Приветствую Вас Странник
Воскресенье
24.09.2017
16:48

[ Новые сообщения · Детективы · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Александровна, Nancy 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Загадка старинного сундука.
Загадка старинного сундука.
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:11 | Сообщение # 1
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9


Оглавление

ПРЕСТУПЛЕНИЕ В ПРОВИНЦИАЛЬНОМ ГОРОДЕ
ОГРАБЛЕНА!
ГАРМОНИКА В СТОГЕ СЕНА
НОВЫЙ ПОВОРОТ СОБЫТИЙ
НАЙДЕН — И ПОТЕРЯН!
ИСТОРИЯ ПОВТОРЯЕТСЯ
ВОЛШЕБНАЯ СИЛА СЛОВ
ТАЙНЫЕ УЛИКИ
ШУМНАЯ ССОРА
ЭКСТРЕННОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ
ПРИЗНАНИЕ РОЗ
ТАИНСТВЕННЫЙ СВЕТ
ДЕЛА МИНУВШИЕ
ТАЙНА СУНДУКА С ДЕНЬГАМИ
РИСКОВАННАЯ ГОНКА
ВО ВЛАСТИ УЖАСА
ТАЙНА РАСКРЫТА!
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:11 | Сообщение # 2
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПРЕСТУПЛЕНИЕ В ПРОВИНЦИАЛЬНОМ ГОРОДЕ
— Вот это да! И представить не могла, что Беркширские горы так хороши!
Бесс Марвин от изумления застыла в дверях автобуса. Резким движением отбросив назад свои золотистые кудри, она устремила восторженный взор к покрытым снегом предгорьям; те мягкими белыми волнами плавно вздымались кверху.
— Вечнозеленые деревья издают потрясающий запах, — добавила Нэнси Дру, глубоко вдыхая свежий морозный воздух. — Это особенно чувствуется, если два часа, от самого Бостона, дышать автобусной гарью и химической вонью от сидений!
Нэнси пригладила рыжеватые волосы, спускавшиеся ей на плечи, и с наслаждением потянулась вверх всем своим длинным, стройным телом.
Джорджи Фейн, двоюродная сестра Бесс, нетерпеливо подтолкнула сзади медлительную родственницу:
— Слушай, может, все же позволишь мне выйти? Если ты не возражаешь, я бы тоже полюбовалась здешними красотами.
— Ой, прости, пожалуйста! — Смущенно хихикнув, Бесс выволокла из автобуса чемодан внушительных размеров и вместе с ним двинулась к Нэнси, уже стоявшей на мостовой. Джорджи спрыгнула следом. Еще мгновение — и дверь закрылась; автобус отправился дальше, оставляя за собой клубы дыма, рвущегося из выхлопной трубы.
— Значит, это и есть Уайт-Фолз? — Опустив на землю дорожную сумку из синего нейлона, Джорджи огляделась по сторонам.
Девушки стояли на автобусной остановке прямо перед деревянной гостиницей с остроконечной крышей. За ней вдоль широкой главной улицы тянулись старомодного вида здания с магазинами в нижних этажах. Несколько улочек поуже, петляя, взбирались по предгорьям.
Вглядевшись, Нэнси различила белый церковный шпиль вверху и целую кучу домов, разбросанных по снежному полю. Дома, как и отель, тоже были деревянные.
По другую сторону главной улицы, параллельно ей, текла река. Берега реки покрывал чистый белый снег.
— Вера поселилась здесь всего два года назад, — сказала Нэнси. — Она уехала из Ривер-Хайтса, когда получила по наследству особняк в этом городе. Ей завещала его двоюродная бабушка. Теперь Вера пишет в письмах, что даже и помыслить не может о том, чтобы жить в каком-нибудь другом месте.
Несмотря на то что Вера Эликзандер переехала в маленький городишко на северо-западе Массачусетса, их дружба с Нэнси не распалась. Нэнси сохранила самые добрые отношения с бывшей соседкой. И когда Вера пригласила Нэнси с подругами в Уайт-Фолз на традиционную ярмарку ремесел, девушки с радостью ухватились за эту идею.
— Место для ярмарки тут, похоже, идеальное, — заявила Бесс. — У меня такое чувство, будто я сама перенеслась на живописное полотно невесть какой давности, — из тех, что изображают Новую Англию ушедших времен. Ну, вы знаете — там все ездят на санях, рубят дрова или кормят домашних животных.
Джорджи застонала, подняв глаза к небу:
— Нэнси, сделай с ней что-нибудь. Я больше не могу этого слышать!
— Но, между прочим, именно такая жизнь и привлекла Веру. Это из-за нее моя бывшая соседка навсегда переселилась сюда, — заметила Нэнси. Она не могла не смеяться, глядя на спутниц. Бесс и Джорджи, двоюродные сестры и неразлучные подруги, тем не менее мало походили друг на друга. Они, можно сказать, были совсем разные. Голубоглазая добродушная блондиночка Бесс больше всего на свете любила магазины и вкусную еду. И немножко витала в облаках. Темноволосая Джорджи, высокая и гибкая, как настоящая гимнастка, была куда практичнее и ближе к реальности.
Нэнси застегнула доверху свою непромокаемую лыжную куртку.
— Не забывайте: ярмарка ремесел — только одна из причин, которые привели нас в Уайт-Фолз. Вера не вдавалась в подробности, вообще ничего конкретного по телефону не сказала, но дала понять, что есть люди, настроенные против ярмарки. Они могут попытаться помешать ее устройству. Ясно?
— А она не объяснила почему? — заинтересовалась Бесс.
Нэнси отрицательно помотала головой:.
— Это как раз один из тех вопросов, на которые Вера, я надеюсь, даст нам ответ сама. Она должна вот-вот подъехать.
В эту самую минуту позади раздался автомобильный гудок. Обернувшись, Нэнси увидела маленький белый фургон, заезжающий на стоянку перед гостиницей. Открылась водительская дверь, и из машины вышла изящная женщина лет тридцати с небольшим. Длинные темные волосы крупными прядями рассыпались по воротнику ее элегантной длинной куртки.
— Нэнси! — Женщина подбежала и обняла гостью. — До чего же я рада, что ты, наконец, приехала!
Нэнси улыбнулась:
— Я тоже очень рада, Вера. Так здорово — снова увидеться с вами. Моих друзей Бесс и Джорджи вы, разумеется, не забыли?
Вера пожала руки обеим девушкам.
— Простите, что слегка опоздала. Понимаете, у нас сегодня праздник с танцами в амбаре, пришлось отвезти туда несколько звукоусилителей.
Голубые глаза Бесс засияли.
— Танцы в амбаре? — весело воскликнула она. — Вы имеете в виду настоящие танцы?
— Естественно, какие же еще? — дружелюбно усмехнулась Вера. — Я подумала, что это хороший способ открыть нашу ярмарку. Завтра предстоит варка кленового сиропа, в субботу показ мастерских, где создаются изделия местных мастеров, а в воскресенье — большой аукцион.
— Программа впечатляющая, — одобрительно заметила Джорджи.
— Ярмарка должна удаться, — улыбнулась Вера. Улыбка, однако, тотчас исчезла с ее губ, и она добавила с неожиданной печалью: — Если, конечно, что-нибудь не помешает…
Нэнси сочувственно глядела на Веру.
— А что, по-вашему, может помешать? — спросила она. — Есть какие-то реальные подозрения? Вздохнув, Вера взялась за чемодан Бесс.
— Знаете что? Давайте перенесем ваши вещи в фургон. Я все объясню по дороге домой.
Несколько минут спустя Нэнси сидела рядом с Верой на переднем сиденье белого мини-фургона. Бесс и Джорджи устроились сзади на скамейке.
— Я решила организовать эту ярмарку с одной-единственной целью. Мне необходимы деньги для реализации проекта, на котором я почти помешалась, — возбужденно говорила Вера. — Мечтаю открыть музей, посвященный истории нашего города.
— Да, я помню, вы как-то писали об этом, — сказала Нэнси. — Собирались реконструировать большое старое здание и устроить в нем экспозицию. Верно?
— Потрясающая идея, — оживилась Бесс. Вера горько улыбнулась в ответ, глядя на девушку в зеркало заднего вида.
— Не уверена, что с тобой все согласятся. Примерно неделю назад у меня в доме начались телефонные звонки с угрозами. В трубке я уже несколько раз слышала, что должна «притормозить» с проектом, в противном случае мои музеи никогда вообще не откроется. Голос всегда один и тот же, но звучит приглушенно, поэтому различить, мужчина это или женщина, невозможно.
— И вы боитесь, — догадалась Джорджи, — что тип, который угрожает вам, каким-то образом не даст открыть и провести ярмарку и, значит, вы не наберете денег, чтобы перестроить дом для исторического музея.
Вера печально кивнула. Нэнси, видя, что она не на шутку встревожена анонимными звонками, спросила:
— А какие-нибудь догадки насчет человека, что пытается вас запугать, имеются?
Вера снова глубоко вздохнула и медленно проговорила:
— Вообще-то в городе есть люди, выступающие против моего проекта. Одна особа кипятится то этому поводу, пожалуй, больше других.
Наклонившись вперед, Бесс негромко спросила:
— Кто же она?
— Глава местной фирмы, занимающейся строительством и недвижимостью, Розалинд Чаплин, на мой взгляд, Роз куда больше занята добыванием денег, чем охраной местных исторических ценностей. Одно за другим она сносит великолепные старинные здания, и на их месте воздвигаются современные уроды, лишенные всяких признаков самобытности и стиля.
Вера умолкла. Темные ее глаза сверкали от негодования. Потом она заговорила снова:
— Нечего и толковать, что у Роз совсем другие виды на дом, который я присмотрела для музея. Она хочет начисто снести его, разровнять поле бульдозером и устроить там что-то вроде отеля для лыжников. Был даже референдум по этому поводу. Город решил вопрос в пользу музея, и Роз теперь исходит ненавистью ко мне лично: считает, будто я виновата, что ее планы сорваны, и всячески ищет способа мне навредить.
— Ясно, — задумчиво протянула Нэнси. — Надо мне будет последить за ней. За этой Розалинд Чаплин. А нет ли кого-нибудь еще, кто враждебно к вам относится?
Вера пожала плечами:
— Так сразу сказать трудно. У жителей Новой Англии никогда не поймешь, что они о тебе думают. Это народ скрытный, замкнутый, к приезжим особенно недоверчивый.
— Посмотрите, посмотрите! — закричала Бесс. — Вон стоит чудный старинный дом, на который Роз Чаплин еще не наложила лапу!
Глянув в окошко автомобиля, Нэнси увидела на другом берегу реки, прямо над водопадом, обрушивающимся с горы, большое каменное здание. Увитое плющом, оно выглядело так, будто стоит здесь среди темного леса чуть ли не с доисторических времен.
— Слава Богу, нашелся хоть один человек с хорошим вкусом! — Вера просияла от радости. — Девочки, вы смотрите на то, что в один прекрасный день, я надеюсь, все-таки получит имя исторического музея города Уайт-Фолза, — объявила она громко и гордо.
— Это и есть ваш будущий музей? — Старый дом произвел на Нэнси сильное впечатление. — Но и сейчас у него такой вид… Я хочу сказать: он и сам — словно живая история…
— Что правда, то правда, — согласилась Вера. — Если б эти старые стены могли говорить… О, я не сомневаюсь, у них нашлось бы что порассказать. Знаете, в доме, мимо которого мы только что проехали, когда-то даже произошло самое настоящее убийство.
Глаза Джорджи загорелись:
— Убийство? Оглянувшись, она поглядела на каменное здание с удвоенным интересом.
— Случилось оно, правда, очень давно, — торопливо добавила Вера, заметив в зеркале заднего вида, что Бесс зажмурилась от страха. — В ту пору в этом доме была фабрика по производству ножей. Она так и называлась — «Ножевые изделия Колдера». Ее владельца, Зака Колдера, зарезали прямо в собственном кабинете. И зарезали, между прочим, ножом, сделанным на этой фабрике. Полиция не сумела отыскать убийцу и закрыла дело.
— Перестаньте! Я не могу слушать такие ужасы! — завизжала Бесс, прикрывая уши руками.
— Ты зря пугаешься, — заверила девушку Вера. — С того времени прошло больше полувека; почти столько же фабрика не работает. Вскоре после гибели Зака она обанкротилась, и город решил ее закрыть. Здание пустует до сих пор.
С этими словами она свернула на боковую дорогу. Та вилась вверх, уходя в сторону от реки. Сделав несколько крутых поворотов, мини-фургон выехал на расчищенную подъездную аллею, покрытую гравием, и остановился позади маленького ярко-желтого автомобильчика.
— Прибыли! — объявила Вера.
За оградой, посреди заснеженного двора, Нэнси увидела трехэтажный белый дом с красивой галереей по фасаду. Густой кустарник и высокие, массивные дубы отделяли его от соседей. Мягкий свет лился из широких окон, прикрытых ставнями.
— Да, здесь я бы, пожалуй, тоже привыкла жить, — ухмыльнулась Джорджи. — И не без удовольствия.
Взяв чемоданы, девушки вслед за Верой по небольшой дорожке, прорытой в снегу, дошли до ступенек, ведущих к крыльцу.
— Ну и громадина! — удивилась Бесс. — А вам нестрашно расхаживать по такому большому дому, где, кроме вас, нет ни единой живой души?
Вера покачала головой:
— Честно признаться, нисколько. Это, быть может, прозвучит странно, однако все художественные изделия, весь антиквариат, который я собрала за много лет, дают мне ощущение, что я живу не одна, а в окружении множества друзей. Добрых и верных. Кроме того, — продолжала она, — Джулия Бергсон, моя ассистентка, проводит здесь почти все время, помогает мне в организации музея. Вместе с ней мы готовим и ярмарку. Наверное, я бы давно уже во всем запуталась, если бы не она.
Вера кивнула в сторону желтого автомобильчика, видневшегося на подъездной дорожке.
— Джулия, должно быть, уже трудится. Вон ее машина.
Поднявшись на крыльцо, все четверо вошли в дом. Из коридора Нэнси разглядела большую гостиную, дверь которой стояла распахнутая настежь. Комната имела весьма комфортабельный вид и была заполнена старомодной мебелью, лампами в стиле «модерн», старинными столиками, диванами, подушками…
— Джулия! — крикнула Вера. — Мы уже дома! Никто не отозвался, и она объяснила гостьям:
— Большую мастерскую в самом конце дома я превратила в склад, в хранилище экспонатов для музея. Моя помощница наверняка там.
Вера провела девушек по длинному коридору, потом они прошли через светлую, нарядную кухню. Похоже было, что кухню совсем недавно отремонтировали. Даже масляной краской чуть-чуть попахивало…
— Джулия! — снова воскликнула Вера. — Ты не хочешь сделать перерыв и… — Голос ее прервался. В этот момент она дошла до дальних кухонных дверей и остановилась на пороге своей рабочей комнаты. — Боже мой… Нет… — вымолвила наконец потрясенная женщина, задыхаясь от ужаса.
В следующую секунду Нэнси прыжком пересекла кухню и заглянула через Верино плечо. Над огромной мастерской как будто пронесся настоящий смерч. Старую мебель, инструменты, кукол, платья — все разбросало по полу. Деревянный капитанский сундук лежал на боку; из него вывалилась целая куча всевозможных старинных одеяний.
Потом Нэнси увидела кое-что еще. От этого зрелища у нее тоже перехватило дыхание. На полу, справа от перевернутого сундука, лежала молодая женщина с коротко остриженными светлыми волосами и очень бледным лицом.
Лежала неподвижно; глаза ее были закрыты.
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:12 | Сообщение # 3
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ОГРАБЛЕНА!
— Джулия! — закричала Вера, подбегая к женщине, явно потерявшей сознание.
Нэнси отстала от приятельницы не больше чем на полшага. Сердце у нее бешено колотилось. Склонившись над Джулией, она взяла ее руку и принялась считать пульс.
— Нэнси, эта девушка… умерла? — спросила Бесс от двери. Произнося последнее слово, она как-то странно, по-цыплячьи, пискнула от страха.
— Нет. — Нэнси облегченно перевела дух. — Джулия жива. Пульс у нее хороший, и дышит нормально. Принеси мне побыстрее мокрое полотенце из кухни.
Минутой позже Нэнси уже прикладывала холодное влажное полотенце ко лбу Джулии. На вид пострадавшей было чуть больше двадцати. Прямые светлые волосы едва доходили ей до подбородка. Нэнси продолжала прижимать мокрую ткань ко лбу молодой женщины. Внезапно Джулия застонала и слегка пошевелила правой рукой. Ресницы ее затрепетали.
— Что?.. — Она несколько раз моргнула; зеленые глаза выражали смятение. Потом Джулия вдруг резким движением подняла голову, со страхом переводя взгляд с Веры на трех незнакомок. — Ой, не надо, — послышался испуганный шепот.
Нэнси успокаивающе положила Джулии руку на плечо. Очевидно, молодая женщина приняла их за кого-то другого.
— Не волнуйся. — Вера ласково сжала запястье своей ассистентки. — Это я, Вера, а это мои друзья, те самые, кого я ждала. Я тебе говорила о них. Они только что приехали.
Джулия неуверенно поднялась и, сморщившись от боли, коснулась рукой затылка.
— Но как же это…
Голос ее прервался. Она увидела, во что превратилась мастерская, и тихо проговорила снова:
— Ой, не надо…
Вера удрученно покачала головой:
— Да не обращай ты внимания на этот беспорядок. Не в нем дело — в твоем состоянии. Мы потом уберем комнату. Правда уберем. Все будет по-прежнему.
— Да нет, я другое имею в виду, вовсе не беспорядок, — тихо промолвила Джулия.
Зеленые глаза торопливо обежали мастерскую. Одновременно молодая женщина попыталась сесть.
— Все гораздо хуже, Вера. Черный лакированный сундук… Тот, что нам подарили на прошлой неделе. Он стоял прямо рядом с письменным столом…
Вера повернулась к столу, лицо ее побелело.
— Исчез… Я сложила несколько старинных лоскутных одеял в этот сундук, — после короткой паузы объяснила она Нэнси и ее подругам горестным тоном. — Это были прекрасные, необыкновенно искусно сделанные вещи, все одинаково ценные. Каждая стоила больше тысячи долларов. Мы считали, что они будут главной приманкой для покупателей на воскресном аукционе. Мне нечем заменить эти одеяла. Абсолютно нечем…
— Видно, тот, кто угрожал вам по телефону, не шутил насчет исторического музея, — заговорила Джорджи. — Не шутил и без проволочек взялся выполнять свои угрозы. Он действительно во что бы то ни стало решил «заморозить» ваш проект. — Девушка повела рукой в сторону тяжелого чугунного флюгера в форме петуха, валявшегося на полу рядом с Джулией. — Он или она — кто-то из них, должно быть, стукнул этим по голове вашу помощницу.
Вера кивнула, смахивая ресницами слезы.
— Именно чего-то подобного я и боялась все время… Господи, Джулия, ты хоть, по крайней мере, жива, а это самое важное. Остальное… Остальное не имеет ни малейшего значения. — Она снова лихорадочно стиснула руку молодой женщины. — Никогда бы не простила себе… — Голос ее неожиданно замер. Никто не издал ни звука. Все молчали, понимая, что она хотела и не решилась сказать.
Момент был нелегкий. Набравшись смелости, Бесс деликатно нарушила тишину:
— Может быть, Джулии надо дать воды? Вообще, чего-нибудь выпить?
— Превосходная мысль, — оживилась Вера, благодарно взглянув на Бесс. — Я думаю, нам всем не помешает чашка горячего какао. Через пять минут оно будет готово. Джулия, я хочу, чтобы ты устроилась на кушетке в гостиной и лежала, пока окончательно не придешь в норму.
— Мы с Бесс возьмем это на себя, — отозвалась Джорджи. С обеих сторон подхватив Джулию под руки, сестры помогли молодой женщине встать на ноги.
Нэнси по-прежнему в задумчивости стояла посреди мастерской.
— Задержитесь на минуту, — попросила она Веру, когда ее подружки осторожно повели Джулию через кухню в другую часть дома. — Видите ли, в чем дело. Я хочу осмотреть вашу рабочую комнату. Хотя бы поверхностно.
Нэнси неспешно огляделась вокруг. Первым делом в глаза ей бросилась тележка, приткнувшаяся к стене поблизости от двери. Колеса у тележки вымокли так, словно ее недавно катили по снегу. На полу тоже обнаружились мокрые следы. По этим следам Нэнси через кухню добралась до дверей черного хода.
Снаружи, во дворе, она увидела в снегу те же самые следы; они шли сначала вокруг дома, а потом к подъездной аллее, где Вера оставила свой фургон и где стояла машина Джулии. Должно быть, вор с помощью тележки перевез сундук к дороге, там положил его в грузовик или легковой автомобиль и благополучно скрылся. Нэнси поняла это сразу. Но подъездной путь был аккуратно расчищен, следов не осталось, следовательно, разглядывать землю было бесполезно. А кусты вокруг дома стояли такой сплошной стеной, что Верины соседи сквозь них едва ли могли что-нибудь увидеть, даже если бы захотели.
Вернувшись обратно, Нэнси заглянула в кухню. Вера у плиты сосредоточенно, ложку за ложкой, накладывала какао в кастрюльку с греющимся молоком. Нэнси молча прошла мимо в мастерскую и, не торопясь, заглянула во все углы, ничего не пропуская — ни пыльных игрушек, ни старых одеял, ни гофрированных платьев викторианской эпохи. В комнате царил страшный кавардак, однако ничего подозрительного юная сыщица не обнаружила.
Скрестив руки на груди, Нэнси со вздохом прислонилась к кухонной двери. Если вор хотел украсть стеганые лоскутные одеяла, зачем тогда он (а может, и вправду то была она?) перевернул вверх дном всю мастерскую? Или таким образом грабитель намеревался предупредить Веру, что будет еще хуже, если она не откажется от своего проекта?
— Нашла что-нибудь? — спросила Вера, беря в руки поднос, на котором стояли пять кружек с дымящимся какао.
— Абсолютно ничего. — Она повела рукой в сторону тележки с мокрыми колесами. — По крайней мере, вору достало благородства вернуть вам тележку после того, как он воспользовался ею, чтобы вывезти сундук к дороге. Увы, никакого ключа к разгадке этого преступления пока что нет. И где его искать — я тоже не знаю.
— Поверь, я просто в отчаянии от того, что такая кошмарная вещь произошла с Джулией в моем доме. — Вера сокрушенно вздохнула. — Бедняжке на долю уже доставались тяжелые переживания.
В ее глазах застыли сострадание и тревога.
— Что вы имеете в виду? — удивилась Нэнси.
— Джулия не скрыла от меня, что у нее были… ну, скажем так, неприятности. В школе, где она училась. Я думаю, в свое время ее втянули в дурную компанию… С этим, конечно, давно покончено, — добавила она тут же с нескрываемой поспешностью.
Нэнси не стала допытываться о подробностях, а просто кивнула на горячее какао.
— Давайте вернемся в гостиную, пока оно не остыло.
Вера наклонила голову в знак согласия и, покинув кухню, двинулась в комнату, где лежала Джулия. Нэнси прощальным взглядом обвела мастерскую и уже собиралась последовать за хозяйкой и подносом, но тут ее внимание привлекло нечто вроде зарубки на дверном косяке. Она подошла поближе. Примерно дюймах в шести от пола в свежей желтой краске виднелась глубокая вмятина. Девушка тщательно ее исследовала. К двери прилипло несколько крохотных кусочков дерева, покрытых чем-то черным и блестящим. Уж не от украденного ли они сундука?
В раздумье Нэнси зашагала в переднюю часть дома. Вся компания давно собралась в гостиной. Джулия растянулась на диванчике; выцветшее лоскутное одеяло прикрывало ей ноги, рядом, на кофейном столике, Вера поставила стакан с водой. Сама хозяйка уселась на подлокотник диванчика, прижимая мокрое полотенце ко лбу своей ассистентки, все еще бледной и слабой.
— Сделала какое-нибудь открытие? — поинтересовалась Джорджи. Перед камином стояло так называемое «кресло для влюбленных», рассчитанное на двух человек. Джорджи и Бесс удобно расположились в нем, потягивая вкусный горячий напиток.
Нэнси сообщила друзьям о вмятине на дверном косяке.
— Судя по ее виду, наш вор впопыхах ударил сундук о дверь между кухней и мастерской, когда вывозил его на тележке. — Сыщица взглянула на Веру. — Но этот вариант достоверен только в том случае, если вы не вспомните, что зарубка на двери и пятнышки черной краски имелись там и раньше.
Протягивая Нэнси полную кружку какао, Вера отрицательно повела головой из стороны в сторону:
— Да нет. Я только сегодня утром покрасила дверную коробку.
— Все равно, о том, кто украл сундук, эта вмятина нам не скажет, — грустно вздохнула Нэнси. Она взяла какао и опустилась в кресло. — Но тут вопрос к Джулии. Зарубка эта сделана совсем невысоко от пола. Наверное, на уровне щиколотки. Я вот о чем хотела вас спросить. Перед тем как потерять сознание, вы не видели или не слышали ничего странного? Неожиданного?
Джулия виновато смотрела на Нэнси:
— Честно говоря, я ничего не помню. На какой-то момент я углубилась в опись, которую перепечатывала на нашем компьютере. Дальше — полный мрак. Я открыла глаза, когда вы все стояли вокруг, а рабочая комната была похожа на район стихийного бедствия.
— И даже не слышали, как отворилась дверь? — удивилась Джорджи.
— К сожалению. — Джулия огорченно пожала плечами. — Видите ли, я сидела спиной к двери. Компьютер работал, и в его жужжании глохли все посторонние звуки, в том числе шаги и голоса.
Нэнси рассеянно отхлебнула из кружки.
— Нападение, видимо, связано с ярмаркой ремесел, — сказала она Вере. — Конечно, нельзя исключить и другие версии.
Потом повернулась к Джулии.
— У вас есть враги?
— Н-не знаю, — растерянно откликнулась та. — Не думаю… Во всяком случае, с ходу припомнить никого не могу.
— Силы небесные, уже половина пятого! — спохватилась Вера. — Праздник начинается в семь, а до тех пор надо переделать миллион разных дел! — Она спрыгнула с ручки диванчика. Потом нетерпеливо махнула рукой в сторону задней части дома, где была мастерская. — Весь этот бедлам подождет до завтра. Джулия, оставайся лежать. Не поднимайся и не расхаживай по комнатам. Что касается вас, девочки, — добавила хозяйка, глядя на Нэнси и ее подруг, — то мы сейчас отправимся наверх и я покажу вашу комнату. Мне бы хотелось, чтобы она вам приглянулась.
— Я больше ни шагу ступить не могу, так устала, — объявила Джорджи в тот же вечер, когда они с Нэнси кончили танцевать кадриль. От танцев Джорджи необычайно раскраснелась: лицо у нее просто пылало.
Нэнси усмехнулась:
— Чему ты удивляешься? Мы, не переставая, танцуем с той самой минуты, как переступили порог этого зала. Действительно, пора сделать перерыв.
Девушки поблагодарили кавалеров и отошли к стене огромного амбара. Деревянный пол, сложенный из широких толстых досок, сверкал белизной начиная от раздвижных входных дверей и до самого сеновала, видневшегося в противоположном конце помещения. У одной из стен соорудили невысокий помост для музыкантов. Два скрипача, помедлив несколько минут, заиграли новую мелодию, и крепкий седовласый мужчина с румяной физиономией уже приглашал посетителей на очередной танец.
Нэнси заметила среди публики кудрявого темноволосого мальчика, которого пожилая дама вела к помосту. На первый взгляд, ему было лет десять-одиннадцать. Приглядевшись к сердитой мальчишеской физиономии, Нэнси догадалась, что от пребывания в танцевальном зале ребенок не получает ни малейшего удовольствия. Тем не менее женщина со строгим, скорее, даже хмурым лицом непреклонно тащила его за собой и втолкнула в конце концов прямо на помост, откуда лились звуки скрипок.
Вытащив из кармана губную гармонику, мальчик, явно без всякой охоты, присоединился к музыкантам. При первых же звуках гармоники танцоры дружно захлопали. Играл он в самом деле превосходно, но по злому взгляду, устремленному на публику, нетрудно было понять, что делает он это против собственной воли.
Благодушно притоптывая ногой в такт музыке, Нэнси с любопытством разглядывала пары, кланяющиеся друг другу перед началом каждого танца. Она радовалась тому, что Вера тоже танцует, хоть, правда, заметила, что ее приятельница все время — стараясь, чтобы на это не обратили внимания, — с тревогой озирается по сторонам. Джулия уже пришла в себя и тоже явилась на праздник. Она сидела на краю помоста для музыкантов.
— А где Бесс? — спросила Нэнси у Джорджи. — Что-то ее не видно. Куда делась наша подружка? А, вот она! Стоит себе рядышком…
— С буфетом, — усмехаясь, докончила Джорджи. — Где же еще, скажи на милость, может быть моя кузина?
Взяв Джорджи за руку, Нэнси повлекла ее за собой сквозь толпу — туда, где прямо под сеновалом, в углублении, стояло несколько столиков.
— Я бы тоже чего-нибудь выпила, — говорила она на ходу. — Не отставай.
— Привет, девочки! — завидев их, Бесс радушно помахала чашкой, которую держала в правой руке. — Вам непременно надо отведать здешнего пряного сидра, не говоря уже о сладостях. — Левой рукой она протянула им маленькую тарелочку с пирожными. — Никак не могла решить, какое лучше; взяла каждого по штуке.
— М-м-м… — довольно заурчала Джорджи. — Это, кажется, шоколадное, да еще с орехами… — говорила она, беря с тарелочки что-то коричневое с белым и бежевым.
— Оставьте мне кусочек, — засмеялась Нэнси. — Я принесу какого-нибудь питья. Слышишь, Джорджи? Не жадничай!
Покинув друзей, Нэнси устремилась к столу, на котором красовалась чаша для пунша, доверху наполненная пенящимся яблочным сидром.
Она уже нагнулась было за кружками, но тут внизу, прямо у ее ног, раздался звонкий лай. Девушка от неожиданности даже прыгнула назад. Опустив глаза, она увидела крохотного белого пуделя в нарядной клетчатой попонке, отделанной оборками. Виляя хвостом, пуделек весело крутился вокруг ног Нэнси, вполне дружелюбно поглядывая на нее.
— Фифи! Немедленно ко мне! — прокричал резкий женский голос. В следующий момент худая рыжая женщина в костюме из красного твида, подняв собачку, прижала ее к груди и, словно защищая, прикрыла рукой.
На Нэнси женщина взглянула весьма пренебрежительно.
— Вы, конечно, явились сюда ради этой дурацкой ярмарки ремесел? — проговорила она.
Нэнси заморгала, несколько ошеломленная внезапным напором.
— Да, вы правы. А что здесь плохого? — вымолвила она недоуменно. — Меня зовут Нэнси Дру. Я приятельница Веры Эликзандер.
Карие глаза женщины сузились.
— Вот как! — раздалось в ответ. В тоне говорившей звучало нескрываемое презрение.
Девушка пристально смотрела на даму в красном. Думала она не столько о Вере и о ярмарке, сколько о том, зачем эта особа взяла на себя труд явиться в амбар. Уж не затем ли, чтобы причинить кому-то неприятность, устроить скандал?
— А вас зовут… — начала Нэнси.
— Розалинд Чаплин, — ответила женщина, раздраженно поведя плечом, словно Нэнси сама должна была догадаться, кто перед ней.
— Послушайте, что я вам скажу, — продолжала Роз. — Вера Эликзандер — новый человек в наших краях, но, несмотря на это, большая проныра. Она изо всех сил старается поднять шум вокруг своих планов касательно Уайт-Фолза. Меньше всего на свете город нуждается в ее идиотском музее. — Роз наклонилась вперед и почти вплотную приблизила свою физиономию к лицу Нэнси. — Можете не сомневаться, я сделаю все от меня зависящее, чтобы музей Веры Эликзандер никогда не открылся.
Произнеся эту фразу, мисс Чаплин взяла Фифи под мышку и зашагала прочь.
Нэнси мрачно смотрела ей вслед, пока костюм из красного твида не исчез вдали. Женщина почти дословно сказала то же самое, что говорил неизвестный, звонивший Вере с угрозами.
Быстро наполнив сидром две глиняные кружки, Нэнси присоединилась к Бесс и Джорджи.
— Послушайте, девочки! — воскликнула она, вручая Джорджи ее кружку. — Я только что познакомилась с нашим главным подозреваемым!
— Ты говоришь о Роз Чаплин? — Джорджи с жадным любопытством оглядела заполненный людьми амбар. — Но где же она?
— На ней красный костюм. Погляди внимательнее.
Глава строительной фирмы растворилась в толпе, но зато Нэнси увидела Веру. Музыканты объявили очередной антракт, и Вера беседовала с одним из них неподалеку от буфета.
Несколько травинок, кружась в воздухе, слетели с сеновала у нее над головой, но Вера, не глядя, просто стряхнула их с волос и продолжала разговор.
Подняв глаза вверх, Нэнси заметила, что тюк сена наверху, над Верой, подозрительно колышется. Внезапно он закачался из стороны в сторону и поехал по наклонной к краю, осыпая помост и пол амбара сухой травой.
В следующую секунду огромная копна, к ужасу Нэнси, кусками стала валиться вниз — прямо на Верину голову.
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:12 | Сообщение # 4
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ГАРМОНИКА В СТОГЕ СЕНА
— Осторожно, Вера! — во весь голос крикнула Нэнси. Молнией рванувшись через буфет и схватив Веру за талию, она буквально отшвырнула в сторону ничего не подозревавшую женщину. Потеряв равновесие, обе зашатались и рухнули на пол.
В следующую секунду пол амбара задрожал под тяжестью большущей копны сена; копна упала именно туда, где секунду назад стояла Вера.
Нэнси зашевелилась, смахивая с головы и лица колючее сено.
— Ф-фу… Вы целы? — Девушка тяжело дышала.
При падении Вера опрокинулась на спину; длинные черные волосы, спутавшись, закрыли ей лицо. Услышав голос Нэнси, она подняла руку, отводя назад тяжелые пряди, и спасительница заметила отблеск ужаса в ее темных глазах.
— Н-наверное, ц-цела, — заикаясь, вымолвила Вера. — Но как… Как такое могло случиться?
Нэнси обратила взгляд к сеновалу — теперь там все было тихо, сено мирно покоилось на отведенном ему месте.
— Кто-то столкнул вниз здоровенную копну, — с негодованием ответила она.
Потом Нэнси торопливо вскочила с полу и куда-то ринулась, расталкивая народ, успевший уже собраться на месте происшествия. Добравшись до лестницы, ведущей на сеновал, она одним духом взбежала по ней и на миг замерла у самого входа, чтобы дать глазам привыкнуть к темноте.
Вдоль всей задней стены и по бокам сеновала стояли прессованные тюки сена. Стояли в три-четыре ряда. Открытым оставался только центр, замусоренный высохшей травой, видимо, выпавшей из связок. Несколько тюков разместили очень близко от края, но Нэнси не сомневалась, что сам по себе ни один из них упасть не мог. С другой стороны — на сеновале никого не было, не было и места, где мог бы спрятаться злоумышленник.
Присев на корточки, Нэнси принялась разгребать траву на полу, ища хоть какие-нибудь следы; внезапно спину ей обдало холодом. Она вздрогнула. Повернувшись назад и внимательно вглядываясь в темную заднюю стену сеновала, юная сыщица понемногу разглядела дверную задвижку из блестящего металла и кусочек неба, густо усыпанного звездами.
Нэнси подошла к задней стенке. Между тюками сена оказалась деревянная дверь. Сейчас она была полуоткрыта. Нэнси высунулась наружу и все внимательно осмотрела. Со стороны двора к двери была приставлена лестница, железные ее ступеньки тускло блестели в лучах луны.
— Вот, значит, как этот тип смылся отсюда, — пробормотала девушка себе под нос. Тем не менее внизу не было ни души. Следов на снегу она тоже сверху не увидела.
— Есть что-нибудь?
Нэнси резко обернулась. На сеновал поднималась одолеваемая любопытством Джорджи.
— Обнаружила путь, по которому можно уйти незамеченным, но самого Вериного врага уже и след простыл.
Нэнси плотно прикрыла наружную дверь.
Идя ей навстречу, Джорджи с интересом оглядывала полутемный сеновал.
— Погоди! А это что? — воскликнула она, случайно задев носком туфли какой-то блестящий предмет. Нагнулась и взяла его в руки.
— Да это же гармоника! Забавно… Иди сюда, взгляни.
— Гармоника? Интересно. Кто же…
Взяв у Джорджи инструмент, Нэнси подошла к краю лестницы. Внизу уже снова звучала бравурная музыка.
— Помнишь мальчишку, игравшего на гармонике? — взволнованно спросила она подругу, осматривая помост, где расположились музыканты. — Он казался жутко разозленным… А теперь его здесь нет.
Джорджи скептически прищурилась.
— Ты всерьез полагаешь, что этот кроха столкнул вниз здоровущую копну? — Она недоверчиво хмыкнула. — Да и что он может иметь против Веры?
— Не представляю, — призналась Нэнси. Она по-прежнему разглядывала пол амбара, где в веселой кадрили снова кружились принаряженные пары. Вера, Бесс и Джулия сидели в стороне, о чем-то беседуя.
Взор Нэнси выхватил из толпы красный твидовый костюм. Владелица его в данный момент находилась неподалеку от раздвижной двери тамбура.
— Это не случайное совпадение, — вполголоса произнесла девушка. — Эй, Джорджи, погляди на Роз Чаплин.
— И что я увижу? — осведомилась Джорджи, обнаружив через полминуты местонахождение упомянутой особы.
— Тебе не кажется, что она нервничает? Не сводит глаз с Веры. И обрати внимание на ее собаку.
Фифи сидела у Роз на руках. Хозяйка с каким-то исступлением чистила рукой ее клетчатый костюмчик, засыпанный сухими травинками. Потом, бросив прощальный взгляд на Веру, Роз удалилась прочь.
Джорджи возбужденно потянула носом воздух.
— Ух ты! Пудель-то весь в травке! Может, Роз как раз и хотела свалить Вере на голову приличную порцию сена, чтоб та не встала! Если хочешь знать мое мнение, гораздо больше смысла подозревать ее, а не этого сопляка. Может быть, гармоника вовсе даже и не его.
— Может быть, — согласилась Нэнси, вертя в руках маленький металлический инструмент. — Тем не менее одну вещь я знаю наверняка. Я должна собрать как можно больше сведений о Роз и о мальчишке.
— Вы в самом деле подозреваете, что Роз преследует Веру? — спросила наутро Джулия. В доме у Веры она появилась, когда Нэнси, Бесс и Джорджи уже кончили мыть посуду после завтрака. Теперь все вместе они с энтузиазмом помогали Вере наводить порядок в мастерской.
— Прямых доказательств у меня нет, — ответила Нэнси. — Но я не удивлюсь, если окажется, что Роз замышляет какую-то пакость. — Пыльной рукой она откинула назад свои рыжевато-золотистые волосы. — И еще мне хочется задать пару вопросов этому малолетнему музыканту. Я тебе о нем говорила, Вера.
Нэнси держала в руках экстравагантную шляпу из темно-бордового бархата, лент и перьев.
— Это для музея или для ярмарочного аукциона?
— Изумительная шляпа! — заверещала восторженная Бесс. — Вот уж и впрямь умели наши предки делать фантастически красивые вещи!
— И фантастически маленькие тоже, — угрюмо отреагировала Джорджи на восторги своей кузины. Она с неудовольствием разглядывала крохотную шелковую туфельку, которую вертела в руке. — Я могла бы всунуть сюда свой большой палец, не более того, — добавила девушка, обиженно пожав плечами. — Куда это положить?
Посмеиваясь, Вера показала ей в дальний угол рабочей комнаты, где у стены были выставлены картонные ящики с этикетками.
— Вся одежда предназначена для музея, — объяснила она. — Тут у нас еще полным-полно коробок. Художественные изделия — скажем, стеганые лоскутные одеяла, резные ящики и вообще все, сделанное из дерева и металла, — собраны на этой стороне, возле двери. — Повернувшись к Нэнси, Вера сказала, припомнив вчерашний разговор: — Что касается мальчугана, игравшего на губной гармонике, то его имя Майк Шейни. Прошло несколько месяцев с тех пор, как я взяла его к себе на службу; мне нужен был человек для всевозможных мелких поручений. Мальчик исправно трудился, был толков, исполнителен, но примерно неделю назад…
Вера нахмурилась и почему-то оборвала фразу на полуслове.
— Он крал у нее деньги, — договорила за Веру ее ассистентка. — Пришлось его уволить.
Джулия села за компьютер и начала перепечатывать инвентарную опись с большого листа бумаги, лежавшего на письменном столе.
Нэнси подняла брови:
— Неужели правда? Вера кивнула.
— Всякий раз, посылая Майка с поручением, я давала ему десять или двадцать долларов; он возвращал мне сумму гораздо меньшую, чем должна была у него остаться. Когда я, в конце концов, напрямую уличила его в обмане, он сознался, что ворует деньги, но ни за что на свете не хотел объяснить почему. — Вера печально вздохнула, разглаживая рукой лоскутное одеяло, которое затем предстояло аккуратно сложить вдвое и убрать в сундук. — Я бы ссудила ему денег, если бы он попросил, ссудила бы сколько угодно, но в таких обстоятельствах мне стало ясно, что следует обо всем сообщить его тете и дяде…
— А не родителям? — прервала Нэнси молодую женщину.
Вера покачала головой:
— Родители Майка погибли в авиационной катастрофе, когда мальчику было не то два, не то три года. С тех пор он живет у родственников.
— Понятно… — сочувственно проговорила Нэнси.
— Если хочешь побеседовать с ним, отправляйся в универсальный магазин Шейни. Родственники Майка — его владельцы. Сейчас каникулы, и Майк большую часть времени помогает там тете и дяде.
— А контора Роз Чаплин? — спросила Бесс. — Она где помещается?
— Туда, боюсь, придется ехать на машине, — ответила Вера. — Это не близко. Но почему бы вам не взять мой фургон? Варка кленового сиропа начнется не раньше двух, стало быть, автомобиль понадобится мне только после ленча.
Нэнси благодарно улыбнулась бывшей соседке:
— Спасибо вам большое!
Вера уложила несколько платьев в деревянный капитанский сундук и опустила крышку.
— Вы уверены, что не предпочли бы вместо этого посмотреть здешние достопримечательности? — спросила она девушек. — У нас их не слишком много, но, быть может, вас заинтересует дом-музей Эстер Грей?
— Поэтессы? — возбужденно вскричала Бесс. — Мы изучали ее творчество в десятом классе. Я и забыла, что она всю жизнь прожила в Уайт-Фолзе!
Вера кивнула:
Ее дом совсем близко отсюда.
Отряхнув пыль с джинсов, Нэнси встала:
— Я думаю, мы должны сосредоточиться на поисках человека, унесшего вчера сундук из мастерской.
— Не говоря уже о негодяе, который угрожает вам, Вера, — добавила Джорджи. — И кто вчера сбросил сено с чердака. — Она повернулась к кузине: — Не огорчайся, Бесс. Мы еще, вполне возможно, попадем в дом Эстер Грей, только позже.
Девушки были почти у дверей, когда Бесс вдруг остановилась у письменного стола с компьютером:
— Ой, надо же!
Она взяла в руки какую-то старую тетрадь в кожаном переплете с инициалами «З. К.», золотом вытесненными на обложке.
— Чудная старинная вещица! Правда, девочки?
— Дай сюда! — Резким движением Джулия выхватила у нее тетрадь. Однако, заметив неподдельное изумление на лице у Бесс, смутилась: — Прости, я, наверное, чересчур беспокоюсь о сохранности всей этой старины. Выгляжу, должно быть, смешно. Я сама ни разу не рассматривала толком нашу коллекцию; для меня каждая вещь — всего лишь строчка в описи, напечатанной на компьютере. Но пока описание экспоната не занесено в память компьютера, я чувствую огромную ответственность за любой предмет и боюсь, что с ним что-нибудь приключится.
— Да ты за несколько секунд внесешь эту тетрадь в общий список, — вмешалась Вера. Она подошла к письменному столу и взяла тетрадь из рук Джулии.
— К тому же она есть в перечне, с которого ты печатаешь. Большой беды не будет, если Бесс просмотрит ее на досуге.
По выражению лица Джулии Нэнси поняла, что та отнюдь не разделяет мнение своей начальницы. Однако молодая женщина не произнесла ни слова, когда Вера вручила Бесс тетрадь со странными инициалами.
— Быть может, тебе она покажется интересной, — улыбнулась Вера. — Это дневник Зака Кол-дера.
Бесс широко раскрыла глаза:
— Того самого парня, которого прирезали на заводе?
Вера кивнула.
— Дневник совсем недавно был подарен музею городом. Я даже не успела его проглядеть, однако почему-то не сомневаюсь, что чтение это увлекательное.
Бесс принялась перелистывать тетрадь; Джорджи нетерпеливо подтолкнула ее к выходу:
— Потом, Бесс, потом. Нас ждет серьезное дело. Ты что, забыла?
— Да-да, конечно. Иду. — С этими словами девушка сунула дневник Зака Колдера в сумку и заторопилась вслед за подругами.
— До свидания, Вера! До свидания, Джулия! — крикнула она, полуобернувшись и уже переступая порог рабочей комнаты. — Спасибо, что дали почитать кожаную тетрадь.
Следуя указаниям Веры, вся троица, усевшись в белый фургон, покатила в центр. Извилистая дорога, по обе стороны которой высились бесконечные сугробы, вывела их к главной улице, шедшей вдоль реки. Универсальный магазин Шейни, одноэтажный дом внушительных размеров, помещался между зданием почты и лавкой, где торговали сельскохозяйственным оборудованием. Счистив снег с сапожек, девушки вошли внутрь.
Их появление сопровождалось звоном колокольчика. Немолодая женщина мрачного вида сидевшая на контроле у входа, подняла голову, услышав этот звон, и поздоровалась. Нэнси узнала ее: это она накануне заставила Майка играть на губной гармошке в амбаре. Девушка с улыбкой кивнула женщине, проходя мимо.
От пола и до потолка по всему периметру магазина рядами шли деревянные полки. На них можно было увидеть все что угодно: от бакалейных товаров до садового инструмента и непромокаемых накидок. Вдоль стены справа тянулась старомодная стойка с газированной водой. Верхняя ее часть, сильно поблекшая и поцарапанная, была облицована чем-то имитирующим розовый мрамор. Тут же притулились алюминиевые табуретки с облупившимися красными сиденьями из пластмассы.
— Вот он, — тихо вымолвила Джорджи, жестом осторожно указывая на мальчика позади стойки. В ту же минуту и Нэнси увидела знакомую кудрявую голову. Майк сидел, склонившись над какой-то, судя по выражению его лица, очень смешной книгой. Сидел, уперев локти в поддельный мрамор и положив подбородок на руки.
— Посмотри, что у него за спиной, — взволнованно прошептала Бесс.
Нэнси пригляделась к полке позади прилавка. Там лежала гармоника.
— Интересно, это та, на которой он играл вчера вечером, или другая? — произнесла она тоже шепотом. — Придется выяснить.
Девушки уселись на алюминиевые табуретки. Заслышав шум, мальчик, наконец, поднял голову от книжки. Вблизи Нэнси разглядела, что у него большие карие глаза и пухлая круглая физиономия.
— Привет! — произнес он, вставая. — Чем могу служить?
Бесс и Нэнси заказали по молочному коктейлю с ванилью; Джорджи предпочла шоколадный. Когда миксер начал свою работу, юная сыщица повернулась к Майку.
— Слушай, ты отлично играешь на губной гармошке, — сказала она. — Мы тебя вчера слушали на танцах в амбаре.
Легкая тень прошла по оживленному мальчишечьему лицу.
— Тетя отвела меня туда насильно, под конвоем, — проворчал Майк. — Я-то заранее знал, что танцы будут ужасные, как и все остальное на этой кретинской ярмарке ремесел, или как она там называется. — Он сунул руки в карманы джинсов. — Я там даже потерял свою гармонику. Пришлось сегодня покупать новую.
Из кармана куртки Нэнси вытащила инструмент, найденный на чердаке.
— Это она?
— Ну и ну! — Окинув Нэнси подозрительным взглядом, Майк выхватил у нее из рук свою собственность. — Откуда это у вас?
— Нашла на сеновале. Во время танцев в амбаре, — усмехнулась девушка.
Майк возмущенно замотал головой.
— Не представляю, чтобы кто-то стащил ее у меня, а потом бросил наверх. Зачем это?
Похоже, мальчик не лукавил; однако Нэнси не была на сто процентов уверена, что он не старается просто отделаться от них. Или сбить с толку. Она решила подойти к вопросу с другой стороны.
— Послушай, Майк, вчера вечером на танцах кто-то сбросил огромную кипу сена, целый тюк, прямо на голову Вере Эликзандер. Она могла бы здорово пострадать, если бы не отбежала в сторону.
Несколько секунд Майк, не отрываясь, глядел в глаза своей собеседнице. Потом выговорил с настоящей злобой, невесть откуда появившейся у него в голосе:
— Очень жалко, что ее не прихлопнуло. Ваша Вера все только портит и губит в нашем городе!
После этих слов он замолчал, взял свою смешную книжку и удалился с ней к самому концу стойки. Там он снова погрузился в чтение, всем своим видом давая понять, что больше не желает иметь с посетительницами ничего общего.
Быстро оглянувшись на Бесс и Джорджи и подмигнув им, Нэнси взяла свой молочный коктейль и переместилась туда, где сидел Майк.
— Ты, кажется, сильно недолюбливаешь Веру, — произнесла она спокойно и даже дружелюбно. — Можно узнать почему?
В больших карих глазах сверкнул гнев.
— Это вас не касается, — заявил мальчик. — Лучше посоветовали бы Вере Эликзаидер заниматься своими делами, а не лезть в чужие. Ей, между прочим, стоит держаться как можно дальше от бывшей фабрики Колдера, если она не хочет нажить себе неприятности!
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:13 | Сообщение # 5
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
НОВЫЙ ПОВОРОТ СОБЫТИЙ
Нэнси незаметно обменялась взглядами с Бесс и Джорджи. Отчего это планы Веры относительно «Ножевых изделий Колдера» вызывают у этого странного мальчугана такие сильные эмоции?
— Как прикажешь тебя понимать? — обратилась Нэнси к Майку. — Ты что, имеешь в виду намерение Веры превратить старое фабричное здание в городской исторический музей?
Мальчик смерил Нэнси ледяным взором. Потом, не сказав ни слова, повернулся, бегом бросился внутрь магазина и через секунду исчез за дверью, которая, по всей вероятности, вела в подсобные помещения.
— Вот это типчик! — усмехнулась Бесс, размешивая соломинкой свой молочный коктейль. — Раздражительный какой!
Все еще ошеломленно глядя в ту сторону, куда скрылся Майк, Нэнси пробормотала:
— Но все же любопытно…
— Я должна извиниться перед вами за поведение моего племянника, — прервал ее чей-то напряженно-встревоженный голос.
Оглянувшись, как по команде, девушки увидели перед собой ту самую женщину, что совсем недавно сидела на контроле перед входом в магазин, а вчера в амбаре принудила Майка играть на губной гармонике. Она нервно теребила пальцами тесемки своего серо-голубого передника.
— С некоторых пор Майк стал для нас сущим наказанием. По правде говоря, я просто ума не приложу, что с ним делать.
— Да что вы! Ничего страшного не произошло, — успокаивающим тоном проговорила Джорджи, приветливо улыбаясь. — Не волнуйтесь. — Она допила шоколадный коктейль и поставила стакан на прилавок.
— Вы тетя Майка? — осведомилась Нэнси. Ответ был известен заранее, но юной сыщице хотелось, чтобы женщина рассказала о себе и о Майке поподробнее.
Та коротко кивнула.
— Меня зовут Грейс Шейни. Отец Майка приходился моему мужу родным братом. Я только не могу понять, — в голосе ее явственно зазвучало беспокойство, — что произошло с мальчиком. До недавнего времени с ним не было почти никаких хлопот. А последнюю неделю… Может быть, дней десять… — Голос женщины прервался. Она глубоко и скорбно вздохнула.
Нэнси мигом сообразила, что как раз недели полторы назад в доме у Веры начались звонки с угрозами.
— А что происходит? Майк ведет себя как-нибудь не так? — спросила она вслух.
— О, ведет он себя теперь очень скверно. Пропускает занятия в школе, чего прежде отродясь не бывало, отлынивает от обязанностей по дому и в магазине, исчезает в самое неподходящее время, — ответила расстроенная миссис Шейни. — И категорически отказывается давать объяснения своим поступкам… — Она осуждающе покачала головой. — Я лично считаю: он ищет приключений. И найдет — себе на беду. Точь-в-точь как его недоброй памяти родной дед.
Разговорившись, женщина немного оживилась. У нее даже слегка порозовели щеки.
— Чарли Шейни оказался негодяем, каких свет не видывал, — продолжала она. — Пусть это и не доказано, но у нас всякий знает, что мистера Колдера убил именно он.
Пораженная Нэнси оглянулась на своих подруг. Ей было отлично известно, что перебивать говорящих невежливо, но она не могла справиться с желанием немедленно задать миссис Шейни важный вопрос.
— Вы говорите о человеке, зарезанном на его собственной фабрике, изготовлявшей ножи?
Миссис Шейни испуганно прикрыла рот ладонью.
— Господи, — проговорила она нервно, — ничего такого я не должна обсуждать. В конце концов, Чарли — отец моего мужа. Просто я всякий раз прихожу в ярость, когда вспоминаю, какое злодейство совершил этот человек.
— А вдруг он не совершал никакого злодейства? — загорелась Джорджи. — Не понимаю, как можно утверждать, что Чарли Шейни — убийца, если это не доказано ни судом, ни следствием?! Что, если убийца Зака Колдера — совсем другой мужчина? Или даже женщина?
Тетушка Майка непримиримо покачала головой. Поджатые губы вытянулись в тонкую линию.
— Хотела бы я, чтоб слова ваши сбылись. Да только вряд ли такое возможно, — сказала она после паузы мрачно и непреклонно. — Люди-то ведь видели, как Чарли уходил с фабрики в ночь убийства. А когда сразу после той ночи он скрылся из города, это было все равно что публично признать свою вину. — Она возмущенно фыркнула. — В результате семья, которую Чарли фактически бросил, оказалась навсегда покрыта позором. И жили они все эти годы с сознанием стыда за то, что сделал их родственник. Я только надеюсь, что у него хватит совести никогда больше не возвращаться на родину.
Нэнси в раздумье выстукивала пальцами барабанную дробь по фальшивому мрамору стола. Не посочувствовать тетушке Майка было трудно. Но, с другой стороны, предстояло решить проблему, ради которой они, собственно, и явились в магазин Шейни.
Она попыталась было вернуть разговор к прежней теме, к поведению Майка, но тут их прервал звон колокольчика у входа в магазин, возвещавший о прибытии очередного покупателя.
— Боже правый! — виновато промолвила Грейс Шейни. — Я здесь стою, рассуждаю о всякой всячине — и это вместо того, чтобы следить за дверями. Извините, девочки, мне надо идти.
С этими словами она торопливо зашагала к своему рабочему месту.
— Вот так история! — воскликнула Бесс, едва они втроем, заплатив за коктейли, вышли на главную улицу Уайт-Фолза.
— М-да… — Нэнси огорченно вздохнула, застегивая молнию на куртке. — История, конечно, любопытная, но мы, к сожалению, так и не услышали другую историю — о Майке. А это очень плохо. Потому что для нас она гораздо важнее.
— Я знаю, что ты имеешь в виду, — отозвалась Джорджи. — Но тогда объясни мне, ради всех святых, зачем понадобилось этому мальчишке отваживать Веру от «Ножевых изделий Колдера»?
Нэнси достала из внутреннего кармана ключи от фургона.
— Кто его знает… Быть может, он считает, будто «ожившая» фабрика напомнит городу, что его дедушка убил этого самого Зака, и скверные слухи опять поползут из дома в дом…
— Да, это возможный вариант, — задумчиво пробормотала Джорджи. — Вполне возможный. Во всяком случае, я начинаю подозревать, что вчера вечером именно Майк столкнул копну сена с чердака, желая покалечить Веру. Ты заметила, как он разозлился, едва с твоих губ сорвалось ее имя?
Тут Джорджи отвлеклась от разговора с Нэнси. Лицо ее выразило насмешливое удивление, когда она заметила отсутствующий взгляд кузины.
— Опомнитесь, мисс. Где вы витаете?
— Ой, девочки, я что-то действительно размечталась, — призналась Бесс, вздрогнув от неожиданного окрика. — Все думаю про Зака Колдера. Судьба его и смерть так необычны, так интересны; и надо же, какое совпадение — дневник его в наших руках. Вернее, в моих.
Она легонько хлопнула по своей сумке, потом умоляюще поглядела на подружек.
— Не могу отделаться от мыслей об этом человеке, о том, как он выглядел, каков был его характер. Девочки, может, вы не будете возражать, если я не поеду с вами к Роз Чаплин, и отпустите меня на волю?
Нэнси рассмеялась.
— Дай сообразить. Тебя, значит, снедает нетерпение — хочешь немедленно открыть кожаную тетрадь и с головой в нее погрузиться? Ладно, Весе. Справимся без тебя. Возвращайся в дом к Вере. Увидимся за ленчем.
— Мы у цели, — объявила Джорджи; Нэнси в этот момент заезжала на стоянку для автомобилей, потихоньку двигаясь между большими новомодными магазинами и всевозможными офисами современного микрорайона на окраине Уайт-Фолза. Надпись, имевшая прямое касательство к созданию этого района (на ней, естественно, красовалась фамилия «Чаплин»), украшала здание конторы в самом конце проезда. Мини-фургон Веры Эликзандер Нэнси поставила у входа в него, у самых дверей.
Выйдя из машины, девочки остановились возле окна, где были выставлены фотографии домов и торговых зданий сугубо современного вида.
Джорджи поглядела-поглядела на них и проговорила, усмехаясь:
— Ничего удивительного, что проект Веры внушает Роз Чаплин самую настоящую ненависть.
Она указала подбородком на снимок; там было изображено многоэтажное сооружение из стекла и металла, принадлежащее, по-видимому, нескольким владельцам.
— Идеи Роз относительно будущего Уайт-Фолза диаметрально противоположны Вериным. Теперь в этом можно не сомневаться.
Нэнси кивнула:
— Вопрос только в одном: как далеко готова зайти Роз в стремлении помешать реализации проекта Веры Эликзандер?
Девушки переступили порог офиса как раз в ту минуту, когда вышеупомянутая мисс Чаплин, выйдя из боковой комнаты, с необычайно целеустремленным видом зашагала по коридору. Ее сопровождал энергичный молодой человек в светлом костюме. То и дело касаясь рукой своих гладко зачесанных назад светлых волос, он на ходу делал пометки в толстом синем блокноте, возбужденно что-то приговаривая при этом.
— А потом мне нужно, чтобы вы проконтролировали работу бригады, занятой реконструкцией Олмстед-стрит, — бросила Роз через плечо. — Арни доложил, что установка системы охлаждения уже идет полным ходом.
Элегантная рыжеволосая дама недовольно нахмурилась, завидев Нэнси и Джорджи, молча стоявших у парадной двери.
— А, это вы… — Нельзя сказать, чтобы она была слишком обрадована нежданным визитом. — Нэнси Дру? Я не ошиблась?
Нэнси вежливо наклонила голову, добавив:
— Это Джорджи Фейн, моя подруга. У нас |к вам небольшое дело. Можете вы уделить нам пять минут?
Роз нетерпеливо замахала рукой:
— Какие пять минут! Боже мой, разве вы не понимаете, что у меня по горло всевозможных обязанностей? Что я все должна решать сама? Нет, право же, я не сумею…
— Мы будем очень краткими, — пообещала Нэнси.
Роз уже открыла рот, чтобы возразить, но потом, очевидно, передумала.
— Ладно, уговорили. Идите за мной, — сухо пригласила она посетительниц в кабинет, из которого только что вышла.
Роз села за письменный стол с дымчато-серым стеклом на столешнице и жестом предложила девушкам опуститься в желтые кожаные кресла.
Нэнси быстро обвела взглядом небольшое помещение. Сундука в нем не было. Впрочем, Нэнси, разумеется, и не ждала, что Роз оставит похищенную вещь на видном месте.
Она не знала, с чего начать, но, поколебавшись несколько секунд, решила с ходу взять быка за рога:
— Не знаю, известно ли вам, что Вере Эликзандер с некоторых пор угрожают разрушить ее планы по восстановлению здания фабрики Колдера и превращению его в музей города?
Улыбка удовлетворения заиграла на губах Роз;
— Приятно слышать, что не мне одной достало здравого смысла, чтобы противостоять этому плану.
Новость, пожалуй, не очень удивила деловую женщину; впрочем, беспрекословно верить этому было рискованно. Нэнси наклонилась вперед в своем кресле:
— Деревянный сундук со стегаными лоскутными одеялами, предназначенными для воскресного ярмарочного аукциона, украден прямо из мастерской.
— Не считая того, — вмешалась Джорджи, — что вчера на танцах в амбаре Веру чуть не зашибло копной сена, кем-то сброшенной с сеновала.
Нэнси согласно кивнула, потом снова повернулась к Роз:
— Может быть, у вас есть какие-нибудь предположения по этому поводу?
Та молниеносно перевела взгляд с одной посетительницы на другую.
— Это, вероятно, был просто несчастный случай. — Голос Роз звучал спокойно, ровно, но Нэнси заметила, что пальцы ее нервно теребят какую-то бумагу на письменном столе. — Мне нет необходимости прибегать к подобной тактике, — с надменной усмешкой продолжала Розалинд Чаплин. — Дело, которым я занимаюсь, гораздо нужнее и полезнее, чем любые проекты Веры Эликзандер. Нынешние и будущие. Модернизируя старые сельскохозяйственные сооружения и фермерские дома, я способствую развитию новой промышленности в Уайт-Фолзе.
— Вы хотите сказать: разрушая, целиком уничтожая великолепные старинные здания! — Нэнси очень старалась, но все же так и не смогла сдержаться.
Улыбка на губах Роз растаяла, сменившись недовольной гримасой:
— Вы потратили слишком много времени на разговоры с Верой. Она всем вокруг морочит головы этим своим бессмысленным, никчемным музейным проектом.
— А вам не кажется, что история Уайт-Фолза достойна того, чтобы ее сохранить для потомков? — подчеркнуто вежливым тоном спросила Джорджи. Нэнси видела, чего стоит ее подруге держать себя в руках.
— Наша семья живет в этих местах с семнадцатого века, — высокомерно отвечала Роз, слегка откидывая назад голову. — Кое-кто из моих родственников даже приобрел мировую известность. Я горжусь нашим общим наследием не меньше всех остальных жителей города. — Она помолчала. — Но не вижу ни малейшей пользы в том, чтобы беспрестанно твердить о прошлом, превозносить прошлое, ссылаться на него. Сегодня Уайт-Фолзу нужны современные здания и труд во имя будущих поколений!
Энергичный молодой человек сунул в дверную щель набриолиненную голову:
— Мисс Чаплин, прибыли новое оборудование и мебель для лыжного комплекса.
Роз поспешно вскочила из-за стола:
— Мне надо идти. Лучше самой проследить за разгрузкой.
Нэнси догадалась, что эта женщина испытала искреннее облегчение от того, что появилась возможность прекратить беседу.
— Вы не станете возражать, если мы пойдем с вами? — спросила девушка.
Роз бросила на нее раздраженный взгляд.
— Полагаю, вреда это никому не принесет, — процедила она сквозь зубы.
Джордж и Нэнси, миновав вслед за хозяйкой длинный коридор, подошли к двери, ведущей в гараж. Почти вплотную к его наружному входу уже стоял большущий грузовик; двое рослых мужчин сгружали оттуда на землю черные диваны и кресла, тщательно упакованные в прозрачный пластик, предохраняющий от порчи и грязи.
— Да нет же, не сюда! — визгливо закричала Роз. Громко стуча каблуками по цементному полу, она подбежала к одному из грузчиков и с силой толкнула его в плечо.
— Вон туда! — резким тоном приказала женщина, указывая на свободное место у дальней стены гаража. — Почему вы все такие бестолковые? Почему сами не соображаете, что куда нести?
— Чистый дракон! — шепнула Джорджи, наклонившись к Нэнси. — Она так жутко хамит этим парням. Оскорбляет… Я бы их не осудила, если б они сбросили все это роскошное черное имущество прямо ей на голову.
Сдерживая смех, Нэнси осматривалась по сторонам. Повсюду стояла сияющая полировкой современная мебель, виднелись закрытые упаковочные ящики. На полу в беспорядке валялись рулоны ковровых покрытий, плотных декоративных тканей. Роз все еще отчитывала грузчиков, и юная сыщица неторопливо отправилась в путешествие по гаражу, исподволь ища глазами лакированный сундук.
Прогуливалась она недолго и успела сделать не больше десятка шагов, как позади раздались лай и рычание. Инстинктивно девушка напряглась и застыла. Но когда она все же обернулась, взору ее представился знакомый белый пуделек. Правда, наполовину Фифи была скрыта большим деревянным ящиком. Но зубами она упорно тянула из-за него какое-то одеяло, мотала головой из стороны в сторону и рычала, словно сражалась со своим трофеем не на жизнь, а на смерть.
— Ну до чего забавная собачонка, — с умилением проговорила Джорджи.
— Фифи, могучий воин… Неустрашимый борец, — засмеялась Нэнси. Но в следующую секунду она едва не задрожала от волнения: Фифи выволокла из-за ящика еще кусок добычи, и стал виден узор на полотне.
— Джорджи! Погляди! Это лоскутное одеяло! Джорджи не мигая уставилась на Нэнси, словно та потеряла рассудок.
— Да. Ну и что?
— А то, что старое стеганое лоскутное одеяло не имеет ничего общего со всем этим модерновым барахлом. Ему тут и делать нечего. Соображаешь? — Нэнси тяжело дышала. — Ой, посмотри, откуда Фифи его стаскивает!
Карие глаза Джорджи стали круглыми от изумления, когда она взглянула туда, куда указывала Нэнси. За высокими деревянными ящиками сундук почти не был заметен; один черный лакированный угол торчал наружу. Джорджи тихонько присвистнула.
— Надо же! Вера говорила, что пропавший сундук черного цвета, покрыт лаком, а в нем — лоскутные одеяла, — растерянно проговорила она.
Нэнси с ликующим видом тряхнула головой:
— Ну да. Значит, мы все-таки отыскали похитителя!
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:13 | Сообщение # 6
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
НАЙДЕН — И ПОТЕРЯН!
— Давай обследуем его, — тихонько предложила Нэнси подруге. — Если на сундуке обнаружится желтая краска, мы будем точно знать, что он унесен из дома Веры.
— Ну да, свежая краска будет доказательством того, что при похищении его ударили о желтую деревянную раму. Верно?
Кивнув, Нэнси двинулась к сундуку. Однако в тот же момент девушка почти отлетела к стене. Разгневанная Роз на полном ходу с силой толкнула ее, чего сама даже не заметила.
— Фифи! Сейчас же выплюнь эту гадость. Слышишь? — кричала она, доставая собачку из-за ящика и стараясь вырвать у нее из зубов кусок лоскутного одеяла. Потом с брезгливой гримасой на физиономии Роз принялась его разглядывать, держа двумя пальцами, словно грязную, дурно пахнущую тряпку. — Откуда здесь взялось это старье? — воскликнула она негодующе.
Тут взгляд Роз упал на черный сундук, и Нэнси увидела, как лицо ее на мгновение окаменело. Потом так же быстро она овладела собой, повернулась к девушкам и стала настойчиво оттеснять их куда-то в сторону.
— Одеяло, по-моему, очень красивое, — говорила Нэнси, пытаясь сопротивляться и не желая уходить от лакированного сундука. — Мне бы хотелось посмотреть на него поближе. Правда, хотелось бы, Роз.
Через плечо она оглянулась на сундук, надеясь все-таки в последний миг разглядеть на нем следы желтой краски.
Однако Роз уже вела их с Джорджи прямо в свой кабинет.
— Вы должны извинить меня, девочки, — развела она руками. — У меня сегодня уйма работы. Придется прервать беседу. — Нэнси показалось, что она различила легкую нервозность в голосе мисс Чаплин. — Поговорим как-нибудь в другой раз.
Нэнси и Джордж не успели еще толком понять, что происходит, но Роз уже вывела их из кабинета и буквально выпроводила на улицу.
— До свидания, милые леди! — После этих слов за ними громко захлопнулась входная дверь. В окно Нэнси видела, как Роз пулей пронеслась по коридору в свой кабинет и скрылась из глаз.
Джорджи от огорчения топнула ногой:
— Мы были так близки к отгадке. Спорю на что угодно — это сундук из Вериного дома.
Не отвечая, Нэнси бросилась за угол. Контору строительной фирмы она обежала как раз в тот момент, когда помощник Роз запирал на замок дверь гаража.
Рабочие, по всей видимости, уже закончили разгрузку мебели. На глазах у Нэнси они взобрались в кабину мощного фургона, включили мотор и поехали восвояси.
Нэнси обескураженно глядела им вслед и вздыхала. Теперь оставалось ждать новой возможности поглядеть на сундук. Когда она представится?
— Чего-то я тут не понимаю, — сказала она, вернувшись к Джорджи. — Роз, по-моему, удивилась не меньше нас, увидев сундук среди своей мебели. Если она знала о его существовании, зачем тогда было позволять нам идти в гараж и беспрепятственно там разгуливать?
Джорджи пожала плечами:
— Может, она считала, что сундук надежно спрятан за ящиками и мы его не заметим? Между прочим, если бы лай Фифи не привлек наше внимание, мы бы его действительно проглядели. Пари держу, Роз только разыгрывала удивление. Это для того, чтобы сбить нас с панталыку.
— Думаю, ты права, — грустно ответила Нэнси, доставая из кошелька ключи от Вериного автомобиля. — Как бы то ни было, сейчас нам тут делать нечего, можем спокойно отправляться назад, к Вере.
— Бесс, да поторопись ты! — кричала Джорджи. — Нам с Нэнси вовсе не хочется опоздать на праздник кленового сиропа!
— Особенно потому не хочется, что я обещала Вере быть настороже и внимательно следить, чтобы не случилось ничего дурного, — добавила Нэнси. — А мы вряд ли многое заметим, если вообще туда не попадем.
В ожидании Бесс обе девушки стояли посреди парадного холла дома Веры Эликзандер, надев джинсы, шарфы, перчатки и теплые свитера. Вера и Джулия сразу после ленча уехали на ферму, где должна была во всех подробностях демонстрироваться процедура варки сиропа. Вера оставила Нэнси подробное описание дороги к Кленовой ферме, сказав при этом, что прогулка им предстоит превосходная.
Нэнси слышала, как наверху, в их комнате, беспрерывно хлопают двери и ящики. Наконец, Бесс сбежала по лестнице, натягивая на ходу куртку, шапку и перчатки.
— Извините… — Она с трудом перевела дух. — Меня так захватило чтение, что я вообще позабыла про сегодняшнюю варку кленового сиропа.
Джорджи смерила кузину недоверчивым взглядом:
— И это говоришь ты? Да могла ли ты забыть, что нас ждет вкуснейшее в мире угощение? С твоей любовью к сладкому? Неправдоподобно.
— Вот уж не думала, что на свете бывают такие интересные книжки, — поддразнила Нэнси белокурую подружку, когда девушки вышли из дома, тщательно заперев за собой дверь на все замки.
Бесс застенчиво улыбнулась:
— Я тоже не думала. Оказывается, ошиблась. Девочки, вы должны непременно прочитать дневник Зака Колдера! Вы не поверите, каким увлекательным и насыщенным он постепенно становится. Поначалу он казался мне довольно вялым и даже утомительным. Там по большей части шли записи фабричных расходов, подсчет ежедневного производства ножей и прочее в том же роде. И одну вещь про автора я поняла сразу. Девочки, Зак Колдер был великий скупердяй. Честное слово!
В дневнике десятки напоминаний самому себе: не спускать глаз с мастера, изо всех сил следить за рабочими, чтобы они его не обворовывали, скрупулезно подсчитывать всякую ерунду…
— Может, у него были веские причины для подозрительности? В конце-то концов его же убили. Да еще прямо на фабрике, — рассудительно возразила Нэнси.
— Ох, пожалуйста, не вспоминай об этом кошмаре! — Голос Бесс задрожал. — Во всяком случае, теперь Зак начинает делать записи личного характера. Какая-то таинственная женщина умоляет его жениться на ней. Прямо сватается. Вчера вечером он нашел у себя в машине на фабрике букет цветов и при нем анонимное любовное послание.
Джорджи начала очумело вращать глазами:
— Слушай, Бесс! Ты случайно не сошла с ума? Жаль тебя, конечно, разочаровывать, но Зак Колдер, грубо говоря, дал дуба пятьдесят с лишним лет тому назад. А ты рассуждаешь об этом малом так, словно он жив и по сию пору!
Бесс сконфуженно улыбнулась.
— Действительно… Я понимаю, в чем тут дело. Я все время читаю его дневник, и у меня поэтому такое чувство, будто он не умер. — Она решительно тряхнула головой. — Но если бы Зак и в самом деле был жив, сомневаюсь, что мне захотелось бы с ним познакомиться. Он и ведет себя, и ко всему на свете относится, как настоящий скряга.
Девушки пересекли, наконец, главную улицу. Снег весело заскрипел у них под сапогами, едва они ступили на пешеходную дорожку, проложенную вдоль моста над Оленьей рекой. Примерно на середине моста Бесс остановилась; прислонясь к перилам, она устремила взор к фабрике, видневшейся на дальнем берегу над самым водопадом.
— Я страшно рада, что Вера решила превратить «Ножевые изделия Колдера» в городской музей, — произнесла она с чувством.
— Здание и вправду красивое, — согласилась Нэнси. Густой плющ прикрывал старую фабрику почти целиком, однако девушка разглядела несколько светлых прогалин: то блестели на солнце оконные стекла. Окна шли двумя рядами: по четыре в каждом. Минуту-другую она любовалась видом; взгляд ее блуждал над лесом, которым зарос обрыв по обе стороны фабрики… Потом она перевела глаза вправо, и ей открылась сверкающая белизна снежной поляны, замелькали яркие пальто и куртки. Людей собралось немало…
— Давайте быстрее, девочки, — сказала Нэнси. — Опаздываем.
Широким шагом они дошли до конца моста и спустились на покрытую снегом подъездную аллею. Отсюда начиналась Кленовая ферма Оуэнов. Обойдя деревянный жилой дом, подружки оказались на той самой поляне, которую Нэнси видела с моста. День выдался довольно теплый, однако снег тонким слоем все же покрывал землю и ветви деревьев.
Участники торжества разбились на несколько групп. Одни собирали сок в деревянные бочонки, стоявшие на санях. Другие выливали его оттуда в огромный чугунный котел, висевший над костром. На нескольких мужчинах и женщинах девушки заметили зеленые фартуки с надписью «Клен Оуэнов», надетые поверх свитеров, что указывало, вероятно, на причастность этих людей к устройству праздника.
С краю поляны на небольшом возвышении стояло корыто, доверху наполненное снегом. Вера помогала кучке ребятишек заливать горячий сироп в формы, и тот, затвердев в снегу, превращался в кленовый сахар. У Веры с собой был альбом старинных фотографий и эстампов, изображавших веселые сборища, посвященные «сахароварению» в Новой Англии, и этот альбом она показывала детям.
— Вот и вы, наконец, — улыбнулась Вера, когда девушки подошли к ней поближе. — Джулия только что отправилась обратно ко мне домой; хочет еще поработать на компьютере. Она не закончила какую-то перепечатку. Я строго-настрого велела ей немедленно прислать сюда моих гостей. Мне ужасно не хотелось, чтобы вы пропустили одно из самых интересных событий нашей ярмарки.
— О-о-х… — застонала Бесс, вдыхая одуряющий кленовый аромат. — Надеюсь, кто-нибудь догадается сделать оладьи, которые можно полить этим дивным сиропом?
Расхохотавшись, Вера обернулась и кивнула на деревянный дом:
— Не беспокойтесь. Как раз сейчас Триша Оуэн печет на скорую руку огромную партию блинов для участников праздника.
Бесс и Джорджи присоединились к группе, собирающей сок с деревянных пробок, всаженных в стволы «сахарных» кленов. Нэнси тем временем зорко оглядывала поляну. Солнечный свет, отраженный снегом, был невыносимо ярок; она прикрыла глаза рукой в перчатке, чтобы лучше видеть.
— Все пока идет гладко, — сказала она вполголоса себе самой, рассматривая то одну, то другую группу энтузиастов «сахароварения». — Будем надеяться, все обойдется благополучно.
Внезапно Нэнси насторожилась. Краем глаза она отметила назойливое мелькание чего-то голубого и красного поодаль, ближе к деревьям. Вглядевшись, юная сыщица узнала Майка Шейни — его кудрявую темную шевелюру над голубой |курткой и красные сапоги на толстой резиновой подошве. Он кружил по краю поляны, каждые несколько секунд исподтишка поглядывая на Веру. Даже с расстояния в пятьдесят футов Нэнси был виден недобрый блеск в его глазах.
«Что он замышляет?» (
Она не ждала от мальчика ничего хорошего и, встревожившись, потихоньку зашагала через поляну прямо к тому месту, на котором он крутился.
При виде Нэнси глаза Майка испуганно расширились. Не мешкая, он бросился наутек, рванулся к лесу и моментально исчез за стволами высоких вечнозеленых деревьев.
Нэнси понеслась вдогонку. Тяжелые, покрытые снегом ветви били ее по лицу. Не обращая ни на что внимания, не разбирая дороги, она бежала, стараясь не терять из виду следы красных сапог. Бежала сломя голову сквозь густой сумеречный лес, в котором никогда не бывала прежде. Мальчика не было видно, но треск веток впереди подтверждал, что далеко ему уйти пока не удалось.
Метров через двадцать Нэнси заметила странную вещь: детские следы слились с другими, побольше. Она, оказывается, уже двигалась по узенькой тропке, петлявшей между елей и сосен. Майк и какой-то еще человек, — судя по отпечаткам его подошв, взрослый, — прошли тут совсем недавно. Тропка быстро вывела сыщицу на поляну. Нэнси остановилась, чтобы определить, куда она забрела; грудь ее высоко вздымалась от бега.
В центре поляны прямо на краю обрыва высилось двухэтажное каменное строение, покрытое темно-зеленым плющом. Далеко внизу текла широкая река, шумел водопад. Нэнси догадалась, что это и есть фабрика ножевых изделий.
Но что это? Следы мальчишечьих ног на снегу вели вовсе не к двойным деревянным дверям фабрики, как следовало ожидать. Они шли в противоположном направлении, исчезая за углом здания. Нэнси бросилась в ту же сторону и, еще даже не завернув за угол, явственно услышала громкое шуршание, а за ним скрип петель. Не то дверных, не то оконных.
Девушка побежала вдоль фабричной стены — и вдруг застыла на месте как вкопанная. Примерно на полпути к следующему углу следы внезапно обрывались.
Сильно озадаченная, Нэнси принялась внимательно рассматривать стену. На ровной поверхности увитого плющом камня не было углубления ни для дверей, ни для окон. Майк как будто растворился в прозрачном зимнем воздухе.
«Думай, думай, — приказала себе девушка, наморщив лоб. — Должен же быть какой-то вход!» Подойдя к стене почти вплотную, Нэнси сунула руку в перчатке в заросли плюща и, раздвигая толстые усы, обшарила все пространство поблизости от последнего следа ноги Майка Шейни. Примерно на уровне четырех футов от земли рука ее наткнулась на что-то металлическое. Ручка! Раздвинув плющ, Нэнси обнаружила в камне небольшое окошко; стекло его покрывал плотный слой грязи и угольной сажи.
Сердце юной сыщицы радостно забилось. Не задумываясь, она бесстрашно взялась за ручку. Заскрипели проржавевшие петли, и рама, поддавшись, неохотно отошла в сторону. Еще минута, и Нэнси, вскарабкавшись вверх, проникла внутрь здания, а там уже легко спрыгнула с невысокого подоконника прямо на деревянный пол.
Пустынное, темное, точно пещера, помещение отозвалось гулким эхом на стук ее сапожек.
Подождав, пока глаза привыкнут к мраку, Нэнси осмотрелась по сторонам и обнаружила, что находится в большой комнате. Скорее, это даже был зал. Должно быть, он служил некогда основным рабочим помещением фабрики Колдера. Сейчас в нем не было ни оборудования, ни верстаков. От прошлой жизни осталось только несколько ржавых металлических баков дли мусора и железные обрезки, сваленные в угол.
Девушка прислушалась. Вокруг царила абсолютная тишина. Ни шороха, ни скрипа. Однако тусклый свет, едва пробивавшийся сквозь окна, позволил ей разглядеть несколько мокрых знакомых следов, протянувшихся сквозь все помещение к противоположной стене. Деревянная лестница, по виду совсем расшатанная, вела оттуда вверх, на широкий балкон, нависавший над залом. Вторая спускалась из зала вниз, по всей вероятности, в подвалы.
Куда же подевался Майк? Поднялся на балкон или шмыгнул вниз? Перед обеими лестницами мокрые следы уже подсохли, так что определить дальнейший путь мальчика не представлялось возможным. Нэнси разглядела, что с широкого балкона куда-то ведут три двери, однако, поколебавшись, решила не рисковать и не лезть вверх по трухлявой лестнице без крайней нужды. Лучше было начать розыски с подвалов.
Дойдя до лестницы, ведущей вниз, она, прежде чем спускаться, не без робости пощупала ногой самую верхнюю ступеньку. Та хоть и заскрипела, но тем не менее показалась ей достаточно прочной. Держась обеими руками за стену, Нэнси осторожно начала спуск в полумрак колодца. В конце концов ступеньки привели ее в подвальное помещение. Судя по всему, здесь когда-то был склад.
Три окна под самым потолком подвала давали весьма скудное освещение. Но Нэнси сразу увидела, что Майка тут нет. Как и на первом этаже, здесь не было ничего. По крайней мере, того, что обычно хранится на складе. Остались только пустые полки у всех четырех стен.
Где-то наверху, там, откуда она пришла, вдруг что-то загрохотало. Нэнси, испугавшись, поспешила назад, к лестнице. Она успела одолеть только три или четыре ступеньки, как у нее над головой раздался оглушительный железный лязг. Трепеща от ужаса, девушка всем телом приникла к холодной стене.
Один из ржавых мусорных баков, виденных ею в большом зале, с грохотом и стуком падал вниз по лестнице прямо на нее!
Нэнси прыгнула назад, но ступенька, неожиданно треснув у нее под сапогом, лишила девушку равновесия. Покачнувшись, она прижалась к стене; огромный металлический бак в эту минуту уже бренчал и звенел на ближайших ступеньках. Через несколько секунд он неминуемо обрушится ей на голову!
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:13 | Сообщение # 7
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ИСТОРИЯ ПОВТОРЯЕТСЯ
Нэнси с грохотом повалилась на пол. Заскрежетав зубами от боли, она успела, однако, подтянуть свои длинные ноги к самому подбородку, уткнуть голову в руки и, таким образом сложившись клубком, откатилась немного в сторону, к самому краю лестницы. Траектория полета бака проходила чуть правее. Большущая металлическая бочка пронеслась мимо, не задев юную сыщицу.
Облегченно переведя дух, Нэнси встала на ноги и начала потихоньку подниматься дальше вверх, морщась и потирая рукой ушибленное бедро. До главного зала она добралась точно в ту минуту, когда красные сапоги с высокими подошвами скрылись в увитом густым плющом окне — том самом, сквозь которое она проникла в здание фабрики.
— Остановись, Майк! — громко закричала Нэнси. — Подожди!
В ответ она услышала только скрип оконной створки, хлопнувшей за спиной хитрого мальчишки.
Досадливо вздохнув, Нэнси уселась на верхнюю ступеньку лестницы и попыталась осмотреть свой несчастный бок. Прикосновение к нему было болезненно, однако девушка решила, что ничего серьезного все-таки не произошло. Ни сильного ушиба, ни тем более перелома.
Потом она с любопытством еще раз оглядела зал, где когда-то трудились нанятые Колдером рабочие. Во время разговора в универсальном магазине Шейни Майк открыто угрожал Вере местью, если она не отступится от здания фабрики. Может, это и вправду он звонил со зловещими намеками и предупреждениями? Говорил нарочно измененным голосом? Однако даже и в этом случае трудно было себе представить, как мог этот мальчуган выполнить свои угрозы. Просто шныряя по давно заброшенному дому, что ли? Вера еще даже не приступила к реконструкции здания; стало быть, разрушать тут пока было абсолютно нечего.
— Нэнси! Нэнси! Ты где? — Откуда-то снаружи, скорее всего от главного входа, донесся знакомый голос.
— Это ты, Джорджи? — Юная сыщица не верила своим ушам. Она вскочила и, пренебрегая болью в боку, со всех ног бросилась к массивным двойным дверям.
— Я здесь! Внутри!
Снаружи послышались невнятное бормотание и дерганье дверной ручки. Потом заговорила Бесс:
— Заперто. Нэнси, как ты там очутилась?
— Я влезла в окно. Оно сбоку. Я…
Она уже собиралась пуститься в подробные объяснения насчет боковой стены и окна скрытого плющом, но тут услышала новый голос. Кто-то подошел к ее подругам. Что это за человек, было трудно понять, но уже через несколько секунд послышался скрежет металлического ключа, вставляемого в замок, и двойные двери растворились. Бесс и Джорджи, взволнованные, бросились к Нэнси. За ними шла Джулия Бергсон.
Нэнси обхватила руками обеих девушек:
— Господи, как же я рада вас видеть! Бесс, отстранившись, с беспокойством оглядела ее:
— С тобой ничего не случилось?
— Мы не знали, что и думать, когда ты внезапно исчезла с поляны на ферме Оуэнов, — возбужденно говорила Джорджи. — Какая-то незнакомая женщина сказала, будто видела, как ты побежала вдогонку за Майком Шейни. Мы обшарили все вокруг поляны и наткнулись в конце концов на следы в снегу. Остальное было уже несложно.
— Я в полном порядке, — заверила Нэнси своих подружек. — Правда, заслуги Майка в этом нет, — добавила она сердито, потирая ноющее бедро. — Он ужасно старался раскроить мне череп одной из этих симпатичных вещиц. Теперь она валяется внизу под лестницей.
Кивнув в сторону здоровенных баков, притулившихся в углу, Нэнси поведала девушкам и Джулии о том, что здесь произошло до их прихода.
— Я совершенно убеждена: этот паршивец захаживал сюда и прежде, — закончила она свой рассказ. — На земле возле фабричной стены — несколько цепочек следов, ведущих к окошку.
— Я его здесь ни разу не видела, — удивилась Джулия. — Нет, в самом деле: если не считать представителей городской инспекции, кроме меня и Веры, здесь вообще никогда никто не появлялся. Значит, Майк пробирался сюда тайком.
Молодая женщина вдруг помрачнела:
— Знаете, место это для ребенка неподходящее. Попросту говоря, небезопасное. Я, пожалуй, заколочу это окошко. Да и остальные заодно. Надо будет нам с Верой непременно потолковать с Майком. Мы должны заставить мальчугана по-настоящему понять, что ему нельзя приходить в пустынный и заброшенный дом. Всякое может случиться.
Джорджи кивнула, соглашаясь:
— Правильная мысль… Слушай, Нэн, а как ты думаешь, прогулки Майка по здешним закоулкам имеют что-нибудь общее с его намеками? Ну, ты понимаешь, о чем я. О том, что Вере Эликзандер лучше держаться подальше от старой фабрики…
Нэнси задумчиво сдвинула брови:
— Наверно, какая-то связь между тем и другим имеется. По крайней мере, это было бы логично. Но, честно тебе признаюсь, у меня пока что нет никаких идей на сей счет. — Обернувшись к Джулии, она спросила: — Какие причины могут заставить Майка Шейни противиться Вериному проекту? Вы об этом не думали? Ему-то что за разница — реконструируют «Ножевые изделия Колдера» или нет?
Джулия недоуменно смотрела перед собой:
— Он пришел в бешенство, узнав, что Вера рассказала его родственнице про украденные деньги. Это мне известно. Но я никогда не слышала, чтобы он говорил какие-либо дурные вещи по поводу музея. — Пожав плечами, она добавила: — Он ведь совсем ребенок. Может, он тут играет в свои игры?
— Но я твердо убеждена, что он испугался и убежал, именно завидев меня, — возразила Нэнси. — Дети так не ведут себя, когда просто играют.
— Все хорошо, что хорошо кончается, — благодушно заметила Бесс. — А, между прочим, вы-то как забрели сюда? — обратилась она к Джулии. — Вера сказала, что вы вернулись к компьютеру и что у вас полно неотложной работы.
Джулия кивнула.
— Работы действительно много, но пришлось ее отложить. Нужно сделать кое-какие замеры перед встречей Веры с архитектором. — С этими словами она вытащила сантиметр из кармана куртки.
— Хотите, мы вам поможем? — предложила Нэнси. — Уж раз мы все равно оказались здесь, так хоть для чего-нибудь пригодимся.
— Нет, нет, спасибо, не надо, — решительно запротестовала Джулия. — Я очень благодарна вам за желание помочь, но считаю, что вы все втроем должны тотчас же отправиться назад, к Оуэнам. Изготовление сахара, должно быть, не кончилось; вы еще успеете получить удовольствие от праздника.
— По правде говоря, мне что-то уже и есть расхотелось, — промолвила Бесс и вздохнула. — Не могу себе представить, что мы вот здесь стоим и разговариваем и это та самая фабрика, где был убит Зак Колдер.
— Силы небесные, я тоже не могу больше! — Джорджи возвела очи горе. — Приведи ее в чувство, Нэнси. Опять она за свое. — Джулия рукой показала вверх на одну из трех балконных дверей.—
На самом-то деле, Бесс, кабинет Зака вон там, прямо у нас над головами.
— Ой, пойдемте посмотрим! — Бесс бросилась к лестнице, не дожидаясь остальных.
— Стой! — раздался злой окрик. Нэнси и Джорджи оторопело уставились на миловидную, светловолосую женщину.
— Вера не хочет, чтобы этой лестницей пользовались, пока ее не укрепят, — объяснила Джулия. — Боится, что кто-нибудь свалится.
Бесс с сомнением осматривала расшатанные ступени.
— И вправду, сооружение выглядит не очень-то надежно, — согласилась девушка, немного, разумеется, огорчившись.
— Кроме всего прочего, я считаю, что мы должны немедленно отвезти Нэнси домой к Вере, — вмешалась Джорджи. — Ее ушибленный бок надо обязательно показать врачу.
Джулия поспешно закивала головой:
— Конечно, конечно. Возьмите мой автомобиль и сразу же поезжайте. По дороге заедете к доктору Дженнингсу. Его приемная прямо на главной улице.
Нэнси начала было возражать и спорить, доказывать, что врач не нужен, но Бесс и Джорджи, на ходу горячо благодаря Джулию за машину, уже тащили юную сыщицу к выходу.
— О Вере не тревожьтесь, — окликнула их Джулия у самых дверей. — На обратном пути я зайду на ферму к Оуэнам и все ей про вас доложу.
— Ну, теперь-то вы удовлетворены? Теперь вы твердо знаете, что со мной полный порядок?
Произнося эти фразы и с насмешкой поглядывал на своих ближайших друзей, Нэнси осторожно, чуть морщась, усаживалась на переднее сиденье желтого автомобильчика Джулии. Чтобы повидаться с доктором Дженнингсом, пришлось больше часа прождать у него в приемной. В, городе вовсю свирепствовал грипп; казалось, половина жителей чихает и кашляет. Доктор был нарасхват.
— Мистер Дженнингс сказал, что до завтра тебе лучше не двигаться, — напомнила Нэнси заботливая Бесс. — Так что ты ни в коем случае не пойдешь вечером в гостиницу «Уайт-Фолз» на Верину лекцию о музее. Даже не рассчитывай.
Нэнси со вчерашнего дня уже предвкушала эту лекцию в отеле. Ей очень хотелось как можно больше узнать о планах Веры в отношении «Ножевых изделий Колдера», услышать подробное описание будущего хранилища истории города. Однако она хорошо знала своих подруг и догадывалась, что из дому они ее не выпустят ни за какие коврижки.
— Но то, что я не пойду на лекцию, вовсе не означает, что и вы не должны туда ходить, — заметила она.
— Оставить тебя одну? Об этом и речи быть не может! — возмутилась преданная Бесс.
— Праздник на ферме, должно быть, уже закончился. — Выруливая со стоянки на проезжую часть, Джорджи мельком глянула на часы. — Да, конечно, закончился. Едем прямо домой, к Вере.
По пути Нэнси пыталась осмыслить все, что произошло за минувшие сутки. Сундук со стегаными лоскутными одеялами, скорее всего, украла Роз Чаплин. Ладно. Пусть так. Но почему Майк обрушил ей на голову этот проклятый бак? За что? И кто звонил по телефону Вере, угрожая ей скорой расправой? Можно ли предположить, что роз и маленький Майк Шейни действуют заодно?. Что они сообщники?
Размышления Нэнси были прерваны самым неожиданным образом. Джорджи ни с того ни с сего резко нажала на тормоз. Нэнси с силой бросило вперед. Она, однако, успела заметить хвост легкового автомобиля, который под самым носом у них пересек дорогу и свернул на одну из боковых улиц.
— Вы целы, девчонки? — Джорджи с негодованием покрутила головой. — Хоть бы посигналил, собака!
Нэнси наклонилась поближе к ветровому стеклу, желая получше рассмотреть черно-белую машину.
— А это не полиция? Они повернули туда же, куда едем и мы. Надеюсь, у Веры ничего не случилось.
— У них даже мигалка не включена, — возразила Джорджи. — Успокойся. Должно быть, патрульная машина просто совершает обычный объезд района.
Джорджи говорила с нарочитым безразличием; тем не менее Нэнси отлично видела, как она с силой нажала педаль акселератора. Желтая машина заметно ускорила ход.
— О, Господи… — негромко воскликнула Нэнси, едва их автомобиль, сделав последний поворот, вынырнул почти перед самым жилищем Веры Эликзандер.
И было от чего заволноваться. Полицейская машина стояла у входа в дом. На крыльце о чем-то вели беседу женщина — офицер полиции и Вера, лицо которой выражало крайнее смятение. Потом представительница охраны порядка отошла куда-то в сторону.
Завидев автомобильчик Джулии, Вера торопливо сбежала со ступенек в сад:
— Нэнси, как ты себя чувствуешь? Джулия рассказала мне о твоих приключениях на фабрике. Вы были у доктора?
— У меня все нормально. — ответила Нэнси. — . А вот здесь что происходит?
Темные глаза Веры наполнились слезами.
— Это ужасно! Второй раз! Поверить не могу. Я вернулась с «сахароварения» и сразу пошла в мастерскую положить на место взятую оттуда вещь. — Она помахала в воздухе альбомом со старыми фотографиями, вырезками и эстампами. — Я его всегда держу на полке, что над деревянным капитанским сундуком.
Нэнси кивнула. Этот сундук она приметила еще накануне днем.
— В нем хранилось несколько уникальных, поистине бесценных старинных одеяний, — продолжала Вера.
Бесс прерывисто задышала:
— Хранилось? Вы хотите сказать… Слезы уже ручьем струились по щекам бедной женщины.
— Он исчез! — рыдая, выкрикнула она. — Второй сундук тоже украли!
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:13 | Сообщение # 8
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ВОЛШЕБНАЯ СИЛА СЛОВ
— Украли? Второй сундук? — не веря своим ушам, переспросила Нэнси. Потом обменялась тревожными взглядами с Бесс и Джорджи.
— Роз, должно быть, вывезла его отсюда, когда Джулия уехала на фабрику Колдера и дом опустел. — Лицо Веры при этих словах пошло пятнами от гнева. Даже слезы высохли. — После того, как вы сегодня утром обнаружили у нее в гараже первый сундук, лакированный, — продолжала она, — я ни капельки не сомневаюсь, что второй утащила тоже эта женщина. Ну, ничего, от меня ей теперь не улизнуть! Я сию же минуту отправлюсь с полицией в ее контору и обыщу там все склады.
— Мне кажется, этого делать не следует, — быстро проговорила Нэнси. — Наверняка ведь пока ничего не известно. Мы не можем с полной ответственностью утверждать, что грабитель — именно Роз Чаплин. А если вы предъявите ей обвинение без реальных доказательств, — продолжала дочь адвоката Карсона Дру, — она поднимет шум, начнутся разговоры о клевете, и это может повредить не только вашей ярмарке, не только продаже художественных изделий на аукционе, но и репутации будущего музея.
— О, Господи… — В глазах Веры промелькнул страх. Она тихонько всхлипнула. — Я об этом не подумала… Ты совершенно права, Нэнси.
Тут к ним приблизился офицер полиции — хорошенькая женщина с пышными золотисто-каштановыми волосами и рыжими веснушками на носу и вежливо представилась:
— Лейтенант Маргарет Конрой. Никаких следов насильственного вторжения в дом преступники не оставили, — добавила она, что-то записывая в блокнот.
— Но мы тщательно заперли дверь, уходя на праздник кленового сиропа, — возразила Джорджи. — Дом был на замке, ручаюсь вам.
Маргарет Конрой пожала плечами:
— Нынешние воры, к сожалению, отлично управляются с любыми запорами… Простите, а что это вы здесь говорили про какую-то Роз? Вы подозреваете ее в ограблении?
Вера, смутившись, бросила быстрый взгляд в сторону Нэнси. Потом заговорила, преодолевая неловкость:
— Да, в общем-то подозреваем. Видите ли, отсюда же, из моего дома, вчера унесли еще один сундук. Я была так загружена делами по устройству ярмарки ремесел, что даже не успеха сообщить вам о происшествии. Вот… И теперь… Не знаю даже, как об этом говорить…
Нэнси поспешила на выручку приятельнице:
— И этот сундук мы с Джорджи видели сегодня утром, когда приехали с визитом к мисс Роз Чаплин. По крайней мере, нам кажется, что у нее в гараже стоял именно он. Но поскольку твердой уверенности нет, мы не хотим рисковать, предъявляя обвинение, не подтвержденное бесспорными уликами. Это может создать дурную славу ярмарке, которую организовала и проводит мисс Эликзандер.
Лейтенант Конрой с сомнением поглядела на Веру:
— Эта девочка, пожалуй, права. В таком случае, полиция пока что не станет возбуждать дело о вчерашней краже. Но я заеду в полицейский участок и договорюсь, чтобы на всех мероприятиях ярмарки ремесел был установлен специальный пост.
— Спасибо большое, — с искренней благодарностью сказала Вера.
— Мы непременно позвоним вам и сообщим, если заметим что-либо подозрительное, — добавила Нэнси.
Взяв у Веры заявление о пропаже сундука, Маргарет Конрой вернулась в полицейскую машину, а Вера повела девочек в дом.
— Хочу надеяться, что на сегодня неприятности уже закончились, — грустно усмехнулась она. — Я знала, что с ярмаркой волнений будет хоть отбавляй. Но ситуация выходит из-под контроля.
— Вы уверены, что Бесс или мне не стоит поехать с вами в гостиницу «Уайт-Фолз»? — спросила Джорджи у Веры, когда уже почти перед вечером та заканчивала последние приготовления к поездке на лекцию.
— Очень благодарна вам, девочки, за предложение, — отвечала Вера, — но я пока справлюсь сама.
Нэнси к этому времени была заботливо уложена на широкую тахту; Джорджи и Бесс примостились у ее ног на стареньком коврике. На кофейном столике рядом с тахтой стояли ваза, полная воздушной кукурузы, и три бокала с лимонадом.
Одернув свое темно-бордовое платье с высоким воротником, Вера взяла со стола сумку, где хранились всевозможные бумаги, связанные с проектом будущего исторического музея города.
— Я вижу, Джулия уже побывала у нас и забрала свой автомобиль, — сказала она, выглянув в окошко.
Бесс кивнула:
— Она пришла, когда вы переодевались. Не захотела мешать и сказала, что встретится с вами прямо в гостинице.
Вера улыбнулась:
— Джулия — настоящий друг и надежный помощник. Без нее я бы наверняка пропала, даю вам слово. Это ведь она поддерживает порядок в наших делах, за всем следит, ничего не забывает. Взять, например, хотя бы сегодняшний день. Я бы ни за что не вспомнила, что перед встречей с архитектором в старом здании фабрики нужно сделать кучу самых разных замеров. Встреча произойдет не раньше чем через полторы недели. Но Джулия — выдающийся человек: она всегда стремится опередить график, и это ей обычно удается.
— Значит, сегодня она приходила на фабрику Колдера по собственной инициативе? — удивилась Нэнси. — Вы ее туда не посылали?
Вера отрицательно тряхнула головой:
— И не думала. Но в этом-то и проявляется характер Джулии. Она старается заблаговременно и точно выполнить все задания, чтобы мне потом не беспокоиться. Ладно, я поехала. Вернусь, должно быть, не поздно. До встречи.
Помахав рукой гостьям, Вера скрылась в дверях.
Нэнси потянулась к воздушной кукурузе и, набрав полную горсть, снова откинулась на удобные мягкие подушки. Бесс опять с головой погрузилась в чтение.
— Судя по всему, сегодня вечером нам с тобой придется довольствоваться компанией друг друга, — иронически заметила Джорджи. — Бесс, насколько я понимаю, намерена провести остаток дня в обществе Зака Колдера.
Поглощенная дневником девушка даже не подняла глаз.
— Батюшки, это еще что такое? — пробормотала она минутой позже.
Нэнси увидела, что Бесс держит в руках небольшой пожелтевший листок и осторожно его разворачивает. Видимо, она обнаружила его между страниц старой кожаной тетради.
— Ну и ну! Таинственная незнакомка писала стихи, посвященные Заку! — изумленно воскликнула Бесс. — Потрясающе! Сейчас я вам прочитаю их. Слушайте!
Взволнованная до глубины души, она склонилась над пожелтевшим листком, громко декламируя:
Коснуться душами… О, сбудься, сладкий сон! Пусть оба сердца Забьются в унисон.
Звезда прекрасная! Ты мой единый свет. Любовь всевластная Помчит нас в бездну лет…
Сложив листок, Бесс бережно положила его обратно в кожаную коричневую тетрадь.
— Как это романтично! Скажете — нет? — Она вздохнула. — Боже мой, да я отдала бы все на свете, чтобы какой-нибудь парень написал ради меня такие строки!
Нэнси в задумчивости покусывала нижнюю губу.
— Знаешь, — произнесла она наконец, — когда я слушала стихи, мне пришла в голову одна идея насчет того, кто эта таинственная дама. Как по-твоему, не может ею быть Эстер Грей?
Голубые глаза Бесс засверкали.
— Правильно! Умница, Нэнси. Вера ведь говорила нам, что Эстер Грей жила в Уайт-Фолзе. А еще со средней школы я помню, что она так и не вышла замуж, осталась старой девой. Пари держу: она — автор стихов.
Джорджи отхлебнула лимонаду, с хрустом разгрызла кубик льда.
— Слушайте, — заметила она довольно равнодушно, — кто бы ни была ваша таинственная леди, ей, я так понимаю, очень хотелось женить на себе Зака Колдера.
— Зак кое-что об этом даже написал, — согласилась Бесс. — Но особого восторга не почувствовал.
Она принялась листать дневник, водя пальцем по строчкам записей.
— Вот, нашла. Слушайте внимательно. — Бесс откашлялась. — «Моя тайная обожательница, видимо, принимает меня за идиота. Она пишет о любви и бракосочетании. Ха! Эта особа ничуть не лучше других. На самом деле она любит не меня, а мое состояние, которое я нажил тяжелым трудом и никому не собираюсь отдавать».
Тут уж запротестовала даже Джорджи:
— По этим стихам не скажешь, что они написаны охотницей за большими деньгами. По-моему, Зак Колдер — подонок. Во всяком случае, полное ничтожество.
Нэнси кивнула:
— Он с подозрением относится ко всем людям на свете. Особенно когда дело доходит до денег.
— На мой взгляд, это отвратительно, — категорически заявила Бесс. — Зак не стоит того, чтобы женщины посвящали ему стихи.
Вместе с Джорджи они занялись обсуждением Зака Колдера и его таинственной воздыхательницы. Нэнси тем временем вернулась мыслями к Роз Чаплин и маленькому Майку Шейни. Она терпеть не могла бездействия. В этот самый момент кто-то, быть может, стремится нанести удар Вере, сорвать ей ярмарку, а она, Нэнси, даже понятия не имеет, кто этот негодяй! До аукциона осталось два дня. Если до тех пор пропавшие сундуки не будут найдены, аукцион во многом потеряет смысл.
Нэнси вздохнула. Одно было бесспорно. Завтра, кровь из носу, она должна придумать способ пробраться в гараж к Роз и снова осмотреть черный лакированный сундук!
Внезапный вскрик Бесс оторвал ее от нелегких размышлений.
— Сейчас попробую догадаться, почему она вопит, — сухо промолвила Джорджи. — Зак вызвал полицию и посадил в тюрьму собственную мать за то, что та взяла у него взаймы никель[1] и не вернула вовремя.
Подняв глаза, Бесс испуганно взглянула на подруг.
— Зак считает, что таинственная незнакомка замышляет против него что-то ужасное, — проговорила она свистящим шепотом. — Что она хочет его убить! Мне, конечно, в это трудно поверить, и тем не менее… — Она умолкла.
— Но кто-то же убил его в конце концов, — напомнила ей Нэнси. — Что он там пишет? Бесс поискала нужное место.
— Нашла. Вот оно: «Загадочная поклонница заявила, что если ей не суждено стать моей женой, то ни одна другая женщина меня не получит. Черт побери! Я боюсь за собственную жизнь».
Бесс на мгновение замолчала, а потом, прежде чем вернуться к чтению, обратила к Нэнси и Джорджи совершенно панический взгляд.
— «Ее планы не сбудутся. Я никому не позволю выманить у меня мое честно заработанное богатство. Деньги я спрятал там, где их никогда не найдут ни банки, ни юристы и никакие другие любители легкой наживы. Если что случится, тайна моего сундука с деньгами умрет вместе со мной».
Бесс сокрушенно покачала головой:
— Последняя запись… Знаете, девочки, мне кажется, это вообще последнее, что Зак написал в своей жизни. Я готова пари держать: таинственная незнакомка тут же его и зарезала!
— Погоди минуточку, — прервала сестру Джорджи. — По-моему, наша неизвестная дама совсем не из тех, кто способен убить человека ради денег. Твой Зак все придумал. Он подозрителен и недоверчив. Его дурацкие фантазии ничего общего с жизнью не имеют.
Но Бесс упорно стояла на своем:
— Она могла убить его из ревности. Она же сама сказала, что он будет принадлежать или ей, или никому.
Джорджи пожала плечами.
— А про Чарли Шейни ты забыла? Про того, кого все считают убийцей? По словам Грейс Шейни, люди видели, как он выходил из дверей фабрики сразу же после гибели Колдера.
Сестры начали оживленную дискуссию. Пока они спорили, в мозгу Нэнси мелькнула неожиданная догадка. У нее и прежде возникало интуитивное ощущение, что какое-то важное звено в цепи фактов ею упущено. Но какое?
— Вот в чем дело! — внезапно воскликнула она, приподнявшись и садясь на тахте.
— В чем? — изумилась Джорджи, ничего не понимая. — Про что ты?
Повернувшись к Бесс, Нэнси возбужденно проговорила:
— В дневнике говорится о секретном ящике с деньгами, правильно?
Бесс кивнула. Голубые ее глаза недоуменно смотрели на подругу.
— Значит, Зак Колдер спрятал все свое богатство в какой-то ящик или небольшой сундук, — продолжала та, развивая свою мысль. — А что, если зарезавший его человек или вообще ничего не знал о деньгах, или не сумел их отыскать?
— Тогда они, скорее всего, до сих пор лежат в том же сундуке, — спокойно предположила Джорджи.
Глаза Бесс зажглись:
— Слушайте, может, сундук где-то здесь, в доме, и все деньги Зака в нем?
Нэнси наклонила голову в знак согласия:
— Именно это я имею в виду. Между убийством Зака Колдера и нашим делом почти наверняка есть связь!
Бесс и Джорджи застыли от неожиданности.
— Что?
— То, что вы слышите. Бесс, как ты не понимаешь! Вполне возможно, что, кроме тебя, кто-то еще прочел дневник Зака. И этот «кто-то» тоже узнал, что Зак спрятал деньги в каком-то сундуке.
Джорджи щелкнула пальцами:
— Поэтому из Вериного дома и похитили два сундука!
— Совершенно верно, — усмехнулась Нэнси. — Быть может, похититель вовсе не тот, кто пытается разрушить планы Веры относительно исторического музея. Быть может, он действует с абсолютно другой целью — с целью завладеть богатством, о котором Зак пишет в своем дневнике!
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:14 | Сообщение # 9
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ТАЙНЫЕ УЛИКИ
— Вот это да! — вскричала Бесс. — Нэнси, ты — гений. Значит, теперь нам надо вычислить, кто, кроме меня, прочитал дневник. Правильно?
— Вера и Джулия… Они обе его видели, — вслух соображала Джорджи. — Их, однако, я полагаю, мы должны исключить. Они бы не стали воровать сундуки! В крайнем случае, осмотрели бы их прямо на месте.
— Никого нельзя исключать, — Нэнси предостерегающе подняла палец, — если у подозреваемых нет доказательств непричастности к делу. Тем не менее, — продолжала она, — Роз Чаплин и Майк Шейни, что и говорить, куда больше годятся на роль грабителей, чем наши друзья Вера и Джулия. Она сосредоточенно сдвинула брови:
— Погодите! Вера, кажется, сказала, что дневник подарен ей специально для музея. Подарен городом… Пошли в мастерскую, посмотрим, нет ли там каких-нибудь любопытных документов.
Знакомой дорогой они гуськом двинулись в заднюю часть дома и, миновав кухню, очутились в темной мастерской. Пошарив рукой по стене, Нэнси нащупала выключатель. Яркий свет озарил просторное помещение.
— Сундуков тут не меньше полдюжины, — усмехнулась Джорджи, оглядывая рабочую комнату Веры. — Как, интересно, вор может угадать, где именно спрятаны деньги? И вообще, если ориентироваться на дневник Зака, надо украсть все до единого старые сундуки в Уайт-Фолзе. Это же бред.
— Мы сейчас просмотрим компьютерную опись, — ответила Нэнси. — Может быть, там есть хоть какие-нибудь упоминания о пропавших сундуках. Я вполне допускаю, что между ними и дневником существует связь.
Нэнси села к письменному столу и нажала кнопку компьютера. Умная машина зажужжала, включаясь в работу; Нэнси тем временем занялась папками, высокой стопкой сложенными на краю стола. Достав ту, на которой значилось только одно слово — «Опись», она открыла ее на первой странице.
— Вот записка Джулии, объясняющая, как пользоваться компьютерной системой. — Нэнси разглядывала карточку, аккуратно приклеенную к внутренней стороне папки.
Джорджи, подойдя, остановилась за креслом, на котором сидела юная сыщица, и, склонившись над ее плечом, раздельно, громко прочла:
— «Чтобы отыскать нужную запись, следует помнить, что список составлен на основе трех принципов: вы можете найти интересующую вас вещь или по дате ее приобретения, или по категории, к которой она принадлежит (мебель, одежда и т. д.), или по имени дарителя — того, кто пожертвовал экспонат для музея».
— Сначала поищем среди дневников. — С этими словами Нэнси мигом напечатала на клавиатуре несколько заданий для компьютера. Спустя полминуты экран был уже целиком заполнен названиями дневников, мемуаров и писем, подаренных будущему историческому музею города Уайт-Фолза. Названия шли строго по алфавиту.
— Ура! Вот он! — объявила девушка, дойдя до буквы «К». — «Колдер, Закари». Тут сказано, что дневник Зака город подарил Вере первого марта — то есть на прошлой неделе.
— Небогатая информация, — отозвалась Бесс с другого конца мастерской, где она была занята изучением какого-то старого ящика весьма потрепанного вида. Потом Бесс тоже подошла к письменному столу, где стоял компьютер. — Если дневник все эти годы хранился в городской ратуше или в каком-нибудь другом общественном месте, — сказала она уныло, — значит, его мог прочитать любой.
— Давайте подумаем, нельзя ли что-нибудь еще выяснить. — Нэнси не собиралась сдаваться и тут же дала компьютеру новое задание. Она решила узнать, кому принадлежал дневник прежде. Указатель, мигая огоньком, двинулся в путь и остановился у строки со словами «Город Уайт-Фолз».
Девушки внимательно прочитали список пожертвований, сделанных городом на минувшей неделе. В нем числились старые инструменты, точильный камень, металлическое оборудование для изготовления ножей…
— Первоначально все это имущество явно принадлежало фабрике Зака Колдера, — бормотала себе под нос Нэнси. — Наверное, город забрал его оттуда, когда фабрика обанкротилась. Что произошло уже после смерти Зака…
— Тебе это не кажется смешным: фабрика обанкротилась, а после Зака в ту пору ^оставалось огромное состояние? — спросила Бесс.
Нэнси усмехнулась:
— Вообще-то ты, конечно, права. Нелепая история. Но ты забываешь, что деньги Зак спрятал в сундук не случайно. Он сам хотел, чтобы их никто не нашел. И кстати, то, что фабрику пришлось закрыть, лишь подтверждает нашу догадку: деньги так и остались в сундуке. На них никто не наткнулся.
— Ого! — вдруг воскликнула Джорджи, указывая пальцем на светящийся экран компьютера. — Поглядите-ка сюда. Город, оказывается, подарил будущему музею кое-что еще: деревянный капитанский сундук и второй — черный, лакированный.
С бьющимся сердцем читала Нэнси эту запись.
— Стало быть, между дневником и украденными сундуками действительно есть связь. Все три вещи принадлежали Заку Колдеру, — взволнованно проговорила она, глядя на подруг.
Бесс кивнула:
— Теперь остается найти человека, который знал, что оба сундука — собственность Зака Кол-дера, и мог прочитать нашу кожаную тетрадь. — Она с надеждой обратила взор к Нэнси и кузине: — Есть какие-нибудь гениальные озарения?
Выдающиеся идеи? Ну, девочки, шевелите же мозгами!
Нэнси внезапно помрачнела.
— Выходит, все нити так или иначе ведут к Вере и Джулии, — сказала она озабоченно. — Обе они наверняка знали, откуда поступают вещи для музея. Но, как ты правильно заметила, Джорджи, у них в любом случае не было надобности увозить сундуки из дому.
— Кроме того, — прибавила Джорджи, — Джулия сама призналась, что даже и не разглядывала все это музейное имущество; ей бы только поскорее занести его в опись, хранящуюся в памяти компьютера. Вряд ли она успела даже проглядеть дневник.
— А как насчет Майка Шейни? — спросила Бесс. — Со слов Веры мы знаем, что мальчишка выполнял ее многочисленные поручения. Если он служил у нее посыльным как раз в то время, когда музей получил в дар от города вещи с фабрики «Ножевые изделия Колдера», он мог заглянуть в тетрадь. Просто из любопытства.
Нэнси наклонила голову, соглашаясь:
— Верно. И тогда он бы знал, кроме всего прочего, в каких сундуках искать богатство. Надо спросить у Веры, когда она уволила Майка. Если до начала марта — одно дело. А если после первого числа, — значит, у нас есть право заподозрить его в краже. И даже больше, чем всех остальных.
Джорджи опять щелкнула пальцами:
— Теперь становится ясно, что этот сопляк делал в фабричном здании. Он, должно быть, прибежал туда в надежде отыскать еще какой-нибудь сундук, по оплошности забытый теми, кто уносил вещи с фабрики.
Поставив локти на стол, Нэнси обхватила руками подбородок и задумалась.
— Надо непременно узнать все, что можно, об обстоятельствах гибели Зака, — проговорила она, наконец. — Завтра было бы неплохо нанести визит в редакцию местной газеты или в библиотеку, поискать в старых подшивках отчеты об убийстве.
Девушки не отвечали, и Нэнси, подняв глаза, увидела, что Джорджи, насупившись, о чем-то напряженно размышляет.
— Ты что, Джорджи?
— Пытаюсь уразуметь, какую роль во всех этих сплетениях играет Роз Чаплин, — медленно произнесла та. — Я убеждена, что у нее в конторе мы видели именно тот самый черный лакированный сундук, который неизвестные утащили из дома Веры. Но откуда она узнала про все эти дела — про дневник, про сундук, про деньги?
— Хороший вопрос, — рассмеялась Нэнси. — К нему примыкает еще один. Если Роз или кто-то другой охотится за состоянием Колдера, зачем тогда этим людям сбрасывать Вере на голову целый стог сена или терроризировать ее телефонными звонками с предостережениями и угрозами? — Вздохнув, она опять вперила взгляд в экран компьютера, словно надеялась найти там ответ на мучающие ее загадки. — Хорошо бы придумать какой-нибудь способ выяснить одно важное дело, — грустно продолжала девушка. — А что, если кто-то видел вещи с фабрики еще до того, как их презентовали музею? Может быть, Роз таким образом уже давно проведала про деньги Зака Колдера?
Тут Нэнси часто-часто заморгала: до нее вдруг дошло, что она видит перед собой.
— Погодите минуту! — воскликнула она. — На этом экране значится имя человека, руководившего передачей вещей музею с фабрики Колдера.
Этого человека зовут Розмари Норрис. Она член городского совета и…
— …и хранитель музея Эстер Грей, — подхватила Джорджи, тоже глядевшая на экран.
— Вы меня не разыгрываете? — воскликнула Бесс. — Вы всерьез считаете, что Эстер Грей и Зак Колдер как-то связаны друг с другом?
— Не обязательно. — Из осторожности Нэнси уклонилась от прямого ответа. — Розмари Норрис, делая подарки музею, действовала от имени города, а не от имени поэтессы Эстер Грей. Пока что у нас нет абсолютно никаких доказательств того, что между Заком и Эстер Грей существовали хоть какие-нибудь отношения. Однако на свете, как вам известно, чего только не бывает…
Она хотела добавить что-то еще, но тут на усталую девушку вдруг напала страшная зевота.
— Пора в постель, братцы-кролики, — еле выговорила Нэнси, прикрывая рот рукой. — Очень даже не мешает нам хорошенько выспаться. Но с самого утра мы дружными рядами отправляемся на экскурсию в дом-музей выдающейся жительницы Уайт-Фолза!
Пожалуй, Нэнси никогда в жизни не видела такой изящной и стройной женщины. На Розмари Норрис была темно-синяя плиссированная юбка, отлично гармонировавшая с белоснежной блузкой. Свои густые седые волосы, отливавшие серебром, хранительница музея красиво уложила тяжелым узлом на затылке. Во время экскурсии по дому Эстер Грей, которую вела миссис Норрис, нетрудно было заметить, как гордится она тем, что в их городе жил столь замечательный стихотворец.
— Перед вами кабинет, где Эстер Грей создала большую часть своих поэтических творений. — Гостеприимным жестом седовласая дама распахнула перед посетителями двери большой комнаты на втором этаже.
Войдя внутрь вместе с Джорджи, Бесс и еще полудюжиной экскурсантов, Нэнси по привычке незаметно, но пристально оглядела помещение. Все четыре стены кабинета почти целиком занимали книжные шкафы. Место осталось только для камина, окон и двери. Кроме того, в комнате стояли письменный стол, потертое, а в нескольких местах даже порванное кожаное кресло для чтения и маленькая кушетка.
— Как я уже упоминала ранее, подлинное признание огромный художественный дар мисс Грей получил только после смерти, — торжественно продолжала миссис Норрис. — Мисс Грей была весьма замкнутым человеком и в полном уединении прожила в этом доме после кончины матери всю вторую половину жизни — с сорока двух лет и до собственной смерти. Она умерла, когда ей уже исполнилось семьдесят восемь.
У Эстер Грей была родная сестра, — говорила далее миссис Норрис. — Однако виделись они довольно редко. Большую часть суток поэтесса безвыходно проводила в этом кабинете за работой.
Мужчина, стоявший впереди Нэнси, поднял руку:
— Для женщины, никогда не имевшей мужа, Эстер Грей, на мой взгляд, написала чересчур много любовных стихов.
Миссис Норрис медленно наклонила голову, выслушав это замечание. Грустная улыбка коснулась ее губ.
— То, что Эстер не была замужем, отнюдь не означает, что она никогда не любила. — Экскурсовод вздохнула. — Многие люди, я знаю, уверены в том, что она была влюблена в человека, не ответившего на ее чувство. Мне это тоже кажется правдоподобным.
В ту же минуту Нэнси получила ощутимый удар в бок и услышала, как рядом шумно задышала Бесс.
— Если история любви мисс Грей не выдумана, то наша замечательная соотечественница пережила истинную трагедию, — продолжала тем временем Розмари Норрис. — Но зато романтические переживания вдохновили ее на создание огромного количества превосходных лирических стихотворений.
Она повела рукой в сторону стола, где стояла большая, украшенная красивой резьбой деревянная коробка. Крышка коробки была поднята, и взорам присутствующих открывалась толстая стопка пожелтевших листков в глубине.
— Все это любовная лирика, посвященная неизвестному мужчине, — добавила миссис Норрис.
— И никто-никто не знает, что это был за человек? — поинтересовалась Джорджи из-за спины Нэнси. — Как его звали? Откуда он?
— Литературоведы обсуждают эту проблему уже не одно десятилетие, — ответила хранительница дома-музея. — Слухов ходило великое множество, однако наверняка и по сей день никто не знает ни имени таинственного мужчины, ни того, в самом ли деле он существовал. Быть может, эти стихи для Эстер Грей просто стали способом излить свою одинокую душу.
Миссис Норрис сняла со стены стихотворение в серебряной рамке и протянула его какой-то женщине из группы экскурсантов, стоявшей поблизости от нее.
— После смерти Эстер родственники не опубликовали ни одного ее любовного стихотворения, ни одного любовного письма. Нам пришлось вставить в рамку несколько строф, чтобы показывать посетителям.
Стихотворение в рамке пошло по рукам и, в конце концов, добралось до Нэнси. Та жадно принялась за чтение; Бесс и Джорджи, взволнованные, склонились над ее плечом.
— Ба, да здесь есть кое-что знакомое: «звезда любви прекрасная», «родство душ», «слияние сердец», что «бьются в едином ритме», — шепотом читала Нэнси. Потом выжидательно поглядела на подруг. — Звучит похоже, да?
Джорджи радостно закивала:
— Очень даже! Очень похоже на тот стих, который Бесс нашла в дневнике Зака Кол-дера.
— Я это знала с самого начала, — прошептала Бесс. — Таинственная женщина, влюбленная в Зака, — Эстер Грей. Это о ней он рассказывает в своем дневнике… Мы, наверно, должны обо всем сообщить миссис Норрис?
— Потом. Когда кончится экскурсия, — решила Нэнси.
Джорджи с благодарностью вернула седой даме стихотворение в серебряной рамке.
Подумав, Нэнси добавила:
— Я бы еще хотела поподробнее расспросить ее о пожертвованиях, которые она делала по поручению городского совета…
Экскурсанты, поблагодарив миссис Норрис, разошлись. Нэнси, Бесс и Джорджи остались, чтобы побеседовать с хранительницей музея. Нэнси представила ей своих друзей и назвалась сама. Потом спросила:
— Нельзя ли задать вам несколько вопросов?
— Разумеется, можно. Сколько угодно, — любезно отвечала миссис Норрис. Она провела девушек в небольшую гостиную, где, предложив юным гостьям удобные кресла, села сама и приготовилась слушать. Когда Нэнси объяснила, что перед ней друзья Веры Эликзандер, лицо пожилой дамы просветлело.
— Очаровательная женщина ваша приятельница, — сказала она с улыбкой. — Я горячо приветствую ее планы по созданию исторического музея. Мне даже удалось, знаете ли, убедить родственников Эстер Грей безвозмездно передать ей для аукциона несколько личных писем поэтессы.
Миссис Норрис наклонилась вперед, поближе к Нэнси, и добавила конфиденциальным тоном:
— Поверьте, они должны стоить очень дорого.
Нэнси «своими словами» пересказала ей стихи, обнаруженные Бесс между страниц дневника Колдера.
— Это чрезвычайно интересно! — воскликнула миссис Норрис. Глаза ее заблестели. — Вообще-то Зак Колдер был одним из кандидатов на роль предмета страсти мисс Эстер Грей. Однако лично я ни разу не слыхала, чтобы эта версия хоть чем-то подтвердилась. Никаких документальных свидетельств, к сожалению, нет. Простите, а нельзя ли мне взглянуть на это стихотворное послание и на дневник?
Бесс смутилась.
— К сожалению, я не взяла их с собой. Оставила дома у Веры. Но, если хотите, — вежливо предложила девушка, — я принесу их вам сюда, в музей, только попозже.
— Выходит, вы никогда не видели и не держали в руках дневника Зака Колдера, — с некоторым удивлением промолвила Нэнси. Заметив непонимающий взгляд миссис Норрис, юная сыщица растолковала ей, в чем дело: — Дневник был частью фабричного имущества, переданного лично вами от имени города в дар будущему историческому музею Уайт-Фолза.
— А… Ну, конечно, конечно, — немного смущенно сказала миссис Норрис. — Видит Бог, меня страшно интересует история наших мест. Но я буквально разрываюсь между работой в городском совете и своим любимым делом здесь, в доме Эстер. Поэтому до каких-то вещей у меня, как говорится, руки не доходят. На дневник Колдера я, видимо, просто не обратила внимания. — Она виновато посмотрела на девушек. — Скорее всего, дневник ни разу никто не заметил за все эти полвека. После смерти Зака «Ножевые изделия Колдера» закрылись… Ну, и то, что не пошло с молотка, заперли в городской ратуше, в чулане. Никому в городе, я думаю, даже и вспоминать не хотелось, как Зак кончил свои дни.
Нэнси перехватила многозначительный взгляд Бесс. Миссис Норрис явно никогда не приходило в голову, что Эстер Грей могла собственноручно убить Зака. Как и весь остальной город, она не сомневалась, что он погиб от ножа Чарли Шейни, в страхе перед справедливым возмездием бежавшего из Уайт-Фолза.
— Личные вещи Зака до недавнего времени тоже оставались под спудом, — объясняла тем временем миссис Норрис. — Однако, когда город проголосовал за реконструкцию фабрики, мэр, естественно, согласился отослать все фабричное имущество мисс Вере Эликзандер — основателю будущего исторического музея.
— Миссис Норрис, а до того как веши с фабрики Колдера передали Вере, их никто не видел? Как по-вашему? — волнуясь, спросила Нэнси. — Может быть, вы сами что-то слышали по этому поводу?
— Боже правый, разумеется, никто не видел, — незамедлительно ответила хранительница музея Эстер Грей. — Пылища в этом чулане была такая, словно туда за пятьдесят лет ни разу не ступала человеческая нога. Толстый слой пыли покрывал там абсолютно все вещи. — Она негромко засмеялась. — Вера и мальчуган, который ей помогал, чуть в обморок не упали от этой пыли. Бедняги, они без конца чихали, не в силах остановиться, пока не закончили осмотр будущих экспонатов. И они…
— Мальчуган? — Нэнси не слишком вежливо прервала миссис Норрис на полуслове. Юная сыщица выпрямилась в кресле, зорко всматриваясь в собеседницу. — Мальчик с темными вьющимися волосами?
— Да-да, — закивала пожилая дама. — Когда вы упомянули об этом, я сразу вспомнила. Именно с темными вьющимися волосами. И с прелестной круглой мордашкой.
Нэнси молча поглядела на Джорджи и Бесс. Те тоже пристально смотрели на нее. Нэнси понимала, что все они втроем думают об одном и том же.
С этой минуты Майк Шейни стал подозреваемым номер один.
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:14 | Сообщение # 10
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ШУМНАЯ ССОРА
Нэнси бросила на подруг предостерегающий взгляд. Ей, конечно, до смерти хотелось поговорить о новых важных сведениях, только что нечаянно добытых у хранительницы музея, но она понимала, что придется подождать: разговор требовал сугубо конфиденциальной обстановки.
Быстро вскочив на ноги, Нэнси проговорила с улыбкой:
— Большое спасибо, миссис Норрис. Вы уделили нам столько времени!
— Мне самой было чрезвычайно приятно познакомиться с вами. — Седовласая дама поднялась с кресла и повела их к парадной двери. — Пожалуйста, — обратилась она к Бесс, — не забудьте занести мне дневник. Вы обещали.
Девушки дали слово как можно скорее вернуться с дневником Зака Колдера и, пожелав хранительнице всего самого доброго, покинули дом-музей Эстер Грей.
Едва они спустились с крыльца на заснеженную дорожку, ведущую к воротам, Бесс схватила Нэнси за руку.
— Слышала, что она говорила про Вериного помощника? — И, не дожидаясь ответа, возбужденно заявила: — Значит, это Майк охотится за деньгами! Конечно, Майк!
Нэнси сделала еще несколько шагов по узенькой тропке и только потом раздумчиво сказала:
— Может, и так. Хотя я не до конца в этом уверена. Предположим, сундуки стащил Майк Шейни. Зачем тогда — спрошу я снова — Роз старалась увести нас подальше от черного лакированного ящика, на который мы случайно набрели в ее гараже? Почему изменилась в лице, увидев его?
— Кстати, о черном сундуке, — невозмутимо заметила Джорджи. — Не пора ли нам снова явиться с визитом к мисс Чаплин и попытаться взглянуть на него еще раз?
— Безусловно, пора, — согласилась Нэнси. — Но сначала я предложила бы наведаться в редакцию газеты и прочитать все, что удастся, об убийстве Зака Колдера.
— Ты хочешь, чтобы мы пошли туда втроем? — спросила Джорджи, глядя, как Нэнси достает из сумки адрес редакции.
Нэнси на минуту задумалась, потом решительно тряхнула головой:
— Нет, не стоит. Я отправляюсь в газету, а вы отнесите миссис Норрис дневник Зака и побеседуйте с ней. Она, по-моему, много знает о здешних краях и хорошо ориентируется в истории города. Вдруг именно от нее вы услышите что-нибудь такое, что поможет нам установить личность охотника за чужими сокровищами?
Редакция «Уайт-Фолзской газеты» помещалась в кирпичном доме поблизости от главной улицы. Темноволосый юноша, по всей видимости, заведовавший справочным бюро, провел Нэнси через шумный отдел новостей, где все кипело и бурлило, небольшую тихую комнату, расположенную в задней части дома.
— Это газетный архив, — объяснил он, широким жестом обводя глухое помещение без единого окошка. — Мы сняли на микропленку все старые номера за многие годы начиная с 1898-го — года основания нашей газеты.
Нэнси с любопытством огляделась. Две стены архива целиком занимала картотека. На третьей по полкам были аккуратно разложены подшивки. Неподалеку от двери стоял стол с двумя аппаратами для чтения микрофильмов.
Девушка помнила дату последней записи в дневнике, поэтому попросила показать ей пленку с газетными текстами за вторую половину того года, когда от руки неизвестного убийцы погиб владелец фабрики.
Несколько минут спустя молодой человек сообщил Нэнси, что пленка вставлена в аппарат и все готово для работы.
— Захотите сделать копию с чего-нибудь, — нажмите вот здесь. — Он показал девушке черную боковую кнопку. — Позовите меня, когда закончите чтение.
Едва за ним закрылась дверь, Нэнси с жадностью повернулась к светящемуся экрану. Оттуда на нее неподвижно глядела страница первого июльского номера местной газеты. Юная сыщица быстро просмотрела все июльские номера, потом отдельно, один за другим, прочитала заголовки. Сомнений не было — в июле материалы, связанные с гибелью Колдера, не публиковались. Надо было переходить к августу.
— Вот оно! — воскликнула Нэнси вслух, едва на экране возникла первая полоса «Уайт-Фолзской газеты» за шестнадцатое августа. Нэнси сразу сделала копию страницы: заглавными буквами почти в самом верху было набрано:
ТАИНСТВЕННОЕ УБИЙСТВО. МЕСТНЫЙ МАГНАТ НАЙДЕН МЕРТВЫМ.
Почти уткнувшись носом в экран, Нэнси лихорадочно пробежала глазами передовую статью. Там говорилось, что Зак был убит у себя в кабинете на фабрике ножевых изделий и что убийца его пока не обнаружен.
В течение нескольких следующих дней газета сообщала, что некто Чарльз Шейни, служащий Колдера, был замечен на фабрике именно в вечер убийства. Попытки установить его местонахождение уже после того, как совершилась трагедия, кончились неудачей. По мнению полиции, подозреваемый Шейни покинул пределы Уайт-Фолза и его окрестностей.
Учитывая то обстоятельство, что по местным масштабам Зак был личностью выдающейся, журналисты охотно рассуждали о его богатствах. Один из них поведал своим читателям, что состояние Зака оценивается в полмиллиона долларов.
Дойдя до этого места, Нэнси даже тихо присвистнула: это были огромные деньги! Особенно по тем временам.
Родственников у Зака не оказалось; все тот же журналист объяснил, что покойный не оставил завещания и потому все, чем он владел, становилось собственностью государства.
Нэнси замерла на своем стуле, увидев заглавие очередной статьи: «Деньги Колдера бесследно исчезли». В кабинете, в личном сейфе Зака лежало всего несколько сотен долларов. Больше ни цента нигде найти не удалось. Полиция пришла к выводу, что состояние владельца фабрики похитил Чарли Шейни. Однако Нэнси-то знала, что возможен был и совсем другой вариант: деньги Зака Колдера и по сию пору могли преспокойно храниться там, где он их спрятал: в специальном сундуке!
Ни одного упоминания имени Эстер Грей в связи с делом об убийстве Нэнси не обнаружила. Полицейские, работники прокуратуры, разумеется, не могли не читать дневник Зака Колдера во время следствия, но им, надо полагать, и в голову не пришло, что мисс Эстер Грей имеет хоть какое-нибудь касательство к любовному стихотворению, вложенному в кожаную тетрадь.
С другой стороны, подумала Нэнси, ничего, в сущности, удивительного здесь нет. Сказала же им миссис Норрис, что известность и слава пришли к мисс Грей уже после ее смерти. Во времена, которыми она, Нэнси, интересуется, в городе вообще могли не знать, что Эстер Грей пишет стихи. Особенно если вспомнить, какую уединенную жизнь та вела.
Юная сыщица пристально глядела на экран. Полицейские, по-видимому, до того неколебимо были убеждены в виновности Чарли Шейни, что вообще не обратили внимания на таинственную особу, о которой писал Зак в дневнике и которая, по его словам, угрожала ему гибелью.
Нэнси нажала нужную кнопку. Глазам ее еще раз предстала газета за шестнадцатое августа. Девушка заново перечитала все материалы номера. Здесь же была помещена большая фотография Зака, снятого в кабинете у себя на фабрике. Нэнси с острым любопытством вглядывалась в плотного мужчину с густыми черными усами, сидевшего в кресле перед большим письменным столом. Из кармана жилета Зака Колдера свисала цепочка для часов, наверное, золотая. Глядя в камеру, он улыбался поверх очков в проволочной оправе. Улыбка показалась Нэнси немного скованной.
На письменном столе, разглядела дотошная сыщица, красовался резной деревянный слон. Рядом стояли довольно аляповатые часы, коробка, набитая бумагами, еще несколько предметов… Все это придавало кабинету богатый и комфортабельный вид.
Чем больше Нэнси смотрела на снимок, тем сильнее охватывало ее странное чувство, что в нем есть что-то знакомое, что-то, прежде ею виденное. Руку на отсечение она бы не положила, но все же, все же… Девушка зажмурила глаза, сосчитала до пяти и снова поглядела на фотографию. Странное чувство не проходило.
Она сказала себе, что думать об этом бессмысленно. Вполне возможно, у нее просто разыгралось воображение.
Нэнси сделала копии нескольких статей и фотографии Зака. Она уже протянула руку, чтобы выключить прибор, но тут взгляд ее случайно упал на маленькую заметку, посвященную памяти покойного. Заметка была напечатана ровно через неделю после убийства и набрана в «Газете» старинным косым шрифтом: «Друзья и близкие Зака Колдера, — говорилось в ней, — скорбят о его уходе». Ниже шли подписи людей, по-видимому, входивших в число близких и друзей убитого.
Нэнси стала прилежно водить пальцем по строчкам. Среди множества имен не было ни одного знакомого. Она хотела было бросить чтение, но вдруг увидела еще два слова: «семья Трей». Рядом в скобках стояло: «Эстер Грей и Розалинд Грей Чаплин».
«Все правильно!» — сказала себе самой девушка. Миссис Норрис во время экскурсии упомянула, что у Эстер была родная сестра. А когда они с Джордж сидели в конторе у Роз, та сообщила им надменным тоном, что некоторые ее родственники пользуются мировой славой. Этим всемирно прославленным родственником, вне всякого сомнения, была поэтесса Эстер Грей!
Нэнси, естественно, отлично понимала, что Роз Чаплин ни в коем случае не могла быть одним из авторов некролога. Она еще не родилась на свет, когда заметка появилась в газете. Однако Нэнси готова была поклясться, что или бабушка Роз, или ее родная мать была сестрой Эстер Грей.
А если Эстер знала про деньги Зака Колдера, спрятанные в сундуке, то члены семьи тоже вполне могли быть осведомлены на сей счет!
— Ты хочешь убедить меня, Нэнси, что Роз Чаплин ворует сундуки из моей мастерской не потому, что хочет сорвать ярмарку, а по какой-то другой причине? — напрямик спросила Вера за ленчем в тот же день.
— Возможно, так оно и есть, — отвечала юная сыщица. — Точно нам пока неизвестно, знала или не знала Эстер Грей о спрятанных деньгах Зака.
Но если знала, могла посвятить в это свою единственную сестру. Не исключено, что Роз поэтому стремится присвоить деньги, которые так и не сумела отыскать Эстер Грей.
Вера, Нэнси, Бесс, Джулия и Джорджи сидели вокруг кухонного стола и с аппетитом поглощали томатный суп, заедая его сэндвичами. Нэнси только теперь представился случай поговорить с Верой о тайне, в которую они случайно проникли, читая дневник Зака Колдера.
Джулия иронически посмотрела на Нэнси.
— Ей-Богу, ты фантазируешь. Все это мало похоже на правду. — Разломив сэндвич, она поднесла кусок ко рту. — По-моему, совершенно очевидно, что Роз крадет сундуки с одной-единственной целью: лишить нас средств для реализации проекта музея. А если проект прогорит, Роз сможет взяться за строительство отеля на том месте, где сейчас стоит старое фабричное здание.
Нэнси недоумевала. Она считала, что Джулия должна была обрадоваться, услышав, что похитителя сундуков вряд ли волнует судьба музея, что он одержим совсем другой идеей!
— Но в дневнике все очень ясно сказано. — Бесс тоже непонимающе глядела на Джулию. — Ясно и убедительно. Зак прямо написал: «Тайна моего сундука с деньгами умрет вместе со мной».
Джулия пожала плечами:
— Может быть, я неправа. Вера поднесла к глазам часы:
— Давайте завершать трапезу. Ремесленные мастерские в старом здании школы откроются меньше чем через час. Я обещала, что приеду помочь наладить экспозицию. В моем распоряжении — всего двадцать минут.
Убирая со стола, Джулия сказала Вере:
— Я, пожалуй, останусь, посижу до вечера за компьютером.
— Ни за что! — Вера, улыбаясь, погрозила пальцем своей помощнице. — Весь остаток дня ты будешь развлекаться. Ремесленные мастерские — это очень интересно, поверь мне! — Она повернулась к девушкам: — Мои слова имеют к вам самое прямое отношение. Вы все втроем только и делали, что помогали мне. Сегодня я хочу устроить вам день отдыха и веселья.
Нэнси, Бесс и Джорджи посмотрели друг на друга, а потом дружно рассмеялись.
— Нас вполне устраивает такой распорядок, — от имени всей троицы заявила Нэнси. — Подчиняемся, и никаких проблем!
Они уже сидели в белом мини-фургоне и Вера везла их в старое здание школы, когда юная сыщица вдруг вспомнила, что не расспросила подруг о серьезном деле.
— Между прочим, миссис Норрис ничего нового вам не сообщила, когда вы показали ей дневник Зака Колдера?
Джорджи сердито покосилась на опечалившуюся кузину:
— Мисс Марвин, видите ли, неожиданно позабыла, куда дела этот пресловутый дневник. Так что мы ничего никому не показали.
— Включая меня, — улыбнулась Вера, бросив взгляд на Нэнси. — А мне так хотелось прочитать особо пикантные места в этой кожаной тетради.
— Мне ужасно совестно, — Бесс чуть не плакала. — Я твердо помню, что оставила тетрадь на столике у кровати, но там ее нет…
Нэнси легонько похлопала по руке расстроенную девушку:
— Не из-за чего тебе так убиваться. Нисколько не сомневаюсь, что найдем мы твой дневник. Вот вечером вернемся и поищем.
Несколько минут спустя белый фургон остановился перед входом в одноэтажное деревянное строение. Джулия была уже на месте. Она ехала отдельно в своем желтом автомобильчике ухитрилась как-то обогнать Веру и теперь ждала их у дверей. Там же собралось еще несколько человек. Это были мастера, готовые продемонстрировать зрителям свое искусство и даже кое-чему поучить их.
Когда все вошли внутрь, Нэнси обнаружила, что бывшая школа состоит из одной вытянутой прямоугольной комнаты. По обеим сторонам от входа вдоль всей длины прямоугольника тянулись бесчисленные окна. Скошенный потолок, резко поднимаясь вверх, образовывал острый угол с одной из двух длинных стен. Помещение по случаю ярмарки ремесел поделили на отсеки, и цветные полотнища свисали с толстых балок; на каждом было написано название мастерской.
Мастера быстро принялись обустраивать свои рабочие места. В школе моментально появились ткацкий и деревообрабатывающий станки; большое лоскутное одеяло сноровисто натянули на раму для стежки. Снаружи, в бывшем школьном дворе, трудились двое: стеклодув и мастер по изготовлению чугунных флюгеров для крыш.
Примерно через полчаса школьное здание заполнили туристы и горожане. Почти все они не отказались попробовать свои силы в различных ремеслах. Нэнси уже выткала самостоятельно образчик полотна с узором из звезд и очень радовалась. Тут она заметила, что в помещение вошла Грейс Шейни. Тетушка Майка была в строгом коричневом брючном костюме, гладко причесанные волосы закручены в толстый пучок на затылке.
Нэнси быстро сообразила, что ей предоставляется удачный случай выяснить, где находился Майк в то время, когда из мастерской Веры пропали сундуки. Выйдя из ткацкой мастерской, Нэнси последовала за миссис Шейни туда, где стегали одеяла. Грейс Шейни уже опустилась на стул и взяла в руки иголку, но тут перед ней появилась юная сыщица и вежливо поздоровалась.
— Миссис Шейни, — без обиняков приступила она к делу, — могу я задать вам несколько вопросов, касающихся Майка?
Грейс Шейни растерянно взглянула на раму с лоскутным одеялом, но Нэнси поспешно прибавила:
— Я займу у вас ровно одну минуту.
— Ну что ж, ладно, спрашивайте. — Миссис Шейни натянуто улыбнулась.
Нэнси отвела тетушку Майка в уголок возле двери, где было поменьше народу. Прежде всего ее интересовало алиби. Нужно было по возможности точно установить, знают ли родственники, что делал их воспитанник в определенные часы двух памятных Нэнси дней. Но когда девушка сформулировала свой вопрос, миссис Шейни поджала губы.
— Последние дни Майк является домой, только чтобы есть и спать, — сказала она довольно холодно. — Что он делает в остальное время, для меня полная тайна.
— Ясно, — проговорила огорченная Нэнси. — Скажите, а нет ли у вашего племянника приятелей — девочек или мальчиков, которые уже получили водительские удостоверения?
Если такие ребятишки обнаружатся среди друзей Майка, можно будет понять, как тот сумел вывезти из дома оба краденых сундука.
Миссис Шейни на миг задумалась, потом покачала головой:
— Насколько мне известно, нет.
Нэнси собралась было напоследок поговорить с ней о роли, которую Чарли играл в убийстве Зака Колдера, и попытаться получить какие-нибудь новые сведения, но шум и толчея у дверей внезапно отвлекли ее внимание от этой важной темы.
Роз Чаплин и Вера стояли прямо друг против друга. Физиономия Роз от злости покраснела до такой степени, что едва ли не сливалась с ее огненной шевелюрой. Челюсти у нее были плотно сжаты.
— Вы зашли слишком далеко на сей раз, Вера Эликзандер! — резким голосом прокричала разъяренная женщина.
— Это вы заходите слишком далеко! — Вера возмущенно откинула назад голову и уперлась руками в бедра. — Но сегодня вам, по крайней мере, хоть достало смелости встретиться со мной лицом к лицу — вместо того, чтобы делать пакости у меня за спиной!
Нэнси в полном смятении слушала этот обмен любезностями. О чем кричит Роз? Чем она так разгневана? Ни Роз, ни Вера не замечали, что люди, занятые в ближайших мастерских, прекратили работу и удивленно глазеют на них.
Лицо Роз приобрело багровый оттенок.
— Я этого не потерплю! — взвизгнула она с ненавистью. — Мне известны все ваши действия! И можете быть уверены — даром вам это не пройдет! — Она вытянула вперед свой длинный холеный палец с ярко-красным ногтем и поднесла его почти к носу Веры. — Если вы снова посмеете сделать что-нибудь подобное, я заставлю вас горько пожалеть об этом!
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:14 | Сообщение # 11
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ЭКСТРЕННОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ
Бросив на прощание испепеляющий взгляд в сторону Веры, Роз повернулась на каблуках и пулей вылетела из школьного здания.
Нэнси торопливо извинилась перед миссис Шейни и поспешила к приятельнице.
— Что произошло? — с тревогой спросила она. — Из-за чего этот крик?
— Понятия не имею! — Вера негодующе вскинула вверх руки. — О-о… Эта тигрица довела меня до бешенства! — воскликнула она, сверкая глазами. — У нее хватило наглости явиться сюда, вопить и угрожать! И это после того, как она всеми силами старалась буквально стереть меня с лица земли! Ну, я ей покажу!
Оглянувшись, Нэнси с испугом заметила, что вокруг них полно народу; люди с недоумением и беспокойством смотрели на Веру. Кое-кто из ремесленников уже собирал инструменты, намереваясь, видимо, поскорее покинуть место скандала.
— Все в порядке, друзья! — сказала Вера, овладевая собой. Ей удалось даже изобразить какое-то подобие улыбки на лице. Потом она подошла к группе стегальщиц: — Пожалуйста, продолжайте свое занятие!
Понемногу все успокоилось. Когда снова равномерно зажужжали станки и помещение наполнилось обычным шумом работы, Вера в сопровождении Джулии вернулась к тому месту, где ее терпеливо ждала Нэнси.
У Джулии был весьма рассерженный вид.
— Я знала, что Роз Чаплин устроит нечто подобное, — проговорила она мрачно. — Разве это не доказывает, что она действительно хочет загубить нашу работу?
— Я не знаю наверняка, что именно это доказывает, — хмуро ответила Нэнси. — Я только знаю, что настало время нанести Роз Чаплин еще один визит. Вера, можно мне взять на пару часов вашу машину?
Первым побуждением Веры было возразить.
— Я же так хотела, чтоб ты, и Джорджи, и Бесс хоть один день повеселились, забыв о всяких неприятностях. — Голос ее звучал жалобно. Потом она покорно вздохнула и протянула Нэнси ключи: — Обещай мне, что будешь осторожна. Ради Бога, Нэнси…
Углядеть Джорджи в огромном, заполненном людьми помещении оказалось не так-то просто. Нэнси несколько минут тщетно искала подругу, пока, наконец, не обнаружила ее в деревообделочном отсеке. Не без труда пробравшись сквозь толпу, она увидела, что ее подруга увлеченно наблюдает за тем, как молоденький столяр вырезает в дверце темного кухонного шкафа виноградную гроздь, обрамленную листьями.
— Мы попали в критическое положение, — прошептала Нэнси; не дожидаясь ответа и схватив Джорджи за руку, она повела подругу за собой, по дороге рассказывая о только что отгремевшем посещении Роз.
— Ничего не понимаю. — Джорджи сморщила нос. — О чем кричала Роз? Что Вере даром не пройдет?
Нэнси пожала плечами.
— Еще неизвестно. Но я считаю, у нас нет времени ждать и выяснять подробности. Аукцион назначен на завтра. Если Роз задумала сорвать его, надо постараться узнать, как она собирается это сделать, и помешать ей. Кроме того, я хочу своими глазами убедиться, что черный лакированный сундук все еще на месте и что это тот самый предмет, который мы ищем. Где Бесс?
— По-моему, она собиралась в мастерскую стеклодувов. Это во дворе.
Попрощавшись с Верой и Джулией, обе девушки надели куртки, шапки и вышли на улицу. Справа от двери высокая женщина в комбинезоне, перчатках и защитных очках выдувала какое-то дамское украшение, похожее на брошь, из горячего расплавленного стекла.
На это зрелище с живым интересом взирала довольно большая группа людей. Бесс стояла ближе всех к женщине-стеклодуву. Джорджи сумела перехватить взгляд кузины и жестом объяснила, что ее ждут.
— Прости, что пришлось вытащить тебя оттуда, — виновато улыбнулась Нэнси, когда Бесс оказалась рядом. — Но мы должны безотлагательно ехать в контору Роз Чаплин.
Бесс послушно кивнула:
— Поехали, раз надо. Я видела, как Роз ворвалась в школу и через несколько минут выскочила на улицу. Вся прямо-таки кипела от злости! — У Бесс вдруг испуганно округлились глаза. — Господи! Эта женщина ничего не сделала с Верой?
Джорджи отрицательно покачала головой.
— Пока что нет. Но, скорее всего, именно к этому стремится. — Она угрюмо взглянула на Бесс. — Ладно, пошли. Мы тебе все объясним по дороге.
Через несколько минут белый фургон Веры Эликзандер уже катил по главной улице, направляясь к южной окраине Уайт-Фолза.
— В чем состоит твой план, Нэнси? — спросила Бесс, когда девушки рассказали ей об угрозах, которыми Роз осыпала Веру.
— Понимаешь… — медленно начала юная сыщица. — Нас с Джорджи она видела и хорошо запомнила. Она все сразу поймет, как только мы попадемся ей на глаза. Бесс усмехнулась:
— Значит, остаюсь я? Со мной она никогда не встречалась.
— Верно. — В зеркале заднего вида Нэнси внимательно следила за выражением лица Бесс. — Я думаю, ты должна явиться к ней с конкретной просьбой. Тебе, мол, до зарезу хочется переоборудовать особняк родителей в сугубо современном стиле.
Бесс хихикнула:
— Это ничего, что у нас нет даже старомодного особняка?
Нэнси кивнула:
— Разумеется, нет. Это знаешь ты, это знаю я, это знает Джорджи…
Все трое громко расхохотались и договорили хором:
— Но этого не знает Роз Чаплин!
Нэнси доехала до узенькой аллеи, где помещался офис строительной фирмы, и припарковала фургон в конце автостоянки, почти у самых сугробов. Она надеялась, что с такого расстояния он не будет виден из окон кабинета Роз. Потом Бесс вышла из машины и храбро двинулась к конторе; Джорджи и Нэнси остались в автомобиле.
— Великолепно. Роз пригласила Бесс в свой кабинет, — сказала Нэнси минут через пять. Отвернувшись от ветрового стекла, сквозь которое она вела наблюдение за событиями, сыщица решительно скомандовала:
— Уже пора. Вылезай.
Пробежав по краешку аллеи, они юркнули за угол и прямиком устремились к боковому входу в гараж, который заприметили во время первого посещения.
Джорджи огорченно ойкнула, когда их взорам представился огромный щит из рифленой стали, сверху донизу закрывавший вход.
— Если мы попробуем поднять эту штуковину, грохот поднимется страшнейший. Нас кто-нибудь обязательно услышит. Как же все-таки пробраться внутрь? — бормотала она растерянно.
Нэнси тщательным образом обследовала стену гаража снаружи.
— А вот через это, — хладнокровно сказала она, наконец, указывая на небольшой проход в стене сбоку от щита. Подойдя поближе, она обнаружила в глубине стальную дверь. Подергала за ручку, но ничего не добилась: дверь была заперта.
— Пробьемся, — уверенно заявила Нэнси, доставая из сумки набор отмычек, которые всегда носила с собой. После третьей попытки замок щелкнул и открылся.
Облегченно вздохнув, она растворила дверь. Та скрипнула, но не очень громко.
— Повезло, — прошептала Нэнси на ухо Джорджи. — Похоже, здесь пусто.
Быстро и бесшумно девушки скользнули в гараж. В глухом помещении царил почти полный мрак; слабый свет пробивался только из-под стального рифленого щита.
Нэнси услышала стук, потом приглушенное «Ах ты, дьявол!» и догадалась, что Джорджи на что-то наткнулась. Остановившись, юная сыщица сунула руку в сумку, вынула карманный фонарик и осветила тьму.
Обходя мебель, скатанные в рулоны ковры и банки с красками, девушки продвигались туда, где за пустыми упаковочными ящиками в прошлый раз стоял черный лакированный сундук. Но когда луч карманного фонарика высветил кусок пространства, на который возлагались надежды, Нэнси и Джорджи увидели, что ничего, кроме ящиков и голого цементного пола, там нет.
— Это следовало предвидеть, — тяжело вздохнула Джорджи. — У Роз хватило ума убрать сундук подальше.
— Здесь полно других мест, где он может оказаться, — возразила Нэнси. — Надо просто хорошенько поискать. Вот и все.
Она направила свет фонаря вправо, и Джорджи заметила в углу, неподалеку от двери, ведущей в контору, что-то покрытое брезентом.
— Не помню, был ли здесь раньше этот брезент. Или не был? — заколебалась Джорджи. — Как ты считаешь, Нэн?
Нэнси подошла поближе, приподняла брезент и заглянула под него.
— Наша взяла! — тихо проговорила она.
Под брезентом, тесно прижавшись друг к другу, стояли деревянный капитанский сундук из Вериной мастерской — Нэнси тотчас его узнала — и второй — тот самый черный и лакированный, который девушки видели в гараже во время первого визита.
Джорджи подошла к сундукам.
— А желтая краска на черном есть? — взволнованно осведомилась она.
Нэнси уже опустилась на колени и с помощью карманного фонарика внимательно осматривала лакированный сундук. Конечно же, она обнаружила и вмятину на левом заднем углу, и мелкие кусочки дерева, и следы ярко-желтой краски!
— Ну, вот это уже реальные улики. — Нэнси поднялась с пола, смахивая пыль с брюк.—
Теперь можно звонить в полицию. Там позаботятся о том, чтобы Роз больше не подличала.
Она уже хотела открыть крышку, но в эту минуту за внутренней дверью, соединяющей гараж и офис, послышался шум. Нэнси стремительно оглянулась. Она успела накинуть брезент на сундуки ровно за секунду до того, как дверь отворилась.
— Но я, правда же, ничего сейчас не хочу выбирать, — послышался голос Бесс, в котором звучало искреннее отчаяние.
— Чепуха, — безапелляционно бросила в ответ Роз. — Стоит вам увидеть это кресло, и вы поймете, что перед вами именно то, что вы ищете.
Зажглись лампы, заливая помещение белым дневным светом. Бежать или прятаться было поздно. Роз, по-хозяйски стуча каблуками, переступила порог гаража, и у Нэнси сразу екнуло сердце и противно заныло в животе. Когда же взгляд миссис Чаплин упал на нежданных посетительниц, эта достойная дама точно вкопанная замерла на месте с открытым ртом.
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:15 | Сообщение # 12
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПРИЗНАНИЕ РОЗ
«Если бы взглядом можно было убить человека, — подумала Нэнси, — мы с Джорджи уже валялись бы бездыханные на этом холодном полу».
Придя в себя, Роз чуть не бегом пересекла гараж. Приблизившись к тому месту, где стояли Джорджи и Нэнси, она устремила на них негодующий взор. За спиной у нее Бесс беспомощным жестом протянула к подругам руки.
— Простите! — воскликнула она трагическим тоном.
— Кажется, пришла пора положить конец вашим мерзким фокусам, — прошипела Роз. Потом вдруг, что-то сообразив, молниеносно перевела взгляд с Нэнси и Джорджи на третью девушку.
— А, так ты с ними заодно?! — обратилась она к Бесс. Интонация ее, впрочем, была скорее обвиняющая, чем вопросительная. — Ладно же. Сейчас я доведу до вашего сведения нечто приятное. Вы нарушили право владения, вторгшись в чужой дом, и я сию минуту отправляюсь звонить в полицию. Вас арестуют…
— Ступайте, не откладывайте, — Нэнси бесстрашно смотрела в лицо Роз. — Мне тоже есть о чем потолковать с полицейскими. Полагаю, им небезынтересно будет узнать, что вы — та особа, которая срывает работу Веры Эликзандер на благо города.
Роз с тревогой поглядела в угол, на цементный пол.
— Не знаю, о чем ты говоришь!
— Не знаете? — ядовито осведомилась Джорджи. — Что ж, сейчас мы кое-что освежим в вашей памяти, и все станет ясно.
Ловким движением подняв брезент, она продемонстрировала Роз оба сундука.
— О похищении этих вещей властям уже известно: полиция, без сомнения, знает, как поступить, чтобы вы больше не мешали Вере заниматься серьезным делом.
Нэнси ждала, что Роз испугается, затрепещет. Ничуть не бывало. Напротив, та только разозлилась еще сильнее.
— Вера специально подослала вас ко мне, — шипела Роз уже с откровенной ненавистью. — Это вы сами приволокли сюда ее ветхий хлам, чтобы поднять вокруг меня скандал! Какое еще старье вы намерены тайком затащить в мой гараж?
«Что происходит?» — недоумевала Нэнси. Поведение Роз действительно мало напоминало реакцию человека, застигнутого на месте преступления.
— Значит, вы утверждаете, что не похищали сундуки у нашего друга Веры Эликзандер? — Нэнси скептически прищурилась. — По-вашему, это мы привезли их в гараж.
Роз гневно погрозила девушкам пальцем:
— Не прикидывайтесь невинными овечками!
— Мисс Чаплин, наверное, думает также, что это мы сбросили Вере на голову целый стог сена, — ехидно заметила Джорджи.
— Сено к сундукам не имеет ни малейшего отношения! — яростно выпалила Роз и осеклась, сообразив, что допустила промах. Переведя дыхание, она нервно окинула взглядом свой гараж. Потом снова посмотрела на девушек.
— Ладно, — сказала она наконец, — пойдемте ко мне в кабинет — там хотя бы можно побеседовать в человеческой обстановке.
Вся троица без возражений двинулась вслед за Роз в ее рабочую комнату. Под письменным столом в плетеной корзинке на мягкой подушке калачиком свернулась Фифи. Увидев посторонних людей, собачонка передними лапами поспешно прикрыла каучуковую косточку, защищая свое имущество. Нэнси не очень понимала, как развернутся события, поэтому решила сначала послушать, что скажет Роз.
Хозяйка кабинета вздохнула и предложила девушкам сесть.
— Я вынуждена была залезть на сеновал из-за Фифи, — неохотно созналась мисс Чаплин. Сунув руку под стол, она вытащила белого кудрявого пуделька из корзинки и водрузила себе на колени. — Фифи где-то подобрала губную гармошку того мальчишки и утащила наверх. Ну, естественно, я не могла позволить своей собаке играть в этой грязной сухой траве!
Уголком глаза Нэнси видела, что Джорджи от удивления открыла рот.
— В общем, я как-то изловчилась и отняла у Фифи гармошку, но одновременно рухнула в это кошмарное сено. Вот почему почти целая скирда сползла на край. — Роз умолкла, потом с крайним раздражением добавила: — И еще я сломала при этом каблуки у совершенно новых туфель.
— Да какое значение имеет несчастная пара обуви?! — вспылила кроткая Бесс. — Вера могла получить серьезную травму!
— Объясняю вам еще раз — это был несчастный случай. Просто несчастный случай, — настойчиво повторила Роз. — Я знала — мне никто не поверит. Всем известно, что Вера — не самый близкий мой друг в Уайт-Фолзе. Вот почему я спустилась с сеновала по наружной лестнице и никому ничего не сказала.
Нэнси не отводила от мисс Чаплин испытующего взора. Впечатление у нее складывалось такое, что эта женщина не лжет. Тем не менее Нэнси не была уверена, всю ли правду она сказала.
— А как насчет сундуков? — поинтересовалась Нэнси после некоторой паузы. Роз снова вздохнула.
— Первый раз я увидела черный сундук два дня назад, когда Фифи вытащила из него кусок вонючего лоскутного одеяла. Что касается второго сундука, то его я обнаружила в гараже только сегодня утром. — Злые огоньки заплясали у нее в глазах. — Я поняла, что их каким-то образом поставила здесь Вера, специально, чтобы испортить мне репутацию.
— Так вот почему вы примчались в старое школьное здание и кричали на Веру. Вы решили, что она хочет вас опорочить, — догадалась Нэнси.
— Она меня подставила, — сказала Роз. — Посмотрите на вещи трезво, девочки. Если бы я и в самом деле похитила ее сундуки, разве я стала бы привлекать к себе внимание этой ссорой. — Особенно на глазах многих потенциальных покупателей недвижимости.
Нэнси все больше казалось, что Роз говорит правду, — по крайней мере, о сундуках. Она безусловно искренно удивилась, когда два дня назад впервые увидела один из них — лакированный. И до сих пор никак не обнаружила, что ей известно, кому прежде принадлежали оба сундука. Кроме того, даже пронюхав про деньги Зака Кол-дера, каким образом могла она дознаться, что увозить из Вериной мастерской надо именно эти два сундука?
Настало время точно выяснить, знает ли мисс Чаплин о тайнике Зака и, если знает, то что именно.
— Это правда, что поэтесса Эстер Грей — ваша родственница? — без предисловий спросила Нэнси, в упор глядя на Роз.
Столь неожиданная перемена темы поначалу привела хозяйку кабинета в некоторое замешательство.
— А почему вы… Впрочем, да, конечно! Эстер Грей приходится моей матери родной сестрой, — объявила она с гордостью.
— Мы сегодня были на экскурсии в ее доме, — сказала Джорджи. — Нам очень любопытно — действительно мисс Эстер Грей была влюблена в какого-то неизвестного мужчину? Или это выдумка? Не прольете ли вы свет на тайну вашей тетушки?
— В мужчину, — быстро уточнила Бесс, — примерно такого типа, знаете, как Зак Колдер?.. Роз протестующе замахала рукой.
— Когда уже, наконец, прекратятся все эти идиотские догадки и предположения?! — воскликнула она с досадой. — Единственный мужчина, которого любила моя тетка и о котором писала стихи, был порождением ее собственной фантазии. — С уверенностью знающего человека она снисходительно взглянула на девушек. — Если бы Эстер и впрямь в кого-то влюбилась, моя мать непременно рассказала бы мне об этом!
Бесс решила не отставать и довести дело до конца.
— Значит, по-вашему, этим мужчиной не мог быть Зак Колдер? — Она украдкой подмигнула Нэнси. — Ведь мистер Колдер обладал солидным состоянием и был, что называется, завидный жених.
Мисс Чаплин иронически фыркнула:
— Обладал состоянием? Ха! После смерти Зака в его кассе даже не нашлось денег, чтобы заплатить фабричным рабочим жалованье за последнюю неделю.
— Но он, вероятно, держал деньги не на фабрике, а в банке, — предположила Нэнси. — Или прятал их в укромном месте.
— Ну, если так, то это колоссальная новость! Не только для меня, но и для всего города. — Роз насмешливо пожала плечами.
Нэнси внимательно следила за лицом собеседницы, однако та, по-видимому, и вправду не подозревала о существовании богатства Зака Колдера.
Задав поборнице современного стиля в архитектуре еще несколько наводящих вопросов и не получив из ее ответов никакой новой информации, девушки поднялись.
— Надеюсь, вы заберете с собой эти дрянные ящики? — спохватилась Роз. — Мне бы не хотелось держать их у себя в гараже даже лишние полчаса!
Быстро простившись с мисс Чаплин, девушки вытащили на улицу оба сундука и перенесли их в Верин автомобиль. Солнце уже клонилось к закату; густо-оранжевые и красные полосы исчертили небо.
Нэнси влезла в полутемную заднюю часть мини-фургона.
— Тот, кто украл сундуки, уже, естественно, порылся в них, ища потайное отделение, но я считаю, что мы все равно должны сделать то же самое, — объявила она Бесс и Джорджи.
Потом юная сыщица опустилась на резиновый коврик возле деревянного капитанского сундука, подняла крышку и стала всматриваться в глубину.
— Надо отыскать утолщение с внутренней стороны. А чтобы снаружи в этом месте было плоско. Тогда, значит, в стенке имеется потайное отделение… — объясняла она подругам. — Существует еще один признак тайника. Если постучать по сундуку, то звук обычно бывает глухой. А если звонкий, стало быть, в этом месте, внутри, — полое пространство.
Бесс с рвением принялась бить кулаком по крышке капитанского сундука.
— Звук совсем-совсем глухой, — протянула она недовольно. Изо рта у нее вырывались маленькие белые облачка пара. В фургоне стоял мороз, как на улице.
Прежде всего девочки вынули из сундуков содержимое, любовно сложенное туда Верой: стеганые лоскутные одеяла и старинную одежду. С помощью карманного фонарика Нэнси они обследовали сперва капитанский сундук, потом лакированный.
— Ничего, — объявила в заключение Джорджи. Захлопнув блестящую крышку, она с мрачным видом уселась на корточки.
Нэнси, вздохнув, выключила фонарь и взобралась на шоферское место.
— Раз мы не обнаружили потайных отделений, значит, по крайней мере, можно быть полностью уверенными, что вор, который стащил сундуки у Веры, пока что не добрался до денег Зака.
— И что ж нам теперь делать? — грустно спросила Бесс.
— Сама не знаю, — честно призналась Нэнси. — Но сейчас, по-моему, надо вернуться в мастерские. Вера, должно быть, уже беспокоится, что нас долго нет.
Достав из сумки ключи от машины, Нэнси завела мотор и повезла подруг в город. Некоторое время они ехали молча.
— Погода для завтрашнего аукциона, кажется, будет что надо, — сообщила Бесс, глядя в боковое окошко. — Вечер превосходный.
В лунном сиянии блестела река; серебряные отсветы ложились на высокие деревья, стоящие на противоположном берегу.
Джорджи внезапно открыла рот от изумления:
— Это еще что? Ой, гляньте-ка на «Ножевые изделия Колдера»!
— А в чем дело?
Быстро свернув к тротуару и притормозив, Нэнси пристально всмотрелась в дальний берег. Сначала она разглядела только затененный контур старой фабрики и пятна лунного света на листьях плюща. Массивное здание темным прямоугольником высилось над городом, но юная сыщица, в конце концов, все же различила тусклый мерцающий свет в одном из нижних окон.
— Это, похоже, свеча, — медленно промолвила она. Потом поморгала и поглядела снова. Свет не исчез. Кто-то был на фабрике!
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:15 | Сообщение # 13
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ТАИНСТВЕННЫЙ СВЕТ
— Вы думаете, эти люди ищут сундук с деньгами? — волнуясь, спросила Бесс. — Сундук Зака?
— Установить их намерения можно только одним способом, — лукаво проговорила Нэнси. — Держитесь, братцы-кролики!
На полном ходу она смело развернула мини-фургон (тормоза даже завизжали от неожиданности!) и помчалась обратно к мосту.
— Быть может, ничего сверхъестественного тут нет! Я хочу сказать… — Не закончив фразы, Джорджи вцепилась руками в сиденье, поскольку автомобиль довольно высоко подбросило вверх: это Нэнси нечаянно и не снизив скорости наехала на какой-то бугорок. Я хочу сказать, — продолжала она, — что Джулия и Вера, наверное, сидят себе на фабрике, обсуждают музейные планы. Прикидывают что-нибудь, измеряют.
— Сидят в темноте? — усомнилась Нэнси. Едва ли. Кроме того, у них сегодня столько дел в ремесленных мастерских, что им оттуда до самого вечера не выбраться. Нет, Вере и Джулии нынче не до музея.
Фургон уже ехал по той дороге, которой они накануне возвращались с фабрики. Две минуты спустя, проехав по подъездной аллее к темному зданию, Нэнси остановилась. Девушки молча вышли из машины.
Снег громко скрипел у них под ногами, нарушая тишину пустынного места. Слабый ветер посвистывал в ветвях елей и сосен, уютно шуршал листьями старого плюща, покрывшего фабрику. Ни единого звука больше не было слышно.
— Вроде бы там всюду темно… — прошептала Бесс нерешительно, вглядываясь в густой мрак, окутавший «Ножевые изделия Колдера». — Надо ли нам идти внутрь? Может, подождем до утра. А, девочки?
Джорджи резко тряхнула головой:
— Ни в коем случае. Там кто-то есть, и мы должны выяснить, что это за личность. Нэнси кивнула.
— Свет, который мы заметили, горел внизу здания, в окне, обращенном к реке. Вот почему его отсюда не видно, — сказала она и зашагала к главному входу. Но когда она взялась за дверь, та даже не шелохнулась.
— Здание на замке, — вполголоса объявила Нэнси подругам.
— Значит, там определенно нет ни Веры, ни Джулии. — Бесс пугливо поежилась. — Они бы заперли фабрику только перед уходом.
— Давайте обойдем дом, — предложила Нэнси. — Тем же путем, каким я вчера шла следом за Майком. Там есть лаз через окно. Правда, Джулия говорила, что хочет забить окошко, но тот, кто сейчас находится внутри, как-то попал туда!
— Попробовать, во всяком случае, стоит, — поддержала идею Джорджи и вместе с Бесс двинулась за Нэнси вокруг дома.
Свежий снег по-прежнему хрустел под их сапожками, пока они пробирались к боковому окну, и это очень не нравилось Нэнси.
— Когда мы войдем, чтоб никто больше не издал ни звука! — шептала она на ходу, слегка повернув голову назад. — Иначе мы спугнем этого человека и дадим ему возможность улизнуть.
Полная луна щедро освещала землю. В ее лучах Нэнси легко отыскала примятое ботинками место, до которого вчера она шла за Майком. Не больше минуты понадобилось на то, чтобы под плющом нащупать окошко. Она нажала на деревянную раму, и та сразу же ушла внутрь.
Позади раздался тихий смех Джорджи.
— Как нам повезло, что Джулия позабыла заколотить окно!
— Ну, была не была! — Нэнси подтянулась на руках, перевалилась через подоконник и легко спрыгнула на пол главного фабричного помещения. Через минуту Бесс и Джорджи уже были рядом.
— Там что-нибудь интересное? — с любопытством прошептала Бесс, увидев, что Нэнси склонилась над темным предметом, валявшимся под окошком.
Включив свой карманный фонарик, Нэнси осветила два плоских нешироких куска дерева. В каждом было примерно по два фута в длину. На* обеих концах той и другой доски торчали гвозди — остриями наружу. Видно, прежде доски к чему-то прибивали.
— Занятно… — пробормотала Нэнси. — Вчера их здесь не было.
Выпрямившись, она осветила фонариком внутреннюю часть оконной рамы. В нижних углах ее были заметны следы от гвоздей.
— Джулия все-таки забила это окошко, — определила Нэнси, ощупывая рукой дырки. — Приколотила доски к углам обеих рам крест-накрест, чтобы рамы нельзя было сдвинуть с места.
— Значит, доски кто-то снял изнутри, — едва слышно промолвила Джорджи.
Нэнси не видела лица подруги, но по голосу поняла, что та пребывает в некотором смятении.
— Никак не могу взять в толк, — шептала между тем Джорджи, — если фабрика на замке, а окно забито, как можно было проникнуть сюда, чтобы отодрать доски?
Нэнси, не отвечая, всматривалась в кромешную тьму, пытаясь установить, в каком месте противоположной стены начинается уже знакомая ей лестница.
— А вдруг внизу, в подвале, найдется человек, который поможет нам разгадать эту загадку?. — проговорила она вполне серьезно.
Освещая карманным фонариком деревянный пол, Нэнси повела девушек к дальней стене. Они подошли точно к самому началу лестницы, ведущей вниз. Нэнси склонилась над пролетом: света в глубине, кажется, по-прежнему не было. Предостерегающе прижав палец к губам, юная сыщица осторожно нащупала ногой верхнюю ступеньку.
Стараясь двигаться абсолютно беззвучно, девушки спустились почти в самый низ. Миновав первый поворот лестницы, Нэнси замедлила шаг. Огонь свечей так и не прорезался. Озабоченно нахмурив брови, она направила луч фонаря прямо в подвал. Там было совершенно пусто, если не считать деревянных полок, уже виденных ею во время первого посещения этого не слишком привлекательного места.
— Ни души, — пробормотала Бесс удивленно. Голос ее тотчас эхом разнесся по комнате. — Разве этот тип, кто бы он ни был, мог смыться отсюда так, чтобы мы его не только не увидели, но даже не услышали?
Девушки миновали несколько последних ступенек и умудрились избежать той расшатанной доски, с которой накануне, оступившись, упала Нэнси. Сама Нэнси уже ощущала едкую горечь разочарования. А она ведь так была уверена, что на фабрике кто-то есть! Впрочем, это чувство не покидало ее и теперь: она никак не могла поверить, что в подвале пусто.
Нэнси принялась бесшумно обходить подвал, освещая фонариком каждый его угол, каждый дюйм.
При этом она что-то тихонько твердила себе под нос, — видимо, размышляла вслух.
— Нам точно известно, что несколько минут назад здесь кто-то находился, — расслышали девушки. — Следовательно, тут должна была остаться хоть какая-нибудь улика — свеча, или спичка, или еще что-нибудь…
— Ты права. То, что мы видели с моста, было похоже на зажженную свечку, — подтвердила Джорджи. Сморщив нос, она принюхалась. — Нет, даже обгоревшими спичками не пахнет.
Луч карманного фонарика обежал все три подоконника.
«Никаких следов», — уныло заключила про себя Нэнси.
— Послушайте, мне пришла на память одна вещь, — заговорила вдруг Бесс. — Вы не забыли, как вчера мы тоже остановились на мосту и смотрели на фабрику?
Джорджи устало вздохнула:
— Это когда ты дошла до полного идиотизма с дневником своего Зака Колдера? Перестань, Бесс, сейчас не до трогательных рассказов про любовные стихи и безымянную обожательницу.
— Да нет же, — обиженно запротестовала Бесс. — Мне припомнилось совсем другое. Глядя на этот дом над водопадом, я подумала, что в нижней его части четыре окна, а не три, как наверху.
— Точно! — шепотом воскликнула Нэнси. — Бесс, у тебя золотая голова!
Сметливая Джорджи тоже молниеносно поняла ценность наблюдения, сделанного кузиной. Она бросилась к дальней стене, принялась ее осматривать и быстро пришла к выводу:
— Знаете, а ведь эта комната меньше, вернее, короче большого верхнего зала.
Нэнси самолично убедилась в том же.
— Здесь должна быть третья комната, — сказала она. — Но только как до нее добраться?
Используя все тот же безотказный карманный фонарик, Нэнси тщательно обследовала стену. Ряды полок на ней шли от пола и до самого потолка. Каждый ряд составлял около трех футов в ширину, от нижнего его отделял вертикальный кронштейн.
— Вам не кажется, что этот ряд уже остальных? — Нэнси подошла к самым дальним от окон полкам.
— Очень даже кажется, — кивнула Джорджи.
Нэнси потрогала рукой деревянный кронштейн. Повинуясь движению ее пальцев, полки внезапно повернулись вместе со стеной, словно вращающаяся дверь, и за ними открылась еще одна комната. Точнее — приоткрылся проход в нее. Сначала Нэнси различила только мерцающий оранжевый свет от пламени свечи. Потом увидела мятые подушки и одеяла в углу комнаты, походившие на самодельную постель.
С бьющимся сердцем Нэнси протиснулась в щель, образованную потайной дверью. Бесс и Джорджи храбро следовали за ней. Взорам их представился Майк Шейни, прижавшийся к стене и, судя по его лицу, окаменевший от страха.
— Майк! Ты почему… — сердито закричала Нэнси.
Голос ее вдруг прервался: она поняла, что мальчик в комнате не один. Рядом с ним на колченогом деревянном стуле сидел очень пожилой человек в потертых голубых джинсах, рваных башмаках и красной рубашке с длинными рукавами, по виду которой легко можно было заключить, что стирали ее последний раз много месяцев назад. Если не принимать в расчет густые с проседью волосы, морщины и спутанную седую бороду, сходство его с Майком казалось воистину поразительным. Даже лицо у него тоже было круглое! Несмотря на неказистый вид незнакомца, Нэнси заметила, что взгляд его карих глаз лучится дружелюбием и добротой.
— И кто же вы будете, мисс? — спросил старик скрипучим голосом.
Майк, видимо, пришел в себя, ибо отделился от стены и выступил вперед.
— Это та самая девица, дедушка, про которую я тебе рассказывал, — угрюмо объяснил он. — Приятельница Веры, повсюду сующая свой нос.
Нэнси вздрогнула, услышав слова Майка.
— Дедушка? — повторила она с изумлением, недоверчиво глядя на старика. — Но это означает, что вы…
Губы старика изогнулись в слабой улыбке: — Чарли Шейни к вашим услугам, мисс.
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:15 | Сообщение # 14
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ДЕЛА МИНУВШИЕ
Некоторое время потрясенная Нэнси безмолвно взирала на старика. Подумать только! Человек, обвинявшийся в убийстве Зака Колдера, стоял перед ней живой и невредимый.
— А здесь-то что вы делаете? На фабрике? — ошеломленно спросила Бесс. — Все говорят, что вы удрали из города сразу после того, как зарезали… — Она поперхнулась и поспешно прикрыла рот рукой.
Дедушка Майка, скрестив руки на груди, смотрел на них с необъяснимо довольным видом. Морщинистое его лицо по-прежнему выражало дружелюбие.
— Вот что я на это скажу, юная леди. Вам никогда не приходило в голову, что здешний народ может не совсем точно знать вещи, про которые толкует?
«Он что, пытается убедить нас, будто не убивал Зака Колдера? — лихорадочно соображала Нэнси. — Но если так, можно ли ему верить?»
— Мистер Шейни… Что все-таки… м-м… вы здесь делаете? — вслед за Бесс повторила она вопрос.
— Ничего не отвечай им, дедушка, — торопливо проговорил Майк. Сунув руки в карманы, он буравил девушек злым взглядом.
— Да я как-то не совсем уверен, что это вас касается, — вполне миролюбиво произнес Чарли, почесывая в затылке.
— Нет уж, извините, — рассердилась Джорджи. — Когда нашему другу ставят палки в колеса и всячески мешают создавать музей, это нас даже очень касается!
Чарли громко фыркнул от смеха и широким жестом обвел руками сырой заброшенный подвал.
— Музей? О да, этот роскошный дворец — самое подходящее место для музея.
Старика, казалось, от души забавляет беседа с непрошеными гостями.
Нэнси не без раздражения пожала плечами.
— Смейтесь сколько угодно, — вымолвила она. — Да только смешного тут мало. Ваш внук, между прочим, вчера не слишком нас развеселил, когда запустил в мою голову ржавым ведром и лишь чудом промахнулся.
Майк испуганно поглядел на Нэнси:
— Я не хотел разбить вам голову! Честное слово, не хотел. Я только испугался, что вы найдете дедушку!
Нэнси кивнула. Неожиданно вещи в ее сознании начали становиться на свои места.
— А, так вот почему ты без устали звонил Вере и, меняя голос, требовал, чтобы она держалась подальше от «Ножевых изделий Колдера»! И деньги у Веры ты таскал ради дедушки. Правильно?
Мальчик переступил с ноги на ногу и угрюмо кивнул.
— Дедушка даже не сообщил тете Грейс и дяде Филу, что вернулся в Уайт-Фолз. Он знал, что тетя Грейс прямиком побежит в полицию. Она его ненавидит. — Майк поднял глаза и взглянул на Нэнси с необычной робостью: — Я взял у Веры совсем чуть-чуть. Только чтобы купить дедушке немного еды.
Повернувшись к Чарли, Нэнси проговорила:
— Если вы хотите, чтобы мы вам поверили, мистер Шейни, вы должны рассказать обо всем, что происходило в ту ночь, когда погиб Зак Кол дер.
— Это Эстер Грей его убила? — трагическим шепотом воскликнула Бесс. — Это ее рук дело? Правда же?
Чарли бросил на Бесс возмущенный взгляд:
— Не смейте говорить такие вещи об Эстер!
После этих слов он надолго умолк. Глаза у него стали отсутствующими, старик словно перенесся мыслями в какие-то невидимые остальным дали.
— Она была настоящая леди, мисс Эстер Грей, — произнес наконец Чарли Шейни восхищенно и мечтательно. — И, заметьте, не догадывалась, что я влюблен в нее. Она вообще, наверное, даже не подозревала о моем существовании. Но я ведь никогда и не надеялся, что у такой леди, как она, может оказаться что-то общее с простым фабричным рабочим.
— Не говори так о себе, дедушка! — обиделся Майк.
Чарли, однако, столь глубоко погрузился в воспоминания о прошлом, что, кажется, даже и не слышал слов внука.
— Жена у меня умерла, — говорил он печально, — понимаете, какое дело. Я решил, что сыну будет лучше, если он поселится у моей родной сестры. Там и сверстники его подрастали… Словом, я остался один, точь-в-точь как Эстер. И моим главным делом стало охранять ее, оберегать от опасности. Ей нужен был человек, готовый о ней заботиться. — Старик скорбно покачал головой. — Никогда не мог понять, что она нашла в этой холодной рыбе Колдере!
Девушки, сильно взволнованные, переглянулись. Значит, таинственной незнакомкой Зака действительно была Эстер Грей!
Чарли Шейни снова долго молчал. Потом, откашлявшись, поглядел на своих слушателей.
— Я так думаю, кроме меня, никто не замечал, что она приносит Заку разные подарочки — цветы, книги, записки. Знаете, у меня тогда буквально сердце разрывалось. Я видел, как она изливает на него всю свою любовь, всю нежность, и это без какой-либо надежды на взаимность.
— До чего же печально… — еле слышно сказала Бесс.
— Да, мэм, очень, очень печально, — согласился Чарли. Потом в лице его проступило что-то жесткое:
— Отдать такое сердце ничтожному старому скряге!
Чуткая Нэнси расслышала злую горечь в голосе рассказчика. Может, он так сильно ревновал Эстер к Заку, что не сумел совладать с собой и прикончил хозяина фабрики? Эта мысль показалась ей разумной.
— То, что Зак игнорировал мисс Эстер Грей, был к ней холоден, должно быть, приводило вас в ярость? — заметила она невинным тоном, стараясь тщательно выбирать слова.
— Он был недостоин Эстер! — сердито объявил старик. — Недостоин следы ее ног целовать, вот что!
Нэнси спросила как можно мягче:
— Так вы, значит, поэтому убили Зака Кол-дера? Правда? Чтобы защитить от него мисс Грей?
— Дедушка никого не убивал! — Майк шагнул вперед, словно прикрывая старика от нападения. — Это сделала сама леди-поэтесса!
Чарли с гневом повернулся к мальчику, но того уже было не остановить.
— Нет, дедушка, не стану я молчать! — закричал он и возбужденно проговорил, обращаясь к Нэнси, с серьезным, недетским выражением на круглой мордочке: — Дедушка взял с меня обещание, что я никому этого не скажу. Но я не желаю, чтобы все думали, будто мой дедушка — убийца. Он никого и пальцем не тронул.
— Вот это да! — Бесс изумленно хлопала ресницами. — Поверить не могу, что все это прямо передо мной разворачивается!
Нэнси тоже казалась невероятной сцена в подвале. Уж не снится ли она ей?
— Может быть, вы все-таки согласитесь объяснить нам, мистер Шейни, что случилось в ту ночь? — деликатно попросила она снова.
С той минуты, как Майк вмешался в разговор, Чарли сидел, опустив голову на руки, и не произносил ни звука. Услышав слова Нэнси, он глубоко вздохнул и погладил свою седую бороду.
— Наверное, я теперь и впрямь никому не причиню зла, если скажу правду, — вымолвил он раздумчиво. — Эстер умерла много лет назад. Я не наврежу ей своей откровенностью. К тому же я и сам уже старик… — Глянув на Майка, Чарли положил мальчугану на плечо сухую, морщинистую руку. — Я вернулся в Уайт-Фолз, чтобы повидаться с внуком, побыть с ним немного. Да и пора мне помириться с семьей…
— Но что же все-таки происходило в ночь гибели Зака? — спросила Бесс, нервничая. Чарли обвел девушек долгим взглядом.
— Я был там, когда все случилось. Да, был. Но я не убивал Зака Колдера, — произнес он после паузы. — Это произошло не ночью. Обычно по вечерам Эстер украдкой проскальзывала на фабрику, что-нибудь принося Заку. Я уже говорил, что мне нравилось незаметно охранять ее; из-за этого я часто задерживался на работе. В тот вечер на фабрике, кроме меня, оставался лишь мистер Колдер. Помнится, я удивился, что Эстер прошла прямо в здание вместо того, чтобы по обыкновению оставить букетик или письмецо в машине Зака, стоявшей прямо у главного входа.
— А он что, не знал, кто делает ему все эти подношения — ну, там цветы, стихи?.. — тихонько поинтересовалась Джорджи.
Чарли наклонил голову:
— Не знал. Уверен, Эстер думала, что ее никто никогда на фабрике не видел — ни Зак, ни я, ни еще кто-нибудь. В тот вечер у нее был кошмарный вид. Взгляд безумный… Точно она собиралась сделать что-то очень страшное и непоправимое. В общем, испугавшись, я пошел за ней следом. Ждал я внизу, но мне было слышно, что они говорят друг другу.
Нэнси чудилось, будто перед ее взором оживают страницы исторического романа. Она не смела проронить даже слово, чтобы не прервать воспоминания старого человека. В дрожащих отблесках свечи она видела, что и подруги ее застыли, точно загипнотизированные.
— В тот вечер Эстер впервые за все время встретилась с Заком Колдером на фабрике, как говорится, лицом к лицу, — продолжал Чарли Шейни. — Она вошла прямо к нему в кабинет и без проволочек заявила, что любит его и хочет стать его женой. И у этого человека хватило наглости расхохотаться ей прямо в глаза! — Голос Чарли стал хриплым от негодования. — В ответ он сказал Эстер, что она, мол, охотится за его богатством.
Вскинув голову, Джорджи произнесла с отвращением:
— Я знала, что он жалкое ничтожество! Чарли кивнул, соглашаясь. Но потом добавил:
— И все-таки даже плохой, недобрый, жадный мистер Колдер не заслуживал такой страшной судьбы. От нечеловеческого крика, который он издал, у меня все заледенело внутри. Я понял, что Эстер совершила ужасное дело. Бросился вверх по лестнице, но не успел добежать до кабинета мистера Колдера: Эстер уже шла мне навстречу. Я смотрел, как она спускается вниз — она была в полуобморочном состоянии. Заметив нож у нее в руке, я понял, что дна зарезала Зака…
Бесс уже несколько минут судорожно ловила ртом воздух.
— Ради Бога, перестаньте, я больше не могу это слушать! — завизжала она, затыкая руками уши.
— Мистер Шейни, но почему вы позволили всем поверить, что это вы — убийца? — Нэнси удивленно смотрела на старика.
— Эстер была в шоке, — отвечал он. — Она не узнала меня; она вообще вряд ли сознавала присутствие постороннего человека рядом. У меня, знаете ли, мисс, появилось чувство, что она совсем не понимает, что сделала. — Печаль и отрешенность опять заволокли глаза Чарли. — Мне была невыносима мысль, что ее посадят в тюрьму, и я…
— И вы спрятали нож, — быстро подсказала Нэнси.
Чарли горестно закачал головой:
— Я не мог иначе. Я отобрал у нее нож и бросил в реку. Потом отвел ее домой. И уже после этого вернулся на фабрику — специально, чтобы посмотреть, не оставила ли там Эстер что-нибудь такое, что могло бы послужить уликой против нее. И хорошо, что у меня достало ума на это.
— А что? — Глаза у Бесс снова округлились от любопытства.
— Я нашел в кабинете все письма, написанные Эстер Заку Колдеру. Целую пачку. Они лежали в деревянной коробке у него на письменном столе. Если бы их обнаружила полиция, она могла бы заподозрить, что между Эстер и мистером Колдером существовали какие-то отношения. И тогда началось бы расследование. Я не мог этого допустить; поэтому взял письма и отнес их в дом Эстер.
Чарли смолк на мгновение, рассеянно созерцая оплывающий воск свечи.
— Какой-то человек, видимо, заметил меня, когда я шел обратно в здание фабрики. Из газет я уже назавтра узнал, что я убийца и зарезал своего хозяина. Вот тогда-то мне и пришло в голову покинуть Уайт-Фолз. Я уехал в Канаду и прожил там все эти долгие годы. Но две недели назад возвратился. — Нежно улыбнувшись Майку, старик закончил: — Как я вам уже объяснил, мне хотелось соединиться с родными.
Нэнси от души радовалась, что дедушка и внук обрели друг друга. Однако еще ничего не было сказано о деньгах Зака.
— И что же, кроме писем, вы больше ничего не забрали из кабинета мистера Колдера? — осведомилась юная сыщица.
Глаза Чарли снова повеселели, Простодушное удовольствие заиграло в их глубине.
— Интересно, что же еще мог я оттуда унести? — усмехнулся он. — Старина Колдер вряд ли разложил все свои денежки в кабинете, чтобы они ждали, когда я приду и рассую их по карманам.
Старик посмеивался над собой, а Нэнси тем временем придирчиво его оглядывала. В убогой выношенной одежде Чарли Шейни выглядел как человек, у которого, скорее всего, никогда не было больших денег. И уж наверняка он в глаза не видел полмиллиона долларов разом. С другой, правда, стороны, не считая тех минут, когда речь шла об Эстер Грей, он вел себя так, словно все на свете воспринимал как забавную шутку.
Нэнси не сумела в этот раз решить для себя — надо ли принимать его всерьез. В конце концов, Чарли и в самом деле мог похитить сундук с деньгами. Вопрос заключался в одном: как узнать точно, было это или нет?
— Представить невозможно, что после стольких лет Чарли Шейни снова приехал в Уайт-Фолз! — сказала Джулия Бергсон наутро, ошеломленная нежданной новостью.
Когда она появилась у Веры, хозяйка и гости еще сидели за завтраком вокруг уютного кухонного стола. В каждой тарелке аккуратной горкой лежали свежие, горячие блины. История нечаянной встречи девушек с Чарли и Майком пошла по второму кругу. Вера тем временем доставала из буфета прибор для Джулии.
— Как только девочки мне все рассказали, я немедленно связалась с семьей Майка, — волнуясь, проговорила она, когда повествование завершилось. — Фила Шейни известие о возвращении отца чрезвычайно обрадовало. Он пришел в неописуемый восторг. Сказал, что Чарли обязательно будет жить вместе с ними, и он, Фил, этого очень хочет, только потребуется несколько дней, чтобы Грейс… свыклась с неожиданной идеей.
— А до тех пор Вера разрешила Чарли оставаться на фабрике, — объяснила Бесс Джулии. — От него ведь там никакого вреда.
Девушка взяла с подноса еще три блина, густо намазала их маслом и обильно полила кленовым сиропом — тем самым, что варили на ферме у Оуэнов.
Вера все не могла успокоиться:
— Представляешь, Джулия, какая драматическая история!
— А как с деньгами покойного Колдера? — деловито осведомилась помощница Веры. — Чарли что-нибудь о них говорил? — Она усмехнулась. — Не подумайте, будто я верю в рассказ столетней давности о сундуках, но просто невероятно, что старик Шейни снова в Уайт-Фолзе.
Нэнси начисто выключилась из общей беседы, пока Бесс и Джорджи наперебой описывали Джулии сцену на бывшей фабрике. Мысленно она пыталась снова и снова сложить вместе части головоломки. Но их пока не удавалось плотно пригнать друг к другу. Целостная картина все еще не вырисовывалась.
Как все-таки следует толковать загадочные слова Чарли о деньгах? Что-то мешало Нэнси вполне довериться старику, однако при всем том она никак не могла себе представить, чтобы дедушка и внук исхитрились, вытащив из дома Веры два довольно громоздких сундука, перевезти их в контору к Роз Чаплин. Автомобиля-то у них не было! Интуиция также подсказывала ей — Роз не лгала, жалуясь, что ее хотят подставить. Даже если хозяйка крупнейшей уайт-фолзской фирмы по строительству и продаже недвижимости и столкнула с чердака стог сена, это еще не делало ее похитительницей чужой собственности.
Нэнси с горечью вздохнула. Кто же все-таки украл сундуки? И где, в конце концов, спрятаны деньги? До открытия аукциона оставалось всего несколько часов, а она была так же далека от решения задачи, как в тот вечер, когда впервые приехала в Уайт-Фолз.
— Нэнси, ты слышала, что говорит Джулия?
Звонкий голос Бесс прервал нерадостные размышления юной сыщицы. Вздрогнув от неожиданности, Нэнси подняла голову и обнаружила, что все внимательно на нее смотрят. Она виновато улыбнулась:
— Простите, я задумалась. Перебирала в уме обстоятельства нашего дела. Так что же вы сказали, Джулия?
— Я спросила: неужели до сих пор ты не выяснила, кто этот тип, что пытается найти и присвоить деньги Колдера? — повторила молодая женщина, выжидательно глядя на Нэнси.
Нэнси грустно понурилась:
— В том-то и беда… Никак не вычислю, кто он. Чувствую, что разгадка где-то совсем рядом, а я ее почему-то не вижу. Это доводит меня едва не до сумасшествия…
Встав из-за стола, Нэнси извинилась и ушла в гостиную. Через несколько минут она вернулась, неся в руках фотокопии, сделанные в архиве «Уайт-Фолзской газеты».
— Всякий раз, просматривая их, не могу избавиться от ощущения, что ключ к тайне где-то здесь, в этих старых публикациях.
Достав из пачки страницу со снимком Зака Колдера, сфотографированного в собственном кабинете, Нэнси бросила остальное на стол. Джулия, с нескрываемым интересом склонившись над газетными статьями, стала их изучать. К ней тут же присоединились Джорджи и Бесс с Верой.
Наверное, в миллионный раз Нэнси пытливо вглядывалась в каждую деталь снимка. Глаза ее останавливались то на картине, висевшей в простенке между окнами, то на красивых настольных часах, то на ящике с бумагами…
Внезапно у девушки перехватило дыхание. В следующее мгновение она повернулась к друзьям с торжествующей улыбкой на губах:
— Братцы-кролики! Теперь я знаю, где спрятано богатство Зака Колдера!
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:15 | Сообщение # 15
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ТАЙНА СУНДУКА С ДЕНЬГАМИ
За этой фразой последовала немая сцена. Все застыли, неподвижно глядя на Нэнси.
Волнуясь, девушка протянула руку к фотографии Колдера и дрожащим пальцем коснулась резного деревянного ящика, высившегося на письменном столе владельца «Ножевых изделий». В ящике было примерно полтора фута в длину и дюймов десять в глубину.
— Я знала, я все время чувствовала: на снимке |есть что-то знакомое! Видите деревянный ящичек на столе справа от Зака? Мы его вчера видели…
Бесс судорожно глотнула воздух:
— Коробка с письмами! Она стояла в кабинете Эстер Грей, в доме-музее!
— По словам Чарли, после убийства он отнес связку писем Эстер прямо к ней домой, в ее комнату, — вспомнила Джорджи. — Бедняга, наверное, не раздумывая, просто взял ящик, где они лежали, и сунул под мышку.
Нэнси опустила фотографию на стол; Джулия |впилась в нее острым взглядом.
— «Если что случится, тайна моего сундука деньгами умрет вместе со мной», — бормотала она, точно в забытьи. — Разве Зак не написал эти слова собственной рукой? Но, Господи, кто же мог подумать, что сундук такой крохотный? Вообще не сундук, а ящик?
— Вы правы. — Голос Бесс тоже трепетал от переживаний. — Никому и в голову не могло прийти, что сундук с деньгами до того мал, что умещается на письменном столе…
Джулия внезапно очнулась от грез и, медленно поднявшись на ноги, огляделась вокруг с обычным деловым видом.
— Так. Тут, я вижу, еще осталось кое-что из вещей, предназначенных для аукциона. Их надо отвезти в отель «Уайт-Фолз». Я, пожалуй, начну загружать фургон.
— Уму непостижимо! Полмиллиона долларов преспокойно лежат себе в доме-музее Эстер Грей! — воскликнула Вера, откидывая назад свои густые темные волосы. — Но беда в том, что сегодня в доме-музее выходной. Придется ждать до утра. Увы, значит, мы осмотрим этот необычайный ящик только завтра.
— Он провел в доме Эстер полсотни лет с хвостиком. Один день ничего не изменит, — здраво рассудила Джорджи.
Джулия тем временем покинула кухню с охапкой вещей в руках. Проводив ее взглядом, Вера виновато промолвила:
— Я бездельничаю. Неудобно… Надо помочь Джулии.
Она отодвинула стул и встала:
— Если я сейчас же не начну что-то делать и вообще двигаться, я так и просижу здесь целый день в полном оцепенении.
Девушки тем временем убрали со стола грязную посуду.
— Плохо, что нам до сих пор неизвестно имя охотника за чужими деньгами, — грустно проговорила Нэнси, наполняя раковину горячей мыльной водой.
— А нельзя придумать что-нибудь такое, чтобы добраться до ящика с письмами уже сегодня? — Бесс умоляюще поглядела на Нэнси и Джорджи. Достав из шкафа чистое полотенце, она принялась вытирать тарелки и чашки, которые были предварительно вымыты и сполоснуты. И не переставала жалобно вздыхать: — Я просто не выдержу целого дня ожидания. Мне так хочется поскорее узнать, права ли Нэнси. Вдруг она ошибается?
— А почему бы нам не позвонить миссис Норрис? — вслух подумала Джорджи и решительно направилась в тот конец кухни, где на желтой телефонной книге стоял аппарат. — Норрис, Норрис… — повторяла она, листая толстый справочник. — Вот, нашла.
Джорджи вопросительно уставилась на Нэнси и Бесс.
— Звонить?
— Даже не спрашивай. Крути диск, и дело с концом.
Полминуты спустя девушка подняла вверх левую руку с оттопыренным большим пальцем. Этот бодрый жест означал, что на другом конце провода, в доме миссис Норрис, трубку сняла сама хозяйка.
Джорджи вежливо поздоровалась и представилась. Миссис Норрис их не забыла.
— Совершенно верно, — говорила девушка в ответ на ее слова. — Мы те самые экскурсанты, что рассказали вам про дневник… Да… Но, понимаете ли, случилась одна вещь… Нам страшно неловко перед вами, но мы до сих пор не можем его найти. Однако нам удалось за это время выяснить нечто очень важное…
Голова Нэнси была настолько занята мыслями о местонахождении загадочного сундука и о человеке, стремившемся украсть деньги Колдера, что она совершенно позабыла про дневник. Вчера вечером, когда Нэнси ушла спать, Бесс все еще рыскала по дому в поисках пропажи.
— Так ты его, стало быть, не нашла? — спросила юная сыщица приглушенным тоном, чтобы не мешать Джорджи. — Странно.
Бесс с несчастным видом покачала головой.
— Я искала повсюду. Нет угла, куда бы я не заглянула.
— Нам лучше побеседовать об этом при личном свидании, — говорила тем временем Джорджи своей собеседнице. — Мы не могли бы встретиться сегодня в доме Эстер Грей?.. Да, мы тоже отправляемся на аукцион. Может быть, после его закрытия?
Некоторое время девушка не произносила ни слова, только слушала, и Нэнси уже стала бояться, что хранительница музея по какой-то причине решила отказаться от нынешней встречи. Потом Джорджи широко заулыбалась.
— Большое спасибо, миссис Норрис, — проговорила она в трубку. — Значит, увидимся сразу после аукциона в отеле. До свидания.
— Она сказала «да»! — прокричала Джорджи, отходя от телефона. — Предлагает встретиться с нами, когда закончится аукцион! Оттуда мы все вместе поедем в дом-музей Эстер Грей. — Хитро улыбнувшись, Джорджи добавила: — Миссис Норрис объяснила, что соглашается только потому, что не может устоять перед тайной. Силы небесные, как же она удивится, когда узнает, что за неслыханный сюрприз мы для нее готовим!
В кухню, озабоченно переговариваясь, вошли Вера и Джулия.
— Фургон набит, что называется, под завязку. — Вера устало прислонилась к обеденному столу. Взгляд ее рассеянно скользил по скатерти, потом вдруг задержался на старом газетном снимке.
— В мастерской еще кое-что осталось, — сообщила Джулия. — Несколько небольших предметов. Я могу взять их к себе в машину.
— Боже мой! — внезапно воскликнула Вера, не сводя глаз с фотографии. — Этот ящик! Как же я раньше не заметила…
— Чего не заметила? — оторопела Бесс.
— Это же тот самый резной ящик с письмами, который Розмари Норрис великодушно пожертвовала нам для нынешнего аукциона.
— Что? — Нэнси широко открыла глаза. — Вы хотите сказать, что его отвезли из музея в отель «Уайт-Фолз» и он вместе с другими вещами выставлен для торгов?
— Боюсь, что да. — Голос у Веры упал. — Почти все, что подлежит продаже, уже там. Погоди, Дай мне в этом удостовериться.
Она снова побежала в мастерскую и поспешно вернулась, неся в руках тоненькую брошюрку.
— Это каталог вещей, которые сегодня будут продаваться на аукционе. Я сделала пометки возле каждого наименования, чтобы знать, что откуда взялось.
Вера быстро сверилась со списком.
— Да, это то самое. Миссис Норрис передала нам ящик со стихами и письмами Эстер Грей вчера после полудня.
Нэнси вскочила из-за стола:
— Нужно немедленно ехать туда, Вера. Девочки, упакуйте оставшиеся вещи и привезите в отель. Договорились?
Не дожидаясь ответа, Нэнси скрылась в коридоре, увлекая за собой Веру.
Задняя дверь мини-фургона все еще была распахнута; Нэнси увидела внутри оба знакомых сундука — черный лакированный и деревянный капитанский.
— Так я и не поблагодарила тебя за то, что ты вернула мне сундуки с одеялами и старинными платьями, — спохватилась Вера. — Знаешь, Нэнси, я вообще ума не приложу, что делала бы без тебя и обеих твоих подружек.
— Рано еще нас благодарить, — отвечала юная сыщица. — Мы ведь так до сих пор и не установили, кто жаждет денег Колдера. Это раз. И что еще хуже — мы, кажется, потеряли дневник Зака.
Вера махнула рукой.
— Об этом не тревожься. Судя по всему, мы доберемся до денег первыми и дневник обязательно найдется. — Она вдруг оживилась. — Слушай, у меня идея. Джулия как свои пять пальцев знает весь наш инвентарь, все экспонаты для будущего музея. Кончится ярмарка — я попрошу ее отыскать дневник.
Что-то в словах Веры удивило Нэнси. Как же так? Джулия не раз презрительно говорила, что история о якобы пропавших, но где-то спрятанных деньгах Зака Колдера — чистая легенда, выдумка. А глядя на фотографию, изображающую Зака в собственном кабинете, она нечаянно слово в слово процитировала его дневник, который, по ее словам, даже не открывала. Как будто окончательно убедилась в существовании тайника с долларами.
Пока они с Верой, удобно устроившись на передних сиденьях, ехали в другой конец города, в голове Нэнси одна за другой всплывали подробности, связанные с Джулией. Как она воспротивилась просьбе Бесс дать ей почитать дневник Зака, как не пустила ту же Бесс наверх, в кабинет Колдера, когда они все вместе очутились в старом фабричном здании!.. Джулия словно что-то скрывала от них. А потом с непонятным пылом доказывала Вере, что Роз пытается поломать ее замысел с устройством музея. И это уже после того, как даже ежу стало ясно, что вор подбирается к деньгам Зака.
Все факты, взятые поодиночке, выглядели, быть может, не слишком подозрительно. Однако собранные вместе, они дополняли друг друга. Единственная деталь казалась бессмысленной и не ложилась в общий ряд: тяжелый обморок Джулии после удара по голове, следы которого были налицо. Но даже сегодня утром, час назад, Джулия цитировала дневник Зака с такой точностью, что было ясно — читала она его совсем недавно. А это могло произойти только в том случае, если…
Правда на какое-то мгновение оглушила Нэнси, открывшись ей во всей своей неприглядности.
— Неужели? — прошептала она в ужасе. — Вера, разворачивайтесь. Мы должны сейчас же вернуться обратно!
 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Загадка старинного сундука.
Страница 1 из 212»
Поиск: