Приветствую Вас Странник
Вторник
21.08.2018
13:13

[ Новые сообщения · Детективы · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Александровна, Nancy  
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна сиреневой гостиницы.
Тайна сиреневой гостиницы.
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:09 | Сообщение # 16
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ?

— Надоело быть блондинкой, Нэнси? — язвительно допытывалась Мод. — Или вы и есть таинственное привидение «Сиреневой гостиницы»?

Эмили быстро поняла, что у Нэнси должен быть резон, чтобы носить парик в рукаве. Подмигивая Дику, она заявила:

— Глупости! Я уверена, что кто-то приглашал Нэнси на костюмированный вечер!

Юная сыщица с благодарностью отметила сообразительность подруги. Нэнси ожидала нового нападения Мод, но оно не последовало. Вместо этого Мод утомленно сказала:

— Танцы в маскарадных костюмах — какие это детские забавы! Я пойду спать.

Она пожелала всем спокойной ночи и ушла наверх.

Нэнси повернулась к жениху и невесте:

— Вы тоже устали или можете еще немного посидеть?

Дик заулыбался:

— Готов не спать сколько угодно, если мне расскажут, чего ради хорошенькая свадебная подружка Эмили переодевается в Золушку! Нэнси, это новая мода — фонарики в рукавах?

— Какие фонарики? — Эмили бросилась осматривать длинные рукава. — Нэнси, действительно, что это такое?

— Мы могли бы побеседовать так, чтобы нас не подслушали? — спросила Нэнси.

Дик предложил пройти в его кабинет.

Закрыв двери, Нэнси по порядку пересказала друзьям свои детективные приключения.

— Эмили, ты меня очень выручила выдумкой о костюмированном вечере. О том, где я была этой ночью, известно только отцу, охраннику и вам двоим.

— Минуточку, Нэнси, — очень серьезно сказал Дик. — Вы рискуете ради нас жизнью. «Сиреневая гостиница» того не стоит!

Нэнси упрямо выставила вперед подбородок.

— Я должна перехитрить моего двойника, прежде чем она перехитрит меня. А если я добьюсь этого, то, без сомнения, найду и разгадку всех здешних тайн.

Дик понимающе кивнул.

— Я рассказала Дику о моих подозрениях в отношении Мод, — пояснила Эмили, но добавила, что никак не может решиться напрямик спросить об этом миссис Уиллоуби.

— Естественно, — ответила Нэнси, — миссис Уиллоуби и без того сильно расстроена.

— Но если выяснится, что Мод угрожает тете, она ответит за это! — твердо заявила Эмили.

Пора было расходиться. Поднимаясь по лестнице, Нэнси поинтересовалась, нанимались ли садовники и Мэри Мейсон по рекомендациям с прежнего места работы.

— Конечно, — ответила Эмили, — правда, в то время мы с Диком были очень заняты и проверили рекомендации позднее, но все оказалось в порядке.

Они распрощались, и Нэнси пошла к себе. Хелен крепко спала, и приход Нэнси не разбудил ее. Юной сыщице показалось, что она едва успела сомкнуть глаза, когда Хелен закричала страшным голосом:

— Нэнси, Нэнси, проснись! Землетрясение!

— Что? — вскочила Нэнси, чувствуя, что ее кровать потряхивает.

— Быстро! — звала Хелен. — Бежим, пока не обвалился потолок!

Влетев в холл, они застали там Дика, Эмили, мистера Дэли, миссис Уиллоуби и Мод, возбужденных и напуганных. Все ощутили сотрясение дома, которое уже прекратилось.

— Странно, — заметил Дик, — мы же не в сейсмической зоне!

Нэнси осенило, и она предложила Дику позвонить в бентонскую полицию и узнать, велика ли была территория, на которой ощущались толчки.

Дик позвонил и с недоумением выслушал ответ: если толчки и были, то они отмечены только в «Сиреневой гостинице».

— Разваливается старый дом, — панически завизжала Мод. — Надо уносить отсюда ноги!

— Вас никто не задерживает! — резко ответила Эмили. — Но толчки прекратились, и дом стоит.

— Я проведу проверку, — пообещал Дик, — возможно, с фундаментом что-то не в порядке. Ждите меня здесь, а мистера Дэли и Нэнси я прошу пройти со мной в подвал.

Но в подвале никто из них ничего необычного не заметил.

Нэнси с облегчением улыбнулась:

— Речи нет о том, что дом разваливается. Наоборот, он выстроен на века!

Зато до крайности был встревожен мистер Дэли:

— Никогда раньше такого не случалось! Дик, я вам настоятельно советую избавиться от гостиницы. Здесь просто небезопасно оставаться!

Жених Эмили упрямо покачал головой и заявил, что он, как Нэнси, твердо намерен разобраться в происходящем. Все трое поднялись в холл и успокоили ожидавших.

— Вы абсолютно уверены, что раньше дом не трясло? — спросил Дик. — Дело в том, что наш дом потряхивало всякий раз, когда мимо проезжала тяжело нагруженная машина.

— Очень может быть, что именно в этом причина толчков, — философски заметила Эмили. — В любом случае нужно ложиться спать.

Нэнси не приняла это объяснение. Она помнила о взрыве бомбы в коттедже и о пожаре, так что ей было трудно отделаться от мысли о попытке подложить взрывчатку под «Сиреневую гостиницу».

— Нэнси, — спросила Хелен, когда девушки снова улеглись в постели, — а почему ты передумала и приехала ночью?

Рассказ Нэнси о маскараде среди сиреневых кустов и о его результатах привел Хелен в полный восторг.

— Только, пожалуйста, не рискуй так больше! Нельзя делать такие вещи в одиночку! — упрекнула она Нэнси.

Нэнси уже почти заснула, когда неожиданная мысль сразу прогнала сон: почему на этот раз привидение было светловолосым? Ведь раньше речь шла о черных волосах?

Наутро, когда девушки спустились завтракать, они застали всех уже за едой.

— С возвращением, Нэнси! — приветствовал ее Джон. — Как себя чувствует очаровательная сыщица — подводница?

— На плаву! — отпарировала Нэнси. Мод оторвалась от грейпфрута на своей тарелке.

— Будете плавать под водой в парике? — с притворной заботливостью осведомилась она.

Нэнси постаралась не выказать раздражения. Ей бы очень не хотелось, чтобы Мод разгласила историю с ее париком и переодеванием.

После завтрака Нэнси потихоньку утащила Эмили на стоянку к своей машине. Думает ли Эмили, что Мод разболтает о событиях прошедшей ночи? Эмили сказала, что не сомневается в этом.

— Скажи мне, Эмили, — спросила Нэнси, — что тебе известно о прошлом Мод?

— Очень немного. Я знаю, что тетя Хэзел познакомилась с ней год назад у общих знакомых. Они подружились. Потом я слышала, что Мод уезжала куда-то на запад, а с месяц назад она снова появилась в наших краях. Тетя Хэзел уверила нас с Диком, что Мод подходит на роль распорядительницы, и мы пригласили ее на работу.

— Мод умеет быть приятной, когда захочет, и она музыкальна, — заметила Нэнси. — Но я никак не пойму, что она за человек.

Нэнси подумала, что Мод может без труда использовать свое служебное положение как прикрытие для других дел.

Юная сыщица хотела побывать в сиреневых кустах и хорошенько осмотреть их при дневном свете, но на полдороге ее перехватил Джон.

— Нэнси, — сказал он, — я не хотел говорить об этом за завтраком, при всех, но мне очень хочется видеть то место, где вы появились в облике привидения. Эмили и Дик кое-что рассказали мне об этом.

— Охотно покажу вам, — ответила Нэнси и повела Джона к сиреневым кустам. Там она подробно описала встречу со своим отражением.

— Вы в опасности, Нэнси, — сказал ей Джон. — И может быть, к лучшему, что Карл Бэрд спугнул вашего двойника.

Нэнси не согласилась:

— Ее нужно поймать! И чем скорее, тем лучше. Должна сказать, что она поразительно похожа на меня. Не удивительно, что вас одурачили, Джон!

— Мне гораздо больше по душе настоящая Нэнси! — засмеялся Джон.

Нэнси покраснела от его комплимента. Когда они шли рядом вдоль сиреневых насаждений, Нэнси заметила в траве блестящий предмет. Наклонившись, она подобрала его. Стальная вещица напоминала формой открывалку для банок, но только с крохотным колесиком на конце.

— Что это за штука? — спросила она у Джона. Он внимательно осмотрел предмет.

— Я знаю, откуда это. Верну на место, — туманно ответил он.

Он быстро спрятал его в карман, а Нэнси показалось, что Джон не пожелал ответить на ее вопрос.

— Надо посмотреть, нет ли четких следов, — предложил Джон, чтобы переключиться на другую тему.

Нэнси нахмурилась, но опустила глаза и стала смотреть под ноги. И увидела необычный след, который она сразу узнала. Такие следы оставляют ласты. Нэнси сразу вспомнила прошлую ночь и темные окна в коттедже Джона. Возможно, он спал. Ну, а если не спал, то где он был?

— Джон, — спросила Нэнси, глядя прямо в глаза молодого человека, — вы плавали под водой прошлой ночью?
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:09 | Сообщение # 17
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
СПАСЕНИЕ ПОД ВОДОЙ

Джон Мак-Брайд не ожидал такого вопроса. Отвечая, он тоже смотрел Нэнси в глаза:

— Нет, не плавал. Почему вы спрашиваете? Нэнси указала на следы ласт.

— Должны быть и еще следы. Колесная линия джипа и следы, оставленные ластами, должны иметь начало и конец.

Джон опустился на колени, рассматривая следы.

— По размеру следов я бы предположил, что их оставила мужская нога.

Нэнси вспомнила отдаленное постукивание лодочного мотора, когда прошлой ночью шла к сиреневым кустам. Она рассказала об этом Джону.

— Может быть, человек в ластах должен был встретиться с моим двойником, а затем отбыть на лодке, — предположила она.

— А может быть, пловец находился в лодке на середине реки и проплыл под водой на берег, оставаясь незамеченным, — задумчиво сказал Джон.

Нэнси кивнула и подумала, что в этом случае участие Мод Поттер в ночных событиях исключено.

«На кого же может пасть подозрение? — размышляла Нэнси. — Один из садовников? Он вполне может принести в гостиницу снаряжение для подводного плавания, и никто даже не заметит!»

Идя рядом с Джоном по следам к реке, Нэнси спросила:

— Джон, а вы знаете, что такое «голубые трубки»?

— Конечно. Сирень, — деловито бросил он.

Нэнси чуть поколебалась, но потом все же развернула перед ним свою версию о том, что слово это могло быть зашифрованным сигналом.

Джон в изумлении поднял брови.

— Ого! — воскликнул он. — Вот это действительно дедуктивный метод расследования!

Вдруг он остановился и схватил Нэнси за руку. Не обращая внимания на ее удивление, он возбужденно заговорил:

— Вы подали мне потрясающую идею! Я ничего не могу объяснить вам сейчас, но придет время, и вы поймете!

Нэнси умирала от любопытства, но, конечно же, не могла расспрашивать Джона. Ясно, что у него есть собственная версия, но в чем она заключается?

Они вышли на берег, и Джон обратился к следам на влажном глинистом берегу. Нэнси тоже внимательно всматривалась в них.

— Мне бы очень хотелось посмотреть, что здесь под водой. Джон, вы не отказались бы от подводной экспедиции?

— Ни за что не откажусь!

Они возвратились в гостиницу, где Нэнси первым делом позвонила отцу. Не желая посвящать его в конкретные дела, поскольку она не забыла, что телефон может прослушиваться, Нэнси ограничилась заявлением — вчерашняя встреча оказалась увлекательной.

— Понял, — ответил мистер Дру.

— Отец, ты разрешишь мне поплавать под водой? Со мной будет Джон! Карсон Дру не возражал.

— Может быть, натолкнешься на диковинную рыбу, — сказал он со значением.

— Я тебе о ней расскажу!

Джон и Нэнси посвятили в свои планы Хелен, Эмили и Дика.

— Ну хорошо, — согласилась Эмили, — только остерегайся копьеметателей!

Собрав снаряжение, Нэнси и Джон вернулись на берег, намереваясь осмотреть участок речного дна от того места, куда уходили следы, до того, где Нэнси видела акулоподобный предмет. Пристегнув акваланги и надев маски, они опускались все глубже, пока не коснулись дна.

Стоя на илистом дне, они осмотрелись, но вокруг не было ничего интересного, кроме стаек мелкой рыбешки. Взявшись за руки, они с осторожностью продвигались туда, где раньше побывала одна Нэнси. Скоро Нэнси указала Джону на каменистый выступ, Джон кивнул, но сколько они ни искали, нигде не было видно ничего похожего на акулью голову. Нэнси испытывала разочарование и недоумевала — что же это могло быть? Затонувшая лодка, которую давно унесло течением?

Неожиданно Джон запнулся и выпустил руку Нэнси из своей. Нэнси испугалась, когда поняла, что он угодил ногой в расселину между камней, скрытую подводными зарослями. Джон попытался высвободить ногу, но тщетно. Нэнси бросилась на помощь. Сначала она выдернула растения, заполнявшие собой расселину, потом осторожно нажала на камень. Камень не шелохнулся.

Нэнси изо всех сил налегала то на один, то на другой камень, пока с помощью Джона ей не удалось чуточку расширить щель между ними. Джон вырвался из плена!

В изнеможении всплыли они на поверхность и, жадно наполняя легкие воздухом, направились к берегу. Джон не знал, как благодарить Нэнси за спасение.

— Вы отличный товарищ, Нэнси, — с большой искренностью сказал ей Джон.

— Спасибо, Джон! — засмеялась Нэнси. — Давайте посмотрим, что с ногой!

— Слушаюсь, сестра! — вздохнул Джон.

Выяснилось, что Джон отделался синяками и царапинами. Тогда они с Нэнси решили погрузиться еще раз и снова осмотреть дно.

И снова не обнаружилось ничего подозрительного. В некоторой растерянности они возвратились на берег и зашагали к гостинице.

Джил Гэри подстригал живую изгородь, и Джон с Нэнси остановились около него.

— Джил, вы не знаете, здесь кто-нибудь увлекается подводным плаванием? — спросила Нэнси.

Садовник, не поднимая глаз, продолжал щелкать ножницами.

— Нет, — буркнул он. — Здесь у реки илистое дно…

И осекся. Нэнси насторожилась: откуда он мог знать, что речь идет именно о речном плавании? И не из личного ли опыта ему известно состояние дна в этих местах?

— Видимо, многие предпочитают гребные лодки, — продолжала она, глядя нарочито на причал, к которому были привязаны гостиничные лодки.

— Видимо, — коротко ответил садовник. Теперь к расспросам приступил Джон:

— Кстати, Джил, вы или Хенк не замечали пропажи садовых инструментов в последнее время?

— Нет.

Джон пожал плечами:

— Я потому спросил, что сегодня утром мы с мисс Дру нашли занятную штуку — вроде открывалки для банок. Не ваше, случайно?

— Не мое! — огрызнулся садовник и, бросая ножницы на землю, громко объявил: — Обеденный перерыв!

Нэнси и Джон обменялись торжествующими взглядами.

— Что же он так нервничает! — усмехнулся Джон.

— Человек с чистой совестью так себя не ведет! — поддержала его Нэнси.

До обеда оставалось мало времени, но Нэнси с Джоном успели рассказать друзьям о событиях утра.

Дик нахмурился, услышав о реакции садовника на расспросы Нэнси.

— Ну, я с ним сам поговорю! — сказал Дик. Нэнси отсоветовала ему делать это.

— Если Джил причастен к похищению бриллиантов, то через него мы можем выйти и на других, — заметила она и добавила: — И наконец узнать, кто мой двойник!

— Ты надеешься разом захватить всю банду? — спросила Хелен.

Нэнси кивнула.

Она уже сидела за столом вместе с другими, когда к ней приблизилась Джин.

— Еще раз большое спасибо, что вы меня подвезли, мисс Дру, — сказала она в своей обычной застенчивой манере. — Вы меня очень выручили.

В ту же минуту в столовую вошла Мод Поттер, и Джин, наклонившись к уху Нэнси, быстро шепнула:

— Не забудьте! Остерегайтесь этой женщины!

Нэнси не знала, что ей думать. Мод была неприятна, но было бы несправедливо, не имея доказательств, доверяться словам Джин.

Распорядительница заняла место за столом. Взглянув на Эмили, она объявила:

— Ваша тетя не выйдет к обеду, у нее сильная головная боль!

— Бедняжка! — вскочила Эмили. — Пойду посмотрю…

— Незачем ее беспокоить! — важно сказала Мод. — Ей нужен отдых!

В глазах Эмили вспыхнул огонь.

— Если я хочу видеть мою тетю, Мод, то я с ней увижусь! Мне надоело, что вы вмешиваетесь в чужую жизнь! Мы с Диком платим вам только за исполнение обязанностей распорядительницы, и прошу вас ограничиться ими!

В столовой наступила мертвая тишина. Потом тяжелый вздох Мод:

— Вот она, благодарность за все мои труды!

— Какая благодарность, за что? За то, что вы давите на тетю Хэзел и говорите гадости моим друзьям?

И официантки и обедавшие постояльцы замерли, безмолвно глядя на Эмили.

Дик попытался урезонить невесту:

— Эми, успокойся, Эми! Мы обсудим все это потом!

Но изнервничавшаяся Эмили была уже не в состоянии остановиться:

— Мне все равно! Спокойствие тети Хэзел для меня дороже «Сиреневой гостиницы»! И я не удивлюсь, Мод П оттер, если выяснится, что именно вы повинны в том, что здесь в последнее время творится!

Мод зашлась от негодования:

— Я категорически отвергаю… Эмили не дала ей закончить фразу:

— Более того, я намерена немедленно сообщить в полицию о моих подозрениях по поводу того, кто украл бриллианты!

Нэнси неожиданно заметила, как увлеченно следит за всем происходящим Джин Холмс. На миг выражение жесткой расчетливости заменило обычную застенчивость на лице официантки. Юная сыщица не успела как следует разглядеть перемену — Джин схватила со стола поднос и ушла на кухню.

Мод вскочила на ноги.

— Обязательно вызовите полицию! — кричала она. — Пора правде выйти на поверхность!

Метнув презрительный взгляд в сторону Нэнси, она бросила салфетку на стол и заявила, что сыта по горло.

Бледная и дрожащая Эмили опустилась на стул.

— Извините меня. Я больше не в силах терпеть высокомерие этой женщины!

— Я тебя прекрасно понимаю! — поддержала ее Хелен и шепотом добавила: — Однако поведение Мод не говорит о ее причастности к краже бриллиантов!

— Мне тоже так показалось, — признался Дик. — Но что это нам дает! Если тайна не будет разгадана, мы не сможем открыть гостиницу в июле. А раз так, — мрачно добавил он, — то, возможно, придется отложить и нашу свадьбу.

— Нет, Дик, нет! — простонала Эмили.

Но Дик сказал, что просто не видит иного пути. Деньги на исходе, а чтобы курортная гостиница имела успех, необходимо завершить все работы на участке. В рекламе «Сиреневой гостиницы» говорилось о плавательном бассейне и теннисных кортах, которые еще недостроены.

— Я разослал тысячи рекламных брошюр! — говорил Дик.

— И мы уже собрали заказы почти на все лето, — отозвалась Эмили. — Что нам теперь делать, Нэнси? Что мы будем делать, если не найдутся бриллианты?

— Рано вешать нос! — твердо заявила Нэнси. — С вашего согласия, Эмили и Дик, я хотела бы продолжить расследование. И, опять же с вашего согласия, я хотела бы рассказать всю правду лейтенанту Брайсу.

Те кивнули.

После обеда Нэнси поехала в Бентон. Для надежности она позвонила лейтенанту уже из города, из аптеки. Выслушав ее, лейтенант сказал, что сделает все возможное, чтобы найти ее двойника. Затем Нэнси позвонила Мак-Гиннису.

— Я буду поддерживать связь с лейтенантом Брайсом, — заверил он Нэнси. — Между прочим, с красным грузовиком нам тоже пока не везет.

И наконец, Нэнси позвонила отцу и теперь уже рассказала ему все. Услышав о том, как дочь встретилась со своим двойником, Карсон Дру не стал скрывать тревоги и озабоченности.

— Помни, — предупредил он дочь, — что эта особа и ее сообщники способны на многое. Однако что бы они ни делали, ты должна действовать строго в рамках закона, помни и об этом!

— Помню, отец.

В «Сиреневую гостиницу» Нэнси возвратилась уже под вечер. Небо заволокло тяжелыми тучами, стояла невыносимая духота.

«Скоро будет гроза», — подумала Нэнси, входя в холл гостиницы. Навстречу ей шел мистер Дэли, который сообщил, что так и не удалось обнаружить причину ночных сотрясений.

— Боюсь, мистер Дэли, что причина рукотворная, — сказала старику Нэнси.

Бывший владелец «Сиреневой гостиницы» ужаснулся:

— Подумать только, неужели кто-то стремится разрушить историческое здание!

Он стал рассказывать Нэнси, что здание было выстроено в 1760 году и принадлежало английской семье. Оно служило приютом для путешествующих дилижансами или по воде. Гостиница долго оставалась во владении одной семьи, которая, по легенде, укрывала в ней беглых рабов с юга.

— Так, возможно, для них и были выстроены тайники? — догадалась Нэнси. — А кто был владельцем гостиницы до вас?

— Испанец по имени Рон Кариока, долго живший в Вест-Индии. Это он посадил сиреневый куст у парадного входа — на счастье.

В кабинетике мистера Дэли зазвонил телефон, и он, извинившись, пошел ответить. Нэнси прошла в столовую и выглянула в окно. С каждой минутой небо становилось все чернее.

— Добрый вечер, мисс Дру, — раздался голос Джин. Она внесла большую вазу с желтыми ирисами и пурпурной сиренью и поставила ее на подоконник.

— Вы, видно, любите цветы, Джин, — заметила Нэнси. — Прелестное сочетание: желтые ирисы и «голубые трубки»!

— «Голубые трубки»? — эхом отозвалась Джин. — Почему вы их так назвали?

— Для разнообразия, — небрежно сказала Нэнси.

Показалось Нэнси или официантка действительно вдруг смутилась? Юная сыщица не успела решить — раздался оглушительный удар грома, задребезжали стекла. Джин и подоспевший мистер Дэли бросились закрывать окна в столовой, а Нэнси увидела, как через лужайку бегут к гостинице Дик и Джон.

Дождь низвергался серебряными струями. Еще один удар грома, еще одна ослепительная вспышка молнии — и грохот где-то совсем рядом.

— Ой, — завизжала Джин, — молния ударила в гостиницу!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:10 | Сообщение # 18
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПИСЬМО

Грохот раздался у входа в гостиницу, поэтому все ринулись в холл, чтобы посмотреть.

— Боже мой! — ахнула Нэнси. — Погиб исторический сиреневый куст!

Высаженный некогда на счастье куст, обугленный и искореженный, повалился на лужайку.

— Еще одна беда, — траурно проговорила Эмили.

— Все! — неожиданно взорвалась Мод. — Я больше не хочу жить в доме, где орудуют воры, взрываются бомбы и сотрясаются стены, — я ухожу!

Она бросила уничтожающий взгляд на миссис Уиллоуби.

— Это ты меня впутала в эту историю! Большое спасибо! Какое счастье, что я подыскала себе работу получше!

С бесстрастным выражением лица Эмили наблюдала за тем, как Мод открывала сумочку и рылась в ней. Наконец Мод отыскала письмо и торжественно предъявила его.

— Как раз сегодня я получила предложение от отеля «Клеймор» в Ривер-Хайтсе! И сразу же ответила согласием! Я хочу, чтобы вы знали, Эмили: я ходила в агентство по найму не затем, чтобы найти для вас официантку, а чтобы подыскать себе достойную работу! И просила в агентстве никому не сообщать, что я у них была!

Эмили с достоинством ответила:

— Мод, Дик, разумеется, выпишет вам чек и оплатит работу, которую вы проделали у нас.

Мод пошла наверх с видом победительницы, а Эмили настороженно оглядела присутствующих — повара и официантки сгрудились в углу холла. Они, конечно, не пропустили ни словечка из того, что было сказано.

Нэнси нетрудно было догадаться о причине настороженности подруги — скорей всего, среди прислуги и раньше ходили слухи о том, что пожар вспыхнул неспроста. Теперь же, когда Мод во всеуслышание объявила о бомбе, прислуга со страху может уволиться. Что в таком случае ожидает «Сиреневую гостиницу»?

Нэнси решительно сказала себе: «Я обязана помочь Эми и Дику — пока не поздно!»

Дождь кончился, небо очистилось от туч, и мужчины пошли взглянуть на поверженный куст сирени. Нэнси сочувственно обратилась к миссис Уиллоуби, которая пребывала в полуобморочном состоянии.

— Вам лучше посидеть и немного прийти в себя.

Миссис Уиллоуби тяжело вздохнула:

— Вы правы. Пойдемте со мной в кабинет Эмили.

Девушки согласно кивнули. Когда они сели, Нэнси спросила:

— Тетя Хэзел, скажите, Мод угрожала вам?

— Думаю, что это можно назвать угрозой, хотя я и не верила, что Мод приведет ее в исполнение, — устало ответила миссис Уиллоуби. — Впрочем…

Она не выдержала и зарыдала, отчего ее собеседницы пришли в смятение. Нэнси осторожно приобняла ее за плечи.

— Расскажите нам…

Усилием воли миссис Уиллоуби взяла себя в руки.

— Это ужасно. Я пригласила Мод на работу, желая помочь Эмили и Дику, а вышло все наоборот! Но что теперь поделаешь. Я познакомилась с Мод в прошлом году у общих знакомых в Ривер-Хайтсе. Мы с ней быстро подружились, стали вместе ходить по театрам, проводить много времени друг с другом. Мод показалась мне тогда очень милой и общительной. К тому же мне было ее жаль.

— Жаль? А в чем дело? — спросила Хелен.

— Несколько лет назад Мод овдовела и осталась буквально без гроша. Ей пришлось искать себе работу, она устраивалась то на один курорт, то на другой, но подолгу нигде не задерживалась. Узнав о «Сиреневой гостинице», Мод загорелась. Она убедила меня, что в курортной гостинице необходима организация приятного отдыха и что она с ее опытом будет просто идеальной распорядительницей. Я подумала, что в этом есть смысл, но вскоре после того, как Мод сюда переехала, она попросила денег взаймы — довольно крупную сумму. Мод объяснила мне, что ей нужно расплатиться с долгами, а ее жалованье не позволяет ей сделать это быстро. Мод разозлилась, когда я отказала, но в покое меня не оставила и все заговаривала об этих деньгах.

— Тетя Хэзел, — прервала ее Эмили, — почему же вы ничего не сказали? Дик уволил бы Мод, зная, что она не дает вам жить!

— Мод намекала на то, что если ей будет отказано от места, то она начнет рассказывать, будто это я украла бриллианты: взяла их заранее в банке и заказала стекляшки для подмены!

— Боже ты мой! — не выдержала Нэнси. А Эмили яростно запротестовала:

— Кто поверил бы этой гнусной женщине!

— Знаю, знаю, — печально сказала миссис Уиллоуби, — но вокруг творились такие странные дела, что я совершенно не могла мыслить логически…

Нэнси нужно было задать еще один вопрос, чтобы выяснить позицию Мод Поттер. Нэнси решила рассказать о предупреждении Джин Холмс.

— Видел ли кто-нибудь Мод у нашего коттеджа в день пожара? — спросила она. — Или, может быть, ее видели у дверей нашей спальни в гостинице?

Никто ничего не заметил.

— Скорей всего, Джин обозналась, — предположила миссис Уиллоуби. — Мод бывала либо в нашей компании, либо печатала на машинке в своей комнате. Должно быть, писала письма с предложением своих услуг.

Нэнси кивнула и извинилась — ей хотелось погулять и кое-что обдумать, заявила она.

Она зашагала по тропинке, ведущей к реке. Н% листве еще сверкали капельки дождя.

Рассказ Джин не давал ей покоя. «Похоже, что» официантка сказала мне неправду. Зачем? Чего ради ей ставить Мод под подозрение? И почему мои слова о «голубых трубках» встревожили Джин?»

Но тут юная сыщица прервала свои размышления, отвлеченная от них и необычно разлапистой яблоней, и чем-то белым в развилке ветвей. Конверт! Намокший от дождя конверт: то ли его занесло сюда бурей, то ли он оставлен для кого-то. На конверте не было ни марки, ни адреса, только имя — мисс Лилли Мэрриуэзер.

Машинопись на конверте выглядела очень уж знакомой — конечно, буква «а» пропечатана слабо, совсем как на другом конверте, в котором была обнаружена ее собственная кредитная карточка! «Одна и та же машинка!» — взволнованно подумала она.

Конверт почти расклеился от влаги, и Нэнси без труда вынула из него письмо. Почтовая бумага была украшена рисунком сирени в левом верхнем углу. Текст был напечатан на машинке:

«Дорогая Лилли!

Надеюсь, мы скоро увидимся. Я вся в хлопотах, связанных с одним важным делом. Передай привет своему отцу и скажи, что у меня есть для него прелестная голубая трубка. В надежде на скорую встречу, в спешке, но с любовью,

Гэй».

У Нэнси заколотилось сердце: сирень — голубые трубки — второй конверт с одним и тем же машинным почерком — кто эта Гэй? Двойник Нэнси?

«Лилли Мэрриуэзер, Лилли Мэрриуэзер, какое знакомое имя», — размышляла юная сыщица.

Она быстро положила письмо обратно в конверт, а конверт на его прежнее место на дереве. Надо предупредить, чтобы полиция понаблюдала за тем, кто явится забирать письмо.

Торопясь назад в гостиницу, Нэнси вспомнила сообщение миссис Уиллоуби о том, что Мод печатала на машинке в своей комнате. Может быть, рано освобождать распорядительницу от подозрений? «Проверю!» — решила Нэнси.

Поднявшись на второй этаж, она постучалась в дверь Мод. Мод сразу же открыла.

— Что вам? — неприветливо спросила она.

— Можно мне войти?

Мод посторонилась, пропуская Нэнси. В комнате стоял уже почти уложенный чемодан, а на столе — машинка с чистым листом бумаги.

— Итак, Нэнси, что вам нужно? — приступила к ней Мод.

Внимательно наблюдая за лицом Мод, Нэнси ответила вопросом на вопрос:

— Вы давно связывались с Гэй или с Лилли?

— Что? — опешила Мод. — Я не знаю никого по имени Гэй или Лилли! И перестаньте меня выспрашивать, будто я преступница!

— Надо полагать, — ледяным тоном произнесла Нэнси, — что практический шантаж, которому вы подвергли миссис Уиллоуби, не считается преступлением?

Нэнси никак не ожидала, что Мод зальется слезами. Захлебываясь и рыдая, она заявила Нэнси, что и не думала приводить свою угрозу в исполнение.

— Я и сама не знаю, зачем я все это придумала! Хэзел была так добра ко мне! Просто после смерти моего мужа я с ума сходила от вечного безденежья!

Нэнси почувствовала, что она начинает жалеть Мод.

— Что вам известно о бомбе, которая взорвалась в моем коттедже?

— Ничего! — в ужасе вскричала Мод, и Нэнси поняла, что она не врет. — Я вам завидовала, Нэнси, это правда, но я бы не могла и помыслить о таких страшных вещах!

Когда Мод успокоилась и вытерла глаза, Нэнси подошла к ее письменному столу и, как бы в рассеянности, отстучала на машинке свое имя. Все буквы пробивались четко — никакого сходства с надписями на подозрительных конвертах.

Нэнси повернулась к Мод, пожелала ей успеха на новой работе и простилась. Встретившись внизу с Хелен, Диком и теткой с племянницей, она рассказала им о найденном письме и о своей беседе с Мод.

— Я убеждена, — заключила Нэнси, — что Мод больше не доставит нам неприятностей. А теперь, если вы можете сделать так, чтобы никто не прослушивал телефон, я позвоню в полицию с просьбой проверить эту Гэй.

Нэнси как раз положила трубку, когда в холл спустилась Мод. Она выглядела пристыженной и заявила, что не примет никакого чека от Дика.

— Пусть Дик израсходует эти деньги на «Сиреневую гостиницу», — сказала она.

Через несколько минут экс-распорядительница отбыла в такси.

Послышался шум, мистер Дэли пулей выскочил из своего кабинетика.

— Боже мой, что еще произошло? — ахнула миссис Уиллоуби.

— Голубая трубка! Кто-нибудь видел голубую трубку?

— Трубка, которую вы резали из сиреневой ветки? — переспросила Нэнси.

Мистер Дэли только кивнул.

Он закончил работу над этой трубкой, и она пропала. Он все обыскал. Трубка не представляла особой ценности, но мистер Дэли вырезал ее в подарок старому другу.

— Но кому она могла понадобиться? — недоумевала Хелен.

А в памяти Нэнси всплыли строки из найденного письма — «у меня есть для него прелестная голубая трубка». Возможно ли, что неизвестная Гэй имела в виду трубку мистера Дэли, возможно ли, что это она или ее сообщники украли трубку для отца Лилли? В таком случае Гэй связана с «Сиреневой гостиницей» и с ее обитателями!

Дверь в столовую была открыта, Джин Холмс накрывала к ужину столы. Нэнси хорошо помнила, с каким выражением лица смотрела Джин на голубую трубку, когда мистер Дэли показывал ее Нэнси. Уж не официантка ли стащила ее для Гэй? Но с какой стати?

Никого не посвящая в свои мысли, Нэнси спросила своих друзей, не говорит ли им что-то имя Лилли Мэрриуэзер.

— Я знаю, что есть такая актриса, — отозвалась Хелен. — Играет второстепенные роли на Бродвее, но главным образом выступает в разъездных группах.

— Совершенно верно, — подтвердил мистер Дэли. — Кстати, я читал, что она сейчас выступает в Бриджтоне, это миль семьдесят пять отсюда.

— Давай съездим завтра в Бриджтон, Хелен! — предложила Нэнси. — Есть у меня предчувствие, что Лилли Мэрриуэзер поможет нам разобраться в тайнах «Сиреневой гостиницы».
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:10 | Сообщение # 19
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
СЕТЬ СМЫКАЕТСЯ

Хелен охотно согласилась отправиться с Нэнси и нанести визит актрисе Лилли Мэрриуэзер.

— Все равно интересно, даже если не откроется никаких тайн! — воскликнула она.

А немного погодя в гостинице появился лейтенант Брайс в сопровождении еще одного полицейского. Они уединились в кабинете Дика, где Нэнси и рассказала им о письме Гэй и о том, как найти яблоню.

— Будем вести наблюдение, — обещал офицер.

Он что-то шепнул на ухо второму, тот отсалютовал и вышел.

— Что касается бомбы, то пока что ничего нового обнаружить не удалось, — сказал лейтенант Брайс. — Что, однако, любопытно, — заметил он, — так это необычный глушитель на бомбе. Именно поэтому, Нэнси, вы начали слышать тиканье уже перед самым взрывом.

Он рассказал и о том, что, кроме красного грузовика, угнали еще несколько машин в округе.

— Другие машины мы уже нашли, а вот красный грузовик исчез бесследно. Будем искать дальше, — сказал он.

В воскресное утро девушки встали пораньше, собираясь в церковь и Бриджтон. Однако велико же было их изумление, когда, явившись после завтрака на стоянку, они не увидели там машину Нэнси.

— Вот это да! — вскричала Нэнси, роясь в сумочке в поисках ключей. — И я еще оставила ключи в машине! Вот это да!

— Твою машину тоже угнали! — простонала Хелен.

Джон Мак-Брайд вкатил на стоянку в своем джипе.

— Привет! — помахал он девушкам. — Почему траурное настроение?

Узнав, что пропала машина Нэнси, Джон предложил им сесть в джип и поискать машину, прежде чем сообщать в полицию.

— Может, решили подшутить и спрятали машину где-нибудь неподалеку! — предположил он и добавил: — Сегодня день автомобильных огорчений. Я только что менял колесо!

Минут через двадцать машина Нэнси обнаружилась в посадках кукурузы, через дорогу от яблоневого сада. Все было в полном порядке, ключи на месте.

— Не очень-то это похоже на шутку! — пробормотала Нэнси.

Но если это не шутка, то что? Попытка сорвать ее поездку в Бриджтон? Или все-таки угон машины, которому помешали?

Девушки уселись и сообщили Джону, куда они едут.

— Ни пуха! — помахал он вслед.

Ехать до Бриджтона было часа полтора, не больше, так что девушки успели к службе в стройной белой церкви восемнадцатого века. Затем они отправились в кафе обедать.

— Не скажете ли, где нам найти мисс Мэрриуэзер? Театр сегодня закрыт? — спросила Хелен, когда им принесли счет.

Выяснилось, что весь театральный народ живет в гостинице «Монро».

— Совсем рядом, в двух кварталах отсюда, — объяснили им.

Через десять минут они уже входили в маленькую гостиницу, где портье назвал им номер мисс Мэрриуэзер и ее отца, — 303.

Поднимаясь в лифте, Нэнси и Хелен продолжали репетировать заранее разработанный план действий. Чтобы не вызывать подозрений, Нэнси должна была представиться, как актриса Дру Груин, которая хорошо знакома с Гэй, но потеряла ее из виду. Хелен предстояло изображать танцовщицу.

Юная сыщица с трепетом позвонила в дверь под номером 303 — раскроется ли здесь перед ними путь к тайне или они упрутся в тупик?

Дверь открыла высокая и стройная платиновая блондинка в элегантном платье из зеленого шелка.

— Да? — раздался ее низкий голос.

— Мисс Мэрриуэзер? — заулыбалась Нэнси. — Я актриса Дру Груин, а это — моя подруга, танцовщица Хельга Марш. Насколько мне известно, вы знакомы с Гэй, а мы пытаемся отыскать ее.

— Гэй Моро? — удивилась актриса.

— Именно! — без колебаний подтвердила Нэнси.

Мисс Мэрриуэзер пригласила гостей в нарядную гостиную. Навстречу им поднялся с кресла представительный старый джентльмен.

— Папа, — сказала актриса, — наши гостьи связаны с театром. Мисс Груин, мисс Марш. Они хотят найти Гэй.

Старик тоже несколько удивился.

— Мы ведь ее давненько не видели, — сказал он. — А могу ли я спросить вас, зачем вы ее разыскиваете?

— Мы тоже давно потеряли с ней связь, не знаем ее адрес и просто хотели бы узнать, где она и что с ней.

— Где она, мы тоже не знаем, — объяснила Лилли. — Она не давала о себе знать с тех пор, как мы виделись в последний раз.

— Когда же это было? — спросила Нэнси.

— Вскоре после того, как она вышла из тюрьмы.

Нэнси и Хелен с большим трудом скрыли изумление.

— Догадываюсь, как трудно сейчас Гэй, — осторожно сказала Нэнси.

— Все это весьма прискорбно, — кивнул старый джентльмен. — Гэй ведь талантливая актриса. Но пять лет в тюрьме за подделку банковских чеков театральной карьере не способствуют.

— Я не могу понять, как она пошла на это! — сказала Нэнси, чуть осмелев.

— Ну что вам сказать, — задумчиво заговорила Лилли. — Гэй всегда жила в страшной бедности, а добившись успеха, стала тратить весь свой заработок на предметы роскоши. Гэй просто не могла не покупать дорогие вещи. Видимо, она пришла к выводу, что поддельные чеки способны обеспечить ей красивую жизнь, а работа — нет.

Мистер Мэрриуэзер нахмурил брови.

— Я был поражен, когда узнал, что Гэй поклялась отомстить человеку, посадившему ее в тюрьму!

— Это тот, чью подпись она подделала? — поинтересовалась Хелен.

— Она не называла его имя, — ответил старый мистер Мэрриуэзер.

— Сколько лет может сейчас быть Гэй? — спросила Нэнси.

— Думаю, лет двадцать семь, — ответила Лилли.

— Интересно, — продолжала Нэнси, — она по-прежнему сходит с ума по «голубым трубкам»?

— Ах, ну, это название сирени вы, конечно, слышали от Гэй, — воскликнула Лилли. — Она действительно помешана на сирени, даже носит все сиреневого цвета!

— Кстати! — воскликнул старый мистер Мэрриуэзер. — Уж не Гэй ли прислала мне вчера трубку из сиреневого дерева? На пакете нет обратного адреса, а почтовый штемпель размыт — дождем, видимо.

И мистер Мэрриуэзер предъявил для общего обозрения трубку, которая выглядела совершенно такой же, как вырезанная мистером Дэли. Нэнси едва сдерживала возбуждение, но все же задала с нарочитой небрежностью еще один вопрос:

— А не упоминала ли Гэй о «Сиреневой гостинице»?

— Боже мой, конечно! — ответила Лилли, не задумываясь. — Если вы имеете в виду этот старинный дом около Бентона, то Гэй рассказывала, что проводила там время, когда была маленькой, а гостиница принадлежала родственнику — откуда-то из Вест-Индии, кажется.

— Ну да, — вставила Нэнси, — это испанец по имени Рон Кариока!

— Кажется, именно так его и звали! — подтвердила актриса.

— Возможно, вы отыщете Гэй как раз в Бентоне, — предположил мистер Мэрриуэзер. — Знаете, память о прошлом и так далее…

— Хорошая мысль! — подхватила Хелен. — Мы обязательно съездим туда! Нэнси вздохнула:

— Она, видимо, сильно переменилась — после тюремного заключения.

— Вы удивитесь! — возразила Лилли. — Совсем нет! Да я вам сейчас покажу!

Актриса взяла со стола альбом с вырезками и стала перелистывать его, пока не нашла недавно вклеенную картинку из модного журнала — красивую манекенщицу с золотыми волосами.

— Вот вам Гэй, она почти не изменилась, правда?

Юная сыщица внимательно изучала фотографию: ей чудилось что-то смутно знакомое в этом лице, в глазах…

Девушки поблагодарили Мэрриуэзер, простились с ними и отправились прямиком в Бентон. По дороге они взволнованно обсуждали новую информацию: полное имя Гэй, ее срок в тюрьме и особую привязанность к «Сиреневой гостинице».

— Нэнси, ты считаешь, что это она? Твой двойник? Она? — тормошила ее Хелен. — Ты знаешь, между вами есть сходство! Кроме того, она же актриса, значит, должна уметь гримироваться!

— Естественно! — согласилась Нэнси. — И цвет волос у нас похож!

— Но у нас пока нет ответа на самый главный вопрос: зачем ей выдавать себя за Нэнси Дру? — допытывалась Хелен.

— Я склоняюсь к мысли, что вначале эта игра не имела отношения к «Сиреневой гостинице», — вслух размышляла Нэнси. — Ей нужны были тряпки и побрякушки, ради которых она украла мою кредитную карточку. Однако позднее она появилась в моем облике, чтобы помешать мне встретиться с Джоном и отправиться с ним в подводную экспедицию.

— Ты хочешь сказать, что Гэй была в «Сиреневой гостинице»?

— Не сомневаюсь. Под вымышленным именем, конечно.

Хелен усмехнулась:

— И ты собираешься мне назвать это имя? Она никак не могла быть Мэри Мейсон. Ты сама говорила, что Мэри старше и толще тебя.

Нэнси поджала губы.

— Я рассказала Эмили, как выглядела та Мэри, из Доквилля, и мне кажется, что это не та особа, что работала официанткой в «Сиреневой гостинице», а скорей, ее сообщница, которой было поручено изобразить официантку Мэри Мейсон.

Хелен поразилась:

— Нэнси, ты просто гений! Так что, может быть, Гэй и Мэри — одно лицо?

— Очень может быть, Хелен. Проверим у Эмили!

Возвратившись в «Сиреневую гостиницу», девушки бросились расспрашивать Эмили.

— Дай мне подумать, Нэнси, — напряженно припоминала та. — Да, пожалуй, вы с ней одного роста и сложения, да и волосы у вас похожего цвета.

— Все ясно, — объявила юная сыщица. — Я иду звонить начальнику полиции!

Пока Нэнси рассказывала Мак-Гиннису о своих выводах, подруги следили за тем, чтобы никто не подслушивал у отводных трубок.

— Нэнси, это большой прогресс! — похвалил он Нэнси. — Я сейчас же свяжусь с доквилльской полицией и запрошу у них информацию на эту Мэри Мейсон!

— Спасибо! — сказала Нэнси и стала звонить отцу. К телефону подошла Ханна, которая сказала, что отец ушел ужинать с клиентом, и пожелала узнать, как идут у Нэнси дела.

— Ты уже нашла ключ к тайне? — с надеждой в голосе спросила Ханна.

Нэнси ответила, что начинает догадываться, кто ее двойник, поэтому важно, чтобы отец позвонил ей в «Сиреневую гостиницу», когда вернется домой.

Ханна обещала все передать и добавила, что очень рассчитывает в ближайшее время услышать всю историю.

Джон почему-то не явился к ужину, и Хелен с наигранной небрежностью пожелала узнать, где он находится.

— Сказал, что у него дела, — не слишком вразумительно объяснил Дик.

После ужина Нэнси столкнулась в холле с Джин и предупредила ее:

— Я хочу пройтись, позовите меня, пожалуйста, если мне будут звонить!

— Конечно, мисс Дру! — ответила официантка.

Нэнси, собственно, собиралась найти Карла Бэрда и узнать, не заметил ли охранник чего-либо подозрительного.

Карл Бэрд шел ей навстречу, собираясь поужинать.

— Ничего, — ответил он на ее расспросы. — Все тихо и спокойно!

Поблагодарив его, Нэнси пошла дальше, обдумывая события дня. Кто брал ее машину? Не догадывается ли Джон, кто это мог быть? Не тот ли это человек, следы ласт которого Джон рассматривал несколько дней назад в яблоневом саду?

Приблизившись к реке, Нэнси оглянулась, чтобы удостовериться, что за ней никто не идет. Она увидела, что из кухонной двери на лужайку вышла Джин Холмс. Больше никого вокруг не было видно.

«Видимо, ищет меня, — подумала Нэнси. — Наверное, позвонил Мак-Гиннис или отец».

Нэнси ожидала, что Джин окликнет ее, но та спешила куда-то. В руках у нее был маленький чемоданчик. Джин быстро огляделась по сторонам и почти побежала к берегу. Нэнси инстинктивно укрылась за старым дубом. Джин свернула вправо. Нэнси осторожно последовала за ней.

Та двигалась быстрым, но осторожным шагом по направлению к зарослям сирени, потом, раздвинув ветви, скрылась в кустах. Тропинка тянулась вдоль реки, вверх по течению, и в полумиле упиралась в полуразрушенный домишко. Джин открыла покосившуюся дверь и вошла внутрь. Нэнси прокралась поближе, озираясь по сторонам. Вдруг — она едва не вскрикнула! — на реке показалось чудовище, которое вскоре уткнулось в берег.

Оснащенное короткими плавниками, чудовище имело футов пятнадцать в длину, а в берег уперлось чем-то вроде застекленного носа.

И тут Нэнси осенило: вот что она видела в тот день под водой! Это же маленькая субмарина!

Как завороженная наблюдала она за субмариной, которая скользнула в заливчик у самого домишки. Мужская рука отодвинула стеклянное носовое покрытие, а через миг на берег сошел мужчина, одетый в гидрокостюм. Нэнси не успела решить, что делать дальше, — ее схватили сзади, грубо зажав рот!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:10 | Сообщение # 20
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
СЕТЬ СМЫКАЕТСЯ

Хелен охотно согласилась отправиться с Нэнси и нанести визит актрисе Лилли Мэрриуэзер.

— Все равно интересно, даже если не откроется никаких тайн! — воскликнула она.

А немного погодя в гостинице появился лейтенант Брайс в сопровождении еще одного полицейского. Они уединились в кабинете Дика, где Нэнси и рассказала им о письме Гэй и о том, как найти яблоню.

— Будем вести наблюдение, — обещал офицер.

Он что-то шепнул на ухо второму, тот отсалютовал и вышел.

— Что касается бомбы, то пока что ничего нового обнаружить не удалось, — сказал лейтенант Брайс. — Что, однако, любопытно, — заметил он, — так это необычный глушитель на бомбе. Именно поэтому, Нэнси, вы начали слышать тиканье уже перед самым взрывом.

Он рассказал и о том, что, кроме красного грузовика, угнали еще несколько машин в округе.

— Другие машины мы уже нашли, а вот красный грузовик исчез бесследно. Будем искать дальше, — сказал он.

В воскресное утро девушки встали пораньше, собираясь в церковь и Бриджтон. Однако велико же было их изумление, когда, явившись после завтрака на стоянку, они не увидели там машину Нэнси.

— Вот это да! — вскричала Нэнси, роясь в сумочке в поисках ключей. — И я еще оставила ключи в машине! Вот это да!

— Твою машину тоже угнали! — простонала Хелен.

Джон Мак-Брайд вкатил на стоянку в своем джипе.

— Привет! — помахал он девушкам. — Почему траурное настроение?

Узнав, что пропала машина Нэнси, Джон предложил им сесть в джип и поискать машину, прежде чем сообщать в полицию.

— Может, решили подшутить и спрятали машину где-нибудь неподалеку! — предположил он и добавил: — Сегодня день автомобильных огорчений. Я только что менял колесо!

Минут через двадцать машина Нэнси обнаружилась в посадках кукурузы, через дорогу от яблоневого сада. Все было в полном порядке, ключи на месте.

— Не очень-то это похоже на шутку! — пробормотала Нэнси.

Но если это не шутка, то что? Попытка сорвать ее поездку в Бриджтон? Или все-таки угон машины, которому помешали?

Девушки уселись и сообщили Джону, куда они едут.

— Ни пуха! — помахал он вслед.

Ехать до Бриджтона было часа полтора, не больше, так что девушки успели к службе в стройной белой церкви восемнадцатого века. Затем они отправились в кафе обедать.

— Не скажете ли, где нам найти мисс Мэрриуэзер? Театр сегодня закрыт? — спросила Хелен, когда им принесли счет.

Выяснилось, что весь театральный народ живет в гостинице «Монро».

— Совсем рядом, в двух кварталах отсюда, — объяснили им.

Через десять минут они уже входили в маленькую гостиницу, где портье назвал им номер мисс Мэрриуэзер и ее отца, — 303.

Поднимаясь в лифте, Нэнси и Хелен продолжали репетировать заранее разработанный план действий. Чтобы не вызывать подозрений, Нэнси должна была представиться, как актриса Дру Груин, которая хорошо знакома с Гэй, но потеряла ее из виду. Хелен предстояло изображать танцовщицу.

Юная сыщица с трепетом позвонила в дверь под номером 303 — раскроется ли здесь перед ними путь к тайне или они упрутся в тупик?

Дверь открыла высокая и стройная платиновая блондинка в элегантном платье из зеленого шелка.

— Да? — раздался ее низкий голос.

— Мисс Мэрриуэзер? — заулыбалась Нэнси. — Я актриса Дру Груин, а это — моя подруга, танцовщица Хельга Марш. Насколько мне известно, вы знакомы с Гэй, а мы пытаемся отыскать ее.

— Гэй Моро? — удивилась актриса.

— Именно! — без колебаний подтвердила Нэнси.

Мисс Мэрриуэзер пригласила гостей в нарядную гостиную. Навстречу им поднялся с кресла представительный старый джентльмен.

— Папа, — сказала актриса, — наши гостьи связаны с театром. Мисс Груин, мисс Марш. Они хотят найти Гэй.

Старик тоже несколько удивился.

— Мы ведь ее давненько не видели, — сказал он. — А могу ли я спросить вас, зачем вы ее разыскиваете?

— Мы тоже давно потеряли с ней связь, не знаем ее адрес и просто хотели бы узнать, где она и что с ней.

— Где она, мы тоже не знаем, — объяснила Лилли. — Она не давала о себе знать с тех пор, как мы виделись в последний раз.

— Когда же это было? — спросила Нэнси.

— Вскоре после того, как она вышла из тюрьмы.

Нэнси и Хелен с большим трудом скрыли изумление.

— Догадываюсь, как трудно сейчас Гэй, — осторожно сказала Нэнси.

— Все это весьма прискорбно, — кивнул старый джентльмен. — Гэй ведь талантливая актриса. Но пять лет в тюрьме за подделку банковских чеков театральной карьере не способствуют.

— Я не могу понять, как она пошла на это! — сказала Нэнси, чуть осмелев.

— Ну что вам сказать, — задумчиво заговорила Лилли. — Гэй всегда жила в страшной бедности, а добившись успеха, стала тратить весь свой заработок на предметы роскоши. Гэй просто не могла не покупать дорогие вещи. Видимо, она пришла к выводу, что поддельные чеки способны обеспечить ей красивую жизнь, а работа — нет.

Мистер Мэрриуэзер нахмурил брови.

— Я был поражен, когда узнал, что Гэй поклялась отомстить человеку, посадившему ее в тюрьму!

— Это тот, чью подпись она подделала? — поинтересовалась Хелен.

— Она не называла его имя, — ответил старый мистер Мэрриуэзер.

— Сколько лет может сейчас быть Гэй? — спросила Нэнси.

— Думаю, лет двадцать семь, — ответила Лилли.

— Интересно, — продолжала Нэнси, — она по-прежнему сходит с ума по «голубым трубкам»?

— Ах, ну, это название сирени вы, конечно, слышали от Гэй, — воскликнула Лилли. — Она действительно помешана на сирени, даже носит все сиреневого цвета!

— Кстати! — воскликнул старый мистер Мэрриуэзер. — Уж не Гэй ли прислала мне вчера трубку из сиреневого дерева? На пакете нет обратного адреса, а почтовый штемпель размыт — дождем, видимо.

И мистер Мэрриуэзер предъявил для общего обозрения трубку, которая выглядела совершенно такой же, как вырезанная мистером Дэли. Нэнси едва сдерживала возбуждение, но все же задала с нарочитой небрежностью еще один вопрос:

— А не упоминала ли Гэй о «Сиреневой гостинице»?

— Боже мой, конечно! — ответила Лилли, не задумываясь. — Если вы имеете в виду этот старинный дом около Бентона, то Гэй рассказывала, что проводила там время, когда была маленькой, а гостиница принадлежала родственнику — откуда-то из Вест-Индии, кажется.

— Ну да, — вставила Нэнси, — это испанец по имени Рон Кариока!

— Кажется, именно так его и звали! — подтвердила актриса.

— Возможно, вы отыщете Гэй как раз в Бентоне, — предположил мистер Мэрриуэзер. — Знаете, память о прошлом и так далее…

— Хорошая мысль! — подхватила Хелен. — Мы обязательно съездим туда! Нэнси вздохнула:

— Она, видимо, сильно переменилась — после тюремного заключения.

— Вы удивитесь! — возразила Лилли. — Совсем нет! Да я вам сейчас покажу!

Актриса взяла со стола альбом с вырезками и стала перелистывать его, пока не нашла недавно вклеенную картинку из модного журнала — красивую манекенщицу с золотыми волосами.

— Вот вам Гэй, она почти не изменилась, правда?

Юная сыщица внимательно изучала фотографию: ей чудилось что-то смутно знакомое в этом лице, в глазах…

Девушки поблагодарили Мэрриуэзер, простились с ними и отправились прямиком в Бентон. По дороге они взволнованно обсуждали новую информацию: полное имя Гэй, ее срок в тюрьме и особую привязанность к «Сиреневой гостинице».

— Нэнси, ты считаешь, что это она? Твой двойник? Она? — тормошила ее Хелен. — Ты знаешь, между вами есть сходство! Кроме того, она же актриса, значит, должна уметь гримироваться!

— Естественно! — согласилась Нэнси. — И цвет волос у нас похож!

— Но у нас пока нет ответа на самый главный вопрос: зачем ей выдавать себя за Нэнси Дру? — допытывалась Хелен.

— Я склоняюсь к мысли, что вначале эта игра не имела отношения к «Сиреневой гостинице», — вслух размышляла Нэнси. — Ей нужны были тряпки и побрякушки, ради которых она украла мою кредитную карточку. Однако позднее она появилась в моем облике, чтобы помешать мне встретиться с Джоном и отправиться с ним в подводную экспедицию.

— Ты хочешь сказать, что Гэй была в «Сиреневой гостинице»?

— Не сомневаюсь. Под вымышленным именем, конечно.

Хелен усмехнулась:

— И ты собираешься мне назвать это имя? Она никак не могла быть Мэри Мейсон. Ты сама говорила, что Мэри старше и толще тебя.

Нэнси поджала губы.

— Я рассказала Эмили, как выглядела та Мэри, из Доквилля, и мне кажется, что это не та особа, что работала официанткой в «Сиреневой гостинице», а скорей, ее сообщница, которой было поручено изобразить официантку Мэри Мейсон.

Хелен поразилась:

— Нэнси, ты просто гений! Так что, может быть, Гэй и Мэри — одно лицо?

— Очень может быть, Хелен. Проверим у Эмили!

Возвратившись в «Сиреневую гостиницу», девушки бросились расспрашивать Эмили.

— Дай мне подумать, Нэнси, — напряженно припоминала та. — Да, пожалуй, вы с ней одного роста и сложения, да и волосы у вас похожего цвета.

— Все ясно, — объявила юная сыщица. — Я иду звонить начальнику полиции!

Пока Нэнси рассказывала Мак-Гиннису о своих выводах, подруги следили за тем, чтобы никто не подслушивал у отводных трубок.

— Нэнси, это большой прогресс! — похвалил он Нэнси. — Я сейчас же свяжусь с доквилльской полицией и запрошу у них информацию на эту Мэри Мейсон!

— Спасибо! — сказала Нэнси и стала звонить отцу. К телефону подошла Ханна, которая сказала, что отец ушел ужинать с клиентом, и пожелала узнать, как идут у Нэнси дела.

— Ты уже нашла ключ к тайне? — с надеждой в голосе спросила Ханна.

Нэнси ответила, что начинает догадываться, кто ее двойник, поэтому важно, чтобы отец позвонил ей в «Сиреневую гостиницу», когда вернется домой.

Ханна обещала все передать и добавила, что очень рассчитывает в ближайшее время услышать всю историю.

Джон почему-то не явился к ужину, и Хелен с наигранной небрежностью пожелала узнать, где он находится.

— Сказал, что у него дела, — не слишком вразумительно объяснил Дик.

После ужина Нэнси столкнулась в холле с Джин и предупредила ее:

— Я хочу пройтись, позовите меня, пожалуйста, если мне будут звонить!

— Конечно, мисс Дру! — ответила официантка.

Нэнси, собственно, собиралась найти Карла Бэрда и узнать, не заметил ли охранник чего-либо подозрительного.

Карл Бэрд шел ей навстречу, собираясь поужинать.

— Ничего, — ответил он на ее расспросы. — Все тихо и спокойно!

Поблагодарив его, Нэнси пошла дальше, обдумывая события дня. Кто брал ее машину? Не догадывается ли Джон, кто это мог быть? Не тот ли это человек, следы ласт которого Джон рассматривал несколько дней назад в яблоневом саду?

Приблизившись к реке, Нэнси оглянулась, чтобы удостовериться, что за ней никто не идет. Она увидела, что из кухонной двери на лужайку вышла Джин Холмс. Больше никого вокруг не было видно.

«Видимо, ищет меня, — подумала Нэнси. — Наверное, позвонил Мак-Гиннис или отец».

Нэнси ожидала, что Джин окликнет ее, но та спешила куда-то. В руках у нее был маленький чемоданчик. Джин быстро огляделась по сторонам и почти побежала к берегу. Нэнси инстинктивно укрылась за старым дубом. Джин свернула вправо. Нэнси осторожно последовала за ней.

Та двигалась быстрым, но осторожным шагом по направлению к зарослям сирени, потом, раздвинув ветви, скрылась в кустах. Тропинка тянулась вдоль реки, вверх по течению, и в полумиле упиралась в полуразрушенный домишко. Джин открыла покосившуюся дверь и вошла внутрь. Нэнси прокралась поближе, озираясь по сторонам. Вдруг — она едва не вскрикнула! — на реке показалось чудовище, которое вскоре уткнулось в берег.

Оснащенное короткими плавниками, чудовище имело футов пятнадцать в длину, а в берег уперлось чем-то вроде застекленного носа.

И тут Нэнси осенило: вот что она видела в тот день под водой! Это же маленькая субмарина!

Как завороженная наблюдала она за субмариной, которая скользнула в заливчик у самого домишки. Мужская рука отодвинула стеклянное носовое покрытие, а через миг на берег сошел мужчина, одетый в гидрокостюм. Нэнси не успела решить, что делать дальше, — ее схватили сзади, грубо зажав рот!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:11 | Сообщение # 21
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
УЗНИЦА СУБМАРИНЫ

Нэнси пыталась вырваться, но ее втолкнули в дом, завели руки за спину и плотно завязали тряпкой рот. Глаза же ее буквально полезли на лоб от зрелища, открывшегося в доме.

Джин Холмс стояла посреди комнаты, заглядывая вниз, где, видимо, был подвал, а садовник Джил Гэри придерживал дверцу подвала!

Она повернулась и уставилась на Нэнси и человека, приведшего ее.

— Вот так, детектив Нэнси Дру! — В голосе Джин не было ее обычной застенчивости, наоборот, он звучал повелительно. — Фрэнк, где ты ее нашел?

— Шпионила, конечно? — спросил Джил.

— Еще как! — ответил тот, кого назвали Фрэнком.

Теперь Нэнси могла рассмотреть его — лет пятидесяти, среднего роста, волосы коротко, по-армейски, подстрижены. Нэнси поняла, что перед ней и есть лодочник, которого видела Хелен, или рыбак, которого расспрашивала она сама. Она даже узнала его голос!

Но Джин, Джин! Нэнси не могла прийти в себя! Для чего же собралась здесь эта троица? Явно для темных делишек, и Гэй, она же Мэри Мейсон, наверняка имеет к этому отношение.

Фрэнк крепко держал Нэнси за руку.

— Полагаю, что вам придется отложить сеансы подводного плавания, — резко посмеялся он.

— Это уж точно! — подтвердила Джин, холодно поблескивая глазами. Очков на ней уже не было. — У Нэнси Дру не будет возможности разгласить наши планы!

Джил кивнул:

— Нужно срочно выбираться отсюда. Придется захватить ее с нами. Груз уже на борту, здесь больше ничего не осталось!

Троица о чем-то пошепталась, затем Джил посмотрел на часы.

— Надо торопиться. Саймон будет беспокоиться!

— Скоро увидимся! — ехидно сказала Джин, обращаясь к Нэнси. — Еще одна загадка для мисс шпионки!

Фрэнк подтолкнул Нэнси к выходу. Человек в гидрокостюме ждал. Напрасно пыталась девушка освободиться — ее швырнули на заднее сиденье малютки субмарины и прочно привязали. Фрэнк, Джил и Джин один за другим прыгнули в моторку, привязанную рядом, человек в гидрокостюме задраил носовое стекло, и субмарина начала погружение.

«Мне же не выбраться отсюда! — Холодная волна страха окатила юную сыщицу. — Все равно надо держаться!» — сказала она себе.

Субмарина продолжала погружаться. Только сейчас Нэнси заметила, что рядом с человеком в гидрокостюме сидел рулевой.

«Значит, в шайке еще двое, — лихорадочно соображала Нэнси. — И который же из них Саймон? И о каком грузе на борту говорил Джил? И куда мы сейчас направляемся?»

Человек в гидрокостюме не оборачивался, рулевой вел субмарину при помощи простого штурвала и автоматических педалей. Он тоже смотрел прямо перед собой. Что это за люди? Контрабандисты? Составляют ли бриллианты Эмили часть таинственного груза?

Нэнси подумала о каменистом выступе на речном дне, за которым пряталась субмарина с ее акульим носом. «Видимо, Фрэнк охранял ее, — догадывалась она. — А Джил плыл на встречу с ним в лодке «Сиреневой гостиницы». Вот что!»

Нэнси старалась восстановить в памяти все события того дня, когда в нее метнули копье. «Возможно, это сделал как раз вот этот, в гидрокостюме: либо с намерением убить, либо просто стараясь отогнать от субмарины. Не на субмарину ли налетела наша с Хелен лодка, когда мы перевернулись?»

Нэнси отдавала себе отчет в том, что побег из субмарины был невозможен, и никто из друзей Нэнси, ни ее отец, ни полиция понятия не имеют, где ее искать.

Единственное, на что могла слабо надеяться Нэнси, — Карл Бэрд видел, как она ушла к реке.

«Если бы только кто-нибудь догадался искать меня на реке!» — с отчаянием думала Нэнси.

Чтобы отвлечься от страшных мыслей, Нэнси продолжала анализировать факты: «Мэри, это, конечно, сама Гэй Моро, а вот Джин Холмс… Если Гэй способна выдать себя за меня, если она способна сыграть роль Мэри, то почему она не может сыграть и Джин Холмс?!»

Нэнси не сомневалась, что актриса может сыграть любую из этих ролей, в том числе и самое себя: красивую, но корыстолюбивую Гэй, легкомысленную лентяйку Мэри, застенчивую Джин в очках!

Гэй с детства знакома с расположением «Сиреневой гостиницы». Она явилась туда в облике официантки Мэри. Она же изображала привидение — иногда белокурое, иногда в черном парике. И она же бросила работу, пугая всех рассказами о привидениях. Вскоре она возвратилась в «Сиреневую гостиницу» — в облике Джин Холмс.

В ту пору, когда Гэй играла роль Мэри, она могла без труда подслушать разговоры миссис Уиллоуби о том, как выглядят двадцать бриллиантов Эмили, в какой день и час они будут вручаться ей. Осталось только купить стекляшки, спрятаться в тайнике и украсть подлинные камни.

Мысли Нэнси снова сосредоточились на настоящем. Участвовал ли Фрэнк и люди в субмарине в краже бриллиантов? Использовался ли подвал в лесном домишке как склад краденого, которое впоследствии вывозилось на субмарине? Могут ли ответы на эти вопросы прояснить прочие загадочные события в «Сиреневой гостинице», включая взрыв бомбы и имитацию землетрясения, имевших своей целью запугивание ее обитателей?

Юной сыщице казалось, что она находится в субмарине бесконечно долгое время. Нэнси почувствовала, что подводная лодка плывет, а вслушавшись в разговор сидевших впереди, поняла — речь шла о неполадках в управлении. Рулевой повернул к катерку с каютой, видневшемуся в сотне футов вверх по течению, и остановился у самого борта. Снова открыли застекленный носовой вход, Нэнси отвязали и провели по трапу на палубу катера.

Там их уже ожидали Джин Холмс, Джил Гэри и Фрэнк. Джин победоносно засмеялась и спросила с издевкой:

— Хорошо прокатилась?

Нэнси ответила презрительным взглядом. Она была бессильна: Джил и Фрэнк следили за каждым ее движением. Нэнси не могла рассчитывать на помощь — катер находился в той части реки Маскоки, где редко проходили суда. Вот если бы появился катер речного полицейского патруля! Но на реке было тихо и пустынно.

Тем временем человек в гидрокостюме и рулевой зачалили субмарину за корму катерка. Тот, что в гидрокостюме, снял маску, открыв смуглое, бесстрастное лицо. Рулевому, плотному и широкоплечему, было лет тридцать на вид. Джин указала на него со словами:

— Это Бад, муж моей сестры. Я же не имела возможности познакомить вас, когда вы явились в Доквилль с визитом к моей сестре! Она неплохо изобразила Мэри Мейсон, правда, Нэнси?

Пока Джин говорила, Джил завел руки Нэнси за спину и связал их прочной веревкой, которой стянул и ноги девушки.

Значит, версия Нэнси о существовании двух Мэри Мейсон оказалась верной! Гэй Моро использовала фамилию мужа своей сестры для первой роли, которую сыграла в «Сиреневой гостинице».

Нэнси с силой втолкнули в тесную каюту. Она не удержалась на ногах и упала. Дверь с лязгом захлопнулась. Заработал двигатель, и катер стал набирать скорость. Нэнси охватило отчаяние.

…А в Ривер-Хайтсе Мак-Гиннис как раз заканчивал телефонный разговор с начальником док-вилльской полиции, который сказал, что в доме, где побывала Нэнси, никого нет. По словам соседей, дом снимали муж с женой и их родственница. Куда они девались, никто понятия не имел, поскольку жили они уединенно и замкнуто.

Правда, одна соседка сообщила, что в подвале дома часто стучали молотком и сверлили. Полицейский сержант проверил подвал и обнаружил в нем какое-то электронное оборудование, книги по навигации и подводному плаванию.

— Но настоящая находка ожидала нас в гараже! — добавил сержант. — Там стоял угнанный грузовик, который чуть не врезался в машину мисс Дру! Мы установили наблюдение за домом.

Едва Мак-Гиннис записал услышанное, как раздался новый звонок — от Карсона Дру.

— Когда вам звонила Нэнси? — встревоженно спросил он.

— В начале вечера. А в чем дело?

Адвокат объяснил, что только что вернулся домой и сразу стал звонить в «Сиреневую гостиницу». Миссис Уиллоуби сказала ему, что Нэнси отсутствует уже в течение нескольких часов.

— Ее все ищут, включая полицию. Машина на стоянке, каноэ и снаряжение для подводного плавания на месте. Мне все это сильно не нравится, — продолжил Карсон Дру. — Я выяснил, что моя дочь встречалась с какой-то актрисой, которая навела ее на след мошенницы.

— Да. Нэнси узнала о некоей актрисе с криминальным прошлым. Зовут эту женщину Гэй Моро.

— Гэй Моро! — заволновался Карсон Дру. — Моя дочь в опасности!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:12 | Сообщение # 22
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
НЕТ ВЫХОДА!

Когда Карсон Дру говорил о том, что дочь его в опасности, дочь думала то же самое. Она ничком лежала на полу каюты и тщетно пыталась ослабить веревку, стягивающую ее руки.

Она огляделась. В тесной каюте поместились две койки, стол и стул. Нэнси подумала: «Отсюда не убежать, даже если удалось бы развязать руки!»

Узница подползла к иллюминатору и выглянула в него. По реке шла волна, и катер не на шутку раскачивало.

Открылась и закрылась дверь, Нэнси обдало холодным воздухом. Джин Холмс вошла в каюту и с нескрываемым злорадством посмотрела на Нэнси.

— Удобно ли вы устроились? Ах, я совсем забыла, у нашей ловкой шпионки завязан рот!

Экс-официантка сорвала повязку с пересохшего рта Нэнси. Нэнси провела языком по растрескавшимся губам, и Джин Холмс насмешливо проговорила:

— Вам хотелось бы выпить воды, не правда ли? Ничего, дочка Карсона Дру может и помучиться от жажды. Благодаря ему я очень долго была лишена радостей жизни!

— При чем тут мой отец? — начала было Нэнси и замолчала, вспомнив поведение официантки, когда Карсон Дру заглянул в окно столовой в «Сиреневой гостинице». Нэнси вспомнила и слова старого мистера Мэрриуэзера. — Кажется, я поняла, — сказала Нэнси, — это мой отец доказал, что вы подделали банковский чек, Гэй Моро!

Гэй на секунду потеряла самообладание, но быстро опомнилась:

— Значит, ты дозналась, кто я такая! Ничего, ты этим ровно ничего не добьешься!

Нэнси похолодела от зловещего тона, которым были произнесены эти слова, но постаралась не подать виду. По крайней мере, она может выиграть время!

— Ты выдала себя за меня в универсальном магазине, — заявила юная сыщица, — и ты изобразила Джин Холмс и Мэри Мейсон в «Сиреневой гостинице»!

— Можешь звать меня Гэй! — фыркнула та. — Я ведь провела тебя, разве нет? Я была отличной актрисой, пока меня не упрятали в тюрьму! Твой отец представлял на суде интересы одного из тех, чью подпись на чеке я подделала. В день приговора я сказала твоему отцу, что буду мстить!

Нэнси кивнула:

— И решила, что лучшая месть — выдать себя за его дочь! Ты проникла в наш дом, выкрала мою кредитную карточку и фотографию в серебряной рамке, чтобы получше скопировать мою внешность. Заодно ты прихватила и мое платье в цветочек!

— Все верно, — заносчиво вскинула голову Гэй. — Норковый мех, вечерние туалеты и модные часики пригодятся мне в моей новой жизни!

— И бриллианты Эмили тоже пригодятся? — подтолкнула ее Нэнси к дальнейшим признаниям.

Гзй победно ухмыльнулась:

— Естественно! Настоящие бриллианты у меня, а стекляшки — у Эмили Уиллоуби. Неплохо? Бриллианты здесь, в этой вот каюте. Представь себе, за какую сумму мы продадим их!

Гэй уже не могла остановиться и рассказывала все подряд: как после тюремного заключения никто не брал ее на работу в театре, как она подделала рекомендации на имя Мэри Мейсон и устроилась к миссис Стонуэлл…

— Но тут, — продолжала Гэй Моро, — муж моей сестры Бад, Джил Гэри, Фрэнк и их дружки придумали потрясающую вещь — купить субмарину и использовать ее на реке, чтобы никто не мог отыскать наше укрытие. Вот зачем мы с Джилом нанялись на работу в «Сиреневую гостиницу». Впрочем, это уже не имеет значения. В гостинице я услышала, как миссис Уиллоуби рассказывает этой Мод про вручение бриллиантов, и я решила прямо там же и утащить их. Джил вовремя погасил свет!

Когда Джил сказал Гэй по телефону, что в гостиницу приехала Нэнси, та разработала новый план.

— Мне нужно было запутать вас всех, поэтому я и отправилась в агентство по найму предлагать свои услуги в качестве официантки для «Сиреневой гостиницы». Как же мне повезло! Я столкнулась там с Мод и получила работу, не регистрируясь в агентстве!

— Вот почему ты явилась на собеседование раньше назначенного времени! — воскликнула Нэнси. — Чтобы потом вернуться и спрятаться в тайнике!

— Да! А как ты догадалась, что бриллианты украла я?

Нэнси рассказала и про сиреневые лепестки, и про другие следы, включая письмо, которое и привело ее к Мэрриуэзерам.

— Лилли! — пренебрежительно фыркнула Гэй. — Она тебе рассказала, что я подделала и ее подпись на чеке?

— Не может быть! — ахнула Нэнси.

— Лилли в последнюю минуту раздумала подавать на меня в суд, она всегда жалела меня, и ее отец тоже. Мне нравился этот старик. Это я стащила у мистера Дэли его голубую трубку и отправила отцу Лилли. Но Лилли пользуется таким успехом в театре! Я ненавидела Лилли, хотя никогда не давала ей это понять!

Нэнси смотрела на бывшую актрису со все возрастающим изумлением. Как можно так жить!

А Гэй продолжала болтать. Теперь она рассказывала, что записку для Лилли она оставила на яблоне в расчете на Фрэнка, который должен был доставить ее по назначению.

— Но Фрэнк не явился — там все время что-то вынюхивал этот Джон Мак-Брайд, который даже нашел наш домик в лесу. Правда, он не нашел то, что там спрятано! Я сама забрала записку, когда полицейский отвернулся.

— Чтобы отвести от себя подозрение, ты решила бросить тень на Мод Поттер! — сказала Нэнси.

— А почему бы и нет? Ты вполне могла поверить, что это она подбросила бриллиантик в твой кошелек. Сделала это, конечно, я с помощью одной знакомой, которая в нужный момент толкнула тебя на улице. И конечно же, я была той таинственной женщиной, которую увидела Хелен в сирени. Джил стукнул ее по голове: струсил в последнюю минуту — а вдруг она не поверит, что перед ней привидение!

— И конечно же, — сухо сказала Нэнси, — мы с тобой столкнулись нос к носу в тех же сиреневых кустах!

Гэй поразилась:

— Так это была ты? — Она расхохоталась. — У тебя тоже неплохо получается!

Гэй рассказала, что в ту ночь, когда она встретилась с Нэнси, она в спешке забыла надеть черный парик.

Веревка все больнее впивалась в тело Нэнси, но, скрывая боль, она задала Гэй новый вопрос;

— Это ты написала печатными буквами записку о «голубых трубках» и оставила ее у садовников?

— Я! Записка предназначалась Джилу и означала, что ночью к причалу подойдет субмарина. А ваза с цветами, которую я, под видом официантки Джин, поставила на окно в столовой, предупреждала — остерегайтесь слежки.

Гэй призналась, что после ухода Мэри Мейсон из «Сиреневой гостиницы» шайка установила на телефоне подслушивающее устройство.

Но тут распахнулась дверь и в каюту вошел мужчина, которого Нэнси раньше не видела: рослый, смуглый, с резкими чертами лица.

— Ты слишком много болтаешь, Гэй! — буркнул он.

Гэй сказала, что это Саймон, ее нареченный.

Не обращая ни малейшего внимания на Нэнси, Саймон сказал Гэй:

— На реке сильный туман, да и волна большая. Фрэнк и Джил следят, чтоб не нарваться на патруль, а Бад за штурвалом.

Саймон снова ушел на палубу, а Гэй достала огромную коробку с гримировальными принадлежностями и горделиво сказала Нэнси:

— Смотри!

Актриса стащила с головы каштановый парик, заменив его на рыжевато-золотистый, наклеила искусственные ресницы, нарумянилась и ярко накрасила губы.

— Познакомьтесь, Мэри! — И она дурашливо раскланялась.

Нэнси ничего не сказала по поводу ее преображения, но задала вопрос:

— Кто бросил камень в мою машину? Кто-то из вас?

— Это было предупреждение, — ответила Гэй, — но ты не пожелала с ним считаться!

Гэй стерла с лица грим Мэри Мейсон.

— А сейчас, — театрально объявила она, — перед нами появится Нэнси Дру.

Узница следила глазами за тем, как ловко Гэй уложила волосы в ее собственную прическу, как карандаш для бровей и косметика изменили ее лицо, сделав его действительно поразительно похожим на лицо Нэнси.

— Кстати, — сказала Гэй, — благодарю за розовое платье! Жаль только, что не состоялось свидание с этим красавчиком Джоном Мак-Брайдом!

— Кто разговаривал с Энн от имени Джона?

— Бад. Он прекрасный актер, — хвастливо заявила Гэй. — А копье в тебя метнул один из наших ребят по сигналу Фрэнка.

— Кому пришла в голову мысль подложить в коттедж бомбу с часовым механизмом?

— Мне, — призналась Гэй. — Хотя подложил ее Джил.

Гэй сделала еще одно признание: Б ад и Саймон находились в субмарине, отрабатывая частичное всплытие, и случайно перевернули каноэ, на котором плыли Нэнси и Хелен.

— Это на самом деле было случайностью! — добавила Гэй.

Нэнси очень хотелось узнать побольше о назначении субмарины и об идее Бада, но актриса болтала о других вещах.

Гэй сказала, что все это были их дела: включение музыки в комнате отдыха, кража сиреневого куста и даже яма в саду, где Хенк повредил себе ногу. И фальшивое землетрясение устроили тоже они — втащили в подвал сильный виброаппарат, а потом сразу унесли, чтобы ничего нельзя было понять.

Гэй объяснила, что делалось все это для того, чтобы заставить Дика и Эмили отказаться от гостиницы, а также чтобы помешать Нэнси и другим догадаться о деятельности шайки, пока она не завершит намеченное и не унесет ноги.

— Ты многое разузнала! — сказала она Нэнси. — Нам приходилось спешить, но никакими уловками мы не могли выставить тебя вон из «Сиреневой гостиницы»!

Новая догадка заставила Нэнси задать еще один вопрос:

— Намеченное вами как-то связано с пропавшими садовыми инструментами? Гэй заколебалась:

— Это уж ты сама выясняй! Катер резко и круто накренило, и Гэй схватилась за живот.

— Мне плохо, — прошептала она, — я не переношу качку!

Лицо ее позеленело, и она рухнула на койку.

Нэнси обежала взглядом каюту, стараясь сообразить, где могут быть спрятаны бриллианты. Барометр на стене! Вот идеальное место, где можно устроить тайничок!

Дверь каюты открылась, впуская Джила.

— Что с тобой, Гэй? — грубовато спросил он. — Кончай валяться. Мы идем к берегу. Надо переждать бурю.

— Оставь меня в покое! — огрызнулась Гэй. — Мне очень плохо!

Грохот и треск ломающейся древесины заглушили конец ее фразы. Нэнси отбросило в угол, Гэй и Джил оказались на полу. С палубы доносились крики, потом раздалась команда:

— Стоп машина! Бад! Полный назад! Джил первым поднялся на ноги и выскочил из каюты. Через миг он вернулся вместе с Саймоном. Саймон задыхался.

— Мы напоролись на бревно! — еле выговорил он. — Идем ко дну! В машинном отделении пожар!

— И на реке появился катер, возможно, это патруль! — добавил Джил. — Фрэнк и другие уже смылись! Быстро в субмарину!

— Вставай, Гэй! — приказал Саймон.

Гэй, бледная как смерть, явно была не в силах двинуться с места. Саймон рывком поставил ее на ноги.

— Бриллианты, — простонала она. — Мы не можем бросить бриллианты!

— Мы не можем попадаться с краденым! — рявкнул Саймон. — Позже поднимем бриллианты со дна! — Он вспомнил о существовании Нэнси. — Надо развязать ее!

Гэй остановила его.

— Не будь дураком! — прошипела она. — Прощай, Нэнси Дру!

Все трое покинули каюту. Нэнси, связанная по >укам и по ногам, была брошена в каюте тонущего судна.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:12 | Сообщение # 23
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
НАГРАДА НЭНСИ

До последней минуты Нэнси не могла поверить, что шайка оставит ее на верную погибель. Но она осталась одна.

Запахло едким дымом, и Нэнси поняла, что пожар распространяется. Она стала звать на помощь и звала, пока не охрипла. Уже почти теряя сознание, она услышала какие-то голоса, и ей показалось, будто борт другого судна закрыл иллюминатор ее каюты.

«Неужели?» — думала Нэнси, боясь поверить в спасение.

Два человека в полицейской форме ворвались в каюту, мгновенно освободили Нэнси и вытащили ее на палубу. Туман поредел. Нос катера был охвачен ярким пламенем. Нэнси отчаянно пыталась рассказать полицейским об удравшей шайке, но они не слушали.

— Потом поговорим! — отмахнулся один из них.

Патрульный катер стоял у самой кормы тонущего судна, которое на глазах уходило под воду.

Полицейские помогли Нэнси перебраться на борт патрульного катера и прыгнули следом. Катер стал быстро отходить от места катастрофы, освещая своими мощными прожекторами вспененную воду. Капитан Морган подошел к Нэнси в ту самую минуту, когда горящее судно скрылось под водой.

Пошли ко дну бесценные бриллианты Эмили Уиллоуби.

Нэнси представилась капитану Моргану и наспех рассказала, как она оказалась на тонущем катере.

— Там было пятеро мужчин и одна женщина, Гэй Моро! — торопилась Нэнси. — Одни скрылись в субмарине, а остальные, должно быть, вплавь добираются до берега!

Нэнси удивилась, когда капитан попросил ее заглянуть через иллюминатор в каюту, где сидели трое.

— Опознаете кого-нибудь? — спросил капитан.

— Конечно! — выпалила Нэнси. — Это Бад Мейсон, Фрэнк и пловец в гидрокостюме!

— Отлично! — сказал капитан. — Мы их выловили из реки как раз перед тем, как спасти вас! Они заявили, что катерок натолкнулся на бревно и им пришлось прыгнуть за борт, но ни словом не обмолвились об узнице на их судне!

— Еще бы! — Нэнси очень спешила. — Но тут где-то субмарина! Она в любую минуту может погрузиться!

Капитан Морган с сомнением посмотрел на Нэнси, но тем не менее отдал команде короткий приказ. Прожекторные лучи забегали по воде.

— Вот! — выкрикнула Нэнси.

На некотором отдалении по реке плыл акулообразный предмет. Капитан Морган схватился за бинокль.

— Все верно, мисс Дру! Малютка субмарина! — И скомандовал: — Полный вперед.

Нэнси напряженно подалась вперед. Патрульный катер поравнялся с субмариной, которая не уходила под воду: ее люки были отдраены. Гэй, Джил и Саймон сидели каждый на своем месте.

Капитан Морган всмотрелся в бывшую актрису и в ошеломлении перевел взгляд на Нэнси. У той оборвалось сердце. Понятно, отчего капитан и команда сбиты с толку: Гэй выглядела совершенно как Нэнси!

Пока троицу снимали с субмарины на палубу катера, Нэнси пыталась объясниться с капитаном.

— Гэй Моро выдавала себя за меня, — сбивчиво говорила Нэнси. — Она с двумя своими сообщниками украла бриллианты!

— Капитан, особа, стоящая рядом с вами, в течение долгого времени выдавала себя за меня! Я — Нэнси Дру! — провозгласила Гэй с хорошо разыгранным возмущением.

Юная сыщица запротестовала, но Гэй достала из кармана документы, и Нэнси с отчаянием убедилась, что у той в руках ее, Нэнси, водительские права. Гэй торжественно предъявила их капитану Моргану.

Капитан нахмурился.

— Правильно, — сказал он, — водительские права выданы в Ривер-Хайтсе на имя мисс Нэнси Дру!

Только теперь Нэнси догадалась, что Джил выкрал права из коттеджа, когда подкладывал туда бомбу!

— Она воровка! — настаивала Гэй Моро. — Нам пришлось связать ее, когда она проникла на наше судно и попыталась украсть бриллианты из моей шкатулки!

Мошенница быстро сообразила, как вывернуть наизнанку ситуацию и уклониться от немедленного ареста. Никто из присутствующих не смог бы, да и не стал бы с уверенностью утверждать, которая из двоих есть подлинная Нэнси Дру.

«Пока будут выяснять, кто я такая на самом деле, — в отчаянии думала Нэнси, — воры успеют улизнуть и унести с собой бриллианты!»

Послышался протяжный крик судовой сирены, прожекторный луч рассек туман, и к месту происшествия подошел второй патрульный катер.

Гэй Моро сделала шаг вперед и загородила собой Нэнси.

На палубе второго катера сгрудились, всматриваясь в ночь, Карсон Дру, Джон Мак-Брайд и лейтенант Брайс. Чуть поодаль виднелась плотная фигура Мак-Гинниса.

— Нэнси! — крикнул Карсон Дру. — Нэнси, какое счастье, с тобой ничего не случилось!

Гэй Моро с улыбкой приветственно помахала ему и неприметно продвинулась к корме, будто намереваясь прыгнуть.

Нэнси предвидела этот маневр и, пользуясь тем, что Гэй не обращала на нее внимания, сделала шаг за ней. Когда бывшая актриса рванулась вперед, Нэнси подставила ей ногу, и обе упали на палубу.

— Счет в мою пользу! — решительно заявила Нэнси.

Но Гэй не собиралась сдаваться. В ту минуту, как Карсон Дру перебрался с одного катера на другой, она отшвырнула Нэнси и бросилась ему на шею:

— Отец, как я рада, что ты здесь!

— Отец, это же мой двойник! — закричала Нэнси.

Схватив одной рукой Гэй за плечо, другой она с силой мазнула по ее лицу, стирая грим.

Гэй одарила Нэнси взглядом, полным ненависти и бессилия.

— Гэй Моро, — сказал Карсон Дру, — вы снова в руках закона!

Он поцеловал дочь.

Все это время Саймона держали двое полицейских. Видя, что Гэй опознана, он сделал последнюю попытку вывернуться и прыгнуть за борт. Убедившись в безуспешности своих усилий, он мрачно сказал:

— Кончай, Гэй, мы попались!

Не помня себя от ярости, Гэй завизжала:

— Подожди, Нэнси Дру! В другой раз бомба будет ненадежней!

— Другого раза не будет! — вмешался начальник полиции Мак-Гиннис.

По его знаку полицейские надели наручники на Гэй, Саймона и Джила.

Капитану Моргану вкратце объяснили суть происходящего, после чего он отвел полицейских офицеров в каюту, где находились трое других задержанных. Пока полицейские допрашивали их, Нэнси рассказывала отцу и Джону Мак-Брайду о том, что с нею было.

— Но Гэй и меня одурачила! — признался Карсон Дру.

Позже, когда капитан пригласил всех к себе в каюту, Джон обратился к Нэнси.

— Я должен объясниться с вами, — сказал он. — Я вам как-то говорил, что мои служебные обязанности засекречены. Я не просто проводил время в «Сиреневой гостинице», я выполнял задание.

Джон рассказал, что он, майор Мак-Брайд, работает на ракетной базе, где в течение некоторого времени замечалась пропажа деталей секретного электронного оборудования.

— Подозрение пало на некоего сержанта Фрэнка Логана, незадолго до того уволенного из армии. Доказать ничего не удавалось, и мне было поручено провести наблюдение за подозреваемым и представить доказательства либо его виновности, либо его невиновности.

Майору удалось установить, что Фрэнк Логан находится в окрестностях Ривер-Хайтса, скорее всего, в Бентоне. Тогда Мак-Брайд решил воспользоваться старой дружбой с Диком и пожить в «Сиреневой гостинице».

— Однажды на берегу я подобрал значок инженерной части — а Фрэнк Логан служил именно в такой. Это заставило меня предположить, что он где-то неподалеку, а тут еще вы с Хелен упомянули о человеке с коротко стриженными волосами. Я подумал, что это армейская стрижка и что человек, который не помог вам на реке, и есть Фрэнк Логан. Однако найти его я не мог, пока не узнал о пропаже садовых инструментов. К тому же вы, Нэнси, подобрали в саду металлический предмет, который оказался деталью электронного оборудования. Попутно мне стало известно, что в магазинах и на складах в окрестностях Ривер-Хайтса замечена недостача электронного оборудования. Видимо, оборудование вывозилось на угнанных машинах, всякий раз на другой, которые воры потом бросали. Красный грузовик угоняли для той же цели.

Мак-Гиннис напомнил Нэнси, что грузовик был обнаружен в Доквилле вместе с книгами по навигации и подводному плаванию.

Нэнси рассказала, что Гэй с детства знала о существовании в лесу домика с подвалом. В период своей работы у миссис Стонуэлл она вспомнила о нем, рассказала Баду и его дружкам, а те решили использовать домик под склад для краденого.

Часть краденого электронного оборудования продавалась на черном рынке в городке, милях в ста вниз по течению реки Маскоки, сообщил Джон. Украденные бриллианты позволили бы Гэй и ее шайке пожить красивой жизнью до тех пор, пока они не начали бы получать большую прибыль от ворованной электроники.

— Это они взяли мою машину со стоянки, а потом бросили ее? — спросила Нэнси.

— Они, — подтвердил Джон, — но только ради того, чтобы внести еще большее смятение в жизнь обитателей «Сиреневой гостиницы».

Затем майор объяснил, что, в конце концов, он получил разрешение посвятить местную полицию в свое расследование.

— А полиция как раз задержала крупного скупщика краденого, который признался, что те, у кого он перекупал ворованную электронику, соберутся этой ночью в Бентоне и вывезут все со своего потайного склада.

Джон возвратился в «Сиреневую гостиницу» как раз, когда прибыл Карсон Дру, Мак-Гиннис, встревоженные судьбой Нэнси, и лейтенант Брайс. Лейтенанту только что сообщили по радиотелефону о происшествии на реке, а поскольку Карл Бэрд видел, как Нэнси шла к берегу, то Джон предложил вызвать патрульный катер и посмотреть, что делается на тонущем судне…

— На этот раз Нэнси участвовала в раскрытии очень запутанного и опасного преступления, — серьезно сказал Карсон Дру.

— Собственно говоря, Нэнси принадлежит честь раскрытия его! — заявил лейтенант Брайс.

— Еще не все сделано! — засмеялась Нэнси. — Не забудьте, мы еще должны отыскать бриллианты Эмили! Джон, вы не хотите завтра, при дневном свете, отправиться в подводную экспедицию со мной?

— С особенным удовольствием! — широко улыбнулся Джон.

Весть о том, что Нэнси жива и здорова, а загадочные происшествия перестали быть загадкой, была встречена в «Сиреневой гостинице» с радостью и облегчением.

На другое утро тетка и племянница Уиллоуби вместе с Диком и Хелен собрались на берегу. Патрульный катер стал на якорь у того места, где затонуло бандитское судно, а Джон и Нэнси нырнули.

Под водой они вошли в каюту, которая была тюремной камерой Нэнси. Юная сыщица решительно сняла со стены барометр — он был пуст.

Нэнси обмерла.

Они обыскали каюту, но тщетно. Нэнси ломала себе голову, стараясь поставить себя на место Гэй и догадаться, куда та могла припрятать украденное. Тут ее взгляд упал на коробку с гримом.

Нэнси открыла коробку, вынула из нее два тюбика с губной помадой, сняла крышечки — и ахнула! Тюбики сверкали бриллиантами.

Джон поощрительно потрепал Нэнси по плечу. Юная сыщица спрятала тюбики в сумку, прикрепленную к ее плечу, и поплыла к выходу. Джон последовал за ней.

Слезы навернулись на глаза Эмили, когда она увидела свои бриллианты. Дик и миссис Уиллоуби не находили слов восторга для Нэнси.

Джон сиял, глядя на свою партнершу по подводному плаванию.

— Клянусь, это одна из самых блестящих ваших догадок, Нэнси!

Позднее Джон известил всех, что затонувшее судно поднято со дна реки. В трюме были обнаружены ценные детали, включая и секретные, похищенные Фрэнком Логаном с военной базы. Шайка рассчитывала продать их за границу.

Через неделю состоялась торжественная и красочная военная церемония, на которой Нэнси Дру была вручена медаль за помощь, оказанную армии.

А когда юная сыщица вернулась в «Сиреневую гостиницу», там было устроено другое празднество, связанное с предстоящей свадьбой Эмили и Дика, на котором невеста преподнесла подружкам по брошке с мелкими бриллиантиками. Брошка Нэнси была выполнена в форме веточки сирени.

— Я специально заказала ее для тебя, Нэнси, — улыбалась Эмили, — на память о тайне «Сиреневой гостиницы»! Мы с Диком будем вечно тебе благодарны.

— Какая прелесть! — восхитилась Нэнси. — Да, это было трудное расследование!

Втайне она уже задумывалась о том, скоро ли судьба пришлет ей очередную загадочную историю. Ее желанию предстоит исполниться, когда она столкнется с секретом старого дуба.

Потом подруги весело болтали. Эмили и Хелен обсуждали подробности своих свадебных приготовлений. Вдруг обе смолкли, а после паузы Хелен сказала:

— Боже мой, Нэнси, тебе, должно быть, надоело слушать, как мы без конца говорим о наших будущих спутниках жизни, а ты…

Нэнси прервала ее веселым смехом:

— Ничуть! Пока что моим спутником в жизни будет расследование таинственных событий!
 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна сиреневой гостиницы.
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск: