Приветствую Вас Странник
Воскресенье
24.09.2017
17:03

[ Новые сообщения · Детективы · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Александровна, Nancy 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна, которую хранило море.
Тайна, которую хранило море.
NancyДата: Среда, 11.01.2012, 10:28 | Сообщение # 16
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ТАЙНА «ГЕНРИЕТТЫ ЛИ»

— Джорджи, иди сюда, посмотри! — крикнула Нэнси.

Показав письмо, она объяснила родственные отношения Дика с капитаном «Генриетты Ли».

— Если Дик знает про «Генриетту Ли», он наверняка слышал и о сокровище, — сказала Джорджи.

— А это означает, что именно он украл половинку карты у Клэр, — завершила ее мысль Нэнси.

— Но как же тогда остальные происшествия? — спросила Джорджи. — У нас ведь пока нет никаких доказательств.

Повернувшись к письменному столу, Нэнси выдвинула верхний ящик и принялась рыться в бумагах и письменных принадлежностях.

— Где-нибудь обязательно найдется доказательство…

Но в верхнем ящике как будто не содержалось ничего подозрительного. Нэнси уже хотела задвинуть его обратно, как вдруг ее внимание привлекло крохотное желтовато-бурое пятнышко.

— Ага, — сказала она, отковыривая кусочек пергамента. — Конечно, это обрывок половинки карты, украденной у Клэр. Но где же сама половинка? — недоумевала Нэнси. — В других ящиках? Джорджи выдвинула следующий ящик, в нем оказалась стопка тетрадей. Они принялись перелистывать одну за другой.

— Глянь-ка сюда, — сказала Нэнси, вынимая пожелтевшую записную книжечку, которая была засунута под обертку одной из тетрадей. — Это дневник Джека Бенбоу, первого помощника капитана «Генриетты Ли». Я видела его в сумке Дика на «Мореходе», но тогда я не знала, что это такое.

Нэнси раскрыла книжечку и стала ее листать. Большинство записей представляли собой сухую информацию — сколько миль прошел парусник за день, какая была погода, разные любопытные наблюдения членов команды.

— Погоди минутку, — пробормотала Нэнси, уставившись на одну из последних страниц. — Я уверена, что этой записи не было в фотокопии дневника, которую я читала в библиотеке. — И, набрав воздуха в легкие, стала читать вслух: — «Я совершил нечто ужасное. После трех дней штормовых ветров молния ударила в бизань-мачту. Судно погибло».

— Не понимаю, — с недоумением сказала Джорджи. — Я думала, капитан Престон был единственным, кто уцелел при кораблекрушении. Но если Джек Бенбоу мог это написать, значит, он тоже остался в живых. Что же такого ужасного он сделал?

— Дальше Бенбоу пишет об этом, — сказала Нэнси. — «Капитан Престон убедил меня, что наш долг спасти сундук с золотыми монетами. Ха, теперь я знаю, что долг тут вовсе ни при чем. Просто мы поддались нашей алчности. Спасательная шлюпка была всего одна. Капитан Престон и я ухитрились уплыть в шлюпке с монетами и самыми ценными вещами. Команду же мы оставили погибать…»

— Не может быть! Выходит, капитан Престон был не героем, а законченным негодяем! — воскликнула Джорджи возмущенно. — И таким же, как он, был этот молодчик, Бенбоу.

Нэнси продолжала листать дневник.

— Впрочем, похоже, что Джек Бенбоу сожалел о том, что сделал. Слушай. «Меня мучает чувство вины. Если бы я мог обменять эти золотые монеты на жизнь наших матросов, я был бы счастлив. Прошел всего один день после крушения. Вчера, поздней ночью, мы причалили к острову, оба больные — жар и озноб. Не знаю, где мы находимся, но не чувствую себя в безопасности. Капитан Престон… сильно изменился. Он, видимо, ничуть не сокрушается, что бросил на гибель свою команду. Нынче утром я увидел, что передняя половина „Генриетты Ли“ застряла между находящимися в море скалами, невдалеке от нашего острова. Стоит мне взглянуть на ее останки, я плачу, а у капитана не заметно и тени сожаления. Ни о чем другом он не говорит, только о своем новоприобретенном богатстве. Алчный блеск в его глазах убеждает меня, что он не намерен делить свое богатство с кем-либо другим — даже со мной. Теперь я знаю, что должен поскорее выбраться отсюда».

Нэнси посмотрела на Джорджи.

— Это последняя строка.

— Ты думаешь, что капитан Престон его убил? — спросила Джорджи.

— Возможно, он умер от болезни. Теперь мы этого никогда не узнаем, — хмурясь, ответила Нэнси. — Нам известно лишь то, что Джека Бенбоу больше никто никогда не видел. И хотя капитан Престон остался жив, он, конечно, никому не говорил ни о том, что оставил тонущий корабль, ни о том, что присвоил золото.

— Наверно, рассказывал всем и каждому, как изо всех сил старался спасти команду, — с негодованием сказала Джорджи. — Ведь так говорится в тех книжках, что есть у Клэр? Правда?

— Думаю, что капитан Престон по какой-то причине не вернулся на остров за сокровищем, — сказала Нэнси. — Если он был болен, то, возможно, он только начертил карту да еще сочинил песенку, чтобы жена могла отправиться туда и найти клад, если он умрет.

— Вероятно, он спрятал половинки карты в обломках корабля, которые торчали в воде у острова. Но я не возьму в толк, как он мог надеяться, что жена или кто другой найдут эту карту, даже если будут знать песню.

— Если он был типом вроде Дика, он, может быть, нарочно так придумал, чтобы половинки карты было трудна отыскать, — сказала Нэнси. — Может быть, он считал, что раз ему не суждено владеть сокровищем, пусть и другому оно не достанется.

— Тут есть еще кое-что, чего я не понимаю, — сказала Джорджи. — Если Дик сам охотится за сокровищем, почему он оберегает Клэр, как он сделал на складе такелажа?

— Понятия не имею, — пожала плечами Нэнси. — Но я готова спорить, что скоро мы эта выясним. Как только мы представим миссис Ньюкомб эти улики, Дику придется ответить на целую кучу вопросов.

Она сунула дневник Джека Бенбоу и обрывок пергамента в карман джинсов.

Позаботившись о том, чтобы все в комнате выглядело точно так, как до их прихода, Нэнси и Джорджи вышли из дома и положили ключ от двери на прежнее место. Затем они поспешили обратно в общежитие Нэнси. Поднявшись в свою комнату, Нэнси подошла к письменному столу, выдвинула нижний ящик, взяла «Моби Дика» и, раскрыв книгу, стала искать то место, куда заложила половинки карты. Перелистала всю книгу — половинок не было.

Поглядев на стол, Нэнси обнаружила, что ее книги и тетрадки лежат беспорядочной кучей, хотя, когда она уходила, они были уложены аккуратной стопкой. Она снова принялась листать «Моби Дика» — уже с неким чувством страха.

— Какой ужас! — воскликнула она, уставясь на Джорджи. — Кто-то украл половинки карты! Джорджи даже рот приоткрыла.

— Но каким образом?..

— Сейчас из-за этого не стоит расстраиваться, — торопливо сказала Нэнси. Она вдруг отчетливо вспомнила промелькнувшую за углом склада оранжевую фигуру… Кто-то следил за ней, когда она рассматривала вторую половинку карты. И этот кто-то наверняка был Дик.

— Дик шел за мной следом до общежития, — сказала Нэнси.

— А потом подождал, пока мы уйдем, и украл половинки, — закончила ее мысль Джорджи, и на ее лице отразился страх. — А если он уже отправился за кладом?

— Мы должны его догнать, — Нэнси вскочила, схватив со стола мореходную карту. — С этой картой мы можем добраться до — Ястребиного острова. Кажется, я смогу вспомнить пометки, которым мы должны следовать, когда очутимся на острове.

Нэнси понадобилось всего несколько секунд, чтобы вынуть карту из рамки, потом она скрутила ее трубочкой и сунула в карман плаща.

— Пошли! — бросила она подруге.

— Похоже на то, что Дик здорово нас опередил, — сказала Джорджи, когда минут через пять она и Нэнси подбегали к Учебно-тренировочному центру.

Нэнси окинула взглядом ряд яхт, стоявших на причале. Между двумя было пустое место.

— Может, мы еще успеем догнать его, прежде чем он доберется до Ястребиного острова, — сказала она, устремляясь к ближайшей яхте.

Девушки поспешно спустили яхту на воду. Нэнси взглянула на неспокойную, серую поверхность океана. Туман рассеялся, однако с севера теперь надвигалась гряда темных туч.

— Надеюсь, что успеем, — сказала Нэнси. — Этот островок недалеко от устья Аркадия-Ривер. Если поднажмем, нам, может быть, удастся провернуть все до шторма. Медлить нельзя — Дик может удрать с кладом.

Через несколько минут девушки плыли вниз по Аркадия-Ривер. Нэнси сидела за рулем, а Джорджи управляла гротом и кливером. Сильный северный ветер надувал паруса, пряди волос хлестали девушек по лицу.

Пока они плыли вниз по течению, Нэнси поглядывала через плечо на север, на набухшие черные тучи. «Не спешите, дайте нам время добраться до Ястребиного острова», — молча просила она. Однако всякий раз, как она оглядывалась, темные тучи оказывались все ближе.

Через полчаса Нэнси и Джорджи приблизились к устью Аркадия-Ривер. Там, где река встречалась с Атлантическим океаном, волны были еще более высокими и бурными. Ветер тоже крепчал — куда ни глянь, везде бурлящие водовороты да белые пенистые барашки.

— Ух ты! — охнула Джорджи, когда шлюпка резко накренилась вперед и лицо девушки обдало водой. — Как в гребной гонке!

Нэнси не ответила, она смотрела на горизонт Там обозначились контуры каких-то серых массивов — вероятно, это были острова. Достав из кармана плаща мореходную карту, Нэнси быстро сверилась с ней, потом снова стала вглядываться вдаль.

— Я почти уверена, что Ястребиный остров — вон тот, — указала она на серый массив.

Когда Нэнси повела яхту к этому островку, волны перехлестывали через борта. Вскоре подруги промокли до нитки. Вдобавок им приходилось собирать все силы, чтобы не дать яхте опрокинуться.

Нэнси сама не знала, как это им удалось, но через три четверти часа после отплытия они уже подходили к берегу небольшого островка. С виду он казался совсем пустынным. Перед глазами Нэнси была узкая, скалистая береговая полоса, а за ней густые заросли деревьев и кустарников вперемежку с лужайками.

— Наконец-то! Я так рада, что мы добрались! Управлять этими парусами — настоящая пытка! — крикнула Джорджи, стараясь перекричать завывания ветра.

— Не знаю, как мы сумеем вернуться обратно, но об этом еще будет время подумать, — сказала Нэнси.

Когда они уже были всего футах в двенадцати от скалистого берега, Нэнси вытащила из воды рулевое весло, а Джорджи опустила паруса. Девушки соскочили в воду и пошли вброд к берегу, ведя яхту за причальный канат.

Справа высился на песке огромный валун, за ним было защищенное от ветра местечко. Девушки осторожно подтащили яхту туда и мягко опустили ее на песок. Когда Нэнси, распрямившись, стала отряхивать песок с рук, она заметила, что из густого кустарника позади валуна торчит что-то темное. Это была корма яхты.

— Похоже, что Дик уже здесь, — сказала она подруге, кивая в сторону чужой яхты.

— Во всяком случае, он пока еще не смылся, — согласилась Джорджи, вглядываясь в чащу. — Ты себе представляешь, куда надо идти?

— Причалили мы правильно, — сказала Нэнси, глядя на громаду валуна. — Я помню, что пунктирная линия начиналась от большого камня. Так… Что же было дальше? — Она закрыла глаза, пытаясь зрительно восстановить в памяти обе половинки карты. — Двадцать пять шагов к югу, потом налево, к скале, похожей на черепаху, — медленно повторяла она.

Девушки углубились в заросли деревьев и кустов. Было нетрудно заметить следы, оставленные Диком, — сильно примятая трава, на ближайших кустах обломаны ветки.

— Вот здесь, — показала Джорджи, пройдя около двадцати шагов. — Эта скала действительно похожа на черепаху.

И верно, скала была овальной формы, а торчащий выступ напоминал голову черепахи. Когда девушки свернули налево, в глазах Нэнси загорелся азартный огонек.

— Теперь мы должны идти, пока не увидим расщепленный дуб, — сказала она.

Дик, наверное, тоже повернул налево. Девушки держались проложенного им следа в траве. Нэнси сделала подруге знак, чтобы молчала, — она боялась спугнуть Дика.

Еще через несколько минут Джорджи остановилась.

— Думаю, мы пришли, — прошептала она.

Всматриваясь в лесную чащу, Нэнси увидела развесистый дуб, ствол которого был расщеплен на две изогнувшиеся дугой половины, образовавшие густой зеленый навес. Дерево было могучее, однако Нэнси засомневалась: неужели ему уже полтораста с лишним лет?

Только хотела она поделиться своей мыслью с Джорджи, как вдруг донесшийся из чащи шум заставил ее насторожиться.

— Как будто кто-то копает землю, — шепнула она подруге.

Стараясь не шуметь, девушки направились в ту сторону. Непрекращающийся, ритмичный глухой стук лопаты об землю становился все отчетливей. Сердце Нэнси учащенно забилось. Им повезло! Дик еще не нашел сокровище!

Затаив дыхание, Нэнси и Джорджи обогнули заросли густого кустарника, покрытого вьющимися растениями. Кто-то в ярко оранжевом дождевике наклонился над вырытой ямой. Увидев вьющиеся черные волосы, Нэнси с удивлением воскликнула:

— Клэр! — И устремилась вперед. — Ты что здесь делаешь?
 
NancyДата: Среда, 11.01.2012, 10:29 | Сообщение # 17
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ОХОТА ЗА СОКРОВИЩЕМ

— О Боже! — ахнула Клэр, увидев Нэнси. Она уронила лопату и нерешительно попятилась от вырытой ею ямы. Голубые ее глаза были полны страха.

Джорджи подошла ближе к Нэнси.

— Если только Дик не умеет перевоплощаться, я надеюсь, что это не он, — сказала она, с любопытством уставившись на Клэр. Нэнси тоже была поражена.

— Значит, это тебя я видела сегодня утром, когда нашла вторую половинку карты, — сказала она своей соседке по комнате. Ну конечно, оранжевые дождевики были у нескольких курсантов, в том числе у Дика. Но Нэнси и в голову не могло прийти, что это была Клэр.

— Да, помню, я обещала прекратить поиски сокровища, — смущенно потупилась Клэр, — и я хотела сдержать слово. Но когда увидела, что ты нашла вторую половинку карты… я не могла удержаться.

— Значит, это ты шла следом за Нэнси, — возмутилась Джорджи. — А когда мы обыскивали комнату Дика, ты поднялась в вашу комнату и украла вторую половинку карты.

Глаза Клэр вспыхнули негодованием.

— Я первая нашла упоминание о кладе, — сказала она, — и мне должна принадлежать честь этого открытия! А кстати, ты кто такая? — прибавила она, сердито глядя на Джорджи.

— Она моя подруга, помогает мне вести расследование в порту, — ответила за нее Нэнси.

Между тем погода ухудшалась. Полил сильный дождь, ветер с громким свистом прорывался сквозь листву деревьев и кустов.

— Клэр, нам надо спешить, — предупредила Нэнси. — Ты уверена, что сокровище зарыто именно здесь?

— Конечно, уверена, — гордо заявила Клэр. Она сунула руку в карман плаща и достала обе половинки карты — одну пергаментную и вторую, сделанную по памяти с половинки, которую похитил Дик. Сложив обе половинки, Нэнси и Джорджи принялись их разглядывать.

— Налево к скале Черепахи… направо к расщепленному дубу, — бормотала Джорджи, читая выцветшие, со старомодными завитушками надписи на пергаментной половинке. — Пятнадцать шагов, там находится «X». — Она посмотрела на Нэнси. — Кажется, она попала в точку, Нэн.

— Не знаю. Смотри, Клэр, ты ведь уже выкопала яму футов в пять глубиной, — сказала Нэнси. — К тому же я не уверена, что это именно тот дуб, который нам нужен.

— Что ты имеешь в виду? — с недоумением взглянула на нее Клэр.

— Никак не похоже, чтобы ему было полтораста лет, — сказала Нэнси.

— Да, теперь, когда ты это заметила, мне кажется, что ты права, — согласилась Джорджи и посмотрела на дуб. — Как ты думаешь, сумеем мы найти тот, настоящий? Такое старое дерево могло не дожить до наших дней.

— Выяснить это можно только одним способом, — ответила Нэнси. Подняв с земли лопату Клэр, она стала у дуба, затем двинулась мимо него дальше, по линии, продолжавшей путь, по которому они шли от черепахоподобной скалы.

Клэр с сомнением вглядывалась в густой подлесок.

— Что-то непохоже, чтобы здесь поблизости были другие большие деревья. — Она разочарованно вздохнула, потом выпалила: — Если мы не найдем клада, я этого не переживу!

Нэнси была слишком поглощена осмотром окружающей местности, чтобы ей ответить. Она медленно шагала, глядя то направо, то налево, взор ее скользил по залитым дождем кустам и деревьям. Внезапно она остановилась.

— Эй, девочки, посмотрите туда, — сказала она, указывая вперед. Впереди, футах в шести, Джорджи и Клэр увидели невысокий бугор. Он был сплошь покрыт плющом, шелестевшим от порывистого влажного ветра.

— Ну и что особенного в этой заросшей плющом глыбе? — спросила Клэр.

— Я поняла! — воскликнула Джорджи, подбегая к бугру. — Именно такой вид может иметь старое дерево, когда оно упадет и его обовьет плющ.

Девушки принялись разнимать тугие стебли плюща.

— Да, это действительно дерево! — воскликнула Клэр, обнажив кусок старого потрескавшегося ствола.

— Еще вопрос, то ли это дерево, — заметила Нэнси. Она подошла к другому краю бугра и торопливо раздвинула стебли плюща. — Да, похоже, что это было стволом дуба, — решила она, глядя на огромную массу гниющей древесины.

— Наверное, то место, где дерево расщепилось, должно быть где-то выше, — прибавила Джорджи, огибая бесформенный, покрытый плющом бугор.

Девушки принялись ходить вокруг дерева и отбрасывать в сторону стебли. С каждым дюймом, который они открывали, Нэнси испытывала все большее волнение. Чутье подсказывало ей, что это оно, то самое дерево, но чтобы убедиться в этом, ей надо было увидеть расщеп…

— Ага! — радостно закричала Клэр, тыча пальцем в только что освобожденную часть ствола. В этом месте ствол старого упавшего дерева разделялся на две толстые ветви. — Вот оно!

— Неужели оно? Даже не верится, — пробормотала Джорджи, глядя на дерево. — Значит, отсюда мы идем направо — сколько шагов? — спросила она у Нэнси.

— Пятнадцать, — ответила Нэнси, поглядев на половинки карты.

Все трое, дрожа от нетерпения, отмерили нужное количество шагов.

— Довольно, начинаем копать! — заторопилась Клэр.

Взяв у Нэнси лопату, она очистила небольшую площадку от травы и плюща. Затем воткнула лопату в землю и отбросила в сторону большущий ком.

— Конечно, трудно поверить, что после стольких лет сокровище еще лежит здесь, но все равно это ужасно увлекательно, — сказала Джорджи, и ее карие глаза засверкали.

Нэнси пришлось с нею согласиться. Девушки стали копать по очереди. Яма становилась все глубже, дождь лил как из ведра, но они его почти не замечали.

— Очень странно, — забирая лопату у Джорджи, сказала Клэр примерно через час. — Глубина больше четырех футов, а клада все нет как нет.

— Может быть, мы что-нибудь не так поняли, — засомневалась Джорджи, откидывая мокрый завиток со лба.

— Но все-таки мы не можем отступить, — сказала Нэнси. — Давайте покопаем еще минут десять, прежде чем…

Дзынь!

Они услышали лязг металла, лопата Клэр ударилась обо что-то твердое.

— Я на что-то наткнулась! — крикнула она, стоя в яме. Опустившись на колени, Клэр принялась руками разгребать землю вокруг какого-то предмета. Нэнси и Джорджи соскочили в яму, чтобы ей помочь.

Через несколько минут они увидели крышку продолговатого деревянного сундука, обвязанного полуистлевшими ремнями.

— Ура! — воскликнула Клэр. — Мы его нашли! Мы и в самом деле нашли сокровище!

Нэнси как завороженная смотрела на старинный сундук. Неужели это то самое сокровище, о котором упоминалось в матросской песне про «Генриетту Ли» и в дневнике Джека Бенбоу?

Девушки с удвоенной энергией продолжили работу, отбрасывая землю со стенок сундука. Сундук оказался небольшим, но невероятно тяжелым. С большим трудом им все же удалось вытащить его из ямы.

Все трое внимательно его разглядывали. Кожаные ремни истлели, и при первом легком прикосновении распались. Нэнси увидела проржавевший металлический замок. Она нашла камень и ударила им несколько раз по замку. Замок отвалился довольно быстро.

— Теперь посмотрим! — сказала Нэнси, окидывая ликующим взглядом Клэр и Джорджи.

Все вместе они ухватились за крышку сундука и стали тянуть ее вверх. Сперва она не поддавалась. Но вот с громким треском деревянная крышка приподнялась. Нэнси, Джорджи и Клэр ахнули от изумления.

В жизни не видела Нэнси такого ослепительного зрелища — сундук был битком набит золотыми монетами. Монеты были разной величины и чекана и сверкали так ярко, что захотелось заслонить глаза рукой. Какое-то время она, словно загипнотизированная, не могла оторвать от них взгляда. В наступившей тишине слышался только шум ветра и дождя.

— Потрясающе! — воскликнула Джорджи. И тут позади девушек раздался мужской голос. Все трое вздрогнули.

— А вы неплохую работенку проделали!

— Дик! — крикнула Клэр, оборачиваясь. Нэнси тоже обернулась и увидела Дика Райена, выходившего из густых зарослей кустарника. Приблизившись к девушкам, он горящими от жадности глазами уставился на золотые монеты. Увидев, что у него в руке, Нэнси похолодела от ужаса.

Это был нож, и наставлен нож был на них: на нее, на Джорджи и на Клэр!
 
NancyДата: Среда, 11.01.2012, 10:29 | Сообщение # 18
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
НА КРАЮ ГИБЕЛИ

Нэнси постаралась подавить нахлынувший на нее страх. Джорджи и Клэр стояли рядом с нею ни живы ни мертвы, не сводя глаз с острого лезвия.

— Что ты здесь делаешь, Дик? — спросила наконец Клэр.

— По-моему, это ясно и так, — хохотнул Дик. — Я ждал, пока вы найдете клад, для меня, разумеется…

— Наверно, он сюда шел следом за нами, Клэр, — сказала Нэнси и взглянула на Дика. — Я вижу, шпионить вошло у тебя в привычку, так ведь? Ты все время шпионил за Клэр, и дал ей возможность выполнить за тебя всю тяжелую работу.

Дика, видимо, это обвинение нисколько не задело.

— А что тут такого? — возразил он. — Зачем было мне рисковать и трудиться, если все это могла сделать для меня Клэр.

— Так это ты был ночью на складе такелажа! — воскликнула Клэр. — И это ты испортил выставку китобойного промысла и капитанскую конторку!

— Уж не говоря о том, что ты чуть не угробил меня, когда подрезал снасть на «Бенджамене У. Хинтоне»! Я же тогда чуть не свалилась на разделочный топор, — прибавила Нэнси. — И Джорджи столкнул в реку сегодня утром тоже ты!

Дик и не думал отрицать все выдвинутые против него обвинения, и Клэр с недоумением поглядела на него.

— Но почему, Дик? Почему, если тебе хотелось, чтобы я отыскала половинки карты, надо было портить эти прекрасные вещи?

— Сперва я хотел сам найти карту, — пожав плечами, начал Дик. — Матросскую песню про «Генриетту Ли» ведь сочинил мой прапрадед. Его жена Мэри Престон нашла текст песни в его письменном столе, когда он умер. Случилось это вскоре после крушения «Генриетты Ли». Он так и не оправился от воспаления легких, которое подхватил после гибели судна.

— В песне тоже упоминается Мэри, — вспомнила Джорджи. — Значит, она была женой капитана Престона?

— Угу, — подтвердил Дик. — «Генриетта Ли» была собственностью моего прапрадеда, и все, что удалось с нее спасти, возвратили его жене Мэри. — Тут Дик сокрушенно покачал головой. — К сожалению, моя мать подарила часы и другие вещи музею порта Бриджхэвена. Если бы она их сохранила, мне не пришлось бы сюда приезжать.

— Я понимаю, что тебе наплевать на здешний порт, — сердито сказала Клэр. — Но даже если ты явился сюда только затем, чтобы найти клад, зачем же было все разорять?

— А я не собирался этого делать, просто я был сам не свой, когда ты, Клэр, опередила меня с судовыми часами, — объяснил Дик. — Вот почему я попортил экспозицию, откуда ты их взяла. А когда ты прежде меня успела добраться до капитанской конторки, я даже поверить этому не мог.

— Потому ты ее испортил, а инструмент, которым орудовал, спрятал за шкафчиками на верфи? — продолжила Нэнси.

Дик утвердительно кивнул и снова уставился на сверкавшие в сундуке монеты.

— Тогда я стал хитрее. Я понял, что главное для меня не упустить момент и быть где-то поблизости, когда ты, Клэр, найдешь клад. И видите, как все прекрасно получилось.

— Но послушай, Дик, ты же не можешь присвоить клад! Он же не твой! — возмутилась Клэр.

— Клад принадлежит любому, кто его найдет, — заявил Дик. — Кстати, монеты принадлежали моему прапрадеду, так что по закону они должны быть моими. Это мое наследство!

— Твой прапрадед эти деньги украл! — с негодованием сказала Джорджи. — Из жадности он во время шторма оставил команду погибать! Это гнусно!

Дик посмотрел на нее с удивлением.

— Мы нашли дневник Джека Бенбоу, — ответила вместо подруги Нэнси. — Подлинный его дневник, а не фотокопию из портовой библиотеки. Мы прочитали последние записи, там Джек Бенбоу рассказывает, как он и Декатур Престон предали команду, сбежали с корабля во время шторма, от которого погибла «Генриетта Ли». И я готова поспорить, что, когда сокровище было привезено сюда, капитан Престон убил Джека Бенбоу.

— Не смей так говорить о моем предке! — закричал Дик, и лицо его покрылось от злости красными пятнами. — Он был герой, все историки так пишут.

— Но ты-то знаешь, что это неправда, — сказала Нэнси.

Несколько секунд Дик растерянно глядел то на Нэнси, то на Джорджи и Клэр.

— Моя мама не могла допустить, чтобы люди узнали, как поступил мой прапрадедушка, — признался он наконец. — И когда она дарила дневник в портовую библиотеку, то отдала только фотокопию — без записей о том, как прапрадед покинул свою команду и увез золотые монеты. Она никогда не пыталась искать половинки карты, о которых говорится в песне, — ее мучил стыд из-за того, что совершил Декатур Престон.

— А что известно о первом помощнике? — поинтересовалась Джорджи.

— Мои родители не знают, что с ним стало. Нам только известно, что прапрадед после смерти Бенбоу сохранил его дневник. Капитан Престон привез его с собой на материк, куда добрался в шлюпке, взятой им и Бенбоу на «Генриетте Ли». Во время шторма шлюпку сильно потрепало, она дала течь. Нечего и говорить, что мой прапрадед был тогда серьезно болен. Его обнаружили недалеко от устья Аркадия-Ривер в бессознательном состоянии. Он тогда едва не умер. Никто не скажет, что это плаванье было для него вроде пикника! — как бы оправдываясь, заключил Дик.

Пока Дик говорил, Нэнси озиралась вокруг. Хотя у них над Диком численный перевес, преимущество все равно на стороне Дика. Ведь у него в руках нож! Она не может допустить, чтобы кто-то из них пострадал. Ах, как бы найти способ его разоружить!

— Ну, думаю, мы достаточно поболтали, — сказал Дик. Взгляд его стал суровым, даже мрачным. — Теперь вам придется отнести этот сундук на берег, — распорядился он, указывая ножом на золото.

— Но под таким ливнем мы не сможем дотащить его до берега, — сказала Нэнси, стараясь умерить решимость Дика. — Давай лучше подождем, пока дождь перестанет.

— Ни в коем случае, — неумолимо тряхнул головой Дик. — Эта буря как раз очень кстати для того, что я задумал.

— Ч-что ты задумал? — с тревогой спросила Клэр.

— А это вы увидите, — неопределенно ответил Дик, и злобная ухмылка искривила его губы. — Я прихватил в порту каталку, чтобы везти сундук. Вот вы втроем и повезете на ней сундук к берегу. И помните — я иду следом за вами.

Нэнси обменялась с Джорджи и Клэр тревожными взглядами. Она сама не знала, как это им удалось, однако все вместе они поставили сундук на каталку. И когда девушки повезли монеты по той дороге, по которой они пришли сюда, груз этот казался им непомерно тяжелым. Ветер хлестал их по лицу, ноги спотыкались о стебли вьющихся растений. Наконец они добрались до скалистого берега, где были оставлены яхты. Нэнси тяжело дышала. От напряжения все тело у нее ломило.

— Уф! — с облегчением выдохнула Джорджи, утирая мокрое от дождя лицо. Она оглянулась на Дика, который шел позади, наставив на девушек нож. — Да, Дика уж точно не назовешь джентльменом, — пробормотала она себе под нос.

Нэнси молчала, она неотрывно смотрела на волны. Здесь, на открытом всем ветрам берегу, буйство шторма было особенно грозным. Огромные водяные валы накатывались один за другим, пелена дождя застилала все вокруг.

— Послушай, Дик, мы же не можем отплыть в такую бурю, — обратилась она к Дику. — Это слишком опасно!

— Вот именно, — хитро ухмыльнулся Дик. — Когда береговая охрана найдет тела трех девушек, они решат, что это несчастный случай, мол, яхта перевернулась во время бури…

— Дик, но ты же на самом деле не думаешь… — с ужасом глядя на него, воскликнула Клэр.

— Очень даже думаю, — злобно возразил Дик. — Моя моторка стоит вон за той скалой. — Он указал на тот же валун, за которым поставили свою яхту Нэнси и Джорджи. — Как только вы трое отправитесь… я мигом смоюсь. Никто никогда не узнает, что я как-то причастен к этому.

— Но послушай, Дик, — сказала Джорджи, испуганно озираясь, — мы ведь можем еще подтащить сундук к воде, пока ты будешь спускать свою моторку.

Нэнси поняла, что подруга старается оттянуть время.

— Не торопись, — сказал Дик. — Отсюда я и сам управлюсь с сундуком. А вам троим, пожалуй, пора в путь — на дно океана!

Нэнси с трудом подавила нахлынувший страх, увидев, что Дик нагнулся, чтобы подобрать с земли большой камень. Что он еще задумал?

— Дик, ты же не можешь в-вот так хладнокровно нас уб-бить? — едва не плача, взмолилась Клэр. Злобный блеск в голубых глазах Дика привел Нэнси в ужас. Дик шагнул к девушкам, держа в одной руке камень, а в другой нож.

— Ха! Конечно, могу! Слушайте меня, — сказал он. — Сперва я всех вас прикончу, потом привяжу ваши тела и ваши яхты к своей моторке. А когда отъедем подальше от острова, я вас всех утоплю.

Нэнси едва верила своим ушам — откуда у Дика такое жестокое хладнокровие, такая расчетливость? Она не сомневалась, что он исполнит все, о чем говорит.

И вдруг Нэнси показалось, что она уловила на воде отблеск огонька. Сильный ливень мешал разглядеть, что это такое, но вот он появился опять!.. Это моторка!

Быстро взглянув на Дика, она убедилась, что он огонька не заметил. Если бы только ей удалось его обезоружить, они могли бы позвать на помощь! Но у него в руках камень и нож — не подступишься. Сердце Нэнси сжалось и заныло, она поняла, что не может накинуться на Дика без риска получить серьезное ранение.

Внезапно раздавшийся звук сирены заставил Нэнси вздрогнуть. Дик тоже был удивлен и повернулся в сторону моря.

Этим мгновением воспользовалась Нэнси. В два прыжка она очутилась возле Дика и сильно лягнула его ногой, применив прием дзюдо, — нож выпал из его рук.

Дик был настолько ошеломлен, что только крякнул.

— Я с тобой, Нэнси! — закричала Джорджи. Дик опомниться не успел, как Джорджи подножкой повалила его наземь. Нэнси тем временем подняла нож с песка. На помощь к Джорджи бросилась Клэр. В несколько секунд они скрутили Дику руки за спиной.

— Классная работа, девочки! — сказала Нэнси. — А теперь надо привлечь внимание людей в моторке.

Крепко держа Дика, который выкручивался и орал, три девушки принялись звать на помощь во всю силу своих легких. Вскоре они увидели, что мощный луч фары, пробиваясь сквозь пелену дождя и тумана, приближается к ним. Затем над водой раздался голос, усиленный мегафоном: «Береговая охрана!..»

— Я все еще не могу поверить, что вы, девушки, сумели отыскать сундук с золотыми монетами, зарытый в землю больше чем полтораста лет тому назад! — говорила Рейчел на другой день.

Учащиеся летних мореходных курсов собрались в полдень на пристани вокруг дымящего гриля. С того часа, как береговая охрана благополучно доставила с острова Нэнси, Клэр и Джорджи, весь порт прямо гудел от разговоров про найденное сокровище и про коварство Дика. Утром погода прояснилась, и миссис Ньюкомб решила, что небольшой пикник будет лучшим способом отпраздновать находку девушек и успешное завершение дела, ради которого пригласили Нэнси. В воздухе носился аппетитный дымок, от которого у Нэнси заныл желудок.

— Да, просто потрясающе! — говорила миссис Ньюкомб, пока Рейчел обрызгивала соусом жарившиеся на гриле кусочки рыбного филе. — Я так рада, что вы сумели благополучно доплыть до острова при вчерашнем шторме!

— Но Дик Райен от нас доброго слова не дождется, — нахмурясь, сказал Том Чин, державший тарелку с жареной рыбой и картофельным салатом. — Знал бы я, какой подлец этот парень, никогда бы с ним не подружился. Очень рад, что он не сбежал с сокровищем — и никого не поранил.

— Когда Кэп узнал, что не хватает нескольких яхт, он почувствовал, что случилось что-то страшное, — продолжала миссис Ньюкомб. — Какое счастье, что он догадался вызвать береговую охрану!

Рейчел подала Нэнси тарелку с рыбой и салатом, и Нэнси принялась уплетать за обе щеки.

— Понимаете, Дик искренне считал, что имеет право на этот клад, и готов был заполучить его любой ценой, — покачав головой, сказала Нэнси. — Теперь, когда его арестовали, у него будет достаточно времени подумать, как дурно он поступал.

— Зато я получила хороший урок, — вмешалась Клэр. Она стояла у самой воды и глядела на реку, но теперь присоединилась к остальным и услышала рассуждение Нэнси. — Миссис Ньюкомб, я очень сожалею, что утащила с выставки часы.

Благодарю вас, что вы мне дали еще один шанс!

Узнав о ее похождениях, директриса порта позволила Клэр остаться на курсах — правда, со строгим предупреждением.

— Не могу сказать, Клэр, что я одобряю ваше поведение, — ответила ей миссис Ньюкомб, — однако Нэнси сказала, что вы намерены были передать сокровище нашему порту. К тому же судовые часы с «Генриетты Ли» опять стоят в экспозиции китобойного промысла. И потом ведь вы помогли схватить Дика…

— А все-таки что будет с сокровищем? — поинтересовался Том Чин, вопросительно глядя на Нэнси.

— По закону, — ответила, улыбаясь всем трем девушкам, директриса, — клад принадлежит тому, кто его нашел. В данном случае — троим. Однако Нэнси, Джорджи и Клэр решили пожертвовать сокровище на доброе дело.

— Мы единодушно согласились отдать золотые монеты в порт Бриджхэвена, — объяснила Джорджи. — В конце концов сокровище и судьба «Генриетты Ли» — это важная часть истории этого порта. Ведь Бриджхэвен — настоящий музей, который знакомит людей с историей нашего парусного мореплавания.

— Карту местонахождения клада и деревянный сундук, в котором были монеты, мы поместим в экспозицию вместе с небольшим количеством монет, — прибавила миссис Ньюкомб, и довольная улыбка озарила ее лицо. — Остальные монеты продадим дилерам и коллекционерам, это нам принесет миллионы. У нас будет достаточно денег, чтобы поддерживать Бриджхэвен в хорошем состоянии многие годы.

Пока толковали о сокровище, Нэнси поглядывала вокруг. Возле Учебно-тренировочного центра стояли Кэп Грегори и Винсент Сильвио. Они оживленно о чем-то беседовали.

— Как продвигается работа над вашим чертежом новой яхты? — спросила миссис Ньюкомб, когда они подошли к собравшимся у гриля. — Правда, я думаю, все знают, что, если бы проектировала яхту я, результат был бы куда лучше, — поддразнивала она Винсента Сильвио.

Сильвио побагровел от гнева.

— Это бессовестная ложь! — воскликнул он. — Ни за какие коврижки я не стану обсуждать с вами мой проект. Вы же и этот чертеж у меня украдете! Извините, но вам, как и всем прочим, придется подождать, пока яхта не будет построена!

— Я согласна ждать! — со смехом ответила миссис Ньюкомб.

— Кажется, соперничество между ними ничуть не утихло, — шепнула Джорджи стоявшей рядом Нэнси.

Уплетая жареное рыбное филе, Нэнси рассмеялась.

— По крайней мере, миссис Ньюкомб дала согласие на то, чтобы Кэп держал яхту в порту, когда она будет построена.

Она повернулась к подошедшему Кэпу — На его морщинистом лице играла улыбка.

— Старикам трудно признавать свои ошибки, но, кажется, я совершенно неверно оценил вас, мисс Дру, — сказал он.

— Что вы имеете в виду? — спросила Нэнси. Прежде чем ответить, Кэп задумчиво потер себе подбородок.

— Знаете, когда вы только приехали сюда, я думал, что вам не под силу провести игрушечную яхту по грязной луже, — начал он. — Но человеку, который сумел пройти до Ястребиного острова в такой шторм, какой был у нас вчера, да еще и раздобыть клад, — такого человека я ценю очень высоко.

— Спасибо, Кэп, — с ответной улыбкой сказала Нэнси.

— Я с ним согласна, — подтвердила миссис Ньюкомб, подходя к Нэнси, Джорджи и Кэпу. — Вы, девушки, могли бы стать отличными шкиперами. Бриджхэвен будет по вас скучать!
 
NancyДата: Среда, 11.01.2012, 10:30 | Сообщение # 19
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
Примечания

1

«Моби Дик, или Белый кит» (1851) — роман американского писателя Германа Мелвилла (1813–1891)


2

«Герои» (амер.) — сандвич, состоящий из длинного ломтя хлеба с мясом, сыром, салатом и пр.


3

Сонар — прибор звуковой локации.
 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна, которую хранило море.
Страница 2 из 2«12
Поиск: