Приветствую Вас Странник
Понедельник
20.11.2017
05:00

[ Новые сообщения · Детективы · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Александровна, Nancy 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Загадочная фотография.
Загадочная фотография.
NancyДата: Четверг, 26.01.2012, 14:22 | Сообщение # 16
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПОЛНАЯ КАРТИНА ВОССТАНОВЛЕНА

Когда Эмили Фоксворт и ее гости проснулись на следующий день, квартира Эмили была ярко освещена весенним солнцем. Ночью, когда они добрались до постелей, уже светало. После того как Нэнси, Эмили и Джорджи выловили из ледяной воды залива, полицейские попросили их помочь разобраться во всей этой истории. Вместе с Ханной, дополняя рассказы друг друга, они составили полную картину тех событий, участницами которых невольно оказались.

Хотя Эмили крайне устала после своего заточения, она подробно поведала и о похитителях, и о похищении. Затем она с изумлением выслушала рассказ Нэнси и всех остальных о том, что произошло после ее исчезновения. Расследование, проделанное Нэнси и ее друзьями, произвело и на полицейских глубокое впечатление.

Нэнси была рада, что срок выпуска газеты Питера Стайна не дал ему возможности опубликовать концовку этой истории в тот же день. Его постоянное присутствие во время расследования сбивало ее с толку. Казалось, что Стайн радуется опасности, нависшей над Эмили, — ведь это позволяло ему делать сенсационный репортаж.

Наконец ранним утром полиция доставила четырех женщин к дому Эмили. Она ни за что не хотела оставаться одна, а ее друзья тоже не испытывали желания возвращаться в отель. Пока Трипо радостно болтал, они поочередно приняли горячий душ. Затем рухнули в постели и мгновенно заснули.

Эмили, оказавшись наконец-то дома, встала первой и начала готовить завтрак. Следом за ней вышла на кухню Ханна и предложила свою помощь.

— Запах свежесваренного кофе — только это мне надо, чтобы окончательно проснуться, — объявила она.

Затем к ним присоединилась Джорджи.

— Я чувствую запах кофе, — проговорила она, зевая и потягиваясь.

Через некоторое время появилась и Нэнси. Эмили засмеялась:

— Видишь, Ханна, я знаю, как набирать помощников на кухню.

Пока Джорджи накрывала на стол, Нэнси и Ханна приготовили фруктовый салат и омлет, Эмили замесила тесто для булочек. Когда их поставили в духовку, командование взяла на себя Ханна.

— Все за стол. Начинайте, — приказала она. — А булочки я принесу, как только они будут готовы.

— Я уже иду, — покорно согласилась Эмили.

Вместе с девушками она набросилась на еду, а вскоре появилась и Ханна с булочками.

Нэнси начала расспрашивать Эмили о ее связях в преступном мире.

— Кажется, Кесак и Луи вас уважают, Эмили.

— Да, пожалуй, но по-своему. Они считают себя профессионалами и ко мне относятся тоже как к профессионалу. И хотя общих дел у меня с Кесаком никогда не было и не могло быть, я думаю, он знает, что мои снимки никогда не лгут. А это иногда может оказаться полезным и для таких людей, как он. — Эмили глотнула кофе.

— А Луи? — продолжала Нэнси, протягивая руку за булочкой. — Он как-то помог нам прошлой ночью?

Эмили улыбнулась:

— Ты права, Нэнси. Именно Луи помог нам. Он позвонил сегодня рано утром, чтобы попрощаться.

— Прощай, прощай, прощай! — закричал Трипо.

Все засмеялись. Попугай встрепенулся на жердочке и, удовлетворенный, начал чистить клювом свои перышки.

— Почему попрощаться? — поинтересовалась Джорджи, откинувшись в кресле с чашкой кофе в руке.

— Это Луи позвонил мне прошлой ночью и назначил встречу на мосту? — спросила Нэнси.

— Подождите. Я не могу отвечать всем сразу! — засмеялась Эмили. — Спрашивайте по очереди. Луи — это осведомитель, услугами которого я изредка пользовалась.

Нэнси кивнула.

— Время от времени он снабжал меня новостями, которые, по его мнению, могли быть для меня интересны. Держал меня в курсе дел. Он знал, что его информация иногда заводила меня в опасные места на встречу с опасными людьми.

— Именно так, — согласилась Нэнси. — Он пытался предупредить вас перед похищением. Только мы с Джорджи спугнули его в тот первый вечер, когда пошли на прогулку, — с сожалением заключила она.

— Но свидание на мосту назначил тебе не Луи, — продолжала Эмили. — Он сказал мне сегодня утром, что попытался бы отговорить тебя от такой встречи. Однако именно он намекнул полиции, что вас надо поискать в подземных тоннелях.

— Интересно, откуда же он знал? — озадаченно спросила Ханна.

— У Луи свои источники, — Эмили подлила кофе в чашку Ханны. — Он сейчас на некоторое время уехал в «отпуск». Когда я его спросила, где он будет отдыхать, он сказал только, что очень далеко.

— Я его понимаю. Я бы не хотела, чтобы за мной гонялись эти гангстеры. Одного раза вполне достаточно! — Джорджи положила в рот последний кусок булочки.

Нэнси все еще хотела знать, кто подстроил ей ловушку на мосту.

— Эмили, если встречу на мосту назначил не Луи, то кто же?

— Человек, который пытался сбросить тебя в воду. Они думали, что у тебя могли быть контакты с Крофтом. Они не нашли его и боялись, что он рассказал тебе слишком много.

Раздался телефонный звонок, и Эмили взяла трубку. Нэнси и остальные встревоженно смотрели на нее: не последует ли новых угроз. Но Эмили, разговаривая по телефону, улыбалась, и все почувствовали облегчение. После короткого разговора она положила трубку и вернулась к гостям.

— Хорошие новости. Фейт Арнольд уже гораздо лучше. Похоже, она скоро поправится после ранения.

Нэнси и Джорджи с облегчением переглянулись. Хотя владелица галереи им и не понравилась, она, видимо, искренне переживала из-за Эмили.

— Галерея будет закрыта на несколько недель, пока Фейт не выздоровеет окончательно, — продолжала Эмили, — но своим посетителям она сказала, что продлит мою выставку.

— Действительно, хорошие новости, — улыбнулась Ханна, — ты заслуживаешь такого внимания.

— Кстати, поглядите, что я получила вместе с газетами сегодня утром! — Эмили взяла в руки большой конверт и вынула из него несколько фотографий.

— Украденные работы! — воскликнула Нэнси.

Она узнала снимок, который висел в гостиной Эмили, но другие фотографии были ей незнакомы.

— Это фотографии, которые украли из галереи, — пояснила Эмили, передавая их Нэнси.

На всех фотографиях фигурировал Кесак, иногда всего лишь как силуэт на заднем плане, но тем не менее его можно было разглядеть на каждом снимке. Фотографии были вынуты из рамок, но не повреждены.

— Здесь была еще записка от Кесака. Видимо, он нашел способ попросить друзей, чтобы они отослали их мне, — улыбнулась Эмили.

— Ты продолжишь работу над темой «Дети перемен»? — озабоченно спросила Ханна.

— Разумеется!

Нэнси с улыбкой наблюдала, как возвращается прежняя Эмили Фоксворт, полная жизни и энергии.

Разговор был прерван тихим стуком в дверь.

— Это Дон Чин, Эмили, — негромко произнес голос за дверью. — Вы уже встали?

Поскольку все удобно расположились за обе-I денным столом, Эмили поставила еще одно кресло |и предложила детективу чашку кофе, которую он с удовольствием принял.

— Я согласен выпить чашечку кофе, если, конечно, Эмили предложит мне и булочку!

Все засмеялись, и лейтенант уселся в кресло.

— Дон, после всей той работы, которую вы для |меня проделали за последние несколько дней, вы [можете требовать все булки, если захочется!

— Вы переоцениваете мою работу, Эмили. |Я, конечно, старался, но и помощники оказались неплохими, — он кивнул в сторону Нэнси и Джорджи. — Как только вам захочется помочь мне в расследовании, добро пожаловать в Сан-Франциско!

— Я рада, что мы с Джорджи проследили, как I Стайн проник в склад прошлой ночью, — отозвалась на комплимент Нэнси.

— Но этот Стайн! — сердито вмешалась Ханна. — С его стороны просто отвратительно использовать похищение Эмили, чтобы добыть сенсацию.

— Мне кажется, он обязательно заявит, что целиком раскопал ее сам, в то время как у Эмили не было и шанса! — добавила Джорджи.

— Я не уверен, что Стайну удалось переплюнуть Эмили, — усмехнулся лейтенант Чин и протянул руку за второй булкой, подмигнув при этом Ханне. — Видите ли, герои этой сенсации — Эмили Фоксворт и Гарольд Кесак.

Нэнси с интересом наблюдала за лейтенантом. Она поняла уже, что он знает кое-что такое, о чем ни Эмили, ни остальные пока не догадываются. И ему доставляло удовольствие держать их в неведении.

— Что вы имеете в виду, лейтенант? — спросила Ханна.

Нэнси попробовала догадаться:

— Может быть, вы намекаете, что не одному Стайну придется купаться в лучах славы?

— Почти правильно, Нэнси. Стайн не решится обратиться к Эмили с просьбой дать ему интервью, после того как он пытался извлечь выгоду из ее похищения.

— Но ведь вы сейчас имеете в виду не только это, не так ли? — Джорджи начинала нравиться игра в отгадки.

— О да… Я почти забыл… — Загадочно улыбаясь, он обратился к Эмили: — Вас хотят видеть в полицейском управлении, и как можно скорее.

— Что? — удивилась Эмили. Все были разочарованы, они думали, что Эмили ждет приятный сюрприз.

— Так вот, похоже, что наш герой-преступник Гарольд Кесак становится не только государственным свидетелем… — начал Чин.

— Да? Продолжайте, Дон, — торопила его Эмили.

— Он также стал очень привередлив в выборе людей, с которыми желает говорить.

— А что это значит? — спросила Ханна.

— Это значит, мои друзья, что Кесак отказывается давать интервью. Он не хочет встречаться с прессой.

— Ох! — Эмили не скрывала своего разочарования.

— Он, в частности, особо попросил, чтобы некому журналисту по имени Питер Стайн ни в коем случае не разрешили фотографировать его, и попросил также, чтобы его вообще оградили от присутствия этого журналиста на любых интервью или допросах.

— Отлично! — одновременно воскликнули Ханна и Джорджи.

— Но ведь это еще не все, — подсказала Нэнси, чувствуя, что главная новость еще впереди.

— Однако Кесак высказал еще одно пожелание…

— Какое?

— …которое заключается в том, чтобы ему позволили провести серию исключительных интервью только с одним журналистом — с Эмили Фоксворт. Кесак не намерен разговаривать ни с кем другим.

Только через несколько секунд Эмили осознала значение сказанного, а ее друзья дружно зааплодировали.

— Замечательно! — сказала Эмили, допив кофе. — Извините меня, но, я думаю, мне лучше зарядить пленку и пойти в полицейское управление.

— Кстати, Нэнси, — продолжал лейтенант, — не слишком восхищайтесь профессионализмом Стайна. Он не нашел бы тоннелей, если бы несколько дней назад не увидел спускающегося туда Блейна. А Блейна он узнал по фотографии Эмили.

— Значит, он знал о Кесаке? — догадалась Нэнси.

— Да, видимо, он узнал о нем за несколько дней до всех событий.

— А не обязан ли он был в подобном случае сообщить об этом полиции? — поинтересовалась Нэнси.

— Да. Обязан, — согласился лейтенант Чин. — И мы ему об этом сказали. Он получил строгое внушение от управления полиции и от своего начальства в газете. Ему туго придется, если окружной прокурор решит возбудить дело по этому факту. Его действия в данном случае признаны крайне непрофессиональными.

— Еще бы, — поддержала Джорджи.

— Мы опечатали склад с компьютерными микросхемами, — продолжал лейтенант. — Крофт, видимо, нелегально переправлял через границу не только Кесака. Но на этот раз прибыли у него не будет. Мы все конфисковали вплоть до окончания следствия.

— Все хорошо, что хорошо кончается, — философски заключила Ханна, оглядев стол с остатками завтрака. Она улыбнулась сначала Нэнси и Джорджи, затем Дону Чину.

— Чему вы собираетесь посвятить остатки своих каникул? — обратился к ним лейтенант.

— Я обещала, что не притронусь к работе, пока они здесь, но, увы, обещания не сдержала! — раздался голос Эмили из темной комнаты.

— Безобразие! — с напускным возмущением сказала Ханна.

— Ну, ладно. Я обещаю после интервью с Кесаком сводить вас в любой ресторан, какой пожелаете.

— Договорились! — Нэнси, Джорджи и Ханна тут же начали обсуждать, куда они хотели бы пойти.

— Так, сегодня — четыре двенадцать, — объявила Джорджи.

— О, хватит шифров, — застонала Нэнси.

— Никаких шифров. Это значит, что у нас осталось еще целых три дня каникул. Голосуем: кто за то, чтобы использовать их на всю катушку?

Эмили вышла из темной комнаты, держа в руках сумку с фотопринадлежностями.

— Ну, и что вам хотелось бы посмотреть? — спросила она.

Ханна, убиравшая со стола, наморщила лоб.

— В этой суете об этом некогда было подумать.

Нэнси поглядела из окна на сверкающую в лучах солнца бухту. Внезапно она хихикнула.

— Что бы тебе хотелось посмотреть, Нэнси? — повторила Эмили.

Нэнси с хитрой улыбкой посмотрела на друзей, сидевших вокруг стола.

— Я подумываю о прогулке на катере.

— Прогулка на катере? — удивилась Ханна.

— Да. — Нэнси встала, указывая на окно. — Как насчет прогулки на катере на маленький остров посередине бухты? — предложила она.

Встала и Ханна.

— Какой маленький остров?

Нэнси посмотрела на нее и снова хихикнула.

— Алькатрас, Ханна, это остров, на котором расположена тюрьма, в которой содержались самые опасные преступники
 
NancyДата: Четверг, 26.01.2012, 14:22 | Сообщение # 17
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
Примечания

1

Чайнатаун — китайский район Сан-Франциско.


2

Фонарь — стеклянное окно в крыше.


3

Ва-банк — термин из карточной игры, означающий, что играют на все деньги, находящиеся в банке; переносное значение — пойти на риск, рискнуть всем.


4

Рандеву — свидание, встреча.


5

Блеф — выдумка, ложь, рассчитанная на то, чтобы ввести кого-то в заблуждение или запугать.
 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Загадочная фотография.
Страница 2 из 2«12
Поиск: