Приветствую Вас Странник
Пятница
17.11.2017
23:54

[ Новые сообщения · Детективы · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Александровна, Nancy 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна старых часов.
Тайна старых часов.
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:05 | Сообщение # 16
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
РИСКОВАННЫЙ ШАГ

— Надо известить полицию! — Об этом прежде всего подумала Нэнси, узнав грабителей Тихонько отойдя от окна, она бесшумно сошла, почти сползла с крыльца и была уже готова со всех ног ринуться к машине, но отчаянная идея, мелькнувшая в уме, пригвоздила девушку к земле.

— Если бандиты оставили фургон в сарае, у меня есть шанс добраться до часов. Шайка, безусловно, будет еще какое-то время набивать свои желудки, а может, далее заночует в гостинице.

На улице тем временем стемнело. Фонарей поблизости не было. Нэнси добежала до своего синего автомобиля и вытащила из багажника карманный электрический фонарик.

Стараясь не шуметь, она обошла гостиницу с тыла, приблизилась к сараю и дернула дверную ручку. Сердце радостно екнуло: дверь была не заперта.

Не медля ни секунды, она скользнула в сарай и остановилась на пороге; дверь при этом предательски скрипнула. Нэнси в испуге оглянулась на «Черную лошадь»; однако, насколько она могла судить, ее никто не засек. Внутри было пусто.

Она направила луч фонарика в темное нутро сарая и даже тихонько вскрикнула от неожиданности.

Прямо перед ней стоял мебельный фургон!

— Вот это удача… — Она выключила фонарь.

В последний раз бросив внимательный взгляд на темное здание гостиницы, девушка плотно закрыла за собой дверь сарая. Вокруг теперь царила непроглядная мгла.

Но еще минута — и луч фонаря, высветив массивный грузовик, обежал его со всех сторон. Нэнси увидела, что задние двери фургона прикрыты. С силой сжав ручку, она повернула ее вправо. Увы, дверь даже не дрогнула. Воры предусмотрительно заперли награбленное.

— Силы небесные! Что же теперь остается? — Она растерялась. — Этот замок мне не сломать.

С лихорадочной быстротой Нэнси огляделась по сторонам. Слишком долго находиться в сарае было опасно: шайка могла вернуться и застать ее, так сказать, на месте преступления. Но и уйти она тоже не хотела: надо же было узнать, в фургоне часы Кроули или нет.

— Может, они оставили ключи в замке зажигания? Так ведь часто делают. — Стало капельку теплее на душе.

Она подбежала к кабине и вскарабкалась наверх, на водительское сиденье. Предположение сразу отпало: ключами в кабине и не пахло.

Мозг Нэнси работал в бешеном темпе. Ключи она обязана найти во что бы то ни стало! Может, их не взяли с собой в гостиницу, а спрятали где-нибудь тут, в грузовике? Она знала, что автомобильные ключи иногда прячут под коврик на полу. А что, если?.. Нет, маловероятно, у воров едва ли есть такая привычка… Тем не менее судорожным движением она откинула край коврика. Фонарик высветил небольшое колечко и связку ключей на нем!

— Хоть на этот раз везение меня не покинуло, — прошептала Нэнси и, зажав кольцо в руке, побежала назад, к двери кузова.

Она перепробовала несколько ключей. Наконец один подошел. Распахнув дверь, она направила фонарь внутрь. В мебели, которой был набит фургон, нетрудно было тотчас узнать кое-какие вещи, похищенные из дома Тофэмов.

— Но что делать, если часы в самом низу, на дне? — тревожилась девушка, при свете фонаря озирая все это небрежно сваленное друг на друга крупногабаритное имущество.

Она ловко вспрыгнула в кузов и принялась медленно водить фонариком по стульям, столам, диванам, коврам и картонным коробкам. Где же часы Кроули?

Луч света на мгновение выхватил из мрака некий предмет в дальнем углу. Нэнси издала тихий восторженный вопль. Труды ее наконец увенчались успехом… На столе, придвинутом вплотную к самой стенке кабины, высились старомодные каминные часы! Для сохранности воры прикрыли их сверху одеялом.

Юная сыщица отважно полезла поверх всех этих кресел и комодов. До часов еще предстояло добраться! Платье ее зацепилось за что-то острое и с треском порвалось. Через несколько минут она оказалась на расстоянии вытянутой руки от одеяла, взялась за край и осторожно потянула часы на себя.

Одного взгляда хватило, чтобы убедиться: они полностью соответствуют описанию, полученному от Эбби Роуэн. Квадратный циферблат, лунный серп наверху…

— Часы Кроули… Часы Кроули… — шептала Нэнси, почти не веря в реальность происходящего и не отрывая глаз от своего неслыханного трофея. Она была даже не в силах двинуться с места.

Но тут обостренным слухом она различила звук чьих-то голосов… Воры!

— Сейчас меня схватят! — мелькнуло в уме. — Второй раз не вырвусь.

Крепко прижав к груди часы и одеяло, девушка снова принялась карабкаться поверх сваленной в кучу мебели. Надо было любой ценой выбраться из автофургона. У самых дверей она на миг перевела дух и проворно спрыгнула на землю. Тяжелые башмаки бухали все ближе и ближе.

Закрыв дверь кузова, Нэнси судорожно стала искать ключи, чтобы ее запереть.

— Куда же они делись? — Ее охватил страх.

Потом она увидела, что связка валялась на полу, подобрала ее, быстро нашла нужный ключ и, вставив в замок, дважды его повернула. Бежать, однако, было некуда. Раздраженные мужские голоса звучали у самого входа в сарай. Кто-то уже взялся за дверь…

— Куда деваться? — задыхаясь, соображала Нэнси. — Я опять в ловушке!

Она уже поняла, что не сумеет добежать до кабины и положить ключи под коврик. На это просто не было времени.

— Брошу на пол, — решила девушка. — Может, ворам покажется, что они их сами уронили.

Судорожно ища глазами какое-нибудь укрытие, Нэнси заметила в углу пустой ларь для зерна, В тот момент, когда с часами в руках, она влезла в него и с головой накрылась одеялом, двери амбара с шумом распахнулись.

Один из вошедших говорил резко и громко. Этот голос Нэнси не спутала бы ни с чьим другим. Он принадлежал Сиду, главарю шайки…

— Вы уже сыты по горло, — рычал Сид, — Надо срочно уматывать отсюда, пока ищейки не сели нам на хвост.

Он забрался в кабину и включил подфарники. Нэнси перестала дышать. Вдруг они ее обнаружат? Но никто, очевидно, даже не посмотрел туда, где стоял огромный ларь.

Через секунду послышался крик.

— Куда ты дел эти чертовы ключи? — орал Сид. — Я думал, ты их сунул под коврик на полу!

— Я их туда и сунул.

— Их там нет и в помине!

— Клянусь, шеф, я…

— Ступай и отыщи; только не возись с этим делом до утра!

— Ладно. Выходи, я залезу наверх.

Джек забрался в кабину и начал поиски. Нэнси, едва дыша в своем убежище, со страхом ждала, чем все это кончится.

— Слушай, если ты их где-то потерял… — Вожак не закончил угрозу, потому что в этот момент открыл рот третий сообщник:

— Да вот же они, на полу! Джек, ты, видно, думал, что кладешь их в карман, а вместо этого уронил…

— Да не ронял я! — обозлился Джек. Воры явно были агрессивно настроены. Однако вожак быстро положил конец перепалке:

— Кончай базар! У нас нет времени для драки, иначе мы как пить дать угодим в тюрьму!

— А если угодим — это будет твоя вина, Сид Сэкс. Ты оставил девчонку умирать голодной смертью. Ты, и никто другой…

— Заткнись! — прошипел вожак.

Грабители обменялись еще несколькими любезностями, потом все-таки уселись на переднем сиденье, и Сид наконец завел машину.

Нэнси, трепеща, слушала, как фургон выезжает из сарая. Когда он удалился на приличное расстояние, она выкарабкалась наружу.

Стоя на пороге, юная сыщица смотрела вслед грузовику до тех пор, пока не убедилась, что воры поехали по дороге на Гэрвин. Потом, подхватив свой фонарик и прижав к груди бесценную добычу, устремилась к машине.

— Лучше, на всякий случай, побегу через рощицу. — Она не хотела рисковать.

Мчась под деревьями, Нэнси то и дело через плечо с беспокойством посматривала назад, но вскоре поняла, что ее никто не преследует. Вокруг «Черной лошади» все будто вымерло.

— Чудом я опять избежала беды, — говорила себе на бегу юная сыщица. — Даже думать не хочу, что могло случиться, если б я попала им в лапы! — Она еще крепче прижала к себе свой трофей. — Эта вещь стоит риска, стоит опасности, которая мне грозила. Я нашла часы, а с ними, быть может, разгадку тайны завещания Джосиа Кроули!

Открыв машину, Нэнси прыгнула в салон, достала из кармана ключ и вставила его в замок зажигания.

— Надо как можно скорее известить полицию. Воры определенно отправились в Гэрвин. Было бы здорово, если бы их и вправду задержали до того, как они распродадут мебель.

Она уже собралась повернуть ключ, заводя мотор, но тут взор ее нечаянно упал на часы Кроули, лежавшие на сиденье рядом. В самом ли деле в них хранится таинственная записная книжка старого Джосиа? Или это ей только померещилось?

— Нет, я должна тотчас же выяснить правду! — Она взяла в руки фонарь.

Разбирать громоздкие часы в автомобиле было несподручно; Нэнси вынесла их и положила на землю. Сев рядом, юная сыщица отворила переднюю дверцу, запустила руку внутрь и ощупала боковые стенки футляра. Пусто. Абсолютно пусто. Она потрогала заднюю стенку. Ничего, кроме механизма.

— Вынули! — жалобно простонала Нэнси, — Господи! Изменила мне моя удача…

Потом она принялась рассуждать. Возможно ли, чтобы То-фэмы нашли и уничтожили записную книжку? Эту версию Нэнси мгновенно отвергла. Она вспомнила разговор Ады и Исабел, подслушанный в парке. Нет, о том, где спрятано второе завещание, Тофэмы знали не больше, чем она сама.

Правдоподобнее иное. Эбби Роуэн могла что-то напутать. Но, с другой стороны, старая леди вовсе не утверждала, что записная книжка находится именно внутри часов. К этому выводу Нэнси пришла самостоятельно.

— А я-то не сомневалась, что найду книжку Кроули… — обиженно, горько промолвила девушка. Но потом вдруг встрепенулась:

— Нет, она наверняка лежит где-то здесь. Хотя бы потому, что больше ей быть негде!

Перевернув часы вверх ногами, Нэнси хорошенечко их встряхнула. Слышно было, как внутри что-то шевельнулось. Повеселев, Нэнси тряхнула футляр еще раз.

— Если я не ошибаюсь, — сказала она себе сдавленным от волнения голосом, — там не только механизм. Там что-то еще. — Медленно, тщательно она снова обследовала внутренность часов.

Дополнительный кусок картона позади циферблата… Зачем? Какой-то предмет между ними… Записная книжка?

Попытка пальцами стронуть с места массивный циферблат ни к чему не привела. Из ящика для перчаток Нэнси достала маленькую отвертку; понадобилась всего минута, чтобы отвинтить стрелки часов и резким движением передвинуть циферблат.

Теперь кусок картона сам упал на дно. Нэнси заглянула в футляр и негромко вскрикнула:

— Она!

На задней стенке циферблата в верхней ее части висела на крючке крохотная темно-синяя записная книжка.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:06 | Сообщение # 17
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
АРЕСТ

Дрожа от нетерпения, Нэнси сняла книжку с крючка. В свете фонаря были явственно различимы слова на обложке: «Собственность Джосиа Кроули».

— Значит, я все-таки ее нашла! — Девушку охватило чувство величайшей гордости.

Она торопливо перелистала несколько страниц, заметно пожелтевших от времени. Почерк у владельца оказался мелкий, неразборчивый, а чернила выцвели. Страницы были испещрены деловыми заметками, но понять удавалось только отдельные слова.

Нэнси нервничала. Ясно, что в книжке сказано, куда Джосиа Кроули девал свое последнее завещание. Но ведь на то, чтобы не прочитать — только просмотреть ее целиком, потребуется уйма времени. А его в обрез: больше нельзя откладывать визит в полицию!

— Прочту позже. — Нэнси сунула записную книжку в карман. Потом привела часы в первоначальный вид.

Положив их на сиденье и прикрыв сверху плащом, она села за руль. Еще минута — и синий автомобиль с открывающимся верхом выехал на шоссе. Нэнси напряженно вглядывалась вдаль — туда, где скрылся фургон с грабителями; не забывала она и внимательно осматривать боковые дороги, идущие параллельно шоссе: воры могли воспользоваться любой из них, чтобы не появляться на центральной магистрали.

— Может, лучше позвонить в полицейское управление из первого же магазина? Или с бензоколонки?..

Ее колебания прервал дорожный указатель с надписью: «Объездной путь на Гэрвин. Главная дорога ремонтируется».

Доехав до перекрестка, она притормозила, дабы выяснить, нет ли на земле отпечатков знакомых шин, свидетельствующих о том, что мебельный фургон свернул именно на эту грунтовую дорогу. Отпечатки были!

— И что же мне теперь делать?

Пока девушка обдумывала возможные варианты, позади, вдалеке, показалась какая-то легковая машина. На хорошей скорости она приближалась к Нэнси, и у той снова полегчало на душе. Она уже не могла ошибиться — то был полицейский патрульный автомобиль с красным вертящимся фонарем на крыше!

В мгновение ока, схватив свой электрический фонарик, Нэнси выскочила из машины и, встав на обочине, принялась изо всех сил размахивать им над головой. Через минуту полицейский седан[1] остановился рядом.

— Мое имя Нэнси Дру, — торопливо сказала юная сыщица двум мужчинам в мундирах, сидевшим в машине. — Вы разыскиваете фургон с украденной мебелью?

— Совершенно верно. А вы — та самая девушка, которая сообщила о краже?

Нэнси кивнула и показала полицейским следы на земле:

— Я уверена — это отпечатки их шин. Они были в гостинице «Черная лошадь», но потом уехали оттуда.

— Вы сможете их опознать? — спросил водитель седана.

— Еще бы!

— Тогда, будьте добры, поезжайте за нами. Я распоряжусь по радио, чтобы навстречу мебельному фургону выслали машину с другого конца.

Патрульный автомобиль понесся по скверной дороге, ведущей на Гэрвин. Темно-синяя машина не отставала от него ни на шаг. Так они проехали несколько километров.

— Кошмар! Я, видимо, ошиблась и ввела в заблуждение полицию, — бранила себя Нэнси. — Прошло уже много времени; мы давно должны были их догнать.

Миновало еще минут десять. Неожиданно впереди засветились красные задние огни какой-то машины.

— Это фургон! — обрадовалась девушка. — Для легкового автомобиля огни движутся слишком медленно.

Полицейские, очевидно, были того же мнения, ибо в эту самую минуту патрульная машина сбавила ход. Нэнси сообразила, что они не собираются останавливать грабителей, пока не увидят второй полицейский автомобиль, идущий с противоположной стороны дороги. Чуть позже впереди, на солидном расстоянии от них ярко засияли передние фары какой-то машины.

Дежурная полицейская машина, ехавшая перед Нэнси, прибавив скорости, быстро поравнялась с фургоном.

— Встаньте на обочину! — крикнул офицер человеку в кабине. Вместо того чтобы повиноваться, тот с силой нажал на педали акселератора. Фургон рванулся вперед. Но, боясь врезаться в приближающийся полицейский автомобиль, водитель повернул руль резко вправо. Фургон занесло; два колеса съехали в глубокую канаву, и он перевернулся.

Офицеры, мгновенно выскочив на дорогу, схватили преступников. Через две-три минуты к ним подбежала и Нэнси. Один из полицейских обернулся к ней:

— Вы узнаете этих людей?

Луч фонаря по очереди высветил каждого вора, и Нэнси кивнула головой.

— Это Сид; он и запер меня в чулане. — Девушка подбородком указала на главаря шайки. — Двое других — Джек и Парки.

Арестованные не верили собственным глазам. Их совершенно сразило появление Нэнси. Когда до Сида дошло, что, скорее всего, их поймали по ее вине, он даже попытался что-то сказать, но потом передумал, покачал головой в изумлении и умолк. По документам без труда установили, что все трое — преступники, давно разыскиваемые полицией.

Один из офицеров, открыв задние двери фургона, спросил у Нэнси:

— Знакома вам стоящая в кузове мебель?

— Кое-что знакомо, — ответила девушка. — Например, вот этот письменный стол вытащили как раз из той комнаты, где меня заперли. Из кабинета, откуда ведет дверь в чулан.

— Вполне достаточно. — Полицейский был доволен. — Эти люди получат приличные сроки. Их будут судить сразу по нескольким статьям. Хотите поехать с нами в управление и там предъявить им обвинение?

— Если это необходимо, поеду, — ответила Нэнси без большой охоты. — Но вообще-то я живу не в этом штате и умираю от желания как можно скорее вернуться домой. Разве у вас недостаточно улик против воров? Между прочим, я убеждена, что именно они стащили фамильное серебро у сестер Тэрнер.

Сид и его сообщники разом вздрогнули, но не издали ни звука.

— Понятно, — задумчиво произнес полицейский. — Полагаю, вам действительно нет особой нужды ехать в управление. Я запишу адрес, по которому вы живете, и, если потребуются ваши показания, позвоню и сообщу.

Когда Нэнси протянула офицеру водительские права — в качестве документа, удостоверяющего ее личность, — тот взглянул на девушку с новым интересом. Отвел ее в сторону и сказал удивленно:

— Так вы дочь Карсона Дру! И насколько я понимаю, идете по отцовским стопам. Начали вы, однако, довольно рано…

— Поверьте, в доме у Тофэмов в столь подходящий момент я очутилась абсолютно случайно, — скромно возразила Нэнси.

— Немногие девушки на вашем месте проявили бы такую смелость и такую сообразительность, — заметил офицер с одобрением. — Если я не ошибаюсь, эти ребята — опытные мошенники. С большим стажем. Им уже несколько лет подряд удается чистить коттеджи вокруг Лунного озера. Тамошние жители будут вам по гроб жизни благодарны за то, что избавились от грабителей. А миссис Тофэм, вами упомянутой, наверняка следовало бы щедро наградить вас за спасение имущества.

Нэнси замотала головой.

— Не хочу я никакой награды. Честное слово, не хочу.

— Тем не менее вы ее заслужили, — настаивал офицер, назвавшийся Коуэном. — Если вы не против, я расскажу шефу всю историю, и он разберется с этой миссис Тофэм.

— Вы ее не знаете, — горячо запротестовала Нэнси. — А я знаю. Никогда никому она не предложит никакого вознаграждения. Но если бы даже и предложила, я бы все равно не взяла.

Последовала короткая пауза, потом юная сыщица прибавила:

— По совести говоря, я бы предпочла, чтобы мое имя вообще не упоминалось в ее присутствии. Коуэн недоверчиво пожал плечами.

— Ну, что ж, ладно. Раз вы убеждены, что не желаете никакого вознаграждения за поимку воров, я ничего про вас не скажу. Но это выглядит как-то странно. Вы и вправду убеждены?

— Убеждена, — ответила Нэнси с твердостью. — На то у меня свои причины.

Полицейский дружелюбно улыбнулся.

— И должно быть, очень серьезные.

— Одну любезность, впрочем, вы могли бы мне оказать, — спохватилась Нэнси. — Попросите вашего шефа замолвить Тофэмам словечко за сторожа, за Джефа Таккера. Может быть, тогда они его не прогонят. Он ведь, по существу, ни в чем не виноват.

— С удовольствием, — пообещал офицер. — Если же в самом деле вам не хочется фигурировать при расследовании, я подумаю, может, и обойдемся без ваших показаний. Улик и свидетелей у нас достаточно.

Нэнси поблагодарила Коуэна, а потом вдруг вспомнила о старых часах, лежащих на переднем сиденье темно-синего автомобиля метрах в десяти отсюда. Может быть, надо рассказать о них? Она заколебалась — стоит ли делать это в присутствии грабителей? Те, возможно, ничего бы не услышали, однако легко могли все увидеть.

— Подожду более подходящего момента. — Придя к этому выводу, девушка успокоилась.

Полицейские тем временем, посовещавшись, решили, что один из них останется стеречь фургон; машина, оборудованная радиосвязью, будет стоять тут же. Трем остальным предстояло доставить пойманных грабителей в управление.

Арестованные с угрюмыми физиономиями погрузились в автомобиль. Один полицейский сел за баранку, другой устроился рядом, взяв под прицел скованную наручниками троицу.

Коуэн, рослый, крепкий на вид мужчина, посмотрел на Нэнси.

— А я с вами. Вы ведь поедете по главной дороге мимо полицейского управления, не так ли?

— Мне нужно в Ривер-Хайтс.

— Ну, значит, нам по пути; вы меня просто высадите в нужном месте. Если, конечно, не возражаете.

— Да нет… Почему же… Разумеется… — произнесла Нэнси с запинкой. — Буду рада…

Она тут же подумала о часах Кроули. А что, если офицер отнесется не слишком благосклонно к объяснениям насчет того, почему она присвоила себе чужую вещь и ее не совсем обычное содержимое? Риск огромный. Вся успешная деятельность по раскрытию тайны Кроули в один миг может кончиться крахом…

Пока, терзаемая неуверенностью и беспокойством, Нэнси искала выход из трудного положения, полицейский уже шагал к синему автомобилю с открывающимся верхом.

В конце концов юная сыщица собралась с духом.

— Я должна немедленно признаться, — внушала она себе, — и понести ответственность за содеянное.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:24 | Сообщение # 18
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
СТРАННЫЕ ИНСТРУКЦИИ

Следующие несколько секунд мозг Нэнси работал с быстротой молнии: она перебирала в уме все, что скажет Коуэну. Одно было безусловно: дело о краже мебели теперь в полиции — стало быть, часы надо передать туда. Однако полиция не занималась поисками пропавшего завещания мистера Кроули, и Нэнси рассудила, что у нее есть моральное право оставить себе записную книжку. Она отдаст ее отцу; пусть он решает, как распорядиться ею дальше.

— Если на то пошло, — убеждала себя девушка, — папа взялся за ведение дела Кроули ради Хуверов и в известном смысле также ради Тэрнеров и миссис Роуэн. Ему и предстоит его закончить.

К этому моменту они оба — Нэнси и офицер полиции — уже стояли у дверей автомобиля.

— Хотите, я поведу машину? — спросил Коуэн.

— Почему же нет? Ведите, пожалуйста. — Она открыла ему водительскую дверь. — У меня тут лежит чужая, ворованная вещь…

— То есть как?!

Нэнси объяснила, что хотела с абсолютной точностью выяснить, действительно ли в фургоне находится краденая мебель, чтобы быть уверенной в своих показаниях.

— Некоторые вещи я узнала сразу, а увидев часы, подумала, что, пожалуй, Тофэмы говорили мне именно о них. Но сомнения были, и я вынула часы, чтобы как следует рассмотреть. А потом уже было поздно класть их на прежнее место. Грабители меня бы непременно сцапали. Зато сейчас я не сомневаюсь, что Тофэмы узнают в этих каминных часах свое похищенное достояние.

Объяснение Нэнси, похоже, удовлетворило офицера.

— Я возьму их с собой в управление, — сказал он. — Поехали!

Часы были переложены на заднее сиденье, и Коуэн взялся за баранку.

Уже наступила полночь, когда усталая, измотанная долгой дорогой юная сыщица добралась наконец до родного дома. Машины Карсона Дру в гараже не было. Поставив на место свой автомобиль, Нэнси вышла во двор и поглядела на окна: кромешная тьма, свет горел только в холле. Ханна Груин наверняка спала.

— Конечно, она меня не ждет, — думала девушка. — Но где же папа в такое время? Хоть бы поскорее вернулся. До чего хочется показать ему находку!

Заперев гараж, она побрела к дверям кухни и, войдя, зажгла верхний свет. Взгляд ее нечаянно упал на холодильник; она внезапно почувствовала, что чертовски голодна. Когда же она ела в последний раз? Часов десять назад?

— М-м-м, пища! — довольно промурлыкала девушка.

В тот миг, когда она открыла холодильник, в кухне растворилась дверь и на пороге в халате и шлепанцах возникла заспанная Ханна Груин.

— Нэнси! — закричала она, пораженная. — Ты откуда? — Сна у нее больше ни в одном глазу не было.

— Вот видишь, нагрянула неожиданно. Ханна, дорогая! — Девушка обняла и расцеловала домоправительницу. — Я просто умираю с голоду. С самого утра ничего не ела. Стакана воды не выпила.

— Да что ты, бедняжка моя! — жалостливо запричитала Ханна. — Что с тобой случилось? Я тебя сейчас накормлю как следует.

Пока они вдвоем готовили сэндвич с кусочком цыпленка, варили какао, а Ханна отрезала большущий ломоть пирога с корицей и поливала его сверху горячим яблочным соусом, Нэнси рассказывала о своих подвигах.

Домоправительница слушала широко раскрыв глаза.

— Деточка, они же могли тебя убить, эти жуткие люди. Господи, как я счастлива, что их поймали!

— Я тоже! — пылко воскликнула Нэнси, доедая пирог. — К тому же теперь есть надежда, что Тэрнеры получат назад свои фамильные ценности.

— А Тофэмы? — лукаво поинтересовалась миссис Груин, желая поддразнить девушку.

— С ними как-нибудь обойдется. — Нэнси подмигнула Ханне. — Меня это меньше всего беспокоит… А папа где?

— У себя в конторе. Он звонил, сказал, что произошла какая-то неожиданность, выяснились новые данные по одному делу, назначенному к слушанию.

— Я его подожду. А ты возвращайся в постель. И спасибо тебе огромное.

Сонная домоправительница особенно не сопротивлялась.

Оставшись одна, Нэнси прибрала в кухне и отправилась в гостиную.

— Пришла пора узнать, что сталось с последним завещанием Джосиа Кроули! — торжественно проговорила она вслух, сворачиваясь калачиком в уютном кресле под торшером.

Нэнси осторожно разглаживала пальцами пожелтевшие страницы: казалось, они вот-вот разорвутся. Джосиа Кроули явно пользовался одной и той же записной книжкой в течение многих лет.

— Воистину знал человек, как надо беречь деньги. — Девушка иронически хмыкнула.

Читая страницу за страницей, она вникала в разного рода памятные записи, в бесчисленные заметки, связанные с собственностью, которой владел Кроули. Ей без конца попадались цифры, имевшие касательство к делам, в которых он принимал участие. Воображение ее потряс длиннейший перечень акций, облигаций и казначейских билетов, очевидно составлявших часть движимого имущества покойного.

— Я и представления не имела, что Джосиа Кроули был так богат, — пробормотала Нэнси.

Через некоторое время ей до смерти надоели эти нескончаемые цифры. Она бегло проглядела еще несколько страниц маленькой записной книжки; список богатств, собственноручно перечисленных их обладателем, наконец-то приблизился к концу…

— Вот тебе на! Это еще что? — недоумевающе воскликнула вдруг девушка. К странице был прикреплен тоненький и плоский ключик с биркой, на которой значилась цифра 148.

В ту же минуту внимание Нэнси привлекли слова на соседней странице. «Моя последняя воля» — прочла она с трепетом и впилась глазами в расположенный ниже текст.

Запись, касавшаяся распоряжения на случай смерти, была короткой. Неразборчивый почерк Джосиа Кроули был уже знаком Нэнси. Запись гласила:

«Тем, кого это касается. Мое завещание хранится в ящике сейфа под номером 148 в помещении Торговой трест-компании.[2] Ящик записан на имя Джосиа Джонстона».

— А вот ключ от ящика! — догадалась Нэнси.

Несколько мгновений юная сыщица сидела неподвижно, вперив взгляд в пространство. Это казалось невероятным, несбыточным — она разгадала тайну! Ошибиться тут было нельзя. Дата записи — недавняя, и чернила не выцвели, как в начале книжки.

— Оно существует, последнее завещание! — ликующе воскликнула девушка. — О, только бы оно что-то сулило и Тэрнерам, и Мэтьюсам, и Эбби Роуэн, и сестрам Хувер! Элисон тогда могла бы брать уроки пения, а маленькая Джуди получила бы хорошее образование…

Нэнси снова бросилась листать записную книжку, надеясь почерпнуть там еще какие-нибудь сведения. Она опять внимательно изучала страницу за страницей, но ни единого упоминания ни о самом завещании, ни о его содержании больше не обнаружила.

— Ничего странного, что документ не всплыл на поверхность, — неспешно рассуждала она. — Кому могло прийти в голову, что искать его надо в несгораемом ящике, записанном на имя Джосиа Джонстона? Старый Кроули до того стремился спрятать завещание ненадежнее, что в результате едва не перехитрил сам себя.

Размышления Нэнси были прерваны шумом колес. Чей-то автомобиль двигался по гравиевой дорожке, ведущей к дому. Подбежав к окну, она увидела, как знакомая машина въезжает в гараж, и со всех ног кинулась встречать отца к дверям кухни.

— Вот это да! Привет, Нэнси! — Мистер Дру не скрывал удивления. — Если бы я знал, что ты приехала, я бы вернулся пораньше. Ну, а ты что? Досрочно удрала с Лунного озера, да?

— Удрала, — согласилась Нэнси, стараясь не выдать волнения, в котором пребывала. — Но по очень, очень уважительной причине.

Адвокат не успел еще повесить шляпу в холле, как она уже пустилась рассказывать ему все перипетии последних дней и в финале предъявила записную книжку, извлеченную из каминных часов. Наконец замолчала и перевела дух. Карсон Дру смотрел на дочь с изумлением и гордостью.

— Ты превосходный детектив, Нэнси. Ты добыла сведения, о которых даже профессионалу можно только мечтать.

— Пап, я думаю, полиции лучше ничего не говорить про записную книжку. Мы же не хотим, чтобы тайна последнего завещания раньше времени стала известна душеприказчику, названному в предыдущем, правда?

— Ты говоришь о мистере Тофэме? Я совершенно с тобой согласен, — ответил адвокат. — В новом документе исполнителем завещания может быть объявлен совсем другой человек. — Он улыбнулся. — Нам с тобой, я полагаю, не худо бы увидеть этот документ собственными глазами. Но погоди, — добавил он озадаченно, — в какой Торговой трест-компании он лежит? На свете множество банков с таким названием.

Нэнси вдруг щелкнула пальцами.

— Папа, да я же знаю, где этот банк! Вспомни — судья Харт с женой сказали мне, что несколько раз видели Джосиа Кроули в Мэйсонвилле. А там есть Торговая трест-компания.

Мистер Дру глядел на дочь с откровенным восхищением.

— Ты безусловно права, Нэнси. И судья Харт как раз тот человек, который окажет нам содействие. Утром я ему позвоню. Теперь же, на мой взгляд, и тебе, и мне не грех было бы поспать.

Пожелав дочери спокойной ночи и целуя ее на прощание, адвокат проговорил серьезно и с тревогой:

— Нэнси, дорогая, ты подверглась большой опасности, попав в лапы этим ворам. Мне бы не хотелось, чтобы ты и впредь так рисковала собой. Поверь, я от всей души благодарю судьбу, что ты нынче вернулась домой целой и невредимой. Все могло кончиться гораздо хуже.

— Вот уж Тофэмы не скажут мне спасибо, когда узнают, как все происходило, — рассмеялась Нэнси, поднимаясь по лестнице впереди отца. — А вообще-то, папа, нам ведь предстоит борьба. Так просто Тофэмы не сдадутся. Ты и сам об этом говорил.

— Само собой разумеется. Еще и поэтому не надо, чтобы до них дошли подробности того, как было добыто завещание. Во всяком случае, пока дело не решится окончательно.

— Знаешь, меня разбирает ужасное любопытство: оставил Тофэмам что-нибудь старый Джосиа в последнем завещании или нет.

— А если не оставил, — откликнулся Карсон Дру, — твое открытие будет для них настоящим ударом. Уж больно момент неподходящий.

Нэнси, остановившись, обернулась к отцу:

— В каком смысле?

— Видишь ли, в городе разнесся слух, что Ричард Тофэм в прошлом месяце понес гигантские убытки на фондовой бирже. В нескольких местах он получил кредит, так сказать, под наследство, и я подозреваю, что теперь он сильно зависит от денег Кроули. Без них ему не выпутаться. Он сейчас прилагает все усилия, чтобы ускорить получение прав на имущество покойного.

— Тогда и нам следует поторопиться, — заметила Нэнси, снова зашагав вверх по ступенькам.

— Смотри, не надейся слишком сильно на благоприятный исход. Даже сейчас, — мудро посоветовал дочери мистер Дру. — Мы вполне можем остаться с носом.

— Каким образом?

— Да очень просто. Не будет завещания в ящике сейфа, и все.

— Ну, папа, уж в это я нисколечко не верю. В записной же книжке сказано, что оно там!

— Есть еще один вариант. А что, если Джосиа Кроули совсем не так распорядился своим состоянием, как ждут Тэрнеры, Хуверы и остальные?

— Но он же им всем обещал…

— Это мне известно, Нэнси. И все же не исключено, что мы принимаем желаемое за действительное. Я имею в виду запись в книжке. Мистер Кроули хотел, но мог так и не собраться составить новое завещание.

— Ты можешь расхолаживать и пугать меня, сколько угодно, — хладнокровно заявила отцу юная сыщица. — Все равно я не перестану надеяться. Господи, скорей бы наступило утро!

Мистер Дру расхохотался.

— Ты неисправимый оптимист, Нэнси! А теперь выкинь из головы Джосиа Кроули и выспись хорошенько.

У дверей своей спальни Нэнси помедлила, а потом вернулась к лестнице.

— В чем дело? — не понял мистер Дру.

Не отвечая, девушка торопливо спустилась в гостиную, схватила со стола записную книжку и снова побежала наверх по ступенькам, крытым ковром.

— В конце концов, я столько пережила ради того, чтобы взять ее в руки! — Она прижала к груди долгожданный трофей. — И не собираюсь рисковать. Вот! — Нэнси засмеялась. — Я буду спать, а она — лежать у меня под подушкой!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:25 | Сообщение # 19
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
НАПРЯЖЕННОЕ ОЖИДАНИЕ

Наступило утро. Горячие солнечные лучи, проникнув через распахнутое настежь окно, залили спальню ярким светом. Открыв глаза, Нэнси поглядела на часы, стоявшие на туалетном столике. Было начало десятого.

— Как я могла проспать в такой день, бессовестная?! — пожурила она себя.

Потом, рывком сунув руку под подушку и достав записную книжку Кроули, оглядела ее с нескрываемым удовольствием и даже погладила.

— Ох, и веселенький же сюрприз ждет Тофэмов…

Быстро приняв ванну и одевшись, Нэнси спустилась вниз. Она прелестно выглядела в голубой летней юбке и таком же свитерке. Девушка поцеловала Ханну Груин; та весело пожелала ей доброго утра и сообщила, что мистер Дру уже довольно давно уехал в свой офис.

— Вот досада, — огорчилась Нэнси. — Не позабыл ли он о нашей встрече?

— Конечно, не позабыл, — пожала плечами домоправительница. — Разве ты не знаешь своего отца? Он уже успел позвонить судье Харту в Мэйсонвилл и ждет от него ответного звонка около десяти. А потом обо всем даст тебе знать… Силы небесные, Нэнси, ты ж и в самом деле совершила открытие! От всей души надеюсь, что история с наследством теперь кончится к полному нашему удовлетворению.

Ханна исчезла было в кухне, но тотчас вернулась с целой тарелкой хрустящих золотистых вафель.

— Ешь скорее, — поторопила она девушку. — Отец может позвонить с минуты на минуту.

Нэнси съела миску клубники, потом принялась за вафли.

— Вкуснотища! — облизывалась она, расправившись с первой и поливая вторую вафлю кленовым сиропом.

Она только-только кончила завтракать, как зазвонил телефон. Мистер Дру сказал, что судья Харт живо откликнулся на просьбу, и в банке все подготовлено.

— Возьми записную книжку, ключ и приезжай ко мне в контору. Поедем в банк.

— Уже выхожу, папа.

Нэнси сбегала наверх за сумочкой и отправилась в город.

— Книжка у меня; отдать ее тебе прямо сейчас? — С этим вопросом она переступила порог отцовского кабинета.

— Мы возьмем ее с собой, покажем управляющему отделом хранения банка. Книжка послужит доказательством того, что заглянуть в сейф мистера Кроули нас принуждают серьезные обстоятельства.

Оставив несколько распоряжений секретарше, Карсон Дру вместе с дочерью вышел из конторы; усевшись в синий автомобиль, они тронулись в путь.

— Я просто не переживу, если в сейфе не будет нового завещания! — объявила Нэнси, едва они выехали за пределы города. От волнения она разрумянилась, глаза блестели, руки нервно сжимали руль.

— Ты должна усвоить одну вещь, Нэнси, — отозвался адвокат подчеркнуто ровным, спокойным тоном. — Усвоить и запомнить. Мистер Кроули был странный человек и поступки совершал странные. Завещание, конечно, может оказаться в сейфе, но с равным успехом может и не оказаться. Не исключено, что в ящике лежат указания насчет дальнейших розысков.

Помню весьма любопытный случай. Это было в Канаде много лет назад. Один эксцентричный француз перед смертью оставил записку, где говорилось, что его завещание спрятано в сундуке со старой одеждой. В кармане какого-то пальто были обнаружены совершенно неожиданные инструкции. Они отсылали наследников в чулан дома покойного. В чулане удалось найти новую записку; там было сказано, что завещание хранится в медном баке для кипячения.

Медный бак сначала куда-то исчез, потом отыскался в антикварной лавке. Внутри него, прямо ко дну, было приклеено нечто, оказавшееся китайской головоломкой. Семья старого француза в отчаянии хотела было уже плюнуть на это дело, но откуда-то появился китаец, разгадал головоломку, и богатство старика в виде мешка с золотом в конце концов вытащили из-под пола в его спальне.

— Но все-таки вытащили! — Переубедить Нэнси сегодня было очень непросто.

До Мэйсонвилла отец и дочь добирались недолго. Нэнси поставила машину прямо перед зданием Торговой трест-компании. Поднявшись по ступеням, они вошли в помещение банка. Мистер Дру представился и сказал, что хочет видеть президента. После короткого ожидания их провели в комнату, где обычно проходили совещания. Навстречу им из-за стола поднялся немолодой мужчина. Это и был глава банка мистер Дженсен.

Знакомство состоялось. Адвокат, не откладывая, перешел к разговору о цели своего визита, но так и не закончил рассказа, потому что президент прервал его:

— Все подробности этой истории мне уже известны от судьи Харта. Сейчас я позвоню мистеру Уоррену, работнику отдела хранения.

Он снял телефонную трубку, через несколько минут в комнате появился мистер Уоррен и был представлен посетителям. Нэнси наконец вытащила из сумки записную книжку, открыла ее на «главной» странице и протянула новым знакомым.

Те прочли запись Джосиа Кроули, и мистер Дженсен развел руками:

— Вот это тайна!

Мистер Уоррен достал из кармана карточку банковского каталога; владелец ящика под номером 148, заполняя ее, действительно назвался Джосиа Джонстоном. Присутствующие сравнили образцы двух одинаково неразборчивых почерков.

— Что касается меня, — заговорил мистер Дру, — то я ни капли не сомневаюсь, что Кроули и Джонстон — одно лицо.

— Я совершенно с вами согласен, — поддержал адвоката президент. Банковский чиновник молча кивнул головой.

— Значит, нет причин, по которым мы не могли бы открыть ящик?

— Ни малейших, — отвечал мистер Дженсен. — Однако вы, конечно, понимаете, что выносить отсюда нельзя ничего. Тут заговорила Нэнси:

— Я хочу прояснить несколько вопросов: есть ли в ящике завещание и, если есть, какая на нем стоит дата. Потом — кто назначен душеприказчиком и каковы имена наследников.

Президент и служащий банка заулыбались; мистер Дженсен покачал головой, с любопытством глядя на Нэнси:

— Ишь вы какая! Рассчитываете сразу раскрыть целых четыре тайны! Ладно, пойдемте…

Под предводительством мистера Уоррена они двинулись в те помещения банка, где располагалось хранилище. Полицейский при входе почтительно распахнул перед ними дверь. Пока мистер Уоррен банковским ключом открывал первую часть двойного сейфового замка, мистер Дженсен взял у адвоката ключ из записной книжки Кроули. Потом мистер Уоррен отошел в сторону, и президент вставил маленький ключик в замок, Тот с готовностью щелкнул.

Еще минута, и президент достал из сейфа ящик под номером 148. По его словам, маленький ящичек почти ничего не весил.

— Откроем его в какой-нибудь менее официальной обстановке, — предложил мистер Дженсен. Банковский работник повел их по коридору, по обе стороны которого шли небольшие уютные комнаты, и отыскал незанятую.

— Ну, а теперь, — сказал мистер Дженсен, когда дверь за ними закрылась, — посмотрим, сколько тайн нам сейчас откроется, — если, конечно, тут спрятана хоть одна…

Юная сыщица не дыша глядела, как поднимается крышка. Все склонились над ящиком. Он был почти пуст; лишь какой-то документ — несколько скрепленных между собой больших листов бумаги — покоился на дне.

— Наверное, это завещание! — не могла сдержаться Нэнси.

— Да, это именно завещание, — подтвердил мистер Дженсен, бросив беглый взгляд на первую страницу. — Последняя воля Джосиа Кроули.

— Когда оно написано?

— В марте нынешнего года, — ответил девушке президент банка.

— Папа! — закричала Нэнси. — Папочка! Видишь? Оно составлено позже того, которое Тофэмы предъявили для утверждения!

— Совершенно справедливо, девочка.

— Давайте прочтем… Прямо сразу! — взмолилась Нэнси. Мистер Дженсен передал бумаги адвокату.

— Может быть, вам удастся это расшифровать? Мне лично такой почерк не под силу.

Адвокат взял завещание. Он читал громким голосом, с паузами, толкуя текст и передавая его смысл лучше слов, которые в нем значились. Нэнси склонилась над плечом отца.

— Мистер Дженсен и мистер Уоррен, ваш банк покойный назначил исполнителем завещания, — сказал адвокат.

— Прекрасно! — Президент хмыкнул. — Только, боюсь, мистер Тофэм не придет в восторг, когда эта новость дойдет до его ушей.

Мистер Дру открыл последнюю страницу.

— С подписью Джосиа все в порядке. Тут же поставили свои имена два свидетеля — доктор Несбит и Томас Уэкли. Теперь ясно, почему о завещании не знала ни одна живая душа. Оба эти человека скончались еще в апреле.

Пытаясь разобрать почерк старого Кроули, Нэнси к великой своей радости заметила, что Эбби Роуэн и сестры Хувер в завещании не забыты.

Тут заговорил президент:

— Мистер Дру, штатный юрист нашего банка только на днях отбыл в длительный отпуск в Европу. Вы и ваша дочь раскрыли тайну завещания Джосиа Кроули, что для вас, я вижу, было жизненно важно. Не возьметесь ли вы защищать наши интересы в этом деле?

Глаза Нэнси сверкнули; мистер Дру улыбнулся.

— Возьмусь непременно, И с удовольствием.

— Будут какие-нибудь распоряжения на наш счет? — подал голос мистер Уоррен.

Адвокат задумался на несколько секунд, потом сказал:

— Поскольку дело Кроули не вполне обычное, я в первую очередь просил бы вас сделать для меня фотокопию завещания. Тогда я смогу более тщательно изучить содержание документа.

— Сделаем, и тоже с величайшим удовольствием, — ответил сам президент банка. — А потом?

— А потом, убедившись, что текст завещания нигде не противоречит закону, я передам оригинал в суд для утверждения и поставлю об этом в известность всех, кому подлежит унаследовать состояние мистера Кроули.

— Превосходно, — наклонил голову мистер Дженсен. — Фотокопии можно сделать прямо у нас. Если вы согласитесь подождать, две-три будут готовы совсем скоро. Или лучше послать их вам в контору?

Мистер Дру искоса глянул на дочь.

— Мы подождем, — отвечал он с улыбкой. Пока изготавливали копии завещания, фантазия Нэнси безостановочно рисовала ей картины близкого будущего.

— У Элисон, я надеюсь, теперь будет довольно денег, чтобы учиться пению у хорошего педагога, да и остальные достойные люди получат немало, — с жаром шептала она на ухо отцу, а тот согласно кивал головой.

Ожидание показалось Нэнси бесконечным. В какой-то момент она почувствовала, что больше не может усидеть на месте и принялась ходить по комнате взад и вперед. Отец, в конце концов, заметил ей насмешливо:

— Перестань метаться как львица в клетке.

Юная сыщица притворилась оскорбленной и надула губы:

— Зато я, по крайней мере, не рычу…

Мистер Дру засмеялся.

Наконец принесли завещание и две фотокопии.

— Спасибо, — поблагодарил президент банка посыльного и протянул копии адвокату.

— Я займусь ими безотлагательно, — пообещал мистер Дру, укладывая бумаги в портфель. Потом они с Нэнси покинули банк.

По дороге адвокат настоял на том, чтобы где-нибудь остановиться и поесть. Было как раз время ленча. В ресторанчике он категорически отказался дать Нэнси посмотреть завещание, пока официант не принес еду.

— Сделайте передышку, юная леди, — полушутя попросил он дочь, а потом предостерег ее без всяких шуток.

— Секреты следует обсуждать вдали от любопытных глаз и ушей.

Увидев, что Нэнси сразу поскучнела и оживление ее угасло, мистер Дру наклонился к юной сыщице:

— У меня есть предложение. Мы с тобой отсюда поедем ко мне в контору и вместе поработаем над нашим делом. Я дам перепечатать текст завещания на машинке, тогда понять его будет гораздо проще.

Нэнси тут же возродилась к жизни:

— Спасибо, папочка!

В конторе она сидела рядом с машинисткой, мисс Лэмби, и жадно, одну за другой, читала каждую перепечатанную страницу.

— Мистер Кроули и вправду хорошо владел фразеологией, с помощью которой составляются завещания, — заметила она через некоторое время.

Наконец перепечатка закончилась, и Нэнси сказала секретарше:

— У меня куча вопросов к папе. Мисс Лэмби ласково поглядела на нее:

— Он знает ответы на любые правовые вопросы. В Ривер-Хайтс нет юриста лучше вашего отца.

Нэнси в свою очередь тоже улыбнулась — от гордости, и пошла в кабинет к адвокату. Оба представителя семейства Дру сели рядом и дружно занялись исследованием последнего завещания Джосиа Кроули.

— Если его признают законным, — проговорила Нэнси, — это будет просто катастрофа для Тофэмов.

— Боюсь, что да…

— Папа, а в день, когда ты созовешь всех друзей и родственников, чтобы прочитать им завещание, можно мне будет там тоже присутствовать?

Мистер Дру расхохотался.

— На этот раз я, так и быть, побалую тебя, Нэнси, и позволю поглядеть, с каким видом Тофэмы примут невероятное для них известие!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:25 | Сообщение # 20
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ОШЕЛОМЛЯЮЩИЕ НОВОСТИ

— Папа, уже почти два часа! Родственники мистера Кроули должны прибыть с минуты на минуту. Господи, меня всю колотит!

В гостиной дома Дру находились в этот момент хозяин и мистер Уоррен из банка. Адвокат с улыбкой наблюдал, как носится по комнате, расставляя стулья, его взбудораженное сверх всякой меры чадо.

— По-моему, ты волнуешься больше, чем если бы тебе самой предстояло получить наследство.

— Да, я волнуюсь! — с вызовом заявила Нэнси. — И не могу дождаться, когда наконец прочтут вслух завещание. Разве оно не будет сюрпризом для всех? Особенно для Тофэмов… Как ты думаешь, они придут?

— Придут, не сомневайся. И, если я их хоть сколько-нибудь знаю, приведут с собой адвоката. Они основательно перепугались, услышав, что на свет Божий появилось второе завещание Кроули, и, конечно, жаждут узнать, что в нем написано.

— А ты уверен, что его нельзя опротестовать? — спросила девушка с тревогой.

— Разумеется, быть уверенным стопроцентно я не могу, Нэнси. Но я его внимательнейшим образом изучил и, насколько сам могу судить, составлено оно безупречно. По моей просьбе, его прочло еще несколько юристов; они целиком и полностью разделяют мою точку зрения. Джосиа Кроули был личностью не совсем обычной и имел множество причуд, но он был весьма умен и сообразителен. Тофэмов, обещаю тебе, ждут трудные времена, если они попытаются в судебном порядке оспорить наш вариант завещания.

— В случае, если придется сражаться, банк будет на вашей стороне и окажет всяческую поддержку, — вмешался в разговор мистер Уоррен.

За исключением Эбби Роуэн, до сих пор прикованной к постели, все родственники старого джентльмена дали обещание прийти. Грейс и Элисон, хоть они и не были родственниками, тоже пригласили в дом мистера Дру.

— Это очень плохо, что не сможет приехать миссис Роуэн, — озабоченно качала головой Нэнси. — Ну, ничего, я сегодня же к ней поеду и обо всем расскажу.

— Размеры состояния Кроули, вероятно, сильно удивят всех, кроме Тофэмов, — проговорил мистер Дру. — Нэнси, ты действительно великолепно провела расследование.

— Это было очень интересно, — скромно отозвалась юная сыщица. — И теперь я не могу дождаться, когда все наконец откроется…

— Нас, вероятно, ждут тяжелые, даже мучительные минуты… Я имею в виду Тофэмов, — предупредил Нэнси отец.

— Да, я тоже это понимаю. Ясно, любой бы расстроился, увидев, что богатство ускользает из рук… Ой, папа, Грейс и Элисон уже у самого дома! — закричала вдруг Нэнси, выглядывая из окна.

Она встретила сестер поцелуями и, торжественно препроводив в гостиную, познакомила с мистером Уорреном. Элисон, присев на краешек стула, сразу взволнованно зашептала:

— Нэнси, это правда, что нашли новое, более позднее завещание?

— У вас с Грейс нет никаких поводов беспокоиться. — Нэнси сделала таинственную мину.

Раздался звонок в дверь. На этот раз юная сыщица приветствовала Эдну и Мэри Тэрнер, одетых, как на званый вечер. Они привели с собой маленькую Джуди. Девочка, как всегда, прямо на пороге, обняла Нэнси. Чуть позже приехали братья Мэтьюс, Уильям и Фред.

— Если я правильно понимаю, все в сборе, нет только Тофэмов, — поглядев на часы, промолвил мистер Дру. — Что ж, подождем еще немного.

Ждать, однако, не пришлось; в эту самую минуту громко и раздраженно зазвонил звонок в холле. Нэнси открыла, и мимо нее в гостиную надменно прошествовали все четыре члена семейства Тофэмов, едва кивнув собравшимся. Как и предвидел мистер Дру, они явились в сопровождении адвоката.

— Зачем нас сюда позвали? — возмущенным тоном вопросила миссис Тофэм, адресуясь к хозяину дома. — У вас хватает дерзости утверждать, что существует второе завещание?

— Я располагаю завещанием, написанным в марте текущего года, — хладнокровно отвечал Карсон Дру. — И хотел в этой связи представить вам и всем остальным нашим гостям мистера Джона Уоррена, сотрудника Торговой трест-компании из Мэйсонвилла, объявленной душеприказчиком.

— Абсурд! — с ходу разразилась криком миссис Тофэм. — Джосиа Кроули написал одно-единственное завещание, и в нем все оставлено нашей семье, а душеприказчиком назначен мой муж!

— Происходящее похоже на тайный сговор, — добавила своим резким, неприятным голосом Ада, холодно оглядывая родных и друзей Кроули, сидящих в гостиной.

Исабел молчала, только презрительно откинула назад голову. Что касается Ричарда Тофэма, то последний сидел рядом со своим адвокатом, никак не комментируя услышанное. Однако выражение лица у него было весьма нерадостное.

— Если вы будете столь любезны и сядете, миссис Тофэм, я оглашу последнюю волю усопшего, — с прежним спокойствием заговорил адвокат.

Миссис Тофэм опустилась в кресло с величайшей неохотой.

— Итак, — продолжал Карсон Дру, — последнее завещание умершего Джосиа Кроули найдено в сейфе мэйсонвиллского банка. Завещание необычно длинное, поэтому, с вашего разрешения, я зачитаю из машинописной копии лишь то место, которое касается распределения собственности. Но прежде я хочу спросить у мистера Тофэма, во сколько он оценивает состояние своего покойного родственника?

— В сто тысяч долларов после уплаты налогов, — отвечал тот без промедления.

Тэрнеры не удержались от удивленных возгласов, а Мэри сказала вслух:

— Я и вообразить не могла, что у Джосиа так много денег.

— И я… — тихо произнесла Эдна.

Мистер Дру, взяв со стола несколько машинописных страниц, стал читать внятно и громко:

«Я, Джосиа Кроули, объявляю свою последнюю волю, тем самым лишая законной силы все предыдущие завещания, когда бы то ни было мной составленные.

Завещаю и передаю все мое имущество следующим людям в следующем порядке:

Любимым друзьям и соседям Грейс и Элисон Хувер — сумму, равную двадцати процентам от всего состояния. Поровну».

— Это, должно быть, сон, — задыхаясь, еле вымолвила Грейс.

— Вы хотите сказать, что я получу десять тысяч долларов? — воскликнула Элисон и тут же всхлипнула:

— О, Нэнси, это ты сделала, ты! Теперь я смогу брать уроки пения!

Исабел Тофэм смерила ее пренебрежительным взглядом.

— Чтобы сделать из вас певицу, милочка, десяти тысяч будет маловато, — прошипела она злобно.

— Тихо! — приказал ей отец. — Надо послушать, что еще сказано в этом завещании.

Дочь умолкла, зато жена вскричала, вне себя от ярости:

— Это завещание — фальшивка! Хуверы даже не родственники!

— Завещание — не фальшивка. — Адвокат смотрел на миссис Тофэм с абсолютной невозмутимостью. Потом продолжил чтение:

— «Эбби Роуэн, сестре моей покойной жены, в благодарность за проявленную ко мне доброту, сумму, равную десяти процентам от всего состояния».

— Как хорошо, — негромко проговорила Грейс. — Теперь она сможет лечиться…

— И взять в дом кого-нибудь, кто будет за ней ухаживать, — подхватила Нэнси.

— Эта старуха получит десять тысяч долларов? — Ада Тофэм уже не выбирала выражений. — А что ей пришлось делать для Джосиа? — Она с гневом повернулась к матери. — Мы о нем заботились долгие годы, а она, нет!

— Конечно, нет! — эхом отозвалась Исабел, разъяренная не меньше сестрицы и матери.

— «Моим двоюродным братьям Фрэду и Уильяму Мэтьюсам — сумму, равную двадцати процентам от всего состояния. Поровну», — читал мистер Дру.

— Мы столько и не ждали! — В словах Фрэда звучало простодушное удивление. — Какой добрый Джосиа! — Фрэд мечтательно улыбнулся. — Теперь можно будет отправиться в путешествие, Уильям. Мы ведь всю жизнь об этом думали.

— Конечно, поедем. Хотя как-то даже не верится. Представляешь — долгое путешествие на океанском пароходе… Или в самолете…

— «Моим двоюродным сестрам Эдне и Мэри Тэрнер — двадцать процентов от всего состояния. Поровну».

— Какое великодушие! — прошептала Эдна. — Теперь у маленькой Джуди будет все, что раньше нам могло только сниться.

— Правда, — едва слышно ответила ей сестра. — Господи, у меня точно тяжесть с души спала.

— А мы что же, вообще не упомянуты? — вклинилась миссис Тофэм в небольшую паузу. Мистер Дру слегка усмехнулся:

— Отчего же, упомянуты. Я как раз к вам и перехожу.

— «Ричарду Тофэму — пять тысяч долларов. Грейс и Элисон Хувер…»

— Подождите! — вскочила на ноги миссис Тофэм. — А я и девочки?

— Вам деньги, увы, не завещаны. Исабел истошно заголосила:

— Ой, нет, нет! Мама, все эти векселя! Что мы будем делать?

Расшумелась и Ада:

— Мне придется работать! Я не могу! Не хочу! Я даже думать об этом не в силах!

Когда все наконец стихло, мистер Дру дочитал последнюю фразу:

— «… Грейс и Элисон Хувер — мебель из моего дома, ныне находящуюся во владении миссис Тофэм».

Раздался общий вздох изумления; миссис Тофэм снова приподнялась в своем кресле. В Ривер-Хайтс было отлично известно, что она самым настоящим образом конфисковала мебель Кроули, когда старика вынудили поселиться у нее в доме.

— Это оскорбление! — громогласно возопила пышнотелая мать семейства. — Как смеет Джосиа Кроули намекать на то, что якобы я отобрала у него мебель?!

— Да я-то откуда знаю, что он имел в виду, когда писал завещание? — пожал плечами мистер Дру, с трудом сдерживая смех.

В этот диалог торопливо вмешалась Грейс Хувер:

— Право же, нам достаточно и собственной мебели! Успокойтесь, пожалуйста!

Элисон энергично закивала головой:

— Конечно, конечно! Миссис Тофэм, мы у вас ничего не возьмем…

Карсон Дру аккуратно сложил прочитанный документ и, кладя его в карман, сказал присутствующим:

— Ну, вот и все. Кроме этого, в тексте есть только одна оговорка: завещатель просит душеприказчика погасить кое-какие неуплаченные долги, включая сюда похоронные расходы. То, что останется от имущества за вычетом названного и наследственных долей, перечисленных выше, должно быть отослано в дом престарелых в Мэннингхэме. Я так понял, что состояние свое Джосиа Кроули держал в ценных бумагах; перевести их в наличность будет несложно. По этой причине, я надеюсь, каждый из вас сможет безотлагательно получить свои деньги.

Проходя мимо Нэнси, Ада обратила к ней искаженное ненавистью лицо:

— Это ты все подстроила, Нэнси Дру!

— Горжусь, что мне удалось совершить доброе дело, — отвечала юная сыщица.

— Мы аннулируем завещание! — твердо пообещала миссис Тофэм, намереваясь покинуть гостиную.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:25 | Сообщение # 21
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
СЧАСТЛИВЫЙ ФИНАЛ

— Вы, разумеется, можете передать дело в суд, если пожелаете, — ответил мистер Дру на угрозу супруги Ричарда Тофэма. — Но я вас честно предупреждаю — это будет напрасная трата времени и денег. Если не верите мне, проконсультируйтесь с собственным адвокатом.

— Мистер Дру прав, — заявил тот, в общих чертах ознакомившись с документом, который Карсон достал из кармана и дал ему.

— Ах, он прав? Значит, он прав! — взвизгнула миссис Тофэм. — Если это все, что вы понимаете в юриспруденции, я отказываюсь от ваших услуг! Мы найдем другого адвоката и будем сражаться до победного конца.

С этим возгласом она наконец удалилась, Исабел и Ада, стоявшие у двери, последовали за матерью, наградив Нэнси на прощание испепеляющими взорами. Мистер Тофэм завершал шествие. Как только дверь за семейством закрылась, их адвокат поднялся со стула и взял в руки портфель.

— Передать не могу, как я жалею, что дал втянуть себя в такое дело, — сказал он с досадой. — Послушайтесь моего совета, будьте бдительны. Эта женщина чудовищно агрессивна.

Атмосфера в гостиной дома Дру несколько разрядилась, хотя, конечно, угрозы миссис Тофэм порядком напугали гостей и хозяев. Все заговорили разом, шумно и взволнованно.

— О, Нэнси, я никак не могу до сих пор в это поверить! — Красивый голос Элисон звенел от счастья. — Ты же знаешь, как много значат деньги для нас с Грейс! И этим богатством мы обязаны тебе, Нэнси Дру! Ты нам не рассказала, как удалось найти завещание, но я точно знаю, что это ты до всего додумалась.

Сестры Хувер вместе с родственниками стали просить Нэнси рассказать подробности, и юная сыщица поведала им свои приключения на Лунном озере. Слушатели принялись возносить девушку до небес за ум, доброту, отвагу и прочие достоинства.

— Нам никогда не отблагодарить тебя так, как ты заслуживаешь, — обычным своим тихим голосом произнесла Грейс. — Но после того, как завещание вступит в законную силу, мы все же постараемся как-то выразить нашу признательность.

На кончике языка у Нэнси вертелась фраза: «Не нужны мне никакие награды!», но она не успела выговорить ни слова, потому что мистер Дру сменил тему.

— Миссис Тофэм не уступит деньги без борьбы, — предупредил он наследников. — На мой взгляд, никто из вас ничего не должен предпринимать, пока суд не придет к выводу, что наше завещание — последнее, и не утвердит его в качестве единственно законного. Если же миссис Тофэм и ее дочери передадут дело в суд, я устрою им баталию, которую они не забудут до смертного часа.

Горячо поблагодарив за все мистера Дру и Нэнси, друзья и родственники покойного Джосиа Кроули разошлись. Элисон и Грейс уходили последними. На крыльце Элисон обняла Нэнси:

— Пожалуйста, держи нас в курсе дела. Я умираю от желания поскорее начать учебу у синьора Масканьи.

Нэнси собралась было тут же ехать к Эбби Роуэн — отвезти добрую весть, но поразмыслив, решила остаться дома. А что, если Тофэмы сумеют все переиграть?!

Примерно неделю Нэнси в нетерпении ждала результатов битвы за наследство. Как они с отцом и ожидали, миссис Тофэм яростно, точно тигр, дралась за деньги Кроули. Она даже не постыдилась публично выдвинуть предположение, будто завещание, которое Нэнси буквально откопала из-под земли, — поддельное.

— Неопределенность и ожидание просто невыносимы, — пожаловалась Нэнси отцу как-то утром за завтраком. — Нет больше сил! Когда же прозвучит последнее слово?

— На это у меня пока нет ответа, Нэнси. Но мистер Тофэм явно понимает, что дело проиграно. Ты, наверное, слышала, что у них произошло?

— Нет, а что такое?

— Они фактически разорены. Я тебе говорил раньше: Ричард Тофэм очень много потерял на фондовой бирже. А после неудачи с наследством Кроули банки снизили ему кредит. Он даже вынужден теперь отказаться от своего роскошного дома.

— Да что ты! Неужели правда? Представляю, в каком горе миссис Тофэм и ее дочери!

— Ты права, пилюля эта очень несладкая. На той неделе Тофэмы переезжают в небольшой домик; о прежней расточительной жизни им, конечно, придется забыть… Обе девушки уже поступили на работу. Впрочем, лично я думаю, что им это только на пользу.

Еще через несколько дней стало известно, что три вора в конце концов признались в совершенных преступлениях; награбленное добро, которое они не успели сбыть с рук, нашли и возвратили законным владельцам. Таким образом, Тэрнеры получили назад украденное у них фамильное серебро — подсвечники, ложки и все остальное.

Однажды вечером мистер Дру вернулся домой необычайно веселый и довольный. Положив Нэнси руки на плечи и глядя ей в глаза, он произнес с необычной для него торжественностью:

— Мы победили, дорогая. Документ, найденный тобой» признан последним и единственно законным завещанием мистера Кроули.

— Папа, это же потрясающе! — закричала Нэнси, закружив отца по комнате в каком-то немыслимом танце. — Можно я завтра с самого утра поеду и обо всем расскажу Элисон, Грейс и остальным?

— Разумная мысль, девочка. Ты молодчина, что сразу об этом подумала. Разумеется, банк и я формально уведомим наследников, но это произойдет позже. А ты поезжай завтра.

На следующее утро Нэнси спустилась вниз раньше всех и приступила к завтраку еще до появления Ханны Груин.

— Боже правый, какая ты у меня нынче ранняя пташка, Нэнси, — улыбалась домоправительница. — Предстоит большой день, правда?

— Очень большой, — согласилась юная сыщица. Едва с завтраком было покончено, Ханна сказала:

— Помогать мне не надо. Ты лучше сразу же поезжай, чтобы побыстрее обрадовать всех этих людей.

— Спасибо, Ханна! Бегу!

Сегодня на юной сыщице было скромное зеленое платье спортивного покроя и свитерок в тон платью. Поцеловав на > прощание членов своей немногочисленной семьи, она стремительно исчезла.

Первой была запланирована остановка у дома братьев Мэтьюс. Те вышли навстречу Нэнси, приветливо поздоровались и умолкли, ожидая, что она скажет.

— У меня замечательные новости. — Глаза девушки сияли. — Миссис Тофэм проиграла дело. Завещание, которое мы с папой обнаружили, утверждено судом. Вы получите все, что вам оставил мистер Кроули.

— Бог да благословит вас! — воскликнул Фред. — Нам бы никогда ничего не досталось, если бы не вы. — Уильям от волнения был не в силах говорить и только молча склонил голову, как бы подтверждая слова брата.

Желая скрыть смущение от этих похвал, Нэнси торопливо достала из сумки кипу туристических проспектов и расписания воздушных полетов:

— Я подумала, что вам, наверное, это покажется интересным… А теперь мне пора: я спешу — нужно сообщить новости другим наследникам.

Братья дружно махали ей вслед, а когда она скрылась из виду, тотчас занялись проспектами.

— Хочется верить, что путешествие у них будет долгим и интересным, — подумала Нэнси.

Через полчаса она подъезжала к дому Тэрнеров. Она еще не затормозила окончательно, а Джуди, что-то крича, уже бежала навстречу. Нэнси, захлопнув за собой дверь машины, подставила руки, и девочка на полном ходу упала ей в объятия.

— Нэнси, ты же ничего не знаешь! Тети отыскали старую-престарую куклу, она когда-то принадлежала моей маме, и отдали мне. Пойдем, посмотришь. До чего красивая!

Джуди за руку потащила Нэнси по ступенькам в дом.

— Вот она, — с гордостью объявила малышка, указывая на светловолосую кудрявую куклу, сидевшую в крошечном кресле-качалке.

— Подумать только, какая прелесть! — Нэнси пришла в полный восторг. — Знаешь, Джуди, а ведь она на тебя здорово похожа — ямочками и всем прочим.

Джуди не возражала.

— А тетя Мэри еще говорит, что она похожа на мою маму, когда та была совсем маленькой девочкой, и я поэтому всегда буду о ней очень заботиться.

Тут в гостиную вошли обе двоюродные бабушки и просияли при виде Нэнси.

— Джуди, я смотрю, вы просто осчастливили своим подарком, — рассмеялась та. — Теперь моя очередь одарить вас известием. — И она объяснила сестрам, что отныне никто уже не станет покушаться на их наследство.

Женщины растерянно молчали; потом на глазах у обеих появились слезы. Эдна Тэрнер в порыве благодарности обняла и прижала Нэнси к груди.

— Дорогая наша, милая девочка! — Она почти рыдала от радости. — Теперь у Джуди все будет хорошо, и она получит то образование, какое мы с Мэри мечтаем ей дать… И какого, мы считаем, она достойна.

Мэри поцеловала юную сыщицу и поблагодарила за неутомимые старания восстановить справедливость. Джуди в некотором замешательстве наблюдала эту сцену, но потом, инстинктивно почувствовав, что ее участие будет не лишним, схватила новую куклу и принялась танцевать с ней по комнате.

— Теперь ты тоже сможешь учиться в школе, Кэрол, — весело пообещала она своей кудрявой подружке.

Нэнси ужасно не хотелось уезжать от Тэрнеров, но она помнила, что впереди еще два неотложных визита.

— Приезжай скорее, — как всегда сказала Джуди на прощание.

Переступив порог дома Эбби Роуэн, Нэнси была приятно удивлена, застав ту сидящей в кресле у окна. Добрая соседка, миссис Джонс, готовила еду больной. Девушка вынула и поставила на стол банку домашнего мясного бульона и кастрюльку, где лежал отварной цыпленок с рисом. Ханна Груин категорически потребовала, чтобы все эти яства были отвезены немощной Эбби.

— Не посидите ли вы здесь немножко? — попросила миссис Джонс. — Мне надо сбегать домой на полчасика, а потом я вернусь.

— Она так добра, — вздохнула миссис Роуэн. — Сегодня она забрала мое постельное белье и унесла к себе, чтобы постирать и выгладить.

Когда соседка ушла, Эбби продолжала:

— Все вокруг относятся ко мне очень заботливо, все внимательны; но я больше не могу отнимать у них время своими несчастьями. А при этом у меня совсем нет денег, чтобы…

Нэнси взяла руку старой женщины в свои и ласково наклонилась к ней:

— Я приехала сообщить, миссис Эбби, что теперь у вас, наоборот, много денег; Джосиа Кроули оставил вам часть своего состояния.

— Что?! Вы хотите сказать, что я теперь не буду зависеть от своей грошовой пенсии? Благословен будь, Джосиа! Нэнси, я ведь все равно не верила, что мой кузен не сдержит слова!

Вместе с Эбби Нэнси поела бульону с крекерами и поведала в деталях всю историю с поисками завещания. В глазах старой женщины появился живой огонек, на бледных щеках выступил слабый румянец.

— Это же великолепно! — Она в восторге подняла руки к небу и с восхищением посмотрела на Нэнси. — Даже и передать не могу, как я довольна, что вы перехитрили этих спесивых женщин из семейства Тофэм!

Нэнси понимающе усмехнулась в ответ, потом проговорила очень искренне и серьезно:

— Если бы я случайно не узнала об этой тайне и не попыталась в нее проникнуть, я бы никогда не познакомилась с несколькими превосходными людьми, имена которых звучат совсем по-другому, чем имя «Тофэм».

Эбби Роуэн звучно рассмеялась. Нэнси даже опешила: такого со старой леди еще не случалось в ее присутствии. Та смеялась не переставая. В этот момент вернулась соседка. Изумившись, миссис Джонс не успела даже звука произнести по поводу прекрасного настроения своей подопечной: Эбби потребовала от нее внимания и пустилась в подробный рассказ о том, как она получила наследство.

Потом Нэнси распрощалась с миссис Роуэн. Теперь путь ее лежал прямо на ферму к Хуверам. Когда она подъехала, сестры возились в саду возле клумбы.

— Привет! — крикнула Нэнси.

— И тебе привет. Как дела? — откликнулась Элисон, счищая землю с ладоней и вместе с Грейс спеша к темно-синему автомобилю.

— Быстро переодевайтесь, — скомандовала Нэнси. — У меня для вас сюрприз.

— Мы что, куда-нибудь поедем? — Грейс недоумевающе смотрела на нее.

— Именно. Мы поедем к синьору Масканьи, и Элисон договорится с ним об уроках.

— Нэнси, ты что же, хочешь сказать…

— Да. Наследство ваше!

— Невероятно! Невероятно! — в экстазе повторяла Элисон. Потом, схватив в объятия сестру и гостью, завертелась с ними по саду.

— Это просто чудо — Грейс не могла сразу прийти в себя. — Чудо, да и только! О, Нэнси, вы наш самый близкий друг. Лучших у нас никогда не было. Никогда в жизни.

Заметив, что Нэнси сильно покраснела, она тоже смутилась:

— Пошли, Элисон. Надо одеться по-человечески.

Гостья осталась ждать в саду… Минут через пятнадцать сестры появились снова, готовые к поездке в Ривер-Хайтс. Грейс подошла к Нэнси:

— Прежде чем сесть в машину, мы с Элисон хотим преподнести тебе одну вещь. Нечто вроде награды…

— И совершенно необычное! — возбужденно перебила сестру Элисон.

— Да не нужна мне от вас никакая награда! — досадливо воскликнула Нэнси.

— Пожалуйста, не отказывайся. — Элисон умоляюще прижала к груди руки.

Сестры привели Нэнси в гостиную и подвели прямо к каминной полке. Там стояли часы Кроули.

— Сегодня утром мы получили их от Тофэмов, — сказала Грейс.

Элисон прибавила:

— Мы считаем, что ты заслужила эту фамильную ценность, Нэнси; не знаю, как объяснить, но и я, и Грейс чувствуем: мистер Кроули хотел бы, чтобы часы были у тебя.

— Спасибо большое…

Нэнси, взволнованная, стояла неподвижно, задумчиво разглядывая старые часы. Красоты в них не было, несмотря на кое-какие затейливые детали. Но для нее они обладали особой привлекательностью. Нэнси была слишком застенчива, чтобы объяснить Грейс и Элисон, почему ей так дорога эта чужая вещь, да, кроме того, в ее ощущениях было нечто такое, что она не могла выразить словами. На самом же деле часы превратились для нее в живое напоминание о недавнем приключении, и оттого ей не хотелось с ними расставаться.

Мечтательно созерцая часы Джосиа Кроули, она и не догадывалась, что впереди ее ждет новое расследование, новое дело, которое окажется гораздо сложнее и запутаннее, чем то, с которым она только-только справилась. Не догадывалась, но интуитивно чувствовала, что новые увлекательные приключения не за горами.

Наконец Нэнси очнулась от грез. Элисон и Грейс стояли перед ней, держа в руках массивный футляр. Юная сыщица задорно поглядела на сестер Хувер.

— Я всегда буду ценить ваш подарок, потому что эти старые каминные часы — приз за увлекательное и опасное предприятие, где я участвовала в качестве детектива, — объявила она, улыбаясь во весь рот.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 14:26 | Сообщение # 22
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
Примечания


1

Седан — легковой автомобиль с двумя или тремя рядами сидений и четырьмя дверьми.

2

Трест-компания — один из видов коммерческих банков в США
 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна старых часов.
Страница 2 из 2«12
Поиск: