Приветствую Вас Странник
Вторник
21.08.2018
13:13

[ Новые сообщения · Детективы · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Александровна, Nancy  
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна тибетского сокровища.
Тайна тибетского сокровища.
NancyДата: Четверг, 12.01.2012, 09:23 | Сообщение # 1
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9


Аннотация

На этот раз Нэнси возвращает городскому музею редчайший экспонат - шедевр древнего восточного искусства.

Оглавление

СРОЧНЫЙ ВЫЗОВ
БЕСПЛОДНЫЕ ПОИСКИ
ПЕРИПЕТИИ ВОКРУГ «КАДИЛЛАКА»
В ГОСТЯХ У НАСЛЕДНИЦЫ
ПРОТИВОРЕЧИВЫЕ УЛИКИ
ОЖЕРЕЛЬЕ
ОБМАН РАСКРЫВАЕТСЯ
БОЛЬШОЙ ПРИЕМ
ПЕРЕПОЛОХ НА СОБАЧЬЕЙ ВЫСТАВКЕ
ЦЕННАЯ УЛИКА
ВИЗИТ К ПРОФЕССОРУ ГЕРБЕРТУ
НОВЫЙ ПОВОРОТ ДЕЛА
РИСКОВАННАЯ ЗАТЕЯ
ОТЧАЯННАЯ СХВАТКА
ПОГОНЯ
 
NancyДата: Четверг, 12.01.2012, 09:24 | Сообщение # 2
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
СРОЧНЫЙ ВЫЗОВ

Нэнси Дру сбежала по лестнице в холл и успела на втором звонке схватить телефонную трубку.

— Привет, Бесс! — радостно воскликнула Нэнси. Ей должна была позвонить ее подруга Бесс Марвин: они собирались договориться о встрече в торговом центре.

Но в трубке раздался странный глухой голос.

— На проводе Пентагон. Позовите Нэнси Дру.

Нэнси улыбнулась.

— Брось, Джорджи Фейн. Я тебя узнала. Джорджи — еще одна ближайшая подруга Нэнси — фыркнула от смеха.

— Пожалуй, не стоило мне тебя так разыгрывать, — ответила она. — Вдруг и впрямь Пентагон попросит помощи у величайшего в мире детектива.

Нэнси рассмеялась.

— А я брошу трубку, думая, что это опять твои шуточки.

— Вообще-то я хотела спросить, не хочешь ли ты сыграть в теннис, — сказала Джорджи.

В этот момент в трубке раздался голос телефонистки:

— Вызывают мисс Нэнси Дру. Срочный вызов. Нэнси прикусила губу.

— Надо же! — Телефон у нее все утро был занят. — Я уже заканчиваю разговор, — заверила она телефонистку.

— На сей раз наверняка Пентагон, — съязвила Джорджи.

— Я перезвоню, — пообещала Нэнси. Она положила трубку, и телефон тотчас же затрезвонил.

— Нэнси Дру у телефона, — сказала она, заправляя за ухо прядь рыжеватых светлых волос.

— Мисс Дру! — раздался мужской голос. — Простите, что прервал вас… но у меня неотложное дело. Мне нужно как можно скорее с вами встретиться.

— Вы могли бы мне кратко объяснить, в чем дело? — спросила Нэнси.

— Да-да, конечно, — с запинкой проговорил незнакомец.

Нэнси вынула из сумочки карандаш и блокнотик.

— Начнем с того, что вы представитесь, — деловитым тоном сказала она.

Мужчина замялся, и Нэнси спросила себя: не боится ли он, что их подслушивают?

— Нелсон Стоун, — наконец ответил мужчина с ноткой гордости в голосе. — Я хранитель музея в Клинтон-парке. Ваш телефон дал мне один знакомый.

Память Нэнси лихорадочно заработала. Да-да, ее отец, Карсон Дру, говорил что-то такое… кажется, этот музей втянут в какой-то громкий судебный процесс… (Отец Нэнси, известный адвокат, пользовался в городе Ривер-Хайтсе большим уважением.) Потом Нэнси вспомнила еще: одна богатая женщина из высшего общества, Аманда Лейн, незадолго до смерти передала в дар музею свой особняк. Дарственную составлял мистер Дру, ее поверенный.

Однако широкий жест Аманды вызвал отчаянное сопротивление ее внучатой племянницы, Хиллари Лейн. Она считала, что особняк должен остаться в собственности семьи, и затеяла нескончаемую тяжбу.

— Это имеет какое-то отношение к Хиллари Лейн? — прямо спросила Нэнси. Она понимала, что, если это так, ей, прежде чем браться за дело, нужно будет посоветоваться с отцом.

— Может быть, — уклончиво ответил Нелсон Стоун. — А может, и нет.

— Если вы хотите, чтобы я помогла вам, — твердо сказала Нэнси, — вам придется отвечать мне более определенно.

Мистер Стоун вздохнул.

— Я только что получил письмо с угрозами. Мне кажется, моя жизнь в опасности.

— Где вы сейчас? — спросила Нэнси. Хранитель покашлял, потом неохотно ответил:

— В музее, в своем кабинете.

— Я буду у вас минут через пятьдесят, — сказала Нэнси, взглянув на часы. — Но если вы действительно уверены, что кто-то хочет убить вас, то почему не обратитесь в полицию?

Мистер Стоун опять глубоко вздохнул.

— Впутывать сюда полицию мне не хотелось бы. Все, что мне нужно в данный момент, — это частный детектив, который узнал бы, кем послано письмо. По правде сказать, мисс Дру, я в ужасе от всего этого… Но огласки я боюсь еще больше.

Нэнси заверила его, что она выезжает сейчас же. И, закончив разговор, с недоумением спросила себя: кому помешал скромный хранитель музея?.. Но как бы то ни было, человек этот, явно в панике.

Нэнси перезвонила Джорджи.

— Угадай, что это был за звонок? — сказала она. — Возможно, мне придется расследовать новое дело. Хочешь съездить со мной в музей Клинтон-парка? Я должна встретиться там с одним человеком.

— Ты что, шутишь? — воскликнула Джорджи. — Сегодня же идеальная погода для тенниса. Позвони и перенеси встречу на другой день.

— Боюсь, ничего не выйдет, — ответила Нэнси. — Этот человек, похоже, говорил вполне серьезно. Он уверен, что его собираются убить.

Джорджи помолчала.

— Да, причина довольно веская. Что ж, теннис придется отложить, — согласилась наконец она.

— Надо позвонить Бесс, — сказала Нэнси. — У нас назначена встреча в торговом центре.

— О, я уверена, моя кузина с радостью предпочтет встретиться с тобой там, где должно произойти убийство, — иронически заметила Джорджи. Они с Нэнси прекрасно знали, как Бесс не любит ввязываться в опасные приключения. — Но если ты ей не позвонишь, она, наверное, обидится.

Закончив разговор с Джорджи, Нэнси набрала номер Бесс. Какое счастье иметь таких подружек, как Бесс и Джорджи. Веселые, преданные, они всегда готовы помочь распутать какую-нибудь загадочную историю. Но во всем остальном кузины представляли собой полную противоположность друг другу. Бесс, миловидная блондинка, склонная к полноте, постоянно была озабочена новой диетой. Она обожала ходить по магазинам, все время жевала что-нибудь вкусненькое и много думала о мальчиках. У темноволосой Джорджи была стройная спортивная фигура. Бесстрашная и практичная, она часто сопровождала Нэнси в самых рискованных ее расследованиях…

Вопреки ожиданиям, Бесс сразу согласилась поехать вместе с Нэнси и Джорджи.

Нэнси побежала наверх, в свою комнату, и надела поверх тенниски с джинсами легкий желтый блейзер. Потом провела расческой по длинным волосам и сунула в сумку блокнот.

Спустя десять минут Нэнси на своем синем «мустанге» подкатила к месту, где ее поджидали Бесс и Джорджи, и они поехали в музей Клинтон-парка. Легкий ветерок овевал лица девушек.

— Знаете ли вы что-нибудь о человеке по имени Нелсон Стоун? — спросила Нэнси у подруг, когда машина остановилась у светофора.

— Да. Немного, — сказала Бесс с заднего сиденья. — Приятельница матери работает агентом по купле-продаже недвижимости, она сняла здесь для него дом. Он приехал в наши края всего месяца полтора назад, сразу после открытия музея.

— А в прошлый уик-энд, — подхватила Джорджи, — он был в нашем клубе. Я в паре с ним играла в теннис.

Нэнси обернулась к Джорджи.

— Какое у тебя о нем впечатление? Джорджи запустила пятерню в коротко постриженные темные волосы.

— Ну… подача у него отличная, — промолвила она. — А вот удар слева никуда не годится.

— Будет тебе дурачиться! — возмутилась Бесс. Зажегся зеленый свет, и Нэнси нажала на акселератор.

— Ладно, не буду, — рассмеялась Джорджи. — По правде говоря, мне показалось, что он слишком важничает.

— Вот-вот, мне тоже так показалось, когда я с ним говорила по телефону, — заметила Нэнси. Повернув направо, она въехала на территорию Клинтон-парка и повела машину по круто поднимающейся в гору дороге. Через несколько минут впереди показался музей.

— Ой, как красиво! — Бесс изумленно раскрыла глаза, разглядывая величественный особняк, окруженный большим ухоженным садом и аккуратно постриженными живыми изгородями.

— Да, ничего, — согласилась Джорджи.

Нэнси стало понятно, почему Хиллари Лейн так огорчилась, когда тетка передала особняк музею. По всей вероятности, Хиллари питала сентиментальную привязанность к этому великолепному зданию. Нэнси на малой скорости миновала главные ворота и съехала на длинную, посыпанную гравием подъездную аллею, ведущую к автостоянке. Здесь она припарковалась, и девушки выпорхнули из автомобиля.

Нэнси сунула в сумку ключи от машины и достала блокнот. Теперь все ее мысли были заняты предстоящей встречей.

— Знаю я, что значит этот сосредоточенный взгляд, — поддразнивала ее Джорджи, когда они втроем торопливо шагали в сторону музея. — Ты уже начала новое расследование.

— Начать-то легко, — улыбнулась Нэнси. — Трудности возникают потом.

— Ну надо же!.. — воскликнула вдруг Бесс. На глаза ей попалось объявление: «Музей Клинтон-парка закрыт. День школьных экскурсий».

— Называется — сходили в музей! — вздохнула Джорджи. — Нэнси, нам придется, наверно, подождать тебя тут.

— Слава Богу, хоть буфет есть, — оживилась Бесс, показывая на полосатый навес возле главного входа, где толпилась группа школьников. — И, похоже, открыт!

— А я-то думала, что ты на диете, — лукаво сказала Джорджи, округлив свои черные глаза.

— Да, сижу, — ответила Бесс с озорной улыбкой. — Называется: «малокалорийное питание прямо с прилавка»… В общем, я хочу мороженого, — заявила она. — Идите, я вас догоню.

Нэнси и Джорджи пошли по ухоженной территории музея, вдыхая восхитительный запах свежескошенной травы. В руках у мужчины, подстригавшего живую изгородь, весело щелкали садовые ножницы.

— Вот это да! — воскликнула Джорджи. — Посмотри-ка на эту русалочку.

Нэнси обернулась и недоуменно посмотрела на улыбающегося садовника, решив, что Джорджи шутит. Но затем увидела, что садовник, виртуозно работая ножницами, придает кусту изящную форму русалки.

— Как у вас красиво получается! — Она восторженно покачала головой.

Джорджи тем временем отошла в сторону, чтобы полюбоваться этим произведением паркового искусства с другой стороны.

— Удивительно! Просто невероятно! — доносились до Нэнси ее возгласы.

— Послушай, — позвала Нэнси, бросив взгляд на часы, — мне пора. Встретимся здесь, после того как я поговорю с мистером Стоуном. Ладно?

Через несколько минут Нэнси вошла в мраморный вестибюль. За столом сидел седовласый охранник. На прикрепленной к лацкану его формы бирке Нэнси прочла: Ральф Хейз. Охранник сообщил Нэнси, что сегодня музей открыт только для школьных экскурсий, но она объяснила: ее просил приехать сюда Нелсон Стоун.

Охранник изучающе вперил в нее синие слезящиеся глаза.

— Ага, — сказал он. — Значит, вы и есть мисс Дру? Распишитесь в книге посетителей. — С этими словами он пододвинул к ней большую книгу в кожаном переплете и подал шариковую ручку.

Расписываясь в книге, Нэнси с удивлением увидела строчкой выше имя Хиллари Лейн.

Подняв голову, она заметила направляющегося к ней мужчину в темно-синем, прекрасно отутюженном костюме, довольно важного на вид. Несколько мгновений она внимательно разглядывала его — все говорило об аккуратности и пунктуальности.

— Наверное, это он, — подумала Нэнси и двинулась ему навстречу.

— Мистер Стоун? — спросила она.

— Да, это я, — ответил он тем же нервным голосом с подчеркнуто правильной дикцией, который она часом раньше слышала по телефону. — Чем могу служить? — Затем он поднял густые брови. — Минуточку, минуточку, — сказал он. — Вы Нэнси Дру? Я представлял вас несколько…

— …старше, — с улыбкой закончила Нэнси. В свои восемнадцать лет она не удивлялась подобным замечаниям.

— Надо полагать, в таких делах возраст не имеет значения, — сказал хранитель музея, пожав плечами. — Как бы то ни было, у вас репутация прекрасного детектива. Насколько я знаю, вы раскрыли не одно запутанное дело.

— Мягко говоря, не одно, — ответила Нэнси, глядя прямо в глубоко посаженные карие глаза Нелсона Стоуна.

— Ну что ж, отлично…

И он повел Нэнси мимо витрин с вавилонскими вазами. Они миновали шумную стайку школьников, обступивших учительницу, которая что-то рассказывала им.

— Мы зайдем ко мне в кабинет, — сказал Стоун, — и я покажу вам то письмо.

Они вошли в египетский зал, вдоль стен которого стояли бронзовые статуи египетских фараонов.

— У вас очень интересная коллекция, — заметила Нэнси, когда они проходили мимо витрины с древнеегипетскими украшениями.

— Большинство экспонатов принадлежит другим музеям, они здесь временно, — пояснил мистер Стоун. — Но своим постоянным собранием мы тоже гордимся, — добавил он, когда они проходили под мраморной аркой в следующий зал. — Особенно — последним приобретением, золотым конем.

Солнечные лучи, падающие через разноцветные витражи окон, придавали тибетскому залу, куда они вошли, необычный, причудливый вид. В этом небольшом помещении были выставлены предметы древней буддийской материальной культуры. Взгляд Нэнси сразу же приковала к себе золотая статуэтка коня, помещенная под стеклом в самом центре комнаты.

— Ах, какое чудо! — воскликнула Нэнси, подходя поближе, чтобы полюбоваться золотым конем. Статуэтка, не более двенадцати дюймов высотой, была выполнена, как и прочие экспонаты в этом зале, из золота. Конь стоял, подняв голову, собравшись, как на старте; казалось, еще миг, и он выпрыгнет из витрины.

— К тому же он очень ценный, — сказал у нее за спиной Нелсон Стоун. — Музей приобрел этого коня совсем недавно за миллион с лишним долларов.

— Наверное, это очень старинная вещь, — тихо заметила Нэнси.

— Да, очень, — сказал хранитель музея, наклоняясь.

Нэнси во все глаза смотрела, как он сдвинул в сторону одну половицу и чем-то щелкнул.

— Я отключил сигнализацию, — объяснил мистер Стоун. Выпрямившись, он достал из кармана ключ, открыл витрину и осторожно вынул золотого коня.

— Чистое золото, — сказал он, передавая коня Нэнси.

Нэнси взяла статуэтку, мысленно поразившись, какая она тяжелая, и провела пальцами по искусно сделанной гриве, по крутому крупу, по украшенной рубинами уздечке. Каждый напрягшийся мускул коня, каждая прядка его хвоста были выполнены невероятно тщательно.

— Великолепная работа! — воскликнула Нэнси.

— Настоящее сокровище, — заметил мистер Стоун, принимая из рук Нэнси золотого коня. — Но пока он приносит мне одни неприятности.

— Что вы имеете в виду? — спросила Нэнси, глядя, как хранитель ставит коня обратно в витрину.

— Боюсь, что, купив эту вещь для музея, я кому-то перебежал дорогу, — ответил он, выходя с Нэнси в коридор. — Есть люди, которые хотели заполучить ее для своих частных коллекций. Но я заплатил больше. Попечители музея даже выразили неодобрение, что я истратил столько денег на один экспонат… Подробнее расскажу вам об этом позже, сначала прочтите письмо.

Повернув налево, мистер Стоун повел Нэнси по коридору. Бросив взгляд в полуоткрытую дверь какой-то комнаты, Нэнси заметила лежащую там на стуле красную сумочку.

— Сюда, мисс Дру, — пригласил Нелсон Стоун, и они вошли в его кабинет. Он закрыл дверь и сел за стол. — Садитесь, пожалуйста.

Усевшись в роскошное кожаное кресло, Нэнси стала разглядывать многочисленные антикварные вещицы, украшавшие кабинет. Хранитель вытащил из ящика стола сложенный вчетверо листок и вручил его девушке. Не успела Нэнси развернуть письмо, как Нелсон Стоун вдруг вскочил.

— Боже мой, я, кажется, не запер витрину… — пробормотал он, рысью направляясь к двери.

Нэнси пробежала глазами письмо, которое дал ей хранитель музея. Оно было напечатано на плотной мелованной бумаге, шрифт был почти слепой. «Тот, кто послал письмо, не потрудился даже сменить ленту в машинке», — подумала Нэнси.

В следующее мгновение Нэнси вздрогнула, услышав донесшийся из коридора душераздирающий вопль.

— Он пропал! — кричал Нелсон Стоун. — Золотого коня украли!
 
NancyДата: Четверг, 12.01.2012, 09:24 | Сообщение # 3
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
БЕСПЛОДНЫЕ ПОИСКИ

Бросив письмо на стол, Нэнси схватила сумочку, выскочила из кабинета и побежала по коридору в сторону тибетского зала. Там она застала Нелсона Стоуна, стоящего посреди комнаты перед пустой витриной в позе крайнего отчаяния. Повернувшись к Нэнси, он снова воскликнул:

— Конь пропал!.. Не могу в это поверить!.. Взгляд его был остекленевшим и бессмысленным. Поняв, что хранитель в шоке, Нэнси с мягкои настойчивостью взяла его под руку и повела обратно в кабинет.

— Вы кого-нибудь видели в зале? — спросила она, ускорив шаг. Ей хотелось без промедления позвонить в полицию.

— Просто поверить не могу, что он исчез, — запинаясь, проговорил мистер Стоун. — И всего за несколько минут!..

— Не провалился же он сквозь землю, — мрачно заметила Нэнси. — Значит, его кто-то взял.

В кабинете мистер Стоун опустился в кресло. Вид у него был совершенно ошеломленный.

— Это какой-то кошмар!.. — простонал он.

— Я сейчас вернусь, — быстро сказала Нэнси. Она выскользнула из кабинета и поспешила к охраннику, дежурившему при входе. Увидев, что он спит на своем посту, она только вздохнула разочарованно. Будить его, по всей вероятности, бесполезно, поговорить с ним она сможет и позже.

Нэнси вернулась в кабинет Стоуна и, сняв телефонную трубку, стала набирать номер полиции Клинтон-парка.

Нелсон Стоун спрятал лицо в ладонях; его била нервная дрожь.

— Ради Бога, мисс Дру, не вызывайте полицию! Вы ведь знаете, какая тут поднимется шумиха… Я этого не вынесу… Я не готов сейчас предстать перед полицией. Нельзя ли немного подождать?

Нэнси положила трубку.

— Я понимаю, как вы расстроены, мистер Стоун, но у полиции больше возможностей найти золотого коня, — терпеливо объяснила она. — И чем скорее мы сообщим, тем лучше.

— Но ведь вам придется сказать полицейским, что я оставил витрину незапертой… — с надрывом произнес хранитель, ломая руки. — И я потеряю место…

— Все равно придется сказать полиции правду, — ответила Нэнси. — Мне жаль, но у нас нет выбора.

Несмотря на мольбы Стоуна, Нэнси в конце концов позвонила в полицию. Ей задали несколько вопросов и сообщили, что полицейская машина выезжает. Положив трубку, Нэнси постаралась, как могла, успокоить хранителя.

Через несколько минут Нэнси торопливо сбежала по широким ступенькам музея. Подруги ее все еще стояли возле живой изгороди, разговаривая с садовником и какой-то девушкой.

— Джорджи! Бесс! — окликнула их Нэнси. — Скорее идите сюда!

Джорджи со всех ног бросилась к Нэнси, Бесс поспевала за ней.

— Что случилось?

Нэнси в двух словах ввела подруг в курс дела.

— Только что украден самый ценный экспонат музея.

В эту минуту к ним подошел садовник с девушкой. Садовник представился Нэнси, сообщив, что его зовут Ли Тун. Девушка оказалась его дочерью, ее имя было — Су Линь.

— Вы сказали, из музея что-то украдено? — спросила Су Линь, откинув со лба локон черных, как смоль, блестящих волос. На вид ей было лет двадцать. Она была одета просто, но мило: черные спортивные брючки, длинная розовая блуза и бледно-лиловый парчовый жилет. Ее шею украшало аметистовое ожерелье.

— Да, причем только что, — объяснила Нэнси. — Кто-то украл золотого коня. Садовник с дочерью ахнули.

— Вы не видели, никто не выходил из здания? Некоторое время все молчали.

— Нет, — ответила Бесс. — Мы смотрели, как мистер Тун подстригает изгородь. Но, по-моему, из музея никто не выходил.

— Постой-ка… — Джорджи наморщила лоб. — Несколько минут назад отсюда отъехала машина.

— Что за машина? — быстро спросила Нэнси. Джорджи, напрягая память, прикусила губу.

— Нет, не помню… Не обратила внимания.

— А я вообще никакой машины не видела, — сказала Бесс, пожимая плечами.

— Какой позор! — проговорил садовник, грустно качая головой.

— Ужасно! — подхватила Су Линь. — Золотой конь — самое большое сокровище музея. Оно незаменимо. Полицию уже вызвали?

В этот момент послышался пронзительный вой сирены. Все обернулись в сторону ворот. На территорию музея въезжала полицейская машина. Она немного притормозила, пропуская автобус со школьниками, затем остановилась у входа в музей.

Нэнси подбежала к машине, быстро представилась двум вышедшим из нее полицейским и объяснила, что это она сообщила о краже.

— Я лейтенант Хиггинс, — сказал один из полицейских, рослый, с редковатыми седеющими волосами и проницательными синими глазами под толстыми линзами очков без оправы. — Сержант Дженкинс, — добавил он, кивнув в сторону своего молодого напарника. Вместе с Нэнси они поднялись по ступенькам главного входа.

— Разве здесь нет охранника? — спросил Хиггинс, когда они входили в здание.

Нэнси молча показала на седовласого охранника в дальнем конце вестибюля; тот спал, уронив голову на стол. В тишине, царившей под мраморными сводами, слышалось легкое похрапывание.

— Все понятно, — нахмурился Дженкинс. Лейтенант широкими шагами подошел к спящему охраннику и бесцеремонно растолкал его.

— Проснитесь, ветеран! — гаркнул он. Охранник поднял голову и заморгал.

— Что? Что такое?.. Музей закрыт… — забормотал он.

— Музей ограблен, — мрачно сказал лейтенант Хиггинс. — Выходил кто-нибудь из здания?

Охранник протер глаза и, пошарив рукой по столу, взял книгу посетителей.

Лейтенант махнул рукой.

— Оставьте, — бросил он. — Вы что, хотите найти в ней фамилию вора? — Повернувшись к Нэнси, он попросил проводить их в кабинет хранителя.

Когда они шли через тибетский зал, Нэнси показала на пустую витрину.

— Вот здесь находился золотой конь.

— А где находились в момент похищения вы? — спросил Хиггинс.

— Вместе с мистером Стоуном, в его кабинете, — ответила Нэнси.

Полицейские подошли к витрине и внимательно осмотрели ее.

— Поглядите-ка! — воскликнул Дженкинс. — Даже стекло не разбито.

— Это я, кажется, могу объяснить, — подумав, сказала Нэнси. — Мистер Стоун открыл витрину, чтобы показать мне золотого коня. Но потом его что-то, видимо, отвлекло, и он забыл запереть ее и включить сигнализацию.

Полицейские переглянулись.

— Поразительно, до чего беспечны бывают люди, — покачал головой Дженкинс.

Нэнси провела полицейских в кабинет Нелсона Стоуна. Хозяин кабинета беспокойно расхаживал из угла в угол. Нэнси собиралась было сесть, но лейтенант попросил ее оставить их одних. Очевидно, он хотел допросить Стоуна без свидетелей.

Нэнси быстро обошла первый этаж. Она обнаружила, что боковой и задний входы в музей забиты фанерными щитами, на них крупными буквами было написано: «Хода нет. Ремонт».

«Очевидно, выйти из музея можно было лишь через мраморный вестибюль… Очень странно, — подумалось Нэнси. — Ведь в любом учреждении, где бывает много народу, обязательно должен быть запасной выход — на случай пожара».

Значит, Нелсон Стоун легкомысленно пренебрегал требованиями пожарной безопасности, сделала вывод Нэнси. Подобная беспечность по отношению к экспонатам, пожалуйста, уже привела к серьезнейшим неприятностям.

По широкой мраморной лестнице Нэнси поднялась на второй этаж. Проходя через галерею индийских миниатюр, она вдруг почувствовала сквозняк.

Двигаясь навстречу потоку прохладного воздуха, она обнаружила открытое окно. Подняв раму повыше, она выглянула наружу. Рядом с окном была пожарная лестница, а внизу находился задний двор музея; там в беспорядке валялись на земле стройматериалы и оборудование.

— Вероятно, эту свалку устроили ремонтники, — сказала себе Нэнси. Однако ни одного рабочего вокруг не было видно. Высунувшись из окна еще дальше, она увидела на углу здания автостоянку.

— Похитителю ничего не стоило скрыться этим путем, — заключила Нэнси. — Правда, так же нетрудно ему было уйти через вестибюль и главный вход… Нет, это все-таки маловероятно. Вор не мог быть на сто процентов уверен, что охранник будет крепко спать. — Нэнси немного постояла, размышляя, потом закрыла окно. Она собралась уходить — как вдруг заметила на полу что-то блестящее. Наклонившись, она увидела золотую клипсу. Нэнси подняла ее и положила в карман: эта вещица может оказаться важной уликой.

Еще некоторое время Нэнси бродила по просторным пустым залам второго этажа, но больше ничего интересного не нашла. Некоторые комнаты были с каминами. В дальнем конце здания находилось несколько помещений, где на всех предметах лежал толстый слой пыли. Как видно, реконструкция сюда еще не дошла.

— В здании, судя по всему, встроенных стенных шкафов нет, — констатировала Нэнси, — оно для этого слишком старое. Значит, где-нибудь в стенном шкафу похититель не мог спрятаться.

Отыскав лестницу, ведущую на третий этаж, Нэнси увидела, что она тоже загорожена фанерным щитом. Приклеенное к нему клейкой лентой объявление гласило: «Входа нет».

Нэнси раздумывала, не попробовать ли ей проникнуть за фанеру, чтобы обследовать третий этаж? Но ей не терпелось узнать, далеко ли продвинулись полицейские. Спускаясь по лестнице, она услышала гомон детских голосов. Очевидно, приехала еще одна группа школьников. Направляясь к кабинету Стоуна, Нэнси увидела в тибетском зале Дженкинса; полицейский беседовал с Су Линь.

— Просто не могу поверить, что он исчез! — услышала Нэнси голос девушки. — Золотой конь — это символ Тибета. Я ведь наполовину тибетка, и эта статуэтка для меня имеет особенное значение.

Дженкинс что-то записал в свой блокнот, потом извинился и отошел, чтобы поговорить с учительницей.

Нэнси подошла к Су Линь.

— Вы, наверно, часто здесь бываете? — спросила она.

Су Линь вежливо улыбнулась:

— Каждую субботу и воскресенье: это мне засчитывается как практика. Я учусь антропологии в Уэстмурском университете.

— Как интересно! — заметила Нэнси. — И чем же вы занимаетесь в музее?

— О, самыми разными делами, — ответила Су Линь. — Провожу тематические экскурсии, пополняю каталоги… В справочном зале всегда полно работы… И еще, — добавила она неохотно, — Маргарет Паркер постоянно поручает мне всякую канцелярскую работу.

— В общем, работы — голову поднять некогда, а плата — одно название, так? — спросила Нэнси шутливым тоном.

— Примерно так, — ответила Су Линь, и в ее миндалевидных глазах сверкнули веселые искорки. — Только не говорите, пожалуйста, Маргарет, а то она подумает, что я жаловалась.

— Не волнуйтесь, не скажу, — успокоила ее Нэнси. — Я даже не знаю, кто такая Маргарет Паркер. Кстати, кто она?

— Маргарет — помощник хранителя музея, — сказала Су Линь, отбрасывая со лба челку.

— А где ее кабинет? — спросила Нэнси, решив, что ей, пожалуй, не помешает побеседовать с помощником хранителя.

— Дальше по коридору, — ответила Су Линь, махнув рукой в сторону. — Немного не доходя до кабинета мистера Стоуна. Но сегодня у Маргарет, по-моему, выходной.

Нэнси извинилась и поспешно двинулась по коридору. Она вспомнила, что перед ограблением видела в одной из комнат красную сумочку. «Была ли это сумочка Маргарет Паркер, — размышляла Нэнси, — или в кабинете Маргарет находился кто-то другой?»

Повернув за угол, Нэнси обнаружила, что дверь в кабинет помощника хранителя плотно закрыта.

— Можно? — спросила она, постучавшись. Не услышав ответа и чуть подождав, постучала еще раз. — Есть тут кто-нибудь? — Так и не дождавшись ответа, Нэнси медленно повернула ручку и открыла дверь.

Она сразу же бросила взгляд на стул, но красной сумочки там не было. «Надо как можно скорее выяснить, кому она принадлежит», — мысленно сказала себе девушка.

Оглядывая маленький кабинет, в котором царил страшный беспорядок, она обратила внимание на фотографию в рамке, стоявшую на книжной полке. Это был портрет молодой светловолосой женщины в мантии и шапочке, какие обычно надевают на церемонии вручения дипломов. «Наверное, это Маргарет Паркер», — решила Нэнси. Наклонившись поближе, она увидела дату на фотографии: снимок был сделан пять лет назад.

Нэнси вернулась в коридор и, подойдя к кабинету Стоуна, постучалась.

— Войдите, — послышался голос Нелсона Стоуна.

Нэнси вошла. Лейтенант Хиггинс, расположившись в кожаном кресле, что-то быстро записывал в блокнот. Нелсон Стоун с несчастным лицом сидел за столом. Казалось, хранитель состарился на добрый десяток лет.

— Нэнси, это лейтенант Хиггинс, — сказал Стоун.

Полицейский поднял на миг голову, бросил: «Да, мы уже знакомы», — и вернулся к своему занятию.

— Простите, что помешана, — проговорила Нэнси. — Я хотела спросить у мистера Стоуна, где можно найти его помощника, Маргарет Паркер.

— Сегодня у нее выходной, — сказал хранитель музея.

Нэнси удивленно нахмурилась.

— Но я совсем недавно видела у нее в кабинете сумочку. Я в этом абсолютно уверена.

Лейтенант посмотрел на Нелсона Стоуна и поднял брови.

— Когда мы с мистером Стоуном проходили мимо ее кабинета — это было за несколько минут до ограбления, — дверь там была приоткрыта, — продолжала Нэнси.

— Что я могу сказать? — пробормотал хранитель, пожимая плечами. — Про сумочку мне ничего не известно. Маргарет сегодня здесь не было…

Вдруг в коридоре послышались возбужденные голоса. Через мгновение дверь распахнулась, на пороге появилась очаровательная блондинка. На ней было элегантное короткое белое платье, сверкающие золотые украшения выгодно оттеняли ее ровный темный загар.

Нэнси сразу узнала Хиллари, наследницу Аманды Лейн, передавшей фамильный особняк в дар музею. Нэнси вспомнила, что Хиллари провела несколько лет в Голливуде, где она сыграла главные роли во многих фильмах. Но после смерти своей двоюродной бабушки Хиллари отказалась от карьеры актрисы и поселилась в Клинтон-парке, посвящая много времени своей обширной коллекции произведений искусства и активному участию в культурной и общественной жизни.

— Лейтенант, — начал вошедший вслед за Хиллари сержант Дженкинс, — эта женщина пряталась в библиотеке.

— Я уже говорила вам, — возмущенно обернулась к нему Хиллари, — что я не пряталась. Я готовилась к лекции по искусству Востока.

Нелсон Стоун встал.

— Хиллари, вы же знаете, что музей сегодня открыт только для школьных экскурсий, — сказал он.

Лицо Хиллари еще более потемнело.

— Я не думала, что эти правила относятся и ко мне, — ответила она, отбросив назад свои платиновые волосы. Потом она заметила Нэнси, и лицо ее прояснилось. — Ба, кого я вижу! — живо воскликнула она. — Ведь вы Нэнси Дру, верно? Я знакома с вашим отцом.

Нэнси улыбнулась. Она собралась ответить что-то, но лейтенант Хиггинс, поднявшись с кресла, опередил ее:

— Мы занимаемся здесь очень серьезным делом, мисс Лейн. Только что из музея украден ценный экспонат.

Нелсон Стоун уставился на свои мокасины из крокодиловой кожи и не поднимал глаз, пока лейтенант Хиггинс посвящал Хиллари Лейн в подробности происшествия. Нэнси видела, что хранителю музея ужасно не по себе.

Несколько долгих мгновений наследница молчала, словно потеряв дар речи. По выражению ее лица трудно было понять, о чем она думает. Наконец она закрыла глаза и страдальчески вздохнула.

— Мне показалось, когда я сидела в библиотеке, что я слышу какие-то крики, — сказала она лейтенанту Хиггинсу. — Но я решила, это мистер Стоун в очередной раз распекает своих сотрудников.

— Вы… вас не касается, как я управляю музеем! — взорвался Нелсон Стоун. Хиллари возвела взор к небесам.

— По-моему, этого человека ни в коем случае не следовало назначать хранителем музея, — громким сценическим шепотом сообщила она Хиггинсу. И, повернувшись к Стоуну, стала испепелять его взглядом.

Нелсон Стоун побагровел и, похоже, собрался достойно ответить ей, но Хиггинс остановил его.

— Полно, полно!.. Выяснять отношения будете потом, — сказал он. — Мисс Лейн, вы можете пока идти, но нам, вероятно, придется еще встретиться.

После того, как Хиллари Лейн удалилась, Нэнси рассказала лейтенанту, почему она оказалась сегодня в музее.

— Кто-то прислал мистеру Стоуну письмо с угрозами, а он позвонил мне утром и попросил провести расследование.

Нэнси знала, что мистер Стоун не хотел предавать этот факт огласке, но сочла необходимым оказать полиции максимальную помощь. Ведь нельзя исключать, что письмо каким-то образом связано с ограблением.

Лейтенант Хиггинс бросил на покрасневшего от смущения мистера Стоуна сердитый взгляд.

— Почему вы не обратились в полицию? — раздраженно спросил он. — Давайте сюда это письмо, — добавил лейтенант, протягивая руку.

Мистер Стоун передал ему письмо.

— Я не думал, что оно имеет отношение к краже, — пробормотал он.

— А уж об этом позвольте судить мне, — отрезал лейтенант. Он пробежал глазами письмо и покачал головой. — Чепуха какая-то, — заметил он наконец. — Некто грозится убить вас, потому что ему не нравится, как вы руководите музеем. — Сложив письмо, он сунул его себе в карман. — Похоже, вы кого-то сильно разозлили. Ну, ничего, мы разберемся с этим.

— Вам-то это письмо, возможно, не внушает никаких опасений, — заметил мистер Стоун. — Но угроза адресована мне, и я не могу к этому так легко относиться.

Лейтенант Хиггинс захлопнул блокнот.

— Навидался я на своем веку таких писем, — сказал он. — Чаще всего это просто блеф. — Затем, направляясь к двери, добавил: — Мы скоро с вами свяжемся, мистер Стоун. — Кивнув Нэнси, он вышел из кабинета.

Нэнси повернулась к мистеру Стоуну.

— Простите, что я рассказала про письмо, но я должна была объяснить, почему я здесь. Кроме того, между письмом и кражей, возможно, существует связь.

— Понимаю, — со вздохом ответил мистер Стоун. — Но вы видите, в каком я теперь положении? Я так и знал, что полицейские не примут это письмо всерьез. А я действительно очень напуган.

— Я знаю, — сказала Нэнси. — Как вы думаете, кто его написал?

Нелсон нахмурился.

— Ума не приложу. Его мог написать кто угодно.

— Начать хотя бы с того, что вас, похоже, не очень жалует Хиллари Лейн, — заметила Нэнси.

— Это уж точно, — мрачно согласился мистер Стоун.

Нэнси на мгновение задумалась, затем спросила:

— А где здесь библиотека? Я не видела ее, когда ходила по зданию.

— Это дальше по коридору, — сказал мистер Стоун, махнув куда-то рукой. — Как выйдете из кабинета, идите направо.

Нэнси простилась с хранителем, пообещав вскоре опять с ним встретиться. Перед тем как уйти, она заглянула в библиотеку, но не обнаружила в этой душной, забитой старыми книгами комнате ничего интересного. Выхода на улицу в библиотеке не было.

Когда Нэнси вернулась к своей машине, Джорджи и Бесс, конечно, потребовали от нее подробного отчета о случившемся. Едва дойдя до середины своего рассказа, Нэнси увидела, как из музея вышел Нелсон Стоун и быстро зашагал к своему «кадиллаку» старой модели.

— Ну, что дальше? — торопила подругу Бесс, отпивая маленькими глотками молочный коктейль. — Вошла Хиллари Лейн, а потом?..

Нэнси хотела было продолжить свое повествование, но тут до нее донесся скрежет шин. Быстро обернувшись, она успела увидеть, как машина Стоуна, потеряв управление, развернулась поперек подъездной аллеи, проутюжила клумбу с цветущими розами, с ревом выскочила на лужайку и наконец остановилась, застряв в живой изгороди.

Нэнси с подругами бросились через автостоянку к месту происшествия. Подбежав к «кадиллаку», они увидели, что хранитель музея лежит, навалившись грудью на руль…
 
NancyДата: Четверг, 12.01.2012, 09:25 | Сообщение # 4
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПЕРИПЕТИИ ВОКРУГ «КАДИЛЛАКА»

— Мистер Стоун! — обеспокоенно позвала его Нэнси, рывком открыв дверцу машины. — С вами все в порядке?

Хранитель медленно приподнял голову.

— Кажется, да… — проговорил он, щупая пальцами красную ссадину на лбу. Нэнси взяла его за руку.

— Потихоньку, потихоньку, — приговаривала она, помогая еще не пришедшему в себя хранителю выбраться из машины.

— А что случилось? — спросила Джорджи.

— Тормоза отказали, — ответил мистер Стоун, продолжая ощупывать рукой голову. — Я нажал на педаль, но тормоз не сработал. Я не смог остановить машину…

— Ваше счастье, что это случилось не на спуске с холма, — сказала ему Бесс, глядя на помятую живую изгородь и изуродованную русалку.

Мистер Стоун спрятал лицо в ладони.

— Кто-то хочет меня убить, я знаю!

— Давайте я отвезу вас домой, — предложила Нэнси. — Может, вы хотите показаться врачу? — быстро добавила она.

Нелсон Стоун повертел шеей, проверяя, не повреждена ли она.

— По-моему, у меня только нервы сейчас не в порядке. Все, что мне нужно, — это добраться домой и отдохнуть.

Нэнси повернулась к Бесс.

— Отведи мистера Стоуна к моей машине, — попросила она. — Я хочу осмотреть «кадиллак».

Бесс увела хранителя, а Нэнси, пробравшись через поломанную живую изгородь, попросила Джорджи сесть на место водителя и открыть капот.

Она сразу увидела под двигателем темное влажное пятно.

— Нажми-ка на тормоз, — крикнула она Джорджи.

Из трещины в металлическом цилиндре гидравлического тормоза потекла узкая струйка тормозной жидкости.

— Как ты думаешь, это сделано умышленно? — спросила Джорджи.

— Возможно, — нахмурившись, сказала Нэнси. — Но не исключено, что это простая поломка. Точно может сказать только специалист.

Тут они увидели бегущего к ним по лужайке Ли Туна, он помог девушкам откатить «кадиллак» обратно на стоянку.

— Я был в мастерской, услышал шум и понял, что что-то произошло, — объяснил он.

Поставив «кадиллак» на место, Нэнси и Джорджи сели в «мустанг», где их ждали Бесс и Нелсон.

— Прямо какой-то день несчастий, — пожаловался Стоун, когда Нэнси выводила машину за ворота. — Сначала пришло это ужасное письмо. Потом украли золотого коня. А теперь вот — покушение на мою жизнь. — Он совсем сник.

— Может, это просто случайность, — утешала его Бесс, сидевшая рядом с хранителем на заднем сиденье.

Нэнси сделала Джорджи знак: лучше помалкивать, что кто-то, возможно, приложил руку к этой случайности. Не стоит еще больше пугать мистера Стоуна. Но мысленно она напомнила себе: «Необходимо как можно скорее узнать мнение специалиста по этому поводу».

Нелсон Стоун жил в небольшом одноэтажном коттедже на окраине Клинтон-парка. Когда они подъехали к дому, он наклонился вперед и сказал:

— Девушки, не зайдете ко мне на пару минут? — Видя, что Нэнси колеблется, мистер Стоун добавил: — По правде говоря, Нэнси, мне бы хотелось, чтобы вы проверили дом.

— Хорошо, — с готовностью согласилась Нэнси.

Пока они шли к двери, Нэнси думала, как много пришлось пережить сегодня этому человеку. Случись новые испытания — выдержит ли он? Лицо у бедняги было искажено нервным напряжением, он весь дрожал, как в ознобе…

Пытаясь вставить ключ в замочную скважину, Стоун вдруг увидел в почтовом ящике какой-то пакет. На минуту он замер, потом боязливо потянулся за ним.

Нэнси, заметив, как трясется его рука, сама вынула пакет из ящика.

— Может быть, на сей раз это приятный сюрприз? — предположила Бесс, входя вместе со всеми в дом.

— Гм… — свела брови Нэнси. — Я не вижу обратного адреса. — Повертев пакет в руках, она заметила, что оберточная бумага сбоку порвалась и в дырку проглядывает что-то в черно-золотую полоску.

Бесс заглянула Нэнси через плечо и воскликнула:

— Ой, как здорово! Шоколадные конфеты «Золотой флаг»!

Нэнси развернула пакет и с улыбкой сказала:

— Шоколад Бесс учует хоть за целую милю.

— Вообще-то, — призналась Бесс, когда мистер Стоун проводил их в гостиную, — я сейчас на диете. Но ведь от одной маленькой шоколадки вреда не будет, правда?

Джорджи бросила на Бесс осуждающий взгляд, подкрепленный быстрым тычком в бок. Усаживаясь на диван, Бесс ответила ей выразительным взглядом.

— Странно! — удивилась Нэнси, передавая коробку мистеру Стоуну. — Внутри тоже почему-то нет карточки.

— Понятия не имею, кто мог их послать, — пробормотал тот, кладя коробку в ящик буфета.

На лице Бесс мелькнуло разочарование. Да, хлебосольством Нелсон Стоун явно не отличался.

Минут пятнадцать Нэнси потратила, чтобы осмотреть дом. Она тщательно проверила, хорошо ли заперты окна и двери, не прячется ли кто-нибудь в одном из стенных шкафов.

— По-моему, все в полном порядке, — бодро объявила юная сыщица, возвращаясь в гостиную. — Наверное, мне не нужно напоминать вам, мистер Стоун, чтобы вы никому не открывали дверь. И я еще посоветовала бы вам задернуть шторы и держаться подальше от окон. Мы с вами обо всем поговорим завтра. Но если у вас возникнут какие-нибудь проблемы, позвоните мне домой. Нелсон Стоун проводил девушек до двери.

— Спасибо за помощь, мисс Дру, — поблагодарил он. — Я вам очень, очень признателен.

В тот вечер Нэнси, как всегда, накрыла на стол, потом зашла в кабинет отца и позвала его обедать.

— Ханна приготовила сегодня луковый суп и тушеное мясо, — объявила она, когда они усаживались за обеденный стол.

— М-м-м, какой дивный запах! — заметил Карсон Дру, восхищенно втягивая носом воздух. Он развернул льняную салфетку и расстелил ее у себя на коленях. — Луковый суп Ханны — одно из моих любимых блюд.

В столовую вошла экономка с двумя чашками горячего лукового супа, в котором плавали золотистые корочки плавленого сыра.

— Осторожнее, горячо, — предупредила она, ставя чашки на стол. — Начинайте, я сяду через пару минут.

— Ух ты, как аппетитно! — в один голос сказали дочь с отцом.

Оба высоко ценили заботу и преданность Ханны Груин. Она служила в доме еще с тех пор, когда у трехлетней Нэнси умерла мать, и давно стала членом семьи.

— Итак, — с улыбкой обратился Карсон Дру к дочери, — сегодня у тебя, похоже, хлопот было по горло. Расскажи-ка поподробней об этой краже в музее. Полиция кого-нибудь подозревает?

Нэнси отпила глоток лукового супа.

— Если и подозревает, то лейтенант Хиггинс вряд ли станет делиться со мной. Когда он узнал, что Нелсон Стоун пригласил в качестве детектива восемнадцатилетнюю девушку, он, по-моему, решил, что тот не в своем уме. Карсон пожал плечами.

— Мне казалось, молва о твоих успехах на сыскном поприще должна была дойти до ушей полиции Клинтон-парка. Ведь этот город совсем рядом с нашим. Здесь, в Ривер-Хайтсе, начальник полиции Макгиннис отзывается о тебе с большой похвалой.

— Вообще-то в настоящий момент меня больше беспокоит Нелсон Стоун, — сказала Нэнси. — Особенно если тормозной цилиндр был поврежден умышленно.

— И что, никаких улик? — спросил отец.

Нэнси, задумавшись, отломила кусочек хлеба с хрустящей корочкой и стала намазывать его маслом.

— Врагов у мистера Стоуна, кажется, немало. Сейчас я еще не знаю, кто из них настолько ожесточен, чтобы пытаться причинить ему физический ущерб… В данный момент подозрение в первую очередь падает на Хиллари Лейн.

— Да уж, Хиллари Лейн явно не в ладах с Нелсоном Стоуном.

— Ты не мог бы рассказать мне поподробнее об этом? — попросила Нэнси.

— Это длинная история, — сказал Карсон. — Видишь ли, когда Хиллари Лейн отказалась от карьеры в Голливуде, она рассчитывала, что ее назначат хранителем музея Клинтон-парка, тем более, что ее двоюродная бабушка передала в дар музею свой особняк. Кажется, между попечителями возник спор, обладает ли она необходимой квалификацией. Правда, Хиллари много лет собирает произведения искусства, у нее ученая степень искусствоведа. Насколько я помню, она написала какие-то нашумевшие статьи по искусству Древнего Востока. Но у Нелсона Стоуна, разумеется, тоже есть и степень, и труды. Я читал в газете, что он использовал какие-то свои связи, чтобы получить место здесь.

— Очень интересно, — сказала Нэнси.

Похоже, Хиллари Лейн была уверена, что она получит еще одну главную роль — роль хранителя музея Клинтон-парка. Но Нэнси не могла представить себе, чтобы Хиллари, потерпев неудачу, вознамерилась кого-нибудь убивать.

В столовую вернулась Ханна, неся тарелки зеленого салата с помидорами и огурцами, и села за стол.

— В последнее время в городе только и разговоров, что о Хиллари Лейн, — с места в карьер стала рассказывать экономка. — С тех пор, как ей дали от ворот поворот с музеем, она хлопочет и суетится, как пчелка. Я только что прочитала в газете, что она взялась организовать в этом году выставку собак. И можете не сомневаться, раз за дело взялась Хиллари Лейн, это будет шикарный спектакль.

Карсон Дру кивнул и добавил:

— Кажется, выставка состоится в эту субботу, в саду ее дома.

Нэнси задумчиво ковыряла вилкой свой салат. Может, использовать выставку как предлог, чтобы поговорить с Хиллари Лейн?.. Нэнси не могла не задать себе вопрос: а что, если богатая наследница выскользнула из библиотеки, потихоньку прошла мимо закрытой двери кабинета Стоуна и, войдя в тибетский зал, похитила золотого коня? Хотя бы просто для того, чтобы поставить хранителя в затруднительное положение… В таком случае она своего добилась. Ведь если Стоун будет уволен, Хиллари получит шанс занять должность хранителя.

После обеда Нэнси поднялась к себе и позвонила Нелсону Стоуну.

— Решила узнать, все ли у вас в порядке, — сказала она. — Как ваши дела?

— Места себе не нахожу, — пожаловался Стоун. — Но я все же позвонил в автосервис, они заберут мою машину сегодня же. Работают они круглосуточно, так что, может быть, завтра она будет на ходу.

— Ну вот и отлично, — сказала Нэнси, затем напомнила: — Не забудьте запереть на ночь все двери и принять меры предосторожности, о которых я вам говорила.

Простившись с мистером Стоуном, Нэнси позвонила в справочное бюро Клинтон-парка и узнала домашний телефон Хиллари Лейн. Затем набрала ее номер; на втором гудке ей ответили.

— Слушаю, — прозвучал в трубке голос молодой женщины.

— Позовите, пожалуйста, к телефону мисс Лейн, — попросила Нэнси, наматывая телефонный шнур на указательный палец.

— Извините, — ответила женщина, — мисс Лейн сейчас обедает. Что-нибудь передать?

— Это звонит Нэнси Дру, дочь адвоката Карсона Дру, — объяснила Нэнси. — Я хотела узнать, могу ли я завтра купить билет на собачью выставку?

— Право, не знаю, — сказала женщина нерешительным тоном. — По-моему, билеты будут продаваться в субботу.

— Завтра утром я буду в ваших краях, — настаивала Нэнси. — Если не возражаете, я бы все же зашла.

Женщина, поколебавшись, медленно сказала:

— Ну что ж, пожалуй… Если, конечно, вы знакомы с мисс Лейн…

Повесив трубку, Нэнси села на край кровати и задумчиво уставилась в окно на узкий лунный серп, поднимающийся из-за деревьев. Мысли ее все время возвращались к тормозному цилиндру «кадиллака» Нелсона Стоуна. Неужели он был поврежден намеренно? Она не хотела делать скоропалительных выводов, не узнав мнения специалиста. «Надо наведаться в автосервис», — решила она.

Через двадцать минут Нэнси сидела за рулем своего синего «мустанга». Проезжая улицами Ри-вер-Хайтса, она включила автомобильный приемник и поймала конец своей любимой песни. Она все еще продолжала напевать ее, когда по радио зазвучали восьмичасовые новости.

Диктор будничным голосом сообщил, что сегодня из музея Клинтон-парка был похищен золотой конь, ценное произведение искусства древнего Тибета. «Полицейские заявляют, — продолжал диктор, — что в настоящее время подозреваемых нет».

Нэнси вспомнилась Хиллари Лейн в кабинете Нелсона Стоуна. Бывшая актриса держится так самоуверенно, будто она до сих пор хозяйка особняка. Ее ослепительная красота и апломб, вероятно, способны загипнотизировать очень многих. Даже в глазах сурового лейтенанта Хиггинса она, по-видимому, вне подозрений.

Проехав несколько миль и оказавшись на окраине Клинтон-парка, Нэнси снизила скорость. Она хотела, не останавливаясь, все же бросить внимательный взгляд на дом Нелсона Стоуна.

Дом был погружен в темноту, и лишь фонарь на крыльце проливал на газон перед домом лужицу желтого света. Нэнси пристально вглядывалась в каждое темное пятно. Убедившись, что за кустами как будто никто не прячется, она плавно нажала на акселератор и покатила в центр Клинтон-парка.

Через несколько минут она увидела неоновую вывеску: «Срочный ремонт. Открыто круглосуточно.

Нэнси въехала на стоянку возле заправочной станции и поставила машину за бензоколонками. Конторку возле ворот автосервиса освещала единственная лампа дневного света. Открывая дверь, она услышала музыку: по радио исполняли песни в стиле «кантри».

— Чем могу помочь, мисс? — Бородатый мужчина в синем комбинезоне снял со стола ноги в ботинках и вынул изо рта незажженную сигару.

— Насколько я знаю, сюда доставлен длт ремонта <. кадиллак» Нелсона Стоуна, — обратилась к нему Нэнси, закрывая за собой дверь.

Механик поднял черную кустистую бровь.

— А что такое? — спросил он, выключая радио.

— Мне кажется, тормозной цилиндр в машине мистера Стоуна мог быть поврежден умышленно, — сказала Нэнси.

Мужчина постелил чашку кофе на выщербленный стол.

— Вот как? — нахмурился он.

— Это очень возможно, — ответила Нэнси. — Я была на месте происшествия, когда у машины отказали тормоза. Мы с подругой заглянули под капот, но мне хотелось бы узнать мнение специалиста.

— Машина стоит на участке, — сказал механик, показывая большим пальцем, испачканным в машинном масле, через плечо. Затем, взяв электрический фонарь, поднялся со стула. — Я собирался попить кофе и т знать ремонт.

Через пару минут Нэнси вместе с механиком склонились над двигателем.

— Да, похоже, цилиндр подпилен. Работали слесарной ножовкой, — заметил механик, внимательно рассматривая деталь в свете фонарика.

— Как вы это узнали? — спросила Нэнси. Вдруг свет фонарика померк. Механик постучал им по двигателю, и свет стал ярче.

— Глядите. — Он направил луч фонарика на тормозной цилиндр. — Видны царапины от зубьев.

— Вот это да! — Нэнси тихонько присвистнула. — Вы правы. А я думала, просто ржавчина.

— Обычно у машин старых моделей так и бывает, — заметил он. — Давайте посмотрим второй цилиндр.

Фонарик замигал, луч снова поблек. Механик встряхнул его, постучал им по ладони.

— Наверно, батарейки пора менять, — заключил он.

Нэнси порылась в сумочке.

— Обычно я ношу с собой фонарик, — сказала она, — но сейчас что-то никак его не найду.

— А в перчаточном отделении нет фонарика? — спросил механик.

Нэнси открыла переднюю дверцу машины… Как только внутри зажегся свет, она, охнув, в ужасе отпрянула.

На переднем сиденье лежало ничком тело женщины со свесившейся к полу головой…
 
NancyДата: Четверг, 12.01.2012, 09:26 | Сообщение # 5
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
В ГОСТЯХ У НАСЛЕДНИЦЫ

Несколько мгновений Нэнси стояла, пытаясь понять, откуда здесь эта женщина и жива ли она. Поманив механика, она молча показала, что она обнаружила в машине…

В этот момент женщина подняла голову. В руке у нее был фонарик. Даже в полутьме Нэнси узнала Маргарет Паркер: ее фотографию она видела днем в кабинете.

— Мисс Паркер! — удивленно воскликнул механик, выглядывая из-за плеча Нэнси. — Вы еще здесь? Так и не нашли свою клипсу?

Маргарет Паркер села на водительское место и откинула назад светлые волосы. Потом, с любопытством глядя на Нэнси, заговорила:

— Нет, не нашла. Наверно, я все-таки потеряла ее не здесь. Сегодня утром я помогала шефу выгружать книги из этой машины, и… А, ладно, неважно, — сказала она огорченно. — Но это были мои любимые клипсы.

Нэнси нащупала золотую клипсу в кармане куртки. Не ее ли ищет Маргарет? Трудно было сказать наверняка, не видя парную, но в ушах Маргарет ее сейчас не было. Какое-то мгновение Нэнси боролась с желанием предъявить помощнику хранителя свою находку. Но она решила все-таки промолчать и до поры до времени хранить клипсу у себя — на случай, если та понадобится ей в дальнейшем как улика.

Маргарет вылезла из машины. Она оказалась женщиной среднего роста, со стройной фигурой, которую подчеркивал строгий синий костюм. Повернувшись к механику, Маргарет поблагодарила его и направилась к выходу; высокие каблуки стучали по асфальту, как кастаньеты.

— Минуточку, мисс Паркер! — окликнула ее Нэнси.

Маргарет остановилась и обернулась.

— Если не возражаете, — сказала Нэнси, — я хотела бы вас кое о чем спросить.

— А кто вы такая? — нахмурилась Маргарет. Нэнси подошла ближе.

— Меня зовут Нэнси Дру, — назвалась она, по-прежнему держа руки в карманах. — Понимаете, мистер Стоун — друг нашей семьи. Я как раз была у него, когда украли золотого коня.

— О да! — ответила Маргарет, неожиданно смягчившись. — Просто ужасно, верно? Я только что об этом услышала.

Нэнси пристально смотрела в большие карие глаза Маргарет, пытаясь прочесть, что скрывается в их глубине. Молодая женщина производила впечатление волевого и умного человека. Нэнси чувствовала, она не из тех, кто легко теряет самообладание. Впрочем, Маргарет, похоже, больше расстроена потерей клипсы, чем кражей золотого коня. «А может быть, — подумала Нэнси, — Маргарет Паркер втайне рада тому, что Нелсон Стоун попал в затруднительное положение? Недаром Хиллари упомянула, что хранитель плохо обращается со своими сотрудниками».

— Вы сегодня днем были в музее? — напрямик спросила Нэнси.

— Нет, — ответила Маргарет, продолжая смотреть Нэнси в глаза. — Сегодня у меня выходной.

Нэнси не была уверена, что Маргарет сказала правду.

— Вы вообще не были сегодня в музее? — настойчиво повторила она. — Вы только что сказали, что сегодня утром помогали шефу выгружать книги.

— Мистер Стоун выгрузил их у моего дома, — ледяным тоном произнесла Маргарет. — И вообще, по какому праву вы учиняете мне допрос?

Нэнси не хотелось говорить ей, что она работает на Нелсона Стоуна. «Чем меньше людей знает об этом, тем больше шансов докопаться до истины», — рассудила она.

— Да нет… Я просто спросила, — пошла она на попятную.

Маргарет Паркер повернулась на каблуках.

— Понятно. Тогда извините… Не успела Нэнси открыть рот, как женщина удалилась.

Механик усмехнулся.

— Не очень-то дружелюбная особа, а? — заметил он, вытирая руки ветошью. — Может, просто переживает из-за клипсы. На вашем месте я не стал бы принимать это близко к сердцу.

— Постараюсь, — усмехнулась Нэнси. — И спасибо за помощь, — добавила она, направляясь к своей машине.

Утром, едва поднявшись, Нэнси позвонила Джорджи и Бесс и договорилась встретиться с ними в центре, в ресторанчике «Блинное царство» — там они позавтракают.

Когда Нэнси вошла, она увидела Бесс, которая расправлялась с порцией блинов с черничным вареньем.

— Привет, Бесс, — поздоровалась Нэнси с подругой, усаживаясь напротив.

Бесс проглотила блин и запила его большим глотком воды.

— Привет, — сказала она с блаженной улыбкой. — Прости, что не дождалась, но я просто умирала от голода, — смущенно усмехнулась она. — Ты же знаешь, у меня диета…

— Как же не знать! — рассмеялась Нэнси. — Всю неделю сидишь на диете, а потом отводишь душу в «Блинном царстве».

Вскоре появилась рыжеволосая официантка и приняла у Нэнси заказ: горячая английская булочка и чашка черного кофе.

— И это все? — поразилась Бесс. — Неудивительно, что ты такая худенькая.

— По правде сказать, я сейчас даже есть не могу — в таком я возбуждении, — объяснила Нэнси.

Бесс уставилась на нее широко раскрытыми синими глазами.

— Правда? А что случилось? Тут Нэнси заметила входившую в ресторан Джорджи и помахала ей рукой.

— Извините за опоздание… — Джорджи, с трудом переводя дыхание, сняла ветровку и упала на стул рядом с Нэнси. — У меня машина не завелась, пришлось всю дорогу бежать трусцой.

Официантка вернулась с кофе для Нэнси и подождала, пока Джорджи просмотрит меню.

— Пожалуйста, блины с банановым джемом и чашку чая, — сказала Джорджи. Затем, повернувшись к Нэнси, спросила: — Ну как, новости есть?

Нэнси отпила глоток кофе.

— Еще какие… — И она рассказала подругам о своем визите в автосервис. Джорджи наморщила лоб.

— Ты считаешь, письмо с угрозами и испорченный тормозной цилиндр — дело рук одного человека?

— Остается узнать одно, — глубокомысленно покачала головой Бесс. — Тот, кто послал письмо, — он же и украл золотого коня?

— Хотела бы я знать ответ на этот вопрос… — Нэнси поставила чашку и откинулась на спинку стула. — Вполне возможно, что это сделал один и тот же человек. А может, похищение и письмо совпали по чистой случайности.

Нэнси поведала Бесс и Джорджи о своей стычке с Маргарет Паркер. Она открыла сумочку и сжала в кулаке клипсу.

— Не могу утверждать наверняка, но, по-моему, Маргарет искала вот это. — И Нэнси раскрыла ладонь.

Джорджи ахнула.

— Это же клипса, которую ты нашла возле подоконника! Значит, ее потеряла Маргарет Паркер, верно?

— Скажем так: с большой долей вероятности, — улыбнулась Нэнси.

— Выходит, Маргарет вполне могла украсть золотого коня? — возбужденно воскликнула Бесс.

— Конечно, — согласилась Джорджи.

— И клипса свалилась у нее, когда она вылезала из окна.

— Очень может быть, — сказала Нэнси, намазывая маслом английскую булочку. — Но даже если эта клипса действительно принадлежит Маргарет Паркер, она ведь могла потерять ее и на прошлой неделе… Как бы там ни было, я немного подержу ее у себя — вдруг она окажется важной уликой.

Джорджи запустила пальцы в свою темную шевелюру.

— И все-таки странно: как Маргарет оказалась в машине?.. В таком случае она могла и подпилить тормозные цилиндры, разве не так?

— Если Маргарет искала в машине Стоуна клипсу, — напомнила подруге Нэнси, — это еще не доказывает, что она совершила какое-то преступление.

— Кроме того, — добавила Бесс, — зачем помощнице Стоуна замышлять это убийство? Нэнси подперла ладонями подбородок.

— Сейчас я еще ни в чем не уверена, — призналась она. — Но на первом месте в моем списке подозреваемых стоит некто, у кого есть причины ненавидеть Стоуна. Возможно, действительно один человек написал письмо и похитил золотого коня, и этот человек — Хиллари Лейн.

И Нэнси пересказала подругам все, что она узнала о бывшей актрисе от отца и Ханны.

— Я, например, не представляю себе Хиллари Лейн в роли хранителя музея, — заметила Джорджи.

— Да, для этого она слишком красива, — подхватила Бесс.

— Кто знает, вдруг у Хиллари есть и другие качества, которые нам неизвестны, — улыбнулась Нэнси.

После завтрака Бесс отправилась по магазинам купить кое-что, а Нэнси вызвалась отвезти Джорджи в загородный клуб Ривер-Хайтса.

По дороге Джорджи вернулась к разговору о Хиллари:

— Предположим, у Хиллари есть все данные, чтобы стать хранителем музея, но должность хранителя получил-таки Нелсон Стоун. Тогда очень возможно, что это она написала письмо с угрозой, чтобы напугать Стоуна и заставить его уехать из города. И, может быть, она же украла золотого коня, чтобы окончательно погубить его репутацию.

— Мне это тоже в голову приходило, — кивнув, сказала Нэнси. — У Хиллари было достаточно времени, чтобы потихоньку выйти из библиотеки, пройти мимо закрытой двери кабинета Стоуна и проникнуть в тибетский зал. Она сделала свое черное дело и успела вернуться в библиотеку, прежде чем Стоун вышел из кабинета… Не исключено, конечно, что она пряталась в кабинете помощника хранителя. Если красная сумочка принадлежит ей…

— Загвоздка только в одном, — перебила ее Джорджи. — Откуда Хиллари было знать, что витрина останется незапертой?

— Да, в самом деле загвоздка, — согласилась Нэнси. — Правда, может быть, у нее был второй ключ от витрины… А то, что Стоун оставил витрину незапертой, просто совпадение?

Через несколько минут Нэнси высадила Джорджи у входа в загородный клуб.

— Не забудь, — напомнила ей Джорджи, — нам с Бесс тоже нужны билеты на собачью выставку. Мы с тобой потом расплатимся, ладно?

— О чем разговор, — сказала Нэнси. Затем, развернув машину, она высунула в окно голову и крикнула:

— Я заеду за тобой примерно в час.

Вскоре Нэнси подъехала к роскошному пригородному имению Хиллари Лейн. Оставив машину на стоянке у кольцевой подъездной аллеи, она по широким ступеням поднялась к величественному белому зданию с колоннами, окруженному цветущими деревьями и широченной лужайкой.

Нэнси позвонила. Тяжелая дубовая дверь открылась, и на пороге возник швейцар. Когда Нэнси назвала себя, он вынул из кармана конверт и протянул его гостье.

— Мисс Лейн просила передать вам этот пригласительный билет.

— Большое спасибо, — проговорила Нэнси. Швейцар собирался закрыть дверь.

— Погодите, — растерялась Нэнси. — Я…

— Да? — спросил швейцар. — Что-то еще?

— Я хотела бы поблагодарить мисс Лейн… Швейцар снисходительно кивнул.

— Можете не сомневаться, я поблагодарю ее от вашего имени, — заверил он девушку. Нэнси однако придержала дверь рукой.

— Видите ли, я хотела бы поблагодарить ее лично.

Швейцар нахмурился.

— Мисс Лейн сейчас занята, — твердо ответил он.

Нэнси лихорадочно соображала, как быть.

— Но я хотела бы купить еще несколько билетов, для подруг, — нашлась она. Швейцар вздохнул.

— Ну хорошо, — неохотно сказал он, пропуская Нэнси в вестибюль. Он отвел ее в малую гостиную и оставил там со словами: — Ждите здесь, я принесу вам билеты.

Нэнси сначала мерила шагами натертый до блеска пол, потом подошла к высокому двустворчатому окну. На лужайке, возле пруда для домашней птицы, рабочие устанавливали бело-зеленый полосатый навес. «Вероятно, готовятся к выставке», — подумала Нэнси.

Вдруг в комнату вбежали два пуделя. Пока они обнюхивали ее ноги, Нэнси нагнулась и погладила их белые, в кудряшках, головки.

— Марк! Хлоя! — окликнул их женский голос. Пудели сели и замерли, глядя на вошедшую в комнату Хиллари Лейн. Она была одета по-домашнему, в джинсы и красный свитер. Светлые волосы ее собраны были в пучок на затылке, косметики на лице почти не было. Нэнси подумала, что наследница вполне могла бы сойти за ее подружку.

— Нэнси Дру? — воскликнула Хиллари. — Какой приятный сюрприз!

— Доброе утро! — приветствовала ее Нэнси. — Спасибо вам за билет.

— О, что вы, не за что! — ответила Хиллари, беря на руки одного пуделя. — Ваш отец так много сделал для меня. Я уверена, выставка вам понравится.

Она опустила собаку на пол, и оба пуделя выкатились из комнаты.

— Вообще-то я хотела купить еще два билета для подруг, — сказала Нэнси. — Конечно, за плату, — быстро добавила она.

— Пойдемте ко мне в кабинет. — Хиллари сделала приглашающий жест.

Нэнси шла следом за Хиллари через импозантный холл, стены которого были увешаны большими, написанными маслом старинными портретами.

Мужчины и женщины на них, казалось Нэнси, с удивлением взирают на нее из тяжелых позолоченных рам. «Должно быть, это предки Хиллари», — подумала Нэнси.

Слева Нэнси увидела столовую с длинным столом красного дерева и горкой, где виднелись тарелки с золотым ободком. В полированной поверхности стола отражалась, как в зеркале, хрустальная люстра.

— Какой у вас красивый дом! — с искренним восхищением произнесла Нэнси, когда они проходили через гостиную с пышными восточными коврами, тяжелыми портьерами, диванами, обитыми бархатом, и огромным роялем.

— Спасибо за комплимент, — сказала наследница и вздохнула. — Но, по правде сказать, единственный дом, который я любила по-настоящему, это особняк Лейнов. Там родились мои деды и прадеды, все Лейны… Право же, его следовало сохранить в собственности семьи. — Лицо ее потемнело. — Всякий раз, когда я вспоминаю Стоуна и все эти переделки, которые он затевает в моем родном доме, я рвать и метать готова!.. Притом он совершенно не считается с моим мнением. Вы ведь слышали, как он со мной разговаривал, когда я была у него в кабинете… Кстати, что вы там делали?

— О, мистер Стоун пригласил меня посмотреть ту тибетскую статуэтку, — солгала Нэнси. — Он друг нашей семьи.

Хиллари накручивала на указательный палец золотую цепочку, висящую у нее на шее.

— Теперь золотого коня никому не найти, — мрачно сказала она. — Нет, вы можете такое представить? Какая вопиющая безответственность: оставить витрину незапертой!

Они вошли в темный, обшитый дубовыми панелями кабинет с полками, сплошь уставленными книгами по искусству Востока. Наследница предложила Нэнси сесть.

Вдруг взгляд Нэнси упал на коробку шоколадных конфет «Золотой флаг», лежащую на приставном столике. Ей моментально вспомнилась точно такая же коробка, полученная Нелсоном Стоуном вчера. Нет ли тут какой-нибудь связи?.. Хотя, честное слово, трудно представить себе, что Хиллари по своей воле сделала Стоуну подарок.

Нэнси перевела взгляд на ряды книг в кожаных переплетах и, надеясь вызвать Хиллари на разговор, сказала:

— Вы, наверное, очень много знаете о восточном искусстве!

— Я от него без ума, — живо ответила Хиллари. — Это моя самая большая любовь.

— Меня оно тоже очень интересует в последнее время, — откликнулась Нэнси.

Хиллари Лейн сняла с полки толстый том и положила его перед Нэнси.

— Это, например, книга о древних японских куклах. Я редактировала ее рукопись, — с гордостью сообщила она.

Нэнси раскрыла книгу.

— Какие дивные куклы! — заметила она, разглядывая большие, во всю страницу, фотографии.

— В моей коллекции тоже есть несколько штук, — похвасталась наследница, заглядывая в книгу через плечо Нэнси.

— Ой, а можно посмотреть?! — воскликнула Нэнси. — Если, конечно, вы не против… Хиллари заколебалась.

— Вообще-то, — сказала она, глядя в сторону, — я сейчас инвентаризацию провожу…

— Ну хоть одним глазком!.. — заискивающе попросила Нэнси.

Хиллари помолчала, вертя кольцо на мизинце.

— Ну, хорошо… Но только кукол, — наконец решилась она.

Нэнси шла следом за Хиллари по коридору, пол в котором был устлан ковром, а стены обиты бежевым шелком. Вскоре они оказались перед массивной дубовой дверью с резьбой, начищенной до блеска медной ручкой и несколькими замками.

— Я почти никого сюда не пускаю, — обернулась Хиллари к Нэнси. — Это у меня вроде тайного убежища… Я люблю быть здесь одна и предаваться размышлениям. Здесь так спокойно, безмятежно!.. Да вы сами сейчас увидите. — Отперев дверь, она щелкнула выключателем, и комнату залил яркий свет.

— Потрясающе! — воскликнула Нэнси. Огромную комнату заполняло множество стеклянных витрин с сокровищами восточного искусства. Дальняя стена была увешана гобеленами. На стене слева Нэнси увидела несколько небольших полотен, напоминающих индийские миниатюры, что висели на втором этаже музея Клинтон-парка.

Хиллари повернулась в сторону витрин у правой стены:

— Вот они, мои бесценные!

Нэнси склонилась над фарфоровыми фигурками с белыми лицами, в традиционных японских нарядах, сидящими в безмятежных позах за стеклами витрин.

— Какая прелесть! — восхищенно прошептала она.

— Давненько я не показывала своих сокровищ посторонним, — призналась Хиллари. На короткое мгновенье она прикрыла глаза; Нэнси почувствовала, что наследница погрузилась в какие-то свои, неведомые другим переживания. Нэнси бросила быстрый взгляд в сторону гобеленов, и ей бросилась в глаза витрина с буддийскими статуэтками.

— О, это мое собрание китайских декоративных тканей, — проговорила Хиллари, заметив, куда смотрит гостья.

— Вообще-то я смотрела вон на тех будд, — сказала Нэнси. — Можно я взгляну на них поближе?..

Прежде чем Хиллари успела ответить, Нэнси направилась к витрине со статуэтками. И, подойдя к ней, оцепенела. На полке, прямо за буддами, стоял сверкающий золотой конь…
 
NancyДата: Четверг, 12.01.2012, 09:27 | Сообщение # 6
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПРОТИВОРЕЧИВЫЕ УЛИКИ

— Это же золотой конь! — воскликнула Нэнси, не веря своим глазам.

— Да, — со счастливым вздохом сказала Хиллари, подходя к ней. — Правда, красавец?

Нэнси уставилась на наследницу: может, та просто-напросто сумасшедшая? Иначе как это понять: украла бесценное сокровище — и ведет себя как ни в чем не бывало?

От напряжения Нэнси так стиснула кулаки, что ногти впились ей в ладони. «Как же поступить?» — лихорадочно соображала она.

— Ужасно жалко!.. — услышала она слова Хиллари. — Мне бы так хотелось иметь пару.

— Что-что?.. Какую пару? — открыла рот Нэнси.

— Ведь золотых коня два, — с воодушевлением принялась объяснять Хиллари. — Когда-то они составляли комплект.

Нэнси с облегчением перевела дух.

— Дело в том, — продолжала Хиллари, — что в 1950 году, когда китайцы вторглись в Тибет, золотых коней по одному вывезли из страны. Тайно, конечно. — Хиллари подошла и нежно погладила коня, словно он был живой. — Этого я купила в Гонконге несколько лет назад. И так мечтала заполучить второго! Но когда он, месяц назад, был выставлен на аукцион, Нелсон Стоун предложил за него больше, чем я. У меня просто не было миллиона наличными. — Она грустно пожала плечами.

— Интересно… — Нэнси думала, как, должно быть, Хиллари разозлилась на Стоуна, перехватившего у нее вожделенную игрушку.

На этом Хиллари завершила экскурсию по своему домашнему музею.

— Я бы с удовольствием пригласила вас остаться на ленч, — сказала она, тщательно запирая дубовую дверь, — но сегодня у моего повара выходной.

— Спасибо, — поблагодарила Нэнси, когда они возвращались по устланному ковром коридору. — Мне в самом деле пора.

— Мы это сделаем как-нибудь в другой раз, — сказала Хиллари.

Они подошли к двери кабинета, и тут наследница внезапно щелкнула пальцами:

— Ах, я чуть не забыла про ваши билеты.

Нэнси вошла следом за Хиллари в кабинет и села в коричневое кожаное кресло; Хиллари же принялась рыться в ящичках маленького антикварного письменного стола.

— Ага, вот они! — воскликнула она и вручила Нэнси два билета. Нэнси протянула ей две двадцатидолларовые купюры, и Хиллари, извинившись, пошла за сдачей. Но прежде чем уйти, она взяла коробку конфет «Золотой флаг» и протянула ее Нэнси.

— Угощайтесь пока, чтобы не было скучно, — с улыбкой предложила она. — Я сейчас вернусь.

— О, спасибо, — сказала Нэнси, беря коробку. Наследница вышла из комнаты, а Нэнси положила в рот конфету. В том, что касается шоколада, Хиллари Лейн явно была щедрее Нелсона Стоуна.

Через несколько минут наследница вернулась в кабинет с красной кожаной сумочкой.

— Вот вам сдача, — сказала она, подавая Нэнси десятидолларовую бумажку.

Нэнси же, как завороженная, смотрела на сумочку.

— Что-нибудь не так? — подняла дугой брови Хиллари.

— Нет, нет, все в порядке, — очнувшись, заверила ее Нэнси.

Эта сумочка не выходила у Нэнси из головы еще долго после того, как она покинула дом Хиллари. Сумочка очень напоминала ту, которую она видела в кабинете Маргарет Паркер за несколько минут до похищения. И это было первое, о чем она рассказала Джорджи, когда они встретились за ленчем в загородном клубе.

— Да ну?! — воскликнула Джорджи, покачав головой. Волосы у нее были еще влажные после душа. — Хиллари вызывает у меня все больше и больше подозрений. — Джорджи задумчиво жевала кусок сандвича с плавленым сырком. Как ты думаешь, это правда — насчет двух золотых коней?

— Это ничего не стоит проверить, — ответила Нэнси. Отправив в рот порцию хрустящего картофеля, она стала во всех подробностях рассказывать Джорджи о визите к богатой наследнице. Затем, поливая кетчупом гамбургер, спросила:

— Ну, как сегодня твой теннис?

— Неважно, — призналась Джорджи, поморщившись. — Продулась в пух и прах. Наверно, не выспалась.

— Поди допоздна смотрела по телевизору теннисный турнир? — поддела ее Нэнси.

— Нет, турнир будут показывать сегодня в восемь, — покачала головой Джорджи. — Вот Бесс разозлится, когда узнает, что из-за турнира отменяется «Колесо удачи», — она его смотрит каждую неделю. А вообще-то я долго не могла заснуть, потому что думала о краже. Прямо измучилась, все пыталась вспомнить, как выглядела машина, которая отъехала от музея.

— Ты лучше не ломай понапрасну голову, — посоветовала Нэнси. — Вспомнишь, как только перестанешь об этом думать.

— Будем надеяться, — ответила Джорджи. После ленча Нэнси позвонила из автомата Стоуну.

— Кабинет Нелсона Стоуна, — ответил женский голос.

Нэнси узнала чуть гортанный голос Маргарет Паркер.

— Это Нэнси Дру. Могу я поговорить с мистером Стоуном? — спросила она.

— У мистера Стоуна перерыв на ленч, — сухо ответила Маргарет. — Что ему передать?

Нэнси быстро решила, что с Маргарет она о золотом коне не станет беседовать.

— Нет, спасибо, ничего. А Су Линь случайно там нет?

— Мисс Тун работает в музее только по уикэндам, — отчеканила помощник хранителя.

— О'кей, — закончила разговор Нэнси. — Я перезвоню позже.

Нэнси отыскала в телефонной книге домашний номер Су Линь. На звонок долго не отвечали. Она уже собиралась дать отбой, когда трубку подняли, и в ней послышался голос Су Линь. Голос звучал печально: Нэнси даже показалось, что Су Линь глотает слезы.

— Су Линь, это Нэнси Дру. У вас все в порядке?

— Не совсем, — ответила та, тяжело вздохнув. — Я только что вернулась с занятий и узнала, что отец потерял работу.

— Какой ужас! — воскликнула Нэнси. — За что? Ведь он такой замечательный садовник!

— Да… Отец всю жизнь работал у Лейнов, — снова вздохнула Су Линь. — С тех пор, как приехал в Америку.

— Но все-таки почему его уволили? — Нэнси искренне сочувствовала отцу девушки.

Су Линь помолчала, видимо, размышляя.

— Мистер Стоун очень рассердился, потому что из мастерской пропал какой-то инструмент, — наконец ответила она. — Это так нелепо! Но факт тот, что мистер Стоун был вне себя…

Нэнси подивилась, чего это хранитель музея раскипятился из-за какого-то садового инструмента.

— Как вы думаете, ваш отец не будет против, если я приеду поговорить с ним? — спросила Нэнси. Любое необычное происшествие в музее, считала она, заслуживает тщательного рассмотрения. К тому же, чем черт не шутит, вдруг она сумеет помочь бедняге.

— О, Нэнси, это так мило с вашей стороны! — обрадовалась Су Линь. — Я понятия не имею, как утешить отца. Может, он немного взбодрится, когда узнает, что у нас будет гостья.

Су Линь продиктовала Нэнси адрес, и та обещала приехать немедленно.

Высадив Джорджи у ее дома, Нэнси помчалась в Клинтон-парк. Туны жили в центральной части городка; они занимали маленькую квартирку с палисадником под окнами.

Подъехав, Нэнси увидела в открытом окне Су Линь: та махала ей рукой.

Нэнси помахала в ответ и вылезла из машины.

— Заходите, заходите, — пригласила ее Су Линь. — Отец в гостиной. Я приготовлю чай.

— Отлично! — Нэнси вошла в аккуратно обставленную гостиную. Ли Тун сидел в плетеном кресле и смотрел в окно.

— Здравствуйте, мисс Дру, — поднялся он ей навстречу.

— Надеюсь, я вам не помешала, мистер Тун? — сказала Нэнси, когда Су Линь скрылась на кухне.

— О, что вы! — ответил Ли Тун, приглашая Нэнси сесть на диван. И, опустившись в кресло, со вздохом добавил: — Боюсь, времени у меня теперь будет — хоть отбавляй.

— Я так вам сочувствую! — Нэнси положила руку ему на локоть.

На минуту воцарилась тишина; ее нарушало только звяканье блюдец на кухне.

— Да… — произнес наконец старик садовник. — Хотя, по правде сказать, я не был по-настоящему счастлив на работе с тех пор, как боссом стал мистер Стоун.

— Почему? Разве он так плох? — спросила Нэнси.

— Он ужасно вспыльчив, — ответил садовник. — И всегда считает, что он во всем прав.

— Вот как… Вы могли бы привести какой-нибудь пример? — попросила Нэнси.

— Да возьмите хоть этот случай. — Ли Тун пододвинул кресло поближе к Нэнси. — Казалось бы, какое ему дело до моих вещей? Но он невероятно рассердился, когда узнал, что один из моих инструментов валялся возле площадки для машин. Мистер Стоун явился ко мне и стал спрашивать, где он у меня. А я, как на беду, никак не мог его найти. Вот тут он и разошелся…

— А что это был за инструмент? — поинтересовалась Нэнси.

— Да просто старая слесарная ножовка, — ответил Ли Тун, недоуменно пожимая плечами. У Нэнси забегали по спине мурашки.

— Слесарная ножовка? — эхом повторила она.

В этот момент из кухни появилась Су Линь с фарфоровым чайным сервизом на черном лакированном подносе.

— Сплошная несправедливость, от начала до конца, — сказала она, ставя поднос на низкий столик и разливая ароматный жасминовый чай.

Нэнси взяла чашку из рук Су Линь и повернулась к Ли Туну… Она должна обязательно взглянуть на ножовку. Может, этой самой ножовкой и повредили тормозной цилиндр машины Стоуна. Но тогда зачем было хранителю разыскивать ее?.. Разве что механик из автосервиса рассказал Стоуну, как был испорчен тормоз его машины…

Подавшись вперед, Нэнси сказала:

— Мистер Тун, как вы думаете, я смогла бы найти ту ножовку в мастерской? — Она хотела посмотреть, не осталось ли на ножовке тормозной жидкости, но китайцу она привела другой довод: — Если она найдется, может, мне удастся убедить мистера Стоуна принять вас обратно. По-моему, в последнее время он слишком нервничает.

— Верно, верно, папа, — кивнула Су Линь. Ли Тун улыбнулся и с надеждой посмотрел на дочь.

— А что, вдруг мисс Нэнси и вправду поможет нам, — согласился он. — Я только одену куртку, и можно ехать.

— Тебе лучше остаться дома, — остановила Су Линь отца. — Вспомни: мистер Стоун запретил тебе появляться на территории музея.

— Не беспокойтесь, — сказала Нэнси, — Я справлюсь одна.

Ли Тун вручил Нэнси запасной ключ от мастерской.

— Обязательно нам позвоните, когда вернетесь, — добавила Су Линь, вместе с отцом провожая Нэнси до двери. — Мы будем ждать вашего звонка.

До музея Нэнси добралась уже после наступления темноты. Подъехав к главным воротам, она обнаружила, что они заперты. Тогда она свернула на темную подъездную аллею и там остановила машину.

Взяв из багажника кусачки, Нэнси осторожно двинулась между деревьями. Неяркого света луны было достаточно, чтобы различать дорогу.

Подойдя к высокому забору из проволочной сетки, окружающему территорию музея, она нагнулась и стала орудовать кусачками.

Через короткое время в сетке появилась достаточно большая дыра. Нэнси пролезла внутрь и стрелой помчалась через лужайку, уповая на то, что ночной сторож ее не заметит.

Достигнув задней стороны здания, Нэнси остановилась. Ей почудились чьи-то шаги на посыпанной гравием подъездной аллее… Или померещилось?.. Она замерла; но единственным звуком, который она услышала, было уханье совы.

Нэнси медленно двинулась вдоль стены музея. Впереди, в нескольких ярдах, стояла мастерская; она была залита лунным светом. Нэнси заколебалась, не рискуя выходить на открытое пространство.

Но вот луна скрылась за облаком. Нэнси бросилась к мастерской и прижалась к двери. Потом, нашарив в кармане ключ, вставила его в замок и медленно повернула.

Замок щелкнул; Нэнси толкнула дверь. Скользнув внутрь, она осветила мастерскую фонариком.

По одну сторону стоял длинный верстак и стеллаж для садового инвентаря. Заглянув под верстак, она заметила ящик для инструментов. «Что ж, — мысленно сказала она себе, — с него, пожалуй, можно и начать».

Выдвинув ящик, Нэнси подняла крышку и увидела отделения для мелких инструментов, болтов и гаек. «Ножовки тут нет», — подумала она.

Нэнси посветила фонариком под верстак, но больше не нашла там ничего, кроме плетеной корзины с садовыми ножницами да перчатками для работы.

— Похоже, дальнейшие поиски бесполезны, — решила Нэнси. Она с досадой подергала верхнюю панель ящика для инструментов. К ее удивлению, панель поднялась; под ней лежала ножовка! Нэнси вынула из кармана белый носовой платок и тщательно обернула им ручку ножовки. Затем, вынув инструмент, осветила фонариком кромку.

— Я так и знала! — едва не вскрикнула во весь голос Нэнси. — Это-то я и искала!..

На полотне блестели засохшие капельки тормозной жидкости.

Достав из кармана лупу, Нэнси внимательно осмотрела полотно. В луче фонарика блеснули зернышки металлических опилок. Наверняка это тот же металл, что в тормозном цилиндре машины Стоуна.

Поставив ящик на место, Нэнси с бьющимся сердцем вышла с ножовкой в руке из мастерской. Ее нужно отдать на экспертизу в криминалистическую лабораторию: там сделают анализ опилок и тормозной жидкости. И еще проверят рукоятку на предмет отпечатков пальцев. Конечно, за рукоять брались Нелсон Стоун и Ли Тун. Но, может быть, там найдут еще чьи-нибудь отпечатки?..

Нэнси повернулась, чтобы закрыть дверь. Вдруг кто-то вырвал у нее ножовку и с силой втолкнул ее внутрь.
 
NancyДата: Четверг, 12.01.2012, 09:27 | Сообщение # 7
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ОЖЕРЕЛЬЕ

— Эй!.. — крикнула Нэнси, падая на пол. Дверь со стуком захлопнулась; она услышала, как щелкнул замок.

Нэнси вскочила и, бросившись к двери, попробовала открыть ее, но быстро убедилась в бесполезности этих попыток. Она терялась в догадках, стараясь сообразить, кто был человек, заперший ее в мастерской. Нэнси была почти уверена, что в спину ее толкнула крепкая мужская рука. Если бы она успела обернуться и увидеть его лицо! Кто бы он ни был, ему, наверное, позарез нужно было заполучить ножовку!

Нэнси посветила по сторонам фонариком в поисках выхода. В задней стене, над верстаком, она увидела маленькое оконце.

Взобравшись на верстак, она с трудом открыла его. Оно было такое узкое, что Нэнси едва-едва сумела в него протиснуться. До земли было футов шесть.

Вытянув руку, она ухватилась за водосточный желоб под кромкой крыши. Потом высвободила ноги и сделала вдох, готовясь прыгнуть. Неожиданно желоб с грохотом оторвался. Нэнси сделала попытку ухватиться за край крыши, но рука соскользнула, и она неловко упала на твердую землю.

Нэнси медленно поднялась на ноги и почувствовала острую боль в левой лодыжке. «Наверное, растяжение», — подумала она, сделав шаг вперед. Она ковыляла через лужайку перед фасадом музея, направляясь к своей машине… Человек, напавший на нее, вероятно, давно ушел.

С трудом добравшись до своего «мустанга», она собралась сесть в машину, как вдруг услышала позади себя торопливые шаги.

Нэнси стремительно обернулась и, пригнувшись, встала в оборонительную стойку карате. От резкого движения левую ногу пронзила острая боль.

Но через мгновение она с облегчением вздохнула, увидев в лунном свете приближающегося к ней Ли Туна.

— О, мисс Нэнси, вот вы где! — воскликнул садовник. — Как только вы уехали, я понял, что не следовало отпускать вас одну.

Нэнси, морщась от боли, наклонилась и потерла щиколотку.

— Боюсь, все получилось не очень удачно, — сказала она, стиснув зубы.

— Не нашли ножовку? — разочарованно спросил китаец.

— Ножовку-то я нашла… — мрачно ответила Нэнси. И рассказала Ли Туну о том, что случилось дальше.

Садовник в ужасе слушал ее.

— Хотите, я отвезу вас в больницу? — предложил он, когда она закончила свой рассказ. — Вас должен осмотреть врач.

— Спасибо, и так пройдет, — махнула рукой Нэнси. — Все, что мне нужно, это холодный компресс, чтобы нога не распухла.

— Тогда оставьте свою машину здесь до завтра, — сказал Ли Тун. — Я отвезу вас домой. — Он бережно повел Нэнси к тому месту, где стоял его пикап. — По пути заедем к нам. Су Линь угостит нас чашечкой крепкого женьшеневого чая и полечит вашу щиколотку бальзамом из трав, который снимает боль.

Отъезжая от музея, Ли Тун сказал:

— Мне работалось в тысячу раз лучше, когда я служил у Аманды Лейн. Весь парк я планировал по своему вкусу. Аманда часто устраивала приемы под открытым небом, там было так весело, особенно когда приезжала Хиллари. Она была как принцесса, а этот особняк — ее замком.

Нэнси легко представила себе Хиллари в качестве звезды светских увеселений.

— Наверное, у Хиллари осталась масса светлых воспоминаний, связанных с этим имением, — заметила она.

— Да, наверное, — согласился Ли Тун. — Я думаю, поэтому она так часто приходит в музей. А иной раз сядет где-нибудь в парке и сидит, глядя на особняк…

И вот Нэнси снова оказалась в квартире с палисадником под окнами. Встревоженная Су Линь помогла Нэнси дойти до гостиной и усадила ее на диван. Вскоре Нэнси пила маленькими глотками крепчайший женьшеневый чай.

Су Линь наложила на щиколотку Нэнси компресс с бальзамом из целебных трав.

— Это обязательно поможет, — приговаривала она, завязывая бинт.

Ли Тун зашел справиться, как у Нэнси дела, а затем вернулся к себе досматривать по телевизору окончание теннисного турнира.

— Мне ужасно неудобно перед вами, — сказала Су Линь. — Если бы не неприятность, которая постигла отца, вы не отправились бы так поздно в музей и не подверглись бы нападению.

— Вы в этом нисколько не виноваты, — заверила ее Нэнси. — И вообще, я привычна к таким вещам. Я ведь иногда занимаюсь детективной работой, — добавила она.

— О, Нэнси! — воскликнула Су Линь, просияв. — Я и не знала, что вы детектив. Может быть, вы сумеете найти золотого коня.

Нэнси отпила еще глоточек чаю.

— Я уверена, полиция уже ведет розыск, — сказала она. — Но я начала собственное расследование. Кстати, — добавила она как бы между прочим, — это правда, что существует два золотых коня?

Лицо Су Линь засветилось благоговением.

— О да! — оживленно ответила она. — Когда-то они составляли пару. Если вы хотите узнать об этом больше, имейте в виду, что мой научный руководитель, профессор антропологии, написал прекрасную книгу о скульптуре древних тибетских мастеров. В ней истории золотых коней посвящена целая глава. Профессор Герберт наверняка позволит показать ее вам.

— Замечательная мысль.

Нэнси попрощалась с Ли Туном, поблагодарила его за помощь, после чего Су Линь отвела ее к своей машине. По дороге Су Линь болтала о том о сем, а главное — о науке антропологии, которую изучала в Уэстмурском университете.

— Профессор Герберт — редкий специалист! — восторгалась она. — Мне так повезло, что я у него учусь!..

— Вы можете сделать мне одно одолжение? — спросила Нэнси, когда они остановились перед ее домом.

— Конечно. С радостью, — ответила Су Линь.

— Попробуйте узнать, есть ли у Маргарет Паркер красная сумочка. Су Линь вздохнула.

— Не знаю, смогу ли я продолжать практику в музее. После того как мистер Стоун уволил моего отца…

Нэнси положила руку ей на плечо.

— Постарайтесь задержаться там еще хотя бы чуть-чуть, — сказала она, глядя китаянке в глаза. — Может быть, вам удастся найти какие-нибудь важные улики… Смотрите на себя как на моего тайного агента.

Су Линь молчала. Она явно колебалась.

— Мне очень нужна ваша помощь, — настойчиво продолжала Нэнси. — Если мы будем работать вдвоем, мы, думаю, найдем золотого коня.

Наконец Су Линь сдалась.

— Хорошо, — сказала она. И вдруг, подняв руки к затылку, сняла с себя ожерелье из нефрита и серебра и протянула его Нэнси. — Я хочу, чтобы вы носили его, пока расследуете это дело. Это свадебный подарок моей прабабке от ее мужа. В Тибете исстари принято дарить невестам такие ожерелья. В нашем роду с ним связано много удивительных легенд. Но главное: он защищает того, кто его носит, от любой беды.

— Какая прелесть! — воскликнула Нэнси, рассматривая ожерелье. К нитке нефритовых и серебряных бусин был подвешен серебряный медальон. Нэнси положила его на ладонь, любуясь изысканной чеканкой. — Но я, право же, не могу его взять, даже на время… Ведь это огромная ценность. К тому же фамильный амулет, — сказала она, смущенно качая головой.

— Ну пожалуйста! — настаивала Су Линь. — Уверяю вас, он принесет вам удачу. А кроме того, мне будет так приятно, что вы его носите.

— Ну хорошо, — согласилась Нэнси. — Огромное спасибо! Я буду беречь его как зеницу ока.

Когда Нэнси одевала ожерелье, Су Линь сказала:

— Но есть кое-что, о чем я должна вас предупредить. Вы ни под каким видом не должны открывать медальон.

Нэнси кивнула.

— Хорошо, не буду. А можно спросить: почему?

— Просто доверьтесь мне. — Су Линь широко улыбнулась. — Это семейная тайна.

Осторожно выбравшись из машины, Нэнси обернулась и погладила Су Линь по плечу.

— Еще раз спасибо за все, — сказала она китаянке.

Утром, часов в семь, Нэнси вызвала такси, доехала на нем до музея и там пересела в свою машину. Вскоре после того, как она вернулась домой, зазвонил телефон…

— Да, это я, мистер Стоун. — Она узнала нервный голос хранителя музея. — Очень рада, что вы позвонили. Я вас хотела спросить кое о чем…

— Видите ли, сейчас я немного не в себе, — не дослушав, сказал он. — Тут соседский спаниель заболел, едва жив…

— Очень огорчительно слышать это. — Нэнси старалась не особенно выдавать свое удивление. — Надеюсь, песик скоро поправится…

— Какое мне дело до песика! — раздраженно воскликнул он. — Я за себя беспокоюсь!..

— А вы тоже заболели? — испугалась Нэнси.

— Нет-нет! Пока еще нет… Я же не ел шоколадных конфет «Золотой флаг». Их сожрал Расти, — ответил Стоун.

— Вы хотите сказать, что накормили собаку шоколадом? — совсем перестала что-нибудь понимать Нэнси. Она помнила, что хранитель музея пожадничал, не предложив Бесс ни конфетки.

— Бросьте, ничем я его не кормил, — сбивчиво объяснял мистер Стоун. — Расти раскопал конфеты в мусоре… Понимаете, я подумал, что есть их небезопасно. Я даже не знаю, кто их послал… А вдруг шоколад отравлен… Потому взял и выбросил всю коробку. А Расти как-то ее нашел.

— И чем я могу вам помочь? — Нэнси все еще не понимала, чего он от нее хочет.

— Как это чем? — опять стал терять терпение Стоун. — Я совершенно уверен: конфеты были отравлены. Говорю вам, кто-то задумал меня убить…

— Пожалуйста, успокойтесь, мистер Стоун, — попыталась утихомирить его Нэнси. — Любая собака заболеет, если сожрет целую коробку шоколада. Но это вовсе не обязательно значит, что шоколад отравлен.

— Вчера Расти возили в ветлечебницу, доктор Морган сделал ему промывание желудка. У пса пищевое отравление, — гнул свое мистер Стоун.

Нэнси прикусила губу. Может, шоколадные конфеты в самом деле были отравлены?

— Я этим займусь, — пообещала она, мысленно решив, что сама позвонит доктору Моргану. — Да, между прочим, — добавила она, — хотела у вас спросить… Где вы были вчера вечером?

— Конечно, дома, — ответил мистер Стоун. — По четвергам я смотрю «Колесо удачи». И ни за что на свете не пропущу эту великолепную передачу!..

Нэнси с трудом представляла себе старомодного хранителя музея смотрящим по ящику телеигру. Она попрощалась с мистером Стоуном, пообещав держать его в курсе дела. Конечно, ей хотелось поговорить с ним о ножовке, но она решила подождать личной встречи, когда она сможет следить за его лицом. Их сегодняшний разговор оставил у нее какое-то странное чувство…

Звонить ветеринару было рано. Нэнси отправилась к себе, села за стол и открыла блокнот. Пора было привести в систему все, что она узнала.

На чистой странице, вверху, написала печатными буквами:

СТОУН.

Ниже одна за другой побежали торопливые строчки:

1. С. получает письмо с угрозами.

2. Тормозной цилиндр пропилен ножовкой — отказали тормоза.

3. Н. ищет ножовку в подсобке — уволен садовник.

4. Н. заперта в подсобке — ножовка похищена.

5. Отравилась собака, съев присланные Стоуну шоколадные конфеты.

6. Хранитель регулярно смотрит по телевизору «Колесо удачи»…

Вдруг Нэнси подпрыгнула на стуле, вспомнив разговор с Джорджи в загородном клубе. Она бросилась вниз и схватила газету. Быстро пробежав глазами телевизионную программу, она нашла то, что искала.

— Ага! — воскликнула она. — Вчера вечером «Колесо удачи» отменили: вместо него шел репортаж о теннисном турнире. Нелсон Стоун солгал!
 
NancyДата: Четверг, 12.01.2012, 09:28 | Сообщение # 8
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ОБМАН РАСКРЫВАЕТСЯ

Нэнси отшвырнула газету.

— Невероятно! — воскликнула она. Не Стоун ли вчера вечером был в музее, спросила она себя. Не он ли запер ее в мастерской?..

Немного погодя Нэнси позвонила ветеринару. Но из непродолжительного разговора с доктором Морганом ей удалось лишь узнать, что спаниель отравился и должен поправиться. Хотя Расти прикончил всю коробку «Золотого флага», доказать, что именно в шоколаде содержался яд, невозможно.

— Отравиться он мог любыми отбросами, — заключил ветеринар и положил трубку.

Нэнси задумалась. Она должна выяснять, кто прислал Нелсону Стоуну коробку конфет. Сейчас ей нужна помощь высококвалифицированного специалиста по конфетам.

И она немедленно позвонила Бесс. Та сообщила, что дорогие шоколадные наборы «Золотой флаг» продаются лишь в двух кондитерских магазинах.

Через час Нэнси встретилась с Бесс в торговом центре, и они вместе направились в магазин «Сластена».

— Ты должна понять, — твердила Бесс по дороге, — мне опасно туда заходить, когда я на диете. Нэнси ускорила шаг.

— Пойдем, пойдем, Бесс. Мы ведь идем туда не затем, чтобы накупить конфет, — напомнила она подруге. — Мы только узнаем, кто послал коробку шоколада мистеру Стоуну.

Девушки вошли в ультрасовременный, сверкающий хромированным металлом и стеклом магазин. Нэнси направилась к прилавку, а Бесс принялась разглядывать сласти в витринах.

— Мне бы поговорить с администратором, — обратилась Нэнси к молоденькой продавщице.

— Администратора сегодня нет, — ответила та. — Я не могу вам помочь?

Нэнси решила изложить упрощенную версию вопроса.

— На днях один мой знакомый получил по почте коробку конфет «Золотой флаг», — начала она. — Но к ней не было приложено карточки, и он ужасно неловко себя чувствует. Он не знает, кого благодарить.

Продавщица пожала плечами.

— Мы не ведем учета покупателей. Как же мы можем установить, кто и что у нас покупал?

Нэнси в растерянности оглянулась на Бесс, которая пожирала глазами витрины. Она уже собралась уходить… но тут ей пришла в голову одна мысль.

— Вы случайно не знаете Хиллари Лейн?

— Конечно, знаю, — ответила продавщица. — Кто же ее не знает? Она наш постоянный клиент.

— Вы не припомните, она не посылала на днях коробку «Золотого флага» некоему Нелсону Стоуну?

— Вообще-то, — наморщила лоб продавщица, — «Золотой флаг» — действительно любимые конфеты мисс Лейн. Но я понятия не имею, кому она их дарит. Мы не принимаем заказов на посылку конфет по почте.

— Все равно спасибо за помощь, — сказала Нэнси. Они вышли из магазина. Если даже Хиллари купила конфеты здесь и потом сама послала их Стоуну, доказать это было бы крайне трудно.

Нэнси и Бесс направились в «Шоколадный рай» мисс Руби, расположенный в центральной части Клинтон-парка.

— Имей в виду, — опять упала духом Бесс, когда они подошли к магазину, — как только я переступлю порог кондитерской мисс Руби, я обречена. Я не смогу устоять перед ее фирменной сливочной помадкой.

— Купим, купим тебе помадки, — пообещала Нэнси.

Старомодная кондитерская была стилизована под бревенчатый домик первых поселенцев. Мисс Руби, жизнерадостная толстушка, всплеснула руками при виде Бесс.

— Ба, кого я вижу! Бесс Марвин! Неужели вы из Ривер-Хайтса учуяли запах моей помадки? — воскликнула она. — Я как раз сегодня приготовила свеженькой.

— У Бесс на такие вещи шестое чувство, — засмеялась Нэнси.

Бесс, застенчиво улыбаясь, купила себе коробочку помадки.

— Только ради того, чтобы тебе помочь, — шепнула она подруге. Затем, повернувшись к мисс Руби, спросила: — Вы по-прежнему посылаете по просьбе покупателей подарки по почте?

— Конечно, — ответила мисс Руби. — В любой уголок Соединенных Штатов.

— По правде сказать, — продолжила Бесс, — мы хотели у вас спросить вот о чем. Вы случайно не отправляли в последние дни посылку с конфетами некоему мистеру Нелсону Стоуну, который живет здесь, в Клинтон-парке?

— Сейчас посмотрю, — сказала мисс Руби, надевая очки. — Память у меня не такая хорошая, как раньше. — Она достала из-под прилавка шкатулку, заполненную почтовыми квитанциями.

Пока мисс Руби перебирала стопку бумажек, Нэнси бросила на Бесс быстрый взгляд, в котором светилась надежда.

— Вот она, — объявила наконец мисс Руби. — Коробка конфет «Золотой флаг» послана в прошлую пятницу мистеру Стоуну. — Мисс Руби протянула Нэнси корешок почтового бланка. — Вот, посмотрите.

«Уже кое-что, — подумала Нэнси. — Осталось узнать, кто купил эту коробку».

— Но здесь не указано, от чьего имени. — Нэнси разочарованно передала квитанцию Бесс.

— Нам важно знать, кто послал ему конфеты, — объяснила та мисс Руби.

— О, тут я бессильна, — развела руками толстуха. — Я даже на корешках чеков не ставлю имени покупателя.

— А квитанции от покупок по кредитным карточкам? — не сдавалась Нэнси. — На них ведь всегда указаны имена.

Мисс Руби порылась в другой шкатулке.

— Вот все счета об уплате по карточкам за прошлую неделю, — сказала она и подала Нэнси стопку узких желтых листков.

Девушки принялись быстро просматривать их.

— Ну-ка, взгляни сюда! — воскликнула Бесс. — Коробка конфет «Золотой флаг», прошлый четверг, на счет Нелсона Стоуна.

— Крайне странно… — наморщила лоб Нэнси. — Выходит, Стоун послал самому себе коробку конфет?

— О, теперь я вспоминаю, — затараторила мисс Руби, облокотившись о прилавок. — Невысокий такой мужчина, хорошо одетый… очень аккуратный, насколько мне помнится.

Бесс метнула на Нэнси многозначительный взгляд.

— Да, это он, — медленно сказала Нэнси.

Поблагодарив мисс Руби за помощь, девушки покинули кондитерскую и сели в машину Нэнси.

— Уму непостижимо! — качала головой Бесс, пока Нэнси выруливала с автомобильной стоянки. — С какой стати Нелсону Стоуну посылать себе конфеты? Может, он сам их и отравил?

Нэнси выехала на магистраль.

— Похоже, все это он подстроил, — мрачно проговорила она. — Пытался создать видимость, будто кто-то хочет его убить. Хотела бы я знать, зачем ему это?..

— Тогда и письмо с угрозами он послал себе сам, — заметила Бесс, нетерпеливо дергая ленточку, которой была завязана коробка с помадкой.

— И сам надпилил тормозной цилиндр в собственной машине, — добавила Нэнси, беря помадку из коробки, протянутой Бесс. — Выходит, ножовкой он все-таки пользовался… — Она задумчиво жевала помадку.

— Нэнси! — воскликнула Бесс. — Так значит, это Стоун запер тебя в мастерской? Вот ужас!

— Получается, да, — согласилась Нэнси. — Но пока мы ничего доказать не можем… Надо еще раз взглянуть на письмо, которое он якобы получил. Хочешь проехаться до полицейского участка в Клинтон-парке? — спросила она.

— Почему бы и нет? — Бесс положила в рот очередную помадку.

Через десять минут Нэнси и Бесс поднимались по ступенькам участка.

— Ты не против чуточку подождать меня здесь? — повернулась Нэнси к подруге. — Лучше, если я зайду к лейтенанту Хиггинсу одна.

— О чем речь, — ответила Бесс. Нэнси вошла, горячо надеясь, что лейтенант окажется на месте.

— Могу я поговорить с лейтенантом Хиггинсом? — обратилась она к лысому сержанту, дежурившему при входе.

— Ваше имя, мисс? — спросил он.

— Нэнси Дру.

— По какому делу?

— У меня для лейтенанта есть информация, — пояснила Нэнси. — По делу о краже в музее. Сержант поднял бровь.

— Минуточку, мисс Дру. — С этими словами он взял трубку, нажал кнопку на пульте и сообщил лейтенанту Хиггинсу, кто и зачем его спрашивает. Выслушав ответ, он положил трубку. — Прямо по коридору, мисс Дру, — сказал он наконец. — Третья дверь слева.

Дверь кабинета была открыта. Нэнси постучала о косяк; лейтенант жестом пригласил ее войти.

— Садитесь, мисс Дру. — Он облокотился на стол и наклонился вперед. — Вчера вечером я беседовал с Макгиннисом, начальником полиции Ривер-Хайтса. Он с большим уважением отзывался о вас.

Нэнси с трудом сдержала польщенную улыбку.

— Нам с ним приходилось работать вместе, — скромно сказала она.

— Да, он говорил, — ответил Хиггинс. — Вы знаете, он, кажется, считает, что если кто-то и способен раскрыть это дело, то только вы.

— А как идет расследование у вас? — спросила Нэнси, оглядывая убого обставленный кабинет. Бледно-зеленые стены увешаны были объявлениями о розыске и какими-то газетными вырезками.

— Не ахти как, — признался лейтенант, рассматривая выщербленную поверхность стола. — Так что вы хотите мне сообщить? — помолчав, спросил он.

— Я насчет письма с угрозой, которое получил Стоун, — сказала Нэнси. — Я бы взглянула на него, если вы не против.

— Я-то думал, что вы пришли поделиться со мной информацией, — усмехнулся Хиггинс. — Мы уже пришли к выводу, что между письмом и кражей нет связи.

— А по-моему, рано исключать такую возможность, — возразила ему Нэнси. — Впрочем, как бы там ни было, мистер Стоун поручил мне выяснить, кто послал ему это письмо. — Она заранее решила не раскрывать своей версии, по которой Стоун сам создал видимость, будто его жизни грозит опасность. — Если оно для вас не является предметом расследования, — добавила Нэнси, — вы могли бы снять с него копию для меня?

На лице лейтенанта мелькнуло неудовольствие. Но он вынул письмо из шкафчика с досье и быстро сделал копию.

Нэнси, поблагодарив его, уже шла к двери, когда лейтенант сказал ей вдогонку:

— Не забудьте поставить меня в известность, если узнаете что-нибудь.

— Обязательно, — пообещала Нэнси, кладя письмо в сумочку.

Встретившись с Бесс перед участком, Нэнси объявила торжественно:

— Я его добыла.

Сев в машину, она развернула листок и прочла вслух:

— «Нелсону Стоуну. Это письмо — не розыгрыш; оно написано человеком, который с удовольствием разделается с вами. То, как вы ведете дела музея и обращаетесь с персоналом, просто омерзительно. Вы мелкий тиран и выскочка. Мы не потерпим вашего присутствия в Клинтон-парке. Убирайтесь из города, если вам дорога жизнь».

Нэнси положила письмо на колени и задумалась. Какую цель преследовал Стоун, сочиняя это письмо?..

— Ну, каково твое мнение? — прервала ее размышления Бесс.

— Многое говорит о том, что Стоун сам его написал, — медленно произнесла Нэнси. — Почему-то он хочет внушить всем, будто его собираются убить.

Нэнси вздохнула. С какой целью втянул ее Нелсон Стоун в это ненужное расследование? Она внимательно разглядывала каждую буковку машинописного текста.

— Вот, посмотри, — сказала она, хмурясь. — Во всех буквах «Т» палочка с характерным разрывом. Если я найду эту машинку, я докажу, что Стоун написал письмо сам. Я тебе обещаю, что перехитрю Нелсона Стоуна и раскрою его замыслы.
 
NancyДата: Четверг, 12.01.2012, 09:28 | Сообщение # 9
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
БОЛЬШОЙ ПРИЕМ

— Кажется, пора нам основательно побеседовать с Нелсоном Стоуном, — мрачно заявила Нэнси, когда они выехали с автостоянки у полицейского участка.

— Мы сейчас в музей? — спросила Бесс.

— Нет, — сказала Нэнси. — Я застану Стоуна врасплох на завтрашней выставке собак.

— Уж он-то наверняка там будет, — кивнула Бесс. — Ведь в городе это одно из самых больших событий года.

На следующий день подруги поехали в имение Хиллари Лейн. Нэнси и Бесс наперебой рассказывали Джорджи о последних событиях.

— Невероятно! — воскликнула Джорджи. — Стоуну пришлось немало потрудиться, чтобы задать тебе, Нэнси, эту задачку. Что он задумал, как ты думаешь?

— Ума не приложу, — честно призналась Нэнси. — Но он пытался водить меня за нос и поставил в дурацкое положение, а потому я твердо решила вывести его на чистую воду.

Когда Нэнси свернула на аллею, ведущую во владения Хиллари Лейн, распорядитель в красном блейзере проверил у них билеты и направил их на переполненную стоянку для автомобилей.

— Народу-то сколько съехалось! Видимо-невидимо, — ахнула Джорджи.

Нэнси увидела большой бел о-зеленый полосатый навес буфета. Обширная лужайка рядом с ним была огорожена канатами: там находилась арена. Вокруг неё прогуливались нарядно одетые люди, некоторые — с собаками на поводке.

— Похоже, собрался весь цвет города, — сказала Бесс, когда они искали свободное место для машины.

— И цвет собачьего общества, — насмешливо подхватила Джорджи.

Нэнси наконец удалось найти местечко в дальнем конце посыпанной гравием автостоянки.

— Дай Бог, чтобы Нелсон Стоун оказался тут, — пробормотала она.

Выйдя из машины, Джорджи озабоченно оглядела себя.

— Надеюсь, я одета подобающим образом.

— Для родео — вполне, — хихикнула Бесс.

— А мне моя джинсовая мини-юбка очень даже нравится, — с вызовом сказала ее кузина.

Бесс откинула назад длинные светлые волосы и, поправив шляпку с широкими полями, проговорила:

— Надеюсь, я в этом цветастом платье не выгляжу как отчаянная модница? Нэнси улыбнулась.

— Ты выглядишь…

— …точь-в-точь как крошка Бо Пип,[1] — закончила Джорджи.

Нэнси рассмеялась. Сама она выбрала для этого случая нефритово-зеленое вязаное платье, которое великолепно сочеталось с ожерельем Су Линь.

— Вы лучше посмотрите вон на ту даму в огромной белой шляпке, — оправдывалась Бесс. — Сами видите, по сравнению с ней я не слишком уж разодета.

— О, да это Маргарет Паркер, — воскликнула Нэнси.

— Где-где? — завертела головой Джорджи.

— Да вон она, в красном платье. Ее нельзя не заметить.

— Ух ты! — удивилась Бесс. — Я и не знала, что Маргарет такая хорошенькая… Девушки приближались к арене.

— Я только посмотрю, нет ли у нее красной сумочки, — тихо сказала подругам Нэнси, устремляясь к Маргарет. — Потом встретимся…

Пробираясь сквозь толпу, Нэнси чуть не споткнулась о парочку элегантно подстриженных скотч-терьеров.

— Здравствуйте, — сказала Нэнси, подойдя к Маргарет. — Вы меня помните? — спросила она, приветливо улыбаясь.

Маргарет Паркер наморщила лоб.

— Я Нэнси Дру, — напомнила Нэнси. — Мы с вами познакомились в автосервисе.

— Ах, да-да… — ответила Маргарет без всякого энтузиазма.

— Нашли свою клипсу? — старалась Нэнси завязать разговор.

— Нет, не нашла, — холодно буркнула Маргарет. Затем, ускорив шаг, добавила: — Извините, я тут должна еще кое с кем повидаться.

Нэнси провожала ее глазами, пока та не скрылась в толпе. Она с разочарованием отметила, что сумочка у Маргарет не красная, а белая, в тон туфлям и шляпе. Нэнси свернула к буфету под тентом, думая найти там подруг, но Бесс и Джорджи нигде не было видно. Она направилась к арене, где уже начали собираться тренеры; вокруг них толпились собаковладельцы со своими питомцами. Нэнси никогда еще не видела столько холеных собак одновременно.

Неожиданно к ней подошла Су Линь, ведя на поводках двух немецких овчарок.

— Как ваша нога, Нэнси? — спросила она.

Нэнси бросила взгляд на свою щиколотку.

— Знаете… я совсем про нее забыла, — удивилась она. — Ваш бальзам совершенно ее исцелил.

— Ожерелье смотрится на вас потрясающе, — восхитилась Су Линь.

— Мне приятно его носить, — с улыбкой ответила Нэнси, коснувшись серебряного медальона. Овчарки подняли головы и зарычали на Нэнси.

— Интересно, защитит меня ожерелье от диких зверей? — пошутила Нэнси. Су Линь дернула за поводки.

— Брут! Цезарь! — крикнула она. — Ведите себя прилично!

Псы нервно облизнулись, подозрительно косясь на Нэнси.

— Выглядят они ужасно свирепо, — заметила Нэнси. — Это ваши?

Су Линь натянула поводки, сдерживая псов.

— Нет, профессора Герберта. — Она показала на высокого седого мужчину с эспаньолкой, который разговаривал с Маргарет Паркер. — А я присматриваю за ними.

— Вы познакомите меня с профессором? — спросила Нэнси.

— Конечно, — охотно согласилась Су Линь. — Но сейчас я должна вывести Брута и Цезаря на арену. Профессор Герберт страшно рассердится, если его собак не включат в список участников выставки. Я как раз искала тренера.

— Ладно, я найду вас попозже, — сказала Нэнси и, помахав Су Линь, отправилась искать подруг.

Пробираясь сквозь толпу, Нэнси чуть не столкнулась с Нелсоном Стоуном.

— Здравствуйте, мистер Стоун, — поздоровалась она.

Хранитель музея выглядел бледным, усталым, на лбу у него блестели капельки пота.

— Нэнси! — воскликнул Нелсон Стоун; он, похоже, рад был встрече. — Я так и знал, что вы будете здесь. Представьте, — добавил он конфиденциальным тоном, — ко мне опять приходили полицейские. — Он достал из кармана платок и вытер мокрое лицо. — Кажется, поиски золотого коня идут не слишком успешно. И, по-моему, они не придают серьезного значения опасности, которой подвергается моя жизнь. Они только задают мне бессмысленные вопросы, — пожаловался он.

— По правде говоря, — сказала Нэнси, — я тоже хотела вас кое о чем расспросить, мистер Стоун. Как вы считаете, могли бы мы…

В этот момент в их разговор вмешалась эффектная темноволосая женщина.

— Извините меня, — обратилась она к Нэнси, — но у вас такое необычное ожерелье! — Ее черные глаза так и впились в медальон на груди у Нэнси. — Можно поинтересоваться, откуда оно у вас?

Краешком глаза Нэнси заметила, что Нелсон Стоун тоже рассматривает ожерелье.

— О, мне его дала поносить подруга, — ответила Нэнси уклончиво.

Стоун наклонился, чтобы разглядеть ожерелье вблизи, и удивленно хмыкнул.

— По-моему, это тибетское изделие. У одной сотрудницы в нашем музее есть точь-в-точь такое же.

— Оно что, старинное? — не отставала брюнетка.

Нэнси, чувствуя себя неловко, пожала плечами. Ее смущало такое внимание к ее ожерелью. Не прежде чем Нэнси нашла, что ответить, Нелсон Стоун сказал:

— Кажется, очень старинное. И весьма ценное…

Черные глаза женщины заблестели.

— Мой муж, Джастин Тодд, известный ювелир, — сообщила она Нэнси. — Он делает точные копии старинных драгоценностей. — Повернувшись, она поманила рукой светловолосого загорелого мужчину, говорившего с профессором Гербертом. — Джастин! — позвала она. — Иди сюда, посмотри на это чудо.

Мужчина нахмурился и прервал беседу с профессором.

— Минуточку, Фиона, — отозвался он. Нелсон Стоун покашлял.

— Я, пожалуй, пойду поздороваюсь с попечителями музея, — извиняющимся тоном сказал он. Затем, обращаясь к Нэнси, добавил шепотом: — Если бы не дела музея, меня бы и близко здесь не было. Терпеть не могу толчеи… — Поклонившись Фионе, он удалился.

Тем временем Джастин Тодд и профессор Герберт двинулись в сторону Нэнси и ее собеседницы.

— Джастин, дорогой, — сказала Фиона, помахав рукой с ярким маникюром, — ты сделаешь мне копию с этого прелестного ожерелья? — Повернувшись к Нэнси, она добавила: — Конечно, если вы не будете против.

Джастин Тодд бросил взгляд на ожерелье и, сдвинув брови, твердо проговорил:

— Я копий не делаю…

— Но как же так, дорогой, — изумленно раскрыла глаза Фиона. — Ты же делаешь изумительные копии. Вспомни, какого великолепного…

Лицо профессора Герберта побагровело.

— Фиона, — резко оборвал он ее, — вы смущаете девушку. — Повернувшись к Нэнси, он произнес: — Позвольте представиться: Чарльз Герберт, а это мои друзья, Джастин и Фиона Тодд.

— Нэнси Дру, — назвала она себя, обмениваясь с новыми знакомыми рукопожатиями.

Профессор Герберт, устремив на Нэнси изучающий взгляд проницательных глаз, спросил:

— Вы случайно не родственница адвоката Карсона Дру?

Нэнси кивнула.

— Я его дочь.

— Ах, вот оно что, — сказал профессор, покачиваясь на пятках. — Кажется, он был поверенным Аманды Лейн?

— Да, — ответила Нэнси.

— Пари держу, он заработал кучу денег, управляя ее имуществом, — вставила Фиона Тодд. Джастин Тодд взял жену под руку.

— По-моему, нам пора пойти посмотреть на собак.

— Значит, вы тот самый знаменитый юный детектив, о котором я столько слышал, — произнес профессор Герберт, поворачиваясь опять к Нэнси.

— Не такой уж знаменитый, — с улыбкой сказала Нэнси. — Но несколько запутанных преступлений мне и впрямь удалось раскрыть.

— Насколько я знаю, в момент кражи вы находились в музее, — продолжал профессор, убедившись, что чета Тоддов отошла достаточно далеко и не слышит их разговор.

— Да, это так, — ответила Нэнси. — Кстати, там я познакомилась с вашей студенткой, Су Линь Тун. Мы с ней даже подружились.

Профессор Герберт перевел взгляд на необыкновенное ожерелье на шее Нэнси.

— Это она вам его дала?

— Да. Поносить, — сказала Нэнси, касаясь пальцами медальона.

Профессор Герберт поднял брови и достал из кармана пиджака табакерку.

— Удивительно, что она решилась отдать такую ценную вещь чужому человеку, — проговорил он, набивая трубку. — Она мне как-то сказала, что никогда не открывает медальон.

Нэнси попробовала переменить тему.

— Су Линь говорила, что вы знаток древнего тибетского искусства. И что вы написали о нем целую книгу.

Профессор чиркнул спичкой и раскурил трубку.

— Да, верно, — обронил он между двумя затяжками.

— С тех пор, как я познакомилась с Су Линь, меня очень заинтересовало искусство Тибета, — продолжала Нэнси. — Правда, это ужасно, что золотой конь украден?

— Ужасно, да, просто ужасно! — повторил профессор Герберт, поглаживая свою аккуратную эспаньолку. — Меня это особенно огорчило: ведь именно я рекомендовал музею приобрести его. Больше того, по просьбе музея выступил экспертом, подтвердив подлинность этого изделия.

— Как интересно! — заметила Нэнси. — Скажите, профессор, вы не считаете, что музей заплатил за золотого коня слишком много?

Профессор Герберт поднял брови.

— Почему вы об этом спрашиваете? — спросил он.

Нэнси, поколебавшись, ответила:

— О, мне что-то такое говорила на днях Хиллари Лейн. — Она хотела посмотреть, как он отреагирует на имя наследницы.

Профессор Герберт усмехнулся и заговорщически подмигнул ей:

— Между нами: я ничуть бы не удивился, если бы оказалось, что золотого коня украла сама Хиллари Лейн. Только имейте в виду, это не для разглашения.

Нэнси вытаращила на него глаза.

— Как, неужто кто-нибудь может заподозрить в краже Хиллари Лейн? — с невинным видом спросила она.

— Такому блестящему детективу, как вы, это должно быть ясно, как божий день, — говорил профессор, довольно посасывая трубку. — Ни для кого не секрет, — продолжал он, окутанный облаком дыма, — что Хиллари зла на весь мир с тех пор, как Стоун обошел ее на аукционе…

В этот момент мимо проследовала процессия фокстерьеров с тренерами; Нэнси и профессору Герберту пришлось отойти в сторону.

Нэнси вспомнилось: Хиллари сама ей сказала, что очень хотела заполучить для своей коллекции второго золотого коня.

— Что ж, ее можно понять, — сказала наконец Нэнси. — Она так мечтала увидеть эту пару — после стольких лет разлуки — воссоединенной.

— Наша Хиллари не настолько сентиментальна, — с тонкой улыбкой заметил профессор Герберт. — Кое о чем она вам наверняка не сказала. Дело в том, что в паре золотые кони значительно возрастут в цене. Они потянут как минимум на три миллиона.

Нэнси задумалась над словами профессора. Неужели алчность Хиллари Лейн столь велика, что толкнула ее на преступление?..

Эта возможность стала казаться Нэнси вполне реальной.
 
NancyДата: Четверг, 12.01.2012, 09:28 | Сообщение # 10
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПЕРЕПОЛОХ НА СОБАЧЬЕЙ ВЫСТАВКЕ

Нэнси собралась еще порасспрашивать профессора Герберта о Хиллари Лейн, но тут до нее донесся голос Джорджи.

— Нэнси! — воскликнула, подбегая, запыхавшаяся Джорджи. — Где ты была? Выставка вот-вот откроется, а я не могу найти Бесс. Она как сквозь землю провалилась. Это на нее непохоже.

— Разве она была не с тобой? — удивленно спросила Нэнси.

Профессор Герберт выбил пепел из трубки.

— Пожалуй, пора мне пойти проведать своих псов, — сказал он. — Мы славно с вами поболтали, Нэнси. Если будете в Уэстмурском университете, обязательно загляните на кафедру антропологии.

— Загляну, — пообещала Нэнси. — Очень приятно было с вами познакомиться.

— Кто этот тип с эспаньолкой? — спросила Джорджи, когда профессор направился в сторону арены.

— Это профессор Герберт из Уэстмура, — начала рассказывать Нэнси, но смолкла, увидев приближающуюся к ним Хиллари Лейн.

— Привет, Нэнси, — поздоровалась Хиллари. На наследнице была элегантная короткая клетчатая юбка, белая шелковая блузка и темно-синий блейзер. Хиллари повернулась к Джорджи и протянула ей тонкую изящную руку.

— Хиллари Лейн, — представилась она.

— Рада с вами познакомиться, — сказала Джорджи, пожимая ей руку. — Джорджи Фейн.

Хиллари взглянула на свои золотые часики.

— Выставка открывается с минуты на минуту, — проговорила она и повела девушек к арене, вокруг которой рядами были расставлены складные стулья. — Сегодня какой-то особенно большой наплыв публики, — продолжала Хиллари. — В выставке участвуют самые породистые собаки, и конкурс будет очень интересным.

Наследница пояснила, что выставка будет состоять из двух отделений.

— Первое — конкурс на породистость, — сказала она. — Затем коротенький перерыв, чтобы зрители успели подкрепиться в буфете, и мы переходим к конкурсу красоты…

В этот момент к Хиллари подлетел один из распорядителей.

— Мисс Лейн, — торопливо заговорил он. — Заболел тренер, который должен выводить английскую овчарку миссис Граймс. Хозяйка собаки ужасно расстроена.

— Какая жалость! — нахмурилась Хиллари. — Надеюсь, у него ничего серьезного. Что мы можем сделать за оставшееся время?

— Дело в том, — ответил распорядитель, — что одна девушка из публики вызвалась заменить тренера.

— А она знает, как правильно выводить собаку? — с сомнением посмотрела на него Хиллари. — Я заранее расписала все, до мельчайших деталей. И хочу, чтобы выставка этого года надолго запомнилась в городе.

Распорядитель кивнул.

— Девушка, похоже, в себе уверена. Она говорит, у нее большой опыт работы с собаками. А миссис Граймс хочет, чтобы Оливера показали на выставке.

— Наверное, ничего лучше нам все равно не придумать, — вздохнув, согласилась Хиллари.

Как только распорядитель отошел, Хиллари, понизив голос, сказала Нэнси и Джорджи:

— Надеюсь, эта девушка знает, что делает. Оливер, насколько я помню, не собака, а сущее наказание.

Наследница двинулась через толпу; за ней, как лодки за катером, шли Нэнси и Джорджи.

— Отсюда вам все будет видно, — сказала она, подводя их к сиденьям рядом с судейским столиком. — Я не могу допустить, чтобы дочь Карсона Дру сидела в задних рядах. — Ободряюще подмигнув, Хиллари убежала.

Нэнси обнаружила, что они с Джорджи сидят прямо за супругами Тодд, которые шепотом, но ожесточенно о чем-то спорят. Нэнси вдруг уловила свое имя — и напрягла слух. Увы, разговор тонул в шумной многоголосице. Затем вокруг арены начали прогуливать далматинских догов, и публика быстро утихла.

— Будет тебе, Джастин! — расслышала Нэнси раздраженный голос Фионы Тодд. — Ну что ты упрямишься? Почему ты не можешь сделать мне копию ожерелья?

— Как ты не понимаешь, дорогая? — сердито ответил ей муж. — Ни к чему всему городу знать, что я изготовляю копии старинных ювелирных изделий. И ни в коем случае не следовало упоминать об этом при людях.

— О, перестань болтать глупости! — разозлилась Фиона. — Разве делать копии предосудительно? Если бы ты занимался репродукциями, а не дурацкими абстрактными дизайнами, которые претендуют, видишь ли, на художественность, твоя ювелирная мастерская приносила бы куда больше денег.

— Оставь в покое мою мастерскую! — прошипел супруг. — «Золотое дно» приносит очень хороший доход, особенно с тех пор, как мы переехали в торговый центр. А что касается копий, то я сделал одну-единственную копию, и то в виде особого одолжения Чарльзу Герберту.

— Между прочим, этот сквалыга профессор до сих пор не заплатил за нее, — напомнила Фиона.

— Дай срок, заплатит, — ответил Тодд жене. — Я всего месяц назад закончил ее. К тому же Герберт признался мне по секрету, что у него сейчас финансовые трудности…

В этот миг Джорджи толкнула Нэнси.

— Смотри! Да это же Бесс!..

— Глазам своим не верю! — воскликнула Нэнси, прикрыв ладонью рот. — Она выходит на арену с той английской овчаркой!

Джастин Тодд повернулся и увидел сидящую позади него Нэнси. От изумления рот у него открылся, а светло-серые глаза сощурились. Ювелир явно догадался, что Нэнси слышала его разговор с женой. Нэнси с невозмутимым видом смотрела на арену.

Джорджи наклонилась к Нэнси.

— Что ока делает там? Она же понятия не имеет о профессии собачьего тренера.

— Но иногда она выгуливает соседского терьера, — усмехнулась Нэнси. — Во всяком случае, это будет любопытно.

Спустя двадцать минут Нэнси и Джорджи были поражены еще больше: Оливер получил первый приз за породистость. Бесс с важным видом приняла из рук судьи синюю ленту и вручила ее сияющей миссис Граймс.

— Бесс явно умеет, когда надо, оказаться на высоте положения, — сказала Нэнси. — Этого у твоей кузины не отнимешь! — Обе девушки засмеялись.

В перерыве подруги пошли искать Бесс: им не терпелось ее поздравить.

— По-моему, она направилась туда, — показала Джорджи в сторону буфета, и они с Нэнси вслед за толпой двинулись к навесу. По дороге Нэнси заметила профессора Герберта, погруженного в беседу с Нелсоном Стоуном. Она толкнула Джорджи локтем.

— Посмотри-ка!..

— Эти двое, кажется, не очень-то ладят, — заметила Джорджи. — Видишь, как сердито профессор смотрит на Стоуна? Прямо готов испепелить его взглядом…

— Стоун, кажется, тоже взбешен, — заметила Нэнси. — Попробую подойти к ним поближе.

Но когда девушки приблизились к навесу, внезапно раздался крик, и у стола, вокруг которого толпилась закусывающая публика, поднялась суматоха. Нарядные, с изысканными манерами гости в панике шарахались кто куда.

Нэнси глянула в сторону, откуда доносился шум, и увидела Бесс: та изо всех сил дергала за поводок огромную овчарку.

— Помогите же кто-нибудь, пожалуйста!.. — отчаянно кричала Бесс. В одной руке она держала стаканчик мороженого, ни за что не желая с ним расстаться, а другой пыталась оттащить осатаневшего Оливера от проволочной корзины с мусором и объедками.

Нэнси и Джорджи бросились к ней на помощь. Но к тому времени, когда они втроем оттащили-таки Оливера от корзины, все ее содержимое уже облепило красиво постриженную, расчесанную шерсть овчарки.

— Ах, Оливер! — воскликнула Бесс. — Как ты мог так со мной поступить?

— Нам теперь ни за что не вычесать из него эту дрянь, — покачала головой Джорджи, которая крепко держала здоровенного пса за ошейник.

Нэнси подбежала к столу и схватила стопку бумажных салфеток.

— Попробуем вытереть! — И она отдала часть салфеток подругам.

— Может, лучше помыть Оливера у прудика? — предложила Джорджи.

— Ой, давайте же скорее, — причитала Бесс, пока они тащили овчарку к пруду. — Сейчас начнется самая важная часть конкурса, Оливер должен быть чистеньким.

Нэнси с сомнением покачала головой.

— Даже не знаю, Бесс, — сказала она, наблюдая, как Джорджи пригоршнями льет воду на спину пса. — Может, Оливеру лучше без шума выйти из игры?.. — Гладкая шерсть овчарки висела сосульками и грязными клочьями.

— Вот это да! — удивилась Бесс. — Я понятия не имела, что английские овчарки под своей мохнатой шубой такие тощие.

А пес принялся отряхиваться, разбрызгивая воду вокруг себя.

— Эй, ты, осторожней! — крикнула Джорджи и бросила поводок, стараясь уберечься от брызг. — Оливер! Ты же мне платье испортишь!..

Почувствовав свободу, пес весело помчался по лужайке. Девушки бросились следом, но поймать его не было никакой возможности. Оливер выскочил на арену и там, среди чинных, холеных собак, снова стал энергично отряхиваться.

Люди, сидевшие в первых рядах, отпрянули, собаки залились лаем, судья стал призывать всех к порядку. Брут, один из свирепых псов профессора Герберта, под шумок укусил за заднюю лапу соседа, французского пуделя, и началось настоящее столпотворение…

Спустя полчаса подруги шагали к машине Нэнси.

— Н-да, хороший финал собачьей выставки, — простонала Джорджи.

— Миссис Граймс ужасно переживает, — мрачно сказала Бесс.

— Но все же не так, как Хиллари, — оглянулась Джорджи на разгромленную площадку.

— Еще бы ей не огорчаться, — заметила Нэнси, хотя мысли ее по-прежнему были заняты Нелсоном Стоуном. Она жалела, что ей так и не удалось поговорить с хранителем музея с глазу на глаз.

— Но Хиллари же сама сказала: она мечтает, чтобы эта выставка надолго запомнилась всем, — улыбнулась Джорджи.

— И ее мечта сбылась, — сказала Нэнси, и все трое расхохотались.

Как раз в этот миг девушки увидели Хиллари: она направлялась в их сторону от стоянки автомобилей. Даже на расстоянии было видно, что она вне себя от гнева.

— Пожалуй, надо мне попросить у нее прощения… — шепнула Бесс, обращаясь к Нэнси. Но наследница, заметив их, демонстративно свернула в сторону.

— Да, вид у нее свирепый… Пожалуй, лучше я напишу ей письмо с извинениями, — решила Бесс, когда они подошли к синему «мустангу».

Нэнси вдруг нахмурилась. Что-то с ее машиной было не так.

— Ой, что это?! — воскликнула она. — Кто-то разбил стекло!..

Нэнси открыла переднюю дверцу и не поверила собственным глазам. На сиденье водителя, среди осколков стекла, белела записка, пришпиленная длинным ножичком для рыбы. Четкие печатные буквы, написанные красным фломастером, гласили: «Не лезьте в чужие дела, Нэнси Дру!»
 
NancyДата: Четверг, 12.01.2012, 09:28 | Сообщение # 11
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ЦЕННАЯ УЛИКА

— Кто мог сделать такую ужасную вещь? — воскликнула Бесс, заглядывая через плечо Нэнси.

Нэнси вынула из ящичка для перчаток кусок картона и смахнула с сиденья битое стекло. Затем накрыла рукоятку ножа носовым платком, вытащила нож из сиденья и осмотрела глубокий разрез.

— Ничего себе, — сказала она угрюмо.

— Наверняка это дело рук Хиллари Лейн, — опомнившись от потрясения, заговорила Джорджи. — Мы ведь только что видели, она отсюда шла, верно?

Нэнси осторожно завернула нож в шарфик, лежащий на заднем сиденье машины.

— Может, на нем остались отпечатки пальцев. Попрошу, чтобы его обработали в лаборатории.

— Ой, девочки, мне от всего этого просто не по себе, — поежилась Бесс. Она забралась на заднее сиденье, тщательно осмотрев его: нет ли там осколков.

Нэнси постояла, задумчиво глядя на уходящее за деревья солнце. Да-а, она, видно, заставила, кого-то очень сильно понервничать… Настолько, что теперь он пытается запугать ее и вынудить отказаться от расследования. Вопрос только: кто он?

Развезя подруг по домам, Нэнси поехала в полицейское управление Ривер-Хайтса и занесла нож в тамошнюю лабораторию. Дежурный сказал ей, что сейчас у них работы невпроворот, но вскоре Нэнси обязательно позвонят и сообщат результаты. Ей ничего не оставалось, как ждать.

В ту ночь Нэнси долго не могла уснуть. Наблюдая из окна спальни, как встает на звездном небе луна, она размышляла над событиями прошедшего дня. Кто подбросил в ее машину записку?.. Нэнси чувствовала какую-то неопределенную тревогу. Ей вспомнилась Хиллари Лейн, идущая ей навстречу, и злоба у нее на лице. Неужели это гнусное дело совершила наследница?.. А может, все-таки Маргарет Паркер, уехавшая с выставки незадолго до них?..

На следующее утро Нэнси проснулась, полная решимости поговорить с Нелсоном Стоуном. Пришла пора получить от него прямой ответ на некоторые вопросы.

Когда Нэнси постучала в дверь его кабинета, хранитель музея разговаривал по телефону. Он жестом пригласил ее войти. Прикрыв рукой трубку, он сказал:

— Садитесь, пожалуйста. Я сейчас закончу.

Нэнси уселась в кожаное кресло напротив массивного стола красного дерева. Вскоре Стоун положил трубку и повернулся к ней.

— Есть какие-нибудь успехи? — Взяв нож для разрезания страниц, он водил указательным пальцем по лезвию.

— Мистер Стоун, — начала Нэнси, спокойно сложив руки на коленях, — прежде чем продолжить расследование, я должна кое-что выяснить.

— О… В самом деле? — Стоун поднял брови и погладил пальцем свой крючковатый нос.

— Мне не дает покоя один вопрос, — ровным голосом продолжала Нэнси. — Где вы были вечером в прошлый четверг?

Нелсон Стоун нахмурился.

— Я вам уже говорил, — ответил он. — Сидел дома и смотрел по телевизору «Колесо удачи».

— Не думаю, — Нэнси покачала головой. — «Колесо удачи» в прошлый четверг было заменено теннисным турниром.

— Послушайте, барышня, — сердито проговорил хранитель, вставая. — Я не нуждаюсь в ваших подсказках насчет программы телевидения… — В его темных глазах-бусинках блеснула отчаянная решимость, в которой было немало затравленности. — И вообще — я больше не нуждаюсь в ваших услугах!..

— Вот как? — Нэнси оставалась спокойной. — Значит, теперь вам известно, кто послал вам анонимное письмо?

Стоун оперся ладонями о стол и наклонился вперед.

— Ситуация у меня под контролем, большое спасибо, — произнес он.

Нэнси помолчала, глядя на него. Стоит ли делиться с ним подозрениями насчет того, что, по ее мнению, жизни Стоуна угрожал не кто иной, как сам Нелсон Стоун? Она догадывалась, что он храбрится лишь на словах и за его бравадой скрывается страх. Необходимости нажимать на него, чтобы добиться признания, сейчас не было.

— Отлично, — сказала наконец Нэнси. — Не провожайте меня, я найду дорогу сама…

Она вышла из кабинета и направилась к выходу. Проходя через тибетский зал, она бросила взгляд на пустую витрину: интересно, будет ли золотой конь когда-нибудь возвращен в музей? Вопреки всему, у нее сохранялась надежда, что она сумеет способствовать его возвращению.

В вестибюле какой-то молодой человек вывешивал на доску напечатанное на машинке объявление. Неожиданно листок откололся и, скользнув в воздухе, упал прямо к ее ногам. Нагнувшись, чтобы поднять его, Нэнси заметила характерную подпись Стоуна. Но еще больше заинтересовал ее тот факт, что все буквы «т» были с дефектом — точь-в-точь таким же, как в письме, полученном Стоуном. Она молча отдала объявление молодому человеку.

Нэнси вышла из здания и направилась к своей машине. Теперь она убедилась в том, что посланное Стоуну письмо было отпечатано на его машинке. Конечно, это еще не доказывало, что Стоун печатал письмо сам. Но она чувствовала, что истина где-то тут.

Спустя полчаса Нэнси встретилась с Джорджи и Бесс в торговом центре, в магазине женской одежды.

— Прости, я, кажется, опоздала, — сказала она Джорджи, которая стояла в зале возле примерочной.

Джорджи устало пожала плечами.

— Ты ничего не потеряла, — ответила она. — Бесс вот уже полчаса пытается найти идеальное платье, чтобы пойти на свадьбу двоюродного брата.

— И как, успешно? — спросила Нэнси, поправляя перед зеркалом прическу.

— Не сказала бы, — усмехнулась Джорджи. — Дело в том, что она упорно ищет такое платье, в котором будет выглядеть на два размера стройнее.

В этот момент дверь примерочной распахнулась, и в зал выпорхнула Бесс в розовом шелковом платье с широкими складками. Она еще покрутилась перед зеркалом и воскликнула:

— Ой, девочки, правда, прелесть! Это именно то, что я хотела.

Нэнси и Джорджи дружно закивали, выражая восторженное одобрение. Через три минуты платье было упаковано, и подруги стали думать, где им перекусить.

— Давайте ради разнообразия поедим в «Черном лебеде», — предложила Нэнси. — Мы там давно не были.

— Фу, гадость! — Бесс наморщила лоб. — Это ведь там подают крохотные пересушенные сандвичи?

— У меня есть причина пойти туда, — с улыбкой сказала Нэнси. — Я хочу понаблюдать за ювелирным магазинчиком напротив.

— Это, случайно, не в связи с делом Стоуна? — спросила Джорджи по дороге.

— Не исключено. — Нэнси направилась через заполненный ресторан к освободившемуся столику у окна. Во время ленча она рассказала подругам о своей встрече с Нелсоном Стоуном и об упавшем к ее ногам объявлении.

— В общем, это письмо написал Стоун! — воскликнула Джорджи, стукнув кулаком по столу.

— Погоди, не торопись, — возразила Бесс. — Маргарет Паркер вполне могла воспользоваться той же машинкой. Она, наверное, перепечатывает все его письма.

— Конечно, — согласилась Нэнси. — Но подозрение в первую очередь падает на Стоуна. Ведь это он послал себе коробку шоколада, и я поймала его на лжи, когда он утверждал, будто в четверг вечером не выходил из дому.

Нэнси смотрела в окно на ювелирный магазин «Золотое дно». Молодая пара рассматривала в витрине обручальные кольца. Но через стеклянную дверь Нэнси видела, что в магазине почти пусто.

— А ты нам скажешь, зачем тебе «Золотое дно»? — с любопытством спросила Бесс.

— Есть кое-какие предположения, — ответила Нэнси. — По правде говоря, я еще не уверена, что найду здесь что-нибудь…

В этот момент она увидела Джастина Тодда, выходящего из магазина. Схватив счет, Нэнси сказала:

— Сегодня угощаю я, идет? Давайте заглянем в «Золотое дно»…

Джорджи и Бесс недоуменно переглянулись; Нэнси невозмутимо расплачивалась по счету.

— Слушайте, девочки, — быстро говорила Нэнси, когда они пересекали широкую пешеходную улицу торгового центра. — Я хочу, чтобы вы разговорились с продавцом. Можете сказать, что вы собираетесь поступать на ювелирные курсы и мечтаете своими глазами увидеть, как делают ювелирные изделия, или еще что-нибудь в этом роде. Мне хочется посмотреть на их мастерскую.

Когда подруги вошли в «Золотое дно», над дверью мелодично звякнул колокольчик. Нэнси поспешно спрятала ожерелье Су Линь под вязаный пуловер. Она не хотела привлекать к нему внимание.

— Чем могу быть полезен? — спросил, выходя из-за стеклянной витрины, молодой светловолосый продавец. Нэнси подумала, что это, возможно, младший брат Джастина.

— Ничего, если мы побродим и посмотрим, что у вас есть? — сказала Нэнси. — Может, у нас возникнут какие-нибудь идеи насчет подарка.

— Разумеется, — сказал он с ослепительной дружелюбной улыбкой. — У нас большой выбор. И все, что вы видите, изготовлено в нашей мастерской.

— О, и мастерская здесь же, в этом доме? — заинтересовалась Нэнси.

— Совершенно верно, — ответил продавец. — Мистер Тодд — мастер ювелирного дела. Его работы уникальны по своему дизайну.

— До чего интересно! — восторженно подхватила Джорджи. — Знаете, я ведь мечтаю стать ювелиром. Вообще-то, — соврала она, — со следующей недели я начинаю учиться на ювелирных курсах.

— Тогда вы, наверное, вполне сумеете оценить мастерство мистера Тодда, — заметил продавец. Он открыл витрину и вынул серебряный поднос и браслеты с финифтью. — Вот кое-что из его последних работ.

— Здорово! — сказала Джорджи. — Эмаль в печи обжигали?

Молодой человек кивнул.

— Так же, как обжигают фарфор, да? — включилась в разговор Нэнси. Показав на парные серебряные подставки для книг, она спросила: — А это вы как изготовляете?

— А, вы имеете в виду тех лебедей? — ответил продавец. — Эти вещицы я сам очень люблю. Очень оригинальные, верно? — Он достал с полки подставки. — Мы расплавляем серебро в маленькой электрической печи, потом заливаем в форму… — начал объяснять он.

— Никогда не видела ничего подобного, — со вздохом сказала Джорджи. — Как хотелось бы узнать об этом побольше!

— И мне тоже, — поддержала ее Нэнси. Продавец озадаченно почесал подбородок.

— Вообще-то мистер Тодд не пускает в мастерскую посторонних, — задумчиво произнес он.

— О, ну пожалуйста, — умоляющим тоном попросила Бесс. — Мы только взглянем одним глазком — и все! И обещаем ничего не трогать.

Продавец посмотрел на часы.

— Собственно, почему бы и нет? — сказал он в конце концов. — Мистер Тодд вернется не раньше, чем через полчаса.

Подруги вошли вслед за ним в мастерскую, помещавшуюся за магазином. Это была небольшая комната с заваленным всякой всячиной верстаком у стены. Над верстаком были пришпилены к стене фотографии и рисунки произведений ювелирного искусства. Продавец показал девушкам электрическую плавильную печь и печь для обжига, стоявшие на дальнем конце верстака. Затем, взобравшись на стремянку, достал с верхней полки какой-то массивный металлический предмет.

— Там у нас хранятся формы для отливки, — пояснил он. — Вот В этой, например, мы отливали лебедей. — Он слез со стремянки и показал девушкам форму.

В эту минуту в магазине звякнул колокольчик.

— Я сейчас, — сказал молодой человек, ставя форму на верстак.

Как только он ушел, Нэнси скомандовала шепотом:

— Быстро! Держите стремянку. Я хочу посмотреть, что там есть.

Джорджи и Бесс схватили лестницу, а Нэнси влезла наверх и ухватилась за край полки.

— Что она там делает? — Бесс бросила встревоженный взгляд на Джорджи. Та пожала плечами.

— Не знаю, — прошептала она. — Слезла бы поскорей, пока он не вернулся…

Вдруг Нэнси услышала громкий голос продавца.

— Эй! Что вы там наверху делаете?

Джорджи и Бесс от неожиданности отскочили; Нэнси обернулась… В следующий миг она ощутила, что лестница под ногами опасно шатается. У нее закружилась голова… она потеряла равновесие. Лестница поехала по стене и упала, а Нэнси повисла на руках, держась за полку.

— Слезайте оттуда! — завопил молодой человек. Нэнси держалась из последних сил. Полка внезапно затрещала под ее тяжестью, потом сломалась… Нэнси рухнула на пол, едва успев прикрыть голову руками: сверху дождем сыпались обломки формы.

— Что вы наделали! — в отчаянии метался вокруг Нэнси молодой человек. — Из-за вас я потеряю работу!..

Нэнси с трудом поднялась на ноги — и вдруг увидела то, что искала. На полу, рядом с ней, лежала форма для отливки золотого коня!
 
NancyДата: Четверг, 12.01.2012, 09:29 | Сообщение # 12
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ВИЗИТ К ПРОФЕССОРУ ГЕРБЕРТУ

— Что ты там искала? — спросила Джорджи у Нэнси, когда девушки садились в машину.

— В самом деле, чего тебя понесло шарить по этим полкам? — подала голос с заднего сиденья Бесс. — Бедный продавец!.. Правда, мы ему сказали, что можем прибрать за собой…

Нэнси вкратце рассказала, как она подслушала на собачьей выставке спор между Фионой и Джастином Тоддами.

— Фиона уговаривала мужа сделать для нее копию с ожерелья Су Линь. И все твердила, что ведь сделал же он для профессора Герберта копию какого-то шедевра древнего искусства… Дело это они явно держали в секрете, и Джастин страшно разозлился на Фиону, что она болтает что попало на людях.

— Погоди-ка, — сказала, морща лоб, Джорджи. — Я ведь сидела рядом с тобой, а ни словечка не слышала.

— У Нэнси, когда дело касается таких вещей, всегда ушки на макушке, — засмеялась Бесс. Нэнси затормозила на красный свет.

— Так вот: шедевром древнего искусства, который Тодд скопировал для Герберта, был, как я догадывалась, золотой конь, — сказала она. — Правда, я не была вполне в этом уверена, пока не увидела литейную форму, — продолжала она. — Однако время изготовления копии подтверждало мою версию. Тодд сделал ее с месяц назад. Примерно в то же время профессор Герберт по просьбе музея проводил экспертную оценку золотого коня. — Зажегся зеленый свет, и Нэнси нажала на педаль газа. — Профессор очень интересуется золотыми конями, — пояснила она. — Су Линь рассказывала, он посвятил им целую главу в своей книге. Как бы там ни было, Герберт знал, что его приятелю Тодду под силу сделать копию этой вещи. Поэтому у меня были все основания предположить, что он действительно попросил его, по дружбе, о такой услуге.

— А что в этом страшного, если человеку хочется иметь копию? — удивилась Бесс.

— Ничего страшного в этом нет, — сказала Джорджи. — Во многих домах есть копии великих произведений искусства, разве нет?

— Иметь копию никому не возбраняется… Но почему Джастин Тодд хранит это в такой тайне? Вот что вызывает у меня подозрения, — заметила Нэнси.

Джорджи задумчиво закусила губу.

— Возможно, Стоун узнал, что Герберт сделал для себя копию золотого коня, из-за этого у них и вышел спор на собачьей выставке? — предположила она.

— Это мысль, — сказала Нэнси, касаясь тибетского ожерелья, которое дала ей Су Линь.

— Жаль, не удалось нам подслушать, о чем они спорили, — сокрушенно вздохнула Джорджи.

— Я все думаю: а не воспользоваться ли нам этой ситуацией? — медленно сказала Нэнси. — Может, мне удастся как-нибудь навести Герберта на разговор о Стоуне и выудить полезную информацию…

Нэнси взглянула на часы. Было всего два часа пополудни.

— Не проехаться ли нам до Уэстмурского университета? — вопросительно посмотрела она на по-друг.

— Я с удовольствием, — откликнулась Джорджи. — А Бесс, кажется, через полчаса должна быть у зубного врача.

— Надо же тебе было напомнить! — проворчала Бесс, когда Нэнси, сделав правый поворот, повела машину к Медицинскому центру.

— До скорого свидания, девочки, — печально вздохнула Бесс, выходя из машины. — Домой доберусь на такси.

Высадив Бесс, Нэнси с Джорджи покатили в сторону Уэстмурского университета. Вскоре они шагали между корпусами студенческого городка. Джорджи спросила у идущей навстречу студентки, как найти кафедру антропологии.

— Это в Харрис-холле, — ответила молодая женщина, показав на массивное кирпичное здание за широким газоном.

Девушки вошли в большие парадные двери. В вестибюле висел указатель. Кабинет профессора Герберта находился на третьем этаже.

— По-моему, будет лучше, если ты пойдешь одна, — заколебалась Джорджи. — А я пока погуляю поблизости.

Нэнси согласилась. Они условились встретиться здесь, в вестибюле, через полчаса. Она вошла в лифт и нажала на кнопку третьего этажа, уповая на то, что профессор окажется на месте.

Когда дверцы лифта открылись, Нэнси с радостным удивлением заметила в толпе студентов в холле Су Линь.

— Су Линь! — позвала она, выйдя из лифта. Китаянка помахала рукой и стала пробираться к ней через толпу.

— Нэнси, — сказала она, широко улыбаясь. — Какой приятный сюрприз!

— Мы тут с подругой ехали мимо, — весело стала объяснять Нэнси, — и я подумала: а что, если зайти поболтать к профессору Герберту? Я ведь как-никак познакомилась с ним тогда, на собачьей выставке.

Су Линь взглянула на стенные часы.

— Сейчас он, по-моему, читает лекцию, — сказала она, поправляя сумку с книгами, висящую на плече. — Но скоро должен вернуться в свой кабинет. Пойдемте пока, выпьем содовой в комнате отдыха!

— С удовольствием, — ответила Нэнси. Су Линь привела ее в просторную, солнечную комнату, обставленную уютными кожаными диванами и креслами. Девушки купили в торговом автомате содовую и отыскали удобное местечко в углу. Вскоре разговор перешел на Нелсона Стоуна. Нэнси хотелось побольше узнать о его отношениях с Гербертом.

— Мне кажется, мистер Стоун очень уважает профессора как специалиста, — подумав, сказала Су Линь. — Он даже просил его сделать копию золотого коня. Но друзьями я их никак бы не назвала.

— А есть у Стоуна друзья? — спросила Нэнси. — Вы не замечали?

Су Линь пожала плечами.

— Пожалуй, он слишком часто наступает людям на любимую мозоль, чтобы обзавестись друзьями.

Нэнси кивнула, соглашаясь.

— Как я догадываюсь, он не из тех, кто купается в популярности. — Понизив голос, она добавила: — Послушайте, Су Линь. Стоун отказался от моих услуг в расследовании его дела. Но я, кажется, кое-что успела узнать… И возможно, это выведет нас на золотого коня. У меня пока только предположения, поэтому вдаваться в подробности я не могу. Но сейчас мне особенно нужна ваша помощь. Я хочу, чтобы в музее вы держали ухо востро и смотрели в оба. Подмечайте все мало-мальски необычное…

— Обязательно! — пообещала китаянка. — Я надеюсь, что вы сумеете найти золотого коня.

Нэнси попрощалась с Су Линь и попросила ее передать привет отцу. Затем направилась к кабинету профессора Герберта.

Нэнси вошла в приемную; секретарша, печатавшая на машинке, подняла голову.

— Могу я чем-нибудь помочь?

— Профессор Герберт у себя? — спросила Нэнси.

— Сейчас он разговаривает по телефону, — ответила секретарша, кивая в сторону приоткрытой двери в кабинет. — Садитесь, подождите немного.

Нэнси села в дубовое кресло, а секретарша вновь принялась барабанить на машинке. Через несколько минут она вдруг остановилась, что-то пробормотала и заменила в машинке ленту. Зазвонил телефон.

— Здравствуйте, это кабинет доктора… я хочу сказать, кабинет профессора Герберта, — ответила секретарша. — Он сейчас разговаривает по другому телефону. Вы подождете? — Она нажала кнопку на пульте, положила трубку на рычаг и повернулась к Нэнси. — Я здесь работаю первый день, — доверительно сообщила она.

Зазвонил внутренний телефон; секретарша вновь взяла трубку.

— О, профессор Герберт, по второму телефону к вам мистер Шарп. — Потом обратилась к Нэнси: — Он наверняка освободится через пару минут…

И она принялась печатать. Нэнси встала, подошла к окну. Через приоткрытую дверь до нее доносился голос профессора. Нэнси напрягла слух, пытаясь сквозь стрекотание машинки уловить суть разговора.

— Конечно, эта цена нас устраивает, — расслышала она. — Я поручу своему секретарю зафиксировать все подробности сделки с вашим клиентом. Уверен, он останется доволен. Как вам известно, это редчайшая вещь…

У Нэнси учащенно забилось сердце. Неужели профессор пытается продать копию золотого коня, сделанную Тоддом? Она хотела услышать еще что-нибудь, но резкий звонок телефона заглушил голос Герберта.

Нэнси снова села в кресло — и как раз вовремя. В проеме двери показался профессор Герберт с бумагами, которые он отдал секретарше. Заметив Нэнси, он широко улыбнулся.

— Кого я вижу! — сказал он, протягивая руку. — Какой приятный сюрприз!

Нэнси встала и пожала ему руку.

— Я была в студенческом городке и вот решила заглянуть к вам.

— Очень рад, очень рад, — повторял профессор, приглашая ее к себе. Кабинет представлял собой большую, обшитую деревянными панелями комнату, в которой стоял крепкий запах трубочного табака. Пол почти полностью был закрыт ярким ковром ручной работы, стены сплошь были уставлены книжными полками.

Профессор пригласил Нэнси сесть и сам опустился во вращающееся кресло за письменным столом.

— Извините за кавардак! — Он показал на поверхность стола. — Моя бывшая секретарша куда лучше следила за порядком… Однако расскажите же, как идут дела у юного детектива из Ривер-Хайтса? — спросил он, усмехаясь.

Нэнси поняла, что профессор Герберт не принимает ее всерьез. Что ж, надо попытаться сыграть на этом.

— Так себе, — сказала она. — За последнее время у меня не было никаких новых дел. По правде сказать, я подумываю, не записаться ли мне на курс антропологии здесь, в Уэстмуре?

Герберт откинулся на спинку кресла, задумчиво поглаживая эспаньолку.

— На мой взгляд, антропология — самая интересная наука, — изрек он наконец. — Я уже тридцать лет совершенно пленен ею… — Вдруг, подавшись вперед, он впился взглядом в ожерелье на шее Нэнси. — Должен вам сказать, это замечательная вещь, — проговорил он. — Знаете, согласно тибетским обычаям жених дарит такое ожерелье невесте на свадьбу. В медальон часто кладут амулеты, в некоторых случаях — драгоценные камни, скажем, рубины или бриллианты.

Нэнси притронулась к серебряному медальону.

— Как интересно!.. — сказала она.

— Меня все время мучает вопрос: что же там находится, в этом медальоне? — продолжал Герберт. — Су Линь каждый раз, когда об этом заходит речь, напускает на себя такой таинственный вид, что я почти уверен: там спрятано что-то очень ценное. Позвольте поинтересоваться: вы когда-нибудь заглядывали внутрь?

— Нет, — решительным тоном ответила Нэнси, надеясь положить конец расспросам. — Су Линь просила меня не делать этого. — С запозданием она поняла, что ее слова лишь разжигают его любопытство.

В этот момент в дверь постучали.

— Войдите, — крикнул профессор Герберт. Вошла секретарша и подала ему несколько отпечатанных страниц.

— Это документы по золотому коню, — пояснила она.

Герберт метнул на секретаршу свирепый взгляд, и подозрения Нэнси вспыхнули с новой силой. Неужели профессор и впрямь пытается продать копию золотого коня некоему мистеру Шарпу?..

— Пожалуй, мне пора, — объявила Нэнси, вставая. — Внизу меня ждет подруга.

— Заходите еще, буду рад, — сказал Герберт, тоже вставая и пожимая ей руку. — Сообщите, если надумаете заняться антропологией. Думаю, я смогу вам помочь.

Нэнси поблагодарила его и вышла, закрыв за собой дверь. Проходя мимо стола секретарши, она зацепилась взглядом за пишущую машинку. «Интересно, что в тех документах, которые только что отпечатала секретарша», — подумала Нэнси. Неужели профессор Герберт пытался выдать копию золотого коня за подлинник?

Следя одним глазом за дверью в кабинет, Нэнси нагнулась над столом, подняла крышку машинки, стремительно вынула катушку с лентой и сунула ее в сумку.

Потом она быстро обошла стол, открыла верхний ящик и стала искать новую катушку, чтобы поставить ее на место взятой. Вдруг она услышала шаги; ручка двери повернулась. Нэнси рывком задвинула ящик, выскочила в коридор и стремглав сбежала вниз по лестнице.

У подъезда Харрис-холла ее дожидалась Джорджи; она сидела на ступеньках, разморенная солнышком.

— Бежим! — бросила ей Нэнси. — Надо уносить ноги.

— Опять что-то натворила!.. — сонно проворчала Джорджи. — Неужто снова обрушила какие-нибудь полки?

— Брось, сейчас мне не до шуток!.. — крикнула Нэнси, пускаясь бегом к стоянке автомобилей. — Мне пришлось стащить кое-что, и я не успела замести следы…

Только вырулив с университетской автостоянки и немного отдышавшись, Нэнси рассказала подруге о том, что произошло.

— Похоже, ты добыла важную улику, — заметила Джорджи.

— Будем надеяться. — Нэнси крепче стиснула руль. — Мы узнаем больше, когда прочитаем ленту… Но сейчас меня больше всего беспокоит, что секретарша сразу обнаружит пропажу катушки; Такая досада! — огорченно воскликнула она. — У меня не было времени поставить другую!

Когда студгородок остался милях в двух позади, Нэнси взглянула в зеркало заднего вида.

— Видишь позади бежевую машину? — сказала она Джорджи. — Она идет следом за нами от самого университета.

Джорджи вытянула шею.

— Интересно, кто бы это мог быть?

В этот миг бежевую машину обогнал черный фургон с затемненными стеклами и, с ревом набирая скорость, поравнялся с ними.

— Берегись! — вскрикнула Джорджи, когда фургон, приблизившись вплотную, стал прижимать их к обочине. — Он пытается сбросить нас с шоссе!

Нэнси, судорожно вцепившись в руль, резко нажала на тормоза. Но фургон продолжал теснить их к обочине.

Несколько мгновений Нэнси отчаянно сопротивлялась, пытаясь удержать машину на шоссе. Но все ее усилия оказались напрасными. «Мустанг» съехал с полотна дороги и вот-вот должен был сверзиться вниз.
 
NancyДата: Четверг, 12.01.2012, 09:29 | Сообщение # 13
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
НОВЫЙ ПОВОРОТ ДЕЛА

— Держись! — крикнула Нэнси, выворачивая руль. Перевалившись через край насыпи, машина, прыгая и кренясь, помчалась по крутому откосу.

Неожиданно «мустанг» врезался в гущу кустарника и остановился. Ошеломленная всем происшедшим, Нэнси медленно выбралась из машины.

— Ты в порядке? — спросила она подругу.

Джорджи рассматривала царапину на руке.

— Ну и ну! — воскликнула она. — Мы же были на волосок от смерти. Еще чуть-чуть — и нам крышка!

Нэнси посмотрела вдаль, где склон был намного круче.

— Случись это метров на двести дальше, — заметила она, — костей бы нам не собрать…

— Еще повезло, что мы не врезались в дерево, — сказала Джорджи, вылезая из машины.

— Кто-то явно не хочет, чтобы мы продолжали расследование, — проговорила Нэнси, осматривая вмятину на решетке радиатора.

Вскоре раздался вой приближающихся полицейских сирен. Через несколько минут на откосе показались двое местных полицейских, а следом за ними — два фельдшера.

— Мы здесь, — окликнула их Нэнси.

— Пострадавшие есть? — крикнул, направляясь к ним, полицейский.

— Нет, если не считать синяков и ссадин, — откликнулась Нэнси. — Но мы все равно очень рады вас видеть. — Она изложила полицейским подробности происшествия.

Пока фельдшер осматривал руку Джорджи и смазывал ссадины йодом, один из полицейских прошел к передку «мустанга».

— Да-а, девушки… Вы легко отделались, — покачал он головой.

Другой полицейский добавил:

— Если бы не кустарник, дело кончилось бы гораздо хуже. — Неожиданно его портативная рация запищала, и он снял ее с пояса. — Да, «скорую помощь» мы отсылаем, — сказал он в микрофон. — Серьезно пострадавших нет. Но нам нужен тягач, чтобы вытащить машину из-под насыпи.

Вслед за полицейским девушки стали взбираться вверх по склону.

— Быстро вы здесь оказались! — сказала Нэнси полицейским. — Мы ведь не один час могли бы здесь проторчать…

— Это уж точно, — весело подтвердил полицейский. — На ваше счастье, у женщины, которая ехала за вами, в машине был телефон. Она набрала номер девять-один-один и сообщила о несчастном случае.

— Не знаете, номер фургона, который нас столкнул, она не запомнила? — спросила Нэнси.

— Сейчас она дает показания нашему сотруднику, — сказал полицейский.

— Да вон она, — заметил фельдшер, показывая на светловолосую женщину, которая, стоя на обочине, беседовала с полицейским. — Вот кого вы должны благодарить.

Нэнси схватила Джорджи за руку.

— Э, да это же Маргарет Паркер! — воскликнула она, внезапно останавливаясь. — Значит, это она была в той бежевой машине, что ехала за нами.

— Странно… — сказала Джорджи.

— Очень странно, — согласилась Нэнси, продолжая карабкаться наверх. — Мне надо с ней поговорить. И не только потому, что я обязана поблагодарить ее за звонок в полицию.

Нэнси видела, как полицейский подал Маргарет планшетку с зажимом для бумаг, и она неохотно стала писать что-то.

Уже почти выбравшись на дорогу, Нэнси окликнула ее:

— Маргарет!

Женщина круто повернулась и поспешила к своей машине. Пока Нэнси одолевала последний участок крутого откоса, бежевый автомобиль взревел и уехал.

— По-моему, Маргарет не очень хочет отвечать на твои вопросы, — заметила Джорджи, догоняя подругу.

— Например, на вопрос, почему она нас преследовала, — мрачно заметила Нэнси.

— Послушай! — воскликнула Джорджи, щелкнув пальцами. — Я же видела эту бежевую машину раньше!

— Вокруг полно бежевых машин, — сказала Нэнси.

— Но не на каждой есть наклейка с надписью: «Боритесь за мир во всем мире!», — торжественно заявила Джорджи. — Это та самая машина, которая отъехала от музея в день похищения.

— Ты уверена? — спросила Нэнси.

— На сто процентов! — ответила Джорджи.

— Выходит, Маргарет почти наверняка находилась в музее в момент кражи золотого коня, — заключила Нэнси.

Спустя несколько минут подъехал тягач. Пока он вытаскивал «мустанг» на дорогу, Нэнси давала письменные показания о происшествии. Быстро перевернув страницу, она заглянула в показания Маргарет и успела запомнить ее домашний адрес в Клинтон-парке.

Час спустя, когда уже смеркалось, Нэнси и Джорджи подъехали к маленькому белому домику Маргарет Паркер.

— Не верится, что она такая уж отъявленная злодейка, — сказала Джорджи. — Все-таки она сообщила в полицию о несчастном случае.

— Так-то оно так, — согласилась Нэнси, — однако хочется знать, почему она ехала за нами, а потом смоталась. — А про себя Нэнси добавила: «И еще я хотела бы знать, почему она утверждала, будто в день похищения ее не было в музее».

Пока подруги шли по дорожке к дому, Нэнси, порывшись в сумочке, нашла золотую клипсу и положила ее поближе, в карман юбки. Затем нажала на кнопку звонка.

— Никто не отвечает, — удивленно сказала Джорджи, подождав минуту-другую. Она обошла дом и оттуда крикнула:

— Ее машина здесь.

Нэнси снова позвонила. Затем, подняв крышечку на щели для писем, крикнула:

— Маргарет, это Нэнси Дру! Откройте, пожалуйста. Мне очень нужно с вами поговорить.

Ответом было молчание. Прошло еще несколько минут. Девушки растерянно переглянулись.

— Маргарет! — предприняла новую попытку Нэнси. — Я знаю, что вы дома. Вы, наверное, боитесь, иначе зачем бы вам прятаться от меня?

Дверь внезапно распахнулась, и на пороге возникла Маргарет.

— Я ничего не боюсь, — резко бросила она, скрестив на груди руки.

— Тогда вы не будете против, если мы зайдем к вам на несколько минут, — сказала ей Нэнси. — Я хочу, чтобы мы с вами кое-что прояснили…

Маргарет поджала губы.

— Мне с вами нечего прояснять, — ответила она. — Я видела, как ваша машина покатилась под откос, и позвонила в полицию. Вот и все. Я уже дала показания на этот предмет.

— А вы сказали полицейским, что преследовали нас? — спросила Нэнси.

Кровь отлила от лица Маргарет.

— Это же просто смешно! — заявила она. — Я вас не преследовала.

— Ах, вот как? — ответила Нэнси. — Тогда вы и в музее в день кражи не были.

Джорджи выступила вперед, глядя в глаза Маргарет.

— Я видела, как ваша машина отъехала от музея через несколько минут после похищения, — ровным голосом сказала она. — Я готова повторить это под присягой.

Маргарет перевела взгляд с Нэнси на Джорджи. Губы у нее слегка дрожали.

Нэнси вынула из кармана золотую клипсу.

— Узнаете? Насколько я могу догадаться, вы потеряли ее на втором этаже музея, у окна, в день похищения.

Маргарет попыталась схватить клипсу. Но Нэнси сжала ее в кулаке и положила обратно в карман.

— По-моему, Маргарет, нам все же лучше поговорить, — сказала она.

Тяжело вздохнув, молодая женщина повернулась, и девушки вошли за ней в дом. В прихожей на телефонном столике лежала красная кожаная сумочка. На сей раз Нэнси была уверена, что это та самая сумочка, которую она видела в кабинете Маргарет за несколько минут до похищения золотого коня.

Войдя в небольшую, уютно обставленную гостиную, девушки сели на диван. Маргарет, положив ногу на ногу, устроилась напротив, на обитом синим бархатом стуле.

— Вы ничего не сможете доказать, Нэнси Дру, — заявила она, изучая свои ногти.

— Вы удивитесь, как много я смогу доказать, — сказала Нэнси, намеренно блефуя. — Я смогу доказать не только то, что вы украли золотого коня; я докажу также, что вы испортили тормозной цилиндр в машине Стоуна и послали ему отравленные конфеты. А это — покушение на убийство.

Маргарет в ужасе ахнула.

— Уверяю вас, вы ошибаетесь! — воскликнула она. — Ни на какое убийство я не покушалась! — Вид у нее был растерянный.

— Уверять вы будете в полиции, — заявила Нэнси, продолжая блефовать. — Покушение на жизнь — тяжкое преступление.

Маргарет закрыла лицо руками.

— Ну нет!.. Это зашло слишком далеко!.. — проговорила она сквозь рыдания. — Я говорила ему, что не хочу в это дело впутываться. Но он сказал, что от этого зависит, буду ли я работать в музее. Он не скупился на обещания… Уверял, что поможет мне в дальнейшей карьере.

— Кто — «он»? — не сводила с нее взгляда Нэнси.

Маргарет откинулась на спинку стула и вздохнула.

— Стоун. Это была его идея… — Она медленно качала головой, словно ей было невыносимо трудно произносить каждое слово.

— Какая идея? — настаивала Нэнси. — Украсть золотого коня?

Маргарет снова покачала головой.

— Я украла не настоящего золотого коня. Это была подделка…

— Вы хотите сказать, — вмешалась Джорджи, — что статуэтка, выставленная в музее, была поддельной?

— Да, — прошептала Маргарет.

— Но как это могло быть? — спросила Джорджи, наморщив лоб. — Ведь музей заплатил за нее больше миллиона долларов!

— Знаю, — сказала Маргарет. — Произошла нелепая ошибка. Поверьте мне, мистер Стоун считал, что покупает подлинник. Ведь ее подлинность подтвердил эксперт.

— Профессор Герберт? — спросила Нэнси.

— Он самый, — кивнула Маргарет. — Но потом, месяц спустя, мистер Стоун показал статуэтку одному тибетскому антропологу, который сразу сказал, что это подделка. Мы посылали ее на повторную датировку, методом измерения полураспада углерода. И, конечно, оказалось, что это копия, причем сделанная совсем недавно.

— Почему вы не предъявили рекламацию тому, кто продал вам эту вещь? — удивилась Джорджи.

— Это был иностранец, и он сразу уехал из города. К тому же он, как выяснилось, воспользовался чужим именем.

— Тогда почему не предъявить претензию Герберту? — спросила Нэнси.

— О, тогда разразился бы ужасный скандал, — объясняла Маргарет. — Кроме того, мы ни в чем не могли обвинить Герберта. Он лишь проконсультировал нас как специалист. А решение о покупке мы принимали сами. Огласка погубила бы профессиональную репутацию Стоуна. И мою карьеру тоже… А я всю жизнь мечтала стать хранителем музея…

— И тогда вы решили украсть подделку, чтобы избавиться от улик, — подхватила Нэнси. — Музей получает страховку, все шито-крыто, никто никогда не узнает о том, как Стоун сел в лужу…

Маргарет кивнула. Кажется, она испытывала облегчение от того, что правда вышла наружу.

— Значит, это сам Нелсон Стоун написал себе письмо с угрозами, — продолжала Нэнси. — Он устроил так, чтобы в момент похищения я была у него в кабинете. Это давало ему идеальное алиби, так как он знал, что полиция мне верит. Вам оставалось лишь подождать в своем кабинете, когда я пройду с мистером Стоуном мимо. Потом вы взяли статуэтку и спустились по пожарной лестнице.

Маргарет опять кивнула.

— Стоун пытался отвлечь мое внимание этими фальшивыми покушениями на свою жизнь, — снова заговорила Нэнси. — У меня это в голове не укладывается, но ведь он вывел из строя тормоза своей собственной машины! Подвергая себя серьезной опасности!.. А когда он понял, что обмануть меня не удалось, заставил вас следить за мной… Скажите, Маргарет, — спросила Нэнси, — неужели Стоун сознательно пытался отравить того бедного пса?

Маргарет, казалось, снова была готова расплакаться.

— Боюсь, что да. Мистер Стоун слишком увлекся, добиваясь, чтобы покушения на его жизнь выглядели правдоподобно. Ведь это он затолкал вас в подсобку, чтобы завладеть ножовкой. И он же разбил окно в вашей машине и оставил записку.

— Простите меня, — сказала Нэнси, — но нам придется сообщить об этом в полицию. Если вы расскажете им правду, они, возможно, обойдутся с вами не так строго.

Маргарет мрачно кивнула, и Нэнси, выйдя в прихожую, позвонила в полицию.

После того как Нэнси положила трубку, в прихожую вошла Маргарет, держа в руках золотую статуэтку коня.

— Вот это я унесла из музея, — сказала она, отдавая статуэтку Нэнси.

Подошла Джорджи, чтобы поближе рассмотреть коня.

— Я, правда, не видела подлинника, — заметила она, — но этот конь выглядит совсем как настоящий.

Вскоре в дверь позвонили, и Нэнси впустила в дом лейтенанта Хиггинса и сержанта Дженкинса.

— Подумать только! — сказал Хиггинс, входя в гостиную. — Ай да Нэнси Дру! Макгиннис говорил мне, что вы классный детектив. — Он подошел поближе и долго смотрел на статуэтку. — Так вот он, знаменитый золотой конь?! Страховая компания, я уверен, будет на седьмом небе от радости, когда узнает, что его нашли.

Нэнси улыбнулась и отдала статуэтку со словами:

— Не думаю, лейтенант. Боюсь, что этот конь — подделка.

Лейтенант Хиггинс внимательно осмотрел статуэтку, а Нэнси повторила историю, рассказанную Маргарет.

— Хорошо, — сказал он. — Теперь мы приступим к выполнению своих обязанностей. — Поблагодарив Нэнси за помощь, он повернулся к Маргарет. Нэнси поняла, что им с Джорджи пора удалиться.

— Мне одно непонятно, — призналась Джорджи, когда они сели в машину. — Герберт уговорил ювелира изготовить ему копию золотого коня. Но был ли у Герберта подлинник?

— Хороший вопрос, — сказала Нэнси. — Профессор либо действительно допустил ошибку и принял подделку за подлинник, либо подменил коня, когда проводил экспертизу, и отдал музею копию, сделанную Тоддом.

Джорджи присвистнула.

— Ив этом случае, — заключила Нэнси, — подлинный золотой конь, возможно, остался у профессора Герберта!
 
NancyДата: Четверг, 12.01.2012, 09:29 | Сообщение # 14
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
РИСКОВАННАЯ ЗАТЕЯ

— Не беспокойся, Джорджи, — сказала Нэнси, заводя машину. — Кажется, у меня есть способ выяснить, подлинного ли золотого коня присвоил профессор Герберт. — Выруливая из-за полицейской машины, она мрачно добавила: — Если только он его уже не продал.

— Это было бы ужасно! — расстроилась Джорджи, когда они выезжали на улицу.

В этот момент в переулок, из которого они выехали, свернул «кадиллак» старой модели.

— Э! — воскликнула Нэнси. — Это же Стоун!

— Должно быть, едет к Маргарет Паркер, — сказала Джорджи.

Нэнси быстро развернулась и поехала за «кадиллаком».

— То-то он удивится, когда увидит лейтенанта Хиггинса, — улыбнулась Нэнси.

Минуту спустя девушки увидели, как машина Стоуна замедляет скорость перед домом помощника хранителя. И вдруг «кадиллак», взвизгнув шинами, рванулся вперед.

— Увидел полицейскую машину, — прокомментировала Нэнси. — Но в ту сторону он далеко не уедет. Там тупик.

В дальнем конце переулка «кадиллак» сделал стремительный разворот и с ревом помчался обратно.

— Уйдет! — крикнула Джорджи.

Нэнси поставила «мустанг» поперек переулка, преградив Стоуну путь к бегству. Послышался пронзительный визг тормозов, колеса «кадиллака» задымились, но резко затормозившую машину продолжало тащить юзом.

— Берегись! — крикнула Джорджи. — Сейчас в нас врежется!..

В нескольких футах от «мустанга» Нэнси «кадиллак» наконец остановился. Какое-то мгновение Нелсон Стоун испуганно таращился на них. Затем он открыл дверцу и выскочил из машины.

— Убирайтесь с дороги! — завопил он, размахивая кулаками.

— Скорей закрывай окно, — сказала Нэнси подруге, щелкая запором дверей. Потом нажала на кнопку гудка и не отпускала ее до тех пор, пока не увидела в зеркале заднего вида подбегающего лейтенанта Хиггинса.

Стоун повернулся и хотел броситься бежать, но лейтенант крикнул:

— Стоять на месте!

Нэнси с Джорджи выпрыгнули из машины. Полицейский подбежал к Стоуну.

— В чем, собственно, дело? — растерянно спросил Стоун.

Хиггинс отстегнул от пояса наручники и защелкнул их на запястьях Стоуна.

— Вы арестованы по обвинению в похищении золотого коня в сообщничестве с Маргарет Паркер и в попытке мошеннически получить страховку. — Он начал объяснять хранителю его права.

— Маргарет Паркер — гнусная лгунья, — заявил Стоун.

— Предоставим решать это суду, — сказал лейтенант, подводя Стоуна к полицейской машине. Затем обернулся к Нэнси. — Отличная работа, Нэнси. Маргарет Паркер созналась во всем.

Сержант Дженкинс вывел из дома Маргарет и усадил ее на заднее сиденье, рядом со Стоуном.

Когда полицейская машина с ревом сорвалась с места, Джорджи сказала:

— Ну что ж, конец — делу венец.

— Если бы! — ответила Нэнси. — Боюсь, нам еще предстоит кое-какая работа.

Спустя некоторое время они подъехали к дому Нэнси. Как только они очутились в ее комнате, Нэнси достала из сумочки катушку с машинописной лентой.

— Надеюсь, это даст нам возможность узнать, что замышляет профессор Герберт, — сказала она Джорджи.

Нэнси стала рассматривать ленту на свет, пытаясь разобрать слова, а Джорджи записывала их на листке бумаги. Минут десять дело у них шло плохо.

— Слишком нечетко, — разочарованно проговорила Нэнси. — Ничего не разобрать.

Однако вскоре слова начали складываться во фразы.

— Вот оно! — воскликнула Джорджи. Она взглянула на свои записи и присвистнула. — Похоже, профессор считает, что у него подлинный экземпляр, — сказала она. — Он намерен продать статуэтку тому типу, Шарпу, которого ты мне поминала.

— Хорошо бы найти способ помешать этой сделке… — размышляла вслух Нэнси. Адрес Шарпа на ленте совершенно не поддавался расшифровке.

— По-моему, самое умное, что ты можешь сделать, — сказала Джорджи, — это отнести катушку в полицию.

Нэнси покачала головой.

— Бесполезно, — возразила она. — Они ни за что не поверят. Мне нужна копия письма. Сегодня вечером я хочу поискать ее в кабинете Герберта.

— Что это за стиль: «мне нужна», «я хочу»?.. — рассердилась Джорджи. — Уж не собираешься ли ты отправиться туда одна, без меня?

Нэнси заколебалась и, глядя подруге в глаза, тихо сказала:

— Дело очень рискованное, Джорджи…

— Ну и что? — невозмутимо ответила Джорджи. — Когда это меня пугала опасность? В скольких переделках мы с тобой побывали!..

Порывшись в ящике письменного стола, Нэнси отыскала набор отмычек. Затем она подошла к стенному шкафу и выбрала неброскую темную одежду. Подруги переоделись в черные свитера и джинсы. Нэнси завязала волосы в тугой конский хвост и надела темно-синюю лыжную шапочку. Тонкие черные кожаные перчатки завершили экипировку.

— Мы с тобой выглядим как пара воровок-домушниц, — пошутила Джорджи.

Нэнси посмотрела на себя в зеркало, и ее взгляд упал на нефритовое ожерелье Су Линь. Она сжала в руке серебряный медальон, потом спрятала его под свитер. «Сегодня удача нужна мне как никогда», — мысленно сказала она.

К десяти часам Нэнси и Джорджи снова были в студгородке Уэстмурского университета, тихом и почти безлюдном, если не считать нескольких студентов, направляющихся к университетскому кафе. Быстро подойдя к Харрис-холлу, девушки обнаружили, что служебный вход в торце здания не заперт. Они бесшумно прокрались по лестнице на третий этаж, где находилась кафедра антропологии. Тут Нэнси остановилась и обернулась к Джорджи.

— Останься здесь, посторожи, ладно? — сказала она. — Одним глазом следи за лифтом в холле…

По тускло освещенному коридору Нэнси поспешно направилась к кабинету Герберта. С минуту она постояла, прислушиваясь. Мертвая тишина и приятный запах натертых воском полов будоражили воображение…

Она глубоко вздохнула, стараясь унять нервный трепет где-то под ложечкой. Потом умело вставила в замочную скважину одну из отмычек и осторожно повернула ее…

Вдруг по коридору к ней подбежала Джорджи.

— Скорей!.. — сказала она. — Лифт поднимается!..

Девушки молча скользнули в приемную и затаили дыхание, прислушиваясь. Лифт, погромыхивая, миновал третий этаж и стал подниматься выше.

Закрыв дверь в коридор, Нэнси прошла мимо стола секретарши в кабинет Герберта. Она включила настольную лампу под темным абажуром и повернулась к Джорджи.

— Начнем с картотечных шкафов, — шепотом распорядилась она. — Посмотри на букву «Ш» — Шарп.

Вскоре они исчерпали все варианты поисков в картотечных шкафах. Нэнси подошла к письменному столу и попыталась выдвинуть верхний ящик. Он был заперт. Вдруг до их слуха со стороны приемной донесся скрежещущий звук.

Девушки замерли.

— Быстро! — шепнула Нэнси. — За диван!

Но прежде чем Нэнси успела спрятаться, в кабинет вошла грузная женщина с пылесосом.

Нэнси сдернула с головы шапочку, чтобы не слишком уж походить на взломщицу, и сунула ее в задний карман джинсов. Затем стянула с рук перчатки и незаметно бросила их за стул.

Женщина протянула руку к выключателю и зажгла люстру. Комната осветилась.

Нэнси заставила себя улыбнуться и непринужденно поздоровалась. Она сделала вид, что просматривает документы в папке на столе Герберта.

Женщина вразвалочку двинулась вперед.

— Глаза испортите себе, читая при таком свете, — ворчливо сказала она. — Стало быть, заставил-таки вас профессор работать сверхурочно? Из-за этого и ушла его прежняя секретарша. Как вас зовут, милая?

— Как зовут? — повторила Нэнси, стараясь [выиграть время и успокоиться. — Э… Бесс, — наконец выпалила она, горячо надеясь, что Джорджи за диваном удержится и не прыснет.

— А меня — миссис Хоппер, — представилась женщина. Она с заговорщическим видом наклонилась к Нэнси. — Позвольте мне дать вам один совет: не разрешайте профессору Герберту заставлять вас работать допоздна.

Нэнси опустила глаза.

— По правде сказать, я только-только пришла. Надо сделать фотокопии с кое-каких важных бумаг… Днем совсем об этом забыла. А теперь вот никак не найду. — Она подергала ящик стола и пожала плечами. — Наверное, профессор их запер.

Женщина подмигнула.

— Может, смогу вам помочь… — В следующее мгновение миссис Хоппер опустилась на колени и принялась шарить рукой под столом. — Вот он! — Она подала Нэнси маленький медный ключик. — Я же помню, видела тут, под столом, запасной, прикрепленный клейкой лентой.

— Спасибо, — поблагодарила Нэнси, отдирая клейкую ленту. Она вставила ключик в замок и выдвинула ящик. Краешком глаза она видела, как миссис Хоппер идет через комнату к дивану, волоча за собой пылесос. Еще несколько шагов, и она неминуемо обнаружит Джорджи.

— Миссис Хоппер! — окликнула Нэнси. —

Очень вас прошу: вы не могли бы прийти попозже?

Уборщица непонимающе уставилась на нее.

— Я хочу сказать: после того как я закончу, — продолжала Нэнси. — Это займет всего каких-нибудь несколько минут. Понимаете, я должна сосредоточиться… да и вам не хочу мешать.

Миссис Хоппер вынула из кармана часы.

— Что ж, ладно, — сказала она. — Тогда, пожалуй, начну с кабинета профессора Мэтью.

Когда миссис Хоппер повернулась и заковыляла из кабинета, Нэнси вздохнула с облегчением. Как только за уборщицей хлопнула дверь, Нэнси позвала Джорджи. Очень скоро они нашли в верхнем ящике стола сделанную под копирку копию письма Шарпу.

— Вот оно! — воскликнула Нэнси. — Именно то, что нужно! Уж тут полиции придется поверить. Тут все написано черным по белому. Смотри: Герберт утверждает, что у него есть подлинник золотого коня. Он продает его за пятьсот тысяч долларов. За полцены!.. Понятно: краденое всегда сбывают по дешевке.

— Похоже, он предлагает Шарпу такую сделку, от которой тот ни за что не откажется, — сказала Джорджи.

— Интересно, знает ли Шарп, что статуэтка краденая? — задумчиво произнесла Нэнси.

— Давай сделаем с письма фотокопию, — предложила Джорджи, — и поскорей уберемся отсюда…

И тут в приемной послышалось грозное рычание.

Джорджи схватила Нэнси за руку.

— Это не уборщица, — сказала она.

— О, нет! — воскликнула Нэнси. В проеме двери появились две огромные немецкие овчарки. И ринулись прямо на них.
 
NancyДата: Четверг, 12.01.2012, 09:33 | Сообщение # 15
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ОТЧАЯННАЯ СХВАТКА

Нэнси сунула письмо в карман и схватила стул, чтобы держать овчарок на расстоянии.

— Назад, назад! — кричала она, тыча стулом в их сторону.

Джорджи, схватив настольную лампу, размахивала ею, как дубинкой.

— Убирайтесь отсюда! — пыталась она прогнать псов. — Фу!..

Брут и Цезарь свирепо рычали, показывая огромные клыки. Когда зверюги, казалось, совсем собрались наброситься на подруг, в кабинет вошел профессор Герберт.

— Вот это да! Неужели это наша любопытная маленькая сыщица, да еще с подружкой? — воскликнул он, приближаясь. — Вот уж не думал увидеть вас снова, после того, как столкнул вашу машину под откос.

— Герберт, вам придется за это ответить, — храбро посмотрела ему в глаза Нэнси. — Мы знаем, что вы подменили золотого коня поддельным.

Профессор откинул голову и расхохотался.

— И вы решили, что я храню его в своем кабинете? — потешался он. — Невысокого же вы мнения обо мне!

— Мы уже сообщили в полицию, — попыталась Нэнси взять его на пушку. — Полицейские в любую минуту будут здесь.

— Как же, как же! — насмешливо проговорил Герберт. — Со мной эти штучки не пройдут! Тут вы себя сильно переоценили… Придется мне позаботиться о том, чтобы вы больше никогда не совали свои любопытные носики в мои дела.

Джорджи взглянула на Нэнси, ожидая, что та, как всегда, найдет путь к спасению.

Мысли Нэнси лихорадочно метались, ища выход. Но выхода явно не было: вокруг ни души, собаки только и ждут приказа, чтобы броситься на них.

Герберт вывел девушек из здания и втолкнул в кузов своего черного фургона, припаркованного рядом со служебным входом.

— Сесть в уголок и сидеть смирно! Берегитесь, если я выйду из терпения, — предостерег он, связывая им руки веревкой. Затем сделал знак собакам: — Брут, Цезарь, в машину!

Нэнси и Джорджи, увидев оскаленные пасти совсем близко, невольно съежились.

— Они вас не тронут, — сказал Герберт, зловеще улыбаясь, — если вы не будете их нервировать. — Он захлопнул дверцы кузова, затем прошел вперед и сел за руль.

Когда фургон тронулся, псы легли на пол. Нэнси попробовала тереть веревку, которой были связаны ее руки в запястьях, о металлический выступ на стенке кузова. Но один из псов утробно зарычал, и ей пришлось бросить это занятие.

— Я же вам говорил! — бросил Герберт через плечо. — Сидите смирно, не то они вас разорвут.

Нэнси поймала отчаянный взгляд Джорджи и попыталась ободряюще улыбнуться.

Прошло некоторое время; Нэнси заметила, что за затемненными окнами перестали мелькать огни уличных фонарей. Похоже, они выехали из города. Затем фургон неожиданно сбавил скорость и повернул. Начался длинный, крутой подъем. Машина то и дело резко поворачивала; дорога, видимо, была узкой и извилистой.

Наконец фургон одолел подъем и покатил по ровной местности. Вот он снова сбавил скорость, повернул и затрясся по ухабистой грунтовой дороге; Нэнси слышала, как скребут о бока машины ветки кустарника.

Через минуту-другую Герберт остановил машину и выключил двигатель. Пока он вылезал наружу и шел назад, к дверце кузова, Нэнси шепнула Джорджи:

— Не бойся, как-нибудь выпутаемся… Герберт распахнул дверцу.

— Вылезайте! — приказал он. — И без фокусов!

Нэнси спрыгнула на землю, Джорджи последовала за ней. При свете луны они разглядели тропку, ведущую к низенькому бревенчатому домику.

— Послушайте, — обратилась Нэнси к Герберту, стараясь выиграть время. — Не лучше ли вам остановиться сейчас, пока вы не запутались еще больше? Похищение людей — очень тяжкое преступление. Маргарет Паркер уже призналась, что они со Стоуном устроили кражу подделки, которую вы им подсунули. Полиция все равно выйдет на вас…

— Они ничего не докажут, — усмехнулся Герберт. — А для вас, боюсь, будет слишком поздно…

Джорджи посмотрела на профессора испепеляющим взглядом.

— Полиция рано или поздно установит, что копию золотого коня Для вас сделал Тодд, — выложила она свой очередной козырь.

У Герберта расширились от удивления глаза.

— А это вам откуда известно? — В голосе его звучала растерянность. — Неужели Тодд проболтался?.. Что ж, придется и ему навсегда заткнуть рот, — закончил он уже с обычной решительностью.

— Тогда уж придется убить заодно и Фиону Тодд, — заметила Нэнси. — Она ведь знает о копии, которую он для вас сделал.

Герберт сощурился.

— Позабочусь и о Фионе…

— А кто будет следующим? — наседала на него Нэнси. — Это же никогда не кончится — пока вас не схватят. Тогда вы пожалеете, что встали на этот путь, но ничего нельзя будет исправить…

— Хватит болтать! Пошевеливайтесь! — скомандовал он, подталкивая их вперед. Ногой открыв дверь домика, он втолкнул девушек внутрь. Собаки вбежали следом за ними.

Нэнси огляделась по сторонам. Через открытую дверь лился в комнату лунный свет, освещая грубо обтесанные половицы и небольшой стол из сосновых досок, стоявший посредине.

Герберт подвел девушек к дальней стене и достал откуда-то керосиновый фонарь. Вспыхнула спичка, он поднес ее к фитилю. Через мгновение фитиль ярко разгорелся.

Нэнси, следившая за каждым движением Герберта, поняла: сейчас у нее, может быть, последняя возможность действовать. Мышцы ее напряглись, сердце заколотилось.

Когда Герберт зажмурился, ослепленный на миг ярким светом, Нэнси стремительно шагнула вперед и изо всех сил пнула стол ногой.

Стол опрокинулся, фонарь грохнулся на пол. Звон бьющегося стекла, смешавшись с воплем Герберта, напугал собак. Поджав хвосты и скуля, они выскочили за дверь.

На мгновение комната погрузилась во тьму, затем озарилась красным трепещущим светом: вспыхнул разлившийся по полу керосин…

Нэнси перепрыгнула через упавший стол и ногой нанесла Герберту удар по всем правилам карате. Но тот оказался проворнее, чем она ожидала. Он отскочил в сторону, и ее правая нога лишь скользнула по бедру профессора, не причинив ему никакого вреда.

В следующий миг ее оглушил жестокий удар в лицо; она упала навзничь на шершавые доски, увлекая за собой Джорджи. Сквозь застилавшую глаза пелену Нэнси все же разглядела, что языки огня принялись лизать стену.

Джорджи с трудом поднялась на ноги, а Нэнси отчаянно пыталась освободить связанные руки.

В свете пляшущего пламени Нэнси увидела, как Герберт одним прыжком подскочил к Джорджи и отшвырнул ее в сторону. Затем он нагнулся над Нэнси. Грудь его бурно вздымалась, дыхание с хрипом вырывалось из горла, легкие, наполняясь густым, удушливым дымом, отчаянно пытались втянуть кислород. Глаза у него злобно сверкнули.

— Нет, я не буду тушить пожар! — злобно прохрипел он. — Сгорайте здесь заживо… Трагическую гибель в огне вы обе вполне заслужили… — Видя, что девушки закашлялись, он растянул рот в злорадной ухмылке.

Вдруг взгляд Герберта упал на нефритовое ожерелье, выбившееся из-под свитера Нэнси. Одним движением он сорвал его с ее шеи.

— Наверняка внутри бриллиант! — воскликнул он, алчно воззрившись на серебряный медальон. Его лицо, освещенное пламенем, исказила гримаса жадности, и он, забыв, что находится в горящем доме, принялся открывать медальон, весь уйдя в это занятие.

Нэнси не упустила представившуюся ей возможность. Перекатившись по полу к осколку разбившейся лампы, она стала отчаянно тереть веревку, связывающую ей руки, о край стекла.

Глаза Герберта засветились дьявольской радостью: крышка медальона наконец подалась и отскочила… Вдруг Герберт чихнул, и в воздух взлетел клуб красного порошка. В следующий миг Герберт заорал от боли. Он выронил ожерелье и прижал руки к лицу.

— Глаза! Жжет!.. — вопил он.

Нэнси в этот момент освободила руки и бросилась развязывать Джорджи. Подобрав ожерелье, она крикнула подруге:

— Бежим отсюда!..

Вся комната была уже охвачена огнем. Жар становился невыносимым, девушки надсадно кашляли от едкого дыма. Они стремглав кинулись к двери; Герберт, шатаясь, вслепую кружил по комнате. Нэнси на бегу надела на шею ожерелье, радуясь, что оно осталось целым и невредимым. Вдруг она оглянулась и схватила Джорджи за руку.

— Не бросим же мы его здесь, — пробормотала она. — Ему не выбраться самому… Джорджи округлила глаза.

— Ты что?.. Смотри: крыша вот-вот рухнет!

Нэнси набрала в грудь побольше воздуха и бросилась внутрь, лавируя между языками пламени. Она схватила Герберта за руку и потащила его к двери.

Вокруг горящего дома носились псы, панически рыча и воя, как волки. Герберт споткнулся о порог и упал на колени в нескольких ярдах от двери.

Нэнси и Джорджи побежали было к фургону, но собаки преградили им путь.

— Пошли прочь! — крикнула Джорджи. И, обернувшись к Нэнси, чуть не плача, спросила: — Как же нам выбираться отсюда? Герберт сейчас придет в себя…

В эту минуту вспыхнула крыша. Объятый пламенем дом начал рушиться, поднимая снопы искр, и собаки попятились.

— Они боятся огня, — крикнула Нэнси.

— Я тоже, — ответила Джорджи.

Тогда Нэнси схватила тлеющую доску, которая упала почти рядом с ними, когда обрушилась крыша, и бросилась вперед, тыча ею в оскаленные морды псов, пока те не обратились в бегство.

Сзади донесся вопль Герберта:

— Воды!.. Мои глаза!..

Нэнси склонилась над обмякшим, горько причитающим профессором.

— Я дам вам воды, — пообещала она, — если вы скажете, где золотой конь.

— Хорошо, хорошо, — со стоном проговорил Герберт. — За домом, под большим валуном. Только дайте воды, пока я не ослеп. Бидон в машине, позади водительского сиденья. Я держу в нем воду для собак.

Нэнси поспешила к фургону. Через минуту Герберт уже промывал глаза.

— Кажется, я вижу, — с облегчением произнес он.

Нэнси крепко связала профессору руки за спиной поводком, который нашла в машине.

— Не знаю точно, что было в медальоне Су Линь, — тихо сказала она Джорджи, — но, судя по запаху, это кайенский перец.

Герберт угрюмо показал Нэнси и Джорджи место, где, по его словам, был зарыт золотой конь. Девушки оставили его сидеть на земле и отыскали в сарайчике вблизи от дома пару лопат. Напрягшись, они кое-как сдвинули валун с места и в колеблющемся свете догорающего пожара принялись копать.

— Есть! — воскликнула Нэнси: ее лопата ударилась о какой-то твердый предмет. Она осторожно извлекла из земли сверток: в грязной мешковине было что-то очень тяжелое.

Переглянувшись с Джорджи, она развернула мешковину. Да, в ней был золотой конь. Нэнси поднесла статуэтку к глазам и долго ее рассматривала. Гладкий крутой круп и рубиновая уздечка сверкали в отблесках пламени.

— Его и не отличишь от того, поддельного, — удивленно сказала Джорджи.

— Внешне, может, и не отличишь, — ответила Нэнси, — но у подлинного — своя история, которую нельзя скопировать. Интересно, — добавила она, помолчав, — сколько людей рисковали на протяжении веков жизнью, чтобы завладеть этим шедевром.

Было далеко за полночь, когда Нэнси и Джорджи доставили Герберта в полицейский участок Клинтон-парка. Профессор выглядел усталым и осунувшимся, лицо у него было выпачкано сажей. В глазах, все еще красных, слезящихся, застило выражение злобы, смешанной со страхом.

Дежурный сержант позвонил лейтенанту Хиггинсу домой, и тот сказал, что немедленно выезжает.

— Надеюсь, этот-то настоящий? — заметил он полчаса спустя, принимая золотого коня из рук Нэнси. К тому моменту Нэнси поведала ему о той неблаговидной роли, которую сыграл в этом деле Герберт, и передала копию письма Шарпу.

Лейтенант Хиггинс внимательно прочитал письмо.

— Что ж, похоже, причастность Герберта к преступлению можно считать доказанной, — сказал он. — Что же касается Шарпа, это ужасно скользкий тип. Его имя не раз всплывало в делах о краже драгоценностей. У нас даже нет описания его внешности; единственное, что дает нам это письмо, — адрес до востребования. Я сомневаюсь, что нам удастся многого добиться от Герберта, во всяком случае — сейчас. — Он улыбнулся Нэнси и спросил: — У вас нет каких-нибудь идей?

Нэнси поправила на плече ремешок сумки, собираясь уходить.

— Боюсь, что сейчас нет, — ответила она. — Но если что-нибудь придет в голову, я вам сообщу.

— Минуточку, — окликнул ее лейтенант Хиггинс, когда она направилась к двери. — Как вы отнесетесь к тому, чтобы принять участие в операции… если мы сумеем быстро ее подготовить?

— Конечно, с большим удовольствием, — согласилась Нэнси. — Сделаю все, что смогу, чтобы помочь вам поймать преступника.

— Мы будем думать, — сказал на прощание лейтенант. — Разработаем план — и тогда обязательно свяжемся с вами.

Через два дня Нэнси получала инструкции относительно роли, которую ей предстояло сыграть. Техник-криминалист снабдил ее миниатюрным магнитофоном.

— Все как будто нормально. — Лейтенант придирчиво оглядел Нэнси. — Шарпу и в голову не придет, что такая юная девушка — главная участница полицейской операции… Жаль, конечно, — со вздохом заметил он, — что Герберт отказался с нами сотрудничать. Но мы рассчитываем на алчность Шарпа. Он, должно быть, уже получил письмо, которое мы послали ему от имени Герберта. Интуиция мне подсказывает, что Шарп клюнет на удочку. Поверит, что Герберт опасается слежки, и согласится, чтобы коня ему передал кто-нибудь из студентов.

Час спустя Нэнси стояла на условленном месте, возле парка, с поддельной статуэткой в хозяйственной сумке. Она оглянулась на кусты, где, она знала, прячутся полицейские с видеокамерами, готовые заснять момент встречи. Ею владела уверенность, что события не выйдут из-под контроля. Все, что ей предстоит сделать, — лишь обменять статуэтку на наличные деньги…

В какой-то момент из-за угла вынырнул черный «ягуар» и, стремительно приблизившись, остановился в нескольких футах от нее. Из машины вышел мужчина в твидовом костюме и широкополой шляпе. В руке у него был кожаный кейс. Он поднял голову, и Нэнси узнала эти светлые волосы и загорелое лицо…

— Джастин Тодд!.. — пробормотала она, не веря собственным глазам. Значит, Тодд и Шарп — одно и то же лицо! Запомнил ли ее Тодд после встречи на собачьей выставке?.. Но прежде чем она успела крикнуть и предупредить полицейских, Тодд грубо схватил Нэнси, втолкнул ее в машину, сел сам и дал полный газ…
 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна тибетского сокровища.
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск: