Приветствую Вас Странник
Среда
17.01.2018
23:19

[ Новые сообщения · Детективы · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Александровна, Nancy 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Дело о художественном преступлении.
Дело о художественном преступлении.
NancyДата: Среда, 25.01.2012, 08:46 | Сообщение # 1
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9


Аннотация

На этот раз Нэнси удается предотвратить похищение знаменитого рубина «Глаз дракона».

Оглавление

СЮРПРИЗ КО ДНЮ РОЖДЕНИЯ
В ЛОВУШКЕ!
С КАЖДОЙ МИНУТОЙ ЖАРЧЕ
РАССЛЕДОВАНИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
НОЧНЫЕ ПОСЕТИТЕЛИ
ПРОПАВШИЕ ТРЕУГОЛЬНИКИ
ПОРАЗИТЕЛЬНАЯ ВНЕШНОСТЬ
МУТНАЯ ВОДА
ВАЖНЫЕ УЛИКИ
ОТНОСИТЕЛЬНАЯ ОПАСНОСТЬ
ИЗМЕНЕНИЕ ПЛАНА
СКРЫТАЯ ОПАСНОСТЬ
РУБИН «ГЛАЗ ДРАКОНА»
 
NancyДата: Среда, 25.01.2012, 08:47 | Сообщение # 2
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
СЮРПРИЗ КО ДНЮ РОЖДЕНИЯ

— Сюрприз! — пропела Нэнси Дру, направив свою синюю спортивную машину к стоянке возле ресторана.

Карсон Дру улыбнулся. Он уже знал, что его восемнадцатилетняя дочь что-то затевает. Теперь адвокат понял, в чем дело.

— Но, по-моему, это не похоже на юридическую библиотеку, — поддразнил он.

Нэнси остановила машину как раз напротив невысокого, покрытого белой штукатуркой здания. Дверь и окна ресторана были облицованы керамической плиткой, что придавало ему определенное изящество, свойственное архитектурному стилю американского юго-запада. На полукруглой вывеске над входной дверью было написано: «Аризона-Хаус».

— Ты что, и вправду думал, что я потащу тебя в обеденный перерыв в юридическую библиотеку? — скептически заметила Нэнси.

— Сначала да, — со смехом ответил отец. — Я ведь знаю, какой ты бываешь, когда расследуешь очередное дело. Ты думаешь только о нем и ни о чем больше.

Нэнси не могла не согласиться. Действительно, если уж она распутывала какую-нибудь тайну, вряд ли что-либо могло ее отвлечь. Но так случилось, что именно сейчас она ничем в этом роде не занималась. Нэнси все выдумала, когда просила своего отца-адвоката помочь ей разобраться в фондах библиотеки, чтобы найти ключ к разгадке. Это был лишь повод, чтобы оторвать его от многочисленных дел в суде и вытащить на торжественный обед.

— Я не забыла о твоем дне рождения, — сказала Нэнси, тряхнув светлыми с рыжеватым отливом локонами, доходившими до плеч. Карсон Дру покачал головой:

— Сказать по правде, я был так занят, готовясь к завтрашней защите в суде, что совсем забыл об этом.

— Каков отец, такова и дочь — яблоко от яблони недалеко падает, — весело заметила Нэнси, когда они вышли из машины и пошли по посыпанной гравием дорожке. — Бесс говорила, что этот ресторан — нечто потрясающее, — добавила девушка, вспомнив слова своей близкой подруги, Бесс Марвин. — Она здесь работает в гардеробе, подменяет заболевшую подругу. Бесс ведь просто без ума от хорошей кухни.

Карсон открыл дверь и пропустил Нэнси вперед.

— Да уж, если Бесс говорит, что здесь хорошо готовят, то это точно, — заметил он. — Я в жизни не встречал человека, который так любит поесть, как Бесс.

Войдя в просторное фойе, Нэнси и ее отец смешались с небольшой толпой взволнованных людей. Слева располагался буфет, справа — гардероб.

Нэнси посмотрела направо в надежде увидеть там Бесс, но в гардеробе никого не оказалось.

— В зале много посетителей, — отметил Карсон. — Надеюсь, для нас найдется местечко?

— Конечно, папа, — заверила отца Нэнси. — Столик для нас заказан. — Протиснувшись сквозь толпу, Нэнси подошла к конторке метрдотеля и поздоровалась: — Здравствуйте, меня зовут Нэнси Дру — Мы заказывали столик на час дня.

Худощавый темноволосый молодой человек поправил очки и пробежал пальцем вниз по колонке имен, вписанных в книгу заказов под словом «вторник».

— Дру… Дру — Дру — бормотал он.

— Здесь должна быть наша фамилия, — нахмурившись, настойчиво сказала Нэнси. — Я звонила вам на прошлой неделе.

— Я не сомневаюсь, что звонили, — ответил молодой человек. — Но боюсь, что кто-то перепутал все заказы. — Он указал на людей, толпившихся в фойе. — Большинство из них тоже заказывали столик. Извините, но — увы — вам придется подождать.

— Ладно, — расстроенно пробормотала Нэнси, отходя от конторки. Как это могло случиться? Она так хотела, чтобы все прошло прекрасно.

Направившись к отцу, Нэнси увидела, что Бесс уже отыскала его.

— Это сказочное место, правда? — воскликнула Бесс, увидев Нэнси. — А я как раз обедала на кухне. Так мило с их стороны, что они кормят здесь своих сотрудников. Можно выбирать все, что угодно, кроме креветок и омаров. Это слишком дорогие блюда. Я как раз говорила твоему папе, что, хотя здесь бывает много посетителей, мне совсем нечего делать. Сейчас уже не так холодно, и в пальто никто не ходит. Сегодня и правда необычайно тепло для начала мая, ты… — Заметив выражение лица Нэнси, Бесс умолкла. — Что случилось? — спросила она.

— Наш заказ потерялся, — мрачно ответила Нэнси.

— Да что ты! — ахнула Бесс. — Я слышала, что целая куча заказов была перепутана. В последнее время здесь все идет наперекосяк. Давайте я попробую поговорить с Ли. Он наш метрдотель. Для вас должен найтись столик. — Отбросив за спину волосы, Бесс прошла к конторке метрдотеля.

Несмотря на раздражение, Нэнси не могла не улыбнуться, глядя на Бесс. Сначала Бесс попыталась использовать все свое обаяние, широко раскрыв голубые глаза и улыбаясь самой прелестной улыбкой. Но потом девушка уперлась руками в бока и ее лицо потемнело от гнева. Все это время Ли то отрицательно качал головой, то беспомощно пожимал плечами. Ничего хорошего это не сулило.

Нэнси как раз собиралась предложить отцу поехать в другой ресторан, когда Бесс позвала их, помахав рукой.

— Для вас сейчас накрывают столик, — объявила она.

— Идите за мной, — сказал Ли и провел их в главный зал ресторана, заполненный посетителями.

— Красиво, правда? — восхищалась Бесс, следуя вместе с Нэнси за Карсоном и Ли к столику.

Нэнси кивнула, разглядывая стены, окрашенные в нежно-розовый цвет, которые сверху окаймлял узор, выполненный в народном стиле. В центре зала красовались кактусы, на которые падал свет через застекленный проем в крыше.

Хотя в ресторане было очень уютно, Нэнси почувствовала, что все же что-то здесь не так. И тут она поняла, что все дело в картинах, написанных маслом, висевших без рам на стене справа от нее. Это были пейзажи, но на них, вероятно, была изображена какая-то местность на северо-востоке штатов: высокие сосны, горные вершины, покрытые снегом, и сверкающие синие озера. «Эти места совсем не похожи на юго-западные равнины, — подумала Нэнси. — Как странно, что их решили здесь повесить». Но затем девушка переключила свое внимание на Бесс.

— Как тебе удалось выбить для нас столик? — спросила она подругу.

Бесс понизила голос, чтобы ее не услышал метрдотель:

— Я напомнила Ли, что с тобой хотел встретиться Шоун.

— Шоун? — переспросила Нэнси. Кротко глядя на подругу, Бесс пояснила:

— Шоун Морган — владелец этого ресторана и шеф-повар. Надеюсь, ты не будешь возражать. У Шоуна неприятности, и я все ему о тебе рассказала.

— Бесс! — воскликнула Нэнси, но, спохватившись, понизила голос: — Ты что, забыла? Я же говорила тебе, что некоторое время не буду заниматься расследованиями. Я собираюсь съездить к Неду до начала его сессии. — Нед Никерсон, близкий друг Нэнси, уехал учиться в Эмерсон — колледж. В начале весны Нэнси была так занята, что целых пять раз планировала съездить к Неду, но потом была вынуждена отложить эту поездку. — Я уже сто лет его не видела! — Нэнси умоляюще посмотрела на Бесс.

— Не беспокойся! Это совсем пустяковое Дело, с которым ты, наверно, справишься за пару Дней, — схитрила Бесс. — Тебе нужно только поговорить с Шоуном. Он замечательный парень, и я обещала ему, что ты поможешь. Ну, пожалуйста, Нэнси!

— Вот ваш столик, — показал Ли. Официанты быстро накрыли маленький столик возле вращающейся двери кухни.

— Это все, что ты мог предложить? — спросила метрдотеля Бесс. — Да ведь это же Сибирь! — Девушка обернулась к Нэнси: — Так в этом ресторане называют худший столик.

— Все хорошо, Бесс! — возразил Карсон, бросив взгляд на часы. — У меня всего лишь час до встречи с клиентом.

Нэнси и Карсон Дру сели за столик, и Бесс присоединилась к ним, пододвинув себе стул.

— Разве тебе не надо идти работать? — смеясь спросила Нэнси.

Бесс быстро посмотрела назад через плечо.

— Я не вижу ни одного посетителя в пальто, а просто так сидеть там я терпеть не могу. Скучно. Я немножко посижу с вами и вернусь в гардероб.

Подошел официант, одетый в черные брюки, черный хлопчатобумажный фартук и синюю хлопчатобумажную рубашку. Красный платок на шее был последним штрихом его наряда в западно-американском стиле. Оглядевшись, Нэнси заметила, что другие официанты и официантки были одеты точно так же.

— Добро пожаловать в «Аризона-Хаус», — приветствовал отца и дочь официант, подав им меню.

— Попробуйте лосося, запеченного в подливе из мескитских бобов, — посоветовала Бесс, читая меню через плечо Нэнси. — Это фирменное блюдо Шоуна. Он потрясающий повар. То есть шеф-повар. Шеф-повара не любят, когда их называют просто поварами.

Нэнси еще читала меню, как Бесс вдруг схватила ее за руку.

— Глазам не верю! — воскликнула она. — Вот он. Да, это он.

— Кто? — поинтересовался Карсон.

Бесс наклонилась ближе к Нэнси и ее отцу.

— Видите того парня, который только что вошел? — прошептала она. — Того, что стоит в фойе? Это наверняка Гарольд Брэккетт. Вы знаете, о ком я, — тот самый критик, который пишет статьи о ресторанах для газеты «Иллинойс Ньюс» и журнала «Фаин Фудз».

Нэнси посмотрела, куда показывала Бесс, и увидела красивого мужчину среднего роста, лет тридцати с небольшим. На нем был дорогой серый костюм и желтый шелковый галстук. Его одежда и манера держаться делали его еще более представительным.

— Ас чего ты взяла, что это он? — спросила Нэнси.

— Здесь все говорят о статье Гарольда Брэккетта о ресторане «Сен-Тропез» во вчерашнем номере «Иллинойс Ньюс», — объяснила Бесс. «Сен-Тропез» слыл самым шикарным рестораном в Ривер-Хайтсе.

— У Элиота, помощника повара, есть друг, который там работает, — продолжала Бесс. — Он рассказывал, что никто и не подозревал, что это был Брэккетт, до конца обеда. Но потом вдруг тот малый, что сидел за столиком в одиночестве, начал выговаривать официанту за все, что ему не понравилось в ресторане. Брэккетт дал их ресторану весьма низкую оценку. В своей статье он раскритиковал все то же, на что жаловался тот парень в ресторане. Наверное, это и был Гарольд Брэккетт.

— Гарольд Брэккетт терпеть не может те рестораны, о которых пишет, — кивнул Карсон Дру, положив меню на стол.

— Я знаю. Все так говорят, — отозвалась Бесс. — Так что, раз уж он написал о «Сен-Тропезе», значит, он в этом районе. А наш ресторан — самый новый в городе. Неужели ты думаешь, что он не проверит его, раз уж все равно околачивается поблизости?

— Звучит логично, — согласилась Нэнси. — Но почему ты так уверена, что именно этот парень — Гарольд Брэккетт? Ты что, где-то видела его фотографию?

Бесс отрицательно покачала головой.

— Нет, что ты, ее никто не видел. Гарольд Брэккетт предпочитает оставаться неузнанным. Но друг Элиота говорил, что он был высокого роста, черноволосый и с желтым галстуком. Говорят, что Брэккетт всегда носит желтый галстук. К тому же он один. А такой красавчик без труда мог бы завести знакомство с любой девушкой. Это наверняка он.

— Но, возможно, этот человек в командировке, — предположил Карсон.

— Или, может, он такой противный, что никому не нравится, — поддразнила Нэнси.

— Ну уж нет, он точно не противный, — , возразила, нахмурившись, Бесс. — Это видно с первого взгляда. Он похож на главного героя мыльной оперы. Или, на худой конец, на ведущего телеигры. — Бесс поднялась и посмотрела в сторону кухни. — Хочу предупредить Шоуна, что здесь, возможно, Гарольд Брэккетт. Я сейчас вернусь, — сказала Бесс и исчезла на кухне.

Нэнси и Карсон Дру только успели сделать заказ, как в зал вернулась Бесс. За ней следовал рыжеватый молодой человек лет двадцати пяти, одетый в белоснежную униформу шеф-повара. Схватив его за руку, Бесс кивнула в сторону мужчины с желтым галстуком.

— Вон он, — услышала ее голос Нэнси.

— Вполне возможно, — медленно проговорил Шоун, вглядываясь в человека, следующего за Ли к столику у двери. — Очень похож. Я приготовлю для него особенный обед, на всякий случай.

Бесс повернулась к столику Нэнси и представила:

— Шоун Морган. А это Нэнси Дру и ее отец, Карсон Дру. Нэнси — моя подруга, о которой я тебе рассказывала. Та самая, которая, может быть, сумеет тебе помочь.

Шоун грустно улыбнулся и пожал руки своим новым знакомым.

— Очень приятно с вами познакомиться. Бесс уже рассказала вам о моих неприятностях?

— Нет, — ответила Нэнси. — Только сказала, что у вас что-то не так.

— Я, пожалуй, пойду в гардероб, — заторопилась Бесс. — Я заметила, что в ресторан только что вошла дама в норковом палантине. Представляете? В такую-то погоду! Приятного аппетита!

Бесс пошла в гардероб, а Шоун сел на стул, на котором она сидела.

— Я расскажу покороче, чтобы вы могли спокойно пообедать. Вот самая суть: думаю, что кто-то пытается выжить меня отсюда. Все, за что бы я ни взялся, идет наперекосяк.

— А что именно у вас происходит? — уточнила Нэнси.

Шоун пожал плечами.

— Да взять хотя бы ваш заказ. Бесс рассказала мне, что случилось. Я приношу вам свои искренние извинения за то, что происходит здесь в последнее время. Сегодня утром, например, я обнаружил, что кто-то оторвал всю нижнюю половину книги заказов. Я совершенно уверен, что книга была цела, когда я уходил вчера вечером. А я уходил последним. Мы переписали уцелевшие фамилии клиентов в новую книгу, но фамилии и номера телефонов из второй половины так и не нашлись.

— Какой ужас! — ахнула Нэнси. Шоун устало покачал головой.

— А вчера вышла из строя воздухоочистительная система на кухне. Запах жира, готовящейся пищи и дым проникли в зал. Мастер, ремонтировавший систему, обнаружил в вентиляторе скомканную салфетку. А позавчера кто-то вывел из строя водопровод в туалетах. Туалетами невозможно было пользоваться. Если так пойдет и дальше, я разорюсь.

— Вы кого-нибудь подозреваете? — спросила Нэнси.

— Да нет, — вздохнул Шоун.

— У кого, кроме вас, есть ключи? — настаивала Нэнси.

— Ни у кого, — ответил Шоун. — Хотя, знаете, примерно неделю назад я несколько часов не мог их найти. В конце концов я нашел ключи на полу в фойе. Я решил, что просто выронил их.

— Но кто-нибудь мог за это время сделать дубликаты, — предположил Карсон Дру.

— Вполне возможно, я думаю, — согласился Шоун. Он откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди. — Я все до последнего пенни вложил в это дело. Только одна реконструкция вогнала меня в долг выше крыши. Если мне не удастся добиться успеха, я пропал. Нэнси, Бесс говорила, что вы здесь лучший сыщик. Как вы думаете, можно что-нибудь выяснить?

Задумавшись, Нэнси крутила в руке ножку бокала для воды. Эта тайна казалась ей не такой уж сложной. Она была почти уверена, что это дело рук кого-нибудь из работников ресторана. Этот человек наверняка может беспрепятственно ходить по ресторану, не вызывая ничьих подозрений. Если хоть чуть-чуть повезет, ей удастся вычислить виновного и еще останется время на поездку к Неду. К тому же Шоун, кажется, хороший парень, и ей бы очень не хотелось, чтобы он разорился.

— Я попытаюсь, — наконец ответила Нэнси. — И у меня есть идея. Почему бы нам не сделать вид, что вы берете меня на работу официанткой? В этом случае я смогу вести расследование, не возбуждая подозрений.

— Чудесно! — воскликнул Шоун, вставая. — Вы могли бы начать сегодня же?

— Безусловно, — согласилась Нэнси. — Во сколько?

— Лучше всего в пять часов. Наденьте черные брюки и удобную обувь. Остальные детали униформы я вам дам. Не знаю, как и благодарить вас, Нэнси, — добавил Шоун со вздохом облегчения.

— Я сделаю все, что в моих силах, — пообещала Нэнси.

Шоун посмотрел в другой конец зала — на человека, который, по мнению Бесс, был Гарольдом Брэккеттом. От его стола как раз отходила высокая изящная официантка с длинными рыжими кудрями.

— Похоже, что Лорин уже приняла заказ, — заметил Шоун. — Пожалуй, я вернусь на кухню и прослежу, чтобы его обед был приготовлен по высшему разряду. — Шоун извинился и ушел в тот момент, когда принесли блюда для Нэнси и ее отца: лосося, запеченного с подливой из мескитских бобов, и горячую лепешку с начинкой из рыбы и крабов.

— Ого! Лосось отменный, — похвалила Нэнси, попробовав рыбу. — А как твое кушанье?

— Превосходно, — ответил Карсон Дру. — Я рад, что мы сейчас можем посидеть вместе, ведь ты опять начнешь пропадать, и я едва буду тебя видеть.

— Да нет же, — улыбнулась Нэнси. — Это дело не займет много времени.

— В прошлый раз ты говорила так же и пропала на несколько недель, — напомнил отец. Нэнси рассмеялась:

— Я помню. Но та тайна казалась гораздо проще, чем на самом деле. А эта отнюдь не замысловатая.

— Ловлю тебя на слове, — хмыкнул Карсон Дру.

Следующие двадцать минут отец и дочь обедали и весело разговаривали. Когда они бывали поглощены работой, то частенько видели друг друга лишь в прихожей, успевая только поздороваться и обменяться парой слов. Нэнси была рада, что им выдалась возможность поговорить.

Взглянув на мужчину с желтым галстуком, Нэнси увидела, что он собирается приняться за еду.

— Папа, как ты думаешь, это действительно Гарольд… — Нэнси прервалась на полуслове, увидев, как изменилось выражение лица незнакомца. Что-то случилось, что-то очень серьезное. Глаза мужчины наполнились слезами, а щеки покрылись пунцовым румянцем.

Схватившись одной рукой за горло, он ухватился другой рукой за край стола и с усилием встал. Из глаз его ручьем лились слезы. Он открыл рот, пытаясь что-то сказать, но не смог произнести ни слова.
 
NancyДата: Среда, 25.01.2012, 08:47 | Сообщение # 3
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
В ЛОВУШКЕ!

Нэнси и Карсон Дру вскочили на нога.

— Папа, по-моему, он задыхается! — крикнула Нэнси. Через мгновение они оба уже были в другом конце зала.

Все посетители ресторана обернулись и уставились на покрасневшего человека, ловящего ртом воздух. По ресторану пронесся сдержанный ропот.

К пострадавшему бросилась миниатюрная женщина, обедавшая за соседним столиком.

— Я доктор Хорделл, — представилась она. — у вас болит?

Мужчина рухнул на стул, на лбу его выступила испарина. К нему подбежал официант со стаканом воды, и он залпом ее выпил. Слегка отдышавшись, мужчина показал на тарелку с рыбой.

— Это! — с трудом выдохнул он. — Эта рыба!

Взяв тарелку, Нэнси осмотрела филе, лежащее на толстом слое желтого риса и обильно посыпанное зеленью. Девушка осторожно понюхала рыбу. Почти тотчас же ее ноздри обжег резкий запах, и она непроизвольно отвернулась.

— Вы поняли, о чем я? — спросил пострадавший, вновь обретая голос и хладнокровие.

— Позвольте мне взглянуть, — попросил Шоун, подойдя к Нэнси.

— В этой рыбе какие-то очень острые специи, — предупредила Нэнси, протягивая ему тарелку.

Щоун понюхал рыбу и сдвинул брови. Он взял чистую вилку и перевернул филе.

— Да как же это? — негромко воскликнул он. Под рыбой обнаружилась ярко-зеленая паста. — У нас в ресторане нет такой приправы, — продолжал Шоун. — Это возаби. Она используется исключительно в японской кухне, а мы здесь, в «Аризона-Хаус», не готовим японских блюд. Должно быть, кто-то тайком пронес эту приправу в ресторан и подложил ее в тарелку после того, как я приготовил рыбу.

— Но она все же съедобна? — уточнила Нэнси.

— Да, но такая острая, что большинство людей может употреблять лишь каплю ее за раз. А этот господин проглотил с рыбой целую ложку возаби, бедняга.

— Уверена, что это было весьма неприятно, — констатировала доктор Хорделл. И обратилась к пострадавшему: — Продолжайте пить воду. Жжение постепенно пройдет.

— Неприятно! Это было куда хуже, чем просто неприятно! — с возмущением произнес красный как рак мужчина, отирая лоб льняной салфеткой.

То, как он произнес эту фразу, напомнило Нэнси хорошо поставленную речь актера.

— Да, возаби — очень острая приправа, — согласился Шоун. — Я не могу передать вам, сэр, как я сожалею об этом.

И тут к ним подбежала Бесс.

— Что случилось? Как вы себя чувствуете, господин Брэккетт?

У пострадавшего забегали глаза.

— Как вы меня назвали? — переспросил он. Бесс покраснела.

— Извините. Я знаю, что вы предпочитаете оставаться неузнанным. Но я знаю, что вы — Гарольд Брэккетт. Здесь превосходно готовят. Просто в последнее время в ресторане все идет не так. Мы думаем, что кто-то нарочно пытается все испортить: поломал водопровод, разорвал книгу заказов. Держу пари, что тот же самый тип сотворил эту пакость с вашим обедом и…

— Бесс! — предостерегла Нэнси. Она вдруг подумала, что Шоун не захочет, чтобы эти невеселые новости были преданы огласке.

— Ах, да… — замялась Бесс. — Просто я хотела, чтобы господин Брэккетт понял, почему… — Внезапно тень сомнения промелькнула в ее глазах: — Вы ведь действительно Гарольд Брэккетт?

Мужчина пожал плечами.

— Ну, раз уж вы узнали, кто я, думаю, не имеет смысла отрицать это.

Бесс торжествующе посмотрела на Нэнси. Карсон Дру откашлялся.

— Если никому больше не нужна моя помощь, я продолжу обед, — извинился он.

— Я тоже, — подхватила доктор Хорделл. — Продолжайте понемногу пить холодную воду, и все пройдет, — добавила она, садясь за свой столик.

— Господин Брэккетт, я глубоко сожалею о случившемся, — еще раз извинился Шоун. — Вы даже не представляете себе, как мне жаль. Пожалуйста, дайте нам еще один шанс — нашему ресторану. Обещаю вам, что мы больше не допустим такого ужасного промаха. Я лично обслужу вас.

Румянец начал бледнеть на щеках Брэккетта.

— Думаю, я мог бы пойти вам навстречу, — согласился он, отхлебывая воду. — Я не собираюсь губить новые начинания ввиду недостаточности улик. А у вас тут очень мило. Кто занимался оформлением интерьера?

— Я, — с гордостью ответил Шоун. — Мне помогала Лорин, наша старшая официантка. Та самая, что обслуживала вас.

Брэккетт поморщился.

— Да, кажется, именно это имя было на груди женщины, принесшей мне ту ядовитую рыбу.

Нэнси заметила, что рыжеволосая официантка обслуживает другой столик. На мгновение Лорин обернулась и с любопытством посмотрела на происходящее за столиком Гарольда Брэккетта, но затем поспешно вернулась к работе.

«Лорин, — подумала Нэнси, беря официантку на заметку. — Может ли Лорин вредить работе ресторана? Она держала в руках рыбу после того, как ее приготовил Шоун. Но каковы же ее мотивы?»

Взглянув на часы, Нэнси обнаружила, что обеденный перерыв ее отца почти закончился. Она извинилась и вернулась за свой столик.

— Прости, папа, — сказала Нэнси, подсев к отцу. — А я-то думала, что мы сможем спокойно пообедать.

— Не знаю, не знаю, Нэнси, — добродушно возразил Карсон Дру. — Ты словно магнит притягиваешь к себе приключения. Если не ты их ищешь, то они сами находят тебя.

— По крайней мере, нельзя сказать, что я живу скучно, — засмеялась Нэнси.

— Нет уж, я бы ни за что этого не сказал, — усмехнулся отец, — Шоун, кажется, неплохой парень, — продолжал Карлсон. — Надеюсь, ему удастся сделать ресторан процветающим. Предыдущий владелец, видно, не смог добиться успеха.

— Какой предыдущий владелец? — удивилась Нэнси. — Ты что, уже бывал здесь? Карсон Дру кивнул.

— Да, много лет назад. Тогда это был известный французский ресторан. Он назывался «Ше Жак» — «У Жака». Но, к сожалению, обслуживание и кухня по какой-то причине пришли в упадок. Когда открылся «Сен-Тропез», все стали обедать и ужинать в нем. — Адвокат окинул взглядом зал. — Я и не знал, что это здание еще стоит. Интересно, когда же оно перешло к Шоуну?

— Именно это я должна узнать у Шоуна, — заявила Нэнси, быстро приподняв рыбу и удостоверявшись, что там нет возаби.

Нэнси отвезла отца обратно ка работу и до вечера не переставая думала об этом деле. Поведение этого преступника, или преступницы, было весьма дерзким. Чтобы приправить рыбу этой жгучей возаби, нужно было действовать быстро и именно в тот момент, когда никто этого не видел.

На данном этапе Лорин была подозреваемой номер один. Она могла сделать это. Но были ли у нее причины? Нэнси решила тем же вечером узнать о Лорин побольше.

Без четверти пять Нэнси ехала в своем синем «мустанге» обратно в «Аризона-Хаус». Как и просил Шоун, она надела черные зауженные брюки и темно-синюю тенниску.

Ресторан «Аризона-Хаус» был расположен в одном из самых престижных районов на окраине городка Ривер-Хайтса. В этой части города особняки стояли далеко от извилистых проселочных дорог. И одна из таких узких, вымощенных бревнами дорог заканчивалась у ресторана.

Второй раз за день Нэнси поставила машину на стоянку возле «Аризона-Хаус» и вошла в его парадную дверь. Теперь в ресторане царила совсем иная атмосфера: там было прохладно и тихо. Слышалось лишь позвякивание стекла и столового серебра — в опустевшем зале накрывали столы к ужину.

— Нэнси! — поприветствовал девушку Шоун, выходя из комнаты отдыха. — А я как раз доставал для вас из кладовки вот эти вещи. — Он протянул ей три целлофановых пакета. В них оказались хлопчатобумажная рубашка с бахромой, шейный платок и фартук, которые носили все официанты в «Аризона-Хаус». — Вы можете надеть все это в дамской уборной внизу, — подсказал Шоун, указывая Нэнси на несколько узких ступенек, ведущих вниз, справа от гардероба.

Нэнси только успела одеться, как в просторную, хорошо освещенную дамскую комнату, сияя рыжими кудрями, вошла Лорин. На лице старшей официантки выразилось изумление. Но его быстро сменило нескрываемое раздражение.

— И кто ж это взял тебя на работу? — возмутилась Лорин.

— Шоун. Сегодня днем, — ответила Нэнси.

— А почему меня не поставили в известность? — нахмурилась официантка.

— Я, право, не знаю, — как можно вежливее сказала Нэнси.

Лорин окинула Нэнси взглядом, и ее зеленые глаза сузились.

— Это ты обедала здесь сегодня? — спросила она.

— Да, — кивнула Нэнси. — Я обмолвилась, что ищу работу, и Шоун тут же принял меня. Очень любезно с его стороны, правда?

— Да уж, действительно любезно, — с сарказмом заметила Лорин. — Шоун — простофиля, каких свет не видел. Пожалуй, я немедленно поговорю с этим чудиком, — добавила она и выбежала, хлопнув дверью.

Нэнси последовала было за ней, но в дверях столкнулась с Бесс.

— Что ты ей такое сказала? — удивилась Бесс. — Она буквально изрыгает пламя.

— Ее не очень-то осчастливило известие о моем приеме на работу, — ответила Нэнси.

— Я тоже думаю, что не очень. Обычно она сама принимает и увольняет официантов, — пояснила Бесс, пожав плечами. — Лорин здесь что-то вроде управляющей кадрами.

— Я, пожалуй, поднимусь наверх и посмотрю, что там происходит, — извинилась Нэнси и выскользнула за дверь. Поднявшись по лестнице, Нэнси поискала глазами Лорин, но ее нигде не было видно.

— Ну что, Нэнси? — воскликнул Шоун, оторвавшись от книги учета заказов. — Готовы к выходу в свет?

— Вы говорили с Лорин? — прервала его Нэнси.

— Забудьте о ней, — отмахнулся Шоун. — Она иногда забывает, кто здесь главный. Я сказал ей, что решил подготовить еще одну официантку на случай, если нам понадобится помощь во время летнего наплыва посетителей. Ведь в ближайшие несколько месяцев все работники ресторана хотят получить отпуск.

— И вы остудили ее пыл? — усомнилась Нэнси.

— Она умчалась в ярости, — ответил Шоун. — Но ничего, переживет.

— А почему вы не сказали ей правду? — спросила Нэнси.

На лице Шоуна отразилось замешательство.

— Чем меньше людей будет знать об этом, тем лучше, — объяснил Шоун.

Нэнси не могла не согласиться с ним.

— Вы думаете, Лорин может оказаться виновной во всех этих бедах? — предположила Нэнси.

— Я не хочу так думать, — ответил Шоун. — Но считаю, что все возможно.

— У нее есть причины желать вам зла?

— Нет, — отрезал Шоун. — Безусловно, нет.

Шоун провел Нэнси по ресторану, представил ее официантам и официанткам, а также их помощникам. В комнате отдыха они столкнулись с барменом Роем. Шоун представил ему Нэнси, и девушка улыбнулась, приветствуя приятного мужчину в летах, с залысинами и округлым брюшком.

Теперь, когда ресторан был тих и пуст, Нэнси получила возможность внимательно осмотреть его. Следуя за Шоуном через зал, она снова обратила внимание на висевшие на стене живописные полотна.

— Почему вы выбрали именно эти картины? — спросила она, не в силах отделаться от мысли, насколько же некстати здесь эти полотна.

— Я купил их у моего друга, — коротко ответил Шоун.

Тут к ним присоединилась Бесс.

— Ну как? — поинтересовалась она.

— Чудесно, — кивнула Нэнси. — Я уже осмотрела все, кроме кухни.

— Бесс, а может, ты покажешь Нэнси кухню? — предложил Шоун. — Мне надо сделать еще кучу дел.

— Да, конечно! — согласилась Бесс. — Пойдем, Нэнси.

Бесс провела Нэнси через несколько вращающихся дверей в огромную, безупречно чистую кухню ресторана.

— Это единственное место в ресторане, которое избежало реконструкции, — доверительно сообщила Бесс. — Эта кухня была здесь с самого начала.

Бесс выдвинула ящик, наполненный вилками, ножами и ложками.

— Здесь столовое серебро, если оно тебе вдруг понадобится. — Затем она распахнула дверцы белого деревянного шкафа, особняком стоявшего у входа в кухню. — Здесь всякое белье: салфетки, скатерти, фартуки и все такое прочее. Но обычно этим занимаются помощники официантов.

Потом Бесс провела Нэнси на середину кухни. У самого большого из трех разделочных столов стоял невысокий седовласый человек и яростно мял тесто.

— Сейчас я представлю тебя величайшему брюзге во всем свете, — прошептала Бесс. — Приготовься!

Нэнси усмехнулась:

— Приступай.

— Джек! — позвала Бесс как можно более радушно. — Познакомься. Это Нэнси, наша новая официантка. А это Джек Генри, шеф-повар.

Джек посмотрел на Нэнси. В это мгновение девушке показалось, будто он сверлит ее пронизывающим взглядом своих черных глаз. Промычав что-то невнятное, повар вернулся к работе.

— Личностью с большой буквы его не назовешь, — прошептала Бесс. — Зато он готовит потрясающие десерты.

У другого стола стоял худощавый молодой человек в очках, примерно лет двадцати. Он подавал морковь в кухонный комбайн. Бесс остановилась возле него.

— А это Элиот Миффлин, — представила она. Помощник повара. Познакомься, Элиот, это Нэнси.

— Привет, — поздоровался Элиот.

— Привет, — ответила Нэнси. — Я вижу, вы научно подошли к этой операции, — добавила она, кивнув в сторону измельченной моркови.

— Да уж, я и есть господин Терка-Резка, — согласился он, нервно хохотнув.

— Элиот! — резко крикнул Джек, и в его грубом голосе послышался легкий французский акцент. — Принеси мне из буфета вишни в мараскине.

Кухонный комбайн мгновенно перестал жужжать.

— Сейчас! Мне надо было раньше это сделать, — пробормотал Элиот, вытирая руки фартуком, и выбежал из кухни.

— Он не напоминает тебе Белого Кролика из «Алисы в Стране Чудес»? — шепотом спросила Нэнси, когда девушки отошли в глубину кухни.

Бесс зажала рот рукой, чтобы не расхохотаться.

— Напоминает, — хихикая, согласилась она.

В глубине кухни, у черного хода, оказалась небольшая ниша. На стене ее висел металлический ящичек с пазами для карточек.

— Это карточки учета рабочего времени, — пояснила Бесс. — Шоун и тебе сделает карточку. Ты отмечаешь время прихода на работу, когда заступаешь на смену, и время ухода, когда идешь домой. И еще, ты должна пользоваться только черным ходом. Парадный подъезд — только для клиентов.

Нэнси слушала Бесс вполуха. Она вдруг почувствовала в воздухе запах, заставивший ее встрепенуться.

— Бесс, ты чувствуешь запах дыма? — спросила Нэнси.

— Но ведь это же кухня, — поддразнила Бесс. Она все же понюхала, и ее лицо посерьезнело. — Ты права, действительно неприятный запах.

— Джек! — позвала Нэнси, выскочив вместе с Бесс из ниши. — Джек! Ответа не последовало.

— О Господи! — вскрикнула Бесс. Девушки как вкопанные остановилась посреди кухни. Высокий шкаф для белья лежал на боку, охваченный ревущим пламенем.

Нэнси, не медля ни секунды, сорвала со стены красный огнетушитель. Она направила раструб на пламя и нажала на рычаг, но безрезультатно.

— Он пуст! — воскликнула Нэнси, отшвырнув огнетушитель. — Давай-ка выбираться отсюда! — упавший шкаф отрезал им путь в обеденный зал ресторана, поэтому Нэнси, схватив Бесс за руку, дотащила ее к черному ходу.

Бесс вырвалась вперед, устремившись к двери черного хода. Она схватилась за ручку и изо всех сил дернула ее, но дверь не поддалась.

— Нэнси! — закричала она, и в ее голосе послышалась паника. — Я не могу ее открыть! Нэнси рванула дверную ручку.

— Закрыто!

— О Боже! — простонала Бесс. — Мы в ловушке!
 
NancyДата: Среда, 25.01.2012, 08:47 | Сообщение # 4
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
С КАЖДОЙ МИНУТОЙ ЖАРЧЕ

Нэнси с тревогой взглянула на потолок.

— Уже должна была бы сработать противопожарная система, — заметила она.

— Но не сработала, — горестно возразила Бесс.

Бросив взгляд назад через плечо, Нэнси увидела, что теперь их отделяла от зала полутораметровая стена огня. Огонь быстро распространялся: он уже перекинулся на груду коробок на тележке. Кухня наполнялась едким черным дымом.

— На помощь! — закричала Бесс, но зажала себе рот, задохнувшись от дыма и закашлявшись.

Быстро оценив обстановку, Нэнси бросилась к огромной кухонной раковине. Она открыла холодную воду и направила струю на огонь. Но струя была слишком слабой, чтобы сбить пламя.

Тогда Нэнси принялась поливать себя водой.

— Давай же, Бесс, обливайся!

Не переставая кашлять, Бесс тоже плеснула на себя водой. А Нэнси, обнаружив две матерчатые салфетки, намочила их и протянула одну салфетку подруге.

— Закрой ею рот и нос, — с трудом дыша, проговорила Нэнси. — И ляг на пол. Дым скапливается выше.

Девушки легли на пол, и Нэнси в который раз огляделась в поисках выхода. Под самым потолком она заметила два узких прямоугольных окна. До них не просто добраться. Но, может, ей удастся что-нибудь кинуть и разбить стекло? В кухню стало бы поступать больше воздуха, столь необходимого ей и Бесс. Хотя, с другой стороны, это может раздуть пламя.

Но Нэнси уже не нужно было ничего решать самой. Дверь кухни с треском распахнулась. Первым ворвался Шоун, за ним следовали метрдотель Ли и одна из официанток. Каждый из них держал в руках огнетушитель и направлял его на стену огня. Шоун отшвырнул ногой обуглившийся шкаф. Официантка и Ли продолжали тушить пламя, а Шоун подбежал к Нэнси и Бесс. Бесс схватила его за руку и согнулась в новом приступе кашля.

— Вас нужно побыстрее вывести отсюда, — сказал Шоун девушкам.

Нэнси сделала два шага к выходу и покачнулась. У нее сильно кружилась голова, и ее подташнивало.

— Присядь, — посоветовал Шоун, помогая Нэнси опуститься на пол. — Я сейчас вернусь. — Он вывел из кухни задыхающуюся от кашля Бесс. Минутой позже он возвратился к Нэнси.

Нэнси почувствовала, как Шоун обнял ее за плечо своей сильной рукой.

— Человек погибает от дыма раньше, чем от огня, — объяснил он, уводя девушку из кухни.

Когда Шоун привел ее в обеденный зал ресторана, Нэнси увидела, что у двери столпилось несколько служащих. Среди них Нэнси узнала Лорин, старшую официантку, и бармена Роя.

— Пожарные уже в пути, — сообщила Лорин Шоуну. Взгляд ее зеленых глаз обжег Нэнси, тяжело опирающуюся на плечо Шоуна.

— Тебе понадобилось всего лишь полчаса, чтобы попасть в переделку, — съязвила Лорин, когда Нэнси рухнула на стул возле Бесс.

— Прекрати, Лорин, — оборвал ее Шоун. — Пойди-ка лучше на стоянку и встречай пожарные машины. Нужно будет проводить пожарных на кухню.

Лорин свирепо посмотрела на Шоуна, прежде чем уйти.

— Пожалуй, будет лучше, если я прослежу, как там управляются на кухне, — решил Шоун и ушел. Темноволосая официантка, назвавшаяся Анной-Марией, подала Бесс и Нэнси воду и смоченные в воде салфетки.

— Что случилось? — послышался грубый голос Джека, в его речи еще заметнее стал французский акцент. Он входил в обеденный зал из фойе. Позади него следовал Элиот.

— На кухне был пожар, — устало ответила Нэнси.

— О Господи! — встревожился Элиот. — Надеюсь, это не от того, что я не выключил плиту или что-то в этом роде?

— Нет, — успокоила его Бесс, стирая сажу со щек. — Загорелся шкаф с бельем.

— Кто-нибудь из вас, вы или Джек, курите? — спросила Элиота Нэнси. — Пожар мог начаться от брошенной сигареты.

Джек обиженно насупился.

— В моей кухне курить запрещено, — заявил он.

«В моей кухне», — отметила Нэнси, подивившись тому, как он это сказал.

— А куда вы ушли? — спросила она шеф-повара. — Мы думали, что вы все еще на кухне. Мастер десертов надменно поднял брови.

— Вас это абсолютно не касается, но я пошел посмотреть, почему Элиот так долго копается.

— В буфете не было вишен, и поэтому мне пришлось спускаться в кладовую, — объяснил Элиот. — Я не смог их найти, и Джек спустился и помог мне искать. — Он робко протянул банку ярко-красных вишен: — Я нашел их.

Нэнси улыбнулась, но опять вспомнила о пожаре.

— В том шкафу хранилось еще что-нибудь — какой-нибудь растворитель или химикаты, которые могли бы вдруг возгореться?

— Не думаю, — ответил Элиот.

— Абсолютно точно нет, — отрезал Джек.

Нэнси медленно поднялась со стула. Вдалеке послышались сирены пожарных машин. «Пожарище наверняка смогут выяснить, что случилось», — убеждала себя Нэнси, вновь направляясь на кухню. Она остановилась в дверях и посмотрела на последствия пожара. Пол в кухне был покрыт мыльной пеной, стены почернели и обуглились, а в воздухе, словно темная злая туча, висел густой дым. Посреди кухни в одиночестве стоял Шоун, прикрывая рот и нос полотняной салфеткой. Он подошел к плите, включил вентиляторы, чтобы разогнать дым, и огляделся. На его лице было написано полнейшее отчаяние.

Он почувствовал взгляд Нэнси и посмотрел на нее.

— Я напрасно вызвал пожарных, — заметил он, услышав приближающийся вой сирен. — Теперь ко всему прочему меня еще задушат штрафами.

— Потому что огнетушители на кухне оказались пустыми? — уточнила Нэнси.

— И потому, что противопожарная система не сработала, — добавил Шоун.

— Но почему же произошли все эти неприятности? — спросила Нэнси.

Шоун взобрался на стол и дотянулся до клапана на потолке.

— Я смогу объяснить вам, почему не сработала система, — сказал он, открывая клапан. — Система была отключена. — Спустившись со стола, Щоун поднял пустой огнетушитель, брошенный Нэнси на пол. — Это совсем новый огнетушитель, — заметил он. — Им еще ни разу не пользовались. Должно быть, кто-то нарочно опустошил его.

— Но из того, что вы сказали, следует, что это был поджог, — догадалась Нэнси.

— Да, очень на то похоже, — хмуро согласился Шоун. — Я никогда днем не закрываю дверь черного хода, только на ночь. Через эту дверь весь день подносят еду, и поставщики заходят прямо в кухню. Кто-то взял мои ключи и закрыл эту дверь снаружи.

Услышав совсем рядом пронзительный вой пожарных машин, Нэнси поняла, что пожарные прибыли. Минутой позже они вбежали в кухню.

— Нэнси, — распорядился Шоун. — Скажите Ли, чтобы он обзвонил всех наших клиентов, сделавших заказы на сегодняшний вечер. И пожалуйста, попросите Лорин отпустить весь персонал домой.

Шоун остался в кухне с пожарными, а Нэнси, пройдя в зал, застала там только Бесс и Элиота, которые о чем-то разговаривали.

— А где все? — поинтересовалась Нэнси.

— Лорин заставила их заняться инвентаризацией в кладовой, — объяснила Бесс. — Вид подчиненных, которые стоят сложа руки, сводит ее с ума.

— На самом деле Лорин очень милая, — возразил Элиот. — Это только в последнее время она стала такой раздражительной.

— А ты знаешь почему? — спросила Нэнси.

Элиот отрицательно покачал головой.

Нэнси вовремя вспомнила, что не собиралась никого посвящать в тот факт, что она ведет расследование, и тут же подавила в себе желание забросать Элиота вопросами.

Лицо молодого человека вдруг прояснилось.

— Я знаю, где я видел вас раньше. Я весь день пытался это вспомнить. Я видел вашу фотографию в газете. Вы детектив Нэнси Дру. — Юноша ссутулился, подался вперед и заговорщически прошептал: — Вы расследуете все эти таинственные происшествия, которые здесь творятся?

Нэнси покачала головой.

— Да нет, просто пытаюсь подзаработать.

— Да? — недоверчиво переспросил Элиот.

— Конечно, — быстро заверила его Нэнси. — Пожалуйста, не говорите никому обо мне, ладно? Я не хочу потерять место и буду усердно работать и хорошо выполнять свои обязанности.

— Я буду свято хранить вашу тайну, — торжественно пообещал Элиот.

Нэнси передала Бесс просьбу Шоуна отменить все заказы, и Бесс отправилась искать метрдотеля.

— Теперь мне нужно сказать Лорин, чтобы она отпустила всех домой, — вздохнув, подумала вслух Нэнси.

— Я передам ей, — предложил Элиот вставая. — Мне все равно нужно еще кое о чем с ней поговорить. Пока!

Как только он ушел, вновь появилась Бесс.

— Я думаю, тебе следует бросить это дело, я и сама готова уволиться, — предложила она Нэнси. — Кем бы ни был тот, кто все это творит, он шутить не будет. Мы запросто могли там погибнуть.

Нэнси мрачно кивнула.

— Знаю. Сначала я думала, что здесь замешан какой-нибудь недовольный работник ресторана. Но все оказалось гораздо серьезнее.

— Значит, ты бросишь расследование? — обрадовалась Бесс.

Нэнси отрицательно покачала головой.

— Ты же меня знаешь. Я не привыкла сдаваться в тот момент, когда становится жарко. Я ночью глаз не сомкну, буду думать, кто виноват. К тому же мне хотелось бы помочь Шоуну.

— И это означает, что я тоже не могу уволиться, — вздохнула Бесс.

— Если ты так хочешь, я не буду возражать, — успокоила ее Нэнси.

— Да брось ты, — отмахнулась Бесс. — Это я втянула тебя в эту историю. И я не оставлю тебя одну. Давай я помогу Ли отменить заказы, а потом мы отправимся домой. Я хочу наконец смыть с себя всю эту сажу.

Нэнси собралась было пойти вслед за Бесс, но увидела Шоуна, выходящего из дверей кухни.

— Я сейчас догоню тебя, — сказала она подруге.

— Только этого мне и не хватало, — сказал Шоун, устало протирая глаза. — Больше тысячи долларов штрафа.

— Ой-ой! — посочувствовала Нэнси. — Вы не сказали им, что подозреваете поджог? Шоуы покачал головой.

— Я решил не говорить. Мне не нужно, чтобы распространялись подобные слухи. Если клиенты узнают, что против нашего ресторана настроен какой-то поджигатель, они никогда не придут сюда.

— Я вас понимаю, — сказала Нэнси. — А пожарные выяснили, как начался пожар?

— Нет, но они считают, что первыми загорелись скатерти в шкафу.

— Да, эти скатерти загорелись ужасно быстро, — заметила Нэнси, припоминая, что пожар начался минуту или две спустя после того, как они с Бесс отошли от шкафа. — Держу пари, их чем-то облили. Хотя я не почувствовала запаха бензина или керосина.

Шоун провел рукой по своим волосам песочного цвета и вздохнул.

— Да уж, все это весьма загадочно. Еще один удар призрака, желающего погубить наш ресторан.

— Похоже, так оно и есть, — согласилась Нэнси.

Шоун провел пальцем по столу. Палец стал черным от сажи.

— Ну и денек был сегодня, — подавленно произнес он, вытирая руку о фартук. — Чтобы сделать ресторан процветающим, я рассчитывал на две вещи: во-первых, на хорошие отзывы в газетах. Но самому известному в наших местах обозревателю, Гарольду Брэккетту, вдруг достается на обед целая порция жгучей возаби.

— Он обещал прийти еще раз, — напомнила Шоуну Нэнси. — А на что вы еще рассчитывали?

Шоун вздохнул:

— На рубин «Глаз дракона».

— На что? — переспросила Нэнси. Шоун подвинул себе стул и сел.

— Разве вы не помните тот огромный рубин, который Гэри Пауэлл подарил Стелле Дэйвис, когда они в третий раз поженились?

— Я обычно не слежу за разными праздниками и юбилеями, — ответила Нэнси, покачав головой.

— Но ведь этот рубин — дедушка всех рубинов мира, — пояснил Шоун. — Он стоит целое состояние. Когда Гэри и Стелла в очередной раз развелись, они продали рубин. А купила его Фелиция Уэйнрайт.

— Да? — удивилась Нэнси. Она никогда не встречалась с Фелицией Уэйнрайт, но слышала о ней. Ее аристократические черты лица и гладко зачесанные волосы иногда появлялись на фотографиях в газетах Ривер-Хайтса на страницах светской хроники. Это была одна из самых состоятельных женщин в округе. Она жила в особняке, построенном в викторианском стиле, недалеко от «Аризона-Хаус».

— Но какое отношение имеет рубин к вашим планам? — спросила Нэнси.

— Ну, — отозвался Шоун, — госпожа Уэйнрайт, кажется, решила продать рубин с аукциона, чтобы на эти деньги основать благотворительный фонд для своих подопечных. Ювелиры и все, кто заинтересован в приобретении рубина, слетятся сюда со всех концов страны, чтобы принять участие в аукционе, а заодно и в праздничном обеде по случаю аукциона, который госпожа Уэйнрайт дает в эту субботу.

— И обед будет проводиться здесь, — радостно закончила его мысль Нэнси. — Как здорово! Шоун вздохнул.

— Да, благодаря этому «Аризона-Хаус» станет популярным. Но если затея с обедом провалится, я разорен. А если и дальше дело пойдет так, как сейчас, обед провалится наверняка. Если госпожа Уэйнрайт прознает обо всех наших неприятностях, она может отменить обед. И из-за этого я могу разориться. Я уже заказал в кредит несколько фунтов омаров и несколько ящиков лучшего шампанского, рассчитывая оплатить счет деньгами от обеда.

— Я совсем недавно что-то читала про Фелицию Уэйнрайт, — медленно произнесла Нэнси, стараясь вспомнить, что именно. — Кажется, позапрошлой ночью в ее доме сработала система сигнализации, верно?

— Я тоже читал об этом, — кивнул Шоун. — . Ничего не пропало, и никого не поймали. Возможно, была просто ложная тревога, Говорят, что в доме госпожи Уэйнрайт установлена новая сверхчувствительная система безопасности специально для охраны рубина.

Внезапно опять появилась Бесс и подошла к Нэнси и Шоуну.

— Всех обзвонили, — доложила она. — Вы не возражаете, если мы с Нэнси пойдем домой? — обратилась Бесс к Шоуну.

— Конечно, — согласился Шоун. — До завтра, девушки. А мне еще нужно подняться в кабинет и позвонить в несколько мест. Я должен немедленно связаться с бригадой профессиональных мойщиков. Но вряд ли удастся полностью удалить из ресторана запах гари. — Шоун направился в фойе, из которого лестница вела наверх, в его кабинет.

Бесс обернулась к Нэнси.

— Ты меня подбросишь? — спросила она. — Тогда мне не придется опять просить мамочку заезжать за мной.

— Конечно, — ответила Нэнси и, сглотнув, поморщилась от боли. — У тебя не болит горло от этого дыма? Мое просто разрывается от боли.

— У меня тоже, — подтвердила Бесс, направляясь вместе с Нэнси к выходу.

Девушки собрались было выйти на улицу, как вдруг Бесс остановилась.

— Ах, я совсем забыла о самой приятной стороне этой работы! Сегодня же день получки. Наши чеки хранятся у Шоуна в кабинете. Я сейчас вернусь.

— Я с тобой, — подхватила Нэнси. — Это даст мне возможность побывать наверху.

Поднявшись по узким ступенькам до половины лестницы, Нэнси схватила Бесс за руку.

— Послушай, — сказала она. Из-за закрытой двери на верхней лестничной площадке доносились громкие голоса. — Это, похоже, Лорин.

Пройдя вперед, Нэнси быстро подошла к двери и прислушалась. Она услышала голос Шоуна:

— Будь добра, успокойся, пожалуйста.

Но Лорин явно не собиралась успокаиваться. Каждое свое слово она выкрикивала, и ее голос становился все более пронзительным.

— Ты погубил мою жизнь своей ложью! — гневно кричала Лорин. — Ты пожалеешь, что заставил меня все это вытерпеть. Ты за все заплатишь, Шоун Морган, мне уже все равно!
 
NancyДата: Среда, 25.01.2012, 08:48 | Сообщение # 5
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
РАССЛЕДОВАНИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Нэнси отскочила в сторону, когда дверь вдруг неожиданно распахнулась и из кабинета стремительно выбежала Лорин. Она побежала вниз по лестнице, не заметив Нэнси и Бесс.

— Лорин! — с порога окликнул ее Шоун. Но тут, вздрогнув от неожиданности, он заметил, что у двери его кабинета стоят обе девушки.

— Гм, я зашла за зарплатой, — проговорила Бесс, неловко улыбаясь.

— Да-да, конечно. Входите, — пригласил Шоун. Казалось, он был потрясен происшедшим.

— Мы невольно все слышали, — призналась Нэнси, входя за Бесс в небольшой, скромно обставленный кабинет Шоуна. — Вы ведь говорили мне, что у Лорин нет причин злиться на вас.

— Она и не злится, — настойчиво сказал Шоун, глубоко вздыхая. — Хотя ей, может быть, и кажется, что она сердится.

— Что же случилось? — перешла Нэнси прямо к делу.

Шоун пожал плечами.

— Она все еще бесится оттого, что я нанял вас.

Бесс недоуменно заморгала.

— И весь этот шум и гам из-за новой официантки?

— Есть еще кое-что, — признался Шоун. — Мы встретились с Лорин, когда я учился в школе кулинаров в Аризоне. Мы полюбили друг друга и обручились. Три месяца назад, когда я купил этот ресторан, Лорин приехала в Ривер-Хайтс вместе со мной. Она во всем помогала мне, и первое время дела шли очень хорошо. Но потом я столкнулся с такой чертой ее характера, которая просто невыносима.

— А что это за черта? — решила уточнить Нэнси.

— Ее безосновательная ревность, — мрачно ответил Шоун. — Всякий раз, как я нанимал официантку, Лорин была уверена, что я собираюсь флиртовать с ней. Что бы я ни говорил ей — ничто не могло убедить ее в том, что это чисто деловые отношения.

— Всегда ли это были чисто деловые отношения? — спросила Нэнси. Она, извиняясь, улыбнулась, увидев, как изумился Шоун. — Извините, но в интересах дела я должна знать точно.

— Всегда, — твердо сказал Шоун. — У Лорин нет причин для подозрений. Но своей бесконечной ревностью она так вывела меня из себя, что я расторг помолвку.

— Так вот почему она так разозлилась, — вставила Бесс.

— Боюсь, что да, — подтвердил Шоун. — Я пытался убедить ее, что так лучше для нас обоих. Мы никогда не будем счастливы вместе, раз она не доверяет мне.

— Так почему же она здесь остается? — удивилась Нэнси. — Это наверняка будет неудобно для вас обоих.

— Она хочет вернуться в Аризону, но сейчас там, кажется, совсем нет вакантных рабочих мест. А в Ривер-Хайтсе Лорин не знает никого, кроме меня. Ее семья и все ее друзья — в Аризоне. Думаю, она откладывает деньги на обратную дорогу. И это одна из причин, по которым я не могу ее уволить. К тому же Лорин — прекрасная старшая официантка. Целых три месяца она изо всех сил помогала мне наладить дело… — Шоун вздохнул. — Я знаю, она до сих пор думает, что этот ресторан отчасти принадлежит и ей. Так оно и было бы, если б мы поженились.

— Лорин способна в ярости разрушить налаженное вами дело? — прямо спросила Нэнси.

— Не думаю, — ответил Шоун. — Лорин не мстительна, несмотря на все ее угрозы, которые вы здесь слышали.

— Но, с другой стороны, — подчеркнула Бесс, — у нее есть возможность разрушить все изнутри. Нэнси кивнула.

— Где была Лорин перед тем, как начался пожар, и во время пожара? — спросила она Шоуна.

— Она пришла в мой кабинет сразу после разговора с вами и находилась здесь почти до самого пожара, — ответил Шоун.

Бесс посмотрела на Нэнси.

— В этом случае ей действительно непросто было устроить поджог.

— Твоя правда, — вынуждена была согласиться Нэнси. — Мне надо будет глядеть в оба, посмотрим, что произойдет дальше. Здесь есть еще кто-нибудь, кто может иметь на вас зуб? Например, Джек или Элиот?

— Почему вы спрашиваете именно о них? — Удивился Шоун.

— Они последними ушли из кухни перед тем, как начался пожар, — напомнила ему Нэнси. Шоун, задумавшись, уставился в потолок.

— Элиот… нет. Я не думаю, что у него есть хоть малейшая причина. А Джеку я оказал услугу, взяв его на работу. Ему очень нужна была работа. Поэтому, думаю, ему не за что на меня злиться. Совсем напротив.

— Тогда, пожалуй, мне остается глядеть в оба, — подытожила Нэнси.

— Я за все очень признателен вам, — поблагодарил Шоун, протягивая Бесс ее конверт с зарплатой.

В этот момент в кабинет вошел Рой.

— Шоун, я хочу тебе кое-что сказать, — проговорил бармен. — Лорин распорядилась, чтоб мы провели инвентаризацию, и я обнаружил, что не хватает двух бутылок водки. Кто-то крадет твое спиртное.

— Что дальше? — простонал Шоун, качая головой.

Нэнси неожиданно почувствовала сильную усталость. От едкого дыма, которым она надышалась, болела голова, а боль в горле стала еще невыносимее. Рой ушел, и Нэнси обратилась к Шоуну:

— Я разберусь с этим завтра. А сейчас мне нужно отдохнуть.

— Здравая мысль, — согласился Шоун. — Тогда до завтра.

Бесс и Нэнси спустились вниз по лестнице и пошли к стоянке автомашин. Когда Нэнси наконец села за руль, ей просто не верилось, что столько событий могло произойти за столь короткий промежуток времени. На часах было только пятнадцать минут седьмого, и на улице еще было светло.

— Ну и что ты обо всем этом думаешь? — спросила Бесс, садясь рядом и пристегивая ремень безопасности.

— Преступником может быть кто угодно, — ответила Нэнси, заведя машину. — Может, Шоун сам проделывает все это.

— Ничего подобного! — воскликнула Бесс.

— Если у него большие финансовые затруднения, то он мог поджечь собственный ресторан, чтобы получить деньги по страховке, — ответила Нэнси, пожав плечами. — Или, может быть, он сам устраивает все эти пакости для того, чтобы, когда ресторан все же погорит, свалить вину на таинственного преступника.

— Да ведь Шоун — милейший человек, Нэнси. Как ты можешь подозревать его? — нахмурившись, спросила Бесс.

Нэнси вывела машину со стоянки.

— Извини, Бесс, но пока ведется расследование, подозрение падает на всех. Ты это знаешь.

Пока Нэнси вела машину к дому Бесс, девушки молчали. Каждая задумалась о чем-то своем.

Потом Бесс заговорила о своей двоюродной сестре Джорджи Фейн, верной подруге Нэнси.

— Как плохо, что здесь нет Джорджи, — вздохнула Бесс. — У нее частенько бывают светлые мысли. Надеюсь, ей весело в этом турпоходе. — Бесс поежилась: — Шагать по диким тропам для меня пытка, но Джорджи, ты представляешь, была так счастлива…

Бесс продолжала размышлять вслух, но Нэнси почти ее не слушала. Что-то не давало ей покоя, словно нечто важное ускользало от нее.

— Водка! — вдруг громко воскликнула Нэнси.

— Что-что? — переспросила Бесс, наморщив лоб.

— Если бы кто-то облил те скатерти водкой и поджег их, они бы тут же загорелись. И у водки не очень резкий запах. Ее было бы трудно обнаружить.

— Ах, ты имеешь в виду пропавшие бутылки, — уловила ее мысль Бесс.

— Скатерти, должно быть, облили перед самым пожаром. А потом преступнику оставалось лишь пройти мимо и бросить спичку, — продолжала Нэнси.

— Мне эта теория кажется вполне правдоподобной, — согласилась Бесс. — Хотя ведь человек, поливающий скатерти водкой, вряд ли мог остаться незамеченным?

— Почему же, если они сделали это сразу после того, как вышли Джек и Элиот. Мы были заняты своими делами в глубине кухни, а, кроме нас, там никого больше не было, — подчеркнула Нэнси. — Или, возможно, это сделал Джек после ухода Элиота.

— Джек и Элиот могли работать и вместе, — предположила Бесс. — Но Элиот, кажется, не такой. А вот Джек — мог бы. Он такой брюзга!

Из окна машины Нэнси заметила высоко на холме особняк госпожи Уэйнрайт. Она узнала его по фотографии, которую видела в газете «Ривер-Хайтс». Трехэтажный дом венчали несколько скатов остроконечной крыши и две округлые башенки. На первом этаже было витое крыльцо. Окна второго этажа украшали маленькие балкончики. Несмотря на то что особняку было больше ста лет, он был в хорошем состоянии: стены покрывал свежий слой белой краски, а вокруг росли идеально подстриженные деревья и кустарники.

— А ты б хотела быть богатой-пребогатой? — вздохнув, спросила Бесс, когда они проехали мимо.

— Пожалуй, да, — ответила Нэнси, хотя она никогда особенно не задумывалась над этим. Потом она рассказала Бесс все, что узнала от Шоуна о рубине «Глаз дракона».

— Желаю тебе побыстрее разобраться с этой тайной, — сказала Бесс, когда Нэнси подъехала к дому семьи Марвин. — Шоун наверняка разорится, если обед в субботу провалится.

— Я знаю, — кивнула Нэнси. — Похоже, он увяз в этом по уши. Единственный способ выручить его из беды — решить эту загадку до субботы. А сегодня уже вторник.

Нэнси высадила Бесс и поехала дальше к себе домой. Дом был пуст, в нем было прохладно и тихо. Экономка Ханна Груин, которая жила с отцом и дочерью Дру с тех пор, как умерла мама маленькой Нэнси, уехала на неделю к подруге в Чикаго. А Карсон Дру, как обычно, допоздна задержался на работе.

Нэнси приняла душ, а потом легла в постель и тут же уснула. Проснувшись через несколько часов, она увидела, что электронные часы в ее комнате показывают четверть одиннадцатого. Накинув халат, Нэнси спустилась на первый этаж и увидела, что ее отец сидит на диване в гостиной и читает газету.

— Ты не заболела? — спросил он, увидев дочь. — Ты ведь редко ложишься спать днем.

Нэнси села и рассказала отцу обо всем, что произошло в этот вечер в ресторане.

— Меня немного тошнило от дыма, но теперь я чувствую себя прекрасно.

— Будь начеку, Нэнси, — нахмурившись, предупредил отец. — Этот тип не шутит.

— Я буду предельно осторожна, — заверила его Дочь.

Карсон отложил газету и протянул руку к столику у дивана.

— Вернувшись сегодня вечером с работы, я кое-что откопал. Хочу показать тебе вот это. — Он протянул Нэнси выцветшее желтое меню.

Нэнси внимательно посмотрела на первую страницу обложки. На ней был нарисован кирпичный домик. Его окна были украшены полосатыми навесами, а у главного входа красовалась деревянная дверь, отделанная резьбой и орнаментом. Сверху через всю обложку было написано «Ches Jacques» — «У Жака».

— Но ведь это же ресторан «Аризона-Хаус», да? — удивленно спросила Нэнси.

— В те времена он еще назывался «У Жака», — поправил Карсон. — Думаю, он очень изменился с тех пор.

— Видно, что Шоун проделал большую работу, — согласилась Нэнси. — А почему это меню сохранилось у тебя?

Карсон пожал плечами.

— Ну, это был изысканный обед ассоциации юристов. Твоя мама заложила этим меню страницу в альбоме и так и унесла его домой.

Нэнси открыла меню и просмотрела цены.

— Это наверняка было самое дешевое заведение в городе.

Отец рассмеялся.

— Это было самое изысканное, самое дорогое заведение в городе. В то время это были высокие цены.

Перевернув меню, Нэнси увидела на обратной стороне черно-белую фотографию мужчины. Он был невысок ростом, но красив, его голову покрывала шапка темных волос. Над его фотографией было написано: «Жак Генри желает посетителям своего ресторана bon appetit![1]»

Нэнси всматривалась в фотографию. Что-то в лице этого человека привлекло ее внимание. Напряженный взгляд его темных глаз, казалось, сверлил ее насквозь.

— Это Джек, — наконец произнесла Нэнси, оторвавшись от фотографии и взглянув на своего отца. — Я познакомилась с ним сегодня. Он шеф-повар по десертам. Сейчас он выглядит гораздо старше, но я уверена, что это он.

Карсон Дру взял у Нэнси меню.

— Сейчас, когда ты упомянула об этом, я вспомнил, что «Ше Жак» славился своими десертами.

— Гм-м-м, — задумчиво пробормотала Нэнси, садясь на диван. — А теперь роли поменялись, и Джек сам нанялся на работу. Интересно, почему он больше не владелец ресторана?

— Уверен, что завтра ты это узнаешь, — сказал Карсон, нежно целуя дочь в лоб. — А теперь я ложусь спать. Ты уверена, что хорошо себя чувствуешь?

— Прекрасно, — ответила Нэнси. — Спокойной ночи, папа.

Нэнси выпрямилась, сидя на диване, не отрывая глаз от меню. Она немножко поспала, и это придало ей сил. Теперь она совсем не чувствовала усталости и была готова немедленно приступить к решению этой тайны.

— Все равно я не смогу уснуть, — сказала она про себя, поднимаясь с дивана, и быстро прошла в свою комнату.

Там она надела на себя черные рейтузы, черную футболку с длинными рукавами и высокие черные башмаки. Туго затянув сзади волосы широкой черной лентой, она посмотрелась в зеркало.

— Готова к расследованию, — констатировала Нэнси, усмехнувшись. Вокруг талии она застегнула тонкий черный кожаный ремешок с пришитой к нему маленькой черной сумочкой, в которую она положила кошелек, ключи от машины, набор отмычек и карманный фонарик.

Спустившись вниз, Нэнси написала отцу записку, вышла из дома и направилась к своей машине.

Девушка вела машину на пределе дозволенной скорости. Через десять минут, когда она подъехала к стоянке у «Аризона-Хаус», из-за ресторана в своем небольшом белом автофургоне как раз выезжал Шоун.

— Что вы здесь делаете? — спросил он, подъехав к ее «мустангу».

Нэнси поняла, что неправильно рассчитала время. Она полагала, что в ресторане к одиннадцати часам уже никого не будет, тем более что ужин в этот вечер был отменен.

— Я подумала, что смогу заехать сюда и понаблюдать немного за рестораном, — объяснила Нэнси. — Я хотела посмотреть, не появится ли здесь кто-нибудь. А вы не поздновато сегодня?

— Я задержался с бригадой уборщиков, — ответил Шоун. — Они уехали минут десять назад. Ну и работенка была! Зато мы сможем открыться завтра к обеду.

Нэнси выключила зажигание и вышла из машины.

— Шоун, что вы можете сказать о Джеке?

— О Джеке? — сказал Шоун. — Ну, как вы уже, наверное, обнаружили, Джек раньше был владельцем этого ресторана. Точнее, Джек и мой отец были компаньонами. И когда отец умер, Джек не сумел вести дела один. Он не очень удачливый предприниматель. И дело пошло на убыль. Я унаследовал от отца его часть ресторана, но тогда я был еще слишком молод, чтобы выручить Джека из беды. Три месяца назад, когда я окончил школу кулинаров, я предложил Джеку продать мне его часть ресторана. Ресторан давно закрылся и три года предлагался к продаже. К тому времени, как я здесь появился, Джек был совсем без средств. Я не мог заплатить очень много, но в конце концов Джек принял мое предложение и продал мне свою часть.

— А почему он работает в вашем ресторане? — спросила Нэнси.

— Он лучший шеф-повар по десертам и выпечке в здешних местах, — объяснил Шоун. — Он искал работу, и я был рад взять его к себе. А почему вы спрашиваете? Вы подозреваете его?

— Я подозреваю каждого, — улыбнулась Нэнси. — Но почему вы все это не рассказали мне раньше?

— Вы спрашивали, есть ли у кого-нибудь на меня зуб, — напомнил Шоун. — А у Джека нет. Думаю, он почувствовал настоящее облегчение, когда сбыл старый ресторан с рук. — Шоун скрестил руки на груди и пристально посмотрел на Нэнси. — Что именно вы надеялись сегодня здесь узнать?

— Кем бы ни был тот тип, который постоянно изводит вас, он может пробраться сегодня ночью в ресторан, — ответила Нэнси. — И я подумала, что, спрятав машину позади ресторана, за мусорным баком, я смогу последить, не появится ли кто-нибудь поблизости. Но раз уж вы здесь, вы можете впустить меня в ресторан. Так будет даже удобнее.

— Ни в коем случае, — твердо возразил Шоун. — Это слишком опасно.

— Я спрячусь, — добавила Нэнси, пожав плечами. — Он даже не увидит меня. Для этого я оделась во все черное.

— А я-то думал, что просто для красоты, — пошутил Шоун.

— Очень забавно, — криво усмехнулась Нэнси. — Так вы впустите меня?

— Нет. И я настаиваю, чтобы вы возвращались домой. Я не хочу, чтобы вы околачивались на стоянке. Ловите этого негодяя днем, когда вокруг полно народу. А не в одиночку в темноте.

Нэнси видела, что Шоун твердо стоит на своем. И все же она решила обязательно проникнуть в ресторан.

— Ладно, — сказала она, сделав вид, что уступает. — Но пока я здесь, вы не будете возражать, если я заберу свой свитер — я забыла его сегодня в гардеробе?

— Конечно-конечно! — воскликнул Шоун, вышел из машины и пошел вместе с Нэнси к ресторану. Он вынул из кармана пиджака связку ключей и открыл дверь. — Включить вам свет?

— Нет, не нужно, — ответила Нэнси, входя в неосвещенный ресторан. — Он ведь в гардеробе.

— Я подожду вас у своей машины! — крикнул Шоун, направляясь к стоянке.

— Хорошо, — отозвалась Нэнси, закрывая за собой дверь. Еще раньше обостренное чутье опытного сыщика помогло ей заметить, что замок главного входа может защелкиваться автоматически, когда, выходя, захлопываешь дверь. Как она и ожидала, это был замок-автомат.

Нэнси нажала на прямоугольную металлическую защелку, чтобы дверь оставалась йезапертой, когда она захлопнет ее за собой, и защелка, звякнув, повернулась.

Через несколько секунд Нэнси вышла из ресторана.

— Его там нет, — сообщила она Шоуну, который стоял, прислонившись к капоту своего автомобиля. — Я ошиблась.

— Просто захлопните дверь, — подсказал Шоун. — Она сама закроется за вами.

Нэнси захлопнула дверь и подошла к своему «мустангу».

— До свидания, — попрощалась она. — До завтра!

.— Спокойной ночи, — ответил Шоун, садясь в машину.

Нэнси отъехала первой. Проехав с полмили, она погасила фары и свернула в темную аллею, ведущую к заброшенной конюшне.

Девушка пригнулась к самому сиденью и стала ждать. Несколько секунд спустя по дороге проехал Шоун.

Когда он отъехал на порядочное расстояние, Нэнси снова включила фары и направила свой автомобиль к ресторану.

Подъехав к стоянке позади «Аризона-Хаус», Нэнси поставила «мустанг» в укромное место за большим мусорным баком. Ночь выдалась безлунная. Нэнси взглянула на небо и увидела, что его заволокли тучи: не было видно ни одной звезды. Подумав, что срезать путь, пройдя через стоянку, будет вполне безопасно, девушка побежала к ресторану.

Она миновала уже половину пути. Вокруг не было ни души. Тишину нарушал только шелест листьев на ветру.

И вдруг по глазам ударил яркий свет. Нэнси застыла на месте, затаив дыхание, ослепленная электрическим светом.
 
NancyДата: Среда, 25.01.2012, 08:48 | Сообщение # 6
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
НОЧНЫЕ ПОСЕТИТЕЛИ

Нэнси непроизвольно прикрыла глаза рукой, потом быстро огляделась, готовая ко всему. Она внимательно осматривала стоянку, а сердце стремительно колотилось в груди.

Наконец девушка обнаружила впереди источник этого слепящего света: на углу ресторана, на крыше, был установлен огромный прожектор.

— Прожектор, реагирующий на движение, — , сказала про себя Нэнси, и из груди ее вырвался громкий вздох облегчения. В прожекторе был датчик, регистрирующий любое передвижение. Он срабатывал автоматически, когда кто-нибудь приближался.

Нэнси вышла из поля действия прожектора, луч света погас, и ее снова окутала тьма.

Она быстро добежала до парадного подъезда и проскользнула в открытую дверь. Войдя, Нэнси на минуту застыла, прислушиваясь, но не уловила ничего, кроме гудения мороженицы в комнате отдыха. В ресторане было тихо и, очевидно, пусто.

Нэнси знала, что должна где-то спрятаться на случай, если кто-нибудь объявится. Обеденный зал будет, пожалуй, основным местом действия. Ее глаза вскоре привыкли к темноте, и она пробралась в зал, не включая фонарика.

Вдруг раздался ужасный грохот. Сердце Нэнси ушло в пятки. Девушка застыла на месте. Грохот донесся из кухни. Собравшись с духом, Нэнси тихо подошла к двери кухни и осторожно открыла ее. Заглянув туда, она не услышала и не увидела ничего подозрительного. Кухню освещал красный свет указателя над дверью черного хода.

И тут Нэнси отпрыгнула, затаив дыхание. Прямо у ее ног промелькнула маленькая черная тень. «Мышь», — догадалась Нэнси. Она понимала, что мышь, привлеченная запахом пищи, могла пробраться на самую чистую кухню. И все же Нэнси удивилась: кухня Шоуна была просто безупречной, и все продукты были далеко убраны и хорошо спрятаны.

Вглядевшись в темноту, девушка увидела, что на полу, возле одного из разделочных столов, что-то лежит, как будто какая-то коробка.

Нэнси насторожилась и внимательно прислушалась. На кухне не было признаков жизни. Если там кто-то и был — он или она, — то, наверное, убежал через черный ход. Нэнси вынула из своей кожаной сумочки маленький фонарик и направила его свет на коробку. Это оказалась грубо сделанная сетчатая клетка размером примерно с небольшую микроволновую печь. Грохот, который она услышала, возможно, был оттого, что клетка упала со стола на пол. Может быть, ее предусмотрительно поставили на край? Или кто-то столкнул ее?

Набравшись мужества, Нэнси вошла в темную кухню и посветила фонариком во все углы. Кажется, никого. Вдруг по руке Нэнси пробежала дрожь. Взглянув направо, она увидела, что стальная дверь огромного холодильника открыта.

Нэнси тотчас выключила фонарик. Может, преступник был чем-то занят внутри и даже не заметил свет. Она тихонько подкралась к двери холодильника, встала за ней и прислушалась.

Ширк-ширк-чирк. Странное шуршание и царапанье — вот все, что услышала Нэнси. Она осторожно выглянула из-за двери. В холодильнике стояли лотки с фруктами и овощами, лежали молочные и другие продукты.

Злоумышленника в холодильнике не оказалось, и все же шуршание не прекратилось.

Нэнси опять включила фонарик и увидела трех мышей, грызущих яблоки в большой сетке. Лишь только свет фонарика упал на них, в тот же миг они удрали и скрылись где-то за лотками, коробками и сетками, выстроившимися вдоль стен.

Нэнси подошла ближе и заглянула внутрь. Холодильник был размером с небольшую комнату, но так набит продуктами, что в нем оставалось лишь немного места, чтобы человек мог перемещаться внутри.

— Конечно, — вслух произнесла Нэнси, продолжая освещать холодильник фонариком. — В этом есть смысл, и немалый. Это еще одна диверсия.

Кто-то выпустил в кухне мышей и оставил эту дверь открытой.

Здорово придумано. Не только потому, что мыши попортят все запасы еды в ресторане, но и потому, что Шоуну придется закрыть свое заведение до тех пор, пока дезинсектор не очистит его от грызунов.

Вдруг Нэнси почувствовала, как по спине пробежал холодок. Она поняла, что рядом кто-то есть. Но не успела она повернуться, как чьи-то сильные руки схватили ее за плечи и втолкнули в холодильник с такой силой, что она упала на колени.

Хлоп! Дверь холодильника захлопнулась за ее спиной.

Нэнси с трудом поднялась на ноги и изо всех сил надавила на внутреннюю ручку холодильника. Но дверь не поддалась.

— Эй! — крикнула девушка злоумышленнику. — Выпустите меня!

Но в ответ лишь мертвая тишина. На мгновение Нэнси охватила паника, но девушка быстро подавила ее.

«Должен же быть выход отсюда», — думала Нэнси, медленно, пядь за пядью освещая фонариком стены и потолок холодильника. Луч света упал на небольшую красную кнопку с надписью «Тревога».

Взобравшись на ящик с помидорами, Нэнси дотянулась и нажала на кнопку. Снаружи раздался громкий звон. Девушка сильнее надавила большим пальцем на кнопку и не отпускала ее. Звон раздавался непрерывно, но никто на него не пришел.

«Глупо, — решила Нэнси, спустившись с ящика. — Единственный, кто мог слышать сигнал тревоги, — тот негодяй, что запер меня в холодильнике».

Нэнси подула на руки, чтобы согреть их. В воздухе образовалось облачко пара. Ее хлопчатобумажная рубашка и рейтузы не могли служить надежной защитой от такого ужасного холода.

К тому же серьезной была проблема воздуха. Нэнси не знала точно, сколько воздуха оставалось в этом небольшом замкнутом пространстве. Но одно она знала наверняка. К тому времени, как ее завтра найдут здесь, видок у нее будет неважный. Это при том, если ей хватит воздуха на ночь.

Услышав в углу шорох, Нэнси подпрыгнула от неожиданности. «Мышь», — вспомнила она. Вообще-то Нэнси не брезговала этими маленькими пушистыми зверьками. Но быть запертой вместе с ними в такой крохотной клетушке — совсем другое дело. Нужно постараться не думать об этом.

Мышь пробежала по полу и метнулась за лоток. Да уж, нужно очень постараться.

Устроившись без особых удобств на краю другого ящика, Нэнси принялась разрабатывать план. Она и прежде попадала в сложные ситуации. И если они чему-нибудь научили ее, так это оставаться спокойной и трезво рассуждать. Если она поддастся панике, все будет кончено.

И вдруг ручка холодильника щелкнула. Нэнси напряглась и отступила на шаг назад, приготовившись лицом к лицу встретиться с тем, кто попытается войти.

Скрипнув, тяжелая дверь немного отворилась, но никто не появился. Нэнси поняла, что кто-то выпускает ее, но не собирается показываться ей на глаза. Возможно, именно в этот момент он или она удирает из кухни.

— Стой! — закричала Нэнси, выскакивая из холодильника.

Темная фигура была уже у двери черного хода. Через мгновение Нэнси услышала, как хлопнула дверь — преступник выбежал на улицу.

Пробежав через кухню, Нэнси рывком открыла дверь в тот момент, как злоумышленника осветил луч прожектора. Она на секунду увидела его: приземистый, широкоплечий, на голове — темная вязаная шапка. В следующий миг он вырвался из потока света. Луч погас, и преступник исчез в темноте.

Нэнси выбежала за ним. Прожектор зажегся, осветив стоянку, но она была пуста. Не было слышно даже шума мотора. Преступник как будто растворился в ночи.

Тяжелая капля ударила в бровь Нэнси, и внезапно заморосил дождь. Нэнси развернулась и пошла обратно в ресторан. Нужно было позвонить Шоуну и рассказать, что ей удалось обнаружить. Ц кто-то же должен изловить мышей!

Решив воспользоваться телефоном в кабинете Шоуна, Нэнси прошла через зал ресторана и поднялась по ступенькам на второй этаж.

В кабинете она включила свет и подошла к телефону. К счастью, номер Шоуна оказался в числе пяти номеров, занесенных в память телефона. Три других были номерами поставщиков продуктов, напитков и белья. Четвертый был помечен «Лорин».

Нэнси нажала на кнопку с надписью «дом», и телефон автоматически набрал номер Шоуна.

— Привет, говорит Шоун. Я сейчас не могу подойти к телефону… — прозвучал автоответчик. После сигнала заговорила Нэнси:

— Шоун, это Нэнси. В ресторане неприятности. Я подожду вас здесь еще полчаса. А потом звоните мне домой.

Нэнси назвала свой номер телефона, повесила трубку и уселась во вращающееся кожаное кресло Шоуна.

«Я уже где-то видела того человека, что выбежал из кухни», — размышляла Нэнси. И никак не могла вспомнить, где именно.

Положив голову на спинку кресла, Нэнси закрыла глаза. Она восстановила в памяти образ мужчины, бегущего через автостоянку. Перед глазами снова встали его плечи, черная рубашка и вязаная шапка.

Этот мысленный образ подсказал ей что-то, что Ускользнуло от нее раньше. Она ведь еще видела его бакенбарды и затылок. У него были совсем седые волосы.

Нэнси широко раскрыла глаза.

— Джек!

Она узнала не только его волосы, но и его фигуру, его манеру двигаться — все. Нэнси была уверена, что это он.

— Дело закрыто, — сказала она, поднимаясь с кресла. — Почти.

Нэнси все еще не знала мотивы преступника. Возможно, это было связано со сделкой, которую заключили Шоун и Джек. Может быть, Джек думал, что Шоун слишком мало заплатил ему, и хотел расквитаться. А может, между Шоуном и Джеком была какая-то вражда, что-то, что Шоун постеснялся рассказать.

Нэнси больше не собиралась сидеть сложа руки и ждать Шоуна. Почему его нет дома? Может быть, он дома, просто лег спать? Нэнси размышляла: может, поехать к нему домой и разбудить его? Он наверняка захочет узнать, что она обнаружила.

Включив свет, Нэнси спустилась вниз по ступенькам. Открыв входную дверь, она увидела, что на улице бушует гроза и автостоянку напротив заливают стремительные потоки воды.

Нэнси уже хотела было бежать к своей машине, как вдруг вспомнила о том, что дверь холодильника осталась открытой. Вряд ли имело смысл оставить пропадать все продукты Шоуна.

Осторожно закрыв дверь ресторана, девушка направилась обратно на кухню. Над головой разразился удар грома, и окна осветил зигзаг вспыхнувшей вслед за ним молнии.

В это мгновение Нэнси увидела в зале ресторана темную фигуру. Девушка прижалась спиной к стене фойе. Сердце бешено стучало у нее в груди, а в сознании была лишь одна мысль: услышали ее или нет? Она надеялась, что гром и шум дождя заглушили звук ее шагов.

Нэнси неслышно подкралась ко входу в зал ресторана и присела на корточки у стойки метрдотеля.

Человек в темном зале не отрываясь смотрел на картины, висевшие на стене. Его глаза уже, очевидно, привыкли к темноте — он не зажигал фонарик. Уже по росту незнакомца Нэнси могла определить, что это не Джек. Этот человек был среднего телосложения. Мешковатая одежда скрывала его фигуру, но Нэнси была совершенно уверена, что это мужчина.

Что же происходит? Почему незнакомец так стоит там?

И тут неизвестный резким движением поднял руку — Нэнси увидела, как в его руке, занесенной над головой, сверкнуло лезвие ножа, — и полоснул им по картине!

Он снова и снова рубил ножом это полотно. А потом начал кромсать картину, висевшую рядом.

Нэнси понимала, что в одиночку в темноте было бы глупо пытаться задержать преступника, в руках которого был нож. Разумнее проследить за ним, и желательно из кабины автомобиля — так безопаснее.

Но тут ей в голову пришла ужасная мысль. А что, если появится Шоун? Он наскочит прямо на преступника, вооруженного ножом. Нэнси поежилась. У нее не было другого выхода — только ждать снаружи. Так она могла перехватить Шоуна и была готова преследовать ночного посетителя, как только он сядет в машину.

Нэнси украдкой пробралась к выходу. Она выскользнула на улицу и побежала под проливным Дождем. Шлепая по лужам, она добежала до той части здания, где не было окон.

Там, у стены ресторана, стоял небольшой черный седан. Очевидно, преступник рассчитывал на то, что в этот час он никого здесь не встретит. Нэнси мысленно отметила номер машины: РВ5-289. Для более тщательного осмотра не было времени. Она побежала к мусорному баку, радуясь, что догадалась спрятать за ним свою машину.

Нэнси зашла за мусорный бак и огляделась. Над головой неожиданно раздался удар грома. «Что за ночка!» — подумала девушка, устало качая головой, а дождь стекал по ее мокрой одежде.

Через несколько минут в дверях ресторана показался злоумышленник и быстро запрыгнул в свою машину. Нэнси надеялась, что вспышка молнии хоть немного осветит его, но молния запоздала. Гроза пошла на убыль.

Как только незнакомец включил зажигание, Нэнси вскочила в свой «мустанг». Она выехала из-за бака и увидела, что седан направляется вверх по грязной дороге, идущей от «Аризона-Хаус». Пока они ехали по этой дороге, Нэнси решила на свой страх и риск не включать фары. Понемногу увеличивая скорость, она следовала сквозь пелену дождя за красными габаритными огнями.

Пройдя с полмили, седан свернул в более населенную часть города. Нэнси притормозила и чуть поотстала. Теперь она вынуждена была включить фары, иначе рисковала наскочить на полицию. Уже поздно, и на дороге вряд ли будут другие машины. Нэнси понимала, что должна держаться на приличном расстоянии, чтобы ее не заметил водитель седана.

А он, казалось, никуда не спешил. Это хороший знак — он еще не заметил, что она преследует его. Нэнси следовала за ним мимо роскошных домов, сосредоточенных в этой части города. Девушка удивилась, когда седан вдруг затормозил и остановился у особняка госпожи Уэйнрайт.

Что он там потерял? Какое отношение имеет этот человек к поместью госпожи Уэйнрайт? Нэнси не успела подумать об этом, когда поняла, что перед ней стоит более насущная проблема: как остаться незамеченной.

У нее не было выбора. Она проехала мимо седана и свернула направо в первый же переулок. Там съехала на обочину и выключила фары. Она решила подождать, пока седан проедет мимо, а потом снова сесть ему на хвост.

Прошло минут пять, прежде чем проехал седан. Но теперь он промчался так быстро, что его шины завизжали на повороте. Это так удивило Нэнси, что она даже не сразу завела свою машину. Хотя и теперь еще Нэнси ехала, не превышая дозволенной скорости, ей была не по душе такая гонка в грозу. Дворники на лобовом стекле работали вовсю, и потоки дождя заливали машину. Нэнси вцепилась в руль, стараясь не потерять управление автомобилем.

Может быть, преступник пытается скрыться? Похоже на то. Нэнси чуть отпустила педаль газа. Если она немного отстанет, может, он поверит, что оторвался. Конечно, она рискует потерять его, но рискнуть все же стоит.

Седан свернул на магистраль, идущую по окраинам Ривер-Хайтса. Нэнси повернула за ним. На пустынном шоссе седан еще прибавил скорость, но хорошая видимость позволяла Нэнси не терять его из виду даже на приличном расстоянии. Нэнси заметила, как он свернул на улицу, ведущую в самый бедный район Ривер-Хайтса.

Красный свет светофора в конце этой улицы вынудил водителя седана остановиться, и Нэнси Успела подъехать ближе и заметить, что у светофора он свернул направо. Она проехала на зеленый свет и, повернув, снова увидела впереди седан успел проехать уже целый квартал.

Ливень, стихая, перешел в мелкий дождик.

Вслед за седаном Нэнси проехала еще два грязных неосвещенных квартала. Не включив сигнал поворота, седан вдруг резко свернул к ярко освещенному пункту мойки машин, открытому круглые сутки.

«К мойке машин?» — озадаченно подумала Нэнси.

Позабыв об осторожности, Нэнси подъехала к мойке, как только седан скрылся за матерчатым занавесом, прикрывающим въезд в нее. Теперь ему не уйти. Когда появится его машина, освещенная ярким светом прожекторов, Нэнси будет наготове и хорошенько рассмотрит водителя. Возможно, она даже попытается его задержать. Здесь, на открытой площадке, это безопаснее.

Нэнси без колебаний проехала мимо растерявшегося дежурного оператора. Она поставила свою машину напротив выхода из мойки, перекрыв дорогу, и стала ждать. Ленточный транспортер медленно вывозил черный седан из мойки. Вот показались его фары.

Помытый и заново отполированный, капот блестел, как новый. Наконец показалось сверкающее лобовое стекло машины. Нэнси пристально всмотрелась сквозь стекло в машину. Седан был пуст.
 
NancyДата: Среда, 25.01.2012, 08:48 | Сообщение # 7
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПРОПАВШИЕ ТРЕУГОЛЬНИКИ

Нэнси подождала. Она была уверена, что водитель просто съежился на сиденье.

Прошло три минуты, и Нэнси не выдержала. Пригнувшись, она вышла из машины и подкралась к боковому окну седана. Девушка осторожно заглянула в окно. Ключи зажигания торчали в машине, но водителя в ней не было!

Нэнси подошла к багажнику. Он оказался закрыт. Нэнси достала ключи из машины и на всякий случай открыла багажник. Пусто.

«Он еще в мойке», — решила Нэнси и побежала ко входу.

— Эй, девушка! — закричал оператор, когда Нэнси откинула тяжелые занавески, прикрывающие вход в мойку. — Туда нельзя!

Не обращая внимания на его слова, Нэнси вбежала в темную мойку, со стен которой капала вода.

— Девушка, вы что, с ума сошли? — спросил невысокий худощавый оператор, входя в мойку вслед за ней.

— Водитель той машины, где он? — требовательно спросила Нэнси.

Оператор пожал плечами.

— А разве он не в машине?

— Нет, — ответила Нэнси. — Здесь можно включить свет?

Оператор шагнул к стене и щелкнул выключателем. Помещение, похожее на гараж, только оснащенное шлангами, распылителями и щетками, вдруг сразу осветилось. Нэнси и оператор были в моечной одни.

— Вы наверняка видели водителя, когда он платил вам, — сказала Нэнси. — Как он выглядел? Оператор с подозрением сузил глаза.

— Вы что, даже не знаете того парня?

— Я детектив. Я выслеживаю его, — объяснила Нэнси. — Так как же он выглядел? Оператор скрестил руки на груди.

— Трудно сказать. На нем были темные очки. Это показалось мне странным, ведь сейчас ночь. Но у нас здесь бывает полно всяких чокнутых.

— А какого цвета у него волосы? — допытывалась Нэнси.

— Не знаю. На нем, кажется, была твидовая шляпа.

— Может быть, шрамы, усы, хоть что-то? — настаивала Нэнси.

— Послушайте, я не агент ФБР, — раздраженно ответил оператор. — Я не рассматриваю своих клиентов. Я только получаю деньги и пропускаю их. На том малом были солнцезащитные очки и шляпа. Больше я ничего не знаю.

— Должно быть, он смылся через тот выход, — пробормотала про себя Нэнси, направляясь ко второму выходу. Позади мойки был низкий забор. Он окружал несколько высоких товарных складов, проходы между которыми были не освещены. Нэнси поняла, что водитель седана перелез через забор и скрылся где-то между складами.

Видимо, он прекрасно знал, что Нэнси преследует его. Ее уловка с отставанием не сработала.

— А что мне делать с машиной? — спросил оператор, подходя сзади к Нэнси. Девушка кинула ему ключи.

— Поставьте ее на обочину. Я позвоню в полицию, они приедут и заберут ее. Если водитель вернется, пожалуйста, сразу же позвоните мне. Меня зовут Нэнси Дру. Мой номер есть в телефонном справочнике. И постарайтесь рассмотреть его получше, если он вернется, хорошо?

— Постараюсь, — ответил оператор, пожав плечами.

— Спасибо, — поблагодарила Нэнси, возвращаясь к своей машине.

— Эй, постойте! — окликнул ее оператор. — Я кое-что вспомнил. У того парня были странные руки. Будто пластмассовые.

— Спасибо, — ответила Нэнси, садясь в свой «мустанг». «Хирургические перчатки, — подумала она. — Он мог их купить в любом магазине хирургических принадлежностей». Это означало, что нигде не осталось ни единого отпечатка пальцев.

Выехав снова на магистраль, Нэнси посмотрела на часы. Час ночи. Хорошо, что ей удалось соснуть. К тому же сейчас она была слишком возбуждена всем происшедшим.

«Темные очки и твидовая шляпа», — размышляла Нэнси, припоминая описание преступника, данное оператором. Она была совершенно уверена, что в ресторане преступник был без очков и без шляпы. Должно быть, они были у него в машине и он надел их, чтобы его не смог опознать дежурный оператор. Кажется, Нэнси столкнулась с находчивым противником.

Нэнси свернула к бензоколонке и позвонила оттуда Шоуну. Опять включился автоответчик, но на этот раз Шоун сделал запись для нее:

— Нэнси, я получил ваше сообщение. Сейчас я в ресторане. Пожалуйста, приезжайте или позвоните мне, как только прослушаете эту запись.

Минут через десять она снова подъехала к стоянке у «Аризона-Хаус». Во всем ресторане горел свет. На этот раз Нэнси оставила свой «мустанг» на стоянке перед рестораном рядом с машиной Шоуна и полицейской машиной Ривер-Хайтса.

Как только Нэнси вошла в ресторан, ей навстречу выбежал Шоун. На нем были джинсы и футболка, волосы взлохмачены, словно он стремглав выскочил из дома, прослушав ее сообщение.

— Что здесь произошло? — спросил Шоун.

— Я не уверена на сто процентов, что знаю это, — начала Нэнси, проходя в зал. Все картины, изрезанные, валялись на полу. Одну стену изуродовали, обрызгав ее кругами черной краской из пульверизатора. Два офицера полиции составляли акт о нанесенном ущербе.

— Вот то, что я знаю точно, — сказала Нэнси, повернувшись к Шоуну. Она подробно Рассказала обо всех происшествиях этой ночи, начав с мышей на кухне и завершив свой рассказ пустым седаном на мойке.

— А как вы попали в ресторан? — поинтересовался Шоун.

Нэнси рассказала ему о своей уловке.

— Вы же могли задохнуться в этой холодильной камере, — отчитывал ее Шоун. — Не говоря уже о том, что вы были здесь один на один с сумасшедшим, вооруженным ножом. Я же велел вам ехать домой, вы помните?

— Со мной же ничего не случилось. Я просто пыталась расследовать это дело, — защищалась Нэнси. — Теперь по крайней мере у нас есть несколько зацепок.

Шоун грустно улыбнулся.

— Хорошо. Ваша взяла. Я рад, что с вами все в порядке. Ну и какие ж у нас есть зацепки?

— Ну, я почти уверена, что мышей на кухне выпустил Джек, — заявила Нэнси. Шоун удивленно поднял брови.

— Не могу в это поверить.

— Мне очень жаль, но похоже, что это именно он, — мягко возразила Нэнси. — Либо у вас тут работают двое громил поодиночке, либо Джек работает вместе с тем другим. Но думаю, что нет. Джек бы предупредил второго злоумышленника, что я здесь. К тому же, если б второй был здесь вместе с Джеком, он слышал бы всю эту возню на кухне. Но он, видимо, ничего не слышал и не знал. Следовательно, он вошел в ресторан, пока я была в кабинете наверху.

— Но почему же и тот и другой делают мне гадости? — воскликнул Шоун.

— Шоун, — спросила Нэнси, — вы не солгали, когда сказали мне, что у Джека нет причин злиться на вас?

— Нет, — твердо повторил Шоун. — Я предложил купить его ресторан, и он принял мое предложение. Я даже предоставил ему работу. За что же на меня злиться?

— Не знаю, — призналась Нэнси, — Ну, по крайней мере у нас есть верный шанс найти того, кто искромсал картины. Полиция может вычислить его По номерному знаку машины.

— Не говорите пока полицейским о Джеке, ладно? — настойчиво попросил Шоун. — Я не хочу обвинять его, пока мы не удостоверимся полностью… Он связан с моей семьей давними крепкими узами.

Нэнси поколебалась немного, но согласилась:

— Хорошо.

Она рассказала полицейским о хулигане, изрезавшем картины, и о том, как она преследовала его до самой мойки. Тотчас один из офицеров, высокий молодой блондин, пошел звонить в участок, чтобы проверить номер машины.

— Этот день был очень долгим, — сказал Шоун, сдерживая зевоту. — Хотите кофе?

— У вас есть горячий шоколад? — спросила Нэнси.

— Конечно. Это же ресторан, вы что, забыли? — с улыбкой ответил Шоун. — Я сейчас приду.

Когда Шоун ушел, Нэнси стала рассматривать картины, разложенные полицейскими на столах. Пять из них были разрезаны ровно по диагонали. Но шестая — большой пейзаж, на котором было изображено озеро, окруженное деревьями, — пострадала особенно сильно. В ней не хватало Целых фрагментов.

Сгорая от любопытства, Нэнси опустилась на колени возле стены, на которой раньше висели эти картины. Она по одному подбирала кусочки полотна, Разбросанные вокруг, пока не набрала целую пригоршню.

Медленно и очень аккуратно Нэнси приня-лась вставлять недостающие кусочки разорванного холста, как фрагменты детской мозаики.

— Чем это вы занимаетесь? — поинтересовался Шоун, поставив на стол для Нэнси горячую кружку.

— Этой картине особенно досталось, — пояснила Нэнси, не отрываясь от своего занятия. — . Мне хотелось посмотреть, может, я узнаю это место. — Наконец девушка отвлеклась и отхлебнула горячий шоколад.

— Спасибо, — поблагодарила она Шоуна. — Вы осмотрели холодильник? Боюсь, что некоторое время его дверца была открыта. Извините. Я как раз собиралась закрыть ее, когда обнаружила второго злоумышленника.

— Продукты еще не успели испортиться, но завтра нужно будет все осмотреть, чтобы выяснить, что именно попорчено мышами, — хмуро сказал Шоун. — Согласно инструкциям министерства здравоохранения, я должен выбросить все, чего они касались. Утром я приглашу дезинсектора, — вздохнул Шоун. — Да уж, это полная катастрофа. Если это не прекратится, уж и не знаю, что будет с обедом в день аукциона. Какой кошмар!

— Мне правда очень жаль, — посочувствовала Нэнси.

— Вы делаете даже больше, чем я ожидал, — признался Шоун. Он посмотрел на картину. — Ну и как? Вы узнали это место?

Нэнси отрицательно покачала головой.

— Еще не хватает большого треугольника вот здесь, в нижнем левом углу.

Она снова отошла к стене и еще поискала.

— Кажется, его и здесь нет, — заметила она.

— Он должен быть здесь, — сказал Шоун. Он поискал вместе с ней, но прошло минут пять, а они так ничего и не нашли.

— Странно, — пробормотал Шоун.

Нэнси вернулась к столу, на котором складывала кусочки, и еще раз внимательно осмотрела картину.

— Знаете, что еще странно? Взгляните, как аккуратно вырезан этот треугольник. Все остальные куски небрежно выдраны, все, кроме этого. — Она обвела пальцем место, где не хватало фрагмента. — Похоже, что его вырезали бритвой. — Нэнси посмотрела на Шоуна. — Вы помните, что было изображено на этом фрагменте?

— Точно не помню, — ответил Шоун. — Кажется, еще несколько деревьев. Вам это о чем-нибудь говорит?

Нэнси задумчиво барабанила пальцами по столу.

— Что-то здесь не сходится. Почему нам не удалось найти эту часть картины?

— Вы действительно думаете, что это важно? — засомневался Шоун.

— Может, и нет, — предположила Нэнси. — А откуда у вас эти картины?

— Я купил их у Фелиции Уэйнрайт, — ответил Шоун.

— У Фелиции Уэйнрайт! — воскликнула Нэнси, вспомнив, что седан затормозил у родового поместья Уэйнрайтов. — Но почему же вы сказали, что купили их у друга?

Смутившись, Шоун уставился в пол.

— Мне не хотелось говорить, что я принимаю участие в деятельности госпожи Уэйнрайт. Возможно, вы знаете, что госпожа Уэйнрайт занимается всевозможной благотворительной деятельностью, — продолжал Шоун. — Ее благотворительный проект — это программа художественного воспитания Для заключенных, хорошо зарекомендовавших себя своим примерным поведением. И она в общем-то заставила меня купить эти картины для ресторана.

— А вы не хотели их покупать? — уточнила Нэнси.

Шоун пожал плечами.

— Они неплохие, но не совсем подходят к интерьеру ресторана.

— Тогда зачем же вы купили их? — спросила Нэнси.

— Ну, мы как раз говорили о ее заказе на торжественный обед по случаю аукциона. Она обещала мне, если все пройдет успешно, порекомендовать «Аризона-Хаус» всем своим друзьям. И тут же, на одном дыхании, она спросила, не куплю ли я несколько картин заключенного по имени Джозеф Спациенте. Он занимается в ее художественном классе и, я подозреваю, он — ее большое открытие. Она полагает, что он, вероятно, гениальный художник. Я не мог отказаться, и она, конечно, понимала это.

И тут к ним подошел один из офицеров полиции. Это был приземистый, кряжистый, темноволосый человек.

— Вот мой рапорт, — сказал он, положив на стол перед Шоуном свой планшет. — Вы что-нибудь хотите добавить?

Шоун просмотрел рапорт.

— Да нет. Все верно, изуродована стена и семь картин.

— Семь? — переспросила Нэнси. — Я видела только шесть.

Шоун посмотрел на картины, разложенные на столах.

— Седьмая вон там, — он указал на большое жестоко изрезанное живописное полотно, прислоненное к стене.

— Похоже, здесь изображен тот же пейзаж, что и на той картине, где не хватает треугольника, — заметила Нэнси.

Шоун пожал плечами.

— Да, я тоже так думаю, но на этой картине другое время года.

Не успела Нэнси внимательно рассмотреть седьмое полотно, как вернулся светловолосый полицейский.

— Седан, который вы преследовали, был сегодня утром объявлен в розыск. Он зарегистрирован на имя пожилой дамы Сары Гласе. Она утверждает, что ее машина исчезла, когда она зашла в кафетерий перекусить. И ключи из ее кошелька тоже исчезли.

— Вероятно, вор видел, как она припарковала машину, и зашел вместе с ней в кафетерий, чтобы вытащить у нее ключи, — нахмурившись, размышляла вслух Нэнси.

— Блестящая догадка, малышка, — похвалил полицейский. — Тебе следует работать сыщиком. Нэнси вежливо улыбнулась.

— Мы можем снять в машине отпечатки пальцев, — предложил другой офицер.

— Бесполезно, — разочаровала их Нэнси. — У него на руках были хирургические перчатки.

— Тогда мы зашли в тупик, — грустно заметил Шоун.

— Мы уезжаем, — сказал светловолосый офицер. — Позвоните, если еще что-нибудь произойдет. Мы начнем искать этого парня, но у нас не слишком много его примет.

— Спасибо за то, что уделили нам время, господа, — поблагодарил полицейских Шоун, провожая их до дверей.

А Нэнси осталась, чтобы рассмотреть седьмое полотно. Оно тоже пострадало сильнее, чем первые пять картин. На нем было изброжено лето, в озеро входили купальщики. Нэнси оказалась права: это был тот же самый пейзаж, написанный в той же перспективе. Но время года было иное. На шестой картине с озером была весна, цвели деревья.

Нэнси опустилась на колени и сложила кусочки, расправив их рукой. Она осмотрела то, что получилось, и у нее перехватило дыхание.

Из картины с летним пейзажем тоже был вырезан ровный треугольник — из того же угла, что и в картине с весенним пейзажем. И этот треугольник тоже исчез!
 
NancyДата: Среда, 25.01.2012, 08:49 | Сообщение # 8
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПОРАЗИТЕЛЬНАЯ ВНЕШНОСТЬ

Всю ночь Нэнси ломала голову над загадкой пропавших треугольников. Она беспокойно металась и ворочалась в постели и до поздней ночи никак не могла уснуть.

Эти треугольники определенно что-то значат. Слишком уж явным было это совпадение. Интуиция сыщика подсказывала Нэнси, что это дело сложнее, чем казалось. Что же за всем этим скрывалось?

Все изрезанные полотна были написаны одним и тем же человеком, который сейчас в тюрьме. Зачем кому-то понадобились два треугольника из его картин? Нэнси не нравилось, что это дело было связано с тюрьмой.

К десяти часам утра в среду Нэнси умылась, позавтракала и оделась, приготовившись к работе в «Аризона-Хаус». Она словно раздвоилась: одна ее половина хотела проспать до полудня, зато другой не терпелось заняться расследованием.

Накануне ночью Шоун проводил Нэнси до машины. Пока они шли, он говорил ей, что хочет непременно успеть убрать ресторан к завтраку, даже если придется проработать всю ночь.

Первая смена в «Аризона-Хаус» должна была заступить в одиннадцать часов, но Нэнси была там уже в десять тридцать. Она остановила машину на стоянке позади ресторана рядом с белым автофургоном Шоуна.

Дверь черного хода оказалась запертой, и Нэнси обошла ресторан кругом. Парадная дверь была приоткрыта, Нэнси вошла и увидела, что Шоун в буфете за стойкой считает в кассе деньги. Увидев ее, он улыбнулся.

— Я положил в кассу двести долларов, чтобы Рою было чем давать сдачу. Я не разорен, пока каждое утро могу класть в кассу двести долларов.

— Верная позиция, — усмехнулась Нэнси. Она не могла не заметить, что его глаза покраснели, а вокруг них легли темные круги. На нем была та же одежда, что и накануне ночью.

— Вы так и не съездили домой отдохнуть? — справилась Нэнси.

Шоун отрицательно покачал головой.

— Я подремал немного в кабинете. Мне хотелось, чтобы дезинсектор пришел с утра пораньше. Он уже поставил мышеловки и уехал. Пойдемте в зал, я хочу вам что-то показать.

Шоун вышел из-за стойки, и они с Нэнси прошли в пустой обеденный зал. Широкую стенку зала украшали теперь огромные яркие плакаты с изображением Великого Каньона в пустыне.

— Я сбегал в магазин плакатов на аллее и купил их, как только магазин открылся, в девять, — с гордостью сказал Шоун.

— Очень красивые, — похвалила Нэнси. — А что вы сделали со старыми картинами?

— Я убрал их в чулан, — ответил шеф-повар.

— А что же вы скажете Фелиции Уэйнрайт? — поинтересовалась Нэнси.

— Не знаю, — вздохнул Шоун. — Может, скажу, что они так понравились моим клиентам, что я продал все семь полотен. Возможно, она предложит мне купить еще.

Нэнси тихонько засмеялась.

— Нелегко заниматься бизнесом, правда? Шоун покачал головой.

— Вы все-таки думаете, что Джек как-то связан со всем этим? — спросил он.

— Не знаю теперь, что и думать, — честно призналась Нэнси. — Но мне хотелось бы его проверить. Вы не дадите мне его номер телефона и адрес?

— Они наверху в моей картотеке, — ответил Шоун, направляясь в свой кабинет. — Но Джека нет дома. Я звонил ему все утро. Никто не поднимает трубку.

— Он должен сегодня выйти на работу?

— Да, сегодня вечером, — подтвердил Шоун. — Так что нам представится возможность поговорить с ним с глазу на глаз.

— Если, конечно, он появится, — добавила Нэнси.

Когда они вышли в фойе, в дверях ресторана появилась Лорин.

— Ты что-то рано сегодня, — приветствовал ее Шоун, напряженно улыбаясь.

— Немного, — ответила Лорин, бросив на Нэнси обжигающий холодом взгляд. — А почему закрыта дверь черного хода?

— Я хочу видеть всех, кто входит и выходит, — объяснил Шоун. — Мне ни к чему пожары и лишние специи в еде, — добавил он и, извинившись, ушел наверх.

Нэнси поняла, что ей выпала возможность поговорить с Лорин, и осталась в фойе. Может быть, Лорин что-то знает по этому делу. Оба злоумышленника были мужчины, и Нэнси могла с уверенностью сказать, что Лорин не приходила ночью в ресторан. Но ведь бывали случаи, когда женщина нанимала кого-нибудь совершить преступление. И после вчерашней вспышки гнева старшей официантки Нэнси все еще подозревала ее.

Нэнси пошла за Лорин в гардероб, где та сняла и повесила в шкаф свой хлопчатобумажный жакет.

— Лорин, — обратилась к ней Нэнси, — мы, кажется, не с того начали. Я не знаю точно, почему так получилось, но я хочу сказать, что…

— Не притворяйся невинной крошкой, — оборвала ее Лорин. — Я знаю, что ты замышляешь.

Нэнси отшатнулась. Она быстро соображала, что именно может быть известно Лорин.

— И вот что я скажу тебе, — продолжала Лорин. — Независимо от того, что ты слышала, Шоун не свободен. У нас с ним любовь, просто наша размолвка несколько затянулась.

Решив действовать напролом, Нэнси вызывающе вздернула подбородок.

— А мне кажется, что все обстоит по-другому, — возразила она, распаляя Лорин. Нэнси знала, что в гневе люди иногда говорят то, о чем в другой ситуации умолчали бы.

Нежное лицо Лорин стало пунцовым.

— У тебя нет никаких шансов!

— Но Шоун кажется мне симпатичным, и он вроде бы свободен, — поддразнила ее Нэнси.

В одно мгновение душевный накал Лорин остыл, сменившись угрожающей холодностью.

— Послушай, — вкрадчиво начала она, приблизившись к Нэнси. — У нас с Шоуном все было прекрасно, пока мы не приехали сюда. И тут вы, все кокетки Ривер-Хайтса, начали кидаться на него. А тут еще уйма времени, которую отнимает работа в ресторане, — все это и повлияло на наши отношения.

— Но, может, тебе лучше вернуться в Аризону, если уж тебе так не нравится здесь, — спокойно предложила Нэнси, надеясь распалить Лорин, чтобы та как-нибудь проговорилась.

— Возможно, я так и сделаю, — ответила Лорин. — Но можешь быть уверена, что уеду я вместе с Шоуном. Нужно только время, чтобы он понял, что это место не для него.

— А, вот ты где, Нэнси, — воскликнул Шоун, подходя к дверям гардероба. Взгляд его синих глаз заметался между Нэнси и Лорин. — Здесь ничего не случилось? — спросил он.

— Ничего, — быстро ответила Лорин, выскочив мимо Нэнси из гардероба.

Шоун вопросительно посмотрел на Нэнси.

— Что произошло?

— Лорин хочет вернуть вас, — без обиняков ответила Нэнси. — Она посоветовала мне держаться от вас подальше.

Шоун погрустнел.

— У нас с Лорин было большое чувство. Но, кажется, отъезд из Аризоны свел ее с ума.

— Начать все заново на новом месте — это не так-то просто, — заметила Нэнси. — Возможно, вам следует быть помягче с Лорин.

— Возможно, — пожал плечами Шоун. — А что вы теперь собираетесь предпринять, Нэнси?

— Думаю, мне надо бы поговорить о тех картинах с Фелицией Уэйнрайт, — ответила Нэнси.

— Хорошая мысль, — согласился Шоун. — У меня есть в кабинете ее номер телефона.

— Извините, что я опять гоню вас туда, — сказала Нэнси. — Я поднимусь с вами.

Пока они поднимались на второй этаж, Нэнси размышляла о том, что сказала ей Лорин. У старшей официантки теперь, возможно, были две причины желать Шоуну разорения. Первая — месть за то, что он порвал с ней. Но более вероятна, пожалуй, вторая — она хотела, чтобы Шоун все бросил и вернулся с ней в Аризону.

— Вот адрес Джека и номер Фелиции Уэйнрайт, — сказал в кабинете Шоун. — Можете позвонить по этому телефону, только, пожалуйста, не говорите госпоже Уэйнрайт о том, что здесь творится. Я не могу рисковать ее заказом на ужин.

— Хорошо, — согласилась Нэнси. Шоун вышел, и минуту спустя в дверях появилась Бесс.

— Привет, — поздоровалась она. — Я как раз вошла в ресторан, когда вы поднимались по лестнице. Что новенького?

— Много чего, — призналась Нэнси и поведала Бесс обо всем, что случилось.

— Ого! — воскликнула Бесс. — Ты наверняка совсем вымоталась. Это дело с каждой минутой становится все опаснее.

— Знаю, — согласилась Нэнси, набирая номер Фелиции Уэйнрайт. Дворецкий, обменявшись с Нэнси парой фраз, соединил девушку с ее высочеством.

— Алло, — ответила Фелиция Уэйнрайт.

Нэнси быстро сообразила, что говорить. Она сказала, что увидела в ресторане «Аризона-Хаус» произведения Джозефа Спациенте и захотела приобрести его картину. Нэнси спросила, не знает ли Фелиция, где она могла бы побольше разузнать о художнике и его произведениях.

К большому облегчению Нэнси, Фелиция сейчас же загорелась, услышав просьбу девушки. Она воодушевленно продолжила разговор.

— Дорогая моя, у вас изысканный вкус, — похвалила аристократка. — Он гений, правда? У меня как раз случайно оказался подлинник Спациенте, который художник написал совсем недавно. Вы не хотели бы приехать посмотреть?

— Конечно, — подхватила Нэнси, сдерживая свою радость. — А когда мне можно подъехать?

— Минутку, — сказала Фелиция. — Сегодня вечером у меня прием. Вы можете сейчас приехать?

— Я буду у вас через пятнадцать минут, — ответила Нэнси.

— Вам объяснить дорогу? — уточнила Фелиция.

— Да, пожалуйста, — попросила Нэнси, решив, что было бы неразумно признаться, что она точно знает, где живет эта дама.

— Ты едешь в особняк Уэйнрайт! — пронзительно завопила Бесс, когда Нэнси положила трубку. — Прямо не верится! Пожалуйста, позволь мне поехать с тобой. Я непременно должна его посмотреть!

— А разве тебе не надо работать? — смеясь, спросила Нэнси.

Бесс нахмурилась.

— Ах, да… верно.

В этот момент в кабинет вошел Шоун.

— Я еду в поместье Уэйнрайт, — сообщила ему Нэнси. — Я вернусь сразу, как только освобожусь.

— Можно мне поехать с ней? — попросила Бесс. — На улице тепло. Сегодня никто не придет в пальто.

— Ладно, — засмеялся Шоун. — Поезжайте. Но помните: ни слова о том, что здесь происходит. И особенно о порезанных картинах.

Через несколько минут девушки уже ехали в машине к поместью Уэйнрайт. Бесс сжала руку Нэнси, ведущей машину.

— Когда я проснулась сегодня утром, то и предположить не могла, что поеду сюда. Жаль, что не надела платье получше. Я нормально выгляжу?

— Превосходно. Лучше, чем я, — ответила Нэнси. На ней все еще были черные брюки и хлопчатобумажная рубашка официантки.

— Не беспокойся, настоящие богачи всегда одеваются небрежно. Им не нужно ни на кого производить впечатление, — доверительно сказала Бесс. — Можешь сказать, что ты ездила играть в поло. Ты только что спрыгнула со своего чистокровного скакуна и помчалась к ней, дорогуша!

— Хорошая мысль, — смеясь, согласилась Нэнси. Они подъехали к поместью, и Нэнси свернула да длинную подъездную аллею. Неровная лужайка была безукоризненно подстрижена. Фруктовые деревья, покрытые розовыми цветами, красиво выделялись на фоне прямоугольных изгородей и фигурно подстриженных кустов азалий в бело-розовом море цветов.

У дверей девушек встретил высокий и несколько грузный дворецкий. Нэнси представилась, и он проводил девушек из передней в большой зал.

— Потрясающее место, — прошептала Бесс, не сводя глаз с изысканной старинной мебели и потолков в пять метров высотой.

— Я думаю, вот это написал Спациенте, — сказала Нэнси, показав на картину на стене. Картина в позолоченной раме висела особняком как раз над длинным столом вишневого дерева. — Я узнала его манеру письма. Та же самая, что на картинах в ресторане.

— Этот малый идет по проторенной дорожке, тебе не кажется? — нахмурившись, спросила Бесс. — Он все время пишет одно и то же.

Нэнси поняла, что ее подруга имеет в виду. На всех картинах Спациенте были изображены лесные пейзажи. И уже в третий раз Нэнси увидела эту композицию — озеро в лесу. Он уже рисовал его в летний день и весной. И вот опять. На картине, висящей на этой стене, изображено то же самое озеро, окруженное деревьями, но теперь это была осень: листья на деревьях пожелтели и покраснели. Нэнси перевела взгляд в нижний левый угол. Вон то дерево стоит как раз там, откуда из Двух предыдущих картин был вырезан треугольник. Что ж такое особенное в этом фрагменте? Нэнси протянула руку, чтобы потрогать его, но тут же убрала ее, услышав за спиной голос хозяйки.

— Здравствуйте, я — Фелиция Уэйнрайт! — Богатая вдова, казалось, не вошла, а вплыла в зал.

Окинув ее взглядом, Нэнси поняла, что Фелиции было немногим за пятьдесят. Светлые волосы, собранные французским узлом, словно корона, украшали прекрасные черты ее лица и голубые глаза. На ней была прозрачная шелковая блузка, ниспадающая свободными складками, а сверху —. парчовый жилет. Ее элегантный наряд завершали сшитые на заказ светло-коричневые брюки.

Нэнси представила Бесс и представилась сама.

— Вижу, вы уже нашли картину Джозефа, — отметила Фелиция, кивнув на полотно. — Как и Ван Гог, Джозеф обладает способностью наделять свои пейзажи неисчерпаемой энергией природы.

Бесс и Нэнси украдкой обменялись взглядами. Эта картина обращала на себя внимание. Но Нэнси не могла бы с уверенностью сравнить ее с произведением Ван Гога. Но, чтобы не выдать себя, она сделала вид, что картина потрясла ее так же сильно, как Фелицию.

— Выдающееся произведение, — согласилась Нэнси.

— Какой позор, что Джозефа поместили в это ужасное место, — вздохнула Фелиция. — Но я надеюсь, что его скоро освободят условно. Вы знаете, что он раньше был блестящим инженером-электротехником? Такое впечатление, что, чем бы он ни занялся, все несет на себе печать его исключительной одаренности.

— Так почему же он в тюрьме? — прикинувшись непонятливой, спросила Нэнси.

— Его место не там, если вас интересует мое мнение, — воскликнула Фелиция, взмахнув рукой. — Он был в долгах и позволил втянуть себя в ограбление банка. Арестовали только его одного. Но он никому не причинил зла.

— И все же ограбление банка — преступление, — подчеркнула Бесс. Нэнси неодобрительно посмотрела на нее.

— Да-да, конечно, но Джозеф — такая кроткая душа. Едва ли он может представлять угрозу для общества, — настойчиво заявила Фелиция.

— Вы не согласились бы продать мне эту картину? — попросила Нэнси.

— Это произведение — подарок Джозефа, — начала Фелиция. — Но я бы рассталась с ним, если вы действительно заинтересованы купить его.

В это мгновение сзади раздался громкий голос:

— Об этом, моя милая, не может быть и речи!

Нэнси резко повернулась и увидела, что в дверях в надменной позе стоит коренастый пожилой мужчина с растрепанными седыми волосами, в очках в тонкой металлической оправе.

— Эта картина — моя!
 
NancyДата: Среда, 25.01.2012, 08:49 | Сообщение # 9
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
МУТНАЯ ВОДА

— Кто вы и как вы сюда попали? — строго спросила незнакомца Фелиция Уэйнрайт.

— Я — Августе Спациенте, — ответил полный господин, входя в зал.

— Прошу прощения, госпожа Уэйнрайт, — воскликнул дворецкий, вбежав в зал. — Этот… этот человек прорвался, оттолкнув меня.

— Я не нуждаюсь в указаниях прислуги, — заявил незваный гость, подходя к картине. — Мой племянник Джозеф сообщил мне, что его последнее произведение висит в вашем доме, госпожа Уэйнрайт. Я пришел, не теряя ни минуты, чтобы увидеть его, ведь оно, по сути, принадлежит мне.

Нэнси внимательно рассматривала этого человека. Что-то в нем показалось ей странным. Для человека его лет, такого полного и неуклюжего, он двигался необычно живо и энергично. И его волосы были совсем уж белоснежными… Нэнси подумала, не парик ли это.

«Но возможно, он просто подвижный, лысый старичок, который носит парик», — наконец решила Нэнси.

— Мне вызвать полицию? — спросил дворецкий.

— Нет, Конрад, все в порядке, — успокоила его Фелиция, после того как Августе церемонно поцеловал ей руку. — А как вы узнали, что я — Фелиция Уэйнрайт?

— Джозеф много раз рассказывал мне о вашей царственной красоте, — ответил старик.

— Почему бы ему еще немного не преувеличить? — прошептала Бесс, наклонившись к Нэнси.

Спациенте резко обернулся к Бесс. Но тут выражение его лица потеплело.

— Ах! — пробормотал он. — Мне посчастливилось лицезреть трех красавиц в одном зале.

— Это Бесс Марвин и Нэнси Дру, — представила девушек Фелиция. — Так что же вам угодно?

— Кажется, я пришел вовремя, — заявил Спациенте. — Вы как раз собирались продать то, что по праву принадлежит мне.

— Вам? — переспросила Нэнси.

— Вот именно. Мой племянник сказал, что оставил для меня картину у госпожи Уэйнрайт. Он велел мне прийти сюда и забрать ее. Видите ли, у меня в Нью-Йорке картинная галерея. И я могу организовать блестящую выставку картин Джозефа, тем более что его талант вполне этого заслуживает.

— Здесь, вероятно, какое-то недоразумение, — настойчиво возразила Фелиция. — Джозеф преподнес мне эту картину в подарок. И я была готова расстаться с ней только ради того, чтобы стало как можно больше почитателей искусства Джозефа.

— Тем более вам следует отдать картину мне, — заключил старик. — Несмотря на то что семья Спациенте отказалась от Джозефа — они считают, что их опозорили его нелады с законом, — я за него. Я верю, что он гений, а я как раз тот, кто может поддержать его и помочь ему встать на ноги.

Фелиция вздохнула.

— Я как раз собиралась сказать Нэнси, и теперь я говорю вам обоим: я не расстанусь с этой картиной до следующего понедельника. Возможно, вы слышали, что в субботу я провожу аукцион. В этом зале соберутся коллекционеры со всего мира. И я хочу, чтобы они увидели произведения Джозефа. Семь его картин висят в ресторане «Аризона-Хаус», где состоится торжественный обед по случаю аукциона. А затем, когда все придут сюда, они увидят эту, лучшую картину Джозефа. Именно такая выставка ему и нужна. Я не могу сейчас изъять из коллекции эту картину.

Нэнси в душе содрогнулась. Что же будет, когда Фелиция узнает, что остальные картины уничтожены? Ей это будет не слишком приятно, это уж точно.

— Но Джозеф обещал мне эту картину, — возразил Спациенте. — И она нужна мне сейчас.

Нэнси немного прищурилась, глядя на старика. «Действительно ли он хочет повесить картину в своей галерее? Или пытался прибрать ее к рукам по той же причине, что и злоумышленник, изрезавший картины Спациенте в ресторане?»

— Я встречусь с Джозефом в пятницу на занятиях по искусству, — вымолвила Фелиция Уэйнрайт. — И он сам сможет решить судьбу картины. Так ведь будет справедливо?

На лице Спациенте выразилась откровенная досада, но он сдержал свое негодование.

— Как можно не согласиться с такой прекрасной дамой? В интересах справедливости я по-Дожду еще два дня.

— Благодарю вас, господин Спациенте, — ответила Фелиция.

— Не стоит благодарности, — поклонился старик. — Я сам найду выход на улицу. Было приятно познакомиться с вами, сударыни.

Еще раз всем поклонившись, он развернулся и вышел.

— Ну и характер, — возмутилась Бесс, когда он вышел.

— И все же он обаятельный, — задумчиво сказала Фелиция.

Нэнси невольно чувствовала, что Августе Спациенте что-то скрывал. Может, он работал вместе с Джозефом Спациенте? Или он просто мошенник? Возможно, Джозеф Спациенте даже не подозревал о его существовании.

— Джозеф говорил вам когда-нибудь о своем дяде? — спросила Нэнси.

Фелиция отрицательно покачала головой:

— Нет, но Джозеф неразговорчив.

— Шоун рассказывал мне о вашей программе художественного воспитания заключенных, — начала Нэнси. — Как вы считаете, она увенчалась успехом?

— Несомненно, — без колебания ответила Фелиция. — У многих из этих людей нераскрытые таланты. И эта программа дает им возможность конструктивно использовать свою творческую энергию.

— Потрясающая идея, — искренне восхитилась Нэнси.

Глаза Фелиции засияли.

— А вы бы не хотели прийти в пятницу на наши занятия? Это предоставило бы вам возможность познакомиться с Джозефом. И чем покупать уже написанную картину, вы, возможно, могли бы заказать ему новую.

— Это было бы чудесно, — подхватила Нэнси.

Какая удача! У нее было такое чувство, что ключом ко всему, что здесь происходит, был Джозеф Спациенте. И встреча с ним могла бы подсказать ей, какую именно роль он во всем этом играет.

— А вы, Бесс, хотите тоже пойти? — спросила Фелиция.

— Конечно, но мне нужно работать, — ответила Бесс.

Фелиция повернулась к Нэнси.

— Заключенных привозят на автобусе в Общественно-культурный центр Ривер-Хайтса. Они не прибегали к насилию при совершении своих преступлений, но тем не менее их строго охраняют, — сообщила госпожа Уэйнрайт. — Мне нужно будет позвонить и заказать на вас пропуск. Но поскольку сегодня еще только среда, у меня будет два дня на всю эту канцелярскую писанину. Так что, думаю, это не проблема. — Фелиция вырвала листок бумаги из блокнота на столе. — Напишите свое имя, фамилию, адрес и номер страхового полиса.

— А во сколько начинаются занятия? — спросила Нэнси, записывая на листке свои данные.

— Давайте встретимся у входа в Центр в одиннадцать часов, — предложила Фелиция. — А теперь прошу извинить меня. Я пригласила на обед друга.

Фелиция проводила Нэнси и Бесс до дверей.

— До свидания, — попрощалась она, закрывая дверь.

— Какая замечательная дама, — заметила Бесс. — А что ты думаешь о дядюшке Августе?

— В нем определенно есть что-то странное, — ответила Нэнси. — Мне показалось, что я его уже видела.

— Нэн, я думаю, ты бы запомнила, если б уже встречала его, — возразила Бесс. — Он совсем не похож на первого встречного.

— Твоя правда, — хмыкнула Нэнси. — Но быть может, я видела его в программе «Новостей».

— Ну и как, по-твоему, все это стыкуется? — поинтересовалась Бесс.

— Не знаю, — призналась Нэнси. — Но неприятности в ресторане как-то связаны с картинами Джозефа Спациенте. Надеюсь, что моя встреча с ним прольет на это свет.

Бесс посмотрела на часы. Уже полдень.

— Нам лучше поскорее вернуться в ресторан, — заметила она. Нэнси кивнула.

— Интересно, что там сейчас происходит?

Когда Нэнси и Бесс подъехали к «Аризона-Хаус», стоянка перед рестораном была забита машинами. Нэнси припарковал ас ь позади ресторана, и девушки вошли через дверь черного хода.

— Смотри-ка, — Бесс схватила Нэнси за руку, когда они выходили из кухни. — Гарольд Брэккетт опять здесь. Он, как и обещал, дает ресторану еще один шанс.

Нэнси увидела, что в обеденный зал вслед за метрдотелем Ли входит знаменитый критик. В этот момент к ней подошел Шоун.

— Я рад, что вы вернулись как раз вовремя, — сказал он. — Хочу, чтобы вы обслужили Гарольда Брэккетта. Как думаете, справитесь?

— Но я ведь еще ни разу не обслуживала клиентов, — напомнила Нэнси.

— Я знаю, но вы единственная, кому я могу доверять. Если еще что-нибудь случится, мне — конец. Я не могу допустить, чтобы мой ресторан получил плохой отзыв. Я буду подсказывать вам, что делать, и это единственный посетитель, которого вам придется обслужить.

— Я попытаюсь, — задорно сказала Нэнси.

— Что тут у вас происходит? — Лорин остановилась по дороге в комнату отдыха.

— Я даю Нэнси возможность попробовать обслужить клиента. Она примет заказ у Гарольда Брэккетта, — решительно сказал Шоун.

— Не кажется ли тебе, что она несколько неопытна? — заметила Лорин.

— У меня есть на то свои причины, — спокойно возразил Шоун.

— Ты хозяин, — пожала плечами Лорин и пошла дальше.

Обернувшись к Нэнси, шеф-повар положил ей руку на плечо и провел в зал.

— Просто подай ему меню и спроси, не желает ли он выпить для начала.

— Заметано, — кивнула Нэнси, доставая меню из деревянного шкафчика на стене.

Когда Нэнси подошла к столу Гарольда Брэккетта, в его глазах промелькнула догадка.

— Мы с вами где-то встречались? — спросил он ее.

— Я была здесь в тот день, когда вам подали… гм… острую рыбу, — ответила Нэнси, пожалев, что пришлось напомнить ему об этом неприятном случае.

— Ах да… эта рыба… — Брэккетт с иронией улыбнулся. — И что же вы порекомендуете попробовать мне сегодня?

Нэнси предложила ему попробовать горячую лепешку с начинкой из рыбы и крабов, которая так понравилась в прошлый раз ее отцу. Она спросила также, не желает ли он что-нибудь выпить, и знаменитый критик заказал фужер белого вина.

— Лучшее «Шардонэ», которое у вас есть, пожалуйста, — попросил он.

— Сейчас принесу, — ответила Нэнси. Пока Брэккетт изучал меню, Нэнси пошла в буфет за вином.

— Обычно мы продаем это вино только бутылками, — сказал Рой, выстрелив пробкой из бутылки. — Но для Гарольда Брэккетта откроем наше лучшее «Шардонэ» и нальем фужер.

— Спасибо, — поблагодарила Нэнси, приняв из рук бармена маленький поднос, на котором покачивался фужер.

— Тпру! — прикрикнула она на фужер. — А донести вино не так просто, как кажется.

— Держи поднос снизу, а другой рукой придерживай фужер за ножку, — посоветовал Рой, — Через некоторое время научишься носить фужеры одной рукой. Нужно только потренироваться.

Не сводя глаз с фужера, Нэнси медленно пошла в обеденный зал. Краешком глаза она заметила Лорин, которая ловко несла большой поднос, заставленный тарелками с закусками, стаканами, бокалами, и кувшинами с водой. Лорин быстро шла в ее сторону.

Подойдя к столу Брэккетта, Нэнси чуть отошла в сторону, чтобы пропустить Лорин.

— Вот ваше вино, господин Брэккетт… — начала она, осторожно снимая фужер с подноса.

И вдруг, когда Лорин проходила мимо, Нэнси почувствовала, как официантка резко подсекла ее ногой.

У-ух! Нэнси подалась вперед. Словно в замедленной съемке она видела, падая на пол, как вино разливается во все стороны.

В зале ресторана воцарилась тишина, и все взоры устремились на Нэнси.

«Только не это», — подавленно подумала она. И — о чудо! — взглянув на Брэккетта, Нэнси увидела, что на него не попало ни капли вина. В основном вино вылилось на стену.

К удивлению Нэнси, Брэккетт вскочил, чтобы помочь ей подняться. Лорин поставила свой поднос на соседний свободный столик.

— Неловкая и неуклюжая, — уколола она.

Нэнси безмолвно уставилась на нее.

— Дайте этой юной даме воды, — попросил Брэккетт Лорин. Он взял с ее подноса стакан и держал, пока Лорин наполняла его водой. Затем, не выпуская стакан из рук, он отвернулся от Лорин и Нэнси.

— В чем дело? — спросила его Лорин.

— Мне показалось, что я заметил в стакане пылинку, — объяснил Брэккетт, повернувшись к девушкам. — Я хотел получше ее разглядеть.

— Дайте я посмотрю, — попросила Лорин и взяла у него стакан. Она отошла на несколько шагов и подставила стакан под луч света, падающий из застекленного проема в крыше.

— Не вижу здесь никаких пылинок, — пожав плечами, ответила она.

— Возможно, это был просто отблеск, — предположил Брэккетт, протягивая Нэнси стакан с водой.

У Нэнси на лбу вспухала болезненная шишка.

— Спасибо, — сказала она, отпивая воду. — Извините, пожалуйста. Брэккетт хмыкнул.

— Этот ресторан, кажется, действительно средоточие всех бедствий западного полушария. Но я уверен, что вы не виноваты. Скажите, чего мне еще ожидать? Землетрясения? Приливной волны?

Несмотря на свое смущение, Нэнси рассмеялась.

— Единственное бедствие здесь — это ты, — отгрызнулась Лорин. Она свирепо посмотрела на Нэнси, потом взяла свой поднос и ушла.

Брэккетт удивленно поднял брови.

— Это шутка?

— Не совсем, — уточнила Нэнси. — На самом деле она сделала мне подножку.

— Я подозревал, что так оно и было, — посочувствовал Брэккетт. — Но скажите мне, Нэнси Дру, что за бедствие постигло картины, висевшие на этой стене?

Нэнси решила не говорить Брэккетту правду. Ему не надо знать, что ресторан в осаде.

— Шоун решил, что виды юго-западных равнин больше подойдут к общему интерьеру зала, — правдоподобно объяснила она.

— Понятно. А Шоун больше не собирается выставлять картины-подлинники? — поинтересовался Брэккетт.

— Возможно, — ответила Нэнси, припомнив, как Шоун говорил, что Фелиция, вероятно, захочет, чтобы он опять купил у нее картины. — А почему вы спросили?

— Обстановка — часть целостной картины ресторана, — пояснил критик. — В своих очерках я уделяю внимание качеству еды, обслуживанию и интерьеру.

— Но давайте все же вернемся к обслуживанию, — предложила Нэнси. — Вы уже решили, что будете заказывать?

— Я попробую горячую лепешку с рыбой и крабами, как вы предлагали, — ответил Брэккетт. — А начну я, пожалуй, с жареных устриц.

— Я передам ваш заказ и вернусь со вторым фужером вина, — сказала Нэнси, отходя от стола. Она прошла через весь зал на кухню.

— Ну как? — нетерпеливо спросил Шоун.

— Все в порядке, — ответила Нэнси и зачитала шеф-повару заказ Брэккетта. Она решила не говорить ему, что Лорин подставила ей ногу. У него и так было много неприятностей.

Зайдя еще раз в буфет, Нэнси сказала Рою:

— Хорошо, что вы открыли целую бутылку. Мне нужен еще фужер.

— Да, одна из официанток рассказала мне, что случилось, — мягко сказал Рой, наполняя стакан, — Эта Лорин нарочно тебе это подстроила.

— Я думаю, — согласилась Нэнси, взяв у него фужер. Она заметила, как плещется вино и поняла, что ее рука дрожит.

— Эй, девочка, расслабься, — посоветовал Рой, беря фужер назад. — Не расстраивайся из-за того, что случилось.

— Нет, дело не в этом. Мне вдруг ни с того ни с сего стало не по себе, — объяснила Нэнси. Она чувствовала слабость и сухость во рту.

— Ты не ушиблась, когда упала? — спросил Рой.

Дрожь понемногу прошла, и Нэнси почувствовала себя лучше.

— Все пройдет, — сказала она, направляясь с фужером вина обратно в зал.

Нэнси принесла Брэккетту его вино, а затем и жареных устриц, которые ему, кажется, пришлись по вкусу. Когда его обед был готов, она аккуратно поставила все тарелки на поднос.

Но когда она шла по залу, стараясь держать поднос ровно, ее ноги словно налились свинцом. Неожиданно все вокруг нее стало удлиняться и колебаться. Все звуки отдалились и исказились, словно она слышала их, находясь под водой.

И вдруг зал бешено завертелся. Нэнси слышала, как ее поднос звякнул, ударившись об пол. Но затем колеблющиеся очертания предметов растаяли, и все окутала непроницаемая тьма.
 
NancyДата: Среда, 25.01.2012, 08:49 | Сообщение # 10
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ВАЖНЫЕ УЛИКИ

Тик… тик… тик… Нэнси смутно слышала негромкий равномерный стук. Она открыла глаза и увидела перед собой туманное облако. Постепенно облако рассеялось, и Нэнси села, оперевшись на локти.

Она была в больничной палате. Тикал датчик, прикрепленный к женщине, спящей на соседней кровати. Сквозь шторы прорывались золотые лучи заката и полосками ложились на одеяло Нэнси.

В дверях появился Карсон Дру, за ним шел врач в белом халате.

— Как ты себя чувствуешь, Нэн? — спросил отец.

— Не знаю, — заморгала Нэнси. Голова болела, и во всем теле чувствовалась слабость. — А что случилось? — спросила она.

— Вы спали. Вероятно, из-за препарата, который мы обнаружили в вашем организме, — объяснил симпатичньщ темноволосый врач. — Я — доктор Руссо. Ваш отец рассказал мне, какой работой вы занимаетесь, и мы догадались провести исследование крови. Получилась положительная реакция на секонал. Это растворимый в воде барбитурат непродолжительного действия. Вы помните, что вы пили как раз перед тем, как потеряли сознание?

— Я выпила стакан воды, — ответила Нэнси, осторожно прижимая повязку на руке, прикрывавшую место, откуда брали кровь.

— А что-нибудь до этого? — спросил доктор Руссо.

Нэнси покачала головой.

— Только стакан сока за завтраком около десяти часов утра.

— Тогда это было в воде, — решил доктор Руссо. — А где вы ее взяли?

— Из кувшина с водой в ресторане, — ответила Нэнси.

— Ты знаешь, кто подмешал препарат? — спросил отец.

Нэнси на минуту задумалась. Когда она пила воду, рядом были Брэккетт и Лорин. Но с чего бы Брэккетту травить ее? Должно быть, это сделала Лорин. Если, конечно, препарат не был в кувшине с водой и не предназначался одному из посетителей — еще одна диверсия. И возможно, он предназначался даже самому Брэккетту. По крайней мере именно он был выбран целью предыдущей неприятности.

— Я не уверена в том, что знаю, кто это сделал, — наконец произнесла Нэнси.

— Кем бы он ни был, он не хотел вывести вас из строя надолго, — заметил врач. — Секонал — быстродействующий препарат, но его действие непродолжительно. Вероятно, вас, скорее, хотели попугать, нежели причинить вам вред. Вы скоро совсем поправитесь. Я выпишу вас из больницы, но хочу, чтобы вы отправились прямо домой и легли в постель.

— Спасибо за все, доктор, — Карсон поблагодарил доктора Руссо и пожал ему руку.

Когда врач вышел из палаты, отец Нэнси сел на край ее кровати.

— Что я должен сказать, чтобы убедить тебя бросить это дело? — спросил он.

Нэнси наклонилась вперед, и ее светлые, с рыжеватым отливом волосы рассыпались по плечам.

— Не надо об этом, папа.

— Этого я и боялся, — признался он, обняв ее за талию и помогая подняться с больничной койки. — Поедем домой.

В ту ночь Нэнси забылась тревожным мрачным сном без сновидений. Она проснулась в четверг утром. Руки и ноги были словно резиновые, но ей удалось отдохнуть и набраться сил. Мысль о том, что придется провести целый день в постели, совершенно лишила ее покоя. К тому же у нее оставалось только два дня до знаменательного приема в ресторане Шоуна в субботу. Она должна к субботе докопаться до истины!

Приняв душ и одевшись, Нэнси спустилась вниз. Отец уже уехал на работу. Она как раз заканчивала завтрак, когда в дверь зазвонил звонок. Пришла Бесс.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила она, войдя в прихожую.

— Спасибо, лучше, — ответила Нэнси, закрывая дверь. — Кто-то подмешал мне в воду наркотический препарат.

— Я знаю, — сказала Бесс. — Твой папа мне все рассказал, когда я звонила тебе вчера вечером. — Она нахмурилась. — Держу пари, это сделала Лорин. Ах, Нэнси, это дело становится слишком опасным.

— А что было после того, как я потеряла сознание? — поинтересовалась Нэнси.

Бесс округлила глаза.

— Был сумасшедший дом. Я вызвала «скорую помощь» и потом сразу позвонила твоему папе. И во время всего этого Шоун и Лорин ужасно поссорились. Одна из официанток, по-моему это была Анна-Мария, видела, как Лорин подставила тебе ножку, и сказала об этом Шоуну. Он был вне себя от гнева. И на самом деле выгнал Лорин с работы.

— Ничего себе, — произнесла Нэнси, качая головой. — А Джек явился на работу?

— Нет. Так и не пришел.

Нэнси забралась с ногами на диван в гостиной, и Бесс уселась рядом с ней.

— А что Брэккетт? — спросила Нэнси.

— Он выскочил из ресторана, бормоча что-то о невероятной неумелости, — ответила Бесс. — И никто не знает, вернется он когда-нибудь или нет.

— Шоун, должно быть, рвет на себе волосы, — посочувствовала Нэнси.

Бесс порылась в своем кошельке и достала маленькую карточку, на которой был записан чей-то адрес.

— Я сама произвела небольшое расследование, — сообщила она, протянув карточку Нэнси. — Я стянула его из картотеки Шоуна.

Это был адрес Лорин. Нэнси вспомнила, что этот многоквартирный дом находится в деловой части Ривер-Хайтса.

— Я подумала, что он, возможно, тебе понадобится, — добавила Бесс.

— Спасибо, — поблагодарила Нэнси, осторожно сгибая пальцами карточку. — Мне нужно еще раз проверить ее, особенно потому, что именно она, возможно, и подсыпала мне в стакан тот наркотический препарат.

Нэнси встала и потянулась.

— Но сначала мне надо перечитать недавнюю историю Ривер-Хайтса.

— Но зачем? — удивилась Бесс.

— Потому что, откровенно говоря, я зашла в тупик, — призналась Нэнси. — У меня полно кусочков, но мозаика не складывается. Джек не вернулся в ресторан, и все же кто-то отравил меня. Поэтому можно сделать вьгоод, что он работает не один. Возможно, он в сговоре с Лорин. Но тогда кто же был тот второй мужчина, который на моих глазах кромсал картины? И какое отношение ко всему этому имеют Фелиция, картины и Джозеф Спациенте? Я не могу установить связь. Я хочу просмотреть подшивку газет и поподробнее узнать о Фелиции Уэйнрайт и ее благотворительных мероприятиях.

Когда девушки приехали в публичную библиотеку Ривер-Хайтса, они прошли прямо в зал периодической печати. Нэнси заказала подшивки и микрофильмы некоторых городских газет. Затем она села на удобный стул и принялась разбирать их.

Бесс сняла со стеллажа два журнала по кулинарии и три журнала мод.

— А это моя исследовательская работа, — пояснила она, и у нее на губах лопнул пузырь жевательной резинки.

Нэнси нашла несколько статей, которые заинтересовали ее. В заметке о приобретении Фелицией Уэйнрайт рубина «Глаз дракона» говорилось, что Фелиция, близкий друг актера Гэри Пауэлла, без лишнего шума приобрела у него этот огромный драгоценный камень. Далее в ней утверждалось, что «Глаз дракона» — самый крупный рубин в мире. У этого драгоценного камня была интересная история. Он являлся собственностью нескольких китайских императоров, но позже, в период политических беспорядков, его незаконно вывезли из страны.

Бегло просмотрев газеты, Нэнси наткнулась на статью, напечатанную через шесть месяцев после первой. В ней Фелиция извещала о своем намерении продать рубин.

«Столько всего можно сделать на эти деньги, — заявила она в своем интервью корреспонденту газеты, — что мне кажется нелепым замуровывать его в склепе. Но поскольку деньги пойдут на благотворительные мероприятия, я остановлюсь на самой высокой цене. Это будет событием международного значения. Рубин привлечет заинтересованных людей со всего мира».

Пролистывая страницы, Нэнси обратила внимание на статью, посвященную открытию «Аризона-Хаус». На фотографии Шоун и Лорин стояли у входа в ресторан, держась за руки. Они с нежностью смотрели друг на друга и, казалось, очень любили друг друга.

Просматривая номер за предыдущую неделю, Нэнси заметила еще одну заметку о Фелиции Уэйнрайт. В ней рассказывалось о том, как кто-то пытался вывести из строя систему сигнализации госпожи Уэйнрайт, выключив ненадолго свет и отключив сигнализацию. Немедленно был вызван охранник, чей телефон напрямую подключен к системе, но в доме никого из посторонних не обнаружили и ничего не пропало. «Вне всякого сомнения, эта система эффективна на все сто процентов», — приводила газета высказывание начальника охраны.

Нэнси отложила газеты и прошла к проектору. На микрофильм было записано много старых номеров газеты «Ривер-Хайтс Ревью». Зарядив кассету, она начала просматривать газетные статьи.

Нэнси остановилась, когда промелькнуло знакомое имя — Джозеф Спациенте. Это тля было напечатано под фотографией человека с сердитым взглядом темных глаз и заостренными чертами лица, кожа которого была слегка тронута оспой. В статье сообщалось, что был задержан только один из взломщиков, пытавшихся ночью ограбить местное отделение банка. Он держал открытой дверь фургона для других преступников и был ранен в ногу. Спациенте упал на землю, а фургон на полной скорости укатил без него.

В статье далее говорилось, что власти до сих пор не могут понять, как грабители умудрились устроить короткое замыкание. Сигнализация не сработала, и им удалось открыть сложные замки с секретом. Если бы проезжавший мимо полицейский патруль не обратил внимание на необычную для этого часа ночи активность позади банка, воры скрылись бы, совершив идеальное преступление. Как выяснилось, Спациенте держал чемодан с деньгами, который упал вместе с ним, когда грабитель был ранен.

Прочитав статью, Нэнси вынула кассету и сдала все обратно библиотекарю.

— Ты идешь? — спросила она Бесс, поглощенную чтением журнала «Фаин Фудз».

— Посмотри, что я нашла, — отозвалась Бесс и показала Нэнси статью в журнале. — Это обозрение Гарольда Брэккетта. «Лучшая летняя пища», — прочла она вслух название статьи. — «Когда мне было десять лет, брат взял меня с собой на парашютную вышку на остров Кони-Айленд. Затем… — Нэнси продолжала читать дальше, — …мы ели сосиски с горчицей и кислой капустой. Многие годы эти сосиски были для меня воплощением всего самого чудесного, что связано с летом. Но с течением времени я развил и усовершенствовал свой вкус…»

Нэнси перестала читать и задумчиво уставилась в пустоту.

— Что такое, Нэн? — спросила ее Бесс.

— Ничего, — ответила Нэнси. — Я просто подумала… Тому Гарольду Брэккетту, которого мы видели в ресторане, лет тридцать с небольшим. Он слишком молод, чтобы успеть побывать в десять лет на парашютной вышке. Этот аттракцион закрыли задолго до того, как этому Брэккетту исполнилось десять лет.

— Но, может быть, он просто все выдумал, потому что это было красивое вступление, — предположила Бесс.

— М-м-м, — размышляла Нэнси. — Может, и так. Или же тот парень, которого мы знаем, вовсе не Гарольд Брэккетт. — Нэнси вернула журнал Бесс. — Идем. Я хочу последить немного за квартирой Лорин. Она живет недалеко отсюда. Мы можем поговорить с ее соседями и узнать, приходил ли к ней Джек. А если она дома, я хочу поговорить прямо с ней.

Через десять минут Нэнси и Бесс подъехали к многоэтажному дому. Они позвонили в квартиру Лорин, но по переговорному устройству на звонок никто не отозвался.

— Прекрасно, — кивнула Нэнси и пригласила жестом Бесс войти в подъезд. — Ее нет дома.

— А что именно мы попытаемся сделать? — спросила Бесс, когда они поднимались в лифте на одиннадцатый этаж.

— Я попробую поговорить с кем-нибудь из соседей Лорин, — пояснила Нэнси. — Может, мне удастся что-то узнать таким способом. Скажу, что я ее двоюродная сестра и разыскиваю ее.

Лифт остановился на одиннадцатом этаже, и девушки вышли на площадку. Вдруг Бесс попятилась обратно в лифт и потянула за собой Нэнси.

— В чем дело? — удивилась Нэнси.

— Квартира НС. Это квартира Лорин, но входная дверь открыта, — прошептала Бесс.

Нэнси придерживала дверь лифта, чтобы он не закрылся, пока она обдумывала свой следующий шаг.

— Давай пойдем проверим. Если она дома, я придумаю, как объяснить, почему мы здесь. Скажу, что хочу помириться и подружиться с ней или что-нибудь в этом роде.

— Ах, уверена, что она будет в восторге, — сказала Бесс, неохотно следуя за Нэнси. Нэнси осторожно открыла дверь.

— Здравствуйте! — громко сказала она.

Бесс выглянула из-за спины Нэнси, и у нее перехватило дыхание. В квартире был мужчина! Он выходил из какой-то двери в узкую прихожую. На нем был рабочий комбинезон, а в руке он держал ящик с инструментами.

— Простите, что напугал вас, — извинился он перед подругами. — Вашу раковину я починил. Я отдам запасной ключ вахтеру на выходе.

— Чудесно. Большое спасибо, — поблагодарила слесаря Нэнси, закрывая за ним дверь.

— Какое везение, — отметила Бесс.

— И не говори, — согласилась Нэнси. — Бесс, ты будешь наблюдать за коридором через замочную скважину. Я хочу здесь немного поработать.

У Лорин была небольшая, но чисто прибранная квартира. На одном из столиков Нэнси обнаружила стопку неразобранных писем. Наверху был открытый конверт со счетом за телефон. Междугородные переговоры Лорин составили в сумме больше ста долларов. В основном она звонила в Аризону.

Затем Нэнси прослушала пленку автоответчика Лорин. На ней были записаны два звонка. Сначала звонила ее мать. Второй звонок был примечательнее: «Лорин, говорит Эдвард из ресторана „Сен-Тропез“. Позвоните мне, пожалуйста».

Нэнси нажала кнопку «сохранить», и пленка автоответчика перемоталась назад. Теперь Лорин никогда не узнает, что кто-то еще слышал записи этих звонков.

Присев на подлокотник большого бежевого кресла, Нэнси задумалась об этой последней улике. Помогала ли Лорин «Сен-Тропезу» устранить конкурента — «Аризона-Хаус»? Может, она делала это, чтобы отомстить Шоуну за то, что он расторг их помолвку? Или из-за денег? А может, она просто подыскивала новое место работы? И как в это уравнение вписываются картины? Похоже, что никак. По крайней мере пока.

— Нэнси! Лорин идет! — поспешно прошептала Бесс.

Нэнси вскочила на ноги и огляделась.

— На пожарную лестницу! — приказала она Бесс. — Скорее!

Девушки открыли окно, рядом с которым была пожарная лестница, и выскользнули из квартиры.

— Спускайся вниз, — торопила Нэнси подругу. Бесс застонала:

— Мне страшно, и я начинаю нервничать.

— Бесс, просто спустись на этаж ниже, чтобы она не заметила нас, — попросила Нэнси.

Бросив робкий взгляд через плечо, Бесс начала спускаться по металлической лестнице. Нэнси уже собралась было последовать за ней, как в комнату вошла Лорин. Нэнси прильнула к кирпичной стене здания. Подождав немного, она заглянула в окно и успела заметить только вторую ногу Лорин, вошедшей в ванную. Нэнси поспешно спустилась по лестнице и встретилась с Бесс на следующей лестничной площадке.

— Отсюда до первого этажа путь неблизкий, — взволнованно сказала Бесс.

— Держись крепче и не останавливайся, — посоветовала Нэнси.

Прошло довольно много времени, прежде чем Бесс и Нэнси спустились на нижнюю лестничную площадку.

— И как это я позволила тебе втянуть меня во все это? — возмутилась Бесс, вися на нижней ступеньке пожарной лестницы.

Нэнси уже спрыгнула на землю. Она выдвинула самый нижний отсек лестницы, чтобы Бесс смогла спуститься прямо на тротуар.

— Вот видишь? Было не так уж плохо, — воскликнула Нэнси, отряхиваясь, когда они вернулись к ее машине.

— Конечно. Ну что такое одиннадцать этажей неподдельного ужаса? Пустяк! — сухо заметила Бесс.

Высадив Бесс у ее дома, Нэнси поехала к себе. На этот раз ее обрадовало то, что на подъездной аллее не было машины отца. Едва ли он был бы в восторге, узнав о том, что Нэнси не провела весь этот день в постели, как советовал врач.

Открыв входную дверь, Нэнси сразу увидела на ковре в прихожей длинный белый конверт. Похоже, кто-то подсунул его в щель под дверью.

Нэнси подняла конверт и вскрыла его. Записка была короткой и содержательной: «Брось это дело, Нэнси Дру, — пока не поздно».
 
NancyДата: Среда, 25.01.2012, 08:49 | Сообщение # 11
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ОТНОСИТЕЛЬНАЯ ОПАСНОСТЬ

Целый час после этого Нэнси читала и перечитывала записку. Она не стала показывать ее отцу, когда он вернулся домой, решив, что он и так уже достаточно поволновался из-за нее.

Хотя слова были написаны печатными буквами некоторые буквы выдавали почерк. Примечательной была буква «е», она сильно наклонялась назад и походила на оборотное «э». Уголки «л» в третьем слове также были заострены. Записку написали на листе плотной бумаги хорошего качества. По неровному верхнему краю Нэнси догадалась, что листок вырвали из блокнота. Девушка пыталась понять, кто же написал это послание: мужчина или женщина, но по печатным буквам определить это было слишком сложно.

Нэнси вздохнула. Ее запугивали и раньше, когда она вела другие дела. Но сейчас она знала, что этот человек отнюдь не шутит. Как далеко сможет зайти он или она?

На следующее утро Нэнси надела на себя черные брюки и нежно-голубую шелковую блузку. Волосы она закрепила сзади синей заколкой. Позавтракав, она поехала в Культурно-общественный центр Ривер-Хайтса. У дверей ее уже ждала Фелиция Уэйнрайт.

— Вот ваш пропуск, — Фелиция протянула Нэнси большую белую карточку. — Занятия проходят в зале чуть дальше по этому коридору.

— Вам нравится преподавать? — поинтересовалась Нэнси, когда они шли по длинному гулкому коридору.

— Да, конечно. В основном я просто поощряю и поддерживаю своих учеников. Но я несколько лет изучала живопись в Риме, так что вполне могу объяснить им несколько основных моментов и принципов.

Они остановились перед дверью, возле которой стояли два охранника в форме.

— Она со мной, — сказала им Фелиция, а Нэнси показала свой пропуск.

В хорошо освещенном зале с высоким потолком десять человек в серых комбинезонах внимательно работали у холстов, стоящих на мольбертах. В каждом углу зала стоял охранник в форме. Когда Фелиция с Нэнси вошли в зал, заключенные оторвались от своих полотен. Взяв Нэнси за руку, Фелиция подвела ее к невысокому темноволосому мужчине, писавшему красками. Нэнси сразу узнала Джозефа Спациенте по фотографии в газете.

— Джозеф, познакомься, это Нэнси Дру, большая поклонница твоего искусства. Возможно, она захочет заказать тебе картину, — сообщила Фелиция.

Спациенте взглянул на Нэнси и снова занялся своей работой.

— Я не работаю на заказ, — пробормотал 0н, обмакнув кисть в краску на палитре.

Набросок картины, над которой работал Спациенте, уже был сделан на холсте карандашом. Нэнси отметила, что это был тот же пейзаж, что и на тех трех полотнах, которые она уже видела, — озеро, окруженное деревьями. Набросок был сделан легкими штрихами, детали почти непроработаны, кроме дерева в нижнем левом углу. Каждый миллиметр его коры был выписан карандашом с величайшей тщательностью. — Этот пейзаж с озером, кажется, пленил вас, — вежливо обратилась к нему Нэнси.

— М-м-м-ф, — проворчал он в ответ. Решительным движением кисти он покрыл карандашные наброски на стволе дерева длинным мазком коричневой краски.

— Когда вы напишете этот зимний пейзаж, серия будет завершена, — заметила Фелиция. — Весна и лето выставлены в ресторане «Аризона-Хаус», осень — у меня. А где мы повесим зиму?

В глазах Спациенте, не выражавших ничего, кроме откровенной скуки, зажглись искры интереса.

— А разве мой дядя Августе не связался с вами?

— Я как раз собиралась сказать об этом, — немного взволнованно ответила Фелиция. — Он говорит, что вы обещали ему ту картину, которую подарили мне.

— Я нарисую вам другую, — угрюмо сказал Спациенте. — Отдайте ему ту картину. И я хочу, чтобы он получил и эту картину тоже.

Губы Фелиции дрогнули. Этот подарок, несомненно, был дорог ей.

— Но, Джозеф, — возразила она, — не может ли твой дядя подождать, пока закончится мой аукцион? Твое произведение увидят многие важные люди и…

— Я хочу, чтобы картины отдали Августе! — вспыхнул Спациенте. Он вскочил со стула, покраснев от ярости.

Испугавшись, Фелиция неловко попятилась и опрокинула маленький столик, на котором Спациенте разложил книги по искусству и наброски.

В одно мгновение два охранника оказались около Спациенте. Они схватили его за руки и молча вывели из зала.

Фелиция побледнела.

— О Боже! Это ужасно. Начальник тюрьмы очень строг в отношении дисциплины и безопасности. Джозефа могут отстранить от занятий.

— Но это не ваша вина, — робко вставила Нэнси.

— Моя, — возразила Фелиция. — У Джозефа артистический темперамент. Мне не следовало раздражать его. Обычно он такой тихий. Мне надо объяснить все охранникам, — заторопилась она и выбежала из зала.

Воцарилась неловкая тишина. Все заключенные смотрели на Нэнси.

— Займитесь работой! — прикрикнул на них охранник.

Нэнси поправила опрокинутый столик и наклонилась, чтобы собрать с пола книги и рисунки. Теперь, когда она познакомилась со Спациенте, она поняла, что он совсем не был кроткой овечкой, как считала Фелиция. И для него, видимо, было очень важно, где именно находятся его картины. Нэнси задумалась: а не были ли его картины как-то связаны с неудавшимся ограблением банка или даже с продажей с аукциона рубина «Глаз дракона»?

И вдруг Нэнси вспомнила, что было написано о Спациенте в той газетной статье. Его шайка вывела из строя усовершенствованную систему сигнализации. В доме Фелиции тоже была установлена сложная система. Есть ли здесь какая-то связь?

Нэнси подняла с пола тяжелую книгу по живописи, и из-под ее обложки выскользнули два листочка бумаги. Склонившись над ними, Нэнси внимательно их осмотрела. На одном листке был рисунок — несколько линий сначала шли прямо, а потом поворачивали зигзагами через неравные промежутки. Мелким убористым почерком Спациенте надписал рисунок: «Последняя четверть, зима».

На другом листке была записка:

«Джо. Почему так долго? Нужна твоя последняя работа. Где она будет? Все готово. Ты не пожалеешь. Твой любящий дядя».

Несомненно, это дядюшка Августе. Нэнси не отрывала взгляд от записки. И вдруг кровь застыла У нее в жилах. Буквы «е» наклонялись назад, напоминая оборотное «э». Уголки «л» были заострены.

Записку с угрозами подбросил ей дядюшка Августе!

Нэнси перевернула листок. Это письмо даже было написано на той же самой плотной мелкозернистой бумаге высшего сорта.

Но к чему дядюшке Августе запугивать ее? И откуда же он узнал, что она имеет отношение к делу «Аризона-Хаус»? Может, это он изрезал картины? Нет. Тот был не толстый. Что же все это значат?

В этот момент в зал вернулись Фелиция и Джозеф. Нэнси быстро засунула листки в книгу и положила ее на столик.

— Все в порядке? — спросила она, поднимаясь.

— Да. Я объяснила, что это целиком моя вина, — поспешно ответила Фелиция. — Вы совершенно правы, Джозеф. Вы должны поступать по своему усмотрению с вашими собственными картинами. Я отдам вашему дяде осенний пейзаж и прослежу, чтобы он получил и зимний, как только тот будет завершен.

— Я завершу его к концу занятий, — заявил Спациенте.

— Так скоро? — удивилась Фелиция. Спациенте фыркнул:

— Я уже не один раз его рисовал. — Он нахмурился, посмотрев на Нэнси. — И уберите ее ®т меня, ладно? Я не могу работать, когда она стоит у меня над душой и дышит мне в затылок.

Фелиция посмотрела на Нэнси.

— Конечно, — поспешно сказала девушка. Она уже достаточно увидела.

Нэнси спустилась по широким ступенькам Культурного центра и села в машину. Через несколько минут она остановилась у телефонной будки и позвонила Шоуну в «Аризона-Хаус». Шоун сказал ей, что Джек не появлялся и до него невозможно дозвониться. И Нэнси решила отправиться к Джеку домой. В ее сумочке был его адрес.

Вскоре Нэнси въехала в жилую часть города. Улицы, по которым она проезжала мимо скромных домиков с небольшими палисадниками, были пустынными и тихими. Она оставила машину на обочине напротив дома, где жил Джек. Это был одноэтажный опрятный домик с синей пристройкой. Нэнси прошла по дорожке и позвонила в дверь. Она решила встретиться с Джеком лицом к лицу. Ей хотелось выяснить, что Джек имел против Шоуна. И еще надо было узнать, был ли у Джека сообщник. С кем он работал? С Лорин? С дядюшкой Августе? С таинственным злоумышленником? Или с ними всеми?

Подождав немного, Нэнси заметила, что на подъездной аллее нет машины. И никто не открыл дверь. Обогнув дом, Нэнси подошла к заднему крыльцу и заглянула в окно кухни. Никого. Окно рядом с дверью было немного приоткрыто. Бродить вокруг дома в ожидании Джека не имело смысла. К тому же это была подходящая возможность, чтобы провести небольшое расследование на свой страх и риск.

Ей не составило труда приподнять раму, дотянуться и открыть дверь черного хода. В следующее мгновение она уже стояла в крошечной кухне Джека.

Смежная комната была столовой. Стены украшали старые фотографии: старый ресторан «У Жака», фотографии Джека в момент получения премий за кулинарное искусство, а также фотографии Джека с политическими деятелями, спортсменами и другими известными людьми с автографами этих знаменитостей. Ресторан, очевидно, за центральное место в жизни Джека.

Рассматривая фотография, Нэнси услышала на заднем крыльце и вздрогнула от неожиданности. Она повернулась на каблуках и увидела, в дом входит Джек.

— Вы! — воскликнул он, вбегая в комнату. Что вы здесь делаете?

— Ищу вас, — дерзко ответила Нэнси. — Мне нужно задать вам несколько вопросов.

Джек подбежал к телефону, висевшему на стене кухни.

— Я вызываю полицию, — пригрозил он.

— Прекрасно! — не испугалась Нэнси. — Вы сможете рассказать им, почему пытались сжечь дотла «Аризона-Хаус». Вы облили скатерти водкой, а потом бросили спичку. Но это был не только поджог. Это было покушение на убийство. Бесс и я были заперты в кухне ресторана.

Джек застыл на месте.

— Нет, — ужаснулся он. — Никакого убийства. Я никому не хотел причинить вреда. — Он бросил трубку телефона и тяжело опустился в кресло. — Я только хотел, чтобы кухня закоптилась и ресторан закрылся на ремонт. У меня и в мыслях не было, чтобы кто-нибудь пострадал. Как вы думаете, почему я выпустил вас из холодильника? Я — не жестокий человек. Я просто хотел вернуть свой ресторан. У этого мальчишки нет прав на это дело.

— Что вы имеете в виду? — уточнила Нэнси.

— Его отец был вором! — воскликнул Джек, сердито ударив кулаком по ручке кресла. — Он вел счета, а я управлял рестораном и готовил. Но когда он умер, мне пришлось самому заняться счетами. Вот тогда-то я и узнал, что там творилось. Он обкрадывал меня! Тысячи и тысячи долларов были переведены на счет компании «Напитки Эй-Би-Си». Но такой компании не существовало! Это был его собственный счет! Той части ресторана, которую унаследовал Шоун Морган, не хватило бы даже на первый взнос, чтобы возместить все те деньги, которые украл его отец. Он вычерпал все резервы. С той жалкой суммой, что осталась, я не мог как следует вести дела. Все мои кредиторы хотели, чтоб оплатили их счета, но их нечем было оплачивать.

— Вы говорили об этом Шоуну? — спросила Нэнси.

Джек презрительно махнул рукой.

— Эх! Ну и что бы из этого вышло? Яблоко от яблони недалеко падает. Нет. Я хотел только вернуть свой ресторан.

— Итак, вы решили выжить Шоуна из ресторана, — подытожила Нэнси. — А что вы собирались делать потом?

— Выкупить у него ресторан назад, конечно, — ответил Джек. — Недавно я унаследовал небольшое состояние. Его недостаточно, чтобы открыть новый ресторан. Но этих денег хватит, чтобы купить убыточный ресторан и вернуть ему прежнюю славу. Я бы переманил к себе всех клиентов «Сен-Тропеза».

«Сен-Тропез», — вспомнила Нэнси запись на пленке в квартире Лорин. Из слов Джека Нэнси сделала вывод, что он конкурирует не с Шоуном.

— С вами еще кто-то работает? — спросила Нэнси.

Джек явно удивился.

— Нет.

— Вы лжете, — вызывающе сказала Нэнси. — Кто изрезал картины в ресторане?

— Картины? — смущенно повторил Джек. — Я не трогал никаких картин.

— И Лорин вам тоже помогает, да? — поднажала на него Нэнси. — Это она хотела отравить меня.

— Лорин хотела отравить вас? — недоверчиво переспросил Джек.

Нэнси разочаровывалась все больше.

— Джек! Признайтесь, кто работает на вас. Я точно знаю, что ваш сообщник — Августе Спациенте.

— Я понятия не имею, о чем вы говорите, — настаивал на своем Джек. И что-то в его тоне подсказывало ей, что он говорит правду. — Барышня, я в ответе за несколько неприятных происшествий в ресторане: возаби, водопровод, пожар, мыши, книга заказов. Но я не резал никаких картин, не знаю никакого Августе и не имею ничего общего с отравлениями. Я не приходил в ресторан с той самой ночи, когда вы погнались за мной из кухни.

— А почему? — спросила Нэнси. Джек пожал плечами.

— А зачем? Я понял, что вы разоблачили меня. И думал, что мне пришел конец. Я ждал, что за мной вот-вот приедет полиция.

— Шоун не сдал вас, — сказала Нэнси.

— Хм-м-м, — хмыкнул Джек, скрестив руки на груди. — А почему?

— Потому что не мог поверить, что вы действительно способны на такое. И потому, что он вас любит, — объяснила Нэнси.

— Наверно, я недооценил его, — признался Джек.

— Похоже, что он вас тоже недооценил, — заметила Нэнси. — Шоун думал, что вы на его стороне.

На лице Джека появилось такое выражение, что Нэнси поняла: ее слова задели его за живое.

— Я провожу вас до дверей, — предложил он.

— Спасибо, я сама найду выход, — ответила Нэнси и, пройдя мимо него, вышла через кухонную дверь.

Нэнси поехала прямо в «Аризона-Хаус». Ей нужно было поговорить с Шоуном. Возможно, вдвоем они смогут разгадать эту загадку.

Когда Нэнси приехала в ресторан, обеденная смена заканчивала работу.

— Привет, — поздоровался с ней Ли в фойе. — Как ты себя чувствуешь?

— Намного лучше, — ответила она. — Шоун здесь?

— Наверху, — сообщил Ли. Нэнси застала Шоуна в его кабинете. Он внимательно изучал счета.

— Плохие новости? — спросила она, заметив мрачное выражение его лица.

— Очень плохие, — подтвердил он. — Мне как-то надо продержаться до конца завтрашнего приема госпожи Уэйнрайт. Как только она заплатит мне, я смогу оплатить хоть часть этого долга, который просто душит меня.

Нэнси не успела ответить ему, как Шоун вскочил на ноги.

— Ах, здравствуйте, — приветствовал он кого-то позади Нэнси.

Нэнси обернулась и увидела, что в дверях кабинета стоит Фелиция Уэйнрайт. Ее лицо выражало глубокие душевные переживания.

— Господин Морган! — обратилась она. — Завтрашний ужин отменяется!
 
NancyДата: Среда, 25.01.2012, 08:50 | Сообщение # 12
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ИЗМЕНЕНИЕ ПЛАНА

И тут Фелиция заметила Нэнси.

— Ах, здравствуйте, Нэнси. Что вы здесь делаете?

— Заказывает праздничный ужин по случаю своей помолвки, — ответил Шоун, не дав Нэнси произнести ни слова. — Конечно, Нэнси. Мы сможем разместить двести человек.

Нэнси не стала ему возражать. Шоун, очевидно, пытался выглядеть уверенным, невзирая на этот новый удар, постигший его.

— Да, госпожа Уэйнрайт, и чем же вызвана эта внезапная отмена? — поинтересовался Шоун.

— До меня дошли весьма неприятные известия о вашем ресторане, господин Морган. Моя подруга, доктор Элизабет Хорделл, рассказала мне, что во вторник одному посетителю подали слишком острую рыбу. И еще я прочла в газете, что недавно сюда вызывали пожарных. Мне искренне жаль, но…

— В нашей электросети была небольшая неисправность, — нашелся Шоун. — Это вызвало небольшое возгорание, но все исправили. А рыба… да, это было неприятно. Посетитель так заказал ее. Он вообразил, что может есть самую острую пищу. Боюсь, что он получил жестокий урок, — быстро проговорил Шоун.

Нэнси показалось, что он очень нервничает, но Фелицию, видимо, удовлетворило его объяснение. Она вздохнула немного свободнее.

— А что случилось с моими картинами?

— С картинами… — замялся Шоун. — Ах да, я отдал их в мастерскую, чтоб их вставили в рамы. Плакаты, которые вы видели в зале, висят там временно, пока я не забрал назад произведения Спациенте.

Фелиция колебалась.

— Полагаю, вы дали исчерпывающие объяснения, но все же…

— У меня появилась потрясающая идея, — прервал ее Шоун. — Почему бы не перенести этот торжественный ужин в ваш дом? Мы сможем установить навесы и накрыть столики у вас на лужайке. Я тщательно за всем прослежу.

— Это было бы удобно, — медленно произнесла Фелиция. — И, полагаю, было бы трудно снять другое помещение, когда осталось так мало времени.

— Я знал, что вам понравится эта идея, — воскликнул Шоун, одарив Фелицию ослепительной улыбкой. — Мы все установим и будем готовы завтра к семи часам вечера.

— Аукцион начинается в девять, — напомнила ему Фелиция. — Отсрочки быть не может. Сотрудники моей охраны закроют все входы и ровно в девять спустят рубин вниз.

— Все будет точно, как часы, — заверил ее Шоун.

— Надеюсь, — вздохнула Фелиция. — Но я все же очень хочу, чтобы все увидели произведения Джозефа. Вы позволите мне на время взять картины из ресторана? Всего на один вечер?

— Ах, госпожа Уэйнрайт, извините, — воскликнул Шоун. — Я отослал картины одному замечательному мастеру в Чикаго. А его мастерская в выходные закрыта.

— Вы отослали все семь? — Фелиция нахмурилась, увидев, что Шоун кивнул. — Ладно, у меня дома есть две картины, — сообщила она. — Джозеф дал мне зимний пейзаж, он закончил его сегодня утром.

— А Августе Спациенте их еще у вас не просил? — поинтересовалась Нэнси. Фелиция расправила плечи.

— Собственно говоря, он уже поджидал меня около дома, когда я возвратилась из Культурного центра. Но я отказалась отдать ему картины.

— А мне казалось, что вы согласились отдать их ему, — заметила Нэнси. Фелиция смутилась.

— Увы, я передумала. Этот человек вполне может подождать двенадцать часов. А для Джозефа это будет большая победа. Он поддался давлению своего дяди и согласился отдать ему картины, не зная того, что в самом ближайшем будущем их увидят настоящие ценители живописи.

— Джозеф Спациенте не похож на человека, на которого легко можно надавить, — скептически обронила Нэнси.

— Этот Августе может надавить на кого угодно, — возразила Фелиция. — Сегодня он был гораздо менее обаятелен. Терпеть не могу настырных людей.

— Да, я понимаю, что вы имеете в виду, — подхватил Шоун. Фелиция кивнула.

— Представляете, Августе хотел прийти на званый ужин, чтобы следить за своими картинами. Но я решительно ему отказала. Боюсь, я сказала ему, что повешу новую работу Джозефа здесь, в ресторане, так что не удивляйтесь, если он явится ее охранять. Теперь, конечно, ее здесь не будет, раз уж мы переносим ужин ко мне, но…

Нэнси поняла, что должна предупредить Фелицию.

— Послушайте, госпожа Уэйнрайт, — обратилась она. — На вашем месте я бы остерегалась Августе Спациенте. Он, кажется, готов на все, лишь бы заполучить эту картину. Если вы сообщите о нем вашей охране, они смогут позаботиться о том, чтобы завтра вечером он держался подальше от ваших владений.

— Как? Вы полагаете, он намеревается украсть картину? — спросила Фелиция, округлив глаза от удивления.

— А возможно, он охотится за рубином, — предположила Нэнси.

Фелиция уверенно улыбнулась.

— Этот рубин никто не сможет заполучить, моя дорогая. Моя система охраны надежна, и об Августе Спациенте не стоит беспокоиться. Он просто жадный настырный старик. Но я благодарю вас за вашу заботу.

Шоун проводил Фелицию к стоянке перед рестораном, где ее поджидал шофер в роскошном лимузине.

— Это был почти конец, — сказал Шоун, вернувшись в кабинет. — Прямо не верится, что она чуть не отменила этот ужин.

— А вы очень находчивы, — похвалила его 1Нэнси.

На лице Шоуна появилось виноватое выражение.

— Вы, наверное, думаете, что я ужасный враль. Но, поверьте мне, я сражаюсь здесь не на жизнь, а на смерть.

— Но разве так легко будет устроить этот ужин в ее поместье? — спросила Нэнси. Шоун пожал плечами.

— Это лучший способ обезопасить себя от новых неприятностей. Всех официантов я приглашу на этот вечер из агентства по временному найму. Так что, если здесь кто-то собирается навредить мне, его там не будет. К тому же, даже если подложат бомбу в посудомоечную машину или еще что-нибудь, на ужине это не отразится. Да и пришлось бы закрыть ресторан для прочих посетителей в субботу вечером. А так я смогу не закрывать «Аризона-Хаус» и заработать еще немного денег.

— В этом есть смысл, — согласилась Нэнси. — Кстати, вы в последнее время разговаривали с Лорин?

Шоун отрицательно покачал головой, и Нэнси рассказала ему о звонке из «Сен-Тропеза», записанном на пленку в квартире Лорин.

— Не думаю, чтобы Лорин так предала меня, — возразил Шоун. — Но я уже ошибся в отношении Джека, так что Бог его знает…

— Шоун, — тихо обратилась к нему Нэнси, — я говорила с Джеком. Есть вещи, которые вы должны знать. — И девушка осторожно сообщила Шоуну о тех обвинениях, которые выдвинул Джек в адрес его отца.

Шоун тяжело опустился в кресло.

— Знаете что? Меня это не так уж удивило. У отца, казалось, всегда было больше денег, чем у Джека. Становясь старше, я часто спрашивал себя, почему это так. И решил, что Джек просто истратил все свои деньги.

— Простите, — извинилась Нэнси.

— Это, конечно, невеселые новости, но меня они не убили. Мы с отцом никогда не были близки, — произнес Шоун и умолк. — А Джек объяснил вам, зачем ему понадобились те треугольники из картин? — снова заговорил шеф-повар.

— Картины изрезал кто-то другой, — напомнила ему Нэнси.

— Вы хотите сказать, что в этой колоде чужая карта? — нахмурился Шоун.

— Есть тот, кто изрезал картины, и есть Августе Спациенте. Две карты из другой колоды, — сказала Нэнси.

— Вы не могли бы сделать мне одолжение, Нэнси? — попросил Шоун. — Я хотел бы, чтобы вы завтра здесь поработали.

— Конечно, — согласилась Нэнси. Шоун вздохнул с облегчением.

— Я нервничаю оттого, что придется оставить ресторан в субботу без присмотра, но я должен быть на приеме у госпожи Уэйнрайт. Мне было бы спокойнее, если бы вы присмотрели за «Аризона-Хаус».

— Не беспокойтесь, я приду, — заверила его Нэнси.

Вечером Нэнси рано ушла к себе в комнату — последние дни так вымотали ее. Но, даже выключив свет, она не смогла сразу уснуть. Она все думала и думала об этом деле. Здесь должна быть ниточка — нечто, что связывает воедино обоих Спациенте, картины и Фелицию Уэйнрайт. Но как обнаружить эту связь?

В субботу утром Нэнси поехала в ресторан «Сен-Тропез». Она хотела поговорить с Эдвардом, с тем человеком, который звонил Лорин. Может, ей удастся выяснить, как Лорин связана с «Сен-Тропезом».

На стоянке возле ресторана было очень много машин. В дверях ресторана Нэнси чуть не столкнулась с Лорин.

— Что ты здесь делаешь? — сердито спросила Лорин.

— Обедаю с подругой, — ответила Нэнси. — А что вы здесь делаете?

— Не твое дело, — огрызнулась Лорин и прошла мимо. Нэнси видела, как официантка села в машину и выехала со стоянки.

Войдя в шикарный ресторан, Нэнси спросила Эдварда, но ей ответили, что его нет. Раздосадованная, Нэнси отправилась домой.

«Все же это не пустая трата времени», — размышляла Нэнси, ведя машину. Теперь у нее было доказательство, что Лорин действительно связана с кем-то в «Сен-Тропезе». К сожалению, ей не удалось найти ничего, что связывало бы Лорин с картинами Спациенте.

Во второй половине дня, перед тем как идти на работу, Нэнси опять размышляла о картинах. Эти пейзажи были главной связующей нитью между всеми известными ей действующими лицами. Их жаждал получить Августе. Они нужны были и Фелиции, и сейчас в ее доме висели две картины Спациенте. И опять-таки его картины были изрезаны в «Аризона-Хаус», ставшем объектом многих неприятностей.

Вспомнив свое посещение Культурного центра, Нэнси задумалась о Джозефе. Он написал зимний пейзаж за одно утро. У Нэнси было ощущение, что искусство — не его стихия. Гораздо более вероятно, что после неудачного ограбления банка он жаждал похитить знаменитый рубин «Глаз дракона».

Нэнси нахмурилась. Джозеф участвовал в ограблении банка, и при этом была отключена сложнейшая система сигнализации. Если бы он был на свободе, он вполне мог оказаться сегодня вечером в особняке Фелиции Уэйнрайт.

Но Джозеф был за решеткой. За пределами тюрьмы оказались только его картины. Что бы это могло значить?

Нэнси приехала в «Аризона-Хаус» к шести часам.

— Привет, Элиот! — Нэнси отметила время своего прихода на работу в картотеке у черного входа и поздоровалась с молодым поваром, явно чем-то обеспокоенным.

— Ах, Нэнси, — пожаловался он, — я просто с ума схожу. Шоун назначил меня новым шеф-поваром по десертам. Сегодня моя премьера, и ты не поверишь, кто сидит сейчас в зале.

— Президент Соединенных Штатов, — пошутила Нэнси.

— Гарольд Брэккетт, — сообщил Элиот. — Очень великодушно с его стороны предоставить нам все эти возможности, но третья неудачная попытка — и мы окажемся не у дел.

— Не волнуйся, Элиот, — рассеянно проговорила Нэнси. — Все обойдется.

В обеденном зале Нэнси увидела, что Брэккетт сидит в одиночестве и что-то пишет в блокноте. Увидев ее, критик помахал ей рукой и улыбнулся.

— Здравствуйте, господин Брэккетт, — приветствовала его Нэнси, подходя к его столику. — Как поживаете?

— Замечательно, — ответил он. — А скажите, у вас здесь выставлена картина Джозефа Спаци-енте?

Сердце Нэнси екнуло. Как во всем этом замешан Брэккетт?

— Нет. А почему вы спрашиваете?

— Мой друг Августе Спациенте сказал мне, что я обязательно до отъезда должен увидеть произведение его племянника, — пояснил Брэккетт.

— Ах! — воскликнула, нахмурившись Нэнси. Что-то подсказывало ей не давать ему больше никаких сведений. — Нет, я не видела эту картину.

К столику Брэккетта подбежала Анна-Мария, чтобы принять его заказ, и Нэнси, извинившись, ушла.

— Привет, Нэн, — поздоровалась с подругой Бесс, когда Нэнси вышла в фойе. — Я иду в дамскую комнату. Пойдем со мной, расскажешь мне, как идут дела.

— Ладно, но только на минутку. Я не могу надолго отлучаться отсюда. — Нэнси спустилась с Бесс вниз и сообщила ей о ходе расследования. Слушая Нэнси, Бесс озабоченно рассматривала свою французскую челку.

— Этот упрямый вихор все время вылезает, — возмутилась она и опрыскала его лаком для волос из маленькой пластмассовой бутылочки.

В дверь умывальника постучали.

— Бесс, пришли посетители в верхней одежде, — позвал Ли..

— Сейчас иду, — ответила Бесс и выбежала из уборной.

Взглянув на полочку под зеркалом, Нэнси увидела, что Бесс забыла свой лак. Нэнси сунула бутылочку в глубокий карман своего фартука и вышла из дамской комнаты.

Поднявшись по ступенькам, она встретила взволнованную Анну-Марию.

— Ты не видела где-нибудь Гарольда Брэккетта? — спросила официантка. Нэнси отрицательно покачала головой, и Анна-Мария пояснила: — Я послала Ли посмотреть в мужской уборной, но его там тоже нет. Когда я вернулась к его столику с бокалом вина, Брэккетта уже не было.

— Странно, — задумалась Нэнси. — Он что-нибудь сказал тебе?

— Ничего, — ответила Анна-Мария. В этот момент в парадную дверь ресторана вошел Ли.

— Я поднимался из уборной и увидел, как Брэккетт выбежал из парадной, — сообщил он. — Он так спешил, что из его блокнота выпал вот этот листок. Я побежал за ним, но, когда дошел до стоянки, он уже сел в машину и пронесся мимо.

— Можно взглянуть на записку? — попросила Нэнси.

— Конечно, — сказал Ли и протянул ей листок. — Похоже, он просто машинально чертил на бумаге.

— Не может быть! — Нэнси внимательно посмотрела на листок, и ее глаза округлились от удивления. Это была мелкозернистая бумага высшего качества.

— Что-то не так? — спросила Анна-Мария.

— Нет-нет, ничего, — ответила Нэнси, чтобы не встревожить их.

— Ладно, я, пожалуй, вернусь к работе, — сказала Анна-Мария, направляясь в обеденный зал. — Я уже потеряла одного клиента сегодня вечером.

— А меня поджидает компания из четырех человек, я должен усадить их за столик, — подхватил Ли и последовал за Анной-Марией.

Зажав в руке листок, Нэнси прислонилась к стене. На бумаге были нарисованы черточки и палочки, между ними снова и снова возникала цифра «4». Ниже следовала целая строчка вопросительных знаков. А внизу было небрежно написано «Фелиция Уэйнрайт» и несколько восклицательных знаков.

Нэнси не верила своим глазам. Буква «е» в слове «Фелиция» наклонялась назад. А уголки «л» были заострены. Это был почерк Августе Спациенте.

Должно быть, Гарольд Брэккетт и есть Августе Спациенте, только в гриме.

Или все наоборот? Или, возможно, оба варианта были просто маскировкой.

А что означала цифра «4»? Имела ли она какое-то отношение к четвертой картине? Фелиция сказала Августе, что картина будет выставлена в ресторане. И он пришел за ней переодетый Гарольдом Брэккеттом!

И теперь он знал, что картины здесь нет. Он наверняка сейчас едет в особняк Уэйнрайт.

Нэнси не знала точно, что именно задумал Августе. Но она подозревала, что картины служили для Джозефа способом передачи информации своему сообщнику. Один Спациенте участвовал в ограблении банка. Другой был мошенником. Эти люди не были ни коллекционерами, ни создателями предметов искусства.

Их цель была заполучить рубин «Глаз дракона»!
 
NancyДата: Среда, 25.01.2012, 08:50 | Сообщение # 13
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
СКРЫТАЯ ОПАСНОСТЬ

Нэнси опустила монету в телефон-автомат в ресторане и поспешно набрала номер Фелиции Уэйнрайт. Нужно предупредить Фелицию о возможной опасности.

Щелк… щелк… взз… — в трубке слышались странные звуки. Нэнси позвонила на телефонную станцию, и ей сказали, что на линии неисправность и номер Фелиции проверяют.

— Бесс! — воскликнула Нэнси, подбежала к гардеробу и быстро нацарапала номер на визитной карточке «Аризона-Хаус». — Вот номер Фелиции Уэйнрайт. Постарайся дозвониться до нее. Скажи ей, чтобы она не впускала в дом ни Брэккетта, ни Августе. Это правда очень важно.

— Ладно. А что случилось? — удивилась Бесс.

— Расскажу, когда вернусь, — обронила Нэнси, выбегая из парадной двери ресторана.

Было уже без четверти семь, когда Нэнси подъехала к аллее, ведущей к особняку Уэйнрайт. Здесь ее остановил охранник в форме, в руке у него была рация.

— Меня зовут Нэнси Дру, — представилась сыщица. — Госпожа Уэйнрайт меня знает, мне нужно поговорить с ней.

Охранник связался с кем-то по рации. Наконец, он помахал Нэнси, чтобы она проезжала.

Поднимаясь по подъездной аллее, Нэнси была изумлена при виде происшедших изменений. Воспользовавшись пунктом проката, Шоун проделал потрясающую работу. В легких вечерних сумерках весело сияли маленькие белые фонарики, висевшие на проволоке, натянутой от столбов. Под белыми шатрами уютно разместились столики, щедро уставленные восхитительными закусками и хрустальной посудой, сверкающей в последних лучах заходящего солнца.

Нэнси увидела, как Шоун, одетый в белый наряд шеф-повара, командует небольшой армией официантов и официанток, которых он нанял на этот вечер. Он не заметил ее, а у нее не было времени с ним разговаривать. Она не останавливаясь ехала к дому.

Дверь открыл дворецкий Конрад.

— Входите, мисс Дру, — вежливо пригласил он. — Охранник сообщил госпоже Уэйнрайт, что вы едете. Подождите, пожалуйста, в фойе. Она сейчас в гостиной, разговаривает с каким-то господином. Она скоро к вам выйдет.

— С господином? — переспросила Нэнси. — А как он выглядит?

— Не могу сказать вам, мисс, — важно ответил Конрад и вышел.

В противоположность сутолоке и суматохе снаружи в особняке было тихо и спокойно. Как только Конрад ушел, Нэнси поспешила в гостиную, где они на днях встречались с Фелицией, и заглянула в щелку между створками высокой двери.

В гостиной Фелиция разговаривала с Гарольдом Брэккеттом! Фелиция в длинном свободном платье золотистого оттенка была похожа на принцессу. Ее светлые волосы были зачесаны назад и завязаны золотым бантом. Брэккетт стоял к Нэнси спиной.

— Я очень рада, что вы хотите приобрести обе картины, — сказала Фелиция. — Шоун Морган дал вам правильный адрес. Выписывайте чек на имя Джозефа Спациенте, а после аукциона вы сможете забрать картины.

— Я бы хотел забрать их сейчас, — резким тоном заявил Брэккетт.

— Все, о чем я прошу, — лишь несколько часов, чтобы мои гости получили возможность увидеть эти полотна, — пояснила Фелиция.

— Дорогая моя, я хочу получить эти картины немедленно, — потребовал Брэккетт, и его голос зазвенел как сталь.

Нэнси услышала, что в фойе вернулся Конрад. Она тихонько проскользнула в приоткрытые двери. Фелиция и Брэккетт, видимо, были так поглощены своей беседой, что не заметили ее.

— Об этом не может быть и речи, — возразила Фелиция.

— Мне очень жаль, но будет именно так, — ответил Брэккетт, и в его голосе послышалась неприкрытая угроза.

«Становится жутко, — подумала Нэнси. — Свяжусь-ка я с охраной».

Она уже собиралась было выскользнуть за дверь, но остановилась, услышав вдруг крик Фелиции.

Брэккетт достал из кармана пистолет! С ужасом уставившись на него, Фелиция невольно прикрыла рот рукой.

Нэнси затаила дыхание. Нужно что-то делать. На маленькой полке возле двери стояли старинные книги в кожаных переплетах. Боковыми стенками полки служили два мраморных попугая. Придерживая рукой книги и наклонив их в другую сторону, Нэнси тихонько сняла с полки ближнего попугая. Она ощущала в руке твердую поверхность и тяжесть мрамора, все ближе подкрадываясь к Брэккетту.

Теперь Фелиция заметила ее. На мгновение их взгляды встретились, но Фелиция тут же отвела глаза.

— Хорошо, — сказала она. — Забирайте картины. Только не трогайте меня.

Нэнси подошла сзади к Брэккетту, не смея лишний раз вздохнуть. Собравшись с духом, она высоко занесла попугая над головой мужчины, приготовившись ударить его.

Но в ту секунду, как она подняла руку, Брэккетт почувствовал, что она рядом.

Резко повернувшись, он схватил ее за руку, и мраморный попугай с грохотом полетел на пол. Мгновенно среагировав, Нэнси ловко ударила его ногой по голени. Вскрикнув, Брэккетт швырнул ее на ряд складных стульев.

Фелиция кинулась к двери, но Брэккетт успел первым. Он оттолкнул ее обратно в комнату.

Направив пистолет на Нэнси и Фелицию, Брэккетт пятясь отошел к двери и плотно ее закрыл. Нэнси надеялась, что Конрад услышал шум, но вспомнила, что он направлялся в другой конец зала. Возможно, он ушел и ничего не слышал.

— Вы работаете на Августе Спациенте? — спросила Фелиция.

Брэккетт запрокинул голову и рассмеялся.

— Сударыня, я и есть Августе Спациенте. Я польщен, что мой грим и костюм так славно провели вас.

— Так кто же вы на самом деле? — прямо спросила Нэнси.

Он с издевкой поклонился:

— Элекс Тэмплтон к вашим услугам.

В этот момент в дверь постучали. Тэмплтон быстро встал сбоку от двери и указал Фелиции пистолетом на выход.

— Избавьтесь от них, — приказал он. Фелиция немного приоткрыла дверь, и в просвете показался Конрад.

— Я слышал грохот, — сказал дворецкий. — Что-нибудь случилось?

— Господин Брэккетт споткнулся о стулья, — спокойно ответила Фелиция.

— Очень хорошо, мадам, — сказал Конрад. — Да, а мисс Дру, видимо, ушла. Вы говорили с ней?

— Нет, я… думаю, у нее не было времени ждать, — проговорила Фелиция. — Благодарю вас, Конрад, — добавила она и закрыла дверь.

— Вот и славно, — похвалил Брэккетт, по-прежнему держа ее на мушке.

— Но зачем же вам так нужны эти картины? — спросила Фелиция.

— Ему нужны не картины, — пояснила ей Нэнси. — А то, что скрыто в них.

— Умница, — усмехнулся Тэмплтон и махнул Фелиции пистолетом. — Мне были бы не нужны эти картины, если бы вы сами отдали мне рубин.

— Но это невозможно, — решительно возразила Фелиция. — Он заперт наверху в сейфе, к которму подключена сложнейшая система сигнализации. Даже я не могу достать его, не наделав шума. Тотчас сбегутся все охранники, которых я наняла на сегодняшний вечер. Только начальнику охраны известно, как отключить сигнализацию.

— Не только ему, — ухмыльнулся Тэмплтон. — Догадайтесь, кто разработал эту систему?

— Вы? — недоверчиво предположила Фелиция. Тэмплтон отрицательно покачал головой.

— Джозеф Спациенте, — тихо сказала Нэнси.

— В яблочко! — воскликнул Тэмплтон. — Вы и правда смышленая.

— Ведь это Джозеф помог вам отключить сигнализацию в банке, да? — резко спросила Нэнси. — Он вроде кудесника по системам сигнализации.

— Вы основательно подготовились. Я потрясен, — поддел девушку Брэккетт. — Да, мы вместе с Джо были в этом деле. К несчастью, ему не повезло, и его поймали.

— Я все еще не понимаю, — дрожа, произнесла бледная Фелиция.

— Джо знает каждый дюйм вашей сигнализации. Прежде чем вступить на путь преступлений, он работал инженером в крупной компании по производству систем сигнализации и разработал там вашу систему. Когда мы услышали о том, что вы продаете свой рубин с аукциона, — ну, искушение было слишком велико, чтобы перед ним устоять.

— Но ведь Джо в тюрьме. — вставила Нэнси.

— Верно, — согласился Тэмплтон. — И всю его почту вскрывают. Он послал мне зашифрованное письмо, в котором в общих чертах набросал свой план, но он никак не мог переправить мне электросхему вашей сигнализации. Охранники тут же перехватили бы ее. И тут, благодаря госпоже Уэйнрайт и ее очаровательной программе по искусству, Джо придумал превосходный план.

— Он начертил части электросхемы на коре дерева в нижнем левом углу четырех почти идентичных картин, — продолжила за него Нэнси.

— Весна, лето, осень и зима, — весело пропел Брэккетт. — Он был так осторожен. Если бы он начертил сразу все на одной картине, кто-нибудь из охранников мог бы догадаться, в чем дело. Но Джо никак не рассчитывал, что госпожа Уэйнрайт станет такой поклонницей его таланта. Он не ожидал, что его произведения будут выставлены в ресторане и в этом великолепном особняке. Он думал, она просто передаст их его дорогому дядюшке Августе. Вы очень усложнили мне жизнь, госпожа Уэйнрайт.

— Итак, вы выследили первые две картины и пришли за ними в «Аризона-Хаус», выдав себя за критика Гарольда Брэккетта.

Тэмплтон фыркнул от смеха.

— Я просто пришел в ресторан, чтобы прикинуть, как подобраться к картинам. А тут милая гардеробщица — как же ее звали? Ах да, Бесс! — так вот она решила, что я знаменитый Гарольд Брэккетт. А когда я услышал, что в ресторане неприятности, которые, возможно, вы помните, я испытал лично на себе, — все встало на свои места.

— Так это Бесс подала вам идею изуродовать картины? — поразилась Нэнси.

— Боюсь, что да. Все равно кто-то уже громил ваш ресторан, так что я лишь присоединился к общему веселью. Я изрезал картины и забрал нужные мне фрагменты, справедливо полагая, что вина падет на таинственного недоброжелателя. — Тэмплтон замолчал и, нахмурившись, посмотрел на Нэнси. — Но я не рассчитывал, что все может застопориться из-за вас. Куда бы я ни повернулся, там всякий раз оказывались вы. От вас, казалось, невозможно избавиться. Сначала вы преследовали меня до самой автомойки. Я весь промок, выскочив из машины в самый разгар помывки! Затем, приехав сюда как дядюшка Августе, я снова наскочил на вас. И сейчас вы снова здесь! Что это с вами? Вам что, некуда больше себя девать?

— Чтобы отпугнуть меня, недостаточно подбросить записку с угрозами и подсыпать мне в воду секонал, — ответила Нэнси.

— Ах да, секонал! Я хотел продолжить череду невзгод в вашем ресторане, нужно было чем-то отвлечь ваше внимание, чтобы вы не связали картины с рубином. Но если это напугало вас немножко, тем лучше.

— И вы снова явились в «Аризона-Хаус» под видом Гарольда Брэккетта, чтобы выяснить, не появилась ли четвертая картина, — догадалась Нэнси.

— Это было прекрасное прикрытие, — весело подтвердил Тэмплтон. Но затем его лицо посерьезнело, — А теперь, госпожа Уэйнрайт, я хочу, чтобы вы сняли со стены эти две картины. Терпеть не могу быть нелюбезным, но не хочу опускать ствол моего пистолета.

Встав на деревянный стул, Фелиция сняла со стены зимний пейзаж и положила его на длинный стол вишневого дерева. Затем она встала на стол и сняла «Осень». Вторую картину она положила рядом с первой.

— Вы обе станьте рядом вот здесь, чтоб мне было вас видно, — приказал Тэмплтон, пистолетом показывая, чтобы Нэнси придвинулась к Фелиции.

Тэмплтон вытащил из кармана перочинный нож. Быстро и решительно он вырезал два треугольника из левого нижнего угла каждой картины. Положив пистолет на стол, он снова полез в карман и достал пузырек со скипидаром и лоскут. Смочив лоскут скипидаром, он принялся стирать краску с кусочков холста.

— Превосходно, — пробормотал Тэмплтон себе под нос, внимательно осмотрев замысловатый карандашный узор, проявившийся, когда он стер краску. — Он у меня. Из этого выйдет толк. — Из внутреннего кармана он достал треугольники, вырезанные из первых двух картин, тоже тщательно отмытые от краски.

— Я видела какие-то непонятные линии на одном из листков Джозефа Спациенте, — заметила Нэнси. — Это и была электросхема?

— Дайте этой девушке приз, — подхватил Тэмплтон. — Джо начертил части схемы под каждым из четырех деревьев. Теперь я точно знаю, как пробраться через систему сигнализации. А четвертый фрагмент, скрытый под восхитительным зимним пейзажем, скажет мне, как пройти, не коснувшись невидимых лазерных лучей. Похоже, что рубин «Глаз дракона» скоро будет принадлежать мне.

— Вы действительно не в своем уме, — дерзко бросила ему Фелиция. — Вы что, серьезно думаете, что сможете уйти с рубином под самым носом всех этих людей?

— Я уже проделывал такое, — ответил Тэмплтон, — и собираюсь проделать это снова. — Он указал пистолетом на дверь в дальнем конце комнаты. — А сейчас я спрячу вас, дамы, в заброшенном помещении для прислуги.

— В моем доме нет комнаты для прислуги, — попыталась обмануть его Фелиция.

— Ну, называйте это как хотите, но я знаю, что в нежилой части дома есть заколоченное помещение. Я видел его, когда проводил здесь осмотр собственности на прошлой неделе.

— Что? — спросила Фелиция удивленно и в то же время озадаченно.

— Я уверен, вы припомните ту ночь, когда был тот досадный случай с вашей сигнализацией. Я никогда не берусь за дело, не узнав хорошенько каждый дюйм помещения, которое собираюсь ограбить. К сожалению, я не располагал всей необходимой информацией и допустил оплошность. Я провел несколько часов, вжавшись в тень на крыше, ожидая, когда уйдут охранники. Какая кошмарная выдалась ночь! Но, во всяком случае, я нашел чудное местечко, куда смогу запрятать вас обеих. А теперь, пожалуйста, продвигайтесь к двери.

Под дулом пистолета Нэнси и Фелиция вышли за дверь и стали подниматься по узким ступенькам. Понимая, что их скоро запрут в каком-то заколоченном чулане, Нэнси решила, что пришло время что-то предпринять.

— У-у-ух! — вскрикнула она, притворившись, что споткнулась на узкой лестнице.

— Поднимайся! — прикрикнул Тэмплтон. Фелиция шла на несколько ступенек впереди нее.

— С вами ничего не случилось? — встревожилась она.

— Мне кажется, я вывихнула ногу, — простонала Нэнси.

Когда Тэмплтон нагнулся, чтобы осмотреть ее ногу, Нэнси сильно ударила его ногой в живот. Он охнул, но устоял, опершись на стену. Нэнси бросилась к нему и схватила пистолет. На секунду ей показалось, что она крепко держит его. Но тут Тэмплтон с силой сжал ее запястье своей левой рукой.

Следующее, что запомнила Нэнси, — как она и Тэмплтон покатились вниз по лестнице, не выпуская пистолет.
 
NancyДата: Среда, 25.01.2012, 08:50 | Сообщение # 14
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
РУБИН «ГЛАЗ ДРАКОНА»

Когда они ударились о первую лестничную площадку, Тэмплтон всей своей тяжестью навалился на Нэнси и чуть не вышиб из нее дух. Он вырвал из ее руки пистолет и, пошатываясь, встал.

— Игры кончились, сударыни, — сердито заявил Тэмплтон, когда Нэнси поднялась. — Давайте-ка теперь наверх!

Нэнси, вся в синяках, уныло прошла вслед за Фелицией четыре лестничных пролета. Наконец они вошли в темный узкий коридор.

— Вперед, — приказал им Тэмплтон, толкнув дверь, ведущую в маленькую комнатку с заколоченным окном. Нэнси заметила, что в комнате не было ничего, кроме соснового гардероба.

Глаза Тэмплтона злобно заплясали, когда он достал из кармана пару хирургических перчаток и натянул их.

— Мне не хотелось бы оставить смазанные отпечатки пальцев на вашем сейфе, — со смехом заявил он. — Взгляните, что я нашел во время своей короткой экскурсии по вашему дому, — добавил Тэмплтон, держа перед собой отмычку. — Спасибо за то, что оставили ее на крючке специально для меня. Она закрывает все двери в этом коридоре! — С этими словами Тэмплтон захлопнул дверь и запер ее на замок.

— Какой же я была дурой, — горестно сказала Фелиция. — Надо же, я считала, что помогаю пробиться новому великому художественному дарованию.

— Не вините себя, — попыталась успокоить ее Нэнси. — Сейчас нам нужно приложить все силы к тому, чтобы выбраться отсюда. — Девушка потянула на себя доски, закрывающие единственное окно, но они не поддались. — Вы что-нибудь можете придумать? — спросила она Фелицию.

Фелиция покачала головой.

— По крайней мере он не тронул нас. Вам не кажется это странным — ведь мы знаем, как он выглядит, и можем доказать его связь с Джозефом Спациенте?

— Да, это очень странно, — хмуро согласилась Нэнси. — Но, может, он вернется, — вот поэтому-то нам и нужно выбираться отсюда. — Она подергала дверную ручку и внимательно осмотрела замок. Как плохо, что она не взяла с собой набор инструментов, который специально приготовила для работы.

— У вас, наверно, есть шпилька? — спросила она Фелицию.

— Боюсь, что нет, — ответила та.

Нэнси с досадой ударила ладонью по двери.

— Но должен же быть какой-нибудь выход! И тут лицо Фелиции прояснилось.

— Я не уверена, что это выход, но…

— Но что? — подхватила Нэнси.

— Помогите мне сдвинуть гардероб, — попросила Фелиция. Вдвоем они отодвинули тяжелый шкаф. — Вот, — показала Фелиция. За гардеробом оказался маленький, встроенный в стену шкаф, дверь которого была закрыта на щеколду.

— Что это? — спросила Нэнси.

— Это кухонный лифт, — пояснила Фелиция. — Давно, когда этот дом еще только построили, здесь действительно жили слуги. Этот лифт ведет прямо на кухню. На каждом этаже есть выход. Им пользовались для доставки блюд и всего прочего на разные этажи. Это избавляло прислугу от постоянной беготни вверх и вниз по лестнице.

Фелиция отворила дверь и заглянула вместе с Нэнси в темную узкую шахту.

— О Господи! — вздохнула Фелиция. — Кабину лифта и блоки убрали. А я-то надеялась, что мы сможем на нем спуститься. Он был совсем как настоящий лифт, только маленький.

— Но шахта довольно широкая, и я смогу по ней спуститься, — заметила Нэнси. — Поддержите меня.

— Нет! — испугалась Фелиция. — Мы на четвертом этаже. Если вы сорветесь, вы расшибетесь насмерть.

— Я буду крепко держаться, — настаивала Нэнси. — Это наш единственный шанс.

— Вы не сможете выбраться на третьем этаже, — предупредила Фелиция. — Дверь кухонного лифта загорожена там большой книжной полкой.

— Значит, я спущусь на второй этаж, — решила Нэнси.

Фелиция кивнула.

— Там выход в мою спальню. На двери лифта висит только акварель. Если вы хорошенько толкнете дверь, она откроется… я надеюсь.

Собравшись с духом, Нэнси полезла в отверстие. Шахта была обшита тонкими деревянными рейками, позволявшими ей хоть немного держаться. Шахта была узкая, и Нэнси могла прислониться спиной к одной стене, а в другую упираться ногами.

— Будьте осторожны, когда выберетесь в мою |спальню, — добавила Фелиция. — Комната с сейфом рядом. Тэмплтон может услышать вас.

— Я буду остерегаться, — пообещала Нэнси.

Продвигаясь вниз дюйм за дюймом, Нэнси осторожно спускалась в шахту. Каждый мускул ее тела был напряжен. К тому времени, как она добралась до третьего этажа, ее полностью поглотила тьма.

Но Нэнси продолжала спускаться. Казалось, прошла целая вечность, пока она подползла к двери на втором этаже.

Расположившись прямо над дверью, она ударила ее ногой. Из-за этого чуть не потеряла равновесие и, чтобы не упасть, схватилась за расшатанную рейку.

— Еще разок, — сказала себе Нэнси. Бух! — она толкнула дверь изо всех сил. Послышался глухой стук — Нэнси поняла, что на пол упала картина. Скрипнув, дверь кухонного лифта отворилась.

Схватившись за деревянную притолоку, Нэнси резко перекинула ноги в комнату, прислушиваясь, не идет ли Тэмплтон.

В доме все было тихо. Сквозь кружевные шторы в спальню Фелиции проникал свет, и издалека доносился шум торжественного обеда.

Нэнси бесшумно спрыгнула на толстый белый ковер, подкралась к открытой двери спальни, осторожно выглянула в коридор и тут же отшатнулась. Тэмплтон как раз выходил из соседней комнаты. И в руке он держал пурпурную бархатную сумочку.

Он все-таки достал рубин!

Нэнси подождала минутку и выглянула снова. Тэмплтон спускался по лестнице в дальнем конце коридора. Было бы слишком опасно встретиться с ним теперь лицом к лицу, но она может пойти за ним и позвать на помощь охрану.

Проходя мимо соседней комнаты, Нэнси увидела, что возле открытого сейфа без сознания лежит охранник. Она пошлет кого-нибудь ему на помощь, как только сможет.

Спеша к главной лестнице, Нэнси на бегу почувствовала резкий запах гари и увидела, как из-под одной двери клубится дым. Наверное, эта дверь вела на узкую лестницу, по которой они поднимались в комнату для прислуги.

Так вот что приготовил им Тэмплтон! Он задумал сжечь особняк дотла, начав с самого верхнего этажа. Даже если пожарным удастся отстоять нижние этажи, комнаты прислуги сгорят, сгорят вместе с Фелицией!

Нэнси дернула на себя дверь. Она была закрыта. Теперь уже мешкать не время. Она должна спуститься и позвать кого-нибудь. От этого зависит жизнь Фелиции.

Нэнси посмотрела вниз. Тэмплтон исчез.

«Бог с ним», — подумала Нэнси. Жизнь Фелиции важнее этого рубина. Нэнси побежала вниз по лестнице, чтобы вызвать пожарных.

Вдруг чья-то сильная рука в резиновой перчатке крепко зажала ей рот.

— Так ты не сдаешься? — рявкнул Тэмплтон. Другая рука в перчатке сдавила горло Нэнси.

В это мгновение Нэнси вспомнила о пузырьке с лаком Бесс, который она машинально сунула в карман. Нэнси с отчаянием выхватила его и брызнула Тэмплтону в лицо.

— А-а-а! — закричал он и выпустил ее. Сжав кулаки, он принялся тереть ими глаза.

Судорожно ловя ртом воздух, Нэнси отшатнулась от него и заметила, что Тэмплтон положил бархатную сумочку на плоскую нижнюю часть перил. Нэнси мгновенно схватила ее и побежала вниз что было сил.

Она мчалась по фойе, когда Конрад вышел ей навстречу.

— Вызовите пожарных! — крикнула ему Нэнси. — Фелиция заперта наверху в заброшенной комнате для слуг. А охранник, дежуривший у сейфа, ранен.

Дворецкий в замешательстве не мог произнести ни слова. Его резко оттолкнул Тэмплтон, стремглав пронесшийся по фойе в бешеной погоне за рубином.

Нэнси выбежала из особняка в ночную мглу. Небольшой оркестр играл классическую музыку, |а роскошно одетые гости оживленно переговаривались, держа в руках фужеры с шампанским.

Когда Нэнси выскочила на открытую лужайку, гости едва ли обратили на нее внимание.

«Сумасшедший дом», — подумала девушка. Вокруг были люди, но никто не собирался спешить ей на помощь. А Тэмплтон быстро нагонял ее.

— На помощь! — крикнула она.

Тэмплтон неожиданно подсек Нэнси ногой, и она полетела на землю. Выкрутив ей руку, он рванул к себе бархатную сумочку.

Перекатившись по сырой траве, Нэнси схватила его за ногу. Тэмплтон грохнулся на землю.

Подняв голову, Нэнси увидела, что их окружили шесть охранников с револьверами. Вдалеке она услышала пронзительный вой приближающихся пожарных машин.

В течение нескольких секунд Нэнси не могла отвести взгляда от револьвера в руке охранника. Она с трудом проглотила подступивший к горлу комок. Ну, конечно же, охранники подумали, что это она пыталась похитить рубин.

У Нэнси отлегло от сердца, когда она увидела, что к ним бежит Фелиция. Ее прическа была растрепана, а платье покрыто сажей. Рядом с ней бежал начальник охраны.

— Помогите Нэнси встать, — крикнула хозяйка. — Грабитель вон тот мужчина.

Один из охранников наклонился и помог Нэнси подняться. Девушка отряхнула брюки, а затем нагнулась и подняла бархатную сумочку, лежавшую на траве.

— Вот, — Нэнси протянула сумочку Фелиции. — Полагаю, это принадлежит вам.

Нэнси достала из сумочки темно-красный камень величиной с мячик для гольфа. Великолепный рубин сиял в свете белых фонарей как некий магический предмет.

— Да, он мой, — подтвердила Фелиция. — Но я жду не дождусь, чтобы он перешел к кому-нибудь другому.

Утром следующего дня Нэнси поехала в «Аризона-Хаус». Она вошла в ресторан в то время, как официантки накрывали столы к завтраку.

— Посмотри-ка на это, — воскликнула Бесс, подбежав к Нэнси. Она высоко подняла утреннюю газету, развернув ее к ней первой страницей. — «Преступная деятельность международного похитителя драгоценностей пресечена нашей героиней», — громко прочитала Бесс заголовок. — Здесь говорится, что Элекс Тэмплтон разыскивается в трех странах за аналогичные похищения драгоценностей, — добавила она. — К тому же он — мастер перевоплощения. Однажды, чтобы ограбить ювелирный магазин, он даже выдал себя за полицейского.

Нэнси взяла у подруги газету и бегло просмотрела статью. Там говорилось о том, как дворецкий Конрад спас Фелицию Уэйнрайт, открыв, невзирая на едкий дым, двери комнаты, в которой ее запер преступник. Но в основном в статье приводилось интервью с Фелицией, в котором она рассказывала о том, как Нэнси поймала Тэмплтона.

Званый ужин был сорван, но аукцион все же провели. Рубин купили, заплатив более миллиона долларов. Всю эту сумму Фелиция передала на строительство нового крыла больницы в центре Ривер-Хайтса.

— Я и не подозревал, во что вас втягиваю, Нэнси, — сказал Шоун, заходя в фойе из зала. — Надеюсь, вы не держите на меня зла? — Шоун с искренним участием посмотрел на Нэнси.

— Конечно, нет, — ответила Нэнси. — Это было очень интересное дело. И оказалось, что Лорин совершенно невиновна, разве только в том, что подставила мне ногу. Вся ее вина — это безумная любовь к вам.

И тут в парадную дверь вбежала Лорин.

— Шоун, мне нужно поговорить с тобой!

— Что такое? — спросил Шоун.

— Гарольд Брэккетт… — ответила она, откидывая назад свои рыжие локоны. — Я как раз была в «Сен-Тропезе», разговаривала с Эдвардом, управляющим, насчет работы. А Брэккетт там обедал. Думаю, они убедили его дать им второй шанс. Во всяком случае у нас был не тот человек. Настоящий Гарольд Брэккетт старше, не…

— Мы знаем, — улыбаясь, перебил ее Шоун.

— Знаете? — переспросила Лорин.

— Да, знаем, — робко сказала Бесс.

— Ну так вот, настоящий Гарольд Брэккетт едет сюда попробовать наш десерт, — на одном дыхании выпалила Лорин. — Я слышала, как он разговаривал по телефону со своим редактором в Чикаго.

— Почему ты говоришь мне все это? — спросил Шоун.

— Потому что я вела себя как ничтожество. Прости меня за это. Я была просто ревность во плоти. — Лорин повернулась к Нэнси: — И я очень прошу простить меня за то, что подставила тебе ногу. Не знаю, что это на меня нашло.

— Я принимаю ваши извинения, — ответила Нэнси.

Шоун посмотрел на Лорин.

— Почему бы нам не поговорить обо всем этом после ужина? — предложил он. — Нам нужно многое обсудить.

— С радостью, — нежно сказала Лорин.

— Ах, я знал! Я знал, что эти два голубка опять соединятся, — радостно воскликнул Элиот, проходивший мимо.

— Элиот! — окликнул его Шоун. — Тебе бы лучше вернуться на кухню. К нам на десерт едет настоящий Гарольд Брэккетт.

Элиот указал большим пальцем на буфет, где возле стойки бара сидел Джек.

— А вон там настоящий король десертов, — объявил он. — Он хочет поговорить с тобой, Шоун, но очень нервничает.

— Извините, я отлучусь на минутку, — сказал Шоун, направляясь в буфет.

Нэнси вернула свою униформу Лорин и со всеми попрощалась. Она уже выходила из ресторана, когда в фойе появились Шоун и Джек.

— Познакомьтесь с моим новым партнером, — представил Шоун. — Джек пришел, чтобы извиниться, но я полагаю, что тоже у него в долгу. Я не в силах исправить то, что сделал мой отец, но я могу продать Джеку часть ресторана по очень разумной цене.

— Чудесно, — обрадовалась Нэнси.

— А сейчас позвольте мне пойти в кухню и заняться десертом для этого критика, — сказал Джек. На этот раз он не выглядел таким уж сердитым.

— Похоже, «Аризона-Хаус» возрождается к жизни, — заметила Нэнси, широко улыбаясь.

— Именно так, — согласился Шоун. — Благодаря вам, Нэнси Дру.
 
NancyДата: Среда, 25.01.2012, 08:51 | Сообщение # 15
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
Примечания

1

Приятного аппетита (фр.).
 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Дело о художественном преступлении.
Страница 1 из 11
Поиск: