Приветствую Вас Странник
Четверг
22.02.2018
23:33

[ Новые сообщения · Детективы · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Александровна, Nancy 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна пропавшей карты.
Тайна пропавшей карты.
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:35 | Сообщение # 1
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9


Аннотация

Приехав вместе с Элен к Миссис Чэтем, которая хочет нанять Элен для уроков музыки со своей дочерью Трикси, Нэнси находит половинку карты острова сокровищ...

Оглавление

ЗАКОЛДОВАННЫЙ ДОМИК
СЕКРЕТНАЯ ПАНЕЛЬ
ПРОПАВШИЙ БЛИЗНЕЦ
СТРАННЫЙ СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС
ПОХИЩЕННЫЙ ПЕРГАМЕНТ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ПОБЕГ
ПРИВИДЕНИЯ
НЭНСИ ВЕДЕТ РАССЛЕДОВАНИЕ
ПОТАЙНАЯ КОМНАТА
ЦЕННОЕ ИМУЩЕСТВО
ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ТРИКСИ
ПОЛЕТ В НЬЮ-ЙОРК
КЛЮЧ К СОКРОВИЩАМ
ВЫКУП
ОСТАНОВЛЕННЫЕ СЛОНОМ
ШПИОНЫ
ЗАХВАТЫВАЮЩИЕ ПЛАНЫ
ПРОБЛЕМА РЕШЕНА
В ЗАПАДНЕ
ОБМАНУТЫЕ МОШЕННИКИ
ИЗМЕНА
МАЛЫЙ ПАЛЬМОВЫЙ ОСТРОВ
НОЧНОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ
ПОИСКИ ОКОНЧЕНЫ
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:35 | Сообщение # 2
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ЗАКОЛДОВАННЫЙ ДОМИК

С развевающимися по ветру золотистыми волосами Нэнси Дру взбежала по ступенькам крыльца и скользнула в парадную дверь. В доме было тихо, лишь из дальней комнаты слышался голос экономки Ханны Груин.

— Почему бы тебе не рассказать эту таинственную историю Нэнси? — убеждала кого-то Ханна. — Говорю тебе, она единственный человек, который может тебе помочь!

Нэнси бросила на диван стопку книг и портфель.

— Привет! — крикнула она. — Я пришла! Нэнси понятия не имела, с кем разговаривала экономка. Но ее любопытство было разбужено упоминанием о тайне: это слово всегда заставляло ее сердечко биться чаще.

— А, это ты, Нэнси. Так рано? — удивилась миссис Груин, входя в комнату в сопровождении темноволосой, голубоглазой девушки лет двадцати.

— Занятия в училище закончились сегодня пораньше, — объяснила Нэнси.

Она взглянула на миловидную гостью экономки, и девушка дружески ей улыбнулась.

— Элен Смит, — представила девушку Ханна. — Помнишь, я тебе о ней рассказывала?

— Ну конечно, — улыбнулась Нэнси, сердечно отвечая на приветствие Элен. — Ханна служила у вас до того, как перешла к нам, ведь правда?

— Я до сих пор жалею, что она от нас ушла, — кивнула посетительница. — Но когда мои родители вернулись из кругосветного путешествия, мама решила взять на себя заботы по дому. Дело в том, что папу постигли серьезные финансовые неудачи, — продолжала девушка. — А недавно он попал в аварию и сильно покалечился…

— Как жалко, — сочувственно проговорила Нэнси.

— Элен говорит, что получила очень выгодное приглашение на работу у нас в Ривер-Хайтсе, — заговорила миссис Груин. — Если она примет его, то жалованье намного превзойдет сумму, которую она платит за обучение в музыкальном колледже в Блэкстоне.

— Ты учишься играть на пианино? — заинтересованно спросила Нэнси.

— Сейчас я беру уроки вокала, — ответила Элен, — но на пианино тоже играю.

— У Элен прекрасный голос, — вставила миссис Груин. — Несколько недель тому назад ее пение передавали по радио, и ее учитель советует ей посвятить себя музыке.

— Если бы я только могла… — тихо прошептала девушка. — Но я уже назанимала кучу денег и понятия не имею, как буду их отдавать. — На хорошеньком личике Элен отразилась озабоченность. — Я намерена принять это предложение, потому что там хорошо платят, но само это место и люди там окутаны атмосферой какой-то тайны. К тому же я боюсь, что не смогу поладить с Трикси.

— А кто это? — с любопытством спросила Нэнси.

— О, Трикси — это семилетняя дочь миссис Чэтем. Я ее никогда не видела, но, судя по рассказам, справиться с ней нелегко.

— А ты должна будешь за ней присматривать?

— Ее мать хочет, чтобы я жила у них и давала Трикси уроки игры на пианино. Миссис Чэтем — вдова, очень раздражительная и вообще довольно странная женщина.

— Да ты о ней слышала, Нэнси, — прервала ее экономка. — Она хозяйка «Роки Эдж», — знаешь, то большое поместье у реки.

— Да, я знаю это место.

— Я должна быть у миссис Чэтем сегодня, — продолжала Элен, — но, честно говоря, боюсь идти туда одна. Вот я и зашла узнать, не сможет ли миссис Груин составить мне компанию.

— А почему бы тебе не взять с собой Нэнси? — предложила экономка. — Она прекрасно разбирается в людях и уж если посоветует тебе соглашаться на эту работу, будь уверена — все будет в порядке.

— Я с удовольствием! — сразу согласилась Нэнси.

Она рада была помочь Элен, и к тому же ей ужасно хотелось познакомиться с богатой и эксцентричной миссис Чэтем.

— Мне не хотелось бы тебя беспокоить, — смутилась Элен. — Но мне было бы гораздо спокойнее, если бы ты пошла со мной.

— Уж не боишься ли ты миссис Чэтем?

— Вовсе нет! И я изо всех сил постараюсь поладить с Трикси. Я люблю детей, и мне нравится работать с ними. Да и сама я могла бы попрактиковаться в «Роки Эдж». Говорят, там есть небольшая музыкальная студия.

Когда девушки уже собирались уходить, миссис Груин напомнила Элен о другом деле, которое они обсуждали, когда пришла Нэнси. Нэнси сразу вспомнила слова, которые слышала, входя в дом. Речь шла о какой-то тайне!

— Я говорила о карте и зарытых сокровищах, — коротко объяснила Элен, садясь в автомобиль.

И хотя Нэнси была ужасно разочарована тем, что узнала так мало, и ее просто распирало от любопытства, делать было нечего: совать нос в чужие дела она не хотела. Элен перевела разговор на искусство, которое живо занимало их обеих: музыка — Элен, а живопись — Нэнси.

— Что ты рисуешь? — спросила она Нэнси.

— Людей: фигуры, лица… — ответила та. — В детстве я всегда подрисовывала к букве «о» в журналах и газетах глаза, нос, рот и уши, вот папа и решил направить мои шалости в полезное русло, — рассмеялась она.

Миновав окраину города, машина повернула на тенистую дорогу. Немного спустя Нэнси притормозила перед указателем, на котором было написано «Роки Эдж», и подрулила к дому. Это было большое старомодное строение, полускрытое зарослями высоких, разросшихся кустов. Извилистая подъездная аллея вела к крыльцу с колоннами.

— Здесь прямо мурашки по телу идут, правда? — поежилась Элен, когда они выходили из машины.

— О, нет, я так не думаю, — возразила Нэнси. — Разве что лужайка не подстрижена, но в этом есть своя прелесть.

— Не вижу никакой прелести, — проворчала Элен, немного смутившись.

Она обогнала Нэнси и нажала на кнопку звонка. В ту же минуту дверь распахнулась, и перед изумленными девушками предстала Трикси Чэтем собственной персоной.

— Не знаю, что вы продаете, — крикнула девочка, — но нам это не нужно. Так что убирайтесь отсюда!

— Одну минутку, — прервала ее Нэнси. — Мы пришли к твоей маме поговорить насчет уроков музыки, которые мисс Смит будет тебе давать.

Темные глаза Трикси широко раскрылись, и она уставилась сперва на Нэнси, а затем на Элен. Волосы ее были заплетены в две длинные косички, а из-под короткого платьица торчали тонкие, как спички, ноги.

— Опять учиться?! — воскликнул ребенок. — Ну, знаете, с меня хватит. Если появится еще кто-нибудь, я… я убегу!

— Трикси!

В дверях появилась миссис Чэтем — полная дама, одетая в кричащее красно-белое шелковое платье. Схватив дочь за руку, она попыталась увести ее в дом. Но как только Трикси начала хныкать, она сказала с раскаянием:

— Ну-ну, малышка, я не хотела сделать тебе больно.

Элен представила Нэнси, и миссис Чэтем любезно пригласила девушек в элегантно обставленную гостиную. Она тут же начала пространно рассказывать о недостатках своей дочери, не обращая внимания на то, что ребенок слышит каждое слово.

При первой возможности Нэнси встала с кресла и попросила Трикси показать ей поместье. Она была немного озадачена столь критическим отношением миссис Чэтем к своей дочери. Всегда готовая помочь другим, Нэнси тотчас же решила попытаться определить причины такого поведения Трикси. Она улыбнулась девочке, рассказала ей несколько веселых историй, и вскоре девочка уже беззаботно смеялась, доверчиво уцепившись за руку новой приятельницы.

— Я хочу, чтобы ты ко мне приходила, а не та, другая, — внезапно заявила Трикси, когда они шли по тенистой тропинке. — Ты мне нравишься.

— Элен тебе тоже понравится, — заверила ее Нэнси. — А я буду тебя иногда навещать.

— Хорошо. Но пусть не пытается командовать мной, как другие! Все равно со мной невозможно справиться!

— Я боюсь, ты так часто слышала эти слова от мамы, что и сама в это поверила, — рассмеялась Нэнси. — А теперь, пожалуйста, забудь о своих капризах. Будем считать, что ты показала мне поместье. Но прежде чем вернуться, может, зайдем еще в этот маленький домик?

Между деревьями, на площадке, выходящей к реке, она заметила красную крышу небольшого коттеджа. Но Трикси, к большому удивлению Нэнси, потянула ее назад.

— Я не пойду туда! Нет, нет!

— Почему, Трикси?

— Потому что это место заколдовано, вот почему!

Нэнси в изумлении взглянула на девочку, думая, что она шутит. Но Трикси не шутила. Ее веснушчатое лицо напряглось от волнения.

— Я ни за что на свете не войду в Корабельный дом, — твердо сказала она.

— Корабельный дом? — повторила Нэнси. — Так его называют?

— Это я его так называю. Пожалуйста, пойдем другой дорогой!

Трикси изо всех сил тянула Нэнси за руку, но девушка не поддавалась.

— Я уверена, что бояться нечего, — ласково сказала Нэнси. — Если ты не хочешь, я пойду одна, и ты убедишься, что этот дом вовсе не заколдован.

— Ну, пожалуйста, не ходи туда! — отчаянно умоляла девочка. — Ты пожалеешь, если пойдешь!

— Да чего ты так боишься?

Но Трикси не ответила. Вырвав руку, она побежала обратно к большому дому.

«Бедный ребенок, — подумала Нэнси, пожимая плечами. — Мне ее жаль».

Она нисколько не сомневалась, что у Трикси нет никаких причин бояться этого Корабельного дома. Зная, что Трикси будет следить за ней издали, Нэнси медленно пошла по тропе, ведущей к маленькому белому домику. Дверь была незаперта, и девушка вошла внутрь. Она оказалась в запыленной, но, в общем, приятной комнате, уставленной рядами книжных полок. Кругом было множество моделей кораблей, расставленных на каминной полке над очагом и на других предметах обстановки.

«Так вот почему Трикси зовет этот коттедж Корабельным домом, — подумала Нэнси, рассматривая одну из прекрасно выполненных моделей. — Видимо, это что-то вроде мастерской».

Нэнси поставила кораблик на место, прошла через комнату и села за огромное старинное пианино. Клавиши из слоновой кости пожелтели, а крышка из красного дерева была покрыта паутиной.

«Наверняка оно совершенно расстроено», — подумала девушка, пробегая пальцами по клавишам басов.

Но инструмент не издал ни единого звука. Тогда Нэнси попробовала взять несколько аккордов, но, хотя клавиши двигались, пианино продолжало молчать.

— Вот это да! — изумленно воскликнула девушка. — Что это с ним такое?

Она наклонилась, чтобы осмотреть педали и проверить, нет ли у пианино пружинного замка, который мешает ударять по струнам. Однако ничего подобного она не обнаружила.

Когда Нэнси выпрямилась, ей показалось, что за ее спиной раздался какой-то звук. В тот же момент взгляд ее упал на зеркало над камином, и от того, что она там увидела, по спине у нее пробежали мурашки. Ошибки быть не могло: панель в стене позади нее была отодвинута, и через открывшуюся щель полные ненависти глаза следили за каждым движением девушки.

— Убирайся отсюда и никогда больше здесь не появляйся, — услышала она резкий свистящий шепот.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:36 | Сообщение # 3
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
СЕКРЕТНАЯ ПАНЕЛЬ

Нэнси обернулась и успела заметить блеск длинного ряда медных пуговиц на одежде незнакомца. В следующее мгновение панель закрылась.

В волнении девушка задела рукой клавиши пианино, и вдруг грохот звуков разорвал мрачную тишину загадочного коттеджа.

Нэнси обычно легко справлялась со своими нервами, но сейчас сердце ее бешено колотились. Понимая, что дальнейшее обследование коттеджа может оказаться опасным, она поспешно покинула мастерскую. Выйдя наружу, девушка оглянулась, но вокруг не было ни души.

«Хорошо хоть, что Трикси со мной не было, — думала она. — В привидения я никогда не верила и сейчас ни за что не поверю, но все-таки что-то здесь нечисто».

Но, несмотря на все свое любопытство, Нэнси тем не менее понимала, что ей надо быть очень осторожной, если она решит разобраться в этом деле. Больше всего на свете Нэнси любила тайны. В Ривер-Хайтсе, где она жила после смерти матери, Нэнси уже завоевала славу неплохой сыщицы, распутав такие загадочные дела, как «Тайна старых часов» и «Тайна спрятанной лестницы».

В поисках разгадки ей нередко помогал ее отец Карсон Дру — известный юрист-криминалист, — а также закадычные подружки Бесс Марвин и Джорджи Фейн. Недавно три девушки посетили один уединенный, заросший мхом особняк. Они не только разгадали тайну загадочных звуков, исходивших оттуда, но и помогли разыскать пропавшего человека.

Вот если бы Джорджи и Бесс могли сейчас оказаться рядом с Нэнси и обсудить с ней тайны Корабельного дома! Больше всего девушку мучило пианино: почему оно не издало ни звука, когда ее пальцы впервые коснулись клавишей, а потом неожиданно зазвучало?

Тут девушка услышала, что ее кто-то зовет. Обернувшись, она увидела Элен, спешащую к ней по тропинке.

— Иду! — ответила Нэнси.

— Я готова ехать, дело только за тобой, — объявила Элен, присоединившись к своей новой подруге. — А куда делась Трикси?

— Убежала.

— Несносный ребенок, правда?

— Да нет, она мне, пожалуй, даже нравится, — искренне возразила Нэнси. — Хотя я не могу сказать того же о ее матери.

— И я тоже. То она кричит на Трикси, то на руках ее носит… Я ее понять не могу.

Я чувствую, ты решила не переезжать сюда на лето?

— Миссис Чэтем предложила мне такое хорошее жалованье, что я обещала ей подумать несколько дней.

— Знаешь, я размышляла об этом… — задумчиво проговорила Нэнси. — В «Роки Эдж» есть кое-что, что мне не нравится. Поэтому я не советовала бы тебе переезжать сюда — по крайней мере до тех пор, пока мы не разберемся, что здесь происходит.

— Послушай, Нэнси! — Элен в изумлении глядела на девушку. — Ты говоришь так серьезно! Ты что-нибудь узнала о миссис Чэтем?

— Пока нет, — честно призналась Нэнси. — Это просто предчувствие. Я тебе потом все объясню. Когда ты должна дать ответ?

— Миссис Чэтем не сказала точно, но мне кажется, она хотела бы получить ответ как можно скорее.

По дороге в город Элен, чувствуя, что ее подруга что-то скрывает, пыталась вызвать Нэнси на откровенность. Но та с улыбкой уклонилась от ответа.

— Я открою свой секрет, когда ты раскроешь свой, — пошутила она. — Но, серьезно, не принимай, пожалуйста, предложение миссис Чэтем, пока я не переговорю с отцом.

— Хорошо, не приму, — пообещала Элен.

Нэнси подвезла девушку к остановке автобуса, который шел по направлению к музыкальному училищу, а затем поехала на работу к отцу. И хотя тот был очень занят, он отложил свои бумаги, нежно поцеловал дочь и внимательно выслушал ее рассказ о таинственном Корабельном доме.

— Ты абсолютно уверена, что видела и слышала все это? — спросил он, когда Нэнси закончила свой рассказ.

— Да, папа. К тому же это пианино, которое сначала не издавало ни звука, а потом вдруг заиграло… Как ты это объяснишь?

— Никак, — спокойно ответил юрист. — Но в одном я совершенно уверен: тебе не следует туда больше ходить.

— Но, папа, — запротестовала Нэнси, — как же я тогда смогу помочь Элен?

— Я хотел сказать: не следует ходить одной, — поправился он, понимающе улыбнувшись. — Ты для меня все, Нэнси, и я не хочу, чтобы ты рисковала понапрасну.

— Ты тоже считаешь, что Элен не стоит принимать предложение миссис Чэтем?

— Я бы сказал, что этого не стоит делать, пока мы все тщательно не проверим.

— Ах, папа, — вздохнула Нэнси, — я так надеялась, что ты мне хоть что-нибудь объяснишь…

Мистер Дру посмотрел в окно, затем медленно повернулся к дочери.

— Помнится, — сказал он, — несколько лет назад в «Роки Эдж» были какие-то неприятности. Но, мне кажется, это было до того, как миссис Чэтем купила поместье.

— А кто был раньше его владельцем? — спросила Нэнси.

— Имени я не помню, — ответил ее отец. — По-моему, он был изобретателем и даже судился по поводу одного из своих изобретений. Постараюсь узнать об этом поподробнее.

— Интересно, может ли быть какая-то связь между его изобретениями и сегодняшними событиями? — задумчиво проговорила Нэнси.

— Этого я не знаю. Помнится, мистер Чэтем дружил с владельцем поместья и купил его, когда тот умер. Сам мистер Чэтем скончался года два тому назад. Недолго он прожил в своем новом поместье.

Нэнси с минуту молчала, а затем спросила отца, что же ей сказать Элен.

— Посоветуй ей потянуть с ответом, — тотчас отозвался Карсон Дру.

Нэнси решила не звонить Элен, а вместо этого назавтра заехать за ней в училище в Блэкстоне. Талантливая девушка должна была участвовать в концерте, и Нэнси хотелось послушать ее пение. Она пригласила с собой Бесс и Джорджи.

— Мы, кажется, опоздали, — заметила Джорджи, когда они вошли в зрительный зал училища. — Все места уже заняты.

— Как-нибудь устроимся, — весело возразила Нэнси. — Вон, например, два места впереди, где сидят участники концерта.

Она уговорила Бесс и Джорджи пройти вперед и занять свободные места, попросив их после концерта представиться Элен Смит и сказать ей, что Нэнси здесь.

Разглядывая публику, Нэнси увидела почти в конце зала миссис Чэтем, наполовину скрытую огромной яркой шляпой. Рядом с ней было свободное кресло. Охваченная внезапным порывом, девушка направилась к ней.

— Тут не занято, миссис Чэтем? — вежливо спросила она.

Женщина едва наклонила голову, но затем, узнав подошедшую девушку, приветливо улыбнулась ей, как старой знакомой.

Приободрившись, Нэнси начала разговор, ловко направляя его в нужную ей сторону. Она сказала, что они с Элен нашли «Роки Эдж» очень живописным местом, и тем самым побудила вдову признаться, что поместье именно в таком виде было куплено мистером Чэтемом у какого-то изобретателя.

— В доме было полным-полно всяких приспособлений, — весело добавила миссис Чэтем.

Отложив эту интересную информацию для последующего обдумывания, Нэнси поинтересовалась, не коллекционировал ли мистер Чэтем модели кораблей.

— Ах нет, дорогая, модели, которые у меня есть, принадлежали моему первому мужу, — ответила миссис Чэтем с мечтательным вздохом. — Он был таким хорошим, добрым человеком. Мне было так грустно видеть эти дорогие кораблики в нашем доме, что я попросила мистера Чэтема перенести их в мастерскую.

Нэнси внимательно следила за выражением лица вдовы.

— Вы, наверное, часто туда ходите, — как бы между прочим заметила она. — Я имею в виду мастерскую.

— О нет, почти никогда.

— Я полагаю, ее построил ваш муж?

— Нет, что вы! — возразила вдова. — Этот домик уже был в поместье, когда мы купили «Роки Эдж».

Нэнси хотела задать ей еще несколько вопросов, но тут заиграл оркестр. В течение полутора часов девушка наслаждалась концертом и была очень горда тем, что выступление Элен Смит далеко превосходило все номера программы.

— Приезжайте к нам как-нибудь, — небрежно пригласила ее миссис Чэтем, когда они встали и направились к выходу из зала.

— С удовольствием, — ответила Нэнси без малейшего колебания. — Я постараюсь приехать в «Роки Эдж» через несколько дней.

— Вот и прекрасно, — улыбнулась вдова. В эту минуту Нэнси увидела Бесс, Джорджи и Элен — они шли через зал, разыскивая ее.

— Ах, вот ты где! — воскликнула Элен. — А мы тебя везде ищем!

Она осеклась, слегка озадаченная тем, что оказалась лицом к лицу с миссис Чэтем.

— Дорогая, вы пели просто чудесно, — заговорила вдова. — Я и не знала, что вы так талантливы. Я счастлива, что вы будете давать уроки музыки моей Трикси. Вы ведь принимаете мое предложение?

Элен взглянула на Нэнси в надежде, что она подскажет ей правильный ответ.

— Я… я не знаю, что сказать, — запинаясь, произнесла она. — Я хотела бы еще подумать…

— Я должна знать сейчас, — настаивала миссис Чэтем.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:36 | Сообщение # 4
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПРОПАВШИЙ БЛИЗНЕЦ

Нэнси опасалась, что Элен, которой так нужны были деньги, примет предложение без дальнейших отлагательств. Поэтому она почувствовала большое облегчение, когда девушка сказала: «Извините, миссис Чэтем, но я не смогу дать вам ответ раньше, чем через неделю!»

— Послушайте, это просто смешно! — высокомерно запротестовала вдова. — Не можете же вы ожидать, что я буду держать для вас это место бесконечно!

Ситуация становилась критической. Чувствуя, что Элен вот-вот примет решение, Нэнси решила вмешаться.

— А вам не кажется, — спросила она, — что не так-то просто найти другую девушку, которая так хорошо разбиралась бы в музыке и была бы так добра с Трикси?

Миссис Чэтем неохотно согласилась и снова повернулась к Элен.

— Если вы так настаиваете, я подожду еще неделю, но не больше.

— Спасибо. Я обещаю к этому времени дать ответ, — облегченно вздохнула девушка.

Так и не взглянув на Джорджи и Бесс, вдова повернулась и быстро вышла из зала. На девушек, слышавших весь разговор, манеры миссис Чэтем произвели очень неприятное впечатление.

— Она такая надутая! — скорчив гримаску, заметила Джорджи. — Ни за что на свете не стала бы работать у такой гусыни.

— А жаль, — усмехнулась Бесс. — Тебе не мешало бы заняться ее нарядами. Это платье ей совершенно не идет.

Когда девушки уже собирались прощаться, Элен неожиданно предложила:

— Нэнси, если у вас нет никаких особых планов, может, поедем ко мне и поговорим о той тайне, о которой упоминала миссис Груин?

Никакое другое предложение не могло бы доставить Нэнси большего удовольствия, и она с радостью согласилась.

— Ты хочешь рассказать нам об этом по дороге? — спросила Нэнси.

— Не совсем так. На самом деле тайна не моя и не мне о ней рассказывать. Это тайна моего отца.

Вскоре вся компания уже мчалась в машине по направлению к Уэйленду, где находился дом Смитов.

Три девушки из Ривер-Хайтса сгорали от любопытства, но им волей-неволей пришлось потерпеть, так как Элен больше не возвращалась к разговору о тайне.

— Тебе приходится каждый день ездить в училище и обратно? — немного спустя спросила Бесс.

— Ну; конечно, — ответила та. — Я живу в пансионе в Блэкстоне. Завтра утром у меня нет занятий, так что до обеда я свободна.

Когда они добрались до Уэйленда, Элен указала Нэнси на маленький старомодный дом. Притормозив перед стоянкой, Нэнси увидела, как из дома поспешно вышел мрачный мужчина средних лет в коричневом костюме. У него была тяжелая челюсть и сверкающие глаза. Не глядя по сторонам, он вскочил в голубой двухместный автомобиль, стоявший на обочине, хлопнул дверью и умчался.

— Ничего не скажешь, симпатичный гость, — усмехнулась Бесс.

Элен нахмурилась.

— Я… надеюсь, ничего не случилось, — запинаясь, сказала она и быстро вышла из машины.

Нэнси, на всякий случай запомнив номер и марку быстро удаляющегося автомобиля, вошла в дом вслед за подругами. Их встретила миссис Смит — добродушная седовласая женщина лет шестидесяти на вид.

— Мама, что это за человек вышел сейчас из дома? — спросила Элен, как только ее подруги представились.

— Его зовут мистер Беллоуз, — ответила мать, и голос ее дрогнул. — Он приходил к твоему отцу по очень важному делу.

— Это… по поводу карты?

— Да. Но лучше попроси отца, пусть он сам тебе расскажет.

Девушки прошли из холла в комнату, служившую и кабинетом и спальней. Мистер Смит, искалеченный в автокатастрофе несколько месяцев тому назад, все еще был прикован к инвалидной коляске. При виде гостей он просиял от удовольствия.

— Очень, очень рад, — сердечно говорил он. — Знаете, мне полезно видеть в доме молодые лица… Садитесь — если, конечно, найдете свободные стулья.

— Какая чудесная комната! — воскликнула Джорджи, разглядывая полки, заполненные книгами о путешествиях, и огромную — во всю стену — карту мира. — Вы интересуетесь географией, мистер Смит?

— Папа хочет найти остров сокровищ! — весело отозвалась Элен. — Знаешь, папа, миссис Груин считает, что Нэнси могла бы тебе помочь!

— Вы специалист по поиску пропавших карт, юная леди? — спросил мистер Смит, и глаза его блеснули.

— Никогда не пробовала этим заниматься, — улыбнулась Нэнси, подстраиваясь под его тон. — Но должна признаться что все эти намеки на сокровища звучат довольно интригующе.

— Расскажи свою историю, папа! — попросила Элен с нетерпением.

Уступая ее настойчивости, мистер Смит начал свой увлекательный рассказ, который его юные гостьи слушали со все возрастающим изумлением.

— Прежде всего я должен назвать вам свое настоящее имя, — начал он. — Меня называют Томлином Смитом, хотя на самом деле Томлин — это моя фамилия, а не имя. Фамилию Смит я взял много лет тому назад, — так звали людей, усыновивших меня.

Моя мать умерла, когда мне было четырнадцать лет. Отец был капитаном океанского грузового судна «Морской ястреб». Он всю жизнь был моряком — так же, как и его отец и дед.

После смерти матери он не пожелал доверить нас с моим родным братом заботам чужих людей и поэтому взял нас обоих на борт своего судна. Мы жили в его каюте.

— Наверное, вы объездили весь мир!.. — восторженно заметила Джорджи.

— Я и в полдюжине портов не успел побывать, — покачал головой мистер Смит. — А если бы фортуна мне не улыбнулась, я утонул бы вместе со своим отцом.

— Неужели ваш корабль затонул?! — воскликнула Нэнси, подавшись вперед в своем кресле.

— Да, он пошел ко дну во время урагана — самого страшного из всех, о каких я когда-либо слышал. Проржавевшие швы старого грузовоза лопнули и разошлись. Экипаж боролся до последнего, но судно было обречено. Никто не знал этого лучше, чем мой отец.

— Что же вы тогда сделали? — в волнении спросила Бесс. — Бросились к спасательным шлюпкам?

— К этому я сейчас и перехожу. Когда отец понял, что старому кораблю конец, он позвал нас с братом к себе в каюту. Чувствуя, что видит нас в последний раз, он поведал нам странную историю. Оказывается, когда-то давным-давно наш дед-моряк зарыл на одном островке, затерянном в Атлантическом океане, сундук с сокровищами. Он оставил карту, на которой обозначено место, где спрятан клад.

Отец достал из сейфа пергаментную карту, — продолжал мистер Смит, — но вместо того, чтобы отдать ее кому-то из нас разорвал ее по диагонали от угла до угла на две части. «Вы должны разделить сокровища поровну, — сказал он. — Чтобы быть уверенным в этом, я разорвал карту таким образом, что никто из вас не сможет найти зарытый сундук, не имея обеих частей карты.

— Что же случилось дальше? — спросила Джорджи, когда мистер Смит остановился, чтобы перевести дыхание.

— Мой брат и я попали в разные спасательные шлюпки, и я больше никогда не видел его. Наш отец утонул вместе с судном. Внезапный взрыв расколол корабль от носа до кормы прежде, чем отец успел покинуть его.

Вместе с шестью матросами я высадился на маленький остров. Мы прожили там целый год, прежде чем нас подобрали и доставили в Соединенные Штаты. Я безуспешно пытался узнать, что сталось с моим братом Джоном Абнером, а потом меня усыновила семья по имени Смит.

— А что стало с вашей частью карты? — спросила Нэнси. — Неужели она пропала?

— Ничего подобного, — возразил мистер Смит. — Все эти годы я хранил ее, надеясь найти брата и отправиться на поиски зарытого сундука. Раньше у меня было достаточно денег, и я никогда не думал, что когда-нибудь буду в них нуждаться. А вот теперь…

Мистер Смит с тоской посмотрел в окно, и в беседе возникла неловкая пауза.

— Даже если бы мы нашли другую половину карты, у нас все равно нет денег, чтобы отправиться на поиски клада, — печально вздохнула миссис Смит.

— Но еще больше мне хотелось бы узнать, что стало с братом, — снова заговорил ее муж. — Что касается сокровищ, то по справедливости я не мог бы прикоснуться к ним, даже если каким-то чудом их удалось бы найти. Мой брат или его наследники имеют право на половину из них.

— Не будем пока что беспокоиться о наследниках, — вмешалась Элен, пытаясь подбодрить родителей. — Понимаешь, Нэнси, отец перебрал уже всех Томлинов — всех, кого только удалось разыскать. Но ведь его брат мог сменить фамилию, и если он теперь не похож на папу, то никто и не подумает, что они родственники. Единственным ключом в этом случае могла бы стать разорванная карта.

Нэнси молча выслушала рассказ мистера Смита. Ей хотелось немедленно приступить к раскрытию тайны и всем, чем только можно, помочь семейству Смитов.

— Могу я взглянуть на вашу половину карты? — решительно спросила она.

Мистер Смит попросил дочь достать карту:

— Я держу ее на втором этаже, в столе, там безопаснее, — объяснил он, когда Элен вышла.

Не прошло и пары минут, как девушка вернулась, держа в руках кусок старинного пергамента. Нэнси с интересом склонилась над ним, рассматривая странные пометки на карте.

— Вот тут как раз и находится остров сокровищ, — показал на карту Томлин Смит, — но, как видите, его название разорвано. Все, что осталось на моей половине — это «…мо-вый остров», а от этого толку мало.

— Я хотела бы снять копию с этой карты, — сказала Нэнси, закончив изучать пергамент. — Не возражаете?

— Нисколько, — ответил мистер Смит. — Боюсь только, что в таком виде из нее много не выжмешь. Я так и сказал сегодня мистеру Беллоузу — она гроша ломаного не стоит без половины, принадлежавшей моему брату.

— Вы имеете в виду человека, который уехал на голубом автомобиле? — нахмурилась Нэнси.

— Да, он вышел от нас как раз, когда вы подъехали.

— Мама сказала, что он приходил поговорить с тобой о карте, — вмешалась Элен. — Но как он о ней узнал?

— По его словам, он услышал эту историю от сына Тома Гэмбрелла, который был первым помощником капитана на корабле моего отца. Беллоуз предложил пятьдесят долларов за мою часть карты, сказав, что хочет иметь ее в качестве сувенира.

— Надеюсь, вы не согласились? — Нэнси не на шутку встревожилась.

— Конечно, нет. Я сказал Беллоузу, что не продам ее ни за какие деньги. Даже если пергамент ничего не стоит, это — последний дар моего отца, и я буду хранить его до конца своих дней.

— Я очень рада, что мистер Беллоуз вас не уговорил, — с облегчением вздохнула Нэнси. — Правда, я ничего о нем не знаю, но его вид мне не понравился. Кстати, вы ведь переменили фамилию, как же он вас нашел?

— А в самом деле! — воскликнул мистер Смит. — Мне и в голову не пришло спросить его об этом. Впрочем, он наверняка придет опять, вот я и задам ему этот вопрос.

— Вы показали ему вашу часть карты? — поинтересовалась Нэнси.

— Да, я попросил жену принести ее сюда, — ответил отец Элен. — Но мистер Беллоуз видел ее не больше секунды и, конечно, ничего не успел запомнить, — ты ведь этого опасаешься?

Нэнси ничего больше не сказала и занялась копированием карты, а остальные стали обсуждать концерт. Бесс и Джорджи с восторгом говорили о выступлении Элен, ее родители с гордостью улыбались. Затем миссис Смит принесла поднос с лакомствами, при виде которых толстушка Бесс жалобно застонала:

— Что же мне делать? Такой чудесный пирог, а я, так сказать, на диете!

— Стоит ли беспокоиться из-за парочки лишних фунтов? — ехидно поддразнила ее Джорджи.

— А я бы и не беспокоилась, если бы была такой же тощей, как ты, — парировала Бесс. — Ну ладно, я съем один маленький кусочек, даже если после этого растолстею до безобразия.

Время прошло быстро, и вскоре гости собрались уходить. Нэнси аккуратно сложила копию карты острова сокровищ и положила ее в сумочку.

— Может быть, я ничего и не надумаю, — сказала она мистеру Смиту на прощание, — но, по крайней мере, ваша тайна — неплохая гимнастика для ума. К тому же мне ужасно хочется приступить к поискам вашего брата.

Девушки уселись в машину Нэнси и отправились обратно в Ривер-Хайтс. На одном из перекрестков им пришлось остановиться у светофора. Прямо перед ними, пережидая красный свет, стоял голубой двухместный автомобиль.

— Смотрите, девочки! — воскликнула Нэнси, взглянув на ее номер. Похоже, это та самая машина, которую мы видели у дома Смитов!

— Точно, она! И за рулем этот мистер Беллоуз, — подхватила Джорджи.

Как только дали зеленый, голубой автомобиль рванул с места. Нэнси, хотя вполне могла бы его догнать, держалась чуть сзади.

— Ты собираешься его преследовать? — спросила Бесс.

— Я бы хотела побольше узнать об этом типе, — ответила ее подруга. — По-моему, карта мистера Смита интересует его гораздо больше, чем он хотел показать.

Бесс и Джорджи готовы были согласиться с запальчивым решением Нэнси догнать голубой автомобиль. Однако когда тот еще больше прибавил скорость, опасно срезая углы, стало ясно, что мистер Беллоуз пытается уйти от погони. Он дважды беспокойно обернулся назад.

— Он понял, что мы его преследуем, — заметила Джорджи. — Но почему это его так испугало?

— В самом деле, ведет он себя подозрительно, — отозвалась Нэнси. — Его интерес к карте мистера Смита кажется мне, по меньшей мере, странным…

— Но ведь мы тоже проявляем к ней интерес, — усмехнулась Джорджи. — Особенно ты, Нэнси.

— Мы — другое дело. Мы хотим помочь Смитам. А мистер Беллоуз, похоже, охотится за их собственностью. Боже, как этот человек ведет машину!

— Осторожно, Нэнси! — предупредила Бесс, вцепившись в край сиденья. — Мы приближаемся к железнодорожному переезду!

Семафор на переезде мигал, предупреждая о приближении поезда. Зная, что пытаться проскочить было бы опасно, Нэнси затормозила. Но автомобиль, шедший впереди, не остановился. Невзирая на опасность, мистер Беллоуз все прибавлял и прибавлял газу, и вот его машина пулей влетела на переезд!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:37 | Сообщение # 5
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
СТРАННЫЙ СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС

Бесс в ужасе зажмурилась, ожидая аварии, но в последнюю секунду голубой автомобиль все же умудрился проскочить перед самым носом поезда.

— Можно подумать, что за ним гонится полиция, — заметила Джорджи.

Пока длинный грузовой состав грохотал мимо, Нэнси через просветы между вагонами пыталась разглядеть, здесь ли еще машина Беллоуза. Но голубого автомобиля не было видно.

— Все, упустили, — мрачно объявила она. — Теперь нечего и пытаться его догнать.

Она медленно направилась в Ривер-Хайтс, развезла по домам Джорджи и Бесс и въехала на свою улицу как раз в тот момент, когда к дому подкатил автомобиль ее отца.

— Привет, Нэнси, — с улыбкой приветствовал дочку мистер Дру. — Я сегодня рано вернулся — у меня был довольно трудный процесс в суде.

Нэнси взяла отца под руку и повела его в сад.

— Папа, давай посидим здесь, — предложила она через некоторое время, указав на каменную скамейку, — Я хочу тебе кое-что показать.

— Небось письмо от Неда Никерсона? — поддразнил ее отец, взъерошив ей волосы. — Или уже от нового молодого человека?

— Ты же знаешь, что Нед слишком занят, чтобы писать мне письма! — рассмеялась Нэнси. — Во всяком случае, он меня ими редко балует… Это — карта острова сокровищ!

— Ты шутишь, я полагаю?

— Нет, папа, она настоящая. Вот, смотри. — И Нэнси вручила ему бумагу.

— Подозрительно похоже на твой почерк, моя дорогая.

— Это ведь только копия, которую я сделала с оригинала, — объяснила Нэнси.

И она рассказала все, что узнала сегодня в доме Томлина Смита. С некоторым волнением девушка ждала, что скажет отец.

— Думаю, что я скорее предпочел бы помочь семье Смитов в финансовом отношении, чем согласился бы на твое участие в деле, в котором замешан такой человек, как мистер Беллоуз, — сказал он наконец.

— Но я хочу в нем участвовать! И дело не только в сокровищах. Мистер Смит хочет, чтобы я нашла его пропавшего брата-близнеца. Он говорит, что ни за что не согласится взять себе все сокровища, если брата можно найти. Он настаивает, чтобы исчезнувший брат получил равную с ним долю.

— Ну, эту проблему легко решить, поместив половину денег в банк, — заметил мистер Дру. — Но что это я говорю! Я уверен, что никаких сокровищ не существует.

— Настоящая половина карты, которую я видела у мистера Смита, выглядит очень правдоподобно, папа. Наверное, это моя копия не произвела на тебя впечатления.

— Да, глядя на нее, место определить нелегко, — покачал головой мистер Дру. — Пергамент разорван так, что невозможно определить ни название, ни местонахождение острова. Ты не пыталась сверить карту с атласом?

— Нет еще, папа. Давай займемся этим сейчас, если не возражаешь?

Больше для того, чтобы не огорчать Нэнси, Карсон Дру прошел за ней в кабинет и принялся разглядывать карту. Но к тому времени, когда Ханна Груин позвала их ужинать, юрист был так заинтересован, что ему не хотелось уходить.

— Старый капитан Томлин был умный человек, — признал он. — Разорвав карту таким образом, он сделал так, что очертания острова распознать практически невозможно, так что без исчезнувшей половины толку от этой карты мало.

— Я рада, что ты сказал «практически», — усмехнулась Нэнси, проходя вслед за отцом в столовую. — Знаешь, папа, я хочу попытаться сделать невозможное. Завтра я немного пороюсь в публичной библиотеке.

На следующий день Нэнси потратила немало времени, изучая старые карты и отчеты о путешествиях. Однако, хотя библиотекарша разрешила ей пройти к книжным полкам, Нэнси не удалось найти ни одной морской карты, которая была бы сколько-нибудь похожа на сделанную ею копию.

Разочарованная, она перешла к изучению деловых и биографических справочников, внимательно просматривая списки фамилий. Но ни одного Джона Абнера там не нашлось.

Правда, затем она была несколько вознаграждена. В старом справочнике, содержащем сведения о пропавших судах, содержался краткий отчет о затонувшем грузовом судне «Морской ястреб», капитаном которого был Абнер Томлин, со списком офицеров и матросов, находившихся на борту судна. Аккуратно переписывая их имена, Нэнси заметила среди них имя Тома Гэмбрелла.

«Вот и первое свидетельство против мистера Беллоуза», — подумала она, собираясь уходить.

Покинув библиотеку, Нэнси направилась в ближайшую редакцию газеты и попросила разрешения посмотреть подшивки старых газет. Вскоре она уже была занята поиском статей, касающихся поместья семьи Чэтем. Без особого труда она нашла статью о продаже «Роки Эдж» после смерти его владельца Сайласа Норса.

«Теперь посмотрим, нет ли сообщений о каких-нибудь необычных изобретениях», — решила про себя девушка, листая страницу за страницей.

Скоро усилия юной сыщицы были вознаграждены. Глаза ее сверкнули от радости при виде заголовка: «Грабитель предъявляет иск. Вор, пострадавший в поместье, требует возмещения ущерба».

Статья рассказывала о том, как некий Спайк Доти забрался в дом мистера Норса. Но когда он уже собирался улизнуть с добычей, его внезапно зажало между двумя раздвижными панелями, он был довольно серьезно ранен. И хотя его арестовали за грабеж, Доти предъявил иск о возмещении ущерба.

«Сомневаюсь, чтобы он получил какую-то компенсацию, — улыбнулась Нэнси. — Надо попросить отца выяснить это».

Продолжая поиски, она нашла фотографию самого изобретателя и статью о нем. Там были и фотографии разных комнат в его доме, изображавшие двери-ловушки, потайные чуланы и всякие другие изобретения. Нэнси уже было решила, что Элен Смит все-таки лучше держаться подальше от «Роки Эдж», когда выяснила, что незадолго до смерти мистер Норе убрал все эти устройства.

«Однако одно из них, в Корабельном доме, он точно забыл убрать. Кто знает, не забыл ли он и еще кое-что?»

Нэнси решила немедленно поговорить обо всем этом с Элен, поэтому, вернувшись домой, она сразу же позвонила подруге. Та пригласила ее приехать к ней завтра вечером и остаться на ночь.

На следующее утро Нэнси сообщила Ханне Груин, что переночует сегодня у Элен в пансионе.

— Ты же знаешь, что завтра мы с Недом идем на танцы в колледж Эмерсона, — весело добавила она. — А Блэкстон как раз по пути.

— Прекрасно, но должна тебе напомнить, что я еще не подшила подол твоего нового вечернего платья, — заявила экономка. — Надень платье прямо сейчас, я подошью.

Пока Ханна наметывала край длинной юбки, Нэнси рассказала ей о том, что узнала в библиотеке.

— Все это мне не нравится, — проворчала Ханна, когда Нэнси окончила свой рассказ. — Ну-ка, повернись… Так, теперь в самый раз. Совсем не нравится мне все это. Я считаю, что Элен лучше не переезжать к Чэтемам, а Смитам следовало бы поостеречься этого мистера Беллоуза. А еще я думаю, что иногда пропавшим родственникам лучше так и остаться пропавшими. Мистер Смит еще может пожалеть, если найдет своего брата.

Высказавшись таким образом, миссис Груин, слегка запыхавшись, поднялась с колен. Она подождала, пока Нэнси снимет платье, и, захватив его, вышла из комнаты. Девушка немного постояла, глядя в пространство и размышляя над довольно резкими словами Ханны, хотя и сказанными с добрыми намерениями. Затем она позвонила отцу, чтобы попрощаться.

— Желаю тебе хорошо повеселиться, дорогая, но будь осторожна, — предупредил он ее. — И, пожалуйста, постарайся забыть о своем расследовании, хотя бы пока не вернешься домой.

Нэнси провела часа два в своем художественном училище и была приятно удивлена, увидев среди выставленных работ один из своих эскизов. Затем она направилась в Блэкстон и добралась до пансиона Элен как раз к обеду.

— Я так рада тебя видеть, Нэнси! — воскликнула Элен. — Входи и познакомься с моими друзьями. Кстати, ты не против, если мы переночуем у меня дома, а не здесь? Завтра мы здесь ставим оперетту, и я обещала привезти кое-что из дома.

— Конечно, я не против, — ответила Нэнси. — Нам даже удобнее будет поговорить наедине.

Нэнси прекрасно провела время: вкусно пообедала, затем с удовольствием посмотрела генеральную репетицию. Был уже одиннадцатый час, когда они с Элен уехали из Блэк-стона, и почти одиннадцать, когда они добрались до Уэйленда.

— Думаю, что мама с папой уже давно спят, — заметила Элен, когда они свернули на улицу, где она жила. — Они редко засиживаются допоздна.

Когда через несколько минут автомобиль подкатил к крыльцу, в доме Смитов, как она и предполагала, было совсем темно.

— У тебя есть свой ключ, Элен?

— О Господи, я его забыла! — воскликнула девушка. — Придется звонить…

Но на звонок никто не ответил. Подождав какое-то время, Элен попыталась позвонить еще раз, но и на этот раз никто не отозвался.

— Должно быть, мама очень крепко уснула, — решила Элен. — Хотя все равно странно…

— Попробуем через черный ход, — предложила Нэнси. — А если и он заперт, можно еще влезть через окно.

Двигаясь осторожно, чтобы не потревожить соседей, девушки обошли дом. Внезапно Нэнси остановилась, стиснув руку Элен.

К стене дома была приставлена длинная лестница, доходившая до открытого окна на втором этаже. В изумлении глядя на нее, девушки заметили темную фигуру, которая, крадучись, спускалась вниз по перекладинам.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:38 | Сообщение # 6
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПОХИЩЕННЫЙ ПЕРГАМЕНТ

— Вор! — взволнованно шепнула Нэнси на ухо Элен. — Ни звука! Постараемся его поймать…

Ни разу не шелохнувшись, девушки дождались, пока незнакомец окажется почти у самой земли, и — по сигналу Нэнси — дружно набросились на него.

— Эй, в чем де..? — вскрикнул мужчина, когда они вцепились в него.

Справившись с минутным удивлением, он вступил в драку. От одного его удара Элен покатилась в заросли вечнозеленого кустарника. Нэнси еще держалась, но чувствовала, что не может равняться силой с мускулистым парнем.

— А ну пусти! — рявкнул он. — А то хуже будет!

В этот момент огни проезжавшего автомобиля осветили дерущихся, и Нэнси на мгновение отчетливо увидела лицо незнакомца.

— Не пущу! — не сдавалась она.

В пылу борьбы они свалили лестницу, стоявшую у стены. Она упала, едва не задев Элен, и со страшным шумом ударилась о крышу гаража.

— Помогите, помогите, — закричала Нэнси, надеясь, что ее крик разбудит соседей.

В ту же минуту вор зажал ей рот своей жилистой рукой. Затем, стараясь освободиться, он приподнял Нэнси и швырнул ее на траву.

Нэнси ушиблась так сильно, что у нее перехватило дыхание. Пытаясь подняться, она увидела, что грабитель бежит по лужайке. Затем он перелез через изгородь и скрылся в спасительной темноте ночи.

— С тобой все в порядке, Нэнси? — Задыхаясь и немного прихрамывая, к ней подошла Элен.

В соседнем доме зажегся свет. Внезапно осветился и верхний этаж в доме Смитов. Мать Элен открыла окно и спросила, что происходит.

— Это я, мама, — ответила Элен. — Со мной Нэнси Дру. Боюсь, что нас обокрали… Мы с Нэнси пытались задержать грабителя, но у нас ничего не вышло.

— О Боже! — воскликнула миссис Смит. — Он убежал?

— Мы не могли удержать его. Как папа?

Ответа не последовало. Девушки догадались, что миссис Смит поспешила вниз, в комнату мужа.

Через несколько минут она отперла заднюю дверь. К этому времени несколько соседей подошли, чтобы выяснить причину суматохи. Нэнси объяснила, что произошло, и один из них пошел вызывать полицию.

Когда Элен и Нэнси вошли в комнату мистера Смита, он был вне себя от волнения. Больше всего его интересовало, что похищено.

— Я уверен, что он рылся в моем письменном столе! — воскликнул он. — И украл карту!..

— Ну, не волнуйся так, Томлин, — утешала его миссис Смит. — Может быть, девочки подоспели вовремя и помешали ограблению.

— На вашем месте я бы все проверила, — посоветовала Нэнси. — Вор мог обшарить весь дом.

Они с Элен принялись пересчитывать столовое серебро, чтобы убедиться, что ничего не пропало, а миссис Смит поспешила наверх. Через несколько минут она вернулась, и по ее расстроенному лицу они сразу поняли, что драгоценный листок пергамента исчез.

— Боюсь, что вор приходил именно за картой, — заметила Нэнси. — Кажется, больше ничего не украдено.

— Что за подлая выходка! — кипел от негодования мистер Смит. — Кто же этот негодяй и зачем ему понадобилась карта?

— Очевидно, затем, чтобы завладеть сокровищем! — воскликнула Элен. — Ах, папа, этот пергамент в самом деле был бесценным. И подумать только, что мы его потеряли.

— Ты забываешь, что я сняла копию, — напомнила ей Нэнси. — Красотой она не блещет, но, по-моему, сделана достаточно аккуратно.

— Да, действительно! Я совсем забыла. Нэнси, какая же ты умница!

— Моя карта со мной, — добавила Нэнси. — Я сделаю еще одну копию для вас.

Мистер Смит присоединился к похвалам дочери. К смущению Нэнси, он представил ее соседям, собравшимся у крыльца, и рассказал им о том, что она сделала. В тени деревьев, поодаль от толпы, стояли мужчина и женщина. Заметно было, что они здесь чужие.

— Ты слышала, Ирэн? — шепнул мужчина.

— Тс-с-с, Фред. Полицейские едут.

И они незаметно скрылись за угол дома, откуда через открытое окно они могли все видеть и слышать, сами оставаясь незамеченными.

Сержант Холмс спросил Нэнси и Элен, как выглядел грабитель. Элен не смогла вспомнить о нем ничего, кроме Удивительной силы. Однако Нэнси не только представила полиции подробное описание этого человека, но и нарисовала вчерне его портрет.

— Послушайте, да вы прямо художница! — восхищенно произнес сержант. — К тому же очень наблюдательная. Этот парень похож на одного нашего старого приятеля.

— На Спайка Доти, — добавил другой полицейский, изучая портрет. — Список его преступлений занял бы целую милю бумаги, и сейчас он разыскивается за другое ограбление. Вы не заметили татуировки на его левой руке?

— Было слишком темно, — покачала головой Нэнси. — Я лишь на миг увидела его лицо.

— Он невысокий, коренастый? — задумчиво спросил сержант Холмс.

— Да, — кивнула Элен, прежде чем Нэнси успела ответить.

— Тогда это несомненно Спайк. Он моряк, и довольно хороший, когда не отлынивает от работы.

Перед самым отъездом полиции Нэнси подошла к крыльцу. И как раз вовремя, чтобы заметить, как из-за угла поспешно вышли мужчина и женщина и сели в машину, стоявшую на некотором расстоянии вверх по улице. Расстояние было слишком большим, чтобы она смогла рассмотреть марку или номер машины.

«Странно, — подумала она. — Интересно, это просто любопытные зрители или они имеют какое-то отношение к ограблению?»

Утром Нэнси и Элен встали около девяти часов, помогли миссис Смит помыть посуду и отправились в музыкальный колледж в Блэкстоне. Они помогли подготовить сцену к спектаклю, пообедали, и Нэнси поехала на танцы в колледж Эмерсона.

— Я останусь там всего на одну ночь, — сказала она Элен при расставании. — А по пути домой заеду в «Роки Эдж» и попытаюсь разузнать еще что-нибудь.

— Большое спасибо. Я очень хочу заработать деньги, которые предлагает миссис Чэтем, чтобы осенью иметь возможность вернуться в колледж, — задумчиво произнесла Элен.

Нэнси не спеша ехала по проселочной дороге, наслаждаясь легким ветерком. Сзади на небольшом расстоянии шел серый автомобиль. Нэнси была так поглощена своими мыслями, что довольно долго не обращала на него никакого внимания.

Наконец она удивилась: «Интересно, почему эта машина едет за мной?»

Она умышленно замедлила ход, и идущая сзади машина тоже сбавила скорость. Тут Нэнси впервые пришла в голову мысль, что ее, по-видимому, преследуют. С растущим беспокойством она вспомнила, что у нее в сумочке лежит копия половины карты, принадлежащей Томлину Смиту.

«Пожалуй, пора разобраться, в чем дело, — проворчала она про себя. — Придется немного поиграть в прятки».

Нэнси вновь сбросила скорость и свернула на боковую дорогу. Она была уверена, что, если люди в сером автомобиле не следят за ней, они проедут дальше. Однако, взглянув в зеркальце, девушка с тревогой увидела, что автомобиль поворачивает вслед за ней.

«Без сомнения, меня преследуют, — взволнованно подумала она. — И к тому же они меня вот-вот догонят!»

К этому времени серый автомобиль был уже так близко, что она могла рассмотреть двоих на переднем сиденье — мужчину и женщину. Это была та самая пара, которая так поспешно скрылась от дома Смитов прошлой ночью! Постепенно, чтобы не показать своей тревоги, Нэнси увеличила скорость, но так и не смогла оторваться от преследователей.

«Эти так просто не отстанут, — с досадой подумала она. — Если я от них не оторвусь, они остановят меня на первом же пустынном участке дороги».

Прямо впереди была грязная дорога, ведущая, как знала Нэнси, в городок Гамильтон в двух милях отсюда. Без колебаний она свернула на эту дорогу, хотя ей это было и не по пути.

Еще один рывок на полной скорости позволил ей намного опередить машину преследователей. Тем не менее, въезжая в Гамильтон, она заметила, что они не отказались от погони.

Нэнси подъехала прямо к вокзалу, припарковала автомобиль и вбежала в здание. Войдя в телефонную будку, она позвонила Неду Никерсону в колледж Эмерсона и рассказала ему о своих неприятностях.

— Оставайся на месте, пока я не приеду, — посоветовал юноша. — Поезд на Гамильтон отправляется через пятнадцать минут. Если поспешу, я успею на него. Что бы ни случилось, не давай этим людям возможность подойти к тебе, когда ты одна.

— Пока я в относительной безопасности, — успокоила его Нэнси. — Кажется, мне удалось от них удрать.

Но не успела она повесить трубку, как серый автомобиль остановился бок о бок с ее машиной…

Не подозревая, что преследователи узнали о ее местонахождении, Нэнси сидела в зале ожидания. На обороте старого конверта она начала рисовать вторую копию части карты острова сокровищ, так как вспомнила, что еще не успела сделать копию для мистера Смита. Она была так поглощена своей работой, что не поднимала глаз, пока рядом с ней не села какая-то женщина. Она была лет тридцати пяти, склонная к полноте; ее холодный пристальный взгляд был прикован к работе Нэнси.

«Это одна из моих преследователей», — поняла Нэнси.

Резко поднявшись, она бросила оба рисунка в сумочку и быстро покинула здание вокзала. Одного взгляда ей было достаточно, чтобы убедиться, что сообщник женщины ждет поблизости, поэтому она пошла по улице в другую сторону.

«Надо хотя бы ненадолго скрыться от этих людей, — лихорадочно соображала она, прижимая сумочку к себе. — Что я должна сейчас сделать, так это быстрее закончить вторую копию карты».

Пройдя квартал, Нэнси подошла к большому универсальному магазину. Зайдя в него, она поднялась на третий этаж. Заметив в углу телефонную будку, девушка закрылась в ней.

«Несколько минут меня никто не побеспокоит, — усмехнулась она, открывая сумочку. — Теперь надо скопировать карту, только на этот раз…»

Потребовалось менее пяти минут, чтобы закончить эскиз. Понимая, что оба рисунка могут украсть, Нэнси запечатала первый экземпляр в конверт и написала на нем адрес отца. Но тут она вспомнила, что у нее нет с собой марки.

«Отправлю письмо в почтовом отделении, — решила она. — Они наверняка следят за мной, но делать нечего, придется рискнуть».

Нэнси надеялась, что ее преследователи не заметили, как она входила в магазин, но, выйдя из здания, она увидела тех самых мужчину и женщину, ожидавших у входа. И когда девушка быстро зашагала по улице, они последовали за ней в автомобиле.

«Сейчас они боятся ко мне приближаться, — думала Нэнси, — но если я останусь одна хоть на минуту, неприятностей мне не миновать».

Войдя на почту, Нэнси купила марку и отправила письмо. Она подождала немного в здании почты, и времени у нее осталось ровно столько, чтобы подойти к вокзалу к прибытию поезда, на котором должен был приехать Нед.

И действительно, подходя к зданию вокзала, Нэнси увидела медленно приближающийся поезд. Облегченно вздохнув, она ускорила шаги и смешалась с толпой пассажиров на платформе.

Поезд остановился, и Нэнси увидела Неда, выходящего из последнего вагона. Она радостно помахала приятелю рукой, на миг забыв об опасности.

В толпе устремившихся к поезду пассажиров кто-то слегка задел девушку, и ей показалось, что ее чуть дернули за руку. Нэнси вздрогнула и обернулась — как раз вовремя, чтобы заметить спину убегающего человека.

— Моя сумочка! — испуганно воскликнула она. — У меня украли сумочку!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:38 | Сообщение # 7
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

На тревожный крик Нэнси обернулось несколько пассажиров, но ни у кого не хватило присутствия духа, чтобы остановить убегавшего мужчину. Вор смешался с толпой и вскоре исчез из виду. Вышедший из здания вокзала полицейский попросил девушку описать, как выглядел похититель.

— Я не могу этого сделать, — огорченно призналась она. — По правде говоря, я смотрела в другую сторону, когда он вырвал у меня сумочку.

— Тогда, боюсь, у нас немного шансов поймать его, — покачал головой полицейский с сожалением. — Много ли у вас было при себе денег?

— В сумочке практически ничего. Но там были кое-какие мелочи, которые мне не хотелось бы потерять.

Пока Нэнси беседовала с полицейским, сквозь толпу к ним пробрался Нед Никерсон — красивый, атлетически сложенный юноша.

— Привет, Нэнси! — весело приветствовал он девушку. — Что-нибудь случилось?

— Сейчас расскажу, — пообещала Нэнси.

Поблагодарив полицейского за беспокойство, она отошла с Недом в уголок зала ожидания, где они могли поговорить!

— Нэнси, я чуть с ума не сошел, когда ты позвонила! — воскликнул Нед, усаживаясь рядом с ней. — Эти типы от тебя отстали?

— Они следили за мной, но мне удалось ускользнуть перед самым прибытием твоего поезда. Ах, я так рада тебя видеть! Я уже начала сильно волноваться…

— Я думаю! — воскликнул Нед. — Но расскажи мне обо всем по порядку. О чем ты говорила с полицейским? Что-то с твоей сумочкой?

— Ее вырвали у меня из рук как раз в тот момент, когда твой поезд прибыл на станцию.

— Те люди, которые тебя преследовали?

— Я не видела вора в лицо, но скорее всего, это был один из них или же их сообщник.

— Ты не представляешь, за чем они охотятся?

— Очень даже представляю, — улыбнулась Нэнси. — Но я их перехитрила!

— Охотно верю, — восхищенно посмотрел на нее Нед. — Как же тебе это удалось?

— Когда я поняла, что меня преследуют, я переложила все ценное из сумочки в карман платья. Все, что у меня украли — пудра, носовой платок, немного мелочи и несколько безделушек.

— Умница! — одобрил Нед, пожимая ей руку. — Так ты думаешь, им были нужны не деньги?

— Вот за чем они охотились, — ответила Нэнси, вынув из кармана вторую копию карты Томлина Смита и показывая ее приятелю.

— Ничего не понимаю, — насупившись, признался Нед, разглядывая рисунок. — Похоже на урок географии. Нэнси понизила голос:

— Это часть карты, указывающей, где зарыт клад.

— Ты собралась разыскивать сокровища капитана Флинта?

— Не смейся, Нед. Я знаю, это звучит фантастично, но это в самом деле ключ к зарытым сокровищам. Мы даже можем организовать экспедицию и на всех парусах поплыть на поиски клада, — весело добавила девушка.

— О, так у тебя и план уже есть, — рассмеялся Нед. — И если ты посвятишь меня в детали, я, возможно, соглашусь быть у тебя первым помощником капитана.

Нэнси поведала ему обо всем и с удовольствием отметила, что рассказ произвел на ее приятеля впечатление особенно в той части, которая касалась тайных ходов и прочих изобретений в доме Чэтемов.

— Кажется, ты столкнулась с двойной тайной, — заметил он, когда рассказ был окончен. — Бедный я, бедный…

— Почему, Нед?

— Потому что нынче летом я, кажется, нечасто буду тебя видеть: ты ведь намерена гоняться за этим исчезнувшим близнецом. Стоит тебе узнать о каком-нибудь новом деле вроде этого, и ты забываешь обо всем остальном.

— Разве ты не считаешь, что я должна помочь Элен и ее родителям?

— Ну, конечно, — поспешно ответил Нед. — Просто я надеялся, что мы с тобой сможем чаще видеться, когда кончатся занятия в колледже.

— Сможем, конечно, — рассмеялась Нэнси, — если вместе отправимся за зарытыми сокровищами.

— А что? Это мысль!

Нед взглянул на часы, и это напомнило Нэнси, что время идет и им пора отправляться, если они захотят добраться в колледж Эмерсона к обеду.

— Ты не возражаешь, если мы немного задержимся, пока я куплю новую сумочку и кое-какие мелочи? — спросила она. — Не могу же я пойти на танцы без пудры!

— Ну, ты будешь иметь успех даже с блестящим но-СОМ;— ответил Нед с улыбкой. — Все танцы на твоей карточке уже расписаны, и ребята предупредили меня, что намерены отбивать тебя друг у друга.

Слегка смущенная, Нэнси перевела разговор на менее щекотливую тему. Купив новую сумочку, ребята отправились в колледж. В общежитии, где Нэнси предстояло остановиться на ночь, девушку ожидал теплый прием: ей очень обрадовались компаньонка, мисс Хейнс, и несколько знакомых девушек, которые тоже были приглашены на танцы.

Поднимаясь наверх, чтобы переодеться в бальное платье, Нэнси вдруг услышала, как кто-то позвал: «Нэнси Дру к телефону!»

— Меня? — с удивлением спросила Нэнси, возвращаясь назад. — Может, это папа?..

Но это оказалась Элен Смит. Голос ее дрожал от волнения.

— Нэнси, прости, что беспокою тебя… — начала она. — Дело касается миссис Чэтем. Сегодня она пришла ко мне в колледж и решительно потребовала, чтобы я приняла решение в течение трех дней!

— И ты не могла увильнуть от ответа?

— Нет, она заявила, что три дня — это крайний срок. Что мне ей сказать?

— Завтра я сама с ней поговорю, — пообещала Нэнси. — А ты ничего пока не предпринимай, по крайней мере пока мы с тобой не увидимся.

— Я просто не могу себе позволить отказаться от этой работы!

— Я понимаю, — сдержанно ответила Нэнси. — Не беспокойся об этом, Элен. Если тебе все же придется отказаться, я постараюсь подыскать тебе другую работу.»

— Какая ты добрая, — благодарно прошептала Элен. — Мама с папой говорят, что ты самая великодушная из моих; подруг.»

Поговорив с Элен, Нэнси, немного поколебавшись, позвонила домой. Она надеялась застать дома отца, но его не было, поэтому она поговорила с Ханной Груин.

— Как хорошо, что ты позвонила! — обрадовалась экономка.

— Что-нибудь случилось? Ты, кажется, чем-то расстроена?

Еще бы! — фыркнула Ханна. — Примерно полчаса тому назад позвонил какой-то мужчина. Он не назвал себя, но голос у него был ужасно неприятный.

— Что он сказал?

— Держись подальше от дела Томлина, а то пожалеешь! Так и сказал, слово в слово! Насколько я понимаю, это предостережение предназначалось для тебя. И подумать только, что я сама подбила тебя принять участие в этой истории с картой острова сокровищ мистера Смита!

— Ну, ну не расстраивайся, — попыталась успокоить ее Нэнси. — Только трусы прибегают к анонимным звонкам.

— Я прошу тебя, оставь это дело! Элен и ее родителям надо помочь, но не ценой твоей безопасности!

Нэнси понадобилось немало времени, чтобы убедить экономку, что в данный момент никакая опасность ей не угрожает. Она ни словом не обмолвилась о случившемся на вокзале в Гамильтоне, зная, что это лишь прибавило бы беспокойства доброй миссис Груин.

«Интересно, кто же это звонил… — размышляла она, переодеваясь в вечернее платье. — Ну, да ладно. Сегодня надо забыть об этом и хорошенько повеселиться».

Новое белое платье Нэнси очень шло ей, выгодно подчеркивая привлекательность девушки. Когда она спустилась по лестнице, глаза Неда, ждавшего ее, засияли от восхищения.

Ужин удался на славу. У Нэнси состоялась оживленная беседа с одним из молодых преподавателей колледжа по вопросу о воссоединении потерявшихся родственников. Затем в спортивном зале заиграл великолепный оркестр из десяти инструментов, и начались танцы. Под звуки торжественного марша гости были представлены президенту колледжа и членам факультетского комитета.

С первых же минут Нэнси охватило веселье. Она танцевала с юношами, имена которых значились на ее карточке. За тем, как и предсказывал Нед, молодые люди, оставшиеся без дам, стали отбирать партнерш друг у друга.

Во время перерыва Нед сказал, что хотел бы представить ей очередного студента, записанного на карте Нэнси.

— Я его не очень хорошо знаю, но танцор он замечательный, — пояснил Нед. — Он поступил в наш колледж только в этом году. Его зовут Билл Томлин.

— Ты сказал — Томлин? — спросила Нэнси, вскинув на него изумленный взгляд.

— Да. Ты с ним знакома?

— Я этого не говорила, Нед, но ведь так же звали того морского капитана, который зарыл на острове сокровища!

— В самом деле! В таком случае, как я понимаю, ты непременно хочешь встретиться с этим молодым человеком.

— Конечно, хочу, — подчеркнуто ответила Нэнси. — Может, он и не родственник старому моряку, но я считаю, что нельзя упускать никакую возможность.

Билл Томлин оказался симпатичным, немного наивным юношей лет двадцати. Танцевал он действительно хорошо, но в толпе соседние пары то и дело наступали на красивые туфли Нэнси.

— Боже мой, простите меня, — извинялся Билл, ужасно огорченный этим обстоятельством. — Я, наверно, кажусь вам неуклюжим, но здесь так много народа…

Нэнси постаралась успокоить его. Затем она осторожно поинтересовалась, не было ли у него в роду моряков.

— Конечно, были, — ответил он. — Брат моего деда был морским капитаном.

— Скажите, не было ли у него, случайно, сыновей-близнецов? — продолжала Нэнси, затаив дыхание.

— И это верно, — подтвердил юноша, с любопытством глядя на нее. — Один из них, насколько я знаю, также был морским капитаном. Что сталось с другим братом, мне неизвестно.

— Этот капитан еще жив? — спросила Нэнси, стараясь скрыть все возрастающее волнение. — Не знаете ли, как его можно было бы найти?

Но Билл Томлин не успел ответить, так как в эту минуту музыка внезапно оборвалась. Один из оркестрантов громко Ударил в большой барабан, и слова попросил мистер Гарвин, председатель танцевального комитета.

— Дамы и господа, прошу внимания! Я должен сделать очень важное заявление!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:39 | Сообщение # 8
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПОБЕГ

Зал замер, пытаясь угадать, что же это за важное заявление. А председатель между тем продолжал:

— Следующий номер нашей программы — пантомима, приготовленная драматическим кружком колледжа Эмерсона. Но, как вы знаете, у нас существует обычай — каждый год выбирать самую красивую девушку, которую мы провозглашаем королевой бала! Она надевает фестивальный наряд и корону. После тщательного обсуждения комитет факультета и студенты сделали свой выбор.

— Интересно, кто же эта счастливица? — сказал Билл Томлин. — Этот титул всегда достается самой красивой и популярной девушке.

Гарвин хлопнул в ладоши, прося внимания: в зале было шумно, так как все принялись обсуждать кандидатуры на роль королевы.

— Мисс Нэнси Дру, не будете ли вы так любезны пройти на сцену? — сказал он, улыбнувшись девушке.

Зал одобрительно зааплодировал: выбор, без сомнения, вызвал всеобщий восторг.

Немного смущенная, Нэнси грациозно поклонилась, поднялась на импровизированную сцену, надела позолоченную корону и заняла почетное место.

Свет немного притушили, и пантомима началась. Лица актеров скрывали черные полумаски, так что различить их было невозможно. Правда, Нэнси показалось, что в Черном демоне она узнала Неда, но прежде чем она в этом удостоверилась, свет в комнате внезапно совсем погас.

— Эй, — раздался мужской голос, — в чем дело? Это что, так и надо?

После небольшого замешательства свет зажегся снова.

— Прошу прощения у уважаемой публики, — извинился председатель. — Очевидно, какой-то шутник решил таким образом усилить впечатление от пантомимы.

— Послушайте, а где королева? — спросил вдруг Билл Томлин, удивленно глядя на сцену.

И в самом деле, изящно задрапированное кресло, на котором только что сидела Нэнси, опустело.

— Действительно, где она? — спросил Нед, в тревоге выступая вперед. — Или это входит в программу?

— Уверяю вас, что нет. — Распорядитель танцев был в отчаянии. — Вероятно, Нэнси Дру вышла подышать свежим воздухом.

Это объяснение удовлетворило большинство присутствующих, но и Билл, и Нед чувствовали, что Гарвин сам не верит в это. Как только оркестр заиграл снова, они тотчас присоединились к распорядителю и вместе вышли на веранду, чтобы обсудить ситуацию подальше от посторонних ушей.

— С Нэнси что-то случилось! — взволнованно воскликнул Нед. — Надо вызвать полицию!

— Только не это, — взмолился Гарвин. — Если эта история попадет в газеты, о колледже Эмерсона пойдет дурная слава. К тому же мы еще не уверены, что с Нэнси что-то произошло.

Но пока они втроем разыскивали ее по всему студенческому городку, Нэнси оказалась уже в нескольких милях от него. Серый автомобиль, вихрем летевший по проселочной дороге, увозил ее все дальше и дальше…

Когда в зале погасли огни, к королеве бала бесшумно подошел человек в полумаске, которого она приняла за одного из актеров.

— Пойдемте со мной! — пригласил он.

В полной уверенности, что это часть представления, Нэнси повиновалась. Но как только они вышли в холл, из-за ширмы с нарисованными пальмами выступила женщина, вместе с мужчиной заткнула Нэнси рот и втолкнула ее в ожидавший их автомобиль. Слишком поздно девушка поняла, что попала в руки тех самых людей, которые преследовали ее в Гамильтоне.

— Сейчас я выну кляп, — услышала она спокойный голос. — Не двигайся и не пытайся убежать. Просто отдай нам карту, и мы не причиним тебе вреда.

Нэнси немного подвинулась и взглянула на женщину, которая, как клещами, сжимала ее руки. Лицо женщины закрывала густая вуаль. Машину вел мужчина — он так и не снял свою полумаску.

— Так это вы погасили свет? — спросила Нэнси как можно более небрежно. — Вы выследили меня в колледже Эмерсона!

— Хватит болтать, — резко оборвала ее женщина. — Давай сюда карту, иначе я сама возьму ее у тебя.

— Но у меня нет никакой карты!

— Не пытайся меня обмануть! Или ты думаешь, что обхитрила нас, когда вынула ее из сумочки? Давай ее сюда, тебе говорят!

— Я же сказала — карты у меня нет, — повторила Нэнси. — Я не имею привычки носить такие вещи на танцы.

— Она должна быть у тебя! — настаивала женщина. — И я получу ее, чего бы это ни стоило!

И она принялась грубо обыскивать Нэнси — но безрезультатно.

— Что ты с ней сделала? — зло спросила похитительница.

Нэнси молчала.

— Хорошо, можешь не говорить, — проворчала женщина. — Посмотришь, к чему это приведет! Мы будем держать тебя взаперти, пока карта не окажется у нас в руках.

Эта угроза повергла Нэнси в отчаяние: она не сомневалась, что преступники исполнят свое обещание. К тому же девушка понимала, что если ее отец узнает о похищении, он немедленно отдаст карту, чтобы спасти дочь.

Ах, если бы она только могла найти хоть какой-нибудь выход из этой ситуации!

Автомобиль приближался к перекрестку. На светофоре горел зеленый, но Нэнси надеялась, что, если счастье ей улыбнется, он сменится красным прежде, чем автомобиль подъедет к перекрестку. Она решила предпринять отчаянную попытку к бегству. Для этого надо было прежде всего отвлечь внимание женщины.

— Ужасно глупо с вашей стороны держать меня заложницей, — громко произнесла она. — Тем более что оригинал карты все равно похищен.

— Думаешь, мы этого не знаем? — откликнулся мужчина с переднего сиденья.

— Ну, конечно, знаете, ведь наверняка вы и организовали эту кражу, — хитро заметила Нэнси.

— Ничего подобного! Я просто слышал, как Томлин Смит рассказывал об этом. Но был сделан дубликат, и он у тебя.

— Днем ты незаметно вытащила его из сумочки, — добавила женщина.

— А вы уверены, что это я взяла его из сумочки? Вероятно, ваш приятель сможет объяснить, куда делась карта?

В это время водитель резко затормозил перед красным сигналом светофора. Он зло глянул через плечо на Нэнси.

— Ты что, пытаешься нас поссорить? — рявкнул он. — Откуда мне знать, где карта?

— А что вы так волнуетесь? Совесть замучила? — мило улыбнулась Нэнси.

— Послушай, Фред, если ты собираешься меня провести… — вскричала женщина тоном полным подозрения. — Если ты только…

— Уймись, — оборвал ее мужчина. — Надоела!

— Ты сговорился со Спайком Доти, а от меня хочешь избавиться! — визгливо обвиняла его сообщница. — Все деньги хочешь забрать себе, а меня бросить?..

Оба были целиком поглощены ссорой, и Нэнси поняла, что ей предоставляется прекрасная возможность сбежать. Медлить было нельзя: вот-вот снова загорится зеленый свет.

Собрав все свои силы, девушка вырвалась из рук державшей ее женщины, в мгновение ока распахнула дверцу автомобиля, выпрыгнула наружу и бросилась бежать.

Она слышала за спиной крик женщины: «Лови ее, Фред! Не давай ей уйти!»

Нэнси лихорадочно соображала, что делать. По обе стороны дороги шла глубокая канава и забор из колючей проволоки, отделяющий дорогу от полей.

Скованная в движениях развевающимся по ветру длинным белым платьем, Нэнси понимала, что ей вряд ли удастся убежать, если мужчина погонится за ней. Она была в полном отчаянии, как вдруг сзади возник длинный луч света. Сердце Нэнси взволнованно забилось: это был свет фар автомобиля. При свидетелях похитители не осмелились бы снова напасть на нее. Если бы только ей удалось сесть в приближающийся автомобиль, она была бы спасена!

Нэнси знала, что опасно ночью садиться в машины к незнакомым людям, но выхода у нее не было. Как бы это ни было неблагоразумно, она должна попытаться остановить приближающийся автомобиль!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:39 | Сообщение # 9
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПРИВИДЕНИЯ

Нэнси подняла руку, прося водителя остановиться. Раздался скрежет тормозов, но автомобиль старой модели по инерции пролетел еще несколько ярдов.

— Не останавливайся, Генри! — дрожа, вскричала женщина, сидевшая в автомобиле. — Это привидение! Поехали дальше!

Нэнси совсем забыла, что белое платье покрывает ее с головы до ног. Опасаясь, что пожилая чета проедет мимо, она закричала как полоумная:

— Пожалуйста, подождите! Я не привидение! Прошу вас, остановитесь!

К ее великому облегчению, водитель внял ее просьбе.

Нэнси подбежала к машине. Не дожидаясь приглашения, она взобралась на переднее сиденье и устроилась рядом с фермером, сидевшим за рулем автомобиля.

— Поехали быстрее, пожалуйста! — взмолилась она. — Люди вон в той машине гонятся за мной!

Водитель и его жена смотрели на Нэнси в полном изумлении.

— Так ты не привидение? — никак не могла успокоиться старушка.

Тем временем ее муж переключил скорость, и автомобиль рывком двинулся вперед.

— Совсем не привидение, — смеясь, ответила Нэнси. — Я, так сказать, королева.

— Значит, вы прибыли из какой-то далекой страны? — в благоговейном страхе посмотрела на нее пожилая женщина.

— Ах, нет. Я королева всего на одну ночь. Видите ли, меня избрали королевой бала на танцевальном вечере в колледже Эмерсона. К сожалению, я не очень долго играла эту роль. Меня похитили люди, которые сидят вон в том сером автомобиле.

Нэнси с удовлетворением отметила про себя, что водитель серого автомобиля не пытается ее преследовать.

— Да ну! Не может быть, — усмехнулся фермер. — А я было подумал, что это просто шайка грабителей. Чего только не выдумают эти студенты! Это ведь они придумали все это похищение, правда?

— Нет, студенты здесь ни при чем, — принялась было объяснять Нэнси. Но, заметив, что фермер и его жена смотрят на нее с еще большим изумлением, она решила, что лучше не беспокоить их своим рассказом.

— Скажите, колледж вам не по дороге? — спросила она совсем другим тоном.

— Мы с удовольствием тебя подбросим, — ответил фермер с явным облегчением оттого, что от непрошеной пассажирки можно будет так быстро избавиться.

Через двадцать минут старый автомобиль с грохотом подкатил к стоянке перед зданием колледжа Эмерсона. Нэнси поблагодарила пожилую чету и вышла из машины. Когда она поднималась вверх по дорожке, ей навстречу выбежали Нед и Билл Томлин.

— Нэнси, это вы? — спросил Томлин. Он не мог как следует разглядеть ее лицо в темноте.

— Да, королева собственной персоной, — рассмеялась Нэнси. — А вы уж думали, я отреклась от трона?

— Мы ужасно беспокоились, — взволнованно сказал Нед, спеша к ней. — Где ты была?

— Меня похитили те двое, которые гонялись за мной сегодня днем. Но, пожалуйста, никому об этом не говорите!

— Ты что, не собираешься сообщать в полицию? — неодобрительно спросил Нед.

— Нет, пока не поговорю с отцом. Я не хочу, чтобы кто-нибудь понял, что я исчезала не по своей воле. Надо обратить все это в шутку.

— Мистер Гаврин только что отправился звонить в полицию, — сообщил Нед. — Но если ты так считаешь, я попытаюсь его остановить.

— Пожалуйста, — попросила Нэнси. — Если о похищении станет известно, это разрушит все мои планы.

Нед поспешил к колледжу, а Нэнси и Билл Томлин не торопясь пошли за ним. Нэнси рассказала поподробнее о своем приключении, а затем, пользуясь случаем, напомнила молодому человеку, что он так и не ответил на ее вопрос об исчезнувшем капитане Томлине.

— Вас похитили прежде, чем я успел рассказать об этом, — со смехом ответил Билл. — Капитан Томлин умер, когда я был еще подростком. По правде говоря, я мало знаю о нем и о его брате-близнеце. Мой отец мог бы рассказать вам гораздо больше.

— Как я понимаю, ваши родители живут в другом городе? — задумчиво произнесла Нэнси.

— Да, в Кёкленде, — ответил Билл.

— В самом деле? Так я же проезжаю через этот городок по дороге в Ривер-Хайтс!

— Так, может быть, заедете к нам и поговорите с моим отцом. У него там в Кёкленде большой магазин и офис.

— Мне не хотелось бы злоупотреблять его гостеприимством…

— Он будет очень рад видеть вас, — искренне сказал Билл. — Если на то пошло, я сам позвоню отцу и предупрежу, что вы заедете.

Прежде чем Нэнси успела ответить, в холл ввалилась целая толпа молодых людей и девушек и окружила ее. Она умело отвечала на их вопросы, стараясь создать впечатление, что ее исчезновение было всего-навсего частью праздника. Ребят ее объяснения вполне удовлетворили, и королеву бала с большим почетом препроводили в танцевальный зал. Веселье продолжалось допоздна, пока звуки песни «Дом, милый Дом» не возвестили о том, что танцевальный вечер окончен, и усталым, но довольным девушкам пришлось распрощаться со своими кавалерами.

Наутро Нэнси поднялась рано, чтобы успеть заехать в Кёкленд по дороге в Ривер-Хайте. К ее разочарованию, она не увидела больше молодого Томлина, но Нед сказал, что Билл просил передать ей, что он звонил отцу и мистер Томлин будет ждать Нэнси.

— Прекрасно! — воскликнула Нэнси, садясь в автомобиль. — Я чудесно провела время, Нед. Спасибо за все.

— Могла бы и остаться до обеда… — добродушно посетовал он. — Прошу тебя, нигде не срезай дорогу. Держись основного шоссе, и, может быть, сегодня тебя не похитят.

— Не беспокойся, Нед. Второй раз я не попадусь!

Поездка в Кёкленд заняла менее часа, и Нэнси была уверена, что за ней никто не следил. Она без труда нашла магазин мистера Томлина. Как только она назвала себя, секретарша провела ее в кабинет хозяина.

— Доброе утро, — сердечно приветствовал ее хозяин магазина, мужчина средних лет, указывая на кожаное кресло. — Билл говорил мне о вас по телефону, мисс Дру. Как я понимаю, вы интересуетесь историей семьи Томлинов?

— Действительно, интересуюсь, — охотно отозвалась Нэнси. — Если вы не очень заняты, можно задать вам несколько вопросов?

— Я постараюсь ответить на них как можно точнее.

Тогда Нэнси спросила о капитане Томлине, третьем моряке в их семье. Владелец магазина подтвердил, что он умер много лет назад от болезни, поразившей его во время плавания в Японию.

— Капитан Джон Томлин был моим двоюродным братом, — задумчиво заметил он. — Очень сердечный, добрый человек. Все, кто его знал, любили и уважали его.

— Не можете ли вы сказать, был ли у него брат-близнец?

— Безусловно, был, — без колебаний ответил владелец магазина. — Я полагаю, он погиб в море, когда «Морской ястреб» затонул.

— Остались ли у капитана Томлина жена и дети? — задала Нэнси следующий вопрос.

— Он был женат, но детей у него, насколько мне известно, не было. К сожалению, я не могу сказать вам, что сталось с его женой. Миссис Томлин исчезла вскоре после смерти своего мужа, и с тех пор от нее не было известий.

— Каким человеком был капитан Томлин? — спросила Нэнси через минуту. — Может, у него было какое-нибудь хобби?

— Да, он любил коллекционировать разные диковинки, особенно редкие морские раковины. У меня до сих пор хранится одна из них — он подарил мне ее много лет назад.

И мистер Томлин открыл ящик письменного стола. Порывшись в ворохе бумаг, он достал маленькую яркую морскую раковину.

— Она называется «Лапа льва», — сказал он, передавая ее Нэнси. — Красиво, не правда ли?

— Она прекрасна!.. А не было ли у капитана еще какого-либо хобби, кроме коллекционирования раковин?

— Он считался знатоком старых морских песен. Мог петь их часами.

— Должно быть, у него был хороший голос? — заметила Нэнси, весьма заинтересовавшись этим сообщением.

— Действительно, пел он хорошо.

Похоже, что все услышанное Нэнси доказывало, что капитан Томлин и есть исчезнувший брат-близнец Томлина Смита.

Чувствуя, что ей следует объяснить владельцу магазина причину своего интереса к их семье, она рассказала ему об этом предположении.

— Я хочу увидеться с Томлином Смитом! — тотчас же заявил он. — Он все еще похож на капитана?

— Откуда же мне знать?

— Где-то дома у меня была фотография капитана Томлина, — задумчиво произнес владелец магазина. — Может, она вам поможет?

— Конечно, она мне очень поможет!

— Тогда я пришлю вам эту фотографию, если отыщу ее, — пообещал мистер Томлин. — Только напишите мне свой адрес.

Нэнси была просто в восторге от столь успешной беседы: она чувствовала, что продвинулась далеко вперед в разгадывании тайны владельца второй половины карты острова сокровищ. Весело шагая по магазину к выходу, она увидела прилавок, заставленный рыболовными принадлежностями. Товары были высшего качества, но цены были снижены, чтобы ускорить продажу.

«Сегодня у меня счастливый день, — думала Нэнси, разглядывая удочки и лески. — Отцу нужны новые снасти, а это именно то, что ему надо».

Она отобрала комплект снастей и заплатила за него. Пока покупку упаковывали, Нэнси зашла в телефонную будку и позвонила Бесс Марвин в Ривер-Хайтс.

— Привет, Бесс, это Нэнси, — начала она, совсем забыв, что подруга всегда узнает ее по голосу. — Я еду в поместье миссис Чэтем, но отец не хочет, чтобы я ездила туда одна. Не можете ли вы с Джорджи встретиться со мной там примерно через полчаса?

— Лично я с удовольствием, — тотчас же согласилась Бесс. — Можешь не сомневаться, я захвачу с собой и Джорджи.

— Вы мне очень поможете, — и Нэнси понизила голос, чтобы ее не было слышно снаружи. — Я собираюсь обследовать музыкальный салон, а вы пока займете миссис Чэтем разговором, чтобы она ничего не заподозрила.

— Хорошо, — согласилась Бесс. — Только, пожалуйста, будь осторожна!

Поболтав еще немного, Нэнси вышла из телефонной будки, забрала пакет со своими покупками, погрузила их в автомобиль, ожидавший на стоянке, и отправилась в «Роки Эдж».

Все-таки она прибыла в поместье раньше своих подруг. Нэнси уныло смотрела на дорогу, пытаясь определить, как долго ей еще придется ждать, как вдруг до нее долетел пронзительный крик. По всей вероятности, крик доносился со стороны строения, которое Трикси называла «Корабельным домом».

Нэнси выскочила из машины и побежала по тропе по направлению к дому. Выбежав из дубовой рощи, она заметила Трикси. Девочка со всех ног мчалась прочь от домика, и ее длинные косы развевались на ветру.

— Привидения! Привидения! — кричала она. — Я их видела! Они там, в доме!..

Девочка не видела Нэнси и не слышала слов, которыми та пыталась ее успокоить. Вне себя от ужаса Трикси перемахнула через ограду и едва не попала под колеса приближавшегося автомобиля.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:39 | Сообщение # 10
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
НЭНСИ ВЕДЕТ РАССЛЕДОВАНИЕ

Ни секунды не раздумывая, Нэнси бросилась за перепуганной Трикси и схватила ее за платье. Она едва успела оттащить девочку с дороги как раз в тот момент, когда мчавшийся на полной скорости автомобиль со свистом пролетел мимо.

— Пустите меня! Пустите! — кричала девочка, пытаясь вырваться. Но, увидев, кто ее держит, она немного расслабилась. — Ах, это ты, — облегченно вздохнула она.

— Что тебя так напугало, Трикси? — ласково спросила Нэнси. — Ты чуть не попала под машину, бедненькая моя!

Девочка зарыдала. Ее маленькое худенькое тельце дрожало как в лихорадке. Пока Нэнси пыталась успокоить ее, еще один автомобиль подъехал и остановился рядом с ними. За рулем была Джорджи, возле нее сидела Бесс.

— Эй, что случилось? — встревоженно спросила Бесс, выходя из машины. — Трикси, с тобой все в порядке?

— Более или менее, — ответила Нэнси, — если не считать, что она едва не попала под машину. Ее что-то испугало, и она выскочила прямо на дорогу.

— Что же это было, Трикси? — спросила Джорджи, наклонившись, чтобы погладить ребенка по руке.

Трикси прижалась к Нэнси, испуганно глядя на ее подруг.

— Это… это было привидение, — ответила она дрожащим голосом. — Огромное, с горящими глазами. Оно глядело на меня из окна Корабельного дома!

— Ну, Трикси, ты, конечно, сама не веришь в это, — рассмеялась Джорджи. — Мы же с тобой знаем, что никаких привидений не бывает!

— А кого же я тогда видела? — возразила девочка. — Там прячется кто-то ужасный, с огромными глазами!

Джорджи, с ее мальчишеской прямотой, уже готова была заявить, что Трикси, конечно, сама это все придумала. Но прежде чем она заговорила, Нэнси спокойно произнесла:

— Знаешь, Трикси, что мы сейчас сделаем? Вы с Бесс бегите домой, а мы с Джорджи пойдем в музыкальную студию и попытаемся узнать, что же там тебя так испугало.

— А вдруг оно нападет на вас? — взволнованно спросила девочка.

— Мы будем осторожны. А ты иди за Бесс и ничего не бойся. Ты же храбрая маленькая девочка, правда?..

Не очень охотно Трикси позволила Бесс увести ее по тропинке к дому. А Джорджи и Нэнси двинулись в противоположном направлении — к Корабельному дому.

— Знаешь, Трикси вовсе не выдумала эти горящие глаза, — сказала Нэнси, понизив голос. — В первый день, когда я приехала сюда, я зашла в домик и тоже видела кое-что странное. Вот почему отец не разрешил мне больше приходить сюда одной.

— Ты думаешь, там кто-то прячется?

— Ну конечно, не знаю только, кто бы это мог быть. Прежде чем Элен примет предложение миссис Чэтем, мы должны в этом разобраться. Ты не боишься?

— Я пойду за тобой всюду, куда ты меня поведешь, — мужественно пообещала Джорджи.

Девушки осторожно обошли вокруг загадочного дома, но ничего необычного не увидели и не услышали.

— Ну что же, можно входить, — решила наконец Нэнси. — Но будь начеку!

Она нажала на ручку двери, рассчитывая войти в дом так же легко, как в первый раз, но, к ее удивлению, дверь не поддалась.

— Странно, — озадаченно заметила девушка. — Раньше салон не запирали…

— Тогда, может, влезем через окно? — предложила Джорджи, пробуя открыть одно из окон по фасаду. Но оно тоже не поддалось — так же, как и все другие окна, как ни силились они их открыть.

— Ну вот и конец нашего маленького расследования, — разочарованно вздохнула Нэнси. — Интересно, хватит ли у меня духу попросить у миссис Чэтем ключ?

— А почему бы и нет, — пожала плечами Джорджи. — В худшем случае она просто тебе откажет.

Взявшись за руки, девушки пошли к дому. Бесс и миссис Чэтем разговаривали, сидя на веранде, а на ступеньках крыльца Трикси играла с красивой белой кошкой. Звонкий смех девочки явно действовал ее матери на нервы.

— Трикси, ты можешь хоть минуту посидеть тихо?! — раздраженно крикнула женщина. — Ты меня с ума сведешь, честное слово!

— Как я могу сидеть тихо, если мне не сидится, — вздохнула ее дочь. — Мне нравится шуметь и смеяться, а ты всегда говоришь: «Сиди тихо, не делай того, не делай этого!» Как жаль, что папа умер. Он мне все разрешал делать!

— Трикси! — одернула ее миссис Чэтем. — Ни слова больше, или ты пойдешь в свою комнату.

— Да, мама, — пробормотала Трикси и замолчала.

Нэнси почувствовала жалость к ребенку: она знала, что недавно пришлось пережить Трикси. Впервые ей пришло в голову, что поведение девочки, вероятно, является результатом нервного потрясения, вызванного страхом. Она была почти уверена, что миссис Чэтем ничего не знает о странных происшествиях в Корабельном доме. Чтобы проверить свое предположение, она спросила хозяйку, кто пользуется маленьким домиком.

— Да никто, — удивленно пожала плечами миссис Чэтем.

— А вы сами никогда туда не ходите?

— Почти никогда. С тех пор как мой муж умер, я не хочу тревожить память о нем.

— Тогда вы, очевидно, держите салон на замке? — осторожно поинтересовалась Нэнси.

— Обычно он заперт, — подтвердила владелица поместья. — Но сейчас я оставила его открытым, чтобы Трикси могла там поиграть. Но она и слышать об этом не желает; вы видели когда-нибудь более странного ребенка?

— Ну, я не сказала бы, что Трикси странная, — возразила Нэнси, улыбаясь девочке, внимательно прислушивавшейся к разговору. — Без сомнения, у нее есть веские причины, чтобы отказываться играть в салоне. Вы когда-нибудь спрашивали ее, почему она не любит этот домик?

— А что толку? — со вздохом ответила миссис Чэтем. — У Трикси очень живое воображение, и она рассказывает самые невероятные истории. Вы просто плохо ее знаете.

У Нэнси еще не сложилось окончательного мнения относительно характера миссис Чэтем. Ей хотелось верить, что эта женщина любит свою дочь, но не может понять ее. Несомненно, вдова не подозревала, что непослушание Трикси — скорее всего, результат ее одиночества. Если мать ей не верит и слуги с ней неласковы, бедняжке, конечно, нужен друг. И Элен Смит могла бы стать именно таким человеком.

— Вы упомянули в прошлый раз, что ваш муж коллекционировал модели кораблей, — немного погодя заговорила Нэнси.

— Вы хотели бы посмотреть коллекцию? — вежливо осведомилась миссис Чэтем.

— Да, очень!

— Сейчас, только возьму ключ, — сказала миссис Чэтем, поднимаясь с висевших на веранде качелей, на которых она сидела.

Теперь больше, чем когда-либо, Нэнси была убеждена, что вдова даже не подозревает, что в коттедже что-то неладно.

Поскольку Трикси наотрез отказалась даже приближаться к Корабельному дому, ее мать и три девушки пошли в салон без нее. Отперев дверь, вдова первой вошла внутрь. Девушки последовали за ней. Нэнси быстро окинула взглядом запыленную комнату. Казалось, ничто не изменилось со времени ее первого прихода сюда. Не было никаких следов того, что кто-то входил в комнату или отодвигал панель в стене.

— Ах, какой красивый кораблик! — воскликнула Бесс, устремляясь к прекрасной модели клиппера на каминной полке в глубине комнаты.

Пока ее подруги беседовали с миссис Чэтем, Нэнси села за пианино и нерешительно притронулась к клавишам. Громкие чистые звуки отозвались в комнате долгим эхом.

«Очень странно», — подумала девушка.

Обернувшись, она спросила миссис Чэтем, нет ли у пианино какой-либо секретной пружины, которая по временам не дает ему звучать.

— О, Боже, конечно, нет! — рассмеялась женщина. — По крайней мере, я об этом ничего не знаю. Правда, этот дом был построен изобретателем, который придумал множество любопытных приспособлений. Но, насколько мне известно, все они были уничтожены.

— Пианино уже стояло здесь, когда вы купили поместье?

— Да. Мы ничего здесь не меняли. Фактически этот дом никогда не использовался.

— А вы случайно не обнаружили здесь секретных панелей? — в нетерпении спросила Нэнси.

— В моей спальне есть одна такая панель, но она совершенно никуда не ведет. Как-то раз Трикси случайно попала за нее и с тех пор боится заходить ко мне в комнату. Слава Богу, хоть в этом салоне нет никаких приспособлений, сделанных этим изобретателем!

Нэнси не могла удержаться, чтобы не рассказать о загадочном случае с пианино и секретной панелью. Как она и надеялась, миссис Чэтем сразу же проявила интерес к этой истории. Она заявила, что девушки могут свободно вести в салоне поиски потайных пружин, секретных дверей или механических приспособлений.

— Но я буду очень удивлена, если вы что-нибудь найдете, — добавила она.

Нэнси, Бесс и Джорджи начали усердно простукивать стены, пытаясь обнаружить пустоты. Им показалось, что одна из панелей у камина издает более глухой звук, чем все остальные, но они так и не смогли обнаружить подвижную секцию.

— Я выйду наружу и посмотрю, соответствует ли размер дома размеру этой комнаты, — предложила Джорджи.

Бесс и миссис Чэтем пошли за ней, оставив Нэнси одну в коттедже. Девушка возобновила свои поиски и отогнула угол ковра, на котором стояло пианино. К своему удивлению, она обнаружила несколько проводов, которые, очевидно, шли от одной из ножек инструмента сквозь ковер и пол.

«Где-то здесь должен быть переключатель, чтобы включать и выключать пианино, — подумала Нэнси. — Интересно, где же он?»

Осмотр стены ничего не дал.

«Но как же кто-то мог управлять пианино, когда я была в комнате? — рассуждала она. — Очевидно, переключатель находится с обратной стороны секретной панели».

Но, как ни пыталась, Нэнси не могла обнаружить никакой щели. Тогда она решила вновь обследовать каждую панель, ощупывая стену руками дюйм за дюймом. Вдруг ее внимание привлек деревянный гвоздь, соединявший широкую панель с обшивкой. Проведя по нему пальцами, она почувствовала под ладонью легкое движение и увидела небольшой просвет между досками.

«Я нашла выход!» — с торжеством подумала она.

Нэнси изо всех сил тянула и толкала доски, понемногу расширяя просвет. Затем неожиданно панель подалась, легко скользнув в сторону. Нэнси обернулась, чтобы возвестить о своем открытии, но прежде чем она успела это сделать, тишину прорезал отчаянный крик.

— На помощь! Помогите! Нэнси!

Крик доносился снаружи. Нэнси сразу же узнала голос. Это была Джорджи, и Нэнси поняла: ее подруга попала в беду.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:39 | Сообщение # 11
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПОТАЙНАЯ КОМНАТА

Забыв о своем открытии, Нэнси вихрем вылетела из студии и побежала на крик. Далеко впереди на тропинке она увидела Джорджи, преследовавшую мужчину, который убегал, низко нагнув голову. Не раздумывая, Нэнси присоединилась к погоне. Вскоре она догнала Джорджи, но и вдвоем они не смогли перехватить быстроногого беглеца. Внезапно он продрался через живую изгородь поместья, и, когда девушки добежали до этого места, его уже и след простыл.

— Бесполезно, — выдохнула Джорджи, останавливаясь, чтобы перевести дух. — Теперь нам его ни за что не поймать.

— Но кто это такой? — спросила Нэнси. — Ты увидела его возле музыкального салона?

— Я видела, как он из него выходил!

Но Нэнси не успела расспросить Джорджи поподробнее: по тропе к ним уже спешили миссис Чэтем и Бесс. Они на минутку зашли в дом, чтобы выпить воды, и крик о помощи очень встревожил их.

— Что случилось? — встревоженно спросила Бесс. — Ты не ушиблась, Джорджи?

— Нет, со мной все в порядке, — ответила Джорджи недовольным тоном. — Но меня просто бесит, что мы не поймали этого парня. Когда вы с миссис Чэтем ушли, он, видимо, решил, что путь свободен. Во всяком случае, он отодвинул часть внешней стены коттеджа и вылез из своего тайного убежища!

— О Боже! — воскликнула Бесс. — Значит, в доме есть потайной проход, который соединяет салон с внешним миром. Видимо, тот человек слышал каждое наше слово, когда мы были в салоне, и мог запросто напасть на нас!

— В салоне есть секретная панель, — вмешалась в разговор Нэнси. — Я только что ее обнаружила.

— В самом деле? — в изумлении спросила миссис Чэтем. — Где же она?

— Я покажу вам. Но сначала пусть Джорджи покажет нам потайную дверь.

— Она в задней стене дома, — ответила Джорджи, поворачивая вниз по тропинке, — думаю, я ее найду.

— Я вас догоню, — сказала миссис Чэтем, направляясь в противоположную сторону. — Пойду вызову полицию. Мне совсем не нравится, что какой-то незнакомец шныряет по моему поместью.

Джорджи без труда отыскала потайную дверь, которая служила секретным входом и выходом из салона. Нэнси отодвинула часть стены и протиснулась через узкую щель.

— Видимо, проход идет вдоль задней стены к помещению за стеной салона, — сказала она, понизив голос. — Пойдемте проверим!

— Я не такая тоненькая, как ты, Нэнси, — жалобно произнесла Бесс, пытаясь последовать за подругой. — Мне здесь ни за что не пролезть!

— Тогда иди в салон и войди через проход за секретной панелью. Я оставила его открытым. А мы с Джорджи пойдем здесь.

Послушавшись совета Нэнси, Бесс скрылась за углом здания. А девушки двинулись вдоль внутренней стены и вскоре подошли к незапертой двери, которая вела в темную комнату.

— Ни зги не видно! — посетовала Нэнси. — И что мы не захватили фонарь из машины?

— Ой! — вскрикнула вдруг Джорджи, больно ударившись обо что-то острое. — Не иначе эта комната завалена камнями.

Девушки осторожно прокладывали себе путь к полуоткрытой панели, видневшейся немного впереди. К счастью, в это время Бесс отодвинула ее совсем, и в мрачное помещение хлынул дневной свет.

— Ну, что вы нашли? — с нетерпением спросила она подруг.

— Тут все заставлено какими-то ящиками и всякой всячиной, — ответила Нэнси, озираясь вокруг.

— А может, это кладовка? — предположила Джорджи.

— Может, и кладовка, а может, вор прячет здесь свою добычу, — заметила Нэнси, оторвавшись от разглядывания большой китайской вазы.

Девушки как раз перешли к осмотру двух внушительных размеров сундуков, как вдруг по железной крыше над их головой застучали капли дождя.

— Надо же! — вырвалось у Нэнси. — Мы ведь даже не успели осмотреть землю вокруг дома! А я видела множество следов у потайной двери…

— Если поторопимся, мы еще успеем до грозы, — потянула ее за рукав Джорджи.

Выйдя из крошечной комнатки через секретную панель, девушки поспешно обошли здание. Следы больших мужских ботинок были еще видны; кроны деревьев пока закрывали их от дождя.

— Девочки, посмотрите, нет ли где доски или камня — чтобы прикрыть следы, — попросила Нэнси подруг. — А я тем временем попытаюсь их зарисовать.

Так как дождь лил все сильнее, она поспешила вынуть из сумочки карандаш и бумагу и быстро набросала очертания одного из следов. Она отметила про себя, что нос у ботинка был очень широким, а резиновый каблук оставил необычный отпечаток с изображением звездочки.

— Вот все, что удалось найти, — доложила Джорджи, возвращаясь с большим плоским камнем в руках. — Боюсь, что это не подойдет.

— Все равно следы уже почти совсем смыло, — вздохнула Нэнси. — Но я, по крайней мере, успела их срисовать.

Прикрыв камнем один из более или менее сохранившихся следов, девушки поспешили обратно в салон. Минут через десять появилась миссис Чэтем с зонтами под мышкой. Вскоре после этого в «Роки Эдж» прибыла полицейская машина.

Полицейские расспросили хозяйку и трех девушек о незнакомце, которого они видели выходившем из потайного хода. К сожалению, Джорджи хорошенько не запомнила, как он выглядел, так что единственной реальной уликой был рисунок следа, сделанный Нэнси.

— Это может нам пригодиться, — кивнул один из полицейских, пряча рисунок в карман. — Мы проверим обувные магазины и выясним, где продавались ботинки с таким каблуком.

Прежде чем уехать, полицейские осмотрели потайную комнату, то и дело отпуская иронические замечания по поводу странного набора старых вещей непонятного назначения и огромного количества ящиков всех видов и размеров. Был проведен лишь поверхностный осмотр, так как миссис Чэтем сразу же заявила, что эти вещи принадлежали ее покойному мужу. Однако после ухода полиции она взволнованно предложила девушкам открыть несколько ящиков.

— Я не все им сказала, — призналась она. — По правде говоря, я понятия не имела, что все эти вещи находятся здесь. А кое-какие из них и вовсе никогда раньше не видела.

— А не могло быть так, что мистер Чэтем знал об этом тайнике и хранил здесь свои вещи без вашего ведома? — задумчиво спросила Нэнси.

— Может быть, вы и правы, — согласилась вдова. — Непонятно, правда, почему он не говорил мне об этом. Разве что… — она помедлила, — он сделал это из-за того, что эти вещи принадлежали моему первому мужу и ему было неприятно видеть их повсюду. Ах, я надеюсь, что ничего не похищено. Если бы что-нибудь из его вещей пропало, это разбило бы мне сердце…

Она подняла с пола маленький кораблик, похожий на те, которые девушки видели в салоне. Слезы застилали ей глаза, и она отвернулась, чтобы гостьи не видели, как она расстроена.

Впервые у Нэнси появилось какое-то теплое чувство по отношению к миссис Чэтем. Было тяжело смотреть на ее несчастье. Несомненно, ее странное поведение было вызвано горем или одиночеством.

Больше всего Нэнси волновал вопрос, кто спрятал все эти предметы в потайной комнате: мистер Чэтем или таинственный незнакомец, которого они едва не поймали. В последнем случае можно было предположить, что это вор, прятавший здесь свою добычу.

«Но как он узнал об этом тайнике? — думала она. — Да и вещи здесь, кажется, довольно ценные, — значит, он не обычный воришка».

Раздумывая об этом, Нэнси приподняла крышку обитого кожей ящика и вздрогнула от радостного удивления. Внутри было множество больших редких морских раковин, обернутых в мягкую папиросную бумагу.

— Миссис Чэтем, ваш первый муж коллекционировал раковины? — спросила девушка, затаив дыхание.

— Да, — отозвалась вдова. — Он любил море и все, что с ним связано.

— Вы никогда не называли имени вашего первого мужа, — сказала Нэнси, с нетерпением ожидая ответа.

— Разве? А я и не подумала. Его звали Томлин — Джон Томлин.

— Томлин?! — Нэнси ушам своим не верила. — Так он, наверное, родственник Томлина Смита! — воскликнула она, и глаза ее засверкали от волнения.

— Томлина Смита? — переспросила вдова. — Но кто это такой, разрешите спросить?

— Это отец Элен Смит!

Умолчав лишь о карте острова сокровищ, Нэнси рассказала все, что ей было известно о мистере Смите и его поисках пропавшего брата-близнеца. Затем она рассказала и о том, что узнала от отца Билла Томлина.

— У моего мужа был красивый баритон, — с грустью кивнула миссис Чэтем. — Он любил морские песни и коллекционировал их.

— Все совпадает с тем, что мне рассказал отец Билла Томлина! Несомненно, ваш первый муж был родственником семьи Смитов. Если бы только я могла теперь доказать степень его родства с Томлином Смитом!

Нэнси надеялась, что миссис Чэтем сможет рассказать ей что-нибудь новое, но, к ее огорчению, вдова мало что могла добавить к уже известной девушке информации.

— Мой муж никогда не рассказывал мне подробно о своей прежней жизни, — сказала она с сожалением. — Но, кажется, он упоминал, что был сиротой.

— Он никогда не говорил о своем отце? — спросила Нэнси, держа в руках большую розовую раковину.

— Нет. Видите ли, мы поженились всего через две недели после знакомства. Джон поселил меня в красивом маленьком коттедже, прекрасно обставил его и ушел в плавание, из которого так и не вернулся.

— Его корабль затонул? — с сочувствием спросила Бесс.

— Нет, мой муж заболел и умер по пути в Японию, — объяснила миссис Чэтем, и глаза ее снова затуманились.

Нэнси продолжала расспрашивать вдову, но та не смогла сообщить больше ничего особенно интересного. Девушки «знали только, что мистер Томлин был на десять лет старше своей жены и часто называл себя «сыном моря».

— Надо полагать, это означало, что его отец, как и он сам, был капитаном, — размышляла Нэнси. — Скажите, миссис Чэтем, ваш муж не оставил каких-либо бумаг или писем?

— После его смерти мне доставили несколько ящиков. Я получила небольшую сумму денег и страховой полис. Что касается писем, то признаюсь, что я прочитала очень немногие из них, так как они показались мне очень старыми и неинтересными. Я была слишком убита горем, чтобы заниматься ими. Но я сохранила их все до одного.

— Значит, они здесь?

— Они должны быть где-то здесь, в салоне. Я попросила мистера Чэтема перенести их сюда.

— Разрешите, я посмотрю…

В эту минуту жуткий крик пронзил воздух. На мгновение все замерли, затем Нэнси рванулась наружу.

— Ма-а-ма-а!.. — несся откуда-то справа полный ужаса голос.

— Трикси!

Нэнси бросилась вперед. Миссис Чэтем и подруги Нэнси следовали за ней по пятам.

— Трикси, где ты? — кричала женщина. — Доченька, дорогая моя, что с тобой?

Ответа не было.

В полном отчаянии миссис Чэтем и девушки метались из стороны в сторону, громко зовя Трикси. Внезапно Нэнси послышался какой-то приглушенный звук. Она резко остановилась и прислушалась. Это был голос Трикси — она плакала и повторяла: «Я хочу домой! Я хочу домой!..»

Почти прямо перед собой Нэнси увидела в земле зияющую дыру. Вглядевшись в глубину ее, она с трудом разглядела фигуру девочки.

— Трикси!

— Мама!.. Где моя мама? — донеслись снизу рыдания. — Вытащите меня отсюда!

Подумав, что Трикси, должно быть, упала в заброшенный колодец, Нэнси спросила девочку, не в воде ли она стоит.

— Нет, воды здесь нет. Зато тут еще одна большая дыра. И очень холодно.

Нэнси легла на траву и опустила руку в провал, но так и не смогла дотянуться до ребенка.

— Сейчас я принесу лестницу, — ободряюще сказала она. — А ты пока будь умницей и ничего не бойся!

К этому времени подошли и остальные. Миссис Чэтем узнав, что ее дочь невредима, то смеялась, то плакала. Через несколько минут девушки отыскали садовника, который принес длинную лестницу.

— Пусть Нэнси ко мне спустится! — потребовала Трикси, видя, что садовник подходит к лестнице.

— Все будет так, как ты хочешь, детка, — заявила миссис Чэтем и повернулась к садовнику. — Хоскинс, что вы думаете об этой яме? Кажется, это ваша обязанность — следить за садом!

— Понятия не имею, откуда она взялась, миссис Чэтем. Я уверен, что раньше здесь не было никакой ямы. Вероятно, она заросла травой еще до того, как…

Больше Нэнси ничего не слышала, так как к этому времени она добралась до последней ступеньки лестницы. Трикси, живая и невредимая, порывисто обняла свою спасительницу. Поддерживая друг друга, они вскарабкались вверх по лестнице. Оставив девочку радоваться своему спасению, Нэнси вновь спустились вниз, чтобы еще раз осмотреть провал.

Как и говорила Трикси, там была еще одна дыра, которая шла под прямым углом к первой и, очевидно, представляла собой туннель. Куда он вел и зачем?

— Бесс, Джорджи, принесите из машины мой фонарь! — попросила она. — И спуститесь кто-нибудь ко мне.

Вскоре к ней спустилась Джорджи, взволнованная происшедшими событиями. Нэнси направила луч фонаря в пещеру. Она была достаточно широкой и около шести футов[1] высотой. Девушки прошли немного по туннелю до того места, где он резко поворачивал. Чуть дальше была небольшая ниша, в которой стояла какая-то странная штуковина. Свет от фонаря Нэнси выхватил надпись, сделанную на ней.

«Смертельно, опасная машина! Не трогать! Письмо с инструкциями — в ящике у двери!»
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:40 | Сообщение # 12
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ЦЕННОЕ ИМУЩЕСТВО

Понимая, что наткнулись на что-то важное, Нэнси и Джорджи несколько минут стояли молча. Затем Джорджи заговорила:

— Знаешь что, давай-ка выбираться отсюда. Мне все ясно: «Роки Эдж» — крайне опасное место. И не уверяй меня, что миссис Чэтем не знала об этой… этой… штуке. Пари могу держать, что она замешана в…

— Ну, ну, Джорджи, — запротестовала Нэнси, прерывая взволнованную речь подруги, — ты же сама во все это не веришь, правда? Я уверена, что миссис Чэтем ничего не знала об этой яме. — Затем, увидев обиженное лицо подруги, которой казалось, что она нашла великолепное решение всех проблем, Нэнси быстро добавила: — А может, ты и права. Давай-ка отыщем это письмо с инструкциями. Возможно, оно и подтвердит твои подозрения.

Примерно через сто футов туннель внезапно уперся в железную дверь.

— Она, наверное, ведет в подвал большого дома, — предположила Нэнси, дергая за тяжелую ручку. — Нет, не поддается. Думаю, что она заперта.

Тем временем ее подруга искала выступ или нишу, где могло бы лежать письмо. Однако ничего обнаружить не удалось.

— Может, его взял тот жуткий тип из Корабельного дома? — сказала Джорджи. — А может, письма и вовсе не было…

Но Нэнси не хотела сдаваться: она была уверена, что в туннель уже давно никто не заходил. На полу не было никаких следов, кроме тех, которые только что оставили девушки. Вскоре усилия Нэнси были вознаграждены.

— Посмотри, Джорджи, вот эта небольшая секция двери, кажется, выдвигается вперед! И нацией кольцо!

И она дернула за крошечное колечко. Еще одно усилие — и металлическая дверца открылась. Из нее выпали два конверта; на каждом из них было написано: «Тому, кого это может касаться».

— Давай вскроем! — в волнении воскликнула Джорджи. Она держала фонарь, а Нэнси, последовав совету подруги, читала вслух содержимое первого письма:

— «Я уже старею и чувствую приближение смерти. Возможно, я не успею закончить свое главное изобретение. Я держу его в тайне, и она может умереть вместе со мной. Я не беспокоюсь: здесь, под землей, мое изобретение никому не причинит вреда. Через два года после моей смерти проводка выйдет из строя и машина перестанет быть опасной.

Министерство обороны было бы счастливо получить это изобретение: там могли бы закончить работу над ним. Если кто-нибудь найдет мою машину, прошу вас передать ее туда.

Сайлас Норе».

— Ах, как интересно! — воскликнула Джорджи. — Нэнси, эта находка сделает тебя знаменитой! Нэнси Дру весело рассмеялась.

— Честь этого открытия принадлежит мистеру Норсу! — заявила она. — Письму куда больше двух лет, так что машина безвредна. Я буду настаивать, чтобы миссис Чэтем сразу же сообщила об этом в Министерство обороны. Ну, ладно, давай читать второе письмо.

Второе послание также содержало немало ценных сведений. Оно было озаглавлено «Список изобретений в доме и под землей в поместье «Роки Эдж». Здесь упоминалось около десяти изобретений, в том числе всякого рода диковинные приспособления, тайно установленные в поместье.

— Наконец-то поместье можно будет сделать безопасным, — практично заметила Джорджи. — Все эти приспособления теперь уберут, и бедной маленькой Трикси больше нечего будет бояться.

— Я сомневаюсь, что в этом списке упомянуто все, что изобрел мистер Норе, — возразила Нэнси. — Ты заметила, что в нем нет ни слова о секретной панели в салоне или о пианино?

— Правильно. Но, может, он и не делал этих приспособлений?

— Я думаю, что он сделал их, Джорджи. Этот список, по-видимому, составлялся по частям. Одни строки написаны чернилами, другие — карандашом. Я полагаю, что мистер Норе возвращался к этому списку от случая к случаю и заносил в него приспособления, которые приходили ему в голову в тот момент.

— Ну и что же мы теперь будем делать? — спросила Джорджи, когда они возвращались к лестнице.

— Я должна обсудить это с миссис Чэтем. В конце концов, все это — ее собственность. Но в одном я уверена. Я посоветую ей увезти Трикси отсюда до тех пор, пока все в поместье не будет тщательно обследовано.

— А как же Элен? Значит, она не сможет давать девочке уроки? — забеспокоилась Джорджи.

— Она сможет делать это еще лучше, если будет находиться с миссис Чэтем и ее дочерью где-нибудь в другом месте.

За всеми этими событиями девушки совсем забыли о времени, а между тем Бесс и миссис Чэтем уже начали беспокоиться, куда они пропали. Увидев Нэнси и Джорджи, они облегченно вздохнули.

— Вы что, золотую жилу там нашли? — накинулась на Бесс. — Что можно так долго делать под землей?

— Пойдемте обратно в салон, и мы все вам расскажем, — ответила Нэнси. — Миссис Чэтем, я думаю, если ваш садовник сколотит щит из крепких досок и накроет им дыру, это позволит избежать новых неприятностей.

Вдова дала указание садовнику, а затем вместе с девушками направилась в Корабельный дом. Трикси ушла домой, поэтому Нэнси могла свободно говорить о своих открытиях. Сначала она осторожничала, рассказывая лишь часть того, что узнала, но вскоре, увидев неподдельную тревогу и изумление миссис Чэтем, рассказала ей все и показала письма.

— Мне и не снилось, что в моем поместье есть такие вещи, — наконец воскликнула женщина. — Если бы я только знала наверное, ни за что не поселилась бы здесь, — нервно рассмеялась она, дрожа всем телом.

Нэнси решила воспользоваться удобным случаем.

— Я совершенно уверена, что Трикси видела и слышала здесь гораздо больше, чем рассказала вам. Не кажется ли вам разумным увезти ее отсюда на летние каникулы, пока в поместье все не будет тщательно проверено?

Она добавила, что девочку, очевидно, напугал тот самый мужчина, который вышел через потайную дверь и ускользнул от Джорджи.

— Я уверена, что путешествие пойдет на пользу вам обеим. А к вашему возвращению полиция наверняка уже поймает нарушителя спокойствия.

— Я думаю, вы правы. Мне действительно хотелось бы уехать куда-нибудь подальше, — согласилась миссис Чэтем. — Но я не люблю ездить в автомобиле, и в поезде тоже. Хорошо бы поплыть на пароходе, но я хотела бы путешествовать с теми, кого я знаю, а не с чужими мне людьми.

Нэнси не собиралась рассказывать вдове о карте острова сокровищ, которая была у Томлина Смита, пока не будет доказано, что ее первый муж был его братом-близнецом. Но Вдруг ей пришло в голову, что если это подтвердится, миссис Чэтем могла бы стать именно тем человеком, который финансирует экспедицию к загадочному острову.

— А что бы вы сказали о путешествии на остров сокровищ? — спросила она с улыбкой.

— Вы шутите? — удивилась женщина. Тогда Нэнси поведала ей историю о братьях-близнецах Томлинах. Вдова слушала ее с нарастающим интересом.

— Как увлекательно было бы отправиться на поиски сокровищ! — с энтузиазмом воскликнула она. — Если вторую половину карты удастся найти, я готова финансировать путешествие. Если бы все вы отправились вместе со мной, ничего лучше и придумать было бы нельзя. Это были бы чудесные каникулы, и я уверена, что они так много дали бы Трикси.

— Найти вторую половину карты — это проблема, — печально произнесла Нэнси. — Мистер Томлин никогда не упоминал о ней?

— Нет, но он часто повторял, что когда-нибудь мы вместе отправимся за сокровищами. Тогда я думала, что он шутит…

— Если он брат Томлина Смита, то у него должна была быть недостающая часть карты! — воскликнула Нэнси. — Но что же с ней сталось?

— Вполне вероятно, что мы найдем ее среди старых бумаг и писем, которые я никогда не разбирала. Ящик должен быть где-то здесь, в салоне.

Однако поиски ящика оказались тщетными.

— Ничего не могу понять, — пожала плечами миссис Чэтем. — Что вы думаете об этом, Нэнси?

— Полагаю, что здесь замешан человек, которого мы застали в потайной комнате, — высказала свое мнение девушка. — Если мистер Чэтем никогда не упоминал об этой комнате за панелью, то я сомневаюсь, чтобы он знал о ней. Грабитель узнал о ней, возможно, случайно и складывал там украденные вещи…

— Ты думаешь, он перенес туда и ящик с бумагами мистера Томлина? — прервала ее Бесс. — Но зачем?

— Потому что он знал о карте острова сокровищ! Слова Нэнси произвели на слушателей впечатление разорвавшейся бомбы.

— Ты, наверное, и имя этого человека уже знаешь, — осмелилась предположить Джорджи. — Ах, Нэнси, куда уж нам с тобой тягаться!

Ее подруга рассмеялась, затем, озорно поблескивая глазами, ответила:

— Я попытаюсь угадать его имя. Держу пари, что это Спайк Доти!

И Нэнси рассказала о газетной заметке, рассказывающей, как некий Спайк Доти, грабитель, забравшийся в дом изобретателя Норса, предъявил иск тогдашнему владельцу поместья «Роки Эдж». Затем она напомнила, что по ее рисунку и описанию полиция догадалась, что вором, похитившим карту Томлина Смита, был Спайк Доти.

— Разве не логично после этого предположить, что этот человек узнал, что ваш первый муж был братом Томлина Смита, разыскал бумаги Джона Томлина здесь, в этом доме?

Миссис Чэтем, от удивления широко открыв глаза, восхищалась ясностью мышления Нэнси.

— Это уже почти доказывает родство двух Томлинов, не так ли? — взволнованно произнесла она. — Я должна при первой же возможности повидаться с отцом Элен.

— По дороге домой я заеду в полицейский участок, узнаю, нет ли чего нового об этом Спайке Доти, — предложила Нэнси. — Мне уже пора ехать. Можно мне прийти завтра и помочь в поисках пропавшего ящика?

— Ну, конечно! — охотно разрешила миссис Чэтем. — Ах, Боже мой, я чувствую себя лет на десять моложе из-за всех этих волнений!

Попрощавшись с ней, девушки поспешили к машинам. Бесс ехала с Нэнси, а Джорджи следовала за ними в своем автомобиле.

— Миссис Чэтем показалась мне сегодня совсем другой, — заметила Бесс, когда они отъехали от поместья. — Как ты думаешь, она и в самом деле возьмет всех нас в плавание?

— Не знаю, но это было бы чудесно. Теперь она нравится мне значительно больше, — ответила Нэнси. — Я уже почти решила посоветовать Элен принять ее предложение.

— О, меня это радует. Теперь, когда ты немного смягчила миссис Чэтем, я уверена, у Элен не должно быть никаких неприятностей. Не знаю, правда, как она справится с Трикси…

— Девочке просто нужны друзья, вот и все, — отозвалась Нэнси, останавливая машину у дома Бесс. — Теперь нам надо сосредоточить все наши усилия на поисках недостающей половины карты.

Простившись с Бесс, она поехала в полицейский участок. Там ее ожидал сюрприз, подтвердивший ее подозрения. Следы, оставленные грабителем в «Роки Эдж», совпадали со следами Спайка Доти! На дальнейшие расспросы Нэнси ей ответили, что Доти впервые появился в этих местах как матрос на речном пароходе. После того как его арестовали за грабеж, а затем освободили, он уехал в Нью-Йорк и плавал на океанском грузовом судне.

— Но я подозреваю, что он вернулся сюда и вновь принялся за свое, — сказал сержант. — Я дам вам знать, мисс Дру, когда мы его поймаем.

Вернувшись домой, Нэнси обнаружила письмо, которого она ждала. Оно было от отца Билла Томлина и содержало довольно бледную фотографию человека лет тридцати, одетого в форму морского капитана.

— Надо сейчас же показать ее мистеру Смиту и миссис Чэтем, — взволнованно сказала она отцу.

— Но сначала тебе надо хорошенько выспаться, — твердо возразил он. — У тебя был тяжелый день, и ты непременно должна отдохнуть.

Но прежде чем идти спать, Нэнси позвонила Элен. Она не только заверила ее, что Элен может без опаски принять предложение миссис Чэтем, но и намекнула, что в недалеком будущем они, возможно, отправятся в морское путешествие.

— Как чудесно! — радостно воскликнула Элен. — Я так люблю плавать по морю! Если бы это получилось, я примирилась бы даже с присутствием Трикси!

— Не стоит пока на это надеяться, — предупредила Нэнси. — Все зависит от того, удастся ли мне разыскать кое-что в кладовке Корабельного дома…

Рано утром на следующий день она уже была в Уэйленде. Смиты ей очень обрадовались; они горели нетерпением узнать последние новости. Девушка все подробно рассказала, а под конец вынула из сумочки фотографию.

— Вы узнаете этого человека? — взволнованно спросила она, почему-то уверенная, что ответ будет положительный.

Мистер Смит несколько минут изучал фотографию, прежде чем ответить.

— Нет. Боюсь, что не смогу узнать моего брата на таком старом снимке. Вы же помните, что ему было всего четырнадцать лет, когда я в последний раз видел его. Этот человек не похож ни на мою мать, ни на моего отца, ни на меня. Что-то в выражении его лица напоминает мне бабушку Стэффорд, но это все, что я могу сказать. Фотография слишком плохая.

— Я спрошу миссис Чэтем, нет ли у нее фотографии капитана Джона Томлина в более молодом возрасте, — пообещала Нэнси, расстроенная, что предъявленное ею доказательство не было принято.

После обеда она поехала в поместье миссис Чэтем одна, так как Бесс и Джорджи были заняты. Миссис Чэтем у» е предприняла кое-какие розыски в потайной комнате.

— Я до сих пор не обнаружила ящика с бумагами, — сообщила она, пока они шли к Корабельному дому, полускрытому за деревьями. — Надеюсь все же, что его не украли.

В комнате все было перевернуто вверх дном, и потребовалось некоторое время, чтобы привести вещи в относительный порядок. Над сундуком Нэнси обнаружила целый ворох писем и бумаг, и миссис Чэтем сказала, что они принадлежали ее первому мужу. Девушка с энтузиазмом принялась их просматривать, но это оказалось довольно скучной и неприятной работой. Просмотрев с полсотни бумаг, Нэнси призналась, что не нашла ничего, заслуживающего внимания.

Боюсь, что мы зря теряем время, — устало вздохнула миссис Чэтем. — Может, у моего мужа никогда и не было этой половины карты.

Но Нэнси не хотела сдаваться. Она тщательно осматривала каждый дюйм потайной кладовки и наконец нагнулась, чтобы отодвинуть в сторону небрежно брошенный в углу маленький, но с виду очень дорогой восточный ковер.

— Ой, что это? — изумленно воскликнула она.

На фоне стены, у которой лежал ковер, выделялся светлый прямоугольник, обшивка которого несколько отличалась от других панелей в комнате. Нэнси нажала на него, секция, укрепленная на шарнирах, отошла внутрь, и взгляду девушки открылось небольшое темное углубление.

— Еще один тайник! — сообщила она миссис Чэтем, которая тут же подошла к ней.

Все больше волнуясь, Нэнси просунула руку в отверстие.

— Я что-то нашла! — воскликнула она и вытащила на свет большую жестяную коробку.

— Честное слово, никогда в жизни не встречала такой умной девушки! — рассмеялась миссис Чэтем, опускаясь рядом с ней на колени. — Ах, это ведь и есть пропавший ящик!

Открывая крышку, Нэнси страстно надеялась обнаружить внутри недостающую половину карты. Но в коробке не было ничего, кроме листка бумаги — лицевого счета — и маленького ключика от личного сейфа в банке.

— Когда-то эта коробка была полна, — сказала миссис Чэтем, разглядывая счет. — Здесь стоит имя капитана Томлина… Похоже, это его вклад в нью-йоркском городском банке. Посмотри, какая сумма там значится, Нэнси!

— Двенадцать тысяч долларов, — прочитала Нэнси.

— Ты думаешь, эти деньги все еще в банке?

— Должно быть. Видимо, это ключ от его личного сейфа.

— Какая же я была дурочка, что не просмотрела тщательно его бумаги! — вздохнула миссис Чэтем.

— Вам, наверное, придется поехать в Нью-Йорк, чтобы получить эти деньги, — предположила Нэнси.

— Я могла бы полететь туда уже через день-два, — размышляла вслух миссис Чэтем. — Но как я докажу, что эти деньги принадлежат мне? Банковские служащие вряд ли разрешат мне открыть личный сейф мужа.

— А почему бы вам не оформить документы, удостоверяющие вашу личность, и все необходимые бумаги, прежде чем лететь в Нью-Йорк? Я уверена, что мой отец будет рад помочь вам.

— Я сегодня же постараюсь встретиться с ним, — обрадовалась миссис Чэтем. — Нэнси, вы должны поехать со мной в Нью-Йорк. Я терпеть не могу ездить одна. Мы прекрасно проведем время и, кто знает, может быть, найдем эту пропавшую карту!

Прежде чем девушка успела ответить, в дверях студии появилась Трикси.

— Мама! — позвала она. — К тебе там пришли!

— Кому это я понадобилась? — удивленно спросила миссис Чэтем, выглядывая через открытую панель в салон.

— Я их не знаю. Какие-то дядя и тетя. Они мне не понравились, и я показала им язык, — хихикнула девочка.

— Ах, Трикси, когда только ты научишься себя вести!.. — вздохнула миссис Чэтем.

Извинившись перед Нэнси, женщина быстро пошла к дому. У ее дочери явно не было ни малейшего желания следовать за ней. Она зашла в потайную комнату и стала всячески надоедать Нэнси, задавая множество вопросов и приводя в беспорядок стопки писем, так аккуратно рассортированных.

— А ты не хочешь поиграть на волшебном пианино? — спросила наконец Нэнси, чтобы чем-то занять малышку.

— На волшебном пианино? — повторила Трикси, широко открыв глаза. — А где оно?

— Здесь, в салоне. Беги туда и попробуй поиграть. Я докажу тебе, что оно не простое!

Как только Трикси уселась за пианино и взяла несколько аккордов, Нэнси повернула переключатель. Инструмент тотчас умолк.

— Как это ты делаешь? — поразилась девочка. — Покажи, пожалуйста!

Нэнси улыбнулась, услышав слово «пожалуйста»: оно было так не похоже на обычные манеры Трикси. Она показала ей, как действует переключатель, и с этой минуты девочка ее больше не беспокоила. А минут через двадцать появилась несколько взволнованная миссис Чэтам.

— Нэнси, — попросила она, — не пройдете ли вы со мной в дом? Я хочу познакомить вас с моими гостями — мистером и миссис Браун. Их рассказ заинтересует вас и может пролить свет на вопрос об исчезнувшей карте.

— Ну, конечно, я пойду — немедленно согласилась девушка.

Вслед за миссис Чэтем она быстро пошла к дому по извилистой тропинке.

— Вот они, — сказала миссис Чэтем, указывая на мужчину и женщину, сидящих на веранде.

Они пристально смотрели на Нэнси. Затем мужчина что-то шепнул своей спутнице, и оба встали и поспешили к своему автомобилю. Миссис Чэтем не успела опомниться, как их и след простыл.

— Ну, что вы на это скажете? — возмутилась она.

— Скажу, что знаю, почему они сбежали, — ответила Нэнси. — Ваши гости — те самые люди, которые похитили меня из колледжа Эмерсона!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:40 | Сообщение # 13
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ТРИКСИ

Автомобиль умчался так быстро, что Нэнси едва успела записать номер машины.

— Кажется, они испугались встречи с вами, — заметила миссис Чэтем. — Как вы думаете, надо сообщить в полицию?

Нэнси уже направлялась к телефону. Ей ужасно хотелось попробовать догнать беглецов на своем автомобиле, но она понимала, что это может для нее плохо кончиться. К тому же у полицейских, с их быстроходными машинами, было больше шансов поймать похитителей.

Пока миссис Чэтем суетилась вокруг нее, Нэнси передала краткое сообщение о случившемся в центральный полицейский участок и о необходимости задержать преступников. Повесив трубку, она попросила вдову рассказать ей все, что она знала о Браунах.

— Они казались такими милыми людьми. — Миссис Чэтем была несколько растеряна. — Представились как миссис и мистер Фред Браун и заявили, что разыскивают вдову некоего капитана Томлина. Они уверяли, что хорошо знали моего бедного Джона.

— Не удивительно, что таким образом им удалось вас обмануть… Она спрашивали о карте?

— Прямо — нет. Только намекнули, что знают о ней: якобы, что капитан Томлин перед смертью доверил им этот секрет, — и предупредили меня, чтобы я была начеку, если я и есть его вдова.

— Начеку?

— Они объяснили, что какой-то человек, имя которого им не хотелось бы называть, стремится захватить ценные бумаги, принадлежащие капитану Томлину.

— Они, конечно, имели в виду карту!

— Думаю, да. Но я притворилась, что не имею ни малейшего представления, о чем они ведут речь. Они советовали мне на время уехать из «Роки Эдж», чтобы этот человек не мог как-нибудь повредить мне.

— Что же вы им ответили, миссис Чэтем?

— Ответила, что хотела бы, чтобы вы услышали их рассказ, прежде чем я приму какое бы то ни было решение.

— Вы назвали им мое имя?

— Нет, я просто сказала, что вы — моя подруга.

— Тогда это объясняет, почему они так испугались, увидев меня на тропинке, — улыбнулась Нэнси. — Мое внезапное появление должно было повергнуть их в шок.

— Интересно, много ли они на самом деле знают о потерянной карте и сокровищах? — задумчиво спросила миссис Чэтем.

— Я думаю, меньше, чем мы. Может, они думают, что карта у вас. Или же они сообщники того человека, который прятался в салоне, а может, наоборот — надеются опередить его и украсть карту первыми.

Миссис Чэтем в волнении подошла к французскому окну, выходящему в сад.

— Не знаю, что и делать. Я чувствую себя очень неспокойно с тех пор, как этот ужасный человек забрался в салон. Но следовать совету этих Браунов я не хочу.

— Я бы на вашем месте наняла охрану, — многозначительно сказала Нэнси. — В самом деле, если поместье на какое-то время оставить без охраны, Брауны могут разыскать карту. Из всего, что нам известно, можно сделать вывод, что она спрятана где-то здесь.

Миссис Чэтем это предложение пришлось по душе, и она решила немедленно приняться за дело.

— Вы думаете, нам надо отказаться от поездки в Нью-Йорк? — спросила миссис Чэтем, когда они с Нэнси шли к ее автомобилю.

— Как раз наоборот, — быстро ответила девушка. — В свете последних событий особенно важно выяснить, что находится в сейфе вашего мужа.

— Тогда я завтра же повидаюсь с вашим отцом, — пообещала миссис Чэтем. — На самолете мы можем обернуться за один день, если будет нужно.

После всего пережитого Нэнси ехала домой как в тумане. Как только отец вернулся с работы, она обрушила на него лавину всех своих сегодняшних приключений, а закончила рассказ просьбой разрешить ей сопровождать вдову в Нью-Йорк.

— Послушай, Нэнси, — удивился мистер Дру, — всего день-два назад ты утверждала, что она — довольно неприятная особа.

— Мне и теперь не нравится, как она обращается с Трикси, но все же миссис Чэтем стала мне гораздо более симпатична. Ну, пожалуйста, папа, разреши мне поехать!

— Я отвечу тебе после того, как поговорю с ней сам, — решил юрист.

Весь вечер Нэнси размышляла о событиях, которые произошли с тех пор, как она занялась делом о пропавшей карте. Значит, вор, ограбивший дом Томлина Смита, — это Спайк Доти? А может, он и был тем человеком, которого они спугнули в Корабельном доме?..

«А какую роль во всем этом играют Брауны и Беллоуз? — раздумывала она. — Хотела бы я знать, действуют ли они сообща или независимо друг от друга…»

Когда Нэнси наконец заснула, ей приснился какой-то коренастый тип, который злобно смотрел на нее, выглядывая из-за разных предметов. Во сне ей казалось, что она стоит на высокой вращающейся платформе. И куда бы она ни поворачивалась, она все время видела этого ужасного человека каждый раз в другом костюме.

Проснувшись, Нэнси обнаружила, что обеими руками крепко держится за одеяло.

— Боже, какой кошмар, — вздохнула она, садясь в кровати. — Это лицо так и стоит у меня перед глазами!

И вдруг девушка поняла, что ее подсознание сыграло с ней странную шутку. Лицо, которое она видела во сне, было лицом человека на лестнице у дома Смитов. А глаза были глазами «призрака» с медными пуговицами, который бродил по Корабельному дому в «Роки Эдж».

«Это же ключ к разгадке! — осенило ее. — И как я раньше не догадалась спросить об этом Трикси!»

Вскочив с постели, Нэнси подбежала к письменному столу и зажгла настольную лампу.

Охваченная вдохновением, она схватила цветные карандаши и сделала набросок злобного лица, которое являлось ей во сне.

«Завтра покажу рисунок Трикси, — решила она. — Интересно, узнает ли она этого человека?»

Такая возможность представилась ей уже наутро. Миссис Чэтем приехала на работу к Карсону Дру, захватив с собой дочь. К тому времени, как появилась Нэнси, Трикси уже успела разлить бутылку чернил, и секретарша мистера Дру находилась на грани истерики.

— Это прелестное дитя с ума меня сведет! — шепотом пожаловалась она Нэнси.

— Давайте я за ней присмотрю, — с готовностью предложила Нэнси.

Ока увела Трикси в переднюю и принялась рассказывать ей сказки. Девочка слушала ее зачарованно, затаив дыхание и впитывая каждое слово.

— Знаешь, я хочу показать тебе портрет одного человека, — сказала Нэнси под конец. — Я нарисовала его вчера ночью.

Она вынула из сумочки карандашный набросок и положила его перед Трикси. Девочка взглянула на рисунок и приглушенно вскрикнула.

— Это же то самое привидение! — воскликнула она.

— Ты уверена, что этот портрет напоминает тебе человека, которого ты видела в Корабельном доме? — уточнила Нэнси, очень довольная результатом своего эксперимента.

— Ну да, это он самый! — взволнованно ответила девочка. — Убери его, пожалуйста! Я его боюсь!

Нэнси улыбнулась, чтобы успокоить Трикси, и спрятала рисунок в сумочку. Как раз в эту минуту из кабинета вышли миссис Чэтем и отец Нэнси.

— Все в порядке! — торжественно заявила вдова. — Мистер Дру оформил все бумаги, какие только могут понадобиться мне в Нью-Йорке. К тому же он разрешил вам поехать со мной!

— Вот здорово! — воскликнула Нэнси, бросив благодарный взгляд на отца. — Когда мы отправляемся?

— Через два часа, если вы успеете собраться за это время, — ответила миссис Чэтем.

— Я буду готова через пятнадцать минут, — рассмеялась Нэнси. — А как с билетами на самолет?

— Ваш отец уже позвонил и заказал билеты.

— Значит, все улажено, — заключила Нэнси, беря в руки сумочку и перчатки. — Вы наняли кого-нибудь, чтобы следить за домом?

— Да, даже двоих.

Нэнси повернулась к двери.

— Я заскочу домой, — объяснила она, — соберу кое-какие вещи.

— И я с тобой! — капризно заявила Трикси.

— Нет, доченька, нельзя. Нельзя, я тебе сказала! — строго возразила миссис Чэтем. — И не хнычь, пожалуйста, — добавила она, так как Трикси обиженно заныла. — Нэнси, я вскоре заеду за вами.

Когда мать и дочь ушли, мистер Дру повернулся к Нэнси.

— Ты говорила кому-нибудь, что собираешься в Нью-Йорк? — спросил он.

— Только миссис Груин.

— И больше никому?

— Ну, еще Бесс и Джорджи знают, что я хочу туда поехать.

— Я посоветовал миссис Чэтем сохранить в тайне цель ее поездки, — сказал Карсон Дру. — Разумеется, люди, которых она попросит присмотреть за Трикси, должны знать, где найти ее мать… Надеюсь, что у вас не будет неприятностей, но тем не менее будьте, пожалуйста, осторожны.

— Ты думаешь, за нами могут следить?

— Нэнси, Брауны уже дали вам понять, что не остановятся ни перед чем, лишь бы получить карту острова сокровищ. Вот почему я хочу, чтобы вы были осторожны.

— Я постараюсь, папа, — пообещала девушка. — А теперь я хочу тебе кое-что показать.

Протянув отцу нарисованный карандашом портрет человека из студии, она рассказала, как уверенно опознала его Трикси.

— Я сообщу об этом в полицию, — решил юрист, изучая рисунок. — Это важный шаг вперед. Надеюсь, что девочка действительно опознала его, а не просто испугалась страшной картинки.

— Трикси очень смышленая девочка, — заверила его Нэнси. — Я думаю, мы можем положиться на ее реакцию. Ну, мне пора бежать, а то я опоздаю на самолет.

С помощью верной экономки девушка упаковала чемодан и переоделась в дорожный костюм. К тому времени, когда вдова заехала за ней, Нэнси была уже совсем готова.

— У нас еще куча времени в запасе, — заметила миссис Чэтем. — Самолет вылетит не раньше одиннадцати.

Прибыв в аэропорт, они отправились к кассе, чтобы забрать заказанные билеты.

— Вы миссис Чэтем? — переспросил дежурный администратор. — В таком случае вам надо немедленно позвонить домой. Оттуда звонили минут пять назад.

— Надеюсь, ничего страшного не случилось, — обеспокоено произнесла женщина, направляясь к телефону.

Через несколько минут она вернулась к Нэнси. Лицо ее было бледным и застывшим.

— Трикси пропала — трагическим голосом произнесла она.

— Боже мой! Неужели она все-таки решила сбежать?

— Слуги так и не смогли мне ничего вразумительно объяснить. Я боюсь, что бедная крошка похищена!

Нэнси и миссис Чэтем и думать забыли о Нью-Йорке. Выбежав из здания аэропорта, они бросились к стоянке такси. С максимальной скоростью, какую только допускали правила дорожного движения, они помчались в поместье.

— Я так боюсь, что Трикси похитил тот страшный человек, который прятался в студии! — взволнованно повторяла миссис Чэтем. — И куда только смотрели эти охранники!..

Прибыв в поместье, они убедились, что поиски пропавшего ребенка уже ведутся. Правда, все действовали кто во что горазд, так что Нэнси пришлось взять дело в свои руки, чтобы как-то упорядочить поиски.

— Все напрасно, — сокрушенно причитала миссис Чэтем. — Мы ее никогда не найдем. Я знаю — ее похитили!

— Ну, не теряйте надежды, — утешала Нэнси бедную мать. — Я пойду поищу ее в салоне.

По дороге к Корабельному дому Нэнси проходила мимо автомобиля миссис Чэтем, стоящего на круговой подъездной аллее. Внезапно девушка изумленно остановилась, заметив, что крышка багажника открыта.

Затем зоркий взгляд Нэнси отметил легкое движение в кустах недалеко от подъездной аллеи. Бросившись туда, она раздвинула густые ветви и обнаружила съежившуюся Трикси.

— Я нашла ее! — крикнула она миссис Чэтем. Пока вдова спешила к ним по аллее, Нэнси что-то шепнула на ухо Трикси. Девочка крепко обняла ее и произнесла испуганным голосом:

— Я больше не буду, честное слово, не буду! Я буду хорошо себя вести!

Вдова с облегчением обняла дочь, а потом начала бранить ее.

— Трикси, какая же ты нехорошая девочка! Из-за тебя я опоздала на самолет. Вечно от тебя какие-то неприятности! Тут Нэнси отвела женщину в сторону.

— Миссис Чэтем, могу я вам кое-что посоветовать? Мне кажется, ваша прислуга уделяет Трикси недостаточно внимания. Мне кажется, было бы неплохо, если бы Элен Смит побыла с ней, пока вас нет.

Это предложение очень обрадовало женщину. К счастью, Нэнси удалось дозвониться Элен, и та, выслушав ее рассказ, обещала выехать немедленно и до завтрашнего вечера не отходить от Трикси.

— Но завтра после обеда я должна уехать, — предупредила она.

— Я думаю, к этому времени мы вернемся, — ответила Нэнси и повернулась к миссис Чэтем. — Ну вот, все в порядке. И я думаю, что если мы поспешим, то, возможно, еще успеем на самолет, особенно если вылет немного задержится.

— Давайте попробуем, — согласилась миссис Чэтем.

Она пошла предупредить прислугу о приезде Элен Смит, а Нэнси тем временем вызвала шофера. На полной скорости машина помчалась в аэропорт.

— Ну что ж, посмотрим, кто кого! — азартно воскликнула Нэнси. Опустив ветровое стекло, она принялась следить, не появится ли в небе приближающийся самолет.

— Летит… — простонала она через минуту.

— В таком случае мы можем с тем же успехом вернуться домой. Все равно не успеем, — махнула рукой миссис Чэтем.

— Надо попытаться, — настаивала Нэнси. — Он будет стоять еще десять минут до вылета.

Ей и в голову не могло прийти, что в эту самую минуту мистер Беллоуз вежливо осведомляется в бюро регистрации билетов аэропорта, прибыла ли уже миссис Чэтем.

— Двадцать минут тому назад, — получил он краткий ответ.

Мистер Беллоуз заглянул в зал ожидания и убедился, что вдовы там нет. Решив, что она уже на борту самолета, он купил билет.

— На этот раз она от меня не уйдет, — усмехнулся он, выходя из здания аэропорта. — Карта будет у меня в руках прежде, чем вдова вернется домой!

В тот самый момент, когда такси миссис Чэтем подрулило к аэропорту, Беллоуз вошел в салон самолета.

— Прошу вас, сэр, занимайте любое место, — любезно приветствовала его стюардесса.

И прежде чем он понял, что Нэнси и миссис Чэтем в самолете нет, девушка захлопнула дверь и самолет начал выруливать на взлетную полосу.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:40 | Сообщение # 14
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПОЛЕТ В НЬЮ-ЙОРК

— Опоздали! — в отчаянии воскликнула миссис Чэтем, провожая глазами взлетающий самолет. — Вот досада!

— Мы опоздали на каких-нибудь пару минут. — И Нэнси открыла дверцу автомобиля, чтобы вдохнуть свежего воздуха. — Пойду выясню, когда следующий рейс.

— Будьте так добры, — кивнула вдова. — Ну и день сегодня — все наперекосяк!

К большому разочарованию Нэнси, в справочном бюро ей сказали, что другого самолета на Нью-Йорк не будет аж до четырех часов дня.

— Как жаль, что вы опоздали, — посочувствовал ей дежурный. — На этом самолете, кажется, улетели знакомые миссис Чэтем. О ней специально спрашивали.

Нэнси встревожилась: неужели вдова все же рассказала кому-то, куда направляется?

— Очевидно, это была дама? — спросила она безразличным тоном.

— Нет, мужчина, Я записал его имя в книгу. Позвольте взглянуть… Да, мистер Беллоуз.

— Что?.. И вы говорите, он сел в самолет?

— Да, он только что улетел.

У Нэнси сразу же поднялось настроение. Возвращаясь к машине, она встретила миссис Чэтем в дверях зала ожидания-.

— Кажется, нам крупно повезло, что мы опоздали на этот самолет, — весело заявила Нэнси.

— Повезло? — удивилась вдова.

— В самолете был мистер Беллоуз!

— Тот самый, что пытался выманить у Томлина Смита его половину карты?

— Да, и прежде чем купить билет он спрашивал о вас.

— Обо мне? Но я никогда в жизни не видела этого человека!

— Он как-то узнал, что вы летите в Нью-Йорк. И, очевидно, у него были причины последовать туда за вами.

— Боже мой, как много всего сразу… Ну что ж, теперь мы можем снова вернуться домой и узнать, не появлялся ли он в «Роки Эдж». К тому же я собираюсь наказать Трикси за то, что она убежала.

— Пожалуйста, не надо! — взмолилась Нэнси. — Она не хотела сделать ничего плохого, Ей просто хотелось поехать с нами.

— Поехать с нами? — удивилась миссис Чэтем.

— Она не хотела оставаться со слугами и спряталась в багажник вашего автомобиля.

— Значит, она была с нами все это время?

— Ну да, она доехала с нами до аэропорта, и у нее даже была с собой небольшая сумка с вещами. Но ей не удалось вовремя открыть крышку багажника, и шофер увез ее обратно домой. А потом она спряталась в кустах, там я ее и нашла… Но в конечном счете она ведь нам помогла — разве не из-за нее мы опоздали на самолет?

— Пожалуй, вы правы, — немного помедлив, согласилась миссис Чэтем. — Придется на этот раз простить ее.

Когда они с Нэнси подходили к автомобилю, рядом остановилось такси. Из машины вышел хорошо одетый человек средних лет. Девушка тотчас узнала в нем мистера Холгейта, преуспевающего клиента ее отца. Он жил в Нью-Йорке, но владел большой фирмой в Ривер-Хайтсе и часто летал на собственном самолете из одного города в другой.

Когда он подошел к их автомобилю, Нэнси представила его миссис Чэтем и рассказала, как они опоздали на самолет.

— Это не беда, — улыбнулся мистер Холгейт. — Вы можете полететь со мной.

— Вы сейчас летите в Нью-Йорк? — затаила дыхание Нэнси, не веря своей удаче.

— Самолет в полном порядке и готов к отлету. Я буду только рад взять с собой парочку пассажиров. Ну что, согласны?

Нэнси и миссис Чэтем с благодарностью приняли его предложение. Через несколько минут они уже летели в Нью-Йорк. Погода стояла прекрасная, а их хозяин был отличным пилотом. В завершение быстрого, но вполне спокойного полета он любезно пригласил их провести вечер с ним и его женой у них в пентхаусе.[2]

Приглашение обрадовало Нэнси, так как она опасалась, что, если им с миссис Чэтем придется регистрироваться в гостинице, мистер Беллоуз может выследить их. Но она вопросительно посмотрела на миссис Чэтем, предоставляя ей право принять решение.

— Мы с удовольствием вас навестим, — сразу согласилась вдова. — Однако сначала мы должны зайти в банк по срочному делу, поэтому, если можно, мы приедем немного позже.

Как только они вошли в банк, миссис Чэтем снова заволновалась. Пока они ждали встречи с президентом банка мистером Дауэллом — хорошим знакомым Карсона Дру, — она нервно перебирала бумаги, данные ей юристом, и то и дело повторяла:

— Так что же я должна ему сказать?.. Боже, как я волнуюсь!.. А вдруг президент банка подумает, что я пытаюсь заполучить чужое?.. Нэнси, может быть, вы с ним поговорите?

— С удовольствием, если вы хотите, миссис Чэтем. Но меня беспокоит другое: вдруг сейф окажется пустым?

— Думаете, банк мог продать его содержимое?

— Вряд ли это можно сделать без постановления суда. Во всяком случае, скоро мы все узнаем.

Нэнси едва успела просмотреть документы, как они с миссис Чэтем были приглашены в личный кабинет президента банка мистера Дауэлла.

— Чем могу быть полезен? — осведомился он, жестом предлагая им сесть.

Нэнси в двух словах изложила дело. Она подтвердила личность миссис Чэтем и передала президенту письмо своего отца с просьбой вскрыть личный сейф капитана Джона Томлина.

— У вас ведь есть его сейф? — спросила она, так как банкир молчал.

— Есть, — кивнул он. — Больше года мы безуспешно пытались отыскать капитана Томлина или его наследников. Арендная плата за пользование сейфом не вносилась уже очень давно.

— Я с радостью заплачу все, что вам причитается, — торопливо вставила миссис Чэтем. — Можем ли мы сегодня ознакомиться с содержимым сейфа?

— Боюсь, что это невозможно.

— Когда же мы сможем это сделать? — с некоторым нетерпением спросила вдова. — Мисс Дру и я намерены пробыть в Нью-Йорке не больше суток.

— Я посмотрю, что можно сделать, — пообещал банкир. — Если ваши документы в порядке, вероятно, сейф может быть открыт завтра.

Назначив встречу на девять часов утра следующего дня, Нэнси и миссис Чэтем взяли такси и поехали к Холгейтам. Вдова была не слишком оптимистично настроена в отношении оперативности сотрудников банка.

— А мне кажется, документы произвели впечатление на мистера Дауэлла, — задумчиво произнесла Нэнси.

Несмотря на постигшее в банке разочарование, Нэнси и миссис Чэтем прекрасно провели вечер с мистером и миссис Холгейт. После прекрасного ужина хозяин показал им коллекцию миниатюрных паровозов, кораблей и мебели.

— Некоторые из этих вещей уникальны, — заметил он, демонстрируя Нэнси крошечный письменный стол. — Этот столик привезен с Востока. Интересно, обнаружите ли вы в нем секрет?

Нэнси тщательно осмотрела столик, но так и не смогла догадаться, что имеет в виду мистер Холгейт.

— Давайте покажу, — усмехнулся он, нажал ногтем большого пальца на крошечный выступ — и вдруг открылся потайной ящик стола. — В большинстве старинных столов есть секретные ящики, но это единственный из известных мне, устроенный в маленькой модели.

— Да, хитроумно, — рассмеялась Нэнси, — Боюсь, что как сыщица я упала в ваших глазах.

В этот момент миссис Чэтем, которая в это время звонила домой, в «Роки Эдж», позвала ее к телефону. С Нэнси хотела поговорить Элен Смит.

— Прошу тебя, Нэнси, — донесся издалека голос юной певицы, — постарайся приехать побыстрее. Я не хотела путать миссис Чэтем, но это поместье просто кишит привидениями. Кто-то простукивает стены, какие-то тени бродят по саду… Я дважды звала охранников, но никто не отозвался. Я не уверена даже, что они на посту.

Нэнси была испугана. В отсутствие миссис Чэтем в доме могло случиться все что угодно! Понимая, что вдова все равно не может до завтра вернуться домой, Нэнси старалась придумать что-нибудь, чтобы помочь Элен. Вдруг ее осенило.

— Элен, а почему бы тебе не позвонить миссис Груин и не пригласить ее в поместье? Отца не будет дома ни сегодня вечером, ни завтра, так что она свободна. Попробуй ее пригласить!

Элен обещала, и в ее голосе прозвучало облегчение. Нэнси пошла спать, но так и не смогла заснуть и утром встала очень ране. Она надеялась, что дела миссис Чэтем будут быстро улажены и они смогут пораньше вернуться в Ривер-Хайтс. Когда они появились в банке, мистер Дауэлл так любезно приветствовал их, что они сразу поняли, что все в порядке.

— Сейф будет открыт немедленно, — заверил он. — Правительственный чиновник уже здесь.

— Чиновник? — обеспокоенно переспросила миссис Чэтем. — Это еще зачем?

— Только для того, чтобы составить список содержимого сейфа с целью взыскания налога с того, что подлежит обложению, — улыбнулся президент банка. — А теперь мы можем пройти в хранилище.

Он лично проводил Нэнси и миссис Чэтем в подвальное помещение, где их уже ожидал человек. Без каких-либо формальностей из сейфа капитана Томлина был извлечен запертый металлический ящик, который перенесли из хранилища в специальную комнату.

— Я даже боюсь его открывать, — с дрожью в голосе проговорила миссис Чэтем Нэнси. — Пожалуйста, Нэнси, сделайте это вместо меня. Вот ключ.

Нэнси отперла замок ящика. Подняв крышку, она увидела, что ящик доверху заполнен бумагами. И тут сердце у нее дрогнуло; на самом верху лежал желтый конверт, на котором карандашом были жирно выведены следующие слова: «Ключ к сокровищам».
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 15:41 | Сообщение # 15
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
КЛЮЧ К СОКРОВИЩАМ

— Вот оно! — с трудом сдерживая себя, проговорила Нэнси, вынимая тоненький конверт из ящика. — Я надеюсь, наши долгие поиски наконец подошли к концу!

Ни ей, ни миссис Чэтем не хотелось вскрывать конверт в присутствии чиновника или банковских служащих, но те бесцеремонно распечатали его. Они лишь взглянули на лист бумаги, лежавший внутри, положили его обратно и перешли к другим бумагам. Пришлось Нэнси подождать, пока будет составлена опись содержимого ящика. Выяснилось, что бумаги не подлежат обложению налогом, и Нэнси и вдова наконец-то остались одни.

— Слава Богу! — с облегчением прошептала миссис Чэтем. — Теперь мы можем заглянуть в конверт. Я уверена, что там половина карты острова сокровищ!

Дрожащими руками она вынула содержимое конверта. Но, увы — это был всего лишь сложенный вдвое лист бумаги, совсем не похожий на карту.

— Письмо, — вздохнула женщина, не в силах скрыть разочарования.

— Может, в нем говорится, что стало с пропавшей половиной карты, — высказала надежду Нэнси. — Под ним подпись капитана Томлина?

— Да, и почерк его.

Прерывающимся от волнения голосом миссис Чэтем начала читать. Ее покойный муж рассказывал в письме о подробностях своей прежней жизни, о которых раньше никогда ей не говорил. Здесь было достаточно фактов, позволяющих с уверенностью утверждать, что он и Томлин Смит были близнецами.

— Итак, одна половина тайны разгадана, — сказала Нэнси. — Значит, я уже частично выполнила свою задачу. Вот только отец Элен будет огорчен, что никогда больше не увидит своего брата.

Но основная часть письма была посвящена сокровищам, которые спрятал когда-то старый моряк — дед братьев Томлинов.

— Послушайте вот это! — воскликнула миссис Чэтем; дойдя до наиболее важного места. — «Все эти годы я хранил оторванную часть карты острова сокровищ, данную мне отцом. Опасаясь, что ее украдут, я сделал с нее копию. С месяц тому назад эта копия была похищена у меня из каюты; по всей вероятности, это сделал кто-то из членов команды моего судна».

— Какая дата стоит на письме? — поинтересовалась Нэнси, когда вдова остановилась, чтобы перевести дыхание.

— Оно написано всего за неделю до смерти мужа… Но слушайте дальше. «Я забрал оригинал карты из каюты и спрятал его на «Варвике». Я твердо уверен, что эта карта вместе с другой половиной, находящейся у моего пропавшего брата, даст возможность разыскать несметные сокровища моего деда».

— Тут же концы с концами не сходятся! — воскликнула Нэнси. — Особенно в том, что касается «Варвика». Я считала, что это название судна, на котором плавал ваш муж.

— Да, Нэнси, вы правы.

— Тогда как же он мог забрать пергамент с судна и в то же время спрятать его там? Бессмыслица какая-то!

— Возможно, он имел в виду, что спрятал его в какой-то другой части корабля, а не в своей каюте, — рискнула предположить миссис Чэтем.

— Вряд ли, — покачала головой Нэнси. — Нет, я уверена, что капитан Томлин ни за что не стал бы рисковать, спрятав карту там, где ее мог найти кто-нибудь из команды. Особенно после того, как копия карты была похищена.

— Тогда что же он имел в виду?

— Не знаю, — призналась Нэнси. — Мне кажется, что ваш муж умышленно старался сделать свое письмо загадочным. Очевидно, он считал, что вы поймете, где спрятана карта.

— Не имею ни малейшего представления. Несколько минут Нэнси молчала, затем решила перечитать письмо. Вдруг ее лицо оживилось.

— Кажется, я догадалась! — воскликнула она. — Модели Кораблей, которые находятся у вас в салоне в «Роки Эдж», принадлежали капитану Томлину, не так ли?

— Да, у него было много моделей — их делали специально по его заказу. — И вам прислали их с судна после смерти капитана?

— Именно так.

— Скажите, а есть ли в коллекции модель «Варвика»?

— О Боже, я не помню, — огорченно покачала головой миссис Чэтем. — Там было так много маленьких корабликов… К тому же несколько штук я продала.

— Тогда, может быть, мы навсегда потеряли карту! — в отчаянии воскликнула Нэнси.

— О чем вы говорите?

— Вполне возможно, что ваш муж спрятал свою половину карты в модель «Варвика». Наверное, в нем есть какой-то потайной ящик, как в письменном столике мистера Холгейта. Вам это не кажется вероятным?

— Ну, конечно! — вскричала вдова. — И подумать только, что я вполне могла ее продать!

— Будем надеяться, что модель «Варвика» еще в нашей коллекции.

— Мы летим домой первым же рейсом, — решила миссис Чэтем. — Я ни за что не успокоюсь, пока не выясню, что не продала этот кораблик.

Простившись с гостеприимным семейством Холгейтов, Нэнси и миссис Чэтем отправились в аэропорт. Подгоняемый сильным попутным ветром, их самолет прибыл в пункт назначения раньше, чем было предусмотрено расписанием.

Несмотря на то что вдова телеграфировала в поместье о времени своего приезда, шофера в аэропорту не оказалось.

— Очевидно, он не ожидал, что самолет прибудет так рано, — предположила миссис Чэтем, окинув взглядом стоянку для автомашин. — Не будем его ждать.

Подозвав такси, они поехали в «Роки Эдж». Когда машина через скрытые ворота въезжала в поместье, Нэнси заметила, что охранников на посту нет.

— Вы ведь наняли детективов, чтобы следить за тем, что здесь происходит, не так ли? — спросила она. — Но я ни одного из них не вижу.

— Они не детективы, — ответила вдова. — Мой садовник сказал, что знает двух сильных парней, которые сейчас без работы, вот я их и наняла. Я уверена, что они где-нибудь здесь и все нормально.

Но миссис Чэтем ошибалась: дела в поместье были плохи.

Трикси пропала!

— О Боже, Боже! — воскликнула несчастная мать, ломая руки. — И зачем только я поехала в этот проклятый Нью-Йорк!

Из всей прислуги на месте оказался один только шофер, весьма расстроенный случившимся. Нэнси первым делом спросила у него, где Элен Смит и Ханна Груин.

— Они обе уехали сразу после обеда, — ответил он. — у молодой леди был урок пения, как она сказала. А ваша экономка просто не могла здесь больше оставаться. Повар и горничная были так возмущены ее приездом, что даже отказались ее покормить. Но я рад, что она приезжала, потому что мисс Трикси было очень хорошо с ней и мисс Смит.

— Где охранники? — задала Нэнси следующий вопрос.

— Они сказали, что им предложили работу получше и они уходят, — пожал плечами шофер.

— Как давно пропала Трикси? — продолжала девушка.

— Час или два назад.

В этот момент к ним, вся в слезах, подошла миссис Чэтем.

— Вы всюду искали, Томаc? — спросила она и, когда он кивнул, добавила: — И под обрывом, и… дальше… вниз по реке?..

— Да, мэм, везде.

После такого ответа вдова почувствовала некоторое облегчение.

— Значит, опять убежала, маленькая негодница, — улыбнулась она сквозь слезы.

— Миссис Чэтем, мне не хотелось бы вас тревожить, — покачала головой Нэнси, — но боюсь, что на этот раз дело серьезнее. Перед нашим отъездом в Нью-Йорк Трикси обещала мне никогда больше не убегать.

— Но вы же не думаете, что Трикси похитили?.. — задыхаясь от волнения, пролепетала вдова.

— Боюсь, что-то вроде этого.

— Тогда надо немедленно сообщить, в полицию! Я сейчас же пойду позвоню!

Миссис Чэтем торопливо направилась к дому, Нэнси пошла следом за ней. Войдя в холл, они заметили листок бумаги, лежащий около телефона.

— Что это? — удивилась миссис Чэтем.

Ей хватило одного взгляда на текст, чтобы понять: эта записка с требованием выкупа.

Небрежным почерком было жирно выведено тревожное послание: «Если хотите снова увидеть своего ребенка, приготовьте тысячу долларов. О способе передачи сообщим позже. Не заявляйте в полицию, иначе пожалеете».

— Ах, Нэнси, Трикси в самом деле похитили, — простонала миссис Чэтем.

На миг Нэнси показалось, что женщина сейчас упадет в обморок, но та взяла себя в руки, сделав над собой усилие, и села.

— Что же мне теперь делать, Нэнси?.. Никогда, никогда больше не оставлю ребенка на попечении слуг!

— На вашем месте я бы заплатила, миссис Чэтем.

— Конечно, ведь иначе Трикси может пострадать.

— Думаю, что вам не надо тревожиться об этом, по крайней мере сейчас, — возразила Нэнси, еще раз рассматривая записку. — Возможно, ребенка похитил кто-то из своих.

— Я с вами не согласна, — убежденно покачала головой миссис Чэтем. — Мои слуги могут быть небрежными, но я им верю.

Нэнси тактично промолчала, хотя в глубине души была невысокого мнения об умении вдовы подбирать прислугу.

— Я думаю, надо все-таки позвонить в полицию, — вновь заговорила миссис Чэтем. — Что вы мне посоветуете?

— Пожалуйста, подождите. Сначала мы должны тщательно обыскать поместье.

— Но вы же не надеетесь найти Трикси! Ведь в этой записке ясно говорится, что она похищена! Вы сами говорили…

— У меня есть одна идея, — медленно произнесла Нэнси. — Возможно, я и не права, но чтобы это выяснить, много времени не потребуется. Пожалуйста, подождите, пока я вернусь.

Так и не объяснив, что она имеет в виду, девушка поспешно вышла и быстрым шагом направилась к Корабельному дому.

Она не осуждала миссис Чэтем за то, что та была озадачена ее поведением. Девушка действовала, исходя из внезапного наития, которое говорило ей, что Трикси держат взаперти где-то в поместье. Мог ли похититель найти место более удобное, чем маленький коттедж с его потайными комнатами, скользящими панелями и дверями-ловушками? Более того, если бы его планы провалились, преступника нельзя было бы поймать с поличным, ибо он находился далеко от похищенного ребенка.

Нэнси осторожно открыла дверь в музыкальный салон и заглянула внутрь. Комната была пуста, но на столе лежала соломенная шляпка Трикси. Нэнси показалось также, что она слышит какие-то звуки за стеной.

«Надо туда заглянуть», — мужественно решила она, направляясь к секретной панели. Нэнси нащупала деревянный гвоздь, на котором держалась панель, и приоткрыла ее. Пока панель медленно скользила в сторону, Нэнси отчетливо различала звуки какого-то движения в темной кладовой.

— Трик… — попыталась она позвать девочку.

В тот же миг что-то тяжелое ударило ее по голове, и Нэнси потеряла сознание.
 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна пропавшей карты.
Страница 1 из 212»
Поиск: