Приветствую Вас Странник
Понедельник
20.11.2017
05:05

[ Новые сообщения · Детективы · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Александровна, Nancy 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна обезьяньей головоломки
Тайна обезьяньей головоломки
АлександровнаДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:12 | Сообщение # 16
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
ПРЕДАТЕЛЬСКИЙ НАПИЛЬНИК

Бесс, Джорджи и Карла заторопились. Однако Нэнси повернулась к Мапонни:
— Я бы хотела, чтобы вы вернулись к тому человеку, который ремонтирует крышу. Я думаю, что он говорит на кечуа и сможет рассказать вам, как выглядел тот сеньор, которого он заметил!
— Хорошо, — ответил старик, — а после этого я тоже займусь поисками Льосы.
Несколько туристических групп бродили среди развалин. Девушки поодиночке подходили к одной группе за другой, описывали наружность Льосы и выясняли, не видел ли его кто-нибудь. Все отвечали отрицательно.
На одной из лестниц Бесс столкнулась с молодым человеком. Она остановила его, но он, вместо того чтобы ответить на её вопрос, предложил ей присесть рядом с ним на ступеньке.
— Спасибо, я постою, — отклонила предложение Бесс.
Молодой человек на ломаном английском сказал ей, что он перуанец.
— Вы есть красивый девушка из Америки, — заговорил он, — вы мне нравиться. Вы и я, может быть, встретимся, может быть?
Бесс была убеждена, что если уж ей с кем не хочется встречаться, то это с молодым перуанцем. Не отвечая на его предложение, она повторила свой вопрос:
— Вы не видели мужчину — темноволосого, смуглого, худого, с бегающими глазами? Молодой человек засмеялся.
— Он вам зачем? Вы и я встречаться сегодня, да?
Бесс пришла в ярость. Она повернулась и пошла вверх по лестнице.
Перуанец смеялся ей вслед:
— Меня боишься? Все американский девушка очень капризный!
— Какие есть! — с большим достоинством ответила Бесс и помчалась по лестнице со стремительностью напуганной ламы. Случайный поклонник не сделал попытки преследовать её. Добежав до верха лестницы, Бесс так запыхалась, что ей пришлось присесть на ступеньку перевести ДУХ.
«Джорджи была права, — ругала себя Бесс, — не нужно бьшо мне наедаться кукурузой с сыром!»
Немного отдышавшись, она с печалью подумала о перуанце: «Какая жалость, что он грубоват и совсем не похож на тех, с кем нас познакомила Карла!»
Бесс тихонько сидела на ступеньке, погружённая в свои размышления, пока не услышала мужские голоса неподалёку. Разговаривали двое, и голоса приближались к ней. Скоро они зазвучали так близко, что Бесс могла разобрать каждое слово. Вначале она едва обращала внимание на смысл разговора — ей показалось, что это туристы, обсуждающие знакомых девушек.
Вдруг она насторожилась — человек, который голосом напомнил ей Луиса Льосу, сказал:
— И можешь сообщить этой Нэнси Дру, что ей нечего делать в Перу! Пусть убирается на родину!
У Бесс застучало сердце. Теперь она уже не сомневалась, что это говорит Луис Льоса. Что делать? Выйти из укрытия, объявить, что она все слышала, и потребовать объяснения?
«Но он же способен что угодно со мной сделать, и тогда я не смогу предупредить Нэнси!» — тут же подумала она.
И всё-таки Бесс решила проявить храбрость. Она встала, осмотрелась по сторонам, но уже никого не было. Бесс заглянула в одну улочку, потом в другую, в третью — никого! Исчезли!
«Нужно немедленно рассказать обо всём Нэнси!» — сказала себе Бесс.
Но и Нэнси тоже нигде не было. Бесс громко звала её, но впустую.
Бесс пришла в голову новая мысль — а что, если Луис Льоса направлялся в их отель с намерением похитить тарелку? Он наверняка знает, что из антикварного магазина тарелка вернулась обратно в руки Нэнси. Однако, подумала Бесс, по всей видимости, шайка столь же мало продвинулась в расшифровке таинственной надписи, сколько и девушки!
«Ну ясно, — говорила себе Бесс, — они не хотят оставлять тарелку у Нэнси именно потому, что боятся, как бы она быстрее их не разгадала головоломку!»
Бесс решила бежать в отель, чтобы помешать Льосе украсть тарелку.
Она бежала всю дорогу до самого отеля, взяла у портье ключ от номера Нэнси и Карлы, бегом взлетела по лестнице и ворвалась в комнату. Поспешно повернув ключ в двери и убедившись, что она заперта, Бесс бросилась к ящику, в котором хранилась тарелка. Она лежала на своём месте!
— Слава Богу! — воскликнула Бесс. Она рухнула в кресло, чтобы отдышаться и прийти в себя. Прошло несколько минут, и всё было спокойно. Никто не пытался войти. Бесс уже было подумала, что её предположение не соответствует истине, но тут услышала шаги в коридоре. Шаги затихли под дверью.
Бесс затаила дыхание, вслушиваясь. Ключ не вставили в замок, но дверная ручка повернулась. Потом кто-то поскрёбся снаружи.
«Пытаются открыть дверь, — лихорадочно думала Бесс. — Что мне делать?»
Ей было очень страшно сидеть, притаившись в комнате, но подать голос было ещё страшней.
Бесс не сводила глаз с двери. Вдруг она заметила, что в щель просовывается длинный, тонкий напильник… он продвинулся… ещё… уже почти на два дюйма…
У Бесс от ужаса пересохло во рту. «Ещё минута — и он войдёт! — в панике подумала она. — И даже позвонить нельзя — в номере нет телефона!»
Тут её осенило. Бесс на цыпочках подкралась к двери и, схватив напильник, с силой дёрнула его к себе! Напильник оказался в её руке!
Из коридора послышалось сердитое бормотание. Кто-то пнул дверь и сразу побежал прочь. Бесс, потрясённая и счастливая, так и повалилась на постель, даже не выпустив из рук напильник.
Тем временем её подруги и Мапонни все бродили среди руин, выспрашивая туристов, не видели ли они таинственного сеньора. В конце концов Джорджи подошла к широкоплечей приземистой женщине и задала ей свой вопрос.
Та уставилась на неё:
— Просто не знаю, что за девушки пошли в наше время! Бегают за мужчинами! Значит, вы его ищете, а он избегает вас, так?
Голос у женщины был низкий и громкий.
— Уверяю вас, вы ошибаетесь, — начала было Джорджи, но та не дала ей досказать.
— Все вы так говорите, но меня не проведёшь! Бегаете за мужчиной и хотите во что бы то ни стало поставить на своём!
Теперь Джорджи улыбнулась:
— Именно так, я хочу во что бы то ни стало поставить на своём, но я ищу его, потому что он вор!
Женщина вытаращила глаза:
— Вор? Что же вы сразу не сказали?
Джорджи хотела напомнить, что женщина не дала ей и рта раскрыть, но раздумала и просто повторила описание внешности Луиса Льосы.
— Если вам попадался на глаза такой человек, скажите мне, — попросила Джорджи.
— Попадался, — ответила женщина.
— Его разыскивает полиция в Лиме, — продолжала Джорджи.
Женщина кивнула и указала в сторону отеля, в котором жили девушки.
— Он пошёл туда, — сказала она, — поторопитесь, если хотите его догнать!
Джорджи поспешно поблагодарила её и двинулась к отелю.
— Вы извините меня! — крикнула женщина ей вслед.
Джорджи с улыбкой махнула ей рукой.
В отеле она взяла свой ключ и бросилась в номер, но когда она отпирала его, из соседнего номера, где жили Нэнси и Карла, показалась голова Бесс.
— Джорджи, какое счастье, что ты пришла! Здесь было Бог знает что! — воскликнула Бесс.
Она показала кузине напильник и стала рассказывать ей о происшествии. Джорджи была потрясена.
— Ну, Бесс, — сказала она, — на этот раз ты вела себя героически! А ты знаешь, я ведь прибежала в отель, потому что одна женщина сказала мне, будто видела, как Льоса пошёл сюда! Скорей всего, это он пытался напильником открыть дверь!
— Конечно, это был он! — согласилась Бесс, — и это просто счастье, что он убрался отсюда!
— Что ты имеешь в виду? — переспросила Джорджи.
Выяснилось, что Бесс смотрела в окно и видела, как некоторое время назад Льоса отъехал в частной машине.
— Я только потому и осмелилась открыть дверь и высунуться! — честно призналась Бесс.
Затем она рассказала Джорджи о разговоре, который случайно подслушала, когда сидела на ступеньке.
— Не знаю, кто был второй человек, тот, с которым Льоса разговаривал, — сказала Бесс. — Я боюсь, как бы он что-нибудь не сделал Нэнси!
— Ты права! — подхватила Джорджи. — Нужно её поскорей предостеречь!
Джорджи взяла у Бесс напильник и подошла к окну, чтобы получше рассмотреть инструмент.
— На нём наверняка остались отпечатки пальцев Льосы, — предположила она, — но, к сожалению, и наши с тобой тоже! Смотри! — взволнованно воскликнула она.-Тут есть имя: Белее! Ах вот оно что! Инструмент украден из мастерской Хорхе Белеса!
Девушки были уверены, что к ним в руки попал один из тех инструментов, которые Льоса похитил из хозяйской мастерской.
Джорджи бросила напильник на туалетный столик.
— Сейчас не до этого, — сказала она, — нужно немедленно найти Нэнси!
Солнце неожиданно скрылось за тучами, и пошёл сильный дождь.
В эту самую минуту в номер вошла Карла.
— Еле успела! — объявила она. — Мапонни ждёт ветзу. Он предупреждал, что будет дождь! Кстати, он беседовал с индейцем, который ремонтировал крышу: описание внешности человека, сбросившего на Нэнси пук соломы, — точный портрет Льосы!
— Мерзавец! — не сдержалась Джорджи. — А теперь послушай наши с Бесс истории!
Они, перебивая друг дружку, рассказали Карле про всё, что с ними было, и показали ей напильник.
Карла была потрясена.
— Но где же Нэнси? — с тревогой спросила она.
Джорджи решила, что поскольку дождь прогнал туристов с развалин и они возвратились в отель, то Нэнси, возможно, беседует с кем-то из них внизу. Девушки отправились за ней.
В холле было действительно полно народу, но Нэнси там не оказалось. Девушки увидели Мапонни, сидевшего в кресле в укромном уголке. Узнав, что Нэнси до сих пор нет и выслушав про все события, которые происходили в тот день, Мапонни не на шутку встревожился.
— Этот Луис Льоса мог бросить свою машину, пешком вернуться к руинам и найти там мисс Дру! — сказал он.
— Мог, — упавшим голосом согласилась Карла, — к тому же у него есть ещё сообщник! Боже мой, зачем я только вовлекла Нэнси во всё это!
— Вот что, — твёрдо сказала Джорджи, — надо бежать на поиски Нэнси, дождь или не дождь!


 
АлександровнаДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:13 | Сообщение # 17
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
СВЯЩЕННЫЕ КАМНИ

Накинув на себя плащи с капюшонами, встревоженные спасатели поспешили по дороге, которая вела к руинам. Добравшись туда, они принялись звать:
— Нэнси! Нэнси!
Но ответом им было только эхо их собственных голосов.
Бесс с трудом удерживала слезы:
— Я просто чувствую, что с Нэнси случилось что-то ужасное!
Джорджи сурово глянула на неё:
— Нэнси умеет выходить из трудных положений! Не раскисай и не поддавайся дурному настроению!
— Ты права, Джорджи, — согласилась Бесс и постаралась взять себя в руки.
Мапонни и девушки продолжили свой путь по руинам. Они выкликали имя Нэнси, но она не отзывалась.
Карла помалкивала, но подруги видели, что она сильно встревожена.
— А может быть, — сказала она наконец, — Луис Льоса силой увёз Нэнси в своей машине? Пожалуй, лучше нам вернуться и все сообщить полиции!
Ей ответил Мапонни, тоже долго до того молчавший:
— Когда мы были здесь в первый раз, мы не ходили на другую сторону горы. Давайте пройдём туда, а уж потом будем звонить в полицию.
Девушки последовали за старым индейцем по крутому подъёму. Первой до вершины добралась Бесс.
— Нэнси! — закричала она. — Я её вижу! И она в полном порядке!
И Бесс радостно засмеялась.
В конце зелёного, поросшего кустарником склона открывалось живописное зрелище — в землю были воткнуты четыре палки, а на них было натянуто пончо. Пончо прикрывало от дождя Нэнси, рядом с которой сидел пожилой индеец. Нэнси что-то быстро записывала, по-видимому то, что ей говорил индеец. Она была до такой степени поглощена своим занятием, что даже не заметила, как на вершине показались её друзья.
Мапонни и девушки стали спускаться с той скоростью, которую допускал скользкий от дождя склон.
— Нэнси! — громко позвала Джорджи. На этот раз Нэнси подняла голову.
— Послушайте, что он рассказывает! Такие важные для нас вещи! — воскликнула Нэнси. — Как хорошо, что вы здесь, Мапонни. Этот человек говорит только на кечуа, а я просто записывала его слова по звучанию, ничегошеньки не понимая.
Нэнси представила друзьям своего собеседника. Его звали Панситимба. Девушки и Мапонни представились ему.
— Если этот человек ни слова не говорит по-английски, — недоуменно спросила Бесс, — то каким же образом ты с ним договорилась?
Нэнси засмеялась:
— Я ему сказала: Мунанки, имаянан каскианки! Помните? Это на кечуа значит «здравствуйте, как поживаете!»-
Все подхватили её смех, а Карла спросила:
— И что же было дальше?
— Я поинтересовалась, не слышал ли он про человека по имени Агилар.
Случилось так, что, услышав это имя, индеец как-то странно посмотрел на Нэнси и очень быстро заговорил.
— Он так часто упоминал имя Агилара, — продолжала Нэнси, — что я решила попробовать записывать за ним — так, как слышала, конечно, чтобы потом попросить Мапонни перевести его рассказ.
Всё это время Панситимба молчал, но при упоминании имени Агилара он обратился к Мапонни:
— Варм ккате качауссуа!
— Ну и ну! — поразилась Джорджи. — Что же это значит?
Мапонни широко ухмыльнулся.
— Это значит, — он помедлил, — это значит — не шпионка ли эта девушка?
— О Господи! — изумилась Карла, а остальные расхохотались.
Мапонни стал быстро объяснять индейцу, кто эти девушки и что они пытаются узнать. Выслушав его, Панситимба тоже засмеялся.
После этого он пустился в долгие объяснения. Он жестикулировал, указывал в сторону руин, а Мапонни слушал и с пониманием кивал. Наконец индеец смолк, а Мапонни стал переводить девушкам его рассказ:
— У племени Панситимбы есть предание о том, что один из их предков был доверенным слугой испанца по имени Агилар. Испанец откуда-то узнал о существовании Мачу-Пикчу и пришёл посмотреть на город. Индейцы, никогда до того не видевшие белого человека, приняли его за бога. Отчасти причина была в его белой коже, но главное, что поразило индейцев, была его способность рисовать. Агилар привёз с собой бумагу, кисти и краски и написал прекрасные портреты самого Инки и его придворных. Однако по прошествии времени при дворе стали бояться Агилара. Он очень много знал, и жрецы решили, что он может повести народ за собой. Тогда Агилара лишили свободы.
— Какая грустная история! — вздохнула Бесс. Мапонни только улыбнулся.
— Но Агилар оказался не так-то прост — он сумел бежать. Побег помог устроить его доверенный слуга, тот, о котором говорит Панситимба. Они бежали вместе, и больше о них ничего не известно.
— Поразительно! — воскликнула Нэнси. Карла кивнула.
— Теперь мы знаем, что художник, о котором нам рассказал Мапонни, был действительно Агилар.
Нэнси согласилась с подругой и обратилась к Мапонни:
— Спросите у него, не говорится ли в семейном предании о сокровищах, спрятанных испанцем или его доверенным слугой?
Мапонни перевёл индейцу вопрос, выслушал ответ и перевёл его — о сокровищах в предании упоминания не было.
— А спросите его, — продолжала Нэнси, — что говорится в преданиях его племени о судьбе Мачу-Пикчу?
Но индеец не успел ответить — налетел сильный порыв ветра с дождём. Ветер подхватил и понёс палки и пончо. Панситимба прямо застонал — ему, в его возрасте, было не поймать пончо!
— Я сейчас! — крикнула Джорджи, понимая, как необходимо индейцу его пончо.
Палки, на которых оно было распялено, катились вниз по крутому склону. Подруги бросились подбирать их, пока Джорджи ловила пончо.
Ветер трепал пончо, и оно никак не давалось Джорджи в руки, но она улучила миг, подпрыгнула и поймала его в воздухе. Другие все ещё скользили по склону, собирая палки. Наконец две подобрала Нэнси, а другие две — Бесс и Карла.
Взглянув на Нэнси, Карла просто пришла в ужас:
— Ты же промокла насквозь! Надо бежать в отель, чтобы ты поскорей переоделась в сухое! А то, — Карла лукаво улыбнулась, — это уже становится привычкой — мокнуть из-за меня под дождём!
Нэнси с улыбкой отмахнулась и сказала, что если кто-то из подруг одолжит ей свой свитер, то этого будет достаточно.
— Мне хочется дослушать рассказ Панситимбы, — сказала Нэнси.
— Он может оказаться длинным, — предупредила подругу Бесс, — может быть, лучше пригласить Панситимбу к нам в отель? Кстати, ему тоже надо пообсохнуть!
Но индеец с благосклонной улыбкой отклонил приглашение, когда ему его перевели. Нэнси попросила Мапонни сказать ему, что девушки очень просят принять приглашение.
— Я бы показала ему тарелку — вдруг он увидит на ней что-то, чего мы не заметили! — настаивала Нэнси.
Мапонни перевёл, и Панситимба согласился. Все медленно зашагали в сторону отеля. Там Нэнси сразу побежала к себе, переоделась в сухое и просушила волосы. Затем юная сыщица завернула в старый свитер тарелку и понесла её вниз.
Панситимба сидел в холле, его одежда и волосы уже просохли. Нэнси попросила его продолжить рассказ.
— Вы хотите узнать, отчего погиб город Мачу-Пикчу? — задал вопрос Мапонни. Девушки закивали.
После довольно долгой беседы с Панситимбой Мапонни начал говорить:
— У племени Панситимбы существует ещё одно предание. Вскоре после того как Агилар бежал из Мачу-Пикчу, город разграбила банда испанских авантюристов, которых поддерживали индейцы, совращённые ими. То были страшные времена. Завоеватели увели всех девушек и женщин, а мужчин перебили и сбросили трупы в реку.
— Какой кошмар, — пробормотала Бесс.
— Не осталось ничего, — продолжал Мапонни. — Нет ни рисунков, ни изваяний, ни утвари, которые помогли бы составить представление о том, как некогда выглядел великолепный город.
— Я вот чего не могу понять, — сказала Нэнси, — куда девались неиспользованные камни, из которых индейцы строили свои дома и храмы?
Мапонни перевёл Панситимбе вопрос Нэнси.
Тот пожал плечами:
— Говорят, потом приходили разные люди и уносили их. Город ведь считался священным, поэтому люди, наверное, думали, что камни в их домах принесут им удачу.
Выслушав ответ, Нэнси спросила, не может ли Панситимба взглянуть на тарелку, а Мапонни попросила рассказать индейцу историю вещи.
— Может быть, Панситимба сумеет прочитать, что на ней написано?
Панситимба внимательно всматривался в головоломку…
Мапонни попросил у Нэнси листок бумаги и карандаш. Нэнси быстро достала их из сумочки. Панситимба принялся медленно, с напряжением переносить на бумагу буква за буквой написанное на тарелке. Увидев, что на бумаге появились слова «моно», «кола», «меза», девушки затаили дыхание.
Неужели сейчас будет прочитано загадочное слово на верху кроссворда, неужели…


 
АлександровнаДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:13 | Сообщение # 18
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
КОНТРАБАНДИСТ

— Последнее слово — «чина»! — вскрикнула Карла.
— Что это значит? — быстро спросила Нэнси.
Карла немного растерялась, она сказала, что у этого испанского слова много значений — оно значит «китайский», «фарфоровый», «чайная посуда»…
— Оно даже может означать «галька», — растерянно добавила Карла.
— Галька;-раздумчиво повторила Нэнси, глядя куда-то вдаль, и спросила: — Возможно, нам нужно искать плоскую вершину, усыпанную галькой?
— И с обезьяньим хвостом на ней? — съехидничала Джорджи.
Все посмеялись, но скоро смолкли, сосредоточенно размышляя над тем, какой смысл должен был вложить Агилар в слово «чина». Что это — плоская вершина, на которой живут китайцы? Или это какое-то место, где производят фарфор?
Неожиданно индеец обратился к Мапонни, которого явно взволновало услышанное, и в свою очередь быстро заговорил.
Ничего не понимающие девушки переглянулись. Мапонни повернулся к ним:
— Вы знаете, кажется, Панситимба решил вашу загадку! Приходилось ли вам слышать о насканских рисунках?
— Я что-то о них слышала, — откликнулась Карла, — но понятия не имею, где это место!
— Милях в двухстах к югу от Лимы есть пустыня, — стал объяснять Мапонни, — вот она-то и представляет собой галечное плоскогорье. Двенадцать тысяч футов над уровнем моря, пятьдесят миль от океана. В древние времена — никому не известно, когда именно, — на почве были изображены гигантские фигуры. Они существуют и сейчас, а насканскими их назвали по имени племени, керамические изделия которого были найдены неподалёку. Я сам никогда там не бывал, но знаю, что рисунки прекрасно видны с воздуха, с самолёта скажем. Рисунки похожи на то, что изображено на тарелке — там даже есть фигура обезьяны!
Нэнси просто задохнулась от возбуждения.
— Замечательно!-воскликнула она. — Я уверена, что это и есть то место, которое нам нужно! Как нам благодарить Панситимбу за его подсказку?
Мапонни перевёл Панситимбе её вопрос, но индеец в ответ только улыбнулся и отрицательно покачал головой. Он попросил Мапонни объяснить девушкам, что считает своим моральным и религиозным долгом помогать людям и вознаграждения за это не ожидает.
У Бесс неожиданно увлажнились глаза, и она прошептала:
— Для нас большая честь встретиться с таким человеком!
Когда Мапонни перевёл её слова, Панситимба смутился и приготовился прощаться.
— Не уходите! — попросила Нэнси. — Мы бы хотели, чтобы вы пообедали с нами.
Индеец опять отрицательно покачал головой, а Мапонни объяснил девушкам, что индеец будет неловко чувствовать себя в ресторане — он не привык есть за столом и ему вряд ли понравится ресторанная еда.
— Как жалко! — искренне сказала Нэнси. — Но прежде чем Панситимба уйдёт, я хотела бы задать ему ещё один вопрос. У него удивительно острое зрение — он, в его возрасте, без труда прочитал надпись на тарелке, которую мы и в лупу не могли разобрать!
— Я могу ответить за него, — вызвался Мапонни. — Многие индейцы-инки в здешних горах наследственно обладают очень острым зрением. Например, Панситимба может разглядеть чрезвычайно мелкие предметы вблизи и может прочитать вывеску на расстоянии трёх четвертей мили!
Девушкам было трудно поверить в это, и Джорджи потребовала, чтобы Панситимба доказал свои способности.
Все вышли на воздух, и Мапонни что-то сказал индейцу на кечуа.
Панситимба кивнул и посмотрел вдаль. Всмотревшись, он проговорил несколько слов, которые Мапонни перевёл для девушек:
— Наш друг говорит, что на верхушке вон того дерева сидит кондор, — Мапонни указал на дерево за рекой. — Я не вижу никакого кондора, а кто-нибудь из вас может его рассмотреть?
Девушки напрягали зрение, но им пришлось признаться, что видят они только купы деревьев. И будто для того, чтобы подтвердить правоту Панситимбы, через минуту огромный кондор поднялся с дерева и полетел в сторону гор.
— Фантастика! — Бесс была вне себя от восторга. — Все бы отдала за такое зрение!
Мапонни перевёл, и Панситимба улыбнулся. Он опять собрался идти.
— Кутимунаикикама! — выкликнула Нэнси вслед ему.
Панситимба остановился и с улыбкой посмотрел на неё — ему было приятно, что иностранка простилась с ним на его языке. Он ответил ей тем же и зашагал прочь.
На другое утро девушки должны были покидать Мачу-Пикчу, и они собрались пораньше. На обратном пути в Лиму — поездом до Куско, а дальше самолётом — девушки остерегались вслух обсуждать свои тайны. Все они были настороже и высматривали среди пассажиров Луиса Льосу, но его не было видно.
— Как только мы прибудем в Лиму, я надеюсь, ты сразу позвонишь в полицию? — спросила Карла у Нэнси.
Та покачала головой:
— Я хочу первым делом заехать в мастерскую к сеньору Велесу и показать ему напильник. Нам необходимо уточнить, действительно ли инструмент принадлежит ему, а заодно спросить, что слышно о его приказчике.
Когда самолёт приземлился в Лиме, девушки простились с Мапонни и заплатили ему за бесценные услуги, которые он им оказал. Мапонни прилетел в Лиму, поскольку у него были в городе дела.
Карла остановила такси и назвала водителю адрес магазина и мастерской сеньора Белеса. Тот обрадовался при виде девушек, но сразу помрачнел, узнав о том, что с ними случилось, и об их подозрениях. Напильник он сразу опознал, а по поводу Льосы сказал, что тот ни на работе не показывался, ни знать о себе не давал.
— Сеньор Велес, — сказала Нэнси, — вы нам говорили, что у вас, кроме инструментов, ничего не пропало, но проверили ли вы, все ли на месте в мастерской?
Сеньор Велес ответил, что не проверял, и предложил девушкам пройти в мастерскую вместе с ним.
Он провёл их прямо к рабочему столу Луиса Льосы. Девушки столпились в тесной комнате и наблюдали, как сеньор Велес один за другим выдвигает ящики стола. На его лице появилось изумлённое выражение:
— Исчезли все мои эскизы, по которым работал Льоса! — сказал он. — Льоса их унёс!
Острый взгляд Нэнси заметил странное тёмное дно в одном из ящиков, и она попросила разрешения обследовать его получше.
— Прошу вас, — любезно согласился хозяин.
Нэнси полностью выдвинула ящик и поставила его на стол. Стало совершенно ясно, что, по сравнению с другими, этот ящик кажется мелким. К задней стенке был прибит аккуратно вырезанный кусочек планки. Он вызвал у Нэнси подозрение. Попросив у сеньора Велеса напильник, который они привезли с собой, она поддела его кончиком прибитую планку и отодрала её. Открылся тайничок, в котором лежало несколько писем.
Нэнси взяла их в руки — конверты были адресованы Луису Льосе. Видимо, на его домашний адрес в Лиме.
— Обратите внимание! — Нэнси показала сеньору Велесу обратный адрес отправителя.
— Гарри Уоллес! — воскликнула Карла. — Тот самый торговец, по его словам, конечно, который пытался обманом унести тарелку из твоего дома, Нэнси!
Пока Джорджи рассказывала хозяину мастерской про Гарри Уоллеса, Нэнси вынула из конверта одно письмо и развернула его. Другие с изумлением читали письмо через её плечо: оно начиналось обращением «Эль Гато»! Дальше в письме речь шла о том, что отгружённый товар уже получен и прилагается чек на его оплату. В конце автор письма выражал восхищение ловкостью, с которой Эль Гато провёл операцию.
Нэнси повернулась к сеньору Велесу:
— А вы знали, что у вашего Льосы есть кличка — Эль Гато?
— Нет, конечно! — ответил тот.
— Под этой кличкой он значится в списке тех, кого разыскивает полиция.
— Я сейчас же позвоню в полицейское управление, — заявил сеньор Белее.
Он отправился к телефону, а Нэнси занялась тщательнейшим осмотром всех ящиков стола Льосы, проверяя, нет ли в них ещё тайников.
— Возможно, мы узнаем, что за товар Льоса посылал Уоллесу!
Подруги помогали ей выдвигать ящики и ставить их на стол, внимательно осматривая каждый. Нэнси обратила внимание на то, что в одном из ящиков подозрительно толстое дно.
— Уж не спрятано ли здесь что-то? — спросила она.
Все тем же напильником Нэнси оторвала дно — под ним обнаружилось второе! В этом тайнике был спрятан салатный прибор — ложка и вилка.
— По-моему, они сделаны из дерева аррайянес, — заметила Бесс.
А по-моему, у них должны быть полые ручки, — добавила Джорджи.
Тем временем Нэнси уже старалась отвинтить ручки, что ей удалось сделать без особого труда. Внутри ручек изумлённые девушки увидели белый порошок.
И как раз тут сеньор В елее привёл в мастерскую двух полицейских, приехавших по его звонку. Сеньор Белее познакомил их с девушками и объяснил, по какой причине они оказались в мастерской.
Нэнси протянула полицейским полые ручки, набитые белым порошком.
— Похоже, что Эль Гато занимается контрабандой, — сказала она.
Полицейский понюхал порошок.
— Непонятно, — медленно произнёс он, — надо отправить на анализ в лабораторию.
Он не успел договорить — Джорджи, взглянув в окно, увидела там человека и узнала лицо Луиса Льосы!
Он взмахнул рукой — ив мастерскую полетела бомба!
— Ложись! — крикнула Джорджи.
Все попадали на пол. Бомба ударилась о стол Льосы и взорвалась, разбрасывая во все стороны обломки дерева, склянки и банки с лаками и краской. Осколки посыпались на лежавших на полу.
Когда рассеялся дым, Нэнси и остальные осторожно поднялись на ноги. Сеньор Велес быстро заговорил, путая от волнения испанские и английские слова.
— Бомбу бросил Луис Льоса! — сказала Джорджи, указывая на окно.
Полицейские ринулись в дверь.
— Никто не пострадал? — спросила Нэнси.
На счастье, самодельная бомба оказалась не очень мощной и присутствовавшие при взрыве отделались царапинами и ушибами.
Однако Бесс впала почти в истерическое состояние.
— Нэнси, — рыдала она, — он же метился прямо в тебя! Если бы ты не бросилась на пол, бомба попала бы тебе в голову! Нэнси, он же мог тебя убить!
Нэнси тоже сильно перенервничала. Она сомневалась в том, что Льоса мог бы убить её, но было ясно — бомба предназначалась для разрушения мастерской. Нэнси подумала, что Льоса бросил её с целью уничтожения улик.
— Льоса наверняка последовал за нами из аэропорта, везя с собой бомбу.
— Хоть бы полиция поймала его, — нервно передёрнулась Карла, — пока он на свободе, никто из нас не может чувствовать себя в безопасности.
Карла рассказала сеньору Велесу, как получила записку с предупреждением остерегаться Кота, как на развалинах древней крепости появилась намалёванная красным кошачья морда.
— Чудовищно! — воскликнул хозяин мастерской.
Он поднял полую ручку, брошенную полицейским.
— Хотел бы я знать, что это за порошок Положив щепотку порошка на ладонь, он поднёс его ко рту и приготовился попробовать на вкус.
— Остановитесь! — вскрикнула Нэнси, — Не надо! Это ведь может быть яд!


 
АлександровнаДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:13 | Сообщение # 19
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
ЛИПОВОЕ ЛЕКАРСТВО

Сеньор Велес отдёрнул руку и положил ложку с подозрительным порошком обратно на стол. Нэнси взяла вилку и отвернула ручку — как она и ожидала, полая ручка была набита белым порошком.
— Сколько же этого порошка успел Луис Льосы? отправить в Америку? — задумчиво спросила она. — Как только вернутся полицейские, их нужно будет попросить связаться с полицией и с таможней в Нью-Йорке.
— Ты хочешь сказать, что следует проверять что именно переправлял в Америку Гарри Уоллес? — уточнила Джорджи.
Нэнси кивнула.
Полицейские возвратились довольно раздражённые: им не удалось поймать Льосу.
— Возможно, вам поможет вот этот адрес, — Нэнси протянула одному из полицейских конверт, адресованный Льосе.
— На конверте не тот адрес, который он дал мне, когда нанимался на работу, — вмешался сеньор Велес. — Впрочем, он мог сменить место жительства.
— Скорей всего, он нигде подолгу не живёт, — предположила Нэнси. — Боится, как бы его не выследила полиция.
— Выследим мы его, сеньорита, будьте уверены, — проворчал полицейский, забирая у Нэнси письма.
Второй полицейский привернул ручки к ложке и вилке и аккуратно спрятал их в карман.
— Я сообщу сеньору Велесу и вам о результатах лабораторного анализа, — пообещал он.
Полицейские уехали, а девушки, вызвав такси, явились в дом Понте.
Рассказы девушек о том, что происходило в горах — и что случилось в мастерской сеньора Велеса, просто потрясли родителей Карлы. — Я очень тревожусь за вашу безопасность, — прямо сказала сеньора Понте. — Может быть, нам гютихоньку отправить вас…
Нэнси сразу заявила, что желала бы осмотреть насканские рисунки.
— Отец Карлы поддержал Нэнси и её планы.
— Будет спокойней, если вы на некоторое время исчезнете из виду, — рассудил он. — Вне Лимы вы будете в большей безопасности, чем здесь. Ну что же, я устрою для вас экскурсию в пустыню.
— Замечательно! — обрадовалась Нэнси.
Оказалось, что фирма сеньора Понте владела и большим вертолётом, который, по его словам, можно было бы взять для экскурсии.
— Вертолёт лучше самолёта, поскольку он может вас доставить в любую нужную вам точку, — пояснил сеньор Понте.
Перспектива побывать в необычных местах привела всю компанию в восторг, а у Нэнси окрепла уверенность в том, что близится час, когда древняя тайна обезьяны будет наконец раскрыта.
Сеньора Понте сообщила гостьям, что для них есть письма из Соединённых Штатов.
Нэнси получила целых три — от отца, от Ханны и от Неда Никерсона, который справлялся, хорошо ли продвигается расследование загадки, куда девался обезьяний хвост.
Нэнси посмеялась его шуточке, но неожиданно ей пришла в голову интересная мысль. Она прищёлкнула пальцами:
— Да конечно же! Как я сразу не догадалась — ведь спираль на оборотной стороне тарелки и есть обезьяний хвост!
Нэнси бросилась за тарелкой и принялась заново изучать спиралевидные линии. Теперь она обратила внимание ещё на одну деталь: кончик хвоста приходился на центр круга и попадал в самую середину кроссворда.
«Уверена, что это и есть суть загадки, — думала Нэнси. — Искать надо здесь, и только здесь! Но сначала нам нужно найти саму обезьяну».
За ужином засиделись довольно поздно, и разговор всё время вращался вокруг предстоящей экскурсии. Сеньор Понте объявил, что договорился о самом настоящем сафари.
— Мы с сеньорой Понте летим вместе с вами, — продолжал он. — Мы с ней никогда не видели насканские рисунки, и нам пора восполнить этот пробел. Берём с собой двух лётчиков — Эрнесто Монге и Канехо.
Мать Карлы улыбнулась:
— Я было собиралась взять с собой и повара, но оказалось, что фирма все предусмотрела. Полетит стюард по имени Рико, который будет у нас и стряпать на костре.
— Это же просто сказка! — ликовала Бесс.
— Что именно — экскурсия или молодые люди? — не утерпела Джорджи.
Бесс сделала гримаску, но ответом кузину не удостоила. Это всех насмешило.
А сеньор Понте продолжал обсуждать организацию поездки:
— В пустыне будет довольно жарко, поэтому мы захватим с собой открытые палатки. Палаток возьмём столько, чтобы можно было часть из них сделать спальными, а другие использовать на раскопках.
При слове «раскопки» Нэнси сразу стала говорить о своих предположениях — копать нужно будет на самом кончике обезьяньего хвоста. Все одобрили мысль Нэнси.
— И возьмём с собой достаточное количество лопат и прочих инструментов, чтобы копать могли все, — добавил сеньор Понте.
Вскоре после ужина позвонили из полиции. Сеньор Понте долго говорил по телефону, а возвратившись в столовую, сообщил о новой информации, которую удалось раздобыть полицейским.
— Белый порошок в ручках это не что иное, как хинин. Хинин в больших количествах контрабандой ввозится в Соединённые Штаты для очень любопытной цели. В Америке нашёлся какой-то жуликоватый аптекарь, который владеет небольшой лабораторией, где он производит некий препарат для фармацевтической компании и хорошо на этом зарабатывает. Однако себестоимость препарата довольно высока, поэтому аптекарь начал вместо одного из дорогих компонентов добавлять в препарат обыкновеннейший хинин. Хинин отправляют на имя Гарри Уоллеса, а тот уже отвозит его аптекарю. Более того, освободив ложки и вилки от хинина, Гарри Уоллес продавал дорогие поделки из аррайянес. Прочие же поделки, которые Льоса изготавливал в мастерской сеньора Ве-леса из простых сортов дерева, продавались обычным образом, но тоже приносили доход.
— Ловкое жульничество! — воскликнула Джорджи.
А Нэнси спросила:
— Где Льоса брал хинин? На месте?
— Вероятно, — ответил отец Карлы. — Полиция подозревает, что он воровал хинин в разных местах в Южной Америке.
— Но мне непонятно, — вмешалась Джорджи, — чего ради он шёл на дополнительный риск, используя дерево аррайянес? Он же мог вырезать эти ложки и вилки из любого дерева?
— Это нам ещё предстоит выяснить, — сказала Нэнси. — Сеньор Понте, вы не знаете, другие вещи похищены из мастерской сеньора Белеса?
— К сожалению, да, — подтвердил тот.
— А каким образом полиция дозналась об этом препарате и жульничестве, связанном с ним? — заинтересовалась Джорджи.
Сеньор Понте улыбнулся:
— С помощью Нэнси Дру! Наша полиция снеслась с американскими властями; Гарри Уоллес, которого выпустили под залог, был снова арестован. Его нашли по обратному адресу на конверте, обнаруженном Нэнси и переданном полицейским. Американская полиция явилась с обыском к аптекарю, и теперь тот тоже за решёткой.
— Поймали они Луиса Льосу? — спросила Бесс.
— Нет, — ответил сеньор Понте. — Полиция установила, что по адресу, указанному на конверте, он проживал временно, а уже с неделю его там нет.
Бесс не выдержала:
— Может быть, он теперь всё-таки оставит нас в покое? Его сообщников переловили, так, может быть, он испугался и убежал?
— Не говори глупости, — фыркнула Джорджи, — он теперь на нас зол и будет стараться напакостить!
Нэнси склонялась к мнению Джорджи и думала только о том, что именно может Луис Льоса предпринять против них. Она надеялась, что он хоть не сумеет сорвать или испортить их поездку.
— Я вам ещё не сообщил, что с нами поедет доктор Беневидес, — вспомнил сеньор Понте. — Он археолог, на государственной службе.
Все пожелали друг другу спокойной ночи, поскольку на другой день им предстояло рано встать.
Наутро сеньор Понте повёз их на аэродром и познакомил с будущими спутниками. Молодые люди оказались весьма приятными, у них были прекрасные манеры, и они все говорили по-английски. Нэнси и Джорджи отметили, как у Бесс сразу заблестели глазки, и втайне от неё перемигнулись.
Поглядев с улыбкой на подругу, Нэнси подумала: «Что касается Бесс, то для неё поездка началась удачно!»
Вертолёт взмыл в воздух и взял курс на каменистую пустыню в Южном Перу. Через два часа первый пилот, Эрнесто, объявил в микрофон, что они приближаются к месту назначения. Супруги Понте и другие пассажиры прильнули к иллюминаторам и стали смотреть вниз. К ним присоединился и второй пилот, Канехо.
— О Боже, — закричала Бесс, — вы только посмотрите!
Она указала на гигантскую мужскую фигуру, изображённую на земле. Канехо сообщил, что длина фигуры около восьмисот футов.
— А там рыба! — воскликнула Джорджи. — И шоссе перерезает её по самой середине!
Всезнающий Канехо сказал, что это участок Пан-Американского шоссе, которое прокладывалось ещё до того, как были обнаружены гигантские рисунки.
— Я вижу обезьяну, которая лежит на спине, — объявила Карла, а Канехо назвал размеры фигуры — шестьдесят два фута.
— Поразительное мастерство, — заметила сеньора Понте, — но на обезьяну на нашей тарелке эта совсем не похожа.
Пассажиры с изумлением рассматривали длинные линии, напоминавшие просёлочные дороги. Иные из них сплетались и пересекались, другие завивались в спирали.
Показались изображения гигантских птиц.
— В жизни не видел ничего подобного! — признался сеньор Понте.
Доктор Беневидес охотно согласился и добавил:
— Одна из самых больших археологических загадок. Никто не знает, зачем древние индейцы рисовали эти гигантские изображения.
Нэнси улыбнулась:
— Можно мне высказать предположение?
— Прошу вас, — улыбнулся в ответ археолог.
Нэнси рассказала ему о поездке в Мачу-Пикчу, во время которой девушки убедились в поразительной остроте зрения индейцев.
— Старый индеец, — говорила Нэнси, — был способен рассмотреть предметы на расстоянии трёх четвертей мили. Если индейцы, жившие в этих местах, обладали столь же острым зрением, то они могли издали видеть эти гигантские фигуры и наслаждаться мастерством художников.
Доктор Беневидес с интересом посмотрел на Нэнси.
— Весьма убедительная теория, — заявил он. — И надо сказать, что она весьма оригинальна. Некоторые учёные полагают, что вся эта местность была чем-то наподобие громадного сельскохозяйственного календаря для индейцев. Другие считают, что фигуры связаны с религиозными представлениями насканцев того времени.
Лекцию доктора Беневидеса прервал радостный крик Бесс:
— Вот она! Вот наша обезьяна с хвостом спиралью!


 
АлександровнаДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:14 | Сообщение # 20
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
МУМИЯ ПУСТЫНИ

Пассажиры вертолёта не отрываясь глядели вниз — обезьяна со спиральным хвостом была точно такой, как её изобразили на тарелке.
Нэнси была вне себя от возбуждения:
— Я уверена, что это рисунок Агилара, предка семейства Понте!
Её все поддержали, а Карла сказала, что хотела бы ещё раз посмотреть на рисунок.
Пилот сделал несколько кругов над обезьяной спросил у сеньора Понте, не пора ли приземляться.
Но прежде чем тот успел ответить, раздался голос Джорджи:
— Посмотрите, гигантское изображение кота! Но мне теперь кошки напоминают про Луиса Льосу!
— Луиса Льосу? — оглянулся Эрнесто.
— Да!
Пилот рассказал, что у них в лётной школе был курсант по имени Луис Льоса.
— У него на предплечье была вытатуирована кошка.
Все замерли, слушая пилота.
— А что ещё вы можете о нём рассказать? — спросила Нэнси.
— Он отлично прыгал с парашютом, — припомнил Эрнесто, — но его не любили в школе. У него всё время были какие-то неприятности, и в конечном счёте он был исключён. Не знаю, что с ним стало после этого. А вы знакомы с Луисом Льосой?
— Да, к сожалению, — ответила Нэнси и рассказала пилоту о характере знакомства с Льосой.
— Так что, — закончила она, — если вы его увидите или узнаете, где он находится, лучше сразу сообщите в полицию!
Эрнесто согласился, а потом по сигналу сеньора Понте посадил вертолёт вблизи обезьяны со спиральным хвостом. Выбросили трап, и пассажиры сошли на землю.
— Ну и жара! — воскликнула Бесс.
Но доктор Беневидес успокоил её, сообщив, что, поскольку в пустыне почти нет температурных колебаний, человек здесь быстро привыкает к жаре.
— В здешних местах не бывает ни дождей, ни ветров, — продолжал он, — только иногда лёгкий туман по утрам.
Археолог оказался прав — очень скоро вновь прибывшие перестали ощущать жару. Они поставили палатки, распаковали и разобрали инструменты. Девушки хотели было сразу приняться за раскопки, но сеньор Понте посоветовал сначала пообедать, отдохнуть немного, а когда солнце перестанет жечь прямыми лучами, взяться за дело.
— Здесь солнце поздно ложится спать, — пошутил он. — Нам хватит времени.
За обедом и во время отдыха обсуждался важный вопрос: откуда начинать раскопки. Изображения были нанесены простым способом: слой гальки снимался с почвы, образуя нечто вроде бордюра по обе стороны тропинки. Но фигуры-то были огромны и расстояние между двумя сторонами обезьяньей лапки походило на узкую улочку!
Нэнси была почти уверена, что клад зарыт под самым кончиком хвоста, но доктор Беневидес настаивал, что копать надо в той точке, где хвост закручивался в спираль.
— Я исхожу из того, — пояснил он, — что обезьяна изображена на одной стороне тарелки, хвост же — на оборотной. Я вижу в этом особый смысл, мне кажется, что Агилар хотел подчеркнуть именно точку их сочленения. Там и нужно искать разгадку тайны.
Поскольку изрядное расстояние разделяло две галечные насыпи, очерчивающие обезьяний хвост, доктор Беневидес предложил копать сразу в нескольких точках. Работа закипела, и молчание прерывалось только позвякиванием лопат о гравий.
Скоро выяснилось, что под слоем гравия дюйма в два толщиной лежит слой желтоватого камня. Судя по всему, Агилару не удалось бы глубоко пробить камень, поэтому, дойдя до него, копающие переходили на другое место. Шло время, но результатов всё не было.
— Я что-то начинаю сомневаться, — вздохнула Бесс.
К шести часам сеньор Понте заговорил о том, что пора кончать, а продолжить раскопки можно будет на другой день. Все были готовы согласиться с ним, но тут зазвенел возбуждённый голос его дочери:
— Ко мне! Ко мне! Я нашла мумию! Все ринулись к Карле. Она раскопала только голову — весьма хорошо сохранившуюся в сухой почве. Мужчины быстро раскопали все тело, на котором даже одежда оказалась почти не повреждённой.
Доктор Беневидес сосредоточенно изучал лицо мумии. Наконец он уверенно заключил:
— Это не индейская мумия. Без сомнения, это лицо европейца.
Осмотр одежды показал, что в каменной могиле был захоронен испанец. Археолог также отметил, что захоронение проводилось не второпях, а с большой тщательностью.
Нэнси, напряжённо обдумывавшая его заключения, обратилась к сеньору Понте:
— Как вам кажется, это может быть мумия самого Агилара?
Её предположение вначале удивило участников раскопок, но потом они признали, что Нэнси, возможно, права. Агилара мог похоронить тот индеец, который впоследствии разыскал его семью и передал ей тарелку.
— Но это пока что всего лишь гипотеза, — осторожно заметил учёный, — которая требует доказательств.
Он опустился на колени перед мумией и стал бережно расстёгивать камзол на ней. Отвернув полу, он увидел во внутреннем кармане сложенный листок бумаги.
— Боюсь дотронуться, — пробормотал археолог, — пересохшая бумага может просто рассыпаться…
— Но её необходимо прочитать, — настоял сеньор Понте.
Девушки с волнением наблюдали за действиями человека, привыкшего осторожно и бережно обращаться с предметами, находимыми при археологических раскопках. Он умело вытянул бумагу при помощи особых щипчиков. Развернул её. К полному изумлению наблюдателей, текст, написанный по-испански, легко можно было прочесть. Первым его прочёл сеньор Понте.
— Это документ о почётном завершении службы в испанской армии на имя, — голос его дрогнул, — на имя сеньора Ренато Агилара.
Все глаза с благоговением устремились на мумию, лежавшую на камнях. После долгого молчания сеньор Понте произнёс:
— Я хотел бы снова предать тело земле. Позднее мы, возможно, перевезём его на фамильное кладбище.
Так они и поступили. Постояв немного над обновлённой могилой, все зашагали к палаткам. Скоро Рико объявил, что ужин готов.
— Я очень хочу есть, — сказал сеньор Понте. — Это все физический труд на свежем воздухе!
После ужина, когда девушки уже готовились лечь спать, Нэнси заметила:
— Сейчас я совершенно уверилась в том, что Агилар пришёл в пустыню, чтобы зарыть здесь сокровище. Что бы это ни было, он не желал оставлять его в руках своего доверенного слуги-индейца, видимо, опасаясь, что того могут ограбить.
Джорджи кивнула:
— Едва ли Агилар мог предположить, что его семейство только через несколько поколений сумеет разгадать головоломку на тарелке.
— Она ещё не разгадана, — с улыбкой напомнила подруге Нэнси.
— Она будет разгадана завтра утром! — твёрдо произнесла Бесс.
На другой день все проснулись на рассвете и, быстро позавтракав, принялись за раскопки в новых точках. Но едва они успели взяться за дело, как над головами загудел мотор самолёта. Самолёт летел на небольшой высоте в их направлении.
Скоро от самолёта отделился парашютист, над ним раскрылся яркий купол. Он приземлился неподалёку от раскопок.
— Что ему здесь надо? — поразилась Джорджи.
Но за ним уже следовал второй, потом третий — за несколько минут в пустыне высадился маленький десант.
На земле парашютисты мгновенно освободились от парашютов и помчались к раскопкам.
Впереди нёсся бородач с длинными растрёпанными волосами.
— Сожалею, что вынужден прервать ваши занятия, — крикнул он басом, — но я вас должен арестовать по поручению перуанского правительства! Прошу быстро в вертолёт! Мои люди доставят вас в Лиму!
Нэнси и её подруги ничего не понимали, а доктор Беневидес возмущённо возразил:
— Но у нас есть разрешение правительства на проведение раскопок!
— Ваше разрешение признано недействительным! — рявкнул бородатый парашютист. — Прошу не препятствовать исполнению приказа и занять места в вертолёте. Немедленно!
Нэнси перехватила взгляд бегающих глаз парашютиста, и в душе у неё зародилось подозрение — уж не Льоса ли перед ней, изображающий блюстителя закона? Она тихонько приблизилась к вертолётчикам и поделилась шёпотом своими подозрениями с ними. Те переглянулись. Резким рывком они с двух сторон схватили бородача.
— Давай проверим, — сказал Эрнесто, — нет ли кота на твоём предплечье!
— И заодно проверим, — прибавил Канехо, — крепко ли держатся борода и волосы!
— Не трогать! — крикнул один из спутников бородача, бросаясь ему на выручку.
Бородач вырвался из рук вертолётчиков и нанёс Эрнесто сильный удар. Это послужило сигналом для остальных, которые набросились на Рико и Канехо.
— Всем стоять на местах! — громко приказал сеньор Понте. — Я не желаю неприятностей!
Ещё один парашютист, рослый и широкоплечий, схватил на руки Нэнси и бегом понёс её к вертолёту. На бегу он кричал:
— Беру её заложницей! Выполняйте наши приказы!


 
АлександровнаДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:15 | Сообщение # 21
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
ПРИЗНАНИЕ ПРЕСТУПНИКА

— Нет! Нэнси! Нет! — завопила Бесс. — Отпустите её!
— Не отпустят! — выкрикнул Эрнесто.
Парашютисты явно не рассчитывали на яростный отпор вертолётчиков и ещё меньше они ожидали, что Джорджи применит к ним приёмы дзюдо. Эрнесто рванулся к гиганту, который нёс Нэнси, и сильным ударом свалил его на землю.
В драке Луис Льоса потерял фальшивую бороду и парик, больше того, ему оторвали рукав рубашки и на предплечье была ясно видна татуировка! Он вырвался из рук Канехо, и пока тот отбивался от другого парашютиста, Льоса бросился бежать.
— Догони его! — крикнула Бесс кузине.
Но Джорджи уже без того мчалась за Льосой. Тот никак не ожидал, что девушка сумеет захватом дзюдо бросить его через плечо на землю. Льоса грохнулся так, что даже сеньора Понте улыбнулась.
Освобождённая Нэнси побежала к своим, а Эрнесто продолжал драться с парашютистами.
Силы оказались почти равными, ни одна сторона не могла одолеть другую, но тут Льоса, еле поднявшийся на ноги, выкрикнул:
— Все, сдаюсь! Хватит!
Драка прекратилась. Контрабандист предстал перед сеньором Понте и его друзьями.
— Шаг назад и слушать меня! — приказал Льоса. — Мы никому не хотим причинить вреда. Нам нужно только выбраться отсюда. Мы улетим на вертолёте, а за вами потом пришлём.
— Ну и нахал! — не стерпела Джорджи.
«На самом деле он нас боится, — догадалась Нэнси, — боится, что мы его скрутим и передадим полиции».
Шагнув вперёд, она обратилась к Льосе и его сообщникам:
— Вам известно, что вы действуете заодно с контрабандистом, которого разыскивает полиция? — спросила она. — Вам известно, что этот человек — вор?
— Это чистая правда! — подхватила Карла, становясь рядом с подругой. — И он несколько раз покушался на жизнь этой девушки!
Карла положила руку ей на плечо.
— Не верьте им! — крикнул Льоса парашютистам.
Глаза его горели.
Но парашютисты один за другим отступали в сторону. Они явно не подозревали, кому оказывают помощь.
— Льоса говорил нам, что он государственный чиновник, — сказал один из них. — Он обещал, что, если мы с ним полетим, он покажет нам место в пустыне, где зарыт клад!
— Он вам соврал! — возмутилась Джорджи. — Это же Эль Гато!
Льоса посмотрел на помрачневшие лица парашютистов и перевёл взгляд на другую группу.
— Загнали меня в угол! — с тоской пробормотал он. — Ну что же, я расскажу вам правду, но потом вы меня больше не увидите!
«Это мы ещё посмотрим!» — подумала Нэнси, пряча усмешку.
Она заметила, что Эрнесто потихоньку удалился в сторону вертолёта. Проследив глазами, как он забирается в машину, Нэнси не сомневалась, что он вызывает по радио федеральную полицию, которая и займётся Эль Гато и его сообщниками.
— Сознаюсь, — заявил Льоса, — я действительно известен под кличкой Эль Гато и я возглавляю группу контрабандистов.
Он повернулся к Нэнси:
— Вашими усилиями мои люди оказались за решёткой!
Нэнси спросила, был ли сеньор Белее хоть как-то замешан в их делишки, на что Льоса пренебрежительно ответил:
— Конечно же, нет!
— Зачем вам понадобилось дерево аррайянес и где вы его доставали? — спросила Карла.
Льоса ответил, что Вагнер добывал его в небольших количествах в заповеднике и тайно пересылал в Лиму.
— Мне нужно было именно это дерево, — продолжал Льоса, — потому что оно заметно отличается от других сортов, из которых делаются салатные ложки и вилки, так что Уоллесу было легко находить их, когда товар прибывал к нему в Нью-Йорк. Самый удобный способ для пересылки хинина!
Потом Льоса признался, что это Уоллес, через приятеля, навестившего его в тюрьме, организовал ложный звонок об отмене рейса девушек в Лиму. А камень на Нэнси сбросил Санчес.
— Но каким образом вы узнали о тарелке? — настаивала Нэнси.
Всё оказалось очень просто — Льоса случайно услышал, как супруги Понте говорили о тарелке в ресторане, упомянув при этом, что, возможно, в головоломке зашифровано местонахождение клада. Супруги тревожились немного из-за желания Карлы взять тарелку с собой в Америку, но Карла просила разрешить ей захватить тарелку как напоминание о доме.
— А когда я узнал, — говорил Льоса, — что девица отправилась в Ривер-Хайтс, я написал моему другу Уоллесу, чтобы он занялся этим делом. Всё шло хорошо — он послал ей записочку насчёт Эль Гато, чтобы запугать её, несколько раз ходил за ней по улицам и подслушивал её разговоры. Именно так ему стало известно, что она передала тарелку мисс Дру и что вещь находится в её доме. Уоллес знал, что мисс Дру славится как детектив, и решил, что тарелку нельзя оставлять в её руках, потому что она вполне способна расшифровать надпись на ней.
Льоса признал, что Санчесу удалось срисовать головоломку в отеле «Льяо-Льяо».
— Однако дальше ему не повезло — эта глупая владелица антикварного магазинчика вывесила тарелку на стене и мисс Дру, конечно, обо всём дозналась.
— А кто пытался похитить Карлу Понте, — спросила Нэнси, — и зачем была предпринята эта попытка?
— Это сделал Рамон Руис, приятель Вагнера, — пожал плечами Льоса, — Санчес послал его полазить по карманам в казино, а тут появилась девушка, стала расспрашивать про Санчеса, вот он и решил, что надо притащить её к Санчесу и выяснить, что ей надо! — Льоса подумал и добавил: — Болты в дверце самолёта ослабил тоже Руис!
Руис, по его словам, был просто мелким жуликом, который подрабатывал как механик в аэропорту Барилоче. Перед своим арестом Санчес успел поручить ему ослабить болты так, чтобы в полёте дверь сорвало током воздуха. Руиса можно было найти в казино — он там бывает каждый вечер.
— Но самое большое невезение выпало на мою долю, — жалобным тоном сказал контрабандист, — я нанял мальчишку в горной индейской деревушке и поручил ему следить за мисс Дру в Куско, а он испугался землетрясения и удрал. И человек в Мачу-Пикч тоже меня подвёл!
Льоса смолк и после паузы яростно глянул на Нэнси:
— Только подумать, что меня перехитрила девчонка!
Бесс вскинула голову:
— Очень жаль, что вы не сразу поняли, как Нэнси умна и отважна! Вам же лучше было бы!
Но над головами уже слышалось подвывание вертолётных моторов, а через минуту вертолёт приземлился. Группа захвата федеральной полиции, не мешкая, загнала парашютистов в машину. Сообщники Льосы протестовали, уверяя, что их обманом вовлекли в это дело, но полицейские никого не слушали, повторяли только, что здесь не место для разбирательств. Потом!
Когда вертолёт превратился в точку на небесной сини, оставшиеся на земле вспомнили о своей работе. Доктор Беневидес, признав, что его предположения оказались ошибочными, предложил на сей раз следовать теориям Нэнси. Решили копать на самом кончике обезьяньего хвоста и принялись за работу. Однако, дойдя до глубины, на которой уже можно было ожидать находок, сеньор Понте торжественно передал свою лопату Нэнси.
— Если здесь действительно что-то зарыто, то право первооткрывателя должно принадлежать вам, моя дорогая, — заявил он.
Нэнси старалась внешне сохранять спокойствие, но сердце её бешено стучало. Пользоваться лопатой было неразумно, поэтому она опустилась на колени и принялась горстями вынимать спёкшуюся землю. Буквально через минуту Нэнси почувствовала под пальцами не камень, а нечто другое. Теперь она действовала быстрее, хотя и с прежней осторожностью.
— Здесь что-то есть! — негромко провозгласила она.
Все сгрудились за её спиной, а доктор Беневидес протянул девушке кисть, которой в подобных случаях пользуются археологи. Нэнси обмахнула ею углубление…
— Золото! — вскричала Бесс. Все бросились помогать Нэнси, которая так и сияла от радости. Она сказала:
— Я полагаю, что кто-то из семьи Понте должен вскрыть то, что было здесь оставлено Агиларом.
Карла и её отец взялись за инструменты. Сеньора Понте наблюдала.
Наконец из ямы была вынута шкатулка чистого золота длиной восемнадцать дюймов, шириной восемь и высотой двенадцать дюймов. Шкатулка была плотно закрыта, и потребовалось некоторое время, чтобы открыть её при помощи долота и молотка.
— Открывайте, Нэнси, — предложил сеньор Понте. — Это ваша находка.
— Но это принадлежит вам, — смутилась юная сыщица.
Спор разрешила Карла:
— Давайте поднимем крышку втроём! Остальные напряжённо следили за их действиями.
— Это и вправду сокровище! — воскликнул сеньор Понте.
Возбуждённый шепоток пробежал по маленькой группе, когда их глазам открылось содержимое шкатулки.
Бесс заморгала.
— Я, кажется, расплачусь! — пробормотала она.
В шкатулке находилось несколько массивных золотых предметов инкской работы. Самым крупным из них была фигурка обезьяны с завитым в спираль хвостом.
— Бесценная находка! — ахнул доктор Беневидес.
Сокровища одно за другим вынимали из шкатулки и внимательно рассматривали. На дне шкатулки Нэнси заметила сложенные листы.
— Можно мне посмотреть на них? — спросила она сеньора Понте.
— Разумеется! — ответил тот.
Листов оказалось два. Нэнси осторожно развернула первый и увидела, что это большой рисунок. Она показала его остальным.
— Здания, — недоуменно заметила Бесс. — Что это за город?
Нэнси не сводила глаз с рисунка. В самом низу она увидела полустёршуюся надпись. Разобрав написанное, Нэнси взволнованно воскликнула:
— Здесь нарисован город Мачу-Пикчу! Вот как он выглядел до разорения!
— Как он величественно смотрелся на вершине горы! — не выдержал сеньор Понте.
— А вот! — вмешалась Джорджи. — Это же портрет Верховного Инки, сына Бога Солнца!
— Это ценнейшая находка, — волновался доктор Беневидес, — это находка века!
Все заговорили наперебой: кому должны принадлежать эти исторические ценности, семейству Понте или правительству Перу?
Отец Карлы твёрдо заявил:
— Кто бы ни был их владельцем, эти сокровища должны принадлежать всему миру. В особенности рисунки — они должны храниться в музее по всем правилам безопасности.
— Смею вас заверить, — сказал доктор Беневидес, — что именно этого желало бы перуанское правительство.
— Бедный Агилар, — вздохнула Бесс. — Он, наверное, понимал, что умирает и что ему не добраться до родного дома. Поэтому он переслал семье изображение на тарелке.
— Я думаю, ты права, — поддержала её Нэнси. Она смотрела в пустыню, стараясь представить себе то, что случилось на этом месте в далёкие времена. — Агилар и индеец зарыли здесь сокровища, но Агилар почувствовал, что не в силах продолжать путь. Его сил хватило лишь на то, чтобы вырезать тарелку. Потом он умер.
Сеньор Понте продолжил:
— И зашифровал своё послание таким образом, что, если бы даже тарелка была украдена у индейца, грабителям не удалось бы найти клад.
— Индеец же не говорил по-испански, — подхватила Карла, — и семье он ничего толком не мог объяснить. Он просто выполнил свой долг — доставил тарелку по назначению.
— Агилару было бы приятно знать, — мягко сказала сеньора Понте, — что его воля наконец выполнена и зашифрованное место найдено.
Когда возбуждение начало спадать, Нэнси загрустила. Так бывало с ней всякий раз после раскрытия тайны. Ей хотелось надеяться, что жизнь предложит новую загадку и что это случится скоро. Так оно и будет — Нэнси ещё не знает, что её ждёт загадка «Сиреневой гостиницы».
— Мы, кажется, совсем забыли, — заговорила Карла Понте, — что, если бы не Нэнси Дру, сокровище, возможно, никогда бы не было найдено! Она нежно обняла подругу.
— Нэнси, ты самая замечательная девушка на свете! Нэнси, ты ведь действительно разгадала головоломку трёхсотлетней давности!
Нэнси зарделась от смущения. Мужчины подходили и пожимали ей руку, девушки целовали её, сеньора Понте тоже поцеловала Нэнси в щёчку.
— Но я же не одна это сделала! — возражала Нэнси. — Чего бы я добилась, не будь рядом таких прекрасных друзей?
Тем временем Бесс углубилась в изучение рисунка Мачу-Пикчу.
— Нэнси, — позвала она, — посмотри, я нашла то место, где ты чуть не лишилась жизни!
Джорджи неодобрительно глянула на кузину:
— Бесс, неужели ты не можешь вспомнить ничего приятного?
— Например?
— Например… Вот я при виде мартышки с закрученным хвостом всегда буду вспоминать Нэнси и перуанские головоломки!


 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна обезьяньей головоломки
Страница 2 из 2«12
Поиск: