнее. Ей и в голову не приходило подслушивать беседу своих одноклассниц, но одно слово случайно достигло ее ушей, и она замерла на месте как вкопанная.

Она отчетливо слышала, как Исабел сказала: «Завещание»…

В девушке проснулся инстинкт сыщика, сердце забилось часто и тревожно.

«Конечно же, речь идет о завещании Джосиа Кроули», — сделала Нэнси единственно возможный логический вывод.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:03 | Сообщение # 8
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
СЕРДИТАЯ СОБАКА

Настоящий детектив не упустит ни одной детали, относящейся к расследованию, в котором он принимает участие. Поэтому не было ничего странного и противоестественного в том, что Нэнси совершенно умышленно, хотя и соблюдая крайнюю осторожность, приблизилась к скамейке, на которой расположились девицы Тофэм. И тут же услышала гнусавый голос Ады:

— Если отыщется новое завещание, мы останемся на бобах.

Исабел что-то ответила, но приглушенным тоном. Потом юной сыщице удалось разобрать еще две фразы, произнесенные Адой:

— Лично я не очень-то верю, что Джосиа Кроули составил новую бумагу, взамен той, что у папы. — Ада негромко хихикнула. — Мама следила за ним зорко, точно ястреб.

— Или только думала, что зорко, — язвительно возразила Исабел. — Не забывай, что старик несколько раз вырывался у нее из когтей.

— Ты права, вырывался… И что меня больше всего бесит, так это Нэнси Дру, которая верит в новое завещание и надеется его найти. Вот почему она и принимает участие в этих Хуверах. Я собственными глазами вчера видела, как они втроем входили в офис мистера Дру… Ясно же, не затем, чтобы выпить по чашечке чаю!

Если она заинтересует отца делом Кроули, глядишь, и отыщется где-нибудь этот проклятый документ. Может, он и вправду написан… Ох, как я ненавижу эту девчонку, которая сует нос не в свои дела и вечно стоит у нас поперек дороги!

Тут Нэнси едва удержалась от смеха, но сразу же посерьезнела: значит, Тофэмы по-прежнему сильно обеспокоены вторым завещанием… Затаив дыхание, стараясь не шелохнуться, она продолжала смотреть и слушать.

— Ты такая мнительная, Ада. — Исабел в раздражении дернула плечом. — Положись на родителей, они в курсе всего, что происходит. От них ничего не скроется. Отец с матерью не допустят, чтобы такая куча денег ускользнула из наших рук. Да и в конце концов эти деньги принадлежат нам по праву!

— Что верно, то верно, — признала Ада правоту сестры. — Должны же мы получить наследство Джосиа, раз нянчились с ним и терпели его целых три года! Какая умница мама, что не брала у старика денег за жилье и еду!

Больше Нэнси ничего не услышала. Беседа закончилась, сестры поднялись со скамейки и удалились. Дождавшись, пока они отойдут подальше, Нэнси вышла на дорожку и села на опустевшую скамью, размышляя над всем, что узнала.

«Теперь у меня нет сомнений: если второе завещание существует, то Тофэмы его пока что не нашли и не уничтожили. Господи, какое счастье! Да, но где оно?»

Нэнси прекрасно отдавала себе отчет в том, что найти завещание — значит получить верный шанс на выигрыш.

«Надо спешить, иначе Тофэмы где-нибудь на него наткнутся!»

В течение следующих десяти минут Нэнси снова скрупулезно проанализировала факты, имеющиеся в ее распоряжении.

«Должен, непременно должен быть ключ к разгадке, а я его проглядела…»

Внезапно девушка вскочила на ноги.

— Как же я раньше не подумала! Тэрнеры и Хуверы, они же не единственные, кто должен быть упомянут в завещании. И мне это прекрасно известно. У мистера Кроули были и другие родственники и друзья, они-то и подали иск. Надо выяснить их имена, найти и поговорить с ними. Может, тайна наконец и раскроется…

Не теряя ни минуты, Нэнси отправилась в контору к отцу. Адвокат был занят: у него шло важное совещание. Нэнси пришлось подождать, пока оно закончится и ее позовут в кабинет.

— Что случилось на сей раз? — с улыбкой спросил мистер Дру, когда Нэнси буквально ворвалась в комнату. — Ты раскрыла тайну или у тебя кончились деньги?

Щеки у Нэнси горели, глаза расширились от волнения, ресницы трепетали.

— Не дразни меня, — попросила она. — Мне нужно получить от тебя кое-какую информацию.

— К вашим услугам, сударыня.

Начинающий Шерлок Холмс передал отцу содержание разговора, подслушанного в парке, и поделился с ним выводами, к которым пришел.

Мистер Дру слушал дочь не прерывая, лицо его выражало живейший интерес.

— Ход рассуждений блестящий, — похвалил он Нэнси. — Только, к сожалению, мне вряд ли чем-нибудь удастся тебе помочь. Я не знаю ни самих этих родственников и друзей покойного Кроули, ни их имен.

На лице Нэнси читалось глубокое разочарование.

— Вот обида… — вздохнула она. — Этого я не предвидела. Мне дозарезу нужно потолковать с ними как можно скорее. Отсрочка — даже на один день — может нам дорого обойтись: Тофэмы ищут второе завещание, почему бы им не обнаружить его, скажем, сегодня и не порвать тут же в клочки?

Внезапно она снова повеселела.

— Все ясно! Надо сейчас же ехать к сестрам Тэрнер. Уж они-то знают, как зовут их родню и где она живет. Нэнси вскочила со стула.

— Погоди минутку, — остановил ее отец. — Сядь. Мне нужно сказать тебе кое-что серьезное… Послушай, Нэнси, хорошо ли ты понимаешь, в какую историю впутываешься?

— Что ты имеешь в виду?

— А вот что. Работа сыщика — не самое безопасное занятие на белом свете. Ричард Тофэм, и мне это доподлинно известно, превращается в весьма неприятного господина, если встать у него на пути. Предположим, ты сумеешь выяснить нечто такое, что способно сорвать его планы; вся семейка Тофэмов тотчас дружно начнет чинить тебе всевозможные препятствия.

— Я их не боюсь, папа.

— Отлично. Я знал, что именно это ты и скажешь. Меня радует твое мужество, но я не хочу, чтобы ты вступила в бой, не имея представления о силах противника.

— В бой?

— Да, в самый настоящий бой. Без жестокой борьбы Тофэмы от богатства не откажутся. Впрочем, если они очень уж на тебя насядут, им придется иметь дело со мной.

— А вдруг я найду завещание?

— Тогда я напишу заявление в суд.

— Вот спасибо! Ты самый лучший папа в мире. Такого ни у кого больше нет!

Они распрощались. Нэнси заторопилась домой: надо |было срочно взять машину и мчаться к Тэрнерам. Она наскоро поделилась планами с Ханной Груин, и та опять предостерегла ее:

— Не влезай в это дело слишком глубоко, деточка. Ты с таким жаром стремишься помочь другим, что забываешь о собственной безопасности.

— Обещаю быть осторожной, как кошка, гуляющая по мокрой крыше, — смеясь, заверила Нэнси Ханну и выбежала из дому.

Через несколько минут, выведя задним ходом машину из гаража и заперев ворота, Нэнси уже ехала в направлении дома Тэрнеров. В голову приходили все новые и новые идеи; она не заметила, как добралась до места.

— Привет, Джуди! — окликнула она девочку. Та играла во дворе крошечным бадминтонным воланом. В розовом спортивном костюмчике Джуди выглядела совершенно очаровательной. Костюмчик был расшит забавными медвежатами — дело рук любящих тетушек.

— Привет, Нэнси! Как хорошо, что ты приехала! Теперь мне будет с кем играть! — Джуди со всех ног бросилась к гостье.

Нэнси охотно взяла ракетку и послала девочке легкий, как перышко, волан:

— Бей!

Джуди промахнулась, но сразу же подняла волан с земли и ударила по нему так ловко, что он пролетел над самой сеткой. Нэнси отбила удар; на этот раз волан попал точно в центр ракетки, и Джуди послала его обратно.

Девочка была вне себя от счастья.

— Нэнси, лучше тебя никто не играет в бадминтон! — крикнула она звонко.

Минут через десять Нэнси опустила ракетку.

— Теперь пойдем в дом, Джуди. Мне нужно поговорить с твоими тетушками.

Джуди вприпрыжку побежала вперед, шумно извещая домашних о прибытии лучшего игрока своей команды.

— Добрый день, Нэнси, — приветливо заулыбались сестры Тэрнер, едва девушка переступила порог гостиной.

— Из окна мы пристально следили за вашей игрой, — сказала Мэри. — Для Джуди это было настоящее наслаждение. Мы-то с Эдной не слишком сильны по этой части.

— Я получила удовольствие не меньшее, чем Джуди, — ответила Нэнси. — Страшно рада видеть вас всех снова.

Она не забыла справиться, поймала ли полиция воров, похитивших серебряные подсвечники.

— Пока нет, — пожала плечами Мэри. — Но что еще печальнее, мы обнаружили пропажу и других вещей.

— Какие негодяи! — с новой силой возмутилась Нэнси. — Но, знаете, я все-таки верю, что их схватят и вернут вам украденное.

Потом прибавила:

— Я приехала сюда по очень важному делу.

— Да? А что случилось?

— Мне запомнился ваш рассказ о мистере Джосиа Кроули. Я не раз о нем думала. А на днях я познакомилась с двумя девушками — с Грейс и Элисон Хувер; по их словам, мистер Кроули пообещал им то же самое, что и вам, — ну, я имею в виду часть наследства.

— Поразительно! — Эдна Тэрнер от удивления даже всплеснула руками. — Ив самом деле, Джосиа называл при нас фамилию Хуверов и говорил, что у Элисон замечательный голос.

— Мой отец и я заинтересовались этим делом, обсудили его и теперь склонны согласиться и с вами, и с Хуверами. Вполне возможно, что мистер Кроули перед смертью написал новое завещание, которое где-то спрятал.

— Ах, если бы его найти… — мечтательно проговорила Мэри. — Джуди ждало бы совсем другое будущее…

— Так вот что я хочу сделать… — продолжала Нэнси. — Мне надо встретиться и побеседовать со всеми друзьями и родственниками мистера Кроули, каких удастся отыскать. Не исключено, что найдется кто-нибудь, кто подскажет мне, где может храниться последнее завещание. Я приехала спросить, не живет ли кто-то из них в здешних краях?

— Троих я, пожалуй, могла бы назвать, — подумав, решила Эдна.

Первыми прозвучали имена Фреда и Уильяма Мэтьюсов. Братья, старые холостяки, жили на ферме поблизости от Тайтэсвилла.

Изложив эти сведения, обе сестры Тэрнер неожиданно залились густым румянцем. Они сначала как-то неуверенно переглянулись, потом обратили взоры к Нэнси. После неловкой паузы Эдна объяснила, в чем дело.

— Много лет назад Фред сделал предложение Мэри, а Уильям — мне, и каждая их нас была близка к тому, чтобы согласиться. Но тут в семье произошла трагедия, на руках у меня и у сестры оказалась мать Джуди, маленькая осиротевшая девочка, и мы решили отказаться от замужества.

Очередную нелегкую паузу прервала Джуди.

— Знаешь, Нэнси, тети обещали когда-нибудь дать мне одну из кукол моей мамы. Здорово, правда?

— Еще бы! — Нэнси погладила малышку по голове. — И ты мне ее непременно покажешь… — Она повернулась к сестрам:

— А кем братья Мэтьюс приходятся мистеру Кроули?

— Они его двоюродные братья по материнской линии.

— Как вы думаете, они не рассердятся, что к ним с расспросами пристает незнакомый человек?

— Что вы, ни в коем случае! — Мэри решительно отвергла предположение Нэнси. — Это очень деликатные и добрые джентльмены.

— Кроме того, вы им с самого начала скажите, что вас послали мы с Мэри, — посоветовала Эдна.

— Сколько отсюда до Тайтэсвилла? — осведомилась Нэнси.

— Не больше восьми километров, если ехать по дороге 1ОА. Вы туда доберетесь за пять минут. Это по пути в Мэйсонвилл. Нэнси, а может, вы останетесь и пообедаете с нами?

Юной сыщице не терпелось продолжить свои розыски, она уже начала было отказываться от обеда, но тут к Эдне присоединилась Джуди.

— Пожалуйста, о пожалуйста, Нэнси, останься! Пока тети займутся приготовлениями, мы с тобой поиграем в бадминтон.

— Хорошо. — Можно ли было отказать девочке? — Останусь. И спасибо за приглашение.

Было почти два, когда она наконец собралась уезжать.

— Слушай, Мэри, — вспомнила вдруг Эдна, — мы же забыли о кузине жены Джосиа. О миссис Эбби Роуэн. Ей-то, наверное, больше, чем кому бы то ни было, известно о завещании.

— Правильно! Вам обязательно надо позвонить ей, Нэнси. Как-то раз Джосиа занемог, и она за ним ухаживала… Джосиа был о ней чрезвычайно высокого мнения. Про Эбби он тоже не раз говорил, что намерен ей кое-что оставить. Она вдова и живет в бедности.

— Даже какие-нибудь несколько тысяч долларов, и те были бы для нее большим подспорьем, — вздохнула Эдна. — Эбби сейчас, должно быть, за восемьдесят, она теряет память. А детей нет, и присмотреть за старой женщиной некому.

— Где мне найти миссис Роуэн? — В душе Нэнси надеялась, что слишком далеко ехать не придется.

— Эбби живет на Уэст-Лэйк-роуд, — ответила Эдна. — Это порядочная даль.

— Тогда сегодня я туда уже не поеду, — решила юная сыщица. — Но как только смогу, съезжу обязательно. А теперь мне пора.

Нэнси поблагодарила сестер Тэрнер и двинулась к двери, Так сразу, однако, уйти ей опять не удалось. Джуди потребовала, чтобы Нэнси посмотрела, как она прыгает через веревочку и танцует с хула-хупом на лужайке.

— Джуди нас все время чем-нибудь да развлекает, — негромко сказала Мэри. — Мы уверены, что она очень талантлива.

Нэнси тоже в этом не сомневалась и, едучи по дороге 1ОА, все думала и думала о том, что на деньги старого Джосиа девочка смогла бы получить именно то образование, какое ей нужно.

Проехав восемь километров в нужном направлении, она стала поглядывать на почтовые ящики, и на одном вскоре различила фамилию «Мэтьюс». Дом стоял в стороне от дороги, на довольно большом от нее удалении, перед домом был луг. Какой-то мужчина, управляя маленьким трактором, косил на лугу траву.

По узкой дорожке Нэнси подкатила поближе к дому и остановилась неподалеку от места, где шла работа. Мужчина сидел к ней спиной и, очевидно, из-за шума трактора не слышал, как подъехал автомобиль. Она решила подождать, пока он освободится.

Поглядев вперед, туда, где высился дом, Нэнси вдруг увидела нечто такое, что привело ее в смятение. Щенок немецкой овчарки, застряв между камней полуразрушенной стены, тщетно пытался выбраться на волю и жалобно скулил. Нэнси тотчас бросилась на выручку и освободила малыша. Но тот продолжал скулить, и она, взяв щенка на руки, принялась рассматривать его лапы.

— Ах, ты мой несчастный! — На одной из задних лап виднелась ранка. — Это надо немедленно чем-нибудь смазать.

Самым правильным, по-видимому, было бы отнести щенка мужчине, что косил траву, Нэнси уже направилась к нему через дорожку, но тут где-то сбоку раздалось грозное рычание. Она оглянулась: огромная немецкая овчарка, скорее всего мать щенка, большими прыжками неслась ей неперерез.

— Он цел, не волнуйся! — успокоила Нэнси собаку. — Я вовсе не собиралась отнимать твоего детеныша.

Считая, что отношения выяснены, девушка сделала еще два шага вперед. Дальше, однако, ей продвинуться не удалось. Свирепо лая, овчарка бросилась на Нэнси и сбила ее с ног.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:03 | Сообщение # 9
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ЗАБЫТЫЙ СЕКРЕТ

Нэнси закричала, зовя на помощь. Ода надеялась, что крик достигнет ушей фермера и тот спасет ее от зубов овчарки. Она ни секунды не сомневалась, что рассерженная собака вот-вот ее укусит. Животное тем не менее не причинило девушке ни малейшего вреда.

Дело в том, что при падении юная сыщица выпустила из рук свою ношу. Один прыжок — и овчарка оказалась около щенка, зубами схватила его за загривок и рысцой затрусила прочь, явно считая инцидент исчерпанным.

— Повезло же мне на этот раз… — Нэнси перевела дыхание, потом поднялась с земли, почистила одежду и стояла, горестно вперив взор в большую дыру на свитере.

Тем временем человек, косивший траву, развернул свой трактор, увидел конфликт, разыгравшийся между собакой и девушкой, и бегом кинулся наводить порядок. Он начал с жаром извиняться за поведение собаки, но Нэнси остановила его:

— Я сама виновата. Надо было сразу же опустить щенка на землю. Мать наверняка решила, что я собираюсь его похитить.

— Вполне возможно.

Нэнси объяснила, почему ей пришлось взять малыша на руки, и фермер сказал, что позже обязательно осмотрит ранку.

— Все остались целы и невредимы, — заключил он. — Спасибо, что не оставили щенка в беде… Вы приехали ко мне или к брату? Я — Фред Мэтьюс.

Нэнси в свою очередь представилась и сообщила, что знакома с сестрами Тэрнер и еще кое с кем из тех, кому была обещана доля в наследстве мистера Кроули.

— Мой отец, адвокат Карсон Дру, и я работаем над этим делом. Мы оба убеждены, что где-то спрятано завещание, написанное Джосиа Кроули позже, чем то, что предъявил мистер Тофэм, и хотим его найти.

— И вы приехали в надежде, что у нас с Уильямом есть ключ к разгадке этой тайны? — Голубые глаза Фреда смотрели по-мальчишески весело.

— Совершенно верно, мистер Мэтьюс. Кстати, мистер Кроули и в самом деле когда-то обещал оставить вам часть своего состояния?

— Конечно, обещал.

Из дома вышел еще один мужчина, и Фред представил его Нэнси. Оба они, Уильям и Фред, были высоки, худощавы и мускулисты. Волосы у братьев поседели, но лица оставались молодыми.

— Давайте обсудим нашу проблему прямо тут, под деревом. — Фред усадил Уильяма и Нэнси в плетеные кресла, стоявшие неподалеку. Он растолковал брату, в чем суть просьбы Нэнси, а потом спросил у него:

— Кузен Джосиа когда-нибудь хоть словом, хоть намеком обмолвился, что написал завещание, где мы не упомянуты?

— Ни разу в жизни. Когда его не стало, я думал, что мы вот-вот получим свою долю. Признаться по чести, мисс Дру, нас с Фредом как громом поразило известие, что по завещанию все переходит к Тофэмам. Кузен Джосиа уверял нас совсем в другом.

— Чистая правда, — подтвердил Фред. — Но, видно, мы с Уильямом рано радовались: цыплят-то по осени считают. Вообще мы кое-как все же сводим концы с концами благодаря небольшой ферме, которой владеем. Хотя работники и оборудование стоят неимоверно дорого… Единственное, о чем мы всю жизнь мечтали и чего не могли себе позволить, — это путешествия. Вот мы и хотели поездить по свету на деньги кузена Джосиа.

— Но мечта наша лопнула, как мыльный пузырь, — понурился Уильям. — Видно, путешествия не для нас придуманы… Нэнси улыбнулась:

— Стоит уповать на лучшее. По крайней мере, мы с папой надежды не теряем.

В глубине души она была сильно разочарована: братья ничем не помогли ей в розысках пропавшего завещания. Посидев еще немного, она простилась с ними и вернулась домой.

— Полное отсутствие информации, — огорченно доложила Нэнси отцу. — Будем надеяться, что визит к миссис Эбби Роуэн окажется удачнее.

Утро следующего дня застало ее уже в пути. Она ехала к старой леди, то и дело спрашивая дорогу у всех, живущих на Уэст-Лэйк-роуд.

«Вот это, пожалуй, и есть дом Эбби Роуэн, — сказала себе Нэнси. — Вполне соответствует описаниям».

Она выбралась из машины и постояла пару минут перед одноэтажным каркасным строением, сильно нуждавшимся в покраске и ремонте. Дворик вокруг дома зарос бурьяном, деревянный забор уныло покосился…

— Заброшенное какое-то место, — пробормотала Нэнси. — Ладно, все равно надо выяснить, дома ли миссис Роуэн.

По бугристой, заросшей сорняками дорожке девушка подошла к парадной двери и легонько постучала по ней костяшками пальцев. Ответа не было; выждав чуть-чуть, она постучала снова. На сей раз изнутри раздался приглушенный женский голос:

— Кто там? Если разносчик, то мне ничего не надо.

— Я ничего не продаю, — заверила Нэнси. — Будьте добры, позвольте мне войти.

Последовало довольно долгое молчание, потом дрожащий голос произнес:

— Я не сумею вам открыть. У меня повреждена нога и я не встаю.

Нэнси слегка поколебалась, прежде чем с силой толкнуть дверь, но потом решилась. Дверь отворилась. Вступив в полутемную мрачную комнату, она разглядела на кушетке чье-то хилое, болезненно съежившееся тело. Эбби Роуэн лежала неподвижно под старой шалью, увядшее ее лицо было искажено страданием.

— Меня зовут Нэнси Дру, я приехала помочь вам, миссис Роуэн.

Женщина повернула голову и с изумлением посмотрела на незнакомую девушку.

— Приехали помочь? — повторила она недоверчиво. — Вот уж не думала, что кому-то есть еще дело до старой Эбби.

— Разрешите, я поправлю вам подушки. — Нэнси осторожно передвинула больную; та приняла теперь более удобную позу.

— Я вчера упала с лестницы в погребе, — объяснила миссис Роуэн. — Повредила бедро и растянула связку на ноге.

— И не вызвали доктора?

— Не вызвала. — Эбби тяжело вздохнула. — В доме, кроме меня, ни души. И связаться ни с кем я не могу: нет телефона.

— А вообще-то вы в состоянии передвигаться?

— Самую малость.

— Значит, бедро не сломано, — приободрившись, констатировала Нэнси. — Дайте, я посмотрю вашу лодыжку… Ой, как распухла! Ее надо перебинтовать.

— В кухонном чулане лежат чистые тряпки, — сказала Эбби. — Настоящего бинта у меня нет.

— Вам надо непременно показаться доктору. Позвольте, я вас отвезу.

— Мне это не по средствам, — тихо проговорила старая женщина. — Я еще не получила пенсию; да ее, впрочем, все равно бы не хватило…

— Можно, я заплачу за визит?

Эбби Роуэн упрямо покачала головой.

— Милостыни я не приму. Предпочитаю умереть, но не побираться.

— Хорошо. Раз вы категорически возражаете против врача, я съезжу в ближайшую аптеку, привезу бинты и все остальное для перевязки. — Нэнси дала себе слово сломить сопротивление гордой старой леди. — Но перед уходом я напою вас чаем.

— В доме нет чаю.

— Ясно. Чай наверняка продается в каком-нибудь магазинчике по соседству. Что вам еще нужно?

— Мне нужно почти все, но сейчас у меня на это нет денег. Можете привезти пачку чая и булку. Мне этого будет достаточно. Деньги возьмите в банке, она стоит на кухне, в буфете. Там немного, но это все, чем я располагаю.

— Я скоро вернусь, — пообещала Нэнси.

В кухне она тщательно осмотрела ящики буфета. Если не считать горстки муки, нескольких кусков сахара и супа в пакетиках, ничего съестного в доме практически не было. В банке лежало чуть меньше пяти долларов.

— Не возьму ни цента.

Юная сыщица бесшумно выскользнула на улицу через заднюю дверь. В ближайшем магазине она накупила всякого бакалейного товара, потом заехала в аптеку и запаслась бинтами и мазью.

Вернувшись, Нэнси толково и сноровисто принялась за лечение Эбби. Промыла больной лодыжку, потом туго забинтовала ее.

— Знаете, сразу стало легче, — с признательностью произнесла миссис Роуэн. — Страшно подумать, что было бы со мной, если бы не ваш приход.

— Ну что вы, кто-нибудь непременно зашел бы сюда, — бодро ответила Нэнси, удаляясь на кухню, где быстренько сообразила чай и легкий завтрак для старой женщины.

Глядя, как Эбби Роуэн не без аппетита поглощает вкусную и сытную еду, приготовленную ее руками, Нэнси с удовлетворением отметила, что пациентка на глазах становится бодрее, к ней словно возвращаются силы. В конце концов она даже села на кушетке, явно расположенная к беседе.

— Немного осталось на свете людей, готовых помочь старому человеку. Был бы жив Джосиа Кроули, все было бы иначе, — промолвила она с горечью. — Нашлось бы, чем заплатить за уход и помощь.

— Все-таки странно, что он не обеспечил вас средствами к существованию, — негромко отозвалась Нэнси.

Она не хотела тревожить больную рассказом об истинной цели своего визита. При этом, однако, надо было тактично и незаметно вызвать старую женщину на разговор о покойном Кроули. Но, разумеется, так, чтобы не возбудить в ней надежд, которым, вполне возможно, не суждено сбыться.

— Вы ошибаетесь. Лично я уверена, — с неожиданной горячностью возразила миссис Роуэн, — что Джосиа оставил мне деньги. Множество раз я сльнпала от него: «Эбби, после моей смерти тебе не о чем будет тревожиться. По завещанию ты получишь столько, что сможешь жить совершенно безбедно».

— Ну да. А на деле все отошло к Тофэмам. — Нэнси боялась, что разговор оборвется.

— Это потому, что в расчет было принято первое завещание, — пожала плечами миссис Роуэн.

— Вы считаете, что было и второе? — Нэнси не могла скрыть нетерпения.

— Безусловно. Да, господи, о чем тут толковать! Я же видела его собственными глазами.

— Собственными глазами? Завещание? — От удивления Нэнси даже раскрыла рот.

Старая женщина грустно кивнула головой.

— Да. Но учтите, я не говорила, что читала его. Как-то Джосиа зашел меня проведать, принес денег. В руке, я заметила, он держал небольшую папку. «Знаешь, Эбби, — сказал он, — я составил новое завещание. Оно здесь. — Он поднял папку. — Мне не хотелось возиться с юристом. Я взял и все написал сам. И подписался».

— Как давно это было? — Нэнси наклонилась вперед.

— Дайте сообразить. — Эбби прикрыла глаза, собираясь с мыслями. — Точную дату я вряд ли вспомню. Минувшей весной, это наверняка. Так или иначе, Кроули дал понять, что позаботился о моей старости.

«Но послушай, Джосиа, — засомневалась я тогда, — ты убежден, что завещание сохраняет законную силу, если написано самим завещателем?»

— Разумеется, — сказал он. — Мне адвокат объяснил, что, если я написал завещание собственноручно и подписал его, — подписал, понимаешь? — все будет в полном порядке. Но я не только сам подписался, у меня там стоят еще и подписи свидетелей…»

— Чьи, вы знаете? — прервала больную Нэнси.

— Этого он не говорил.

— А у вас нет предположений… Что, по-вашему, стало с этим завещанием? — Нэнси с надеждой смотрела на Эбби.

— Джосиа, я помню, что-то говорил насчет безопасного места, где документ будет в полной сохранности, и его никто не найдет, кроме представителей власти. Но где он лежит, я понятия не имею…

— Бы уверены, что мистер Кроули больше ничего в тот день не сказал? — осторожно спросила Нэнси. Она вспомнила, как Тэрнеры говорили, что у Эбби слабая память.

Старая женщина, вздохнув, покачала головой.

— Много ночей я провела без сна, пытаясь вспомнить, что еще мог сказать Джосиа насчет места, где лежит завещание. Но так ничего и не вспомнила.

— Попытайтесь еще… — Нэнси смотрела на нее с мольбой.

— Безнадежно… — тихо ответила Эбби Роуэн. — Я уже столько раз пыталась… — Она откинулась головой на подушки и закрыла глаза, словно измученная бесплодными попытками.

В этот миг часы на камине начали бить двенадцать. Ресницы у Эбби задрожали, глаза открылись и на лице появилось странное выражение.

Несколько секунд она пристально и неподвижно смотрела в пустоту, потом, медленно повернув голову, устремила взгляд на камин.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:03 | Сообщение # 10
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ЦЕННЫЕ СВЕДЕНИЯ

Нэнси следила за миссис Роуэн с напряженным вниманием. Звон прекратился. Внезапно губы старой женщины зашевелились.

— Часы! — прошептала она. — Правильно… Часы!

От волнения Нэнси вцепилась руками в подлокотники кресла.

— Мистер Кроули спрятал завещание в часах? — спросила она, едва дыша. — В часах?

— Нет, нет, не то… — пробормотала Эбби раздосадовано. — Джосиа что-то говорил про часы… Но что именно, я забыла.

В комнате воцарилась тишина. Нэнси тщетно старалась уразуметь, какая возможна связь между часами и пропавшим завещанием. Миссис Роуэн не сводила глаз с каминной полки, очевидно, все еще надеясь оживить свою память.

Потом вдруг негромко вскрикнула:

— Вспомнила! Из-за часов и вспомнила!

— Что вы вспомнили, миссис Роуэн? — Нэнси произнесла эти слова едва слышно, боясь спугнуть мысль, забрезжившую в голове у старой Эбби.

— Записная книжка! — с торжеством воскликнула больная.

У Нэнси ёкнуло и часто забилось сердце, но она заставила свой голос звучать абсолютно спокойно:

— Будьте добры, миссис Роуэн, расскажите мне об этой записной книжке все, что знаете.

— Значит, было так. Однажды, незадолго до кончины Джосиа, я услышала от него такие слова: «Эбби, если второе завещание не найдут сразу после моей смерти, ты узнаешь, где оно хранится, из этой вот маленькой книжечки».

— И где же теперь эта книжечка, миссис Роуэн?

— Боже правый! Опять эта моя злосчастная память! Забыла!..

Нэнси была несколько сбита с толку и озадачена, однако в душе ее все больше крепла уверенность, что место, где спрятано завещание Кроули, имеет прямое отношение к каким-то часам. Она только недоумевала, почему звон каминных часов пробудил в Эбби Роуэн воспоминание о записной книжке.

Повинуясь какому-то безотчетному импульсу, Нэнси встала и подошла к каминной полке, осмотрела часы со всех сторон, заглянула внутрь. Там ничего не было.

Сев снова в кресло, она наклонилась к миссис Роуэн:

— Что сталось с мебелью и всем остальным из дома Кроули, когда он оттуда уехал?

— Тофэмы почти все забрали себе.

— Там должны были быть какие-нибудь фамильные часы… — задумчиво проговорила Нэнси, обращаясь не столько к собеседнице, сколько к себе самой.

— Фамильные часы? — Эбби расслышала и встрепенулась — Да, были. Хорошо помню, что были.

— Не могли бы вы их описать?

Самые заурядные каминные часы, вроде тех, что стоят у меня. Квадратное стекло впереди, круглый циферблат. Только у Джосиа были, пожалуй, позатейливее — с каким-то украшением наверху, вроде лунного серпа.

— И судьба их вам неизвестна?

— Тофэмы, наверное, увезли, как и все остальное.

Убедившись наконец в том, что для Эбби сделано все мыслимое и что на сегодняшний день полученных сведений вполне достаточно, Нэнси откланялась. Но прежде чем сесть в машину, дошла до соседнего дома и попросила хозяев хоть иногда заглядывать к беспомощной старой леди.

— Нельзя ли, кроме того, договориться, чтобы миссис Роуэн навещала медицинская сестра?

— Я обязательно позвоню в агентство, — пообещала соседка. — А пока что зайду сама и сделаю все необходимое. Поверьте, мы просто не знали, что миссис Эбби так тяжело заболела…

Едучи назад, Нэнси ликовала: шутка сказать — сколько новых бесценных фактов предоставила судьба в ее распоряжение!

«Теперь только дознаться, где записная книжка Кроули, или часы, или то и другое вместе взятое»…

Нэнси сосредоточенно хмурила брови. Что же все-таки придумать, чтобы напасть на след старых часов?

К одному разумному умозаключению она, во всяком случае, пришла:

— Раз есть шанс, что часы в доме у Тофэмов, значит, придется нанести им дружеский визит.

Естественно, перспектива свидания с милой семейкой удовольствия не сулила, однако Нэнси твердо решила не упускать ни единой возможности отыскать ключ к тайне завещания Джосиа Кроули.

— Воображаю, какие физиономии состроят Ада с Иса-бел, когда я появлюсь у них на пороге. — Она иронически усмехнулась. — Ничего, придумаю какой-нибудь подходящий повод. Они и поверят.

Погруженная в свои мысли, она уже ехала по дорожке, ведущей к дому, как вдруг услышала знакомый голос, звавший ее по имени.

— Вот это да! Элен Корнинг! — закричала Нэнси. Навстречу ей спешила школьная подружка — тоненькая девушка с очень хорошеньким личиком.

— Сколько же мы не виделись!

— Я была ужасно занята все последнее время, — объяснила Элен. — Пытаюсь продать шесть билетов на благотворительный бал. И знаешь, не слишком преуспела в этом деле. Не купишь ли парочку?

При этих словах в голове у Нэнси мелькнула неожиданная идея.

— Послушай, Элен, — сказала она, волнуясь, — я куплю сама два твоих билета и продам остальные.

Элен воззрилась на нее в полном недоумении.

— Это, конечно, замечательно, Нэнси, но… Нэнси насмешливо прищурилась.

— Вижу, вижу, ты думаешь, что я рехнулась. Но я в самом деле хочу купить у тебя все. Пожалуйста, не отказывайся. К сожалению, пока я не могу объяснить причину, по которой мне это нужно, но, поверь, она весьма уважительная.

Элен, обрадованная и смущенная, протянула ей билеты.

— Для меня это, конечно, счастливый случай, Нэнси. — Она развела руками. — Вот уж не ожидала. Теперь я вечером смогу, как и собиралась, уехать в Эйвондейл. Моя тетя руководит там летним лагерем. На Лунном озере. Я и не надеялась выбраться из города из-за этих непроданных билетов…

Нэнси дружески улыбнулась.

— Желаю тебе хорошо отдохнуть.

— А не поехать ли нам вместе? Это недорого, и места там предостаточно. Прекрасно проведем время.

— Я бы всей душой, — отвечала Нэнси. — Но именно сейчас мне никуда нельзя уезжать.

— Тогда, может, приедешь попозже? Если надумаешь, не откладывай. Я пробуду у тети две недели, пока не откроется летний сезон.

Подруги еще поболтали, потом Элен ушла. Поставив машину в гараж, Нэнси медленно побрела к дому, разглядывая билеты.

— Вот это и будет моим пропуском в цитадель врага.

Назавтра ровно в полдень Нэнси подошла к дому, принадлежавшему Тофэмам. Дом был большой, но архитектору, строившему его, явно не хватило вкуса.

Собравшись с духом и подготовившись к трудному разговору, девушка поднялась по ступенькам. «Что ж, приступим! — подумала она про себя, нажимая кнопку звонка. — Надо действовать осторожно и по-умному, чтобы не вызвать подозрений».

Дверь открылась, на пороге появилась служанка. Со снисходительной миной эта особа молча ждала, чтобы Нэнси изложила цель своего визита.

— Будьте добры, передайте миссис Тофэм, что пришла Нэнси Дру, — с подчеркнутой вежливостью обратилась к ней посетительница. — Я распространяю билеты на благотворительный бал… Наш бал — одно из самых главных торжеств года в Ривер-Хайтс, — на всякий случай добавила она с пафосом.

Юной сыщице показалось, что прошла целая вечность, прежде чем служанка вернулась и сообщила, что «мадам» согласна ее принять. Нэнси проводили в гостиную, обставленную столь причудливо, что гостья пришла в полнейшее изумление.

— Надо же, какая сборная солянка! И сколько денег сюда вложено! — Нэнси села в кресло и осмотрелась. Ковер немыслимой расцветки никак не сочетался — это она заметила сразу — с пунцовыми оконными занавесями. Мебель, стоявшая вокруг, представляла собой беспорядочную смесь современных форм со стилем модерн начала века.

Надменный голос прервал ее наблюдения.

— Чего вы хотите, Нэнси? — Миссис Тофэм величественно вплыла в комнату и опустилась в кресло против девушки.

— Я продаю… — начала Нэнси светским тоном.

— Если вы продаете вещи, мне ненужные, — грубо оборвала ее хозяйка дома, — то имейте в виду заранее: я не стану разбазаривать деньги на первого попавшегося коммивояжера, которому случится сюда зайти.

Нэнси с трудом подавила в себе гнев и желание должным образом ответить на эти наглые речи.

— Миссис Тофэм, — произнесла она ровным голосом, — вероятно, служанка не объяснила вам, в чем дело. Я продаю билеты на благотворительный бал — одно из самых восхитительных празднеств нынешнего года.

— О! — Выражение лица миссис Тофэм сразу переменилось. Нэнси догадалась, что задела чувствительную струнку. Все знали, что эта женщина жаждет быть принятой в лучших домах города. — Тогда, разумеется…

К огорчению Нэнси, фразе, начатой миссис Тофзм, не суждено было завершиться, поскольку в комнате появились Ада и Исабел. Сестрицы не сразу заметили присутствие Нэнси, поскольку были увлечены разговором и, войдя, продолжали обмениваться раздраженными репликами.

— Еще что скажешь! — Ада была чем-то крайне недовольна. — Я нисколько не сомневаюсь, что эта женщина унизила нас совершенно намеренно.

Тут они обнаружили в комнате Нэнси и замерли, пораженные. Холодно и неприязненно глядели они на свою соученицу. Наступила пауза.

— Ты-то что здесь делаешь? — свысока поинтересовалась наконец Исабел.

Миссис Тофэм сама ответила на вопрос дочери.

— Нэнси продает билеты на благотворительный бал, дорогая. Это будет весьма заметное событие в жизни Ривер-Хайтс, и нам есть прямой смысл побывать там.

Исабел надменно вскинула голову.

— Не трать денег впустую, мама.

— Исабел права, — вступила в беседу Ада. — Зачем нам бал, куда может прийти любой, кто пожелает? Мы посещаем торжества, предназначенные исключительно для избранных.

— Вот именно, — непререкаемым тоном поддержала сестрицу Исабел. — В конце концов, нам с Адой отнюдь не все равно, в каком обществе находиться.

Миссис Тофэм заколебалась; аргументы дочерей, видимо, показались ей убедительными. У Нэнси сердце ушло в пятки, она испугалась, что дело проиграно. Сестры Тофэм готовы пожертвовать даже танцевальным вечером, только бы насолить ей.

Пока она лихорадочно соображала, как поступить дальше, в гостиную вошел Ричард Тофэм — тощий господин с жидкими седыми волосами и нервными движениями. Миссис Тофэм небрежно представила ему Нэнси.

— Насколько я понял, вы располагаете билетами, от которых хотите избавиться? — приступил он к делу без всяких церемоний. — Сколько их у вас?

— Четыре… А что? — Нэнси была слегка ошарашена.

— Покупаю все. — Широким жестом мистер Тофэм достал из бумажника стодолларовую купюру. — Держите. Сдачу можете оставить для своих подопечных.

Дочери его тоже опешили. Супруга вскричала нервно:

— Ричард! Ты что, сошел с ума? Такие деньги!

— Соображать надо! — грубо ответствовал глава семьи. — Крупное пожертвование даст нам право напечатать свои имена на программках. Как патронам и устроителям бала.

С этими словами он рухнул в кресло и погрузился в чтение финансовой страницы свежей газеты. Члены семьи переглянулись, но никто больше не издал ни звука. Все трое знали, что вопрос исчерпан. К тому же им было категорически запрещено мешать Ричарду Тофэму, когда тот изучает рыночные и биржевые отчеты.

Нэнси с неохотой поднялась. Истинной цели своего визита она так и не достигла, однако оставаться у Тофэмов дольше было нельзя. Единственный предлог она уже использовала. Как же узнать хоть что-нибудь о часах Кроули?.. Батюшки! Да уж не они ли стоят на каминной полке?

— Мне нужно идти… — проговорила Нэнси. Потом, глянув на свои ручные часики, сделала вид, будто они стоят, и принялась их заводить. — Скажите, пожалуйста, который час?

— Часы прямо перед тобой, на камине, не видишь, что ли? — огрызнулась Ада.

Нэнси притворилась удивленной.

— Ах, в самом деле, вот они. Наверное, фамильная ценность? Может, это те самые старинные часы мистера Кроули, о которых я столько слышала?

Миссис Тофэм презрительно смерила Нэнси взглядом.

— Вот еще скажете… Наши в сто раз дороже! Исабел тоже попалась на удочку:

— Старые часы Джосиа — самое настоящее уродство. Мы даже на чердаке не захотели их держать!

Надежда в душе Нэнси разом угасла, но у нее достало духу осведомиться невинным голосом:

— Вы их, по-видимому, продали?

— Продали? — Ада громко и уничижительно рассмеялась. — Интересно, какой болван станет платить деньги за старый, никому не нужный хлам! Их отправили в наш загородный дом на Лунном озере.

Лунное озеро! Их слова были точно удар грома. Девицы Тофэм сообщили ей именно те сведения, которые она так стремилась раздобыть; приглашение Элен Корнинг дает прекрасный повод поехать в Эйвондейл. Все сошлось одно к одному. Теперь бы только добраться до старых часов!

Ада, будто читая мысли посетительницы, добавила уже почти миролюбиво:

— Там немало отличных вещей — в нашем летнем коттедже. Если как-нибудь попадешь в те края, загляни. Сторож тебе покажет.

— Спасибо. Большое спасибо за все. — Нэнси из последних сил старалась скрыть охватившее ее возбуждение. Едва у нее за спиной захлопнулись ворота вражеской крепости, девушка весело и широко улыбнулась, предвкушая будущие события.

— Какое везение! — сказала она себе самой. — Здравствуй, Лунное озеро, вот и я!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:03 | Сообщение # 11
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПУТЕВОДНАЯ НИТЬ

Окрыленная удачей, Нэнси неслась к дому.

«Хотела бы я знать, — не без злорадства говорила она про себя, — какие чувства испытают Тофэмы к часам Джосиа Кроули, когда узнают, что цена этого «хлама» — то самое наследство, на которое они так рассчитывали?»

За обедом Нэнси была оживлена и говорлива, как никогда, но твердо решила ни с кем не делиться своими невероятными планами, пока Ханна не подаст десерт.

Мистер Дру, однако, сообразил, что его ждут сногсшибательные новости.

— Дорогая моя, — сказал он, положив руку на плечо дочери, — ты похожа на кошку, только что слопавшую канарейку. Выкладывай свою сенсацию.

Нэнси хихикнула:

— Ой, папа, от тебя ничего не скроешь.

Поскольку со стола уже убрали, юная сыщица сочла, что момент настал, и поведала домашним о небывалых успехах и счастливых совпадениях, выпавших ей на долю.

— Нет, вы подумайте, надо же было так случиться, что именно сейчас Элен пригласила меня в Эйвондейл!

— Прекрасно, — промолвил, выслушав дочку, Карсон Дру. — Таким образом ты соединишь приятное с полезным. Купание, плавание на лодке, свежий воздух, развлечения в обществе подруг — чем не каникулы, не отдых, который, между прочим, тебе совсем не вреден…

— Можно я поеду завтра с самого утра? — спросила Нэнси.

— Превосходная мысль, девочка. Перемена обстановки — вещь чудодейственная. Поезжай обязательно.

Нэнси мгновенно сложила вещи и ранним утром следующего дня отправилась в Эйвондейл.

До Лунного озера было примерно восемьдесят километров. Ферма сестер Хувер стояла неподалеку от шоссе, по которому предстояло ехать Нэнси, и девушка надумала заскочить туда на несколько минут. Приближаясь к дому, она услышала пение. Похоже было, что поют в амбаре.

— Какой голос! — и на этот раз восхитилась Нэнси, слушая, как чистое сопрано выводит трели и нежно, точно флейта, выпевает гаммы.

Тут появилась и сама певица. Нэнси, смеясь, преувеличенно громко захлопала в ладоши. Глаза Элисон сияли.

— Благодарю тебя, Нэнси. Это я пыталась подражать знаменитостям.

— Ты сама скоро станешь у нас знаменитостью, звездой эпохи, — торжественно предрекла Нэнси.

— Только при условии, что добуду денег на учебу… Есть какие-нибудь новости?

— Кое-что есть. Мне выпала небольшая удача.

В эту минуту из дома вышла Грейс и с энтузиазмом принялась уговаривать Нэнси зайти. Юная сыщица отказалась, сославшись на обилие дел.

— Надеюсь вскорости порадовать вас добрыми вестями, — пообещала она сестрам, помахав рукой на прощание.

Лицо Грейс при этих словах просветлело, а Элисон шумно обрадовалась:

— О, Нэнси, значит еще есть надежда? Какое счастье иметь такого друга, как ты! Возвращайся, пожалуйста, не задерживайся…

Сев за баранку, Нэнси совсем скоро оставила позади Ривер-роуд и устремилась туда, где ее ждали Лунное озеро и Элен Корнинг. Мыслями она, однако, неизменно возвращалась к родне Кроули и сестрам Хувер.

— Все они жили бы совсем по-другому, — в который раз вздыхала девушка, — если бы старый Джосиа не был так скрытен… Как хорошо бы они жили!

Эти мечты и вздохи были неожиданно прерваны загадочным поведением ее собственного автомобиля. Его внезапно начало заносить влево, невзирая на ее попытки держаться посреди магистрали. Мучимая дурным предчувствием, Нэнси затормозила и вышла из машины поглядеть, что к чему.

Предчувствие ее не обмануло, и подозрения оправдались: спустилось заднее колесо.

— Надо же! — пробормотала она с раздражением. — Хорошенький сюрприз.

В принципе Нэнси умела заменить колесо, но перспектива заниматься этим удовольствия ей не доставила. Делать, однако, было нечего. Она торопливо вытащила из багажника «запаску», отыскала на дне домкрат и гаечный ключ и приступила к работе. Приблизительно через полчаса машина была в порядке. Нэнси взмокла и слегка запыхалась.

— Фу ты! — помотала она головой, уже сидя за рулем. — Сейчас бы в самый раз выкупаться в Лунном озере. И чтобы вода была холодная, приятная.

В начале первого впереди показался летний лагерь Эйвондейл, числившийся под началом тетушки Элен. Между стройных, высоких деревьев, росших вдоль дороги, замелькали купальные кабинки и тенты. За ними в ярком свете солнечного дня сверкало и переливалось голубое озеро.

Нэнси только успела подъехать к лагерю, как ее автомобиль тут же плотным кольцом окружила толпа девушек. Из купальной кабинки выбежала Элен и бросилась к любимой подружке.

— Девочки, это Нэнси Дру! — весело объявила она во всеуслышание и поочередно представила своих знакомых владелице темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Нэнси не знала никого из них, но тотчас почувствовала общее доброжелательство. Ей тут явно были рады.

— Нэнси, — распорядилась Элен, — давай ставь машину за столовой и пойдем позавтракаем.

— Последние слова звучат просто чарующе, — рассмеялась Нэнси. — Я почти умираю с голоду.

Тем не менее сначала пришлось зайти в главное здание и зарегистрироваться. Там Нэнси познакомилась с тетей Мартой, директором лагеря.

— Можно она поселится вместе со мной? — попросила тетушку Элен.

— Разумеется, дорогая. Надеюсь, Нэнси, ты у нас хорошо отдохнешь.

— Я в этом абсолютно уверена, тетя Марта.

По дороге к дому Нэнси сообщила Элен, что продала мистеру Тофэму все билеты на благотворительный бал, и отдала деньги.

— Что это он так расщедрился? — удивилась Элен. Но тут же иронически ухмыльнулась:

— Впрочем, скорее всего это сделано для собственного престижа, а не из любви к ближнему.

Нэнси едва успела сунуть свой чемодан под легкую раскладную кровать и немного привести себя в порядок после долгой дороги, как раздался звон колокола, призывающий к ленчу. Еда оказалась простой, но вкусной, и Нэнси уписывала все подряд с большим аппетитом.

После завтрака предстояло выбрать, чем заняться. А выбрать было из чего! Сначала новые подруги убедили Нэнси отправиться с ними на пешую прогулку. Потом возникла идея купания в озере. Нэнси все очень понравилось, она от души веселилась и чувствовала себя превосходно; однако мысль о тайне Кроули не покидала ее ни на миг.

— Надо выяснить, где коттедж Тофэмов, — напомнила она себе. — Это во-первых. Во-вторых, надо ухитриться посетить его в одиночестве.

С первой частью задачи удалось справиться в тот же день. Около пяти Элен предложила новое развлечение:

— Не прокатиться ли нам по озеру на моторной лодке? До ужина времени как раз хватит.

— Замечательно! — Нэнси с готовностью согласилась. — Кстати, с воды видны летние коттеджи?

— Конечно. Почти вес видны.

Элен отвела подругу на пристань; она, Нэнси и еще четыре девушки взобрались на борт небольшого суденышка. Кто-то из них завел мотор, и Элен заметила:

— Всякий раз вздыхаем с облегчением, когда он заводится. Время от времени он ни с того, ни с сего останавливается, и никогда не знаешь заранее, где и когда это случится.

— Точно, — подтвердила девушка по имени Барби. — А уж если застрянешь в это время года, то застрянешь надолго. Почти все коттеджи пустуют, и лодки еще лежат в зимних хранилищах. Так что и помочь некому.

Катерок выплыл на середину озера; Нэнси поразила красота вида, открывшегося ее взору. Небесная лазурь и теплое золото послеполуденного солнца, блистая, отражались в мерцающей глубине вод.

— Какой пейзаж для живописца! — думала девушка.

Они поплыли быстрее; Нэнси, однако, успевала сквозь большие вечнозеленые деревья, окаймлявшие озеро, разглядеть домики, то там, то сям разбросанные по берегу.

— Где-то здесь, кажется, дом Тофэмов, правда? — осведомилась она с нарочитой небрежностью.

— Он на другой стороне озера, — объяснила Элен. — Мы скоро туда подплывем.

— А в нем кто-нибудь сейчас живет?

— Никто не живет, и коттедж заперт. За ним присматривает Джеф Таккер, сторож. Это самый высокий и тощий человек на свете. Кроме как в цирке, таких нигде не встретишь.

— А туда трудно добраться?

— На лодке легко. А если идти по дороге вокруг озера, то это далекий путь. — Элен внимательно поглядела на подругу. — Вот уж не предполагала, что тебя так интересуют Тофэмы.

— У меня с ними нет ничего общего, ты ведь знаешь, — Нэнси спешила оправдаться. — Я спросила просто из любопытства…

Спустя некоторое время лодка сбавила скорость и, пыхтя мотором, пошла вдоль берега. Элен повела рукой в сторону широкой дорожки, видневшейся между деревьев. В конце ее стоял белый коттедж, большой и нелепый.

— Вот они, владения Тофэмов, — насмешливо проговорила она.

Стараясь не выказать излишней заинтересованности, Нэнси исподволь разглядывала дом, надеясь запомнить его местоположение.

— Завтра приду сюда и попытаюсь наконец проникнуть в тайну, — пообещала она себе.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:04 | Сообщение # 12
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
НЕЧАЯННОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ

На следующее утро Нэнси разбудил пьянящий аромат сосен. Сгорая от нетерпения немедля отправиться в летнюю резиденцию Тофэмов, будущий Шерлок Холмс вскочил и без промедления оделся.

Строя планы, следовало, однако, принять в расчет Элен Корнинг и ее друзей. Едва завершился завтрак, Нэнси подхватил и унес с собой вихрь новых развлечений, придуманных молодежью. За весь день ей ни разу не представилась даже крохотная возможность вырваться на волю.

— О, Элен! — простонала Нэнси, рухнув в постель поздним вечером. — Теннисный матч, состязания на байдарках, плавание, водные лыжи — все это было потрясающе. Но завтра я хотела бы ни в чем не участвовать и принадлежать себе самой.

Элен весело рассмеялась.

— Выспишься как следует — станешь думать по-другому. Подожди, увидишь сама, что я права.

Вместо ответа Нэнси сонным голосом пожелала подружке спокойной ночи. Но даже засыпая, уже в полусне, поклялась, что не позволит больше помешать ей выполнить задуманное.

Наступило новое утро. После завтрака Нэнси осталась тверда в своих намерениях. Элен уговаривала ее пойти на целый день в поход с большой компанией девушек, настаивала, просила, но Нэнси в ответ упрямо качала головой.

— Я страшно тебе благодарна за приглашение, Элен, но на сегодня, ради Бога, дай мне увольнительную.

В другое время Нэнси, конечно, охотно отправилась бы в такой великолепный поход. Но сейчас ей было необходимо заняться дальнейшим расследованием. Элен, конечно, обиделась, но уступила подруге и ушла в лес одна, без нее.

Едва она скрылась из виду, Нэнси развила бешеную деятельность. Добившись от тети Марты разрешения взять катерок, она бегом бросилась к причалу. Ей уже доводилось управлять моторной лодкой; она не сомневалась, что справится и на сей раз.

— Ну, теперь полный вперед к Тофэмам!

К ее радости, мотор завелся мгновенно, и без особых усилий лодку удалось вывести на глубину. Суденышко уверенно разрезало носом воду, прохладные брызги осыпали лицо Нэнси. Начинающий Шерлок Холмс слегка дрожал от волнения: катерок несся туда, где, вполне вероятно, хранился ключ к разгадке тайны.

— Только бы сторож Тофэмов впустил меня в дом… — тревожилась Нэнси.

С приближением к цели все чаще и беспокойнее билось сердце. Вдруг ни с того ни с сего, мотор начал работать с перебоями; еще через минуту, издав долгий хриплый звук, он замолчал, как покойник.

— Ой! Да что же это? — громко вскрикнула Нэнси.

Бак был полон горючего; это она не забыла проверить перед отплытием. И тут на память ей пришли слова Элен о том, что мотор временами почему-то глохнет. Без всякой причины.

Нэнси расстроилась почти до слез. Неожиданное осложнение было чревато потерей драгоценного времени. Она принялась обследовать двигатель и больше часа пыталась вернуть его к жизни, делая все, что умела. Усилия ее оказались тщетными. Мотор был безответен.

— Вот не повезло! — с досадой проговорила она вслух. — Надо же, чтобы он заглох именно сегодня! Значит, теперь мне вообще не попасть к Тофэмам…

На минуту девушкой овладело искушение броситься в воду и поплыть к берегу. Мысль о том, что часы Кроули так близки и так недоступны, была мучительна. Но она справилась с искушением: лодку нельзя бросать на отмели; ее может унести волной. Нэнси придется держать ©ответ перед администрацией лагеря.

— Надо подождать. Появится какое-нибудь суденышко, не может не появиться, и спасет меня…

Но судьба в этот день явно ополчилась против Нэнси. Мучительно медленно, час за часом, тянулось время, а гладь озера по-прежнему оставалась пустынной. Некуда было деться от лучей раскаленного с Они безжалостно жарили прямо по спине, по лицу, по рукам. Нэнси почувствовала себя довольно скверно. К тому же она ослабела от голода.

— Но хуже всего то, — размышляла она мрачно, — что второй день пропадает зря. А я должна раскрыть эту тайну во что бы то ни стало.

Чтобы хоть чем-то заняться, она снова взялась за мотор. Солнце было уже совсем низко, почти у самой воды, когда Нэнси наконец села и перевела дух.

— Ну вот! — объявила она неизвестно кому. — Сделала все, что могла. Если он теперь не заведется, то не заведется уже никогда.

К великой ее радости и к великому же изумлению, мотор отозвался на эти слова жизнерадостным гулом — будто и не глох ни разу в жизни.

Не теряя времени, Нэнси направила лодку к лагерной пристани. Идти в дом к Тофэмам она не решилась: начинало смеркаться.

На берегу ее ждала Элен с подругами. Жительницы лагеря радостными криками приветствовали ее появление.

— Мы уже собирались послать за тобой поисковую группу! — Элен серьезно беспокоилась. — Мы… — Она вдруг замолчала и вгляделась в Нэнси. — Ты загорела и вымазалась в каком-то машинном масле. Что с тобой было?

Нэнси расхохоталась.

— Я довольно долго, пожалуй даже слишком долго, принимала солнечную ванну…

Когда девушки разошлись по своим коттеджам, она в шутливой манере поведала Элен историю с мотором. Узнав, что у Нэнси с утра и маковой росинки во рту не было, Элен побежала на кухню и принесла кое-что из еды.

Наутро юная сыщица решилась на новый шаг. Сразу после завтрака она начала собирать чемодан.

Вошедшая в комнату Элен застыла в изумлении:

— В чем дело, Нэнси? Не собираешься ли ты уехать из лагеря?

— Мне, к сожалению, необходимо это сделать, Элен. Сразу после ленча Может, я еще вернусь, но полной уверенности у меня нет; поэтому правильнее будет забрать вещи с собой.

— Тебе здесь не нравится?

— Очень нравится! - горячо запротестовала Нэнси. — Я отлично провела у вас время. Но, понимаешь, есть одно ужасно важное дело, и мне необходимо заняться им сегодня же.

Не говоря ни слова, Элен пытливо смотрела в глаза Нэнси, Потом понимающе усмехнулась:

— Нэнси Дру, ты и твой папа расследуете какое-то преступление!.,

— Да, что-то в этом роде… — вынуждена была признаться юная сыщица. — Но я постараюсь возвратиться. Ладно?

— Постарайся, пожалуйста! — с жаром воскликнула Элен.

Нэнси забежала в канцелярию, уплатила за три проведенных в лагере дня и кое-как объяснила тете Марте причину столь поспешного отъезда. После ленча, сев в машину, она двинулась к воротам, сопровождаемая целым хором добрых пожеланий. Молодежь лагеря с искренним сожалением смотрела, как Нэнси обогнула озеро, потом свернула на проселочную дорогу, ведущую к Тофзмам. Еще несколько минут, и она очутилась у лесной развилки.

— Куда же теперь? — недоумевала девушка. — Направо или налево?

Она все-таки выбрала левую дорогу, прикинув, что та уж наверняка ведет к озеру.

Дорога оказалась скверной, вся в выбоинах. Две были особенно глубоки; по всей видимости, их оставил какой-нибудь грузовик или фургон.

— Следы, кажется, довольно свежие…

Еще несколько минут, и взорам юной сыщицы открылся вид сразу на несколько летних коттеджей. По большей части они стояли заколоченные: сезон по-настоящему еще не начался.

Нэнси вгляделась было в один из них, но в это самое мгновение руль чуть не выскочил у нее из рук, автомобиль подпрыгнул. Видимо, колесо угодило в особенно глубокую рытвину. Она круто повернула баранку, чтобы вернуть машину на середину дороги, и нечаянно задела рукой клаксон. Лесную тишь огласил высокий, резкий гудок.

— Так я всех зверей и птиц распугаю… — Нэнси фыркнула.

Дорога сделала еще один поворот, и впереди, справа, метрах в ста от машины, Нэнси увидела большое белое строение. Она доехала до подъездной аллеи. Никаких признаков, указывающих на то, что коттедж обитаем, не было, но обсаженная деревьями дорожка, ведущая к озеру, очень напоминала ту, которую два дня назад она разглядывала с лодки.

— Надо дойти до берега и оттуда посмотреть на дом, — решила девушка. — Тогда я буду точно знать, тот ли это коттедж, который показывала мне Элен.

Нэнси поставила машину у самого края дороги и вышла.

Удивительное дело: следы грузовика явственно отпечатались и здесь. Следы тянулись до самого дома; там грузовик, судя по всему, развернулся и поехал назад, к грунтовой дороге.

— Должно быть привозил продукты на лето, — подумала Нэнси.

По дорожке она спустилась почти к самой воде и оглянулась.

— Никаких сомнений: это он…

Вместо того, чтобы вернуться назад прежним путем, Нэнси в целях конспирации пошла между деревьев. В душе у нее возникло и с каждым мгновением крепло предчувствие, что тайна Кроули близка к раскрытию. Она вышла на дорожку и побежала к дому.

— Хорошо бы застать сторожа…

Внезапно она замерла на месте, не в силах и слова молвить от изумления. Потом пробормотала в отчаянии:

— Значит, Тофэмы отсюда съехали…

Главная и боковые двери коттеджа были распахнуты настежь. На крыльце лежала какая-то перевернутая мебель; разнообразная домашняя утварь была разбросана по аллее.

Нагнувшись, Нэнси стала рассматривать отчетливые следы на земле и без труда различила отпечатки грубых мужских ботинок. Кроме того, землю исчертили длинные полосы; это, наверное, по лужайке волоком тащили мебель и картонные коробки…

— Следы автомобильных шин точно такие же, как те, что я видела по пути сюда. Должно быть, фургон тот же самый… — тихо проговорила Нэнси. — Но Тофэмы ни слова не сказали о своем отъезде… — Она нахмурилась, совершенно сбитая с толку. Недоумение ее только усилилось, когда по ступенькам она взошла на крыльцо и с силой постучала по створке открытой двери. Ответа не было. Нэнси громко забарабанила по филенке. Молчание.

А где же Джеф Таккер? Сторож! Почему не присутствовал при погрузке, не следил бдительно за работой грузчиков? Дух запустения и безлюдья витал над домом.

— Что-то во всем этом есть странное, — подумала Нэнси.

Заинтригованная и ничего не понимающая, она вошла в гостиную. Глазам ее вновь предстала картина разорения. За исключением мелочей, всю мебель из комнаты вынесли. Даже занавеси содрали с карнизов, а напольные покрытия просто исчезли.

— Ну и ну! Мебель, стало быть, почти вся вывезена, — рассуждала Нэнси, глядя по сторонам. — Теперь они, наверное, вернутся, чтобы забрать остальное.

Она обошла и внимательно осмотрела первый этаж. Все комнаты, кроме одной, фактически стояли пустые. Все, кроме небольшого кабинета. Переступив его порог, Нэнси чуть не упала, споткнувшись о свернутый и перевязанный веревкой ковер. Стол, стулья и прочие предметы обстановки выдвинули на середину, тоже, по-видимому, приготовив к отправке.

— Нет, что-то здесь нечисто… Не могла я ничего не слышать» том, что Тофэмы отказались от летнего коттеджа. Да и сами они | что советовали в него заглянуть… — приглушенным голосом беседовала сама с собой Нэнси. — А грузчики, не в обиду им будет сказано, работали небрежно. Халтурили…

Смутное подозрение, родившееся где-то глубоко в мозгу, обрело вдруг пугающую определенность.

— Это не грузчики, — осенило девушку. — Это грабители! В ту же секунду мысль Нэнси вернулась к угольно-серо автофургону, заезжавшему к Тэрнерам. Не они ли обокрали Эдну и Мэри?

— Этим можно объяснить и то обстоятельство, — торопливо соображала Нэнси в тревоге, — что воры так трусливо и поспешно удрали отсюда. Их, скорее всего, спугнул гудок моей машины.

Девушка еще раз оглянулась вокруг, уже сильно нервничая. А что, если мошенники спрятались где-то поблизости и выжидают, пока можно будет вернуться и докончить начатое?

Отчетливое сознание, что она тут одна-одинешенька, что вокруг никого, даже домов других не видно и некому прийти помощь, наполнило душу Нэнси трепетом. У нее мурашки вползли по коже.

В следующую минуту она решительно взяла себя в руки постаралась преодолеть страх.

— Как бы то ни было, я должна выяснить, здесь ли часы Кроули, — сурово напомнила она себе и снова отправилась путешествие по коттеджу.

Интересующий ее предмет она не обнаружила и пришла невеселому выводу:

— Часы воры, конечно, тоже прибрали к рукам… Потом она стала думать, как поймать похитителей: «Первым делом надо сообщить в полицию об ограблении». Она поискала телефон, но в доме его не оказалось.

— Придется ехать в ближайшее полицейское управление…

Нэнси двинулась было к выходу, но по дороге мельком глянула в окно и оцепенела от ужаса. Некто в кепке, низко задвинутой на глаза, осторожно пробирался к дому. Он не был высок и худ — скорее приземист и тяжеловесен.

— Это тот, кого описывали Тэрнеры! Один из воров, ставших у них фамильные ценности!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:05 | Сообщение # 13
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
БЕЗЫСХОДНАЯ СИТУАЦИЯ

Нэнси стояла неподвижно, ноги словно приросли к полу. Она больше не сомневалась в том, что человек, крадущийся дому, — грабитель.

Однако растерялась она всего на один миг. Потом повернулась и бегом бросилась обратно в кабинет. Она не сразу поняла, что угодила в ловушку, потому что в этой комнате другой двери не было. Не мешкая ни секунды, она кинулась было в гостиную… Не сделав, однако, и нескольких шагов, девушка со страхом сообразила, что выход в эту сторону тоже перекрыт. Незнакомый мужчина, стуча башмаками, уже поднимался по ступенькам крыльца.

— Ничего хорошего из нашей с ним беседы не выйдет, — рассудила Нэнси. — Лучше я спрячусь, а когда он отсюда уберется, поеду за ним, выслежу, куда он держит путь, и сообщу полиции.

В панике, с бешено бьющимся сердцем юная сыщица лихорадочно оглядывалась по сторонам, ища, где бы укрыться. Единственным подходящим убежищем ей показался чулан. Она шмыгнула туда и прикрыла за собой дверь.

Еще секунда — и было бы поздно! Едва она успела это сделать, как снаружи, совсем рядом с чуланом, послышались тяжелые шаги. В крошечную щелочку было видно, как в кабинет протопал какой-то грузный мужчина. Выражение лица его поражало тупостью и злобой.

Сперва он повернул к чулану, где она пряталась, и Нэнси даже дыхание затаила, чтобы не выдать себя. Слава Богу, мужчина явно не заметил ничего подозрительного, ибо глаза его скользнули по дверям с полным безразличием.

Убежище было местом, прямо скажем, не слишком комфортабельным. Темная комнатенка с затхлым запахом и кучей старой одежды, на гвоздях развешанной по стенам. От пыли у Нэнси защекотало в ноздрях — она испуганно прижала к лицу носовой платок:

— Если я хоть раз чихну, они меня тотчас застукают…

Она стала ощупывать стены и чуть не пропорола себе руку острым гвоздем. Потом, наткнувшись на полке на что-то мягкое, подумала, что, должно быть, задела спящую кошку. Она отдернула пальцы, затем коснулась незнакомого предмета с большей осторожностью.

— Тьфу ты, это все лишь старая меховая шапка! — сказала Нэнси себе самой с отвращением. — О, Господи, до чего же хочется чихнуть! Я, кажется, сейчас не выдержу…

Она закрыла рукой рот и, страдая, скривившись, ждала, что будет дальше. Однако чихать вдруг почему-то расхотелось, и она облегченно перевела дух.

В эту минуту, когда Нэнси осмелилась снова заглянуть в дверную щелку, мимо ее глаз в кабинет прошествовали еще двое мужчин. Один был низенький и толстый, другой чуть повыше. В том, что оба не имели никакого касательства к сторожу, Нэнси не сомневалась; со слов Элен Корнинг она знала, что сторож худ как жердь.

Грузный мужчина, тот, что вошел в дом первым, по всей вероятности, был предводителем этой шайки. Он тут же начал отдавать приказания.

— Пошевеливайтесь! — рычал он. — Нам нельзя тут чикаться до вечера, если мы не хотим попасть за решетку. Эта девчонка, которую ты видел, Джек, может в любую минуту вернуться. Она тут, наверное, что-то вынюхивает.

Человек, которого звали Джеком, с угрюмым видом пожал плечами.

— Что это с тобой приключилось, Сид? Сдрейфил малость? Ну, шляется тут девчонка, что с того? Придет — расскажем ей какую-нибудь подходящую историю, а потом пусть катится восвояси.

— Кончай свою идиотскую болтовню, — отозвался Сид. — Парки, давай вместе с Джеком вытаскивай письменный стол!

Теперь Нэнси все стало ясно до конца. Ее загнала в западню шайка бывалых воров! И ничего нельзя было сделать, оставалось только сидеть тихонько в душном чулане, беспомощно подглядывать и прислушиваться.

Двое мужчин подняли массивный стол и потащили к дверям. Но, видимо, темпы, с которыми они выполняли свою задачу, не устраивали вожака, и он принялся яростно ругаться.

Джек в ответ набросился на него сам:

— Если ты так торопишься, почему бы тебе не пригнать фургон прямо к дому, а не прятать его на дороге в лесу?

— Да, конечно, и чтобы кто-нибудь проехал мимо и увидел нас! — презрительно и зло ухмыльнулся предводитель шайки — Ну, взяли!

Постепенно воры вынесли из комнаты все мало-мальски ценное Возможность улизнуть Нэнси не представилась. Она так и сидела в своем чулане, пока бандиты раз за разом таскали добычу в лес и возвращались за новыми порциями.

— Так. Вроде ничего стоящего не забыли, — подытожил наконец Сид результаты проделанной работы. Сообщники его уже ушли; он тоже, пробурчав что-то еще, двинулся к выходу, но на пороге остановился, дабы последний раз хозяйским взором окинуть помещение.

В этот миг Нэнси снова ощутила нестерпимое желание чихнуть Она попыталась хоть немного приглушить звук Тщетно.

Вор повернулся в ее сторону.

— Эй! Это кто же там…

Он подошел прямо к чулану рывком распахнул дверь, мгновенно обнаружил Нэнси и со злобой вытолкнул ее наружу.

— Шпионила за нами, да? — прорычал он. Нэнси с дерзким непокорством смотрела ему прямо в лицо.

Я ни за кем не шпионила.

— Тогда, что же ты делала в этом чулане? — Глаза вора недобро сузились.

— Я пришла сюда, чтобы повидать сторожа.

— И искала его в самом подходящем месте, не так ли? — Жестокая усмешка играла на губах Сида.

Нэнси отчетливо сознавала, что положение ее безвыходно, но мужественно старалась скрыть страх.

«Успокойся сейчас же!» — приказала она себе.

И проговорила вслух почти невозмутимым тоном.

— Я услышала чьи-то шаги и немного испугалась.

— Ясно. Сейчас ты у меня испугаешься гораздо больше, — угрожающе пообещал девушке предводитель шайки. — Это, считай, последний раз в жизни ты совала нос в дело, которое тебя не касается!

Новая волна страха окатила Нэнси, но она продолжала держаться с прежней отвагой.

— Вы не имеете права ни находиться здесь, ни вывозить мебель у Тофэмов, — ответила девушка уверенно и резко. — Вас надо сдать полиции.

— Ну, уж это-то тебе никогда не удастся сделать, — громко расхохотался главарь шайки, — Ты еще очень и очень пожалеешь, что шлялась тут и шпионила. Я с тобой поступлю точно так же, как со здешним сторожем.

— Сторожем? — Нэнси помертвела от страха. — Что вы с ним сделали?

— Узнаешь со временем.

Нэнси вдруг проворно отскочила в сторону и, пробежав мимо бандита, бросилась к двери. Тот взревел от ярости и одним прыжком догнав Нэнси, грубо схватил ее за руки.

— Думаешь, ты очень ловкая? — прохрипел он ей в лицо. — Зря! Я-то куда ловчей!

Нэнси отчаянно пыталась вырваться. Она крутилась, извивалась, дралась ногами и царапалась. Но лапищи Сида были не слабее клещей. Он точно тисками сжимал ее запястья.

— Отпустите меня! — кричала Нэнси, борясь с ним все ожесточеннее. — Отпустите!

Не обращая внимания на ее мольбы, Сид почти протащил девушку через всю комнату, отворил дверь чулана и впихнул» ее внутрь.

Нэнси услышала, как снаружи щелкнул ключ в замке.

— Теперь можешь шпионить, сколько влезет! — смеялся негодяй. — А чтобы ты не сомневалась, что тебя никто не выпустит, ключ я возьму с собой.

Когда стук тяжелых башмаков по полу затих, Нэнси поняла, что Сид покинул дом. На короткий миг ее охватила жгучая радость. В следующий момент сердце девушки мучительно сжалось. Она услышала приглушенный шум мотора это выезжал из лесу мебельный фургон, и ей открылась страшная правда случившегося.

— Они бросили меня тут умирать… Умирать от голода… — подумала Нэнси, почти теряя сознание.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:05 | Сообщение # 14
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ОБРЕТЕННАЯ СВОБОДА

Поначалу девушка слишком перепугалась, чтобы рассуждать логично. Она просто била кулаками в дверь, но тяжелая дубовая панель не желала поддаваться.

— Помогите! Помогите! — кричала Нэнси.

Измученная попытками сломить сопротивление двери, она, в конце концов, повалилась на пол. В доме было тихо, как в могиле. В этой кошмарной ситуации Нэнси возблагодарила Бога хотя бы за то, что в чулан все же проникал свежий воздух и можно было нормально дышать.

На то, что поблизости от коттеджа сыщется хоть одна живая душа, надежды было мало; и все-таки Нэнси поднялась с Полу и громким голосом принялась снова звать на помощь. Крики ее эхом отдавались в пустом доме, и казалось, что кто-то передразнивает пленницу.

— Почему мне не хватило ума сказать Элен, куда я собралась? — нещадно бранила она себя. — Девочкам в лагере и во сне не приснится, где я теперь.

Нэнси горестно вспомнила и другое. Отец считает, что она пробудет в Эйвондейле не меньше недели. Значит, поначалу его не встревожит ее отсутствие. А потом… потом будет слишком поздно…

— Кто-нибудь может заметить мой автомобиль на обочине, — Продолжала девушка печально анализировать ситуацию. — Да нет, вряд ли… В такое время года здесь никто и не гуляет. До начала сезона еще по меньшей мере недели.

С содроганием подумала она о судьбе Джефа Таккера. Главарь бандитов дал понять, что ей уготовано то же наказание, что и сторожу. Если он где-то заперт, помощи от бедолаги ждать не приходится.

— Эти проклятые воры умчатся далеко-далеко в своем фургоне; если даже я и смогла бы выбраться отсюда, все равно ИХ уже не догнать.

Смысл происходящего наконец во всех деталях дошел до сознания Нэнси, и ею опять овладела паника. В неистовом желании выломать дверь она всем телом наваливалась на нее снова и снова. Она колотила по дереву до тех нор, пока не расшибла пальцы и из них не потекла кровь… Потом снова опустилась на пол — передохнуть и попытаться принудить себя мыслить разумно.

— Так я только понапрасну теряю силы. Надо рассуждать здраво.

Нэнси вспомнила, что иногда замок можно открыть с помощью проволоки. Вынув из волос заколку и раскрыв ее, она принялась за дело. Однако в темноте ничего не было видно, она действовала на ощупь и успеха не добилась.

Через четверть часа пришлось отказаться от этой идеи.

— Бесполезно, — удрученно сказала Нэнси во тьму. — Я здесь похоронена навеки.

Она стала думать об отце, о Ханне Груин, об Элен, о других близких друзьях. Суждено ли им свидеться снова? Бедняжка окончательно пала духом и уже была опасно близка к тому, чтобы заплакать.

— Ну, уж нет! Этого не будет никогда! — Она сурово отчитала себя за малодушие. — Я обязана не терять головы и придумать способ освободиться.

Замурованная в четырех стенах девушка решила тщательно обследовать свою тюрьму: вдруг ей по счастливой случайности попадется какой-нибудь инструмент, с помощью которого можно взломать замок? Нэнси терпеливо обшарила карманы всех платьев и костюмов, свисавших с гвоздей. Она даже ощупала каждый сантиметр пола.

Ничего подходящего не нашлось, зато в результате ее действий в каморке поднялось целое облако пыли. Дышать теперь было куда труднее. Чулан к этому времени вообще сильно прогрелся, и в нем стало до неприятного жарко. С тоской думала узница о свежем воздухе, о прохладной воде озера, доступ к которым был ей наглухо закрыт.

Потом, совершенно неожиданно, Нэнси наткнулась рукой на что-то твердое. Торопливо ощупав незнакомый предмет пальцами, она выяснила, что это деревянный брус, подвешенный где-то высоко у нее над головой. Он шел по всему периметру чулана и частями соразмерно был прикреплен к каждой стене. Очевидно, когда-то за него цепляли вешалки для одежды.

— А что, если попробовать куском этого бруса выломать одну из досок в двери? — В душе Нэнси пробудилась робкая надежда. — Он вроде бы крепкий, и размер подходящий.

Ухватившись за брус, она начала дергать его изо всех сил. Брус не шелохнулся, и она принялась понемногу раскачивать его, то отклоняясь назад, то налегая на дерево. В конце концов, штукатурка треснула, и одна сторона, не выдержав, надломилась. Еще два-три рывка, и брусок отделился от стены.

К горькому разочарованию, Нэнси он оказался слишком длинным, чтобы служить тараном в тесном пространстве чулана. Ощупав свое орудие, она убедилась, однако, что оно заострено по краям.

— А что, если его использовать как клин для взлома? — Надежда вновь забрезжила во мраке.

Юная сыщица вставила конец бруса между дверными петлями и самой дверью и всем телом навалилась сверху. Дверь ни чуточки не реагировала.

— Этот древний грек, Архимед этот, он сам не знал, что говорит, когда объявил, будто с помощью рычага можно сдвинуть с места Землю, — сердито бормотала себе под нос взмыленная Нэнси. — Поглядела бы я, как он сдвинет хоть на сантиметр мою проклятую дверь!

Но когда она упрямо, изо всех сил надавила на брус вторично, петли слегка шевельнулись. Воодушевившись, Нэнси снова всей своей тяжестью налегла на «точку опоры».

— Идет! — в восторге закричала девушка.

Потом она еще и еще повторяла это упражнение, и одна петля в конце концов оторвалась от обшивки, а дверь осела. Вставить клин между ними теперь было легко, и Нэнси с радостью поняла, что победа близка. У нее словно прибавилось сил.

Потом поддалась вторая петля… И тут вдруг явственно послышались шаги. Кто-то почти вбежал в кабинет, бросился прямо к дверям чулана и с силой придавил ее плечом снаружи.

Нэнси остолбенела. Вернулся один из грабителей? Прибежал на шум удостовериться, что она не улизнула?

Нет, эта версия не годилась. Сид с дружками, бесспорно, мечтал лишь о том, как подальше убраться из здешних мест.

Однако кто же тогда стоит за дверью? Кто-нибудь из То-фэмов?

— Ага, гляжу я, воришки паскудные, один из вас сидит в капкане! — донесся до нее негодующий мужской голос. — Ну, что, попался, дьявольское отродье? Будешь теперь знать, как ломать комедию да издеваться над старым Джефом Таккером! Все, больше воровать тебе не придется. Ты у меня в руках.

Сторож… Нэнси глубоко вздохнула, испытывая немыслимое облегчение и огромную усталость.

— Выпустите меня! — взмолилась она. — Я не воришка! Дайте мне только выйти отсюда — я вам все объясню.

За дверью стало тихо. Потом мужчина произнес неуверенно:

— Норовишь, значит, сбить меня с толку, подражая женщине?.. Не выйдет, сэр! Старого Джефа Таккера вашей компании больше не одурачить!

Нэнси лихорадочно думала, как переубедить человека за дверью, и, не придумав ничего лучшего, громко, отчаянно завизжала.

— Хорошо, хорошо, мэм! Верю вам! Мужчине такой вопль нипочем не издать. Сейчас я вас выпущу.

Нэнси замерла в ожидании. Но дверь не отворилась. То, что она затем услышала, снова повергло ее в смятение:

— Ну, это уж ни в какие ворота не лезет! В кармане пусто, а связку запасных ключей я где-то оставил, не помню, где. Вот черт!

Тут уж Нэнси едва не зарыдала:

— Мистер Таккер, найдите ключ, ради всего святого! Вы во всех карманах посмотрели? Поищите снова. Пожалуйста! Я больше здесь не могу!

— Держитесь, мэм, — последовал ободряющий ответ. — Сейчас я еще раз все проверю.

Нэнси уже стала думать, что ей придется продолжить единоборство с дверью, но тут Джеф Таккер победно воскликнул:

— Нашел! Вы были правы, мэм. Ключ лежал у меня в заднем кармане брюк. И вы знаете…

— Да отоприте же наконец! — в ярости крикнула Нэнси, изнемогая от духоты и напряжения.

Ключ повернулся в замке, задвижка щелкнула. Вне себя от счастья девушка толкнула дверь рукой…

В первую секунду яркое солнце, залившее комнату, почти ослепило ее. Когда глаза привыкли к свету, она увидела прямо перед собой высокого, невероятно тощего пожилого мужчину в синей рубашке и комбинезоне. Тот в свою очередь не сводил с нее обеспокоенного и удивленного взора.

— Мистер Таккер, — не откладывая, приступила к объяснению юная сыщица. — Я — Нэнси Дру. Я искала вас по всему дому, а потом появились эти мерзкие воры и заперли меня в чулане… — Она умолкла, изучающе глядя на сторожа. — Очень рада, что вы в полном порядке, мистер Таккер. Предводитель шайки сказал, что вас они тоже где-то заперли. Расскажите же, что они с вами делали.

— Видите ли, мисс Дру, — смущенно начал Джеф, — эти негодяи попросту провели меня. Они заявились сюда в небольшом фургоне и сказали, что поблизости бродят какие-то подозрительные люди и мне бы следовало выяснить, зачем они пришли в чужие владения. К сожалению, — он вздохнул, — о подвохе я и не подумал. Решил, что они говорят правду… Один из них пошел вместе со мной к озеру, хотел, мол, помочь, и запер меня там в сарае. Я только что из него выбрался. — Старик горестно покачал головой. — А они все это время грабили коттедж… Меня наверняка прогонят с работы.

Зная Тофэмов, Нэнси в глубине души с ним целиком согласилась, вслух же попыталась хоть как-то его успокоить:

— Не убивайтесь так сильно, мистер Таккер. Мы непременно сообщим о краже в полицейское управление. Может, воров поймают раньше, чем они успеют сбыть награбленное.

Сторож немного повеселел.

— Я могу дать точное описание этих мерзавцев. Их поганые рожи мне до смерти не забыть!

— Вот и прекрасно… — Внезапная мысль вернула Нэнси к главному: — Мистер Таккер, пока мы отсюда не уехали, скажите, будьте добры, не было ли в доме старых часов? Каминных? Таких, знаете, больших, с квадратным циферблатом?

Светло-голубые глаза Джефа Таккера сощурились.

— Каминные часы? Гм… Господи, да что это я! Конечно, были. — Он протянул палец к полке над камином. — Тут они и стояли. Я так привык к ним, что уже не замечал… Вот сразу и не вспомнил. Да и не заметил я поначалу, что их тоже утащили. По-моему, большой ценности они не представляют. Тофэмы их далее никогда не заводили… Я ни разу не видел…

У Нэнси даже в висках застучало. Теперь, зная, что часы украдены, она больше, чем когда бы то ни было, жаждала поимки воров. Джеф Таккер был вынужден прервать свой монолог и вместе с ней торопливо шагать к машине.

— Где тут у вас ближайшее полицейское управление, мистер Таккер? — осведомилась девушка, помогая сторожу усесться в автомобиль.

— До самого Мельбурна ни одного нет, мисс Дру.

— Тем более надо спешить.

Быстро, насколько позволяла грунтовая дорога, Нэнси двинулась к шоссе. Интересно, если ей даже повезет и удастся задержать воров, а потом отнять у них часы Джосиа Кроули, сможет она наконец проникнуть в тайну завещания? Или нет?
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:05 | Сообщение # 15
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПОГОНЯ

— В какой стороне Мельбурн?

Они выбрались на шоссе.

— Вон там, — показал рукой сторож.

— Это направление предпочли и наши воры, — проговорила девушка, заметив грязь и знакомые отпечатки шин, по которым можно было судить, что мебельный автофургон тоже выехал на главную дорогу. — Однако, — добавила она, бросив взгляд на приборную доску с часами, — они, видимо, уже очень далеко отсюда. Не поймать их нам…

— Чтоб им перевернуться! — от души пожелал старый Джеф.

Нэнси вела машину на предельной скорости, Джеф Таккер не сводил глаз с дороги, оглядывая заодно и обочины.

— У этих подонков вполне может хватить наглости остановиться и начать пересчитывать награбленное да подсчитывать будущие барыши.

Нэнси рассмеялась — хотя веселого в ее положении, видит Бог, было мало.

— Может, и хватить. Только не думаю я, что люди этого сорта так беспечны.

— А я не говорю, что они остановятся прямо на шоссе и у всех на виду… Почему бы им не свернуть в сторону, да и не расположиться где-нибудь в укромном местечке под деревьями?

— Мы распознаем отпечатки их шин даже на грунте, — пообещала Таккеру юная сыщица.

Джеф с таким энтузиазмом высматривал следы шин мебельного фургона, что даже забыл спросить у Нэнси, зачем он вообще ей понадобился и с какой целью она появилась в коттедже у Тофэмов.

— Поддельные грузчики… Христопродавцы… — ругался он потихоньку, когда впереди показалась окраина Мельбурна. — Хотел бы я знать, сильно ли им удалось от нас оторваться.

Нэнси в ответ промолчала, но, когда они доехали до перекрестка, показала Джефу отпечатки на земле:

— Видите, здесь они повернули на север, вот на эту проселочную дорогу. Сколько еще до Мельбурна?

— Не больше километра.

Наконец они въехали в город. Нэнси опять спросила у спутника:

— А как попасть в полицейское управление?

— Поезжайте прямо по центральному проспекту до Мэйл-стрит, а там возьмете влево.

Нэнси затормозила у двери управления и, выскочив из машины, бегом бросилась вверх по ступенькам. Джеф Таккер трусил следом.

— Я хочу сообщить об ограблении, — тяжело дыша, заявила девушка дежурному по отделению, предварительно назвав свое имя.

Несколько секунд офицер, опешив, изучал Нэнси.

— Это вас ограбили? — спросил он наконец. — В нашем городе?

— Да нет же! — почти закричала Нэнси. — Не меня и не здесь! — Быстро и толково она изложила дежурному все, что случилось в коттедже Тофэмов. Джеф Таккер добавил к этому свои объяснения.

После этого уговаривать офицера полиции принять меры не пришлось. В мгновение ока он вызвал четверых стражей порядка и отдал приказания.

— Ну, хорошо, — повернулся он затем к Нэнси. — А у вас самой есть какие-нибудь идеи насчет того, куда удрали воры?

— Есть, офицер, — не растерялась девушка. — Когда мы проезжали перекресток в километре от города, я заметила следы их фургона на грунтовой дороге, идущей на север. Охотно их вам покажу.

— Отлично. Поедете впереди. Но сначала я дам сигнал общей тревоги.

— Только торопитесь! — попросила Нэнси, уходя. — Грабители опередили нас по меньшей мере на полтора часа.

Джеффу Таккеру в полиции порекомендовали вернуться домой. Он послушно набрал номер телефона сына и попросил приехать за ним как можно быстрее.

— Удачи вам! — пожелал он остальным. — А я так даже представить себе не могу, как обо всем этом рассказать Тофэмам.

Нэнси было жаль старика, но ее уже охватило воодушевление от предстоящей погони; всей душой она рвалась в бой. На хорошей скорости юная сыщица пустилась в обратный путь — по той же улице, по какой приехала в управление. Сзади почти впритык к ней шла полицейская машина.

Оставив позади Мельбурн, Нэнси выбрала дорогу, которой, она не сомневалась, воспользовались воры. Теперь за ней ехали два полицейских автомобиля. Внезапно впереди показался перекресток. От него влево и вправо расходились две мощеные дороги, и ни на одной не виднелись отпечатки шин. Нэнси остановилась. Сбоку к ней тотчас подъехала полицейская машина.

— В чем дело? — недоуменно спросил дежурный офицер, которого звали Илтон.

— Не знаю, как быть дальше.

Из машины выскочил полицейский и принялся осматривать землю. Офицер сказал, что если здесь и прошел мебельный фургон, то следы его, безусловно, уничтожены другим автотранспортом. Поэтому понять, каким путем поехали воры, невозможно.

— Остается только гадать на кофейной гуще, — прибавил он.

— В этом случае, — подхватила шутку Нэнси, — у меня уже есть одна догадка. Я считаю, что фургон взял влево. Она указала пальцем на дорожный знак, гласивший: «До Гэрвина 90 километров». Гэрвин ведь, насколько мне известно, довольно большой город. Правда?

— Правда.

— Вот грабители туда и двинули, чтобы поскорее избавиться от краденой мебели.

Офицер одобрительно кивнул:

— Логично. Но, понимаете, особенно далеко ехать мы в любом случае не имеем права: поблизости проходит граница штата.

У Нэнси и на это нашелся ответ:

— Я сама поеду по левой дороге, ведущей к Гэрвину, а потом сверну на Ривер-Хайтс. — Она улыбнулась. — Если встречу наш мебельный фургон, дам вам знать.

— Но смотрите, будьте осторожны, юная леди. Эти ребята запросто могут посадить вас под замок еще раз.

— Обещаю не рисковать. К тому же, стоит мне выехать на главную магистраль, машин вокруг будет великое множество.

Не оставив офицеру времени для новых возражений, Нэнси включила зажигание и тронулась с места. В зеркальце заднего вида она углядела, что полицейская машина свернула вправо, вместо того, чтобы ехать назад.

— Видно, офицеры нащупали какую-то нить… — подумала про себя девушка. — Но мне лично больше всего хотелось бы самой догнать этот фургон, как-нибудь исхитриться и заглянуть внутрь старых часов.

Довольно скоро Нэнси вырулила на широкое шоссе и стала быстро наматьгоать километр за километром. Оптимизм ее постепенно улетучивался: от шоссе отходило множество боковых дорог, и, уходя от преследователей, мебельный фургон мог выбрать любую.

Юная сыщица решила придерживаться собственной теории, в соответствии с которой Сид и его дружки взяли курс на Гэрвин. Поэтому она осталась на главном шоссе.

— Воры уверены, будто мы с Джефом по-прежнему сидим взаперти; им и в голову не придет, что их преследуют, — убеждала она себя, глядя на дорогу. Потом, вновь обретя надежду и улыбнувшись, девушка добавила вслух: — Вот они и потеряли бдительность!

Минут через десять Нэнси притормозила у бензоколонки: пора было заправить машину. Не слишком веря в успех, просто на всякий случай, она спросила у служащего:

— Вы случайно не заметили — не проезжал тут недавно мебельный фургон?

— Конечно, заметил, мисс, — последовал мгновенный ответ. — Проезжал; дело было приблизительно полчаса тому назад. Я на него обратил внимание, потому что водитель гнал со скоростью, невероятной для такого большего грузовика.

Нэнси поблагодарила за информацию и, повеселев, продолжила погоню. Поворот на Ривер-Хайтс она проехала, не задумываясь.

— Мне бы только, когда я их настигну, как-нибудь залезть в часы Кроули, прежде чем звонить в полицию… — В азарте юная сыщица и не помышляла о новой опасности.

И снова текло время, и снова Нэнси не видела на асфальте ни малейших признаков фургона. Начало смеркаться, и она поняла, что, как это ни обидно, придется признать поражение.

— Не поймаю я их никогда в жизни. — Она огорченно вздохнула и, развернув машину на сто восемьдесят градусов, взяла курс на Ривер-Хайтс.

Тут она почему-то припомнила, что неподалеку от бензоколонки ей бросилась в глаза какая-то старая, захудалого вида гостиница. Рассчитывать, конечно, особенно было не на что, это она сознавала, но, с другой стороны, разве не могли воры поставить свой грузовик позади убогого строения и отправиться в ресторанчик поесть?..

— А вдруг? Пойду и спрошу, — решила Нэнси.

Она снова повернула назад, выжала из автомобиля скорость, выше которой ездить вообще не отваживалась, и буквально через несколько минут действительно оказалась возле гостиницы. Та стояла слегка поодаль от дороги, наполовину скрытая деревьями. Перед входом на столбе, со скрипом раскачиваясь в разные стороны, висела поблекшая вывеска. На ней значилось: «Гостиница „Черная лошадь“». Фургона нигде не было. Позади обшарпанного домика Нэнси, мельком глянув, заметила гараж и большой сарай рядом с гаражом. Обе двери были закрыты.

— Любопытно… Очень любопытно… — протянула юная сыщица — Не здесь ли спрятан автофургон?

Еще дальше, за гаражом и сараем, зеленела маленькая рощица; к ней вела неширокая дорожка. Поколебавшись, Нэнси пришла к выводу, что машину безопаснее всего оставить под деревьями: там, наверное, никто не ездит.

Она погасила фары, заперла дверцу, спрятала ключ в карман и пошла назад к извилистой аллейке; та упиралась прямо в «Черную лошадь». Внезапно она вздрогнула и остановилась. Сердце (в который раз за день!) бешено застучало. Внизу, на земле, отчетливо обозначились следы шин, похожие на те, что оставлял на дороге фургон Сида. Они вели к сараю!

— Может быть, грабители ужинают… Пойду погляжу.

Едва ступив на крыльцо, Нэнси услышала чей-то хриплый, грубый смех. На цыпочках она подкралась к окошку и заглянула внутрь. От увиденного у нее в первый момент перехватило дыхание, зато тут же ярко запылали щеки и радостно засветились глаза. Она своего добилась!

В грязной, тускло освещенной комнате вокруг стола сидели трое мужчин и что-то с жадностью поглощали. Это были те самые воры, которые обчистили дом Тофэмов!
 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна старых часов.
Страница 1 из 212»
Поиск: