Приветствую Вас Странник
Понедельник
20.11.2017
05:04

[ Новые сообщения · Детективы · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Александровна, Nancy 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна светящегося глаза
Тайна светящегося глаза
АлександровнаДата: Понедельник, 09.01.2012, 20:02 | Сообщение # 16
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
НЕОЖИДАННОЕ УВОЛЬНЕНИЕ
Охваченная паническим ужасом, Нэнси продолжала кричать. Профессор Титус и Гленн заметили, что она куда-то делась, но понять не могли, в какую сторону бежать; голос же ее почти не выходил за пределы каморки.
Несчастная узница готова была вот-вот потерять сознание. Смутная мысль пронеслась у нее в мозгу: если сильно наклониться, то, может быть, вес собственного тела поможет ей оторвать руки от стены? Стараясь не потерять равновесия, она выгнулась назад, одновременно напрягая руки... Но все было напрасно.
— На помощь! — снова крикнула она слабеющим голосом.
На сей раз Гленн услышал ее зов и, сообразив, откуда он исходит, быстро сдвинул панель.
— Что с вами? — ничего не понимая, испуганно спросил он.
— Я... я не могу... освободить руки! — простонала Нэнси.
Тут к ним подбежал профессор Титус. Пока Нэнси пыталась и ему объяснить, что с ней случилось, Гленн бросился искать мисс Уилкин. Та сидела за своим столом в вестибюле.
— Быстро!... Вырубите электричество! Мисс Дру попала под ток!..
Хранительница музея бросила на него лишенный всякого выражения взгляд и... не двинулась с места.
— Это что, шутка? — ледяным тоном спросила она.
— Да нет же! Какая шутка?! — кричал Гленн. — Мисс Дру в опасности. Прошу вас, выключите все рубильники в здании! Скорее!
Только теперь до мисс Уилкин дошел смысл его слов, и она приступила к действию. Схватив в ящике письменного стола ключи, она бегом пересекла вестибюль и исчезла в каком-то коридоре. Гленну едва удалось догнать ее.
Распахнув дверцу распределительного щита, женщина, не раздумывая, стала поворачивать все рукоятки подряд. Через минуту здание погрузилось во тьму.
Гленн не стал ее дожидаться. Дневного света, падающего из окон в залы музея, было достаточно, чтобы различить прямоугольники дверей. Он бегом вернулся к Нэнси — и вздохнул с облегчением, увидев, что девушка сидит на полу: стена ее отпустила. Профессор Титус, стоя на коленях, энергично растирал ей руки.
— Все хорошо? — участливо спросил Гленн. Нэнси ответила ему измученной улыбкой.
— Будет лучше, когда руки свои почувствую. Видите — как будто парализованные...
Профессор трудился еще какое-то время, потом попросил молодого человека сменить его. Пилот, сев на пол, принялся изо всех сил тереть пальцы, запястья, локти Нэнси.
— Ну вот, теперь лучше! — сказала она наконец. — Огромное спасибо вам обоим. Не знаю, что бы со мной стало, если бы не вы.
Вскоре появилась и мисс Уилкин. Нэнси рассказала ей о случившемся, и попросила объяснить что все это значит.
— Не имею ни малейшего понятия, — ответила, побледнев, смотрительница. — Боже мой, как мне это не нравится! Мои нервы уже на пределе!..
Высокомерие ее как рукой сняло. Наклонившись к Нэнси, она спросила, как та себя чувствует.
— Немножко лучше, — ответила девушка. Гленн продолжал массировать ей руки.
— Вы могли бы точно сказать, что вы ощущали, когда не могли оторвать руки от стены? — спросил он.
— Мне уже случалось попадать под электрический разряд, — сказала Нэнси. — Но на сей раз было что-то другое. Ни покалывания, ни шока... Словно магнит — руки притягивало все сильнее и сильнее. Инстинктивно я чувствовала, что надо как можно дальше держаться от стены: иначе бы меня всю к ней приклеило...
Профессор Титус нахмурил брови, погрузившись в какие-то тяжелые мысли.
— Вы не заметили: стена оклеена обоями? — спросил он.
Гленн зашел в каморку.
— Да, бумажными, — крикнул он оттуда.
Профессор предположил, что обои прикрывают металлическую пластину, которая находится на металлическом же щите, укрепленном на стене.
Нэнси, должно быть, замкнула рукой контакт, и в результате в пластине возник ток.
Гленн снова осмотрел каморку.
— А пол здесь покрыт каким-то ковриком, — сообщил он.
Профессор покачал головой.
— Очень вероятно, что коврик тоже является проводником. Пластина, спрятанная в стене, связана, вне всяких сомнений, с положительным полюсом, а Нэнси через коврик соединилась с полюсом отрицательным. Электрический ток притянул руки Нэнси и держал их, пока ток не выключили... Он ненадолго задумался; потом продолжил:
— Где-то в здании должен быть аппарат, который меняет силу тока. На сей раз она была достаточно велика, чтобы притянуть руки Нэнси к стене, но не настолько, чтобы причинить серьезную травму.
Мисс Уилкин внимательно слушала его, бледнея все больше.
— Я себя неважно чувствую, — пробормотала она. — И была бы очень признательна, если бы вы ушли поскорее. Я закрою музей и пойду домой.
Гленн помог Нэнси подняться и, осторожно поддерживая ее под руку, повел к выходу.
Убедившись, что с Нэнси все в порядке, мисс Уилкин вернулась к распределительному щиту. Через несколько секунд здание залил электрический свет. Возле выхода Нэнси увидела на столике стопку буклетов. Тут же висела табличка, приглашающая дорогих гостей брать буклеты для себя и своих знакомых.
Девушка взяла один из буклетов и заглянула в него: там излагалась история музея и приводился список членов правления.
Гленн, прежде чем уйти, обратился к мисс Уилкин:
— Можно мне завтра прийти еще раз? Я хочу осмотреть ту странную стену. Я специалист по механике, но в электричестве тоже разбираюсь.
— Нет, — резко ответила смотрительница. — Очень сожалею, но не могу вам этого позволить. Я не хочу новых несчастных случаев. Короче говоря, не к чему вам больше сюда приходить. Ни вам, господа, ни молодой леди.
Нэнси и профессор обменялись многозначительными взглядами, но промолчали. Попрощавшись с мисс Уилкин, они вышли из музея. У профессора была машина, и он предложил Нэнси отвезти ее в Эмерсон.
Она согласилась; потом добавила:
— Посмотрите этот буклет: тут сказано, что президент правления музея живет в Мартин-Сити. Он — директор какой-то страховой компании... Гленн, вы могли бы проводить меня туда завтра утром? Его фамилия — Шнейдер, дом находится на Грит-стрит.
— С радостью, — ответил пилот.
Когда Нэнси приехала в общежитие, Бесс и Джорджи переодевались, собираясь в клуб. Они испуганно уставились на подругу.
— Нэнси! — воскликнула Бесс. — Что с тобой случилось? На тебе лица нет!
Нэнси подошла к своей кровати и упала на нее без сил.
— Да, устала немного... — пробормотала она И коротко рассказала подругам о том, что случилось с нею в музее.
Джорджи взяла руку Нэнси и положила пальцы на ее запястье.
— Думаю, доктор тут не нужен, — сказала она. — Но пульс довольно слабый. Я тебе очень советую до утра оставаться в постели.
Нэнси не стала спорить. Сейчас ей хотелось одного — спать. Ее нервная система перенесла более сильный шок, чем она думала вначале. Вспомнив, как благотворно подействовал на нее массаж Гленна, она попросила Джорджи посильнее растереть ей руки.
Потом сделала несколько дыхательных упражнений, чтобы расслабиться, — она научилась этому на занятиях по гимнастике. Через несколько минут Девушка крепко спала.
Было часа два ночи, когда Нэнси проснулась. Открыв глаза, она увидела Бесс, Джорджи, Боба и Дэниела, стоящих у ее постели.
— Привет честной компании! — сказала Нэнси, садясь и протирая глаза. — Траур отставить! Я чувствую себя как нельзя лучше. — Она улыбнулась — Если не считать, что умираю от голода. Как вы думаете, сможет мне кто-нибудь оказать скорую помощь?
Все ощутили такое огромное облегчение, что готовы были в полном составе кинуться на поиски съестного.
Боб и Дэниел уговорили девушек остаться возле Нэнси.
— Мы сами все сделаем, — заявил Боб. — Мы знаем, что любит Нэнси, и подберем что-нибудь вкусное. А заодно и об остальных подумаем: сейчас самое время заморить червячка.
Мальчики устроили настоящее пиршество с десертом из фруктового мороженого. Какой это был славный отдых после изнурительного дня! Потом, довольные, что у Нэнси все обошлось, Боб с Дэниелом ушли спать.
На следующее утро Бесс и Джорджи проводили Нэнси на аэродром; там ее уже ждал Гленн. Они поднялись в воздух тотчас же. Еще не было десяти, когда они приземлились в Мартин-Сити. Гленн разузнал, как попасть на Грит-стрит. Офис мистера Шнейдера они нашли быстро.
Мистер Шнейдер оказался весьма импозантным и очень любезным джентльменом.
— Прошу садиться, — пригласил он молодых людей. — Чем могу быть полезен?
Первым делом Нэнси сообщила, что ее очень интересует музей Андерсона и его тайна. Пытаясь ее разгадать, она едва не поплатилась за это здоровьем. А может быть, и жизнью.
— Тайна? Какая тайна? — удивился мистер Шнейдер.
— Как, вы об этом не слышали? — Нэнси была озадачена.
Мистер Шнейдер покачал головой.
— Я там редко бываю, — признался он. — Мисс Уилкин держит меня в курсе дела, и я ей доверяю.
— И вы не знаете, что там произошло вчера во второй половине дня? — вмешался в разговор Гленн.
— А что там произошло? — заинтересовался президент правления. — Расскажите, пожалуйста.
Нэнси изложила ему детали своего первого визита в музей, когда на стене появился горящий глаз. Потом поведала о вчерашнем посещении, после того как мистер Фейн сообщил ей, что глаз похищен.
— Мисс Уилкин считает, что его унесли студенты из Эмерсона, которые проводили в зале какую-то работу. Но когда она показала список этих студентов профессору Титусу, он никого из них не узнал.
— Вот как... — задумался мистер Шнейдер. — Знаете, что удивительно?.. Несколько месяцев тому назад группа молодых людей, которыми руководил какой-то рыжеволосый человек, немного старше их, пришла ко мне спросить, не возражаю ли я, если они арендуют в музее угол для проведения безвредных экспериментов.
— Эти эксперименты далеко не безвредны, — усмехнулся Гленн. И рассказал президенту, что произошло с Нэнси.
Мистер Шнейдер слушал его с возрастающим Удивлением.
— Боже мой, это пахнет преступлением! — воскликнул он, когда Гленн замолчал. — Я должен немедленно разыскать этих людей!
Он повернулся к Нэнси.
— А пока я прикажу мисс Уилкин никого не пускать в музей без специального разрешения...
В этот момент зазвонил телефон. Мистер Шнейдер попросил у посетителей прощения и снял трубку. Послушав немного, он сердито воскликнул:
— Я возражаю! Нельзя же так внезапно!..
Нахмурившись, он слушал еще некоторое время.
— Ну хорошо! Если вы настаиваете!.. Но предупреждаю, что я приму меры. Сумму, которая вам причитается, я перечислю в ваш банк.
Он попрощался со своим собеседником и повесил трубку.
— Знаете, кто это был? Мисс Уилкин, — сообщил он. — Она просит ее уволить.
— Что? — воскликнул Гленн. Нэнси вспомнила, что накануне мисс Уилкин жаловалась на неважное самочувствие.
— Может, она больна? — сказала девушка мистеру Шнейдеру.
— Возможно, — ответил тот. — Но я думаю, что причина скорее — неприятные события, о которых вы мне рассказали. Долгие годы она относилась к музею как к своему второму дому... Видимо, что-то очень ее испугало, если она так внезапно решила уйти.
Нэнси заподозрила, что смотрительнице музея известно о странных вещах, которые там происходят, гораздо больше, чем она говорит.
— Я хочу съездить к ней, — вдруг заявила девушка. — Вы знаете ее адрес?
— Она звонила не из музея, — ответил президент правления. — Она сейчас где-то за городом и не знает, когда вернется.
Нэнси немного растерялась. Еще одна тайна! Неужели мисс Уилкин замешана в эту темную историю?..
Голос мистера Шнейдера вывел ее из задумчивости.
— Сегодня утром мисс Уилкин не явилась в музей, так что он закрыт. Это очень плохо. Она не должна была оставлять службу, пока мы не найдем нового смотрителя.
В голове Нэнси родилась новая идея.
— Мистер Шнейдер, со мной в Эмерсоне находятся две мои подруги: мы вместе работаем над этой загадкой. Что бы вы сказали, если бы мы временно заменили мисс Уилкин в музее? Президент правления задумался.
— Это очень любезно с вашей стороны... Но я, честно говоря, хотел бы еще пригласить какого-нибудь ученого, чтобы он разобрался, что там творится.
Нэнси посоветовала ему обратиться к профессору Титусу.
Не прошло и нескольких минут, как профессор был на связи. Он согласился поработать некоторое время в музее. Шнейдер был очень доволен.
— Что ж, чем быстрее я вернусь в Эмерсон, тем лучше, — поднялась Нэнси. — Большое спасибо, что вы нас приняли. Мы с друзьями приложим все усилия, чтобы оправдать доверие...
Председатель правления вынул из шкафа папку и вручил ее Нэнси.
— Это план музея, он вам пригодится. Но, ради Бога, будьте очень осторожны. Я не хочу, чтобы с вами случилась какая-нибудь неприятность.
Нэнси пообещала, что они будут смотреть в оба. Они попрощались и ушли. Гленн доставил ее в Эмерсон. Расставаясь с девушкой, он задержал на минуту ее руку в своей и сказал:
— Если я буду вам нужен, звоните в любой момент.


 
АлександровнаДата: Понедельник, 09.01.2012, 20:03 | Сообщение # 17
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
УДИВИТЕЛЬНАЯ НАХОДКА
В этот вечер молодые люди, собравшись в гостиной, снова и снова обсуждали проблему со всех возможных точек зрения. И — снова и снова возвращались к Неду Никерсону. Что с ним? Где его прячут?
— Я уверен, — сказал Боб, — что Запп Кроссон Или, скажем так, похититель, как бы его ни звали, знает, что два из его укрытий находятся под наблюдением. Появляться там было бы с его стороны слишком уж глупо...
— Но где тогда он держит Неда? — перебила его Джорджи.
— Спроси что-нибудь полегче... В одном я убежден: он прячет Неда в каком-то новом, неизвестном нам месте.
— То есть мы практически должны начинать с нуля, — вздохнул Дэниел.
— Да уж, — согласилась с ним Бесс. — Поскольку мы ни малейшего представления не имеем, в каком направлении продолжать поиски... Что же нам теперь делать?
Нэнси слушала их и помалкивала. В голове у нее зарождалась, принимая все более определенную форму, новая мысль.
— Послушай, Нэнси Дру! — не выдержала наконец Джорджи. — Поделись с нами, что там твое серое вещество опять придумало! У тебя такой отстраненный взгляд, что любому понятно: сейчас ты выдашь новую сногсшибательную версию.
Нэнси улыбнулась.
— Да, я как раз размышляла, нельзя ли подойти к вопросу с другого конца... Дайте мне еще немножечко времени. Я не хочу выглядеть жалкой дилетанткой рядом с такими блестящими детективными умами.
Все весело засмеялись.
— Идеи Нэнси, как правило, великолепны, — сказал Дэниел. — Но иногда, прежде чем привести дело к триумфальному завершению, — тут он сделал многозначительную паузу, — она испытывает большие трудности.
Вскоре все стали зевать, так что осталось лишь пожелать друг другу спокойной ночи и разойтись по своим комнатам. Притом у Боба и Дэниела назавтра ожидались занятия.
— Утром мы с вами не увидимся. Вы ведь сразу поедете в музей, верно?
Нэнси утвердительно кивнула и пообещала, что, если случится что-то интересное и необычное, она сразу позвонит.
Утром, позавтракав, девушки сели в машину и заехали за профессором Титусом. Тот устроился на переднем сиденье, и они двинулись к музею Андерсона.
— Вы, наверно, собираетесь раскрыть тайну прямо сегодня? — с лукавой усмешкой в глазах сказал профессор, повернувшись к Нэнси.
— Почему бы и нет? — улыбнулась девушка. Потом, вновь посерьезнев, добавила:
— Кроссон и Нед все еще не найдены. Мы считаем, что у похитителя где-то есть еще укрытие.
Вскоре подъехали к музею. Ключом, который вручил им мистер Шнейдер, они открыли дверь главного входа и вошли. Профессор включил в вестибюле свет.
— Знаете что, Нэнси, — сказал он, — дайте каждому из нас какую-нибудь четкую задачу... Я, например, не очень хорошо знаю экспонаты, которые тут выставлены. Может, мне стоит подготовиться, чтобы знать, что отвечать на вопросы?
Нэнси объяснила, что она вообще-то составила план действий для группы, но это касается только обязанностей по приему посетителей.
— Предлагаю следующее: ты, Бесс, устроишься здесь, в вестибюле, где сидела мисс Уилкин, и будешь продавать билеты и вручать каждому план экспозиции.
Джорджи посоветовала новой смотрительнице внимательно приглядываться ко всем, кто приходит в музей. Если кто-то покажется подозрительным, пускай она сразу предупредит остальных.
Профессора Титуса Нэнси попросила пойти в зал, где они видели светящийся глаз, и заняться стеной.
— Если произойдет что-то необычное, поднимайте шум, мы сразу прибежим.
— А мне что делать? — напомнила о себе Джорджи.
— А мы с тобой пойдем осматривать второй этаж, — сказала ей Нэнси. — Он, видимо, не от носится к музею: мисс Уилкин ничего не говорила о нем. Да и на плане он не обозначен. ,
— А как мы туда попадем? — огляделась Джорджи. — Я не вижу никакой лестницы.
Нэнси показала ей план: в глубине вестибюля была обозначена точка с буквой «Л». Наверняка там должна быть какая-то дверь, а за ней — лестница.
Скоро девушки нашли эту дверь. Открылась она легко; за ней действительно оказалась крутая лестница. На втором этаже находилось несколько спален с ванными комнатами.
Нэнси и Джорджи быстро их осмотрели. Там царил идеальный порядок; не видно было, чтобы ими пользовались.
— Вряд ли здесь кто-нибудь спит, — сказала Джорджи, когда они вошли в последнюю комнату. — О... кажется, я ошиблась! — воскликнула вдруг она.
Никакой одежды, правда, в спальне не было видно; зато постель была заправлена, по всей видимости наспех, и в ванной комнате на крючках висели смятые полотенца.
Нэнси тут же сделала вывод, что, если здесь кто-то ночевал, это была не мисс Уилкин.
— Она слишком педантична, чтобы оставить комнату в таком состоянии.
— Тогда кто? — посмотрела на нее Джорджи. — Держу пари, ты имеешь в виду Заппа Кроссона!
— Да, — улыбнулась Нэнси, — именно его я и имею в виду. Но я думаю еще вот о чем: не было ли с ним Неда Никерсона?
Джорджи это показалось маловероятным. Нед постарался бы оставить какой-нибудь след в надежде? что Нэнси его обнаружит. Девушки принялись осматривать все шкафы и ящики, даже перетряхнули постель, но все было напрасно. Они не нашли ничего, что позволило им хотя бы немного продвинуться в раскрытии тайны.
— Что-то не верю я, чтобы мисс Уилкин была причастна к этому делу. Наверняка Запп работал тут над своими безумными изобретениями по вечерам, когда ее дежурство заканчивалось.
— С другой стороны, — возразила Нэнси, — он, возможно, заставлял ее молчать. А наше расследование ее испугало, вот она и подала срочно заявление об уходе...
Чувствуя, что логика тут все равно не поможет, Нэнси и Джорджи, обескураженные, направились обратно к лестнице. И вдруг услышали над головой какой-то глухой удар. Подруги переглянулись. Неужели кто-то находится наверху, на чердаке?
Они увидели дверь, за которой, очевидно, была еще одна лестница. Нэнси попыталась ее открыть, но дверь оказалась заперта на ключ.
Девушки прислушались. С чердака больше не доносилось ни звука.
— Может, там вовсе и нет никого, — нерешительно сказала Джорджи. — Просто что-то упало само собой...
Они спустились в вестибюль и попросили Бесс посмотреть, нет ли еще каких-нибудь ключей в ящиках стола. Однако там было пусто.
— Бесс, ты слышала наверху грохот? — спросила Джорджи.
— Да. Я думала, это вы что-то уронили.
— Нет, шум был выше, на чердаке, — объяснила ей Джорджи. — А мы были на втором этаже. Бесс съежилась на стуле и побледнела.
— Девочки, мне тут все больше не нравится. Скорей бы уж пять часов! Смотрите: за весь день ни одного посетителя. Может, не только мы пережили здесь неприятные минуты...
Нэнси и Джорджи отправились в зал, где дежурил профессор Титус. Он не обнаружил ничего из ряда вон выходящего, но глухой удар тоже слышал. И тоже подумал, что виноваты в этом девушки. Когда он узнал, что они тут ни при чем, лицо его помрачнело.
— На чердаке, очевидно, кто-то есть. Надо бы сообщить в полицию.
Нэнси возразила: сначала она хотела бы осмотреть чердак сама.
— Может, туда ведет лестница из подвала. Пойдем поищем, Джорджи.
Лестницы они так и не нашли. Нэнси предположила, что где-то должен быть потайной ход, который ведет наверх.
— Давай начнем с камина. Он находится в самом центре дома.
Они подвергли камин кропотливому осмотру, стараясь держаться подальше от стены, которая сыграла с Нэнси злую шутку. Но их снова постигло разочарование.
— Нэнси, я вас очень прошу, не увлекайтесь поисками! — сказал профессор. — Давайте вызовем полицию!
— Пожалуй, вы правы, — согласилась Нэнси, направляясь в вестибюль к аппарату.
— Ничего не выйдет, — сообщила Бесс. — Телефон не работает. Я уже пыталась позвонить мальчикам в колледж... Зато я нашла кое-что интересное.
Все взгляды обратились к ней.
— Когда ты попросила меня поискать ключ, я осмотрела ящики и обнаружила вот это...
Она показала им рукописную тетрадь со стихами и прочла некоторые из них вслух.
— Стихи немного безумные! — заметил профессор. — Кто их сочинил?
Вместо ответа Бесс раскрыла тетрадь на первой странице. Там значилось:
«Моей дорогой, безмерно доброжелательной тете Беатрис Уилкин.
ЦИКЛОП»


 
АлександровнаДата: Понедельник, 09.01.2012, 20:03 | Сообщение # 18
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
ПАРАЛИЗУЮЩИЙ СВЕТ
Беатрис Уилкин — тетя Циклопа!..
Сгрудившись вокруг стола, за которым сидела Бесс, все трое ошеломленно смотрели на раскрытую тетрадь.
— Не могу в это поверить! — вырвалось у Джорджи. — Эта маленькая чопорная женщина — тетка преступника!..
Нэнси решила перелистать тетрадку: вдруг там найдется еще какая-нибудь информация. Стихи, которые были записаны в ней, производили странное впечатление; но еще более странным было то, что мисс Уилкин оставила эту рукопись в столе.
— Она должна была бы как можно тщательнее спрятать такой документ, — заметил профессор Титус.
Теперь по крайней мере стало понятным, почему старая смотрительница разрешала Циклопу ночевать на втором этаже и заниматься экспериментами в помещениях музея.
— Во всяком случае, теперь ясно, что Циклоп — это один человек, а не преступная банда, — сделала вывод Нэнси.
~ Ты что, забыла о его сообщниках? — не согласилась с ней Джорджи.
— Прочитай вот это! — показала Нэнси на тетрадь. — Циклоп занимался тут экспериментами со светящимся глазом, а мисс Уилкин была в курсе его дел!
— Ты считаешь, она работала вместе с племянником? — не уступала Джорджи.
— Это маловероятно, — вмешался в спор профессор Титус. — Мне кажется, мисс Уилкин ничего не понимала в том, что изобретал ее племянник. Подозрения у нее зародились, лишь когда она обнаружила, что его опытами заинтересовались посторонние. А после происшествия с Нэнси она ударилась в панику и просто-напросто сбежала.
Эти объяснения не вполне удовлетворили Нэнси. В самом деле, поверила ли мисс Уилкин, что товарищами Циклопа были студенты Эмерсона? Или она солгала Нэнси и ее подругам, когда те ее спрашивали об этом?..
Спор был внезапно прерван: кто-то стучал во входную дверь. Профессор впустил мужчину, который представился Беном Фарли, монтером из телефонной компании.
— К нам обратилось несколько абонентов, которые не смогли сюда дозвониться. Ваш аппарат, видимо, неисправен.
Нэнси взяла план первого этажа, чтобы найти линию ввода. Вместе с монтером они пришли к заключению, что ввод находится в подвале. Все направились вниз.
— Ого! — удивился монтер. — Провод-то перерезан!
Он осмотрел линию, затем спросил:
— Кражи тут не было?
Профессор ответил, что кражи, кажется, не было, но на втором этаже ночевал кто-то посторонний.
Монтер пошел к своей машине за инструментом; остальные вернулись в вестибюль читать стихотворения Циклопа. Многое в них говорило о том, что Циклоп и Запп Кроссон — одно и то же лицо. Иногда там упоминался маленький мальчик, которого Бог наградил скверным характером и огненно-рыжими волосами.
— Конечно же, это он про себя, — сказала Джорджи.
Нэнси была убеждена, что Кроссон еще вернется в музей и, может быть, приведет с собой сообщников.
— Надо бы установить наблюдение за домом, — размышляла она вслух.
Профессор сказал, что он мог бы остаться здесь на ночь.
— Один? Нет, это не годится! — воспротивилась Нэнси. — Мы с Бесс и Джорджи не можем бросить вас на произвол судьбы.
В этот момент вернулся монтер и сообщил, что линия восстановлена.
— Уф! — облегченно выдохнула Бесс. — Так приятно знать, что у нас снова есть связь с миром! Монтер усмехнулся.
— Если возникнут проблемы, вызывайте нашу службу, — сказал он и ушел.
Профессор Титус тут же позвонил жене предупредить, что ему придется до утра остаться в музее.
— Нам тоже нужно бы сообщить Бобу и Дэниелу, что и как, — напомнила Бесс.
Мальчики были удивлены и немного встревожились, но согласились, что подежурить в музее ночь было бы очень полезно.
— Насчет Неда ничего нового, — сообщили они. Закончив разговор, Бесс посмотрела на часы и вскрикнула:
— А вы знаете, что сейчас время ужина? Может, закажем еду в каком-нибудь местном ресторане?
Бесс позвонила по нескольким номерам, но безуспешно. Она уже представляла, как они с подругами умирают мучительной голодной смертью... Но ТУТ в одном мотеле у нее все же приняли заказ. Не прошло и часа, как ужин прибыл. Устроившись в вестибюле, девушки и профессор Титус плотно поели. А после этого стали дружно клевать носом и тереть глаза.
Чтобы не заснуть, они попробовали ходить по вестибюлю. Но к десяти часам все почувствовали, что устали невыносимо. Махнув на все рукой, они устроились поудобнее: в конце концов, что случится, если они немного вздремнут?
Для конспирации свет в музее погасили. Вскоре стражей сморил сон...
Никто из них не мог бы сказать, сколько времени они проспали. Вдруг их разбудил ослепительный свет, который бил прямо в лица.
Они с трудом различили, что источником света является гигантский сверкающий глаз. Первым желанием Нэнси было вскочить и броситься туда, откуда был направлен на них этот необычный прожектор. Но, к огромному своему удивлению, она обнаружила, что не способна пошевелиться. Остальные тоже сидели неподвижно, безвольно, словно парализованные.
Послышался голос, который, как показалось Нэнси, долетает откуда-то издалека:
— Не пытайтесь меня преследовать, даже когда снова сможете двигаться!
В ту же минуту яркий свет погас; Нэнси и ее друзья услышали, как открылась и затем захлопнулась входная дверь. Человек, который к ним обращался, исчез, а с ним исчез и светящийся глаз.
Пять долгих минут они сидели, не в силах ни встать, ни заговорить. Наконец Нэнси медленно поднялась, направилась к телефонному аппарату и подняла трубку; гудок показывал, что телефон работает нормально. Она набрала номер полиции. Дежурный сержант пообещал немедленно прислать кого-нибудь.
Нэнси зажгла свет в вестибюле и спросила остальных, как они себя чувствуют. К счастью, серьезных последствий этот краткий паралич ни у кого не вызвал.
— Только какое-то очень странное ощущение, — заметил профессор.
— Вы можете объяснить, что с нами было? — спросила его Нэнси.
— Это не так просто, — ответил он. — Правда, я вспоминаю одну статью... Студенты-медики проводили опыт: собирали в пучок волны, излучаемые мозгом человека, который был погружен в гипнотический сон. Они обнаружили, что «отпечаток» этого состояния можно воспроизвести на другом мозге, используя лазерный луч с определенной длиной волны. Разумеется, простейшие мозговые излучения, прежде чем передаваться подобным образом, должны были быть предварительно закодированы в лазерном устройстве. Так что в конечном итоге эта система вызывала «парализующий» сон.
Нэнси надолго задумалась.
—- Кажется, это не совсем то, чему мы подверглись... Ведь никто из нас не был загипнотизирован. Да и программа для каждого из нас должна была бы быть различной...
— Верно, — согласился профессор Титус. — Это требует особого изучения...
— Черт возьми!.. — Глаза Бесс были широко раскрыты от ужаса. — Какое страшное изобретение! Профессор улыбнулся.
— Преступники часто прибегают к помощи техники, которая далеко превосходит их умственный потенциал... Мне кажется, я узнал грозный голос, который тут звучал: это был голос Заппа Кроссона.
— Наверно, он все-таки прятался на чердаке, — сказала Джорджи.'— Я сбегаю посмотрю, заперта ли дверь, которая туда ведет.
Спустя несколько минут она вернулась и сообщила, что дверь закрыта.
Бедняга Бесс совсем перепугалась.
— Боже мой, значит, Запп Кроссон все еще наверху? И может в любой момент вернуться, чтобы применить против нас свой парализующий свет?
Нэнси ответила, что сильно сомневается в этом: они ведь ясно слышали, как захлопнулась входная дверь.
— Мне кажется, в ближайшее время он здесь едва ли появится.
Она снова набрала телефон полиции и попросила прислать в музей еще и слесаря.
Прошло десять минут, и в музей нагрянули сразу несколько полицейских. С ними прибыл судебный медик Маркус, который во что бы то ни стало хотел обследовать жертв парализующего света.
Впрочем, проверив их рефлексы, он успокоился: все были как будто в добром здравии. Тогда он стал допытываться: что они чувствовали в те минуты, когда их парализовало? Профессор и девушки ответили, что никаких особых ощущений, кроме невозможности пошевелиться, они не испытывали.
— Вы ведь будете вскрывать дверь? Вы позволите пойти с вами наверх? — спросила Нэнси приехавшего из полиции слесаря.
— Конечно, — ответил тот.
Поднявшись гурьбой по лестнице, они смотрели, как слесарь пробует один ключ за другим. Наконец дверь распахнулась.
Девушки устремились было в темноту чердака.
— Стоп, стоп! — воскликнул доктор Маркус. — Сначала мы убедимся, что там нет опасности. Он вернулся через несколько минут.
— Все в порядке, можете идти. И приготовьтесь к сюрпризу. Там устроена великолепная лаборатория с электрическим и электронным оборудованием.
— Просто невероятно!.. — покачал головой профессор Титус.
Нэнси уже поднималась по лестнице. В просторном чердачном помещении ей прежде всего бросились в глаза гравюры на стенах. На них были запечатлены страшные в своем натурализме сцены сражений, пыток людей, забоя животных.
— Какой ужас! — воскликнула Бесс и зажмурилась. Доктор Маркус пробормотал:
— Тот, кто собрал эти картины, убийца и садист. И хорошо, если только в душе...
Нэнси почувствовала, что сердце у нее замирает.
— И Нед — у него в руках...


 
АлександровнаДата: Понедельник, 09.01.2012, 20:04 | Сообщение # 19
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
СТРАННЫЙ СЛЕД КАБЛУКА
— Нэнси! Ты вся побелела! — наклонилась к ней Джорджи. — Что с тобой?
— Я подумала о том, что Кроссон может сделать с Недом!.. Джорджи обняла ее за плечи.
— Пожалуйста, не думай о таких вещах. Я уверена, нам удастся схватить негодяя, прежде чем он совершит что-то непоправимое... Сама подумай — если Кроссон намерен получить у Неда какую-то информацию, он не заинтересован в том, чтобы убивать его.
— Но он вполне может его искалечить... — дрожащим голосом произнесла Нэнси, и глаза ее наполнились слезами.
Она спрятала лицо в ладонях и прерывисто, протяжно вздохнула.
Спустя несколько секунд она подняла голову.
— Ты права, Джорджи. Сейчас нельзя раскисать. Надо действовать!
Она спросила у слесаря, может ли он оставить ей ключ от чердачного помещения? Тот пообещал сейчас же сделать копию ключа и вручить ей.
Один из полицейских попросил профессора Ти-туса и девушек покинуть чердачное помещение.
— Мы собираемся произвести здесь тщательный обыск, — сказал он. — Надеюсь, что мы найдем прожектор в форме глаза. А может, и другие опасные игрушки.
Профессор и девушки спустились в вестибюль.
— Что теперь будем делать? — спросила, обращаясь к Нэнси, Джорджи.
— Я бы занялась сейчас традиционным расследованием, — ответила та. — Профессор пускай охраняет музей, а мы возьмем фонарики, лупы и осмотрим все снаружи. Если Кроссон был здесь вечером, то должны остаться следы.
Профессор не возражал против этого плана, и подруги вышли из здания.
Не прошло и нескольких минут, как Нэнси обнаружили следы.
— Девочки, идите сюда! — позвала она Бесс и Джорджи.
Те подбежали к ней и увидели на мягкой земле четкую цепочку свежих отпечатков.
— Видите? Клеймо на каблуке — это же Циклоп! — воскликнула Нэнси.
Девушки ясно различили устрашающий облик циклопа с одним глазом в середине лба.
— Ты считаешь, Кроссон один пользуется этим клеймом? Или его сообщники тоже? — спросила Джорджи.
Нэнси, конечно, не знала ответа на этот вопрос.
— Я сейчас поговорю об этом с полицейскими. Девушки вернулись в вестибюль. Полицейские как раз спускались с чердака.
— Ничего опасного мы там не обнаружили, — сказал один из них, — так что можете подниматься. Но будьте очень осторожны, мисс Дру!
— Сначала я хочу вам кое-что показать, — ответила Нэнси. — Давайте выйдем наружу.
Она повела их к тому месту, где находились странные следы.
— В самом деле странно, — сказал один из офицеров. — Я позвоню в управление, спрошу, слышали ли они о чем-то подобном.
Они вернулись в здание. Инспектор долго разговаривал с кем-то по телефону.
Наконец, положив трубку, он кратко изложил то, что ему удалось узнать. В Европе, рассказал он, долгое время орудовала шайка аферистов. Они выдавали себя за магов и колдунов, хотя на самом деле были простыми мошенниками. На каждого, кто пытался препятствовать их деятельности, они воздействовали с помощью гипноза.
— Возможно, этим колдунам удалось научиться вызывать временный паралич у своих жертв, — предположила Нэнси. — И это подсказало Кроссону идею парализующего глаза...
Инспектор пристально посмотрел на нее.
— Вы не допускаете, что ваш друг, Нед Никерсон, принимал какое-то участие в разработке прибора, который вы называете светящимся глазом?
— Ни в коем случае! — энергично тряхнула головой Нэнси. — Я думаю, он работал над каким-то другим проектом, который держал в секрете. Кроссон же пронюхал, что речь идет о чем-то весьма перспективном, и попытался украсть изобретение. Но Нед до сих пор отказывается делиться с ним своим открытием...
Прежде чем кто-либо успел прокомментировать ее слова, раздались сильные удары: стучали во входную дверь. Один из полицейских резко распахнул ее. В дверном проеме стоял, покатываясь со смеху, слесарь.
— Вы поди ждали, сейчас появится чудовище, да? А это всего-навсего я!
— Чудовище — это еще пустяки, — заявила Джорджи. — Мы ждали, что появится колдун.
— Колдун? Это еще что за новости? Нэнси рассказала, что они узнали в его отсутствие. История шайки колдунов заинтересовала слесаря.
— Нет, я не колдун, — заверил он, улыбаясь. — Хотя про меня и говорят, что я могу запросто открыть любую дверь... Вот, мисс, держите, это ключ от чердака. Надеюсь, вам быстро удастся прищучить этого колдуна или не знаю, кто уж он там...
Сделав слепок странного следа и посоветовав девушкам не рисковать зря, полицейские уехали. Профессор Титус снова направился в зал музея, где на стене появлялся таинственный глаз. А Нэнси с подругами остались в вестибюле.
— Тихо! — вдруг прошептала Бесс. — Слышите, машина подъехала...
Девушки ломали голову, кто мог приехать в музей среди ночи. Они были уверены, что ни Крос-сон, ни его сообщники какое-то время не посмеют сюда явиться... Миновало несколько секунд, и дверь задрожала под ударами чьих-то кулаков.
— Кто там? — крикнула Нэнси. Ей ответили два низких голоса:
— Ваши телохранители.
Конечно же, это были Боб и Дэниел! Девушки расхохотались.
— Мы подумали, что вашу охрану не вредно укрепить! — заявил Боб.
В этот момент в вестибюле появился профессор.
— Стало быть, вы считает, что мне заботу о юных леди доверить нельзя? — заявил он с лукавой улыбкой.
Боб и Дэниел пришли в некоторое замешательство.
— Что вы, профессор! — нашелся Дэниел. — Просто нам ужасно хотелось видеть, что здесь происходит.
— Хм... Объяснение, я бы сказал, притянуто за уши! — с иронией заметил профессор.
— Раз уж вы здесь, мы вам найдем применение, — вмешалась в разговор Нэнси. — Сначала расскажем о том, что здесь было, а потом за работу.
Мальчики слушали ее повествование, раскрыв рты.
— Как обычно, с Нэнси и ее подругами за два часа происходит больше, чем с другими людьми — за два года, — сказал наконец Дэниел.
Нэнси улыбнулась и стала раздавать задания.
— Придется еще раз основательно осмотреть музей. Я предлагаю вам принять в этом участие.
— С удовольствием, — отозвался Боб. — Куда Мне идти?
— Мы с тобой поднимемся на чердак, — ответила Нэнси. — Только не падай в обморок от того, что увидишь!
Профессора и Джорджи она попросила пойти к стене, на которой появлялся сверкающий глаз.
— А вы, Бесс и Дэниел, оставайтесь внизу, сторожите входную дверь.
Все разошлись по своим местам. Нэнси и Боб отправились наверх. Нэнси отперла дверь ключом, который ей дал слесарь, зажгла свет и закрыла дверь снова. Боб следовал за ней, с изумлением разглядывая оборудование, заполняющее лабораторию.
В этот момент Нэнси услышала звук... Он напоминал рокот вертолета. Неужели Кроссон? Она быстро выключила свет и подошла с Бобом к окну.
Действительно, на поляну позади музея опускался вертолет.
— Боб, держу пари, что это Кроссон! — воскликнула Нэнси.
— А вдруг Нед тоже на борту? — тихо произнес Боб.
Едва коснувшись земли, вертолет тут же взлетел, описал в воздухе круг — и исчез.
— Может, он кого-то высадил? — сказала Нэнси.
— И этот кто-то явится в музей? — добавил Боб. В этот момент из вестибюля донесся крик.


 
АлександровнаДата: Понедельник, 09.01.2012, 20:05 | Сообщение # 20
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
ПЛЕННИК
Кричать могла Бесс, которую напугало внезапное появление незнакомого человека. Но кричать мог и непрошеный визитер, желающий таким образом выманить их с чердака...
— Я пойду вниз, — сказала Нэнси. — Ты оставайся — на случай, если Кроссон или его сообщники захотят попасть сюда через окно или через какой-нибудь тайный ход.
Она на цыпочках спустилась по лестнице, осторожно открыла дверь и выглянула в темный коридор. Стояла такая тишина, что ей стало не по себе.
Нэнси колебалась, спускаться ей в вестибюль или подождать... и вдруг заметила впереди тонкий луч света. Кто-то поднимался по лестнице. Лица человека она не видела, различала лишь силуэт... Это был мужчина. И в руке он держал источник парализующего света в форме глаза... Луч его был направлен вниз.
«Надо быстро решать, что делать», — думала Нэнси.
У нее мелькнула тревожная мысль: а что, если ее друзья внизу, в вестибюле, снова парализованы этим чертовым светом?
«То же произойдет и со мной, если он меня увидит...»
Со всей скоростью, на которую только была способна, Нэнси бросилась назад и закрыла за собой дверь чердака.
— Кажется, сюда поднимается Циклоп со своим парализующим лучом. Прячемся! — шепнула она Бобу на ухо.
Светя фонариками, они двинулись по лаборатории, ища какой-нибудь предмет, который помог бы им обезвредить преступника. В углу Нэнси заметила большой черный сверток. Это был старый, дырявый мешок.
— Вот то, что нам нужно! Накинем его Циклопу на голову, — обрадовался Боб. — Он его не задушит, но шевелиться не даст.
Искать другой вариант все равно было некогда. Нэнси и Боб спрятались за дверью чуланчика, где на полках стояли химические реактивы. В щель приоткрытой двери они могли следить за незнакомцем. Еще несколько ступеней, и он будет наверху. Боб и Нэнси ждали, затаив дыхание.
Войдя в лабораторию, человек включил свой прожектор на полную мощность и обвел лучом помещение. Нэнси и Боб замерли в своем укрытии. Боб держал мешок наготове. Оглядевшись, злоумышленник уменьшил яркость прожектора.
В чуланчике стоял полумрак, но на одну из стен Падал из лаборатории слабый отсвет. Боб поднял руку, и на стену легла хорошо заметная тень. Раздвинув пальцы, он изобразил букву «К», потом — букву «Р». Нэнси поняла: Боб сообщает ей, что этот человек — Кроссон.
А Кроссон приближался к чуланчику... Нэнси и Боб замерли. И, дождавшись, когда Кроссон повернулся к ним спиной, молнией бросились на него..
Боб накинул ему на голову мешок; Нэнси обхватила злодея, прижав его руки к бокам. От неожиданности Кроссон упал и выронил прожектор; тот погас.
Меж тем Бобу удалось натянуть мешок на плечи и торс Кроссона. Тот отчаянно отбивался. Мускулы у него были крепкие, поэтому Бобу и Нэнси пришлось нелегко. Нэнси поняла, что нужно связать его чем-нибудь посолиднее. Включив верхний свет, она быстро нашло моток электрического провода, которым связала пленнику ноги, в то время как Боб изо всех сил старался удержать мешок на его голове. Затем Нэнси тем же проводом прикрутила руки к туловищу Кроссона. Теперь можно было немного передохнуть.
— Снимите с меня этот чертов мешок! — хрипел пленник.
Боб взглядом спросил согласия Нэнси. Та кивнула, и они освободили голову Кроссона. Никогда еще Нэнси не видела на лице человека такой дикой, такой лютой ярости. Рыжие космы торчали во все стороны; в глазах горела безумная, всепоглощающая ненависть.
— Развяжите меня! — рычал он.
Нэнси твердо посмотрела ему в глаза и спросила:
— Где Нед Никерсон?
Кроссон и не подумал ответить. Он кричал:
— Лучше развяжите или вам всем конец!..
Хотя он не мог двинуть ни рукой, ни ногой, угрозы его звучали довольно жутко... Нэнси сказала, что она спустится за профессором Титусом, чтобы тот опознал преступника. Когда Кроссон услышал это. глаза его сощурились и запылали желтым огнем.
Нэнси поспешила вниз. То, что она увидела в вестибюле, повергло ее в замешательство. Бесс, Джорджи, Дэниел и профессор, по всей очевидности, были сражены парализующим лучом.
К счастью, вскоре они стали приходить в себя...
— Мы схватили Заппа Кроссона! Он там, на чердаке, — объявила Нэнси. — Профессор, не хотите ли его опознать?
— Ур-р-ра! — еще слабым голосом закричал Дэниел.
— Браво! — подхватила Джорджи. На лице у Нэнси не было радости; оно оставалось мрачным.
— Он отказывается говорить, где Нед. Пойдемте подумаем, что с ним делать... Но сначала скажите, что тут произошло!
— Произошло то, — стала рассказывать Бесс, — что дверь тихо открылась, появился Циклоп с рыжими волосами и направил свой парализующий аппарат на нас с Дэниелом. Я, правда, успела закричать... ты, наверно, слышала. Джорджи с профессором прибежали нам на помощь — и тоже попали под эти проклятые лучи...
Вся компания поднялась на чердак. Профессор, взглянув на пленника, твердо сказал:
— Да, это Запп Кроссон.
Потом он поднял валявшийся на полу прожектор и осмотрел его. Механизм был выключен, так что опасности аппарат сейчас не представлял.
Нэнси снова наклонилась к связанному злоумышленнику:
— Так вы скажете, где Нед Никерсон? Тот бросил на нее злобный взгляд.
— Отпустите, тогда скажу, — ответил он. Все ждали, что он объяснит, зачем он похитил Неда. Но вместо этого он лишь смеялся.
— Я знаю, вы сдадите меня полиции, это в ваших силах. Но заставить, чтобы я сам себе сформулировал обвинение, вы все равно не можете. У меня есть разрешение приходить в музей и работать в этой лаборатории. С точки зрения закона я чист. И буду отрицать все, в чем меня вздумают обвинять. Вы спрашиваете, Нэнси Дру, где ваш приятель? Он не покинет место своего заключения, пока я этого не захочу.
Кроссон замолчал и не отвечал больше ни на один вопрос. Когда Нэнси поняла, что ничего от него не добьется, она решила вызвать полицию и передать дело в ее руки.
Прибывшие вскоре полицейские выразили Нэнси свое восхищение и удивление в связи с поимкой такого хитрого и коварного правонарушителя.
Нэнси проводила их в лабораторию. Увидев представителей закона, Кроссон метнул в их сторону яростный взгляд и потребовал, чтобы его немедленно освободили.
— У вас нет против меня никаких обвинений, и ВЬ1 не имеете права ограничивать мою свободу!
— У нас ордер на ваш арест, — спокойно ответил один из инспекторов. — А что касается доказательств вашей виновности, то здесь есть несколько человек, которые готовы в любой момент свидетельствовать против вас перед судом.
Они обыскали Кроссона; не обнаружив ничего в его карманах, они распутали провод, которым он был связан, надели ему наручники и разрешили встать.
Старший инспектор, повернувшись к Нэнси, спросил:
— Как вы, собственно, раскрыли это запутанное дело?
— О, благодаря двум монетам, датированным 1923 годом, — ответила Нэнси.
Кроссон вздрогнул и устремил на нее полный бессильной ненависти взгляд.
— Так... Где я смогу вас всех найти? — осведомился инспектор.
Профессор Титус сказал, что сейчас они возвращаются в Эмерсон, чтобы прежде всего хорошо выспаться. Присутствующие встретили его слова с одобрением; Боб дал полицейским номер телефона корпуса «Омега».
Когда они добрались до студенческого городка, уже занималась заря. У них едва хватило сил добраться до своих постелей.
— Ну и денек! — вздохнула Бесс, закрывая глаза, и сразу заснула.
Джорджи тут же последовала ее примеру. Только к Нэнси не шел сон. Она думала, как спасти Неда; это было для нее куда более важным, чем поимка Кроссона.
Покрутившись в постели с боку на бок, она решила встать, одеться и выйти на свежий воздух. Может быть, прогулка поможет разработать новый план действий. Нэнси пересекла студенческий городок и вышла к стадиону.
Гул, возникший у нее над головой, заставил ее поднять глаза. В небе, приближаясь к стадиону летел вертолет.
Ничего не понимая, девушка наблюдала за ним. А вертолет завис в воздухе, потом стал снижаться!
Сердце у Нэнси бешено забилось. «Это ведь телеуправляемый вертолет, кажется? — думала она. — В таком случае... почему он направляется сюда?..»
Ей вдруг пришло в голову, что на борту вполне может находиться кто-нибудь из сообщников Крос-сона... Пожалуй, лучше убежать, пока она не попала в лапы к преступникам!
А вдруг вертолет принесет новую весточку от Неда?!


 
АлександровнаДата: Понедельник, 09.01.2012, 20:06 | Сообщение # 21
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
НЕВЕРОЯТНАЯ ИСТОРИЯ
По мере того как вертолет снижался, Нэнси волновалась все сильнее. Наконец аппарат коснулся земли.
Винты замедлили свое вращение и замерли. Дверь кабины открылась. Пилот спрыгнул на землю. Какой-то момент Нэнси стояла, словно окаменев, потом со всех ног бросилась к прилетевшему.
— Нед! Нед! Это ты? Не могу поверить!.. — закричала она.
Узнав ее, Нед тоже побежал навстречу. И вот они уже стояли, крепко обнявшись и бормоча друг другу что-то невразумительное.
— О, Нэнси, я так рад, что ты первая, когда я здесь увидел! — наконец разобрала девушка в потоке слов Неда.
— Нед! Ты жив и здоров! — восклицала она несчетное число раз, пока не заметила насмешливый огонек в глазах юноши.
— Ты нам столько должен рассказать! — продолжила она более сдержанным тоном, смущенно высвобождаясь из его объятий. — А главное: как тебе удалось сбежать? Ведь Кроссон тебя, наверное, спрятал надежно...
Нед устремил на нее недоверчивый взгляд.
— Тебе, значит, известно, кто меня похитил? Держась за руки, они медленно шли к корпусу «Омега».
— Я же все время работала над этим делом. А этой ночью нам удалось схватить Заппа Кроссона. Сейчас он в тюрьме.
— Слава Богу! — облегченно вздохнул Нед. — Я ведь был уже совсем на пределе. Этот Кроссон все больше терял контроль над собой, и я всерьез опасался, что в один прекрасный день он меня просто убьет. О, знала бы ты, что мне пришлось вынести и как я готовил побег!..
— Скажи: правда ведь, ты сейчас был не на хуторе и не в той хижине, среди болота?.. Да ты там и не мог быть, потому что полиция устроила засаду...
— Как ты узнала про хутор и хижину? — Нед смотрел на нее во все глаза.
Нэнси рассказала ему, что она искала его не в одиночку: с ней были Джорджи, Бесс, Боб и Дэниел.
— И еще профессор Титус. Он нам здорово помог.
От Неда она узнала, что у Кроссона в окрестностях было еще и третье укрытие — покинутый армейский пост, рядом с которым была скрытая растительностью площадка, пригодная для вертолета.
— Каждый раз, когда Кроссон перевозил меня куда-нибудь, я старался определять координаты нового места. Иногда он даже доверял мне вести вертолет. А вчера вечером появился один из его Друзей, увез Кроссона — я думаю, как раз в музей Андерсона — и там, очевидно, оставил: во всяком случае, вернулся он один.
— А где этот друг Кроссона сейчас? — спросила Нэнси.
— Он привез мне ужин и уехал куда-то на машине. Я спросил его, долго ли Кроссона не будет. Он ответил: часа два по крайней мере. Тут у меня появилась идея... Дело в том, что Кроссон торопился и заковал меня не так тщательно, как раньше, — после нескольких попыток мне удалось освободиться. Я решил сделать все, что в моих силах, и поднять вертолет в воздух. Но я побоялся посадить его на незнакомом аэродроме. Я ведь наверняка нарушил бы какие-нибудь правила, которые должен знать пилот... Вообще-то, если принять во внимание обстоятельства, я, конечно, не думаю, что у меня возникли бы проблемы с властями...
— Скажи: это он изобрел светящийся глаз?
— Да. И еще разработал различные его модификации: заставлял его действовать в инфракрасном диапазоне, придумал парализующий луч, испытывал еще одну модель, миниатюрную, но очень мощную. Более того, встроил в него звуковое устройство, так что если глаз находил кто-то другой, то клапан поднимался и раздавался голос, который предупреждал об опасности. Кроссон не хотел, чтобы кто-нибудь раскрыл тайну этого глаза. Для этого он установил магнитный контур, который защищал большой глаз, появляющийся в музее. Этот контур становился ловушкой для тех, кто пытался обследовать то место...
— Да, я знаю, — сказала Нэнси. — Я сама в эту ловушку попала.
— Что? — воскликнул Нед. — Ах, подонок!.. Просто счастье, что он так и не смог закончить работу над этим изобретением. Ему нужна была моя помощь, чтобы извлечь из него максимальный эффект.
— Действительно большая удача, что твои разработки так и не попали в его лапы, — согласилась Нэнси. — А скажи, Нед, как получилось, что этот глаз оказался на одном из твоих листков?
— Это был листок из блокнота Кроссона.
— А почему среди бумаг, которые ты послал домой, оказался лист с цифрами, расположенными в виде глаза?
Нед улыбнулся.
— Это и есть мое изобретение. Я потом тебе расскажу о нем.
— Ладно... Только скажи еще, почему Кроссон взял такое странное имя — Циклоп?
— Он так заинтересовался этим мифом, что даже решил придать своему устройству форму огромного глаза. А после стал и себя называть Циклопом. Когда я послал тебе записку, я побоялся указать там его настоящее имя: что, если он бы ее нашел? Мне показалось, слово «Циклоп» поможет тебе двигаться в правильном направлении...
За разговорами они незаметно дошли до общежития. Несмотря на ранний час, многие студенты уже поднялись. На Неда они смотрели как на инопланетянина. А придя в себя, приветствовали его радостными криками. Шум вскоре поднялся такой, что проснулось все общежитие. Его обнимали, жали ему руки, засыпали вопросами... В толпе студентов появились Бесс, Джорджи, Боб и Дэниел; они тоже бросились к Неду с объятиями и вопросами.
— У меня предложение, — обратился к друзьям Нед. — Давайте сейчас пойдем завтракать, а за едой я вам расскажу о своих приключениях. Только сначала дайте мне позвонить родителям. А ты, Нэнси, сообщи в полицию, что я нашелся.
Успокоив родителей и пообещав им приехать сегодня же вечером, Нед отправился в свою комнату и первым делом принял горячий душ. Свежий и отдохнувший, он появился в столовой, где его ждали Друзья. Подкрепившись, Нед устроился поудобнее и начал рассказ.
— Как вы знаете, я работал в одной лаборатории с Залпом Кроссоном. Он оказался на редкость любопытным: все время наблюдал за тем, что я делаю, заглядывал в мои записи. Совершенно случайно я наткнулся на кое-какие интересные вещи, за которыми маячило серьезное открытие. Кроссон сразу учуял это и решил украсть мою находку. Я догадался, что он задумал, собрал свои записи и отправил их домой...
— А что за изображения вертолета были в том пакете? — перебила его Нэнси.
— Кроссон все свободное время рисовал вертолеты. Однажды он забыл эти рисунки у меня на столе. Видимо, они смешались с моими бумагами...
Нед помолчал немного, потом снова заговорил:
— Он довольно долго водил меня за нос. Если бы я вовремя догадался о том, что он втайне нацелился на мои исследования, то вряд ли ему удалось бы похитить меня и держать в плену, надеясь в конце концов заполучить мое изобретение и продать его за хорошие деньги...
Нед снова помолчал.
— И вот, ровно неделю тому назад, он пришел ко мне в комнату и сказал, что у него есть вертолет, который он по особому разрешению держит недалеко от города, на старом хуторе. Кроссон предложил мне полетать с ним. Он держался так дружелюбно, что мне в голову не пришло заподозрить его в чем-то дурном. Вот я и влип. Я ведь даже не успел оставить записку Бобу с Дэниелом: Кроссон настаивал, чтобы мы отправились немедленно.
Нед сделал передышку и продолжал:
— Мы приехали на хутор, я оставил машину на обей] чине дороги. Все шло прекрасно, пока мы не оказались в вертолете. И тут этот сумасшедший вытащил откуда-то ружье, направил его на меня и сказал, что не отпустит меня, пока я не передам ему свои расчеты и чертежи. Я, конечно, отказался, и тогда он увез меня в свое логово...
— Вот негодяй! — воскликнула Бесс. Нед рассказывал дальше:
— Каждый раз, когда Кроссон узнавал — тут ему помогали сообщники, — что полиция напала на след, он увозил меня в новое место. Я догадывался, что это Нэнси подает детективам идеи, где меня искать. Мы часто перебирались то туда, то сюда; все это были глухие, затерянные уголки. Вначале Кроссон решил напугать Нэнси и отбить у нее охоту искать меня. Кажется, он был наслышан о тебе... и, конечно, знал твой адрес. Он и мне сказал, что собирается послать к тебе беспилотный вертолет. Внутри он поместил бомбу, которая должна была выкатиться наружу при автоматическом открытии двери и снести часть вашего дома. Он надеялся, что вы с отцом будете ранены и слишком испуганы, чтобы вести расследование.
— Бомбу! О Боже! — вскрикнула Джорджи. — Но взрыва не было, и полиция не нашла на борту никакой бомбы! Куда она делась?
Нед хитро улыбнулся и сказал, что Кроссон разрешил ему посмотреть на вертолет, когда тот был готов к взлету.
— Я решил послать Нэнси письмо. Разумеется, я его заранее написал и спрятал в кармане. Когда у Кроссона все было готово, я сказал, что в небе, кажется, слышен какой-то звук. Видимо, нас уже ищут... Он поднял голову, стал прислушиваться, а я в это время вынул бомбу и положил в вертолет письмо.
— А что ты сделал с бомбой? — спросил Боб.
— Хотя это было рискованно, я спрятал ее у себя под курткой. Вертолет поднялся в воздух, а я попросил у Кроссона разрешения пойти на болото и сорвать там одно растение... Он, видимо, подумал, что это как-то связано с моим изобретением и что я готов Уже уступить его требованиям. Сам он не отважился забираться в топкое место, так что разрешил мне пойти, взяв с меня честное слово, что я не сбегу. Слово я ему дал, но отошел достаточно далеко, чтобы он не видел, что я делаю. Я наклонился, словно срывал что-то, а сам потихоньку утопил бомбу в болоте. Нед засмеялся.
— Наверно, она до сих пор там лежит. Не забыть сказать о ней полицейским.
Он готов был продолжить свой рассказ, но Дэниел перебил его:
— А что подумал Кроссон, когда выяснилось, что бомба не взорвалась?
— Он решил, что она выпала в полете. Поэтому долго просматривал газеты — нет ли там сообщения о каком-нибудь загадочном взрыве. Конечно, ничего такого он там так и не нашел...
Нед рассказал, что Кроссон, не дождавшись возвращения вертолета, решил сам отправиться на место и все выяснить.
— Это он оглушил часового, обрезал веревки и пригнал вертолет туда, где мы находились... Тут Нед взглянул на часы и объявил:
— Всем, у кого в девять часов начинаются лекции, советую поторопиться. О дальнейших своих приключениях я расскажу потом.
К счастью, Боб и Дэниел в этот час были свободны. Вся компания отправилась в комнату для гостей, и Нед продолжил рассказ.
Конечно, это Кроссон обокрал лабораторию, чтобы оборудовать свою собственную — в хижине на болоте. Он же подложил бомбу в шкаф, где содержались копии записей, касающихся светящегося глаза. Он хотел, чтобы это осталось его тайной.
— Послушай, Нед, — сказала Нэнси, — твое изобретение все еще засекречено или ты можешь нам рассказать о нем?
Нед собрался с мыслями.
— Мое изобретение — это новый лазер, в котором луч генерируется гораздо более миниатюрным источником энергии, чем раньше. Он строится на принципе полного превращения энергии в свет.
— Потрясающе! — воскликнула Нэнси, гордая тем, что у нее такой друг.
Джорджи, Боб и Дэниел стали громко выражать свое восхищение. Одна лишь Бесс молчала. Спустя некоторое время она подняла глаза и сказала:
— Нед, твое изобретение, конечно, гениально, но я ни черта в нем не понимаю!
Дружный хохот сотряс комнату. А Нед грустно вздохнул: если хочешь, чтобы твое изобретение было понято современниками, придется потрудиться и найти более доходчивые пояснения.
Перед тем как разойтись, молодые люди узнали еще, как Кроссон из своей лаборатории управлял светящимся глазом, находившимся в зале музея.
— Потом его сообщники, назвавшиеся студентами из Эмерсона, помогли ему демонтировать глаз, но проводку оставили на месте. Кстати, я знаю имена всех членов шайки Кроссона и передам их полиции... Как-то Кроссон оставил среди моих чертежей записку, состоящую из написанного по-гречески слова — «циклоп». Он был совершенно помешан на своем устройстве...
Теперь, когда Кроссон был в тюрьме, а Нед — на свободе, Нэнси решила сообщить новость отцу. Она позвонила ему в офис.
— Поздравляю, Нэнси! — воскликнул мистер Дру, выслушав краткий отчет о событиях. — Я верил, что ты разгадаешь тайну музея Андерсона, которая оказалась гораздо более серьезной, чем мы предполагали. Кстати, я ведь еще не говорил тебе, как я узнал об этом деле... Один из спонсоров музея увидел светящийся глаз и задумался: а разумно ли он вложил свои деньги? И попросил меня выяснить, не творятся ли там какие-нибудь темные дела... Я сейчас же ему позвоню и сообщу: Нэнси Дру нашла ответ на вопрос.
Заканчивая разговор, Нэнси подумала, что нужно и Марти Кинг поставить в известность об аресте Кроссона и возвращении Неда. Она попросила отца передать это его сотруднице.
Последовала небольшая пауза. Потом мистер Дру сказал:
— Мисс Кинг больше не работает у меня.
— О, она уволилась?
— Д-да... По правде сказать, это я попросил ее подать на увольнение. По работе мне не в чем было ее упрекнуть. Но я обнаружил, что она всегда договаривается о встречах со мной так, чтобы это совпадало с ленчем или ужином. И еще я заметил, как ревниво она относится к тебе и к твоим успехам
Нэнси улыбалась; ей было очень приятно, что отец расстался с Марти Кинг.
— Нэнси, милая, лучше я расскажу тебе все, — снова заговорил адвокат. — Мне неловко признаться, но... знаешь, когда я принял решение окончательно распрощаться с ней?
Мистер Дру помедлил. Потом смущенно произнес:
— Когда она попросила, чтобы я женился на ней!
Нэнси даже икнула от неожиданности. И некоторое время молчала, не зная, что сказать. Никогда еще она не оказывалась в такой ситуации. Наконец она решила свести разговор к шутке.
— Знаешь что, папа? Если ты когда-нибудь захочешь привести в дом мачеху для меня, обещай, пожалуйста, выбрать такую женщину, которая не станет мешать мне разгадывать тайны!
Отец весело рассмеялся.
— Обещаю! — сказал он.


 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна светящегося глаза
Страница 2 из 2«12
Поиск: