Приветствую Вас Странник
Понедельник
20.11.2017
05:06

[ Новые сообщения · Детективы · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Александровна, Nancy 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна покосившейся трубы.
Тайна покосившейся трубы.
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:16 | Сообщение # 1
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9


Аннотация

Нэнси — дочь известного адвоката Карсона Дру из американского городка Ривер-Хайтса. Она часто помогает отцу в расследовании сложных и захватывающих дел.
В настоящей книге Нэнси проникает в тайну происхождения поддельных фарфоровых ваз

Оглавление

ТАИНСТВЕННЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ
ДВОЙНАЯ КРАЖА
ПОТАЙНАЯ ДВЕРЦА
СЛЕПЯЩАЯ ВСПЫШКА
КИТАЙСКАЯ ГОЛОВОЛОМКА
ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ВАЗЫ
В ПОИСКАХ КЛЮЧА К РАЗГАДКЕ
МАНХЭТТЕНСКАЯ ЗАГАДКА
ПОГОНЯ
СОБЫТИЯ РАЗВИВАЮТСЯ
МОШЕННИК
НЕФРИТОВЫЙ СЛОНИК
СМЕЛЫЙ ПЛАН
СО ВСЕХ НОГ
ПО ГОРЯЧЕМУ СЛЕДУ
НА ПУТИ К РАЗГАДКЕ
ВСТРЕЧА ДРУЗЕЙ
ВСТРЕЧА С ВРАГОМ
ПОБЕГ
ЗАСЛУЖЕННАЯ НАГРАДА
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:17 | Сообщение # 2
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ТАИНСТВЕННЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ

— О, Нэнси, эта дорога такая безлюдная! А у нас с собой целая куча денег. Вот будет ужас, если нас ограбят!

Бесс Марвин еще крепче вцепилась в лежавшую у нее на коленях сумочку и напряженно уставилась вперед сквозь ветровое стекло автомобиля.

Дорога шла между двумя стенами темного леса. Вечернее небо было затянуто хмурыми тучами, и ветер зловеще шумел, раскачивая деревья.

Бесс, хорошенькая пухленькая девица, нервно вздрогнула.

— Веселей, Бесс, — ободрила ее стройная девушка с копной золотисто-каштановых волос, сидевшая за рулем. — Скоро мы будем дома.

В голосе Нэнси Дру звучала уверенность, которой она на самом деле не ощущала. Когда она лихо сворачивала на полузаброшенную дорогу Трех мостов, в ее голубых глазах мелькнула тень тревоги — свидетельство того, что на душе у нее неспокойно. Нэнси бросила взгляд на сумочку, лежавшую на коленях у Бесс. В ней находилась выручка от благотворительной распродажи, которую две восемнадцатилетние подружки проводили в тот вечер в Мейсонвилле, — триста сорок два доллара и шестьдесят три цента.

В обязанности Нэнси, которая была казначеем группы, входило положить эти деньги на банковский счет в Ривер-Хайтсе, их родном городе.

Вглядываясь в темную пустынную дорогу впереди, девушка засомневалась: а не совершила ли она ошибку, выбрав кратчайший путь через эти глухие, безлюдные места? Затем, откинув со лба непослушную прядь, Нэнси выбросила эту мысль из головы.

«Не будь дурочкой, — пожурила она себя. — То, что здесь мало кто ездит, еще не повод для всяких необоснованных страхов».

— Нэнси, а нельзя ли побыстрей? — попросила Бесс.

Искоса взглянув на свою взволнованную спутницу, Нэнси тепло улыбнулась. Ведь Бесс — одна из ее лучших подруг.

Сверкнула молния, громыхнул гром. Первые капли дождя упали на ветровое стекло.

— Это надо же! — запричитала Бесс. — Только дождя нам не хватало!

Нэнси ничего не сказала в ответ. Машина приближалась к сложному участку перед Охотничьим мостом, где дорога делала несколько крутых поворотов. Здесь следовало быть предельно внимательной.

На последнем повороте фары вдруг высветили на дороге фигуру мужчины, наклонившегося над чем-то прямо на пути движения машины. Он явно не замечал приближающегося автомобиля!

Бесс вскрикнула. Нэнси отчаянно крутанула руль, одновременно надавив запястьем на гудок, а ногой нажав на педаль тормоза. Пронзительно заскрипели шины, машина вильнула, миновала мужчину и остановилась футах в тридцати от места, где тот стоял.

— Мы его не… не сби…? — с трудом проговорила Бесс, не в силах высказать вслух ужасное предположение, что они сбили человека.

Нэнси быстро достала из отделения для перчаток карманный фонарик и вышла из машины. Мужчина лежал посреди дороги!

— О, Бесс! — испуганно воскликнула она. — Он ранен!

Но не успела она подбежать к нему, как незнакомец неуверенно поднялся на ноги и начал оглядываться по сторонам, как будто что-то потерял.

— Вы не пострадали? Я вас не сшибла? — спросила Нэнси.

— Убирайся! — рявкнул вдруг мужчина, к крайнему ее изумлению.

Поля надвинутой на самые глаза мятой фетровой шляпы скрывали верхнюю часть его лица, а рта и подбородка не было видно из-за поднятого воротника пальто, но Нэнси успела все же разглядеть его пронзительные черные глаза. Вдруг мужчина рванулся к обочине и спрятался за придорожными кустами.

— Вы не это ищете? — окликнула его Нэнси, поднимая откатившийся в сторону сверток.

— Положи сверток на место и убирайся отсюда! — резко приказал мужчина.

— Но я хочу вам помочь, — возразила Нэнси. — Может быть, у вас ушибы…

— Послушай, сестрица, со мной все в порядке, — прозвучал в ответ его грубый голос. — Но если ты сейчас же не уберешься, ушибы будут у тебя!

Как бы в подкрепление этой угрозы здоровенный камень, брошенный из темноты, ударился об асфальт у самых ног Нэнси и отскочил в канаву.

Бесс, которая предусмотрительно держалась позади подруги, потянула ее за рукав.

— Пойдем! — испуганно прошептала она. — Он не шутит!

Но Нэнси, у которой возникли кое-какие подозрения, принялась вертеть сверток в руках. В тот момент, когда она заглянула сквозь разорванную бумагу внутрь, второй камень, брошенный на этот раз более метко, разбил ее фонарик. Вместе с фонариком разбились и шансы Нэнси получше рассмотреть сверток незнакомца.

— О, Нэнси, пошли скорей! — в ужасе пискнула Бесс. — Брось это и бежим!

На сей раз Нэнси вняла предостережению и поспешила обратно в машину. Когда она включала зажигание, по стеклам забарабанили крупные дождевые капли. Нэнси оглянулась, но не увидела ни мужчины, ни свертка.

— Ну и ну! — проговорила сквозь шум ливня Бесс, как только они тронулись. — Когда в следующий раз остановишься на заброшенной дороге поболтать с незнакомым мужчиной, на меня не рассчитывай!

Нэнси рассмеялась.

— Да, противный тип, — согласилась она. — Жаль, что мы не смогли как следует его разглядеть.

— Как ты думаешь, что было в том свертке? Почему этот тип так странно себя вел? — спросила Бесс.

— Ваза, — ответила Нэнси. — Во всяком случае, что-то вроде вазы, насколько я успела рассмотреть. Зеленый фарфор с огромной красной когтистой лапой.

— Зеленый фарфор с красной когтистой лапой? — повторила Бесс. — Вот странно.

— Почему?

— Потому что это точь-в-точь ваза с витрины гончарной лавки Дика Милтона, — ответила Бесс. — У Дика там тоже выставлена зеленая ваза, и на ней изображен черный китайский дракон с красными когтистыми лапами!

Дик Милтон был двоюродным братом Бесс. В Ривер-Хайтсе на Бедфорд-стрит у него была маленькая гончарная мастерская с магазинчиком при ней, где он продавал свои изделия. Кроме того, этот молодой человек вел курсы по обучению гончарному делу, на которых занималась Бесс.

— Ваза — просто загляденье! — продолжала Бесс. — Это не работа Дика; по-моему, ее кто-то ему одолжил.

Бесс еще долго распространялась о достоинствах вазы с энтузиазмом неофитки, только что посвященной в тайны изготовления всевозможных изделий из глины.

— Тебе следует записаться на наши курсы, — добавила она. — Это ужасно интересно.

Нэнси слушала подругу не слишком внимательно. Она постоянно возвращалась мыслями к тому человеку на дороге. Что он делал в таком безлюдном месте в столь поздний час? Он явно не хотел, чтобы его увидели. Внезапно вырулив из-за поворота дороги, она застала его врасплох. И почему он так странно повел себя, когда она подняла вазу? Не та ли это случайно ваза, которую Дик Милтон выставил в витрине своего магазина?..

— Ой, Нэнси, ты же не слушаешь! — с упреком воскликнула Бесс.

— Прости, Бесс, — извинилась она. — Я думала о том человеке и о том, как подозрительно он себя вел.

— Знаю я, что это означает, — заявила Бесс. — Тебе не терпится раскрыть новое таинственное преступление!

Нэнси, дочь известного адвоката по уголовным делам, прославилась как талантливый детектив-любитель. К ней частенько обращались за помощью люди, попавшие в беду.

Пока Нэнси вела машину по улицам Ривер-Хайтса, дождь прекратился, и в просветах между тучами замерцали звезды. Когда она свернула на Бедфорд-стрит, Бесс удивленно воскликнула:

— Так мы же едем прямо к лавке Дика!

— Да, — кивнула Нэнси. — Мне хочется взглянуть на его витрину.

Вскоре она плавно остановила машину у уличного фонаря напротив магазина керамики. Обе девушки вышли и поспешили к зеркальному стеклу витрины.

Встревоженно нахмурясь, Нэнси всматривалась в глиняные блюда и чаши, расставленные на черном бархатном фоне. Вазы среди них не было. Нэнси подергала ручку двери — заперто.

— Вазу с драконом украли! — прошептала Бесс.

— Давай не будем делать поспешных выводов, — сказала Нэнси, пытаясь умерить свои собственные опасения. — Может, Дик куда-нибудь убрал вазу на ночь. Я позвоню ему, чтобы выяснить, так ли это.

Они быстро дошли до аптеки на углу улицы.

Нэнси вошла в будку телефона-автомата и набрала номер Дика.

— Алло? — отозвался в трубке сонный голос.

— Это Дик Милтон? — спросила Нэнси. — Говорит Нэнси Дру. Простите, что я так поздно звоню, но дело срочное.

— Что случилось? — взволнованно спросил Дик.

— Дело касается вазы с драконом в витрине вашего магазина, — ответила Нэнси. — Сейчас ее там нет. Это вы ее убрали?

— Вазу с драконом? Нет! — Голос Дика Мил-тона задрожал. — Она была там, когда я закрывал магазин. Вы говорите, сейчас ее там нет? Это ужасно!

— Я вызову полицию, — предложила Нэнси.

— Скажите им, — проговорил Дик, задыхаясь от волнения, — что ваза мне не принадлежит… и что она стоит тысячи долларов!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:18 | Сообщение # 3
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ДВОЙНАЯ КРАЖА

Дик обещал приехать немедленно. Он появился как раз в тот момент, когда у края тротуара остановилась патрульная машина и из нее вышли двое полицейских. Кивнув девушкам и полицейским, Милтон отпер дверь магазина и, войдя внутрь, включил свет.

— Вы говорите, у вас украдена ваза? — уточнил полицейский по фамилии Мерфи.

— Какая именно? — спросил его напарник.

— Китайская, — удрученно ответил Дик. — Уникальная ваза эпохи Мин; ей, может, уже несколько сотен лет.

— Вот это да! — воскликнул Мерфи. — Давайте посмотрим, как вор забрался в магазин. Ясно, что не через парадную дверь…

— Значит, надо проверить заднюю часть дома, — подхватил второй полицейский.

Оба полицейских поспешно направились в глубь помещения. Дик, Нэнси и Бесс последовали за ними.

— Посмотрите! — воскликнул Мерфи, показывая на открытое окно в задней комнате.

На подоконнике были видны царапины, оставленные воровской фомкой.

— Ни к чему не прикасайтесь! — предупредил полицейский Райлли Дика, который потянулся было закрыть окно. — Мы проверим, нет ли отпечатков пальцев.

Проворно раскрыв чемоданчик с набором предметов, необходимых для следствия, он посыпал порошком подоконник и стоявший рядом стул, к которому мог притронуться вор, влезая в дом. Но отпечатки пальцев найти не удалось.

— Вор, похоже, был в перчатках, — шепнула Нэнси Дику.

— Наверняка он оставил следы снаружи, — заметил Мерфи.

Нэнси поспешно вышла через черный ход во двор вслед за полицейскими, которые осветили своими фонариками землю под окном. Большие овальные следы ясно говорили о том, что вор чем-то обмотал ноги, чтобы не оставить отпечатков ботинок.

— Что вы предполагаете, мисс Дру? — спросил Мерфи.

— Вор сунул ноги в ботинках в какие-то мешки и перевязал их.

— Я думаю, ваше предположение верно. Вдруг их встревожил крик Дика, вернувшегося-в магазин. Они вбежали внутрь.

— Что случилось? — спросила Нэнси.

— Зеленый нефритовый слоник! — в отчаянии проговорил Дик. — Он тоже пропал!

— О Боже! — воскликнула Бесс. — Он ведь тоже не твой?

— Ну да, — простонал Дик. — Эта вещь также принадлежит мистеру Суну. Как я теперь с ним расплачусь?

— А кто такой этот мистер Сун? — спросил Райлли.

— Удалившийся от дел коммерсант, китаец; он одолжил мне вазу и слоника, — объяснил Дик. — Дела у меня в лавке шли неважно, вот мистер Сун и дал мне на время эти вещицы в надежде на то, что, выставленные в витрине, они привлекут покупателей.

— Они привлекли не только покупателей, — заметил Мерфи. — И никакой информации о воре…

— Кажется, у меня есть информация, — подала голос Нэнси.

Она рассказала полицейским о подозрительном типе и зеленой вазе с большой красной когтистой лапой, виденных ею возле Охотничьего моста.

— Похоже, это наш вор, — кивнул Мерфи. — Пошли, Райлли. Попробуем его поймать. Спасибо за важные сведения, мисс Дру.

После того как полицейские ушли, Бесс спросила у Дика, когда он собирается сказать мистеру Суну о пропаже.

— Это, Бесс, самое трудное, — с тяжелым вздохом ответил он. — После всего, что мистер Сун для меня сделал!

С обреченным видом он медленно подошел к телефону и набрал номер. В наступившей тишине все трое ждали, чтобы кто-нибудь снял трубку на другом конце провода.

— Наверное, мистера Суна нет дома, или же он спит, — сказал Дик. — Я первым делом позвоню ему завтра утром. Время позднее, — добавил он. — Вам, девушки, пора по домам.

— Если полицейские не поймают вора, — сказала Нэнси, когда Дик запирал свою гончарную лавку, — я с удовольствием помогла бы вам разгадать эту загадку. Я загляну к вам завтра.

Следующим утром, когда Нэнси спустилась к завтраку, загадка украденной вазы занимала все ее мысли. Ханна Груин, пожилая домоправительница семейства Дру, заметила, что Нэнси поглощена какой-то идеей, как только принесла ей из кухни завтрак на подносе. Миссис Груин поставила еду на стол перед Нэнси, но та как будто ее и не видела. Она сидела, словно погруженная в транс.

— Нэнси, проснись! — со смехом окликнула ее экономка.

— О, Ханна, — Нэнси улыбнулась. — Я просто задумалась о драконах. — И она принялась рассказывать о приключениях вчерашнего вечера.

— Странная история! — заметила миссис Груин. — И все же, пожалуйста, дорогая, поешь!

Мать Нэнси умерла много лет назад, и домоправительница вела хозяйство в доме Дру уже так давно, что ее считали членом семьи. Миссис Груин гордилась достижениями юной сыщицы, но всегда ужасно беспокоилась за Нэнси, когда та расследовала очередное дело.

Нэнси быстро поела и встала из-за стола.

— Я должна сейчас же ехать к Дику Милтону, — объявила она.

По дороге Нэнси положила в банк деньги, вырученные на распродаже. В магазине гончарных изделий она застала молодого хозяина в немного лучшем настроении, чем вчера ночью.

— Сегодня утром я первым делом сказал о краже мистеру Суну, — поведал он. — Тот воспринял все это очень спокойно. Правда, страховка, к сожалению, только частично покрывает убытки; да и разве могут деньги заменить такие уникальные предметы искусства… Я должен каким-то образом возместить ему ущерб в той части, которая не компенсируется страховкой.

— Из полиции новостей нет? — спросила Нэнси.

— На след вора напасть не удалось, — ответил Дик. — По-моему, хорошо бы вам принять участие в расследовании. Но сперва не окажете ли вы мне, Нэнси, одну услугу?

— Конечно.

— Я попрошу вас отвезти мистеру Суну вот эту драгоценность. Я объяснил ему, кто вы.

Нэнси осмотрела нефритовую подвеску цвета морской волны, которую Дик держал на ладони.

— Прелесть, — сказала Нэнси. — Можно подержать?

Дик положил подвеску ей в руку.

— Это последняя вещь мистера Суна, остававшаяся у меня в лавке, — объяснил он. — Я не хочу, чтобы и ее украли!

— О, я с радостью отвезу ее мистеру Суну. Говорят, дом у него как музей, — ответила Нэнси. — И мне будет так интересно познакомиться с мистером Суном и послушать, что он мне расскажет о вазе и слонике! Тогда, если мне случится увидеть его драгоценные сокровища, я сумею их узнать.

Дик положил нефритовую подвеску в устланную ватой белую коробочку, обернул ее и вручил Нэнси. Через десять минут девушка уже прибыла по адресу, который ей дал Дик, и припарковала машину перед красивым домом в колониальном стиле.

Подойдя по дорожке к крыльцу, она подняла медный дверной молоток и постучала. Дверь открыл слуга-китаец, низкорослый, с непроницаемым лицом, одетый в черную куртку из шерсти альпака.[1] Он молча смотрел на Нэнси:

— Мистер Сун дома? — спросила она.

Слуга с легким поклоном отступил, пропуская ее.

Нэнси подождала в просторной прихожей, пока он запрет дверь, после чего он провел ее в кабинет и жестом пригласил сесть.

Нэнси села на диван и повернулась, чтобы поблагодарить слугу, но тот уже молча удалился. Ее взор скользнул по стенам кабинета.

Первым делом внимание девушки привлек висящий над камином квадратный гобелен. Нэнси встала и подошла поближе, чтобы лучше его рассмотреть. Гобелен был великолепной выделки и изображал красно-черного китайского дракона на светло-зеленом фоне.

— Вам нравится? — прозвучал вдруг негромкий голос за ее спиной.

Нэнси вздрогнула и обернулась. В дверях стоял невысокий китаец в очках, с добрым лицом и узкой редкой бородкой. На нем был богато расшитый парчовый китайский халат и китайские домашние туфли с красивой вышивкой. Глаза у него поблескивали. Мягко шаркая туфлями, он вошел в кабинет.

— Надеюсь, я вас не напугал?

— Всего на одно мгновение, — с улыбкой ответила Нэнси. — Вы мистер Сун?

— Да.

— А я Нэнси Дру, приятельница Дика Мил-то на.

— Ну как же, как же, знаменитое семейство Дру! Я слышал о вас и о вашем отце. Садитесь, пожалуйста.

Передав ему сверток, Нэнси заговорила о вчерашнем ограблении. Она рассказала мистеру Суну о странном человеке на дороге. Мистер Сун с особым интересом выслушал ее сообщение о когтистой лапе дракона, нарисованной на вазе.

— На том гобелене, который вам так понравился, — сказал он, показывая на стену, — выткан точно такой же рисунок, как и на вазе. — Он встал и подошел к камину. — Дракон, которого вы здесь видите, был императорской эмблемой. У него лапы с пятью когтями. Только императору, его сыновьям и китайским князьям первого и второго ранга разрешалось иметь в качестве эмблемы драконов с лапами о пяти когтях. Князья низшего ранга должны были довольствоваться драконами с лапами о четырех когтях.

— Как интересно! — тихо проговорила Нэнси.

— А вы не заметили, сколько когтей было у лапы на вазе? — спросил Сун, устремив на Нэнси пристальный доброжелательный взгляд.

— Нет, не заметила, — призналась Нэнси. — Мне пора идти, — сказала она, вставая. — Я сообщу вам, если что-нибудь узнаю.

Сун кивнул и улыбнулся.

— Было очень мило с вашей стороны прийти ко мне, — произнес он мягким, мелодичным голосом. — Я много наслышан о ваших детективных способностях и весьма польщен, что такая очаровательная и умелая сыщица изъявляет желание помочь мне получить обратно украденную вазу. — Помолчав, он добавил: — Может быть, вы сможете помочь мне, мисс Дру, и еще в одном деле — вы и ваш отец.

— А что это за дело, мистер Сун? Я с удовольствием сделаю для вас все, что смогу, но если это юридическая проблема, папа сумеет разрешить ее лучше, чем я.

Мистер Сун поколебался.

— По правде сказать, я сам пока точно не знаю, какого рода эта проблема, хотя юридические аспекты у нее есть. Пожалуй, я загляну к мистеру Дру и расскажу ему о ней. — Глаза у него блеснули. — На том условии, разумеется, что он перескажет эту историю вам.

— Такое условие мне по душе! — рассмеялась Нэнси.

Мистер Сун позвонил в китайский колокольчик, и тотчас же в комнату бесшумно вошел слуга.

— Чин вас проводит, — приветливо сказал пожилой китаец. — До свидания.

Нэнси вернулась в лавку Дика и рассказала ему о своем визите.

— Мистер Сун славный человек, — заключила она.

— Да, очень славный, — ответил Дик, задумчиво поглаживая подбородок. — Вот почему я хочу по возможности скорей возместить ему убыток. Хотя, наверное, я долго еще буду его должником, — уныло добавил он. — Ваза и слоник стоят огромных денег.

— Я постараюсь отыскать их, — решительно сказала Нэнси.

— Но если вы их не найдете, я все равно расплачусь с мистером Суном, — заявил Дик. — Я должен это сделать! И, уверен, я смог бы это сделать, если бы только… — Он с такой силой ударил кулаком по прилавку, что на нем, звякнув, подпрыгнули керамические блюдечки. — Если бы только я сумел найти покосившуюся трубу!

— Покосившуюся трубу? — с недоумением переспросила Нэнси. — А что это такое?

— Хотел бы я это знать! — проговорил Дик, нахмурив брови. — Это ключ к месторождению ценной глины. Покосившаяся труба может оказаться и обычным дымоходом, и фабричной трубой, а может вообще существовать только в чьем-то воображении. Я узнал о ней совершенно случайно. Однажды я говорил по телефону из автомата и случайно услышал обрывки разговора человека, звонившего из соседней будки. Я не обращал на его разговор внимания, пока до моего слуха не донеслись слова «редкая фарфоровая глина», «Мейсонвилл» и «покосившаяся труба». Я постарался побыстрее закруглить свой разговор, чтобы расспросить этого человека про глину, но когда повесил трубку, он уже исчез. — Дик вздохнул. — Я искал покосившуюся трубу в те немногие свободные часы, которые мог урвать от работы в мастерской и лавке, но все трубы, что попадались мне на глаза, были прямы, как флагштоки!

Нэнси рассмеялась, потом снова стала серьезной.

— Фарфоровая глина — это главный ингредиент, необходимый для изготовления тонкого фарфора, верно, Дик?

— Это лучшая глина на свете! — ответил он. — Да если бы я нашел поблизости полезное месторождение фарфоровой глины, я смог бы купить его по дешевке и делать тончайший фарфор вроде старинного китайского! Вот тогда я расплатился бы с мистером Суном!

При мысли об этом у Дика загорелись глаза и разгладилась морщинка между бровями. Видя произошедшую в нем перемену, Нэнси решила сделать все, что в ее силах, чтобы найти для него это месторождение.

— Может, я смогу помочь вам отыскать ту глину, Дик, — сказала она. — Во всяком случае, я попытаюсь.

Он удивленно уставился на нее, а потом его рот расплылся в широкой улыбке.

— Правда? — воскликнул он. — Как это здорово с вашей стороны!

— Если тот человек говорил правду, — рассуждала Нэнси, — труба должна находиться где-нибудь в Мейсонвилле или его окрестностях.

— Если бы она оказалась там! — В глазах Дика появилось мечтательное выражение. — Я расширил бы мастерскую, установил новые печи для об-, жига, и дело бы у меня процветало. Я уже вижу вывеску — «Дик Милтон, инкорпорейтед; тонкая керамика». — Он смущенно улыбнулся. — Простите меня, пожалуйста, за эти глупые грезы наяву. Но, знаете, так хочется, чтобы жена и дочка гордились мною…

— У вас малышка? Вот прелесть! — с улыбкой сказала Нэнси. — Сколько ей?

Преисполненный отцовской гордости, Дик, сияя, объявил:

— Ее зовут Сьюзен, и ей год и три месяца. Мне бы хотелось, чтобы вы на нее как-нибудь посмотрели и заодно познакомились с Конни, моей женой.

— Буду очень рада. Но сейчас, прежде чем отправиться в Мейсонвилл на поиски покосившейся трубы и фарфоровой глины, я хотела бы побольше узнать о том, как вы изготовляете керамику.

Дик повел Нэнси в мастерскую, расположенную в задней части лавки, где вор взломал окно.

Посреди комнаты стояли две длинные скамьи, тесно уставленные формами для гипса, незаконченными изделиями из глины, всевозможными сосудами и банками; там же находился и гончарный круг. В углу громоздились большие круглые горшки. Дик объяснил, что они наполнены обычной сырой глиной, которую он подготовил для занятий с обучающимися у него на курсах.

— Но из фарфоровой глины можно делать гораздо более тонкую керамику, — заметил он.

— А что это за черные ящики, такие огромные? — спросила Нэнси, показывая на три прямоугольных, похожих на сейфы шкафа, которые стояли на скамьях поодаль.

— О, это мои электрические печи для обжига, — улыбнулся Дик. — Я как раз обжигаю вазу. Хотите посмотреть?

Он подвел Нэнси к одной из печей. Через маленький глазок она увидела ярко-красный свет. Внутри находился какой-то небольшой предмет, имеющий форму пирамиды, а за ним стояла ваза высотой примерно в семь дюймов.

— Это стадия бисквита, — пояснил Дик. — Когда тот маленький конус, который стоит перед вазой, начнет клониться набок, я буду знать, что бисквит готов, и выключу печь. После того как ваза полностью остынет, я покрою ее слоем глазури и обожгу еще раз. И тогда ее можно будет выставлять для продажи.

Нэнси и Дик вернулись в переднюю часть дома, где помещался магазин, и она поблагодарила его за поучительный и интересный рассказ.

— Бесс уговаривает меня тоже поступить на ваши курсы, — заметила Нэнси. — Может, я так и сделаю — после того как найду покосившуюся трубу!

В этот момент в магазин вошла покупательница, и Нэнси попрощалась с Диком.

— Держите меня в курсе последних новостей! — крикнул Дик ей вслед.

Нэнси села в машину и отправилась в путь. Пока автомобиль катил по дороге в Мейсонвилл, она пыталась найти какую-нибудь связь между покосившейся трубой и залежью глины. А что если человек, которого нечаянно подслушал Дик, говорил о двух разных вещах? Может быть, между ними нет ничего общего!

«Возможно, это сумасбродная затея, — подумала Нэнси, — но попытаться все-таки стоит».

Почти не отдавая себе в этом отчета, она съехала на проселочную дорогу, по которой они с Бесс возвращались накануне вечером из Мейсонвилла. Не доезжая Охотничьего моста, она сбавила скорость и остановилась у обочины дороги.

«Осмотрю-ка я местность, — решила она. — Как знать, может, и найду какую-нибудь улику, которая наведет меня на след вора». Соскользнув по сиденью к правой дверце, она сошла на мягкую землю обочины. Земля все еще была чуть влажной после дождя. Многочисленные глубокие следы ботинок разного размера указывали на то, что полиция производила тут расследование.

Нэнси немного прошла в глубь подлеска, тщательно осматривая все кругом в надежде найти что-нибудь такое, что могло ускользнуть от внимания полицейских. Когда она нырнула под куст, крупная капля скатилась с листвы прямо ей за шиворот. Нэнси зябко передернула плечами.

Вдруг ей послышался слабый шорох. За зарослями низкого кустарника она заметила движение: это раскачивались длинные ветви большого колючего куста, как будто мгновение назад их кто-то задел.

С участившимся дыханием Нэнси осмотрела влажную почву за качнувшимся кустом. На мягкой земле четко отпечатались мужские следы!

Неужели она вот-вот столкнется лицом к лицу с похитителем вазы?..
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:18 | Сообщение # 4
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПОТАЙНАЯ ДВЕРЦА

Нэнси прошла еще несколько шагов, затем остановилась и прислушалась. Ведь если вор углубляется в лес, рассудила она, можно будет услышать звук его шагов. Но единственным звуком, долетевшим из зловеще притихшей чащи, был неожиданный крик дрозда.

«Мне следует быть осторожней, — подумала Нэнси. — Глупо пытаться выслеживать вора в одиночку. Но если я не пойду по его следу, возможно, будет утрачен важный ключ к раскрытию преступления…»

Ее размышления прервал визг тормозов и скрип шин.

У Нэнси упало сердце. В голове у нее молнией пронеслась мысль, от которой ее бросило в дрожь. А вдруг это приехал кто-то, у кого назначена здесь встреча с человеком, спрятавшимся в лесу?!

«Я могу оказаться в ловушке! — мысленно упрекнула она себя. — Надо же быть такой идиоткой, чтобы самой залезть в западню!»

Она поспешила обратно к дороге, стараясь остаться незамеченной новоприбывшим. Но, увидев подъехавший автомобиль, Нэнси вздохнула с облегчением. В нем сидели Бесс и еще одна девушка, носившая мальчишечье имя Джорджи Фейн.

— Привет! — радостно окликнула подругу Джорджи. — Что за мысль отправиться выслеживать вора без нас?

Джорджи, как и Бесс, принимала участие во многих увлекательных приключениях Нэнси. Спортивная, прямолинейная и грубоватая, она была прямой противоположностью своей двоюродной сестре Бесс, мягкой и робкой тихоне.

Не ответив своей темноволосой приятельнице, Нэнси знаком показала обеим девушкам, чтобы они быстро вылезали из машины и шли за ней.

— По-моему, я напала на след вора, укравшего вазу, — шепотом пояснила она, направляясь в глубь леса.

Бесс заперла машину и поспешила за подругами. Следы на мягкой земле были отчетливо видны, но футах в пятидесяти дальше они терялись в густом подлеске. Человек, оставивший их, как сквозь землю провалился.

— Вот те на! — разочарованно промолвила Нэнси.

— А чего ты ожидала? — усмехнулась Джорджи. — Что он станет тебя дожидаться?

— Я точно не знаю, тот ли это человек, который украл вазу, — сказала Нэнси, неохотно поворачивая обратно, — но одно я знаю наверняка. Он не очень высокого роста.

— Как ты догадалась? — спросила Бесс.

— У него маленький отпечаток ноги и короткий шаг. Кроме того, он носит ботинки с толстой подошвой, — ответила Нэнси.

— Черт возьми! — воскликнула Джорджи (это было одним из ее излюбленных выражений). — Ты меня поражаешь!

— Объясни мне про ботинки, — попросила Бесс.

— Эти следы глубже, чем обычные, а к тому же вот фабричная марка, — Нэнси показала на четкий отпечаток каблука. — Вчера я случайно прочла в газете объявление, рекламирующее этот фасон обуви с внутренним каблуком и толстой стелькой.

— Нэнси, что ты задумала? — спросила Джорджи. — Бесс рассказала мне про пропажу вазы и слоника. Ты из-за этого приехала сюда?

— Не совсем. Я ехала в Мейсонвилл искать покосившуюся трубу.

— Что, что? — изумилась Джорджи.

Нэнси рассказала девушкам все, что ей было известно про месторождение фарфоровой глины, ориентиром для розыска которого, возможно, служит покосившаяся труба в Мейсонвилле.

— А мы как раз туда едем, — обрадовалась Бесс. — В этот чудесный магазин одежды рядом с гостиницей. Что если нам потом встретиться и вместе поесть?

— Отлично, — ответила Нэнси. — Встретимся в час у гостиницы.

Бесс и Джорджи быстро влезли в машину и поехали следом за Нэнси. На окраине Мейсонвилла Нэнси притормозила и на прощание помахала подружкам рукой, а сама отправилась на поиски покосившейся трубы.

Она принялась медленно колесить по городу, объезжая его постепенно сужающимися кругами и напряженно высматривая своими зоркими глазами трубу, которая бы покосилась набок, согнулась, искривилась или как-нибудь еще отклонилась от вертикальной оси. Через полчаса ей стало казаться, что никогда в жизни не видела она такого множества дымовых труб.

И вдруг она ее увидела. Трубу, которая явно наклонилась на несколько градусов!

— Повезло! — с восторгом сказала она себе.

Труба эта была на втором от угла доме в однообразном ряду старомодных жилых домов из красного кирпича. От своих соседей он отличался только покосившейся трубой. Окна примыкавшего к нему углового дома были забиты досками.

Нэнси остановила автомобиль у края тротуара перед домом с покосившейся трубой. Поднявшись по скрипучим ступенькам крыльца, она прочла в ближайшем окне объявление: «Сдаются комнаты». Нэнси нажала на кнопку звонка.

Минуту спустя дверь приоткрыла пожилая седал женщина, вытиравшая руки о фартук. Она поправила очки на носу и вопросительно посмотрела на Нэнси. Юная сыщица улыбнулась и, чуточку стесняясь, проговорила:

— Я понимаю, это звучит немного глупо, но я искала покосившуюся трубу, и ваша — первая, которую я нашла. Мне сказали, что такая труба, возможно, как-то связана с фарфоровой глиной.

— С фарфоровой глиной? — медленно переспросила женщина. — Что вы имеете в виду? — Лицо ее выражало недоумение.

— Пожалуй, мне следует представиться, — сказала Нэнси. — Меня зовут Нэнси Дру…

— Нэнси Дру? — удивленно перебила женщина. — Из Ривер-Хайтса? — Нэнси кивнула. — Ваша домоправительница — миссис Груин?

Теперь пришла очередь Нэнси удивляться.

— Да. А вы знаете Ханну?

— Еще бы! — посмеиваясь, сказала пожилая дама. — Я помогала матери Ханны ухаживать за ней, когда она была маленькой. — Она шире открыла дверь и отступила назад. — Заходите и присаживайтесь. Меня зовут миссис Уэнделл.

— О, Ханна рассказывала мне о вас, — улыбнулась Нэнси. — Я давно хотела с вами познакомиться.

Нэнси прошла в аккуратно прибранную старомодную гостиную и села. Миссис Уэнделл, сняв на ходу фартук, уселась в кресло-качалку.

— Как поживает Ханна? Я давно ее не видела.

— О, превосходно, — вежливо ответила Нэнси и снова завела разговор о фарфоровой глине.

Миссис Уэнделл задумалась на мгновение и затем сказала:

— Я уже несколько лет живу в этом доме, Нэнси, и никогда не видела месторождения фарфоровой глины где бы то ни было в здешних краях и ничего об этом не слышала. Хотя постойте-ка, — добавила она, покачиваясь в кресле, — у меня есть кое-что, что, может быть, вам поможет. На чердаке у меня стоит старый сундук — он принадлежал еще мистеру Питерсену, который продал мне этот дом. Теперь его уже нет в живых. В сундуке лежат кое-какие старые бумаги и географические карты. Я давно собиралась просмотреть их, да все руки не доходят. Старею, наверное. Любопытство притупилось. Нэнси рассмеялась.

— Сдается мне, — продолжала миссис Уэнделл, — что если наша покосившаяся труба имеет какое-то отношение к фарфоровой глине, которую вы ищете, об этом, возможно, упоминается в тех бумагах.

Нэнси слушала со все возрастающим интересом.

— Мне бы хотелось взглянуть на них, — сказала она миссис Уэнделл.

— Хорошо, — согласилась та. — Я принесу ключи.

Она сходила за ключами на кухню, и они медленно поднялись по узкой крутой лестнице на третий этаж. Миссис Уэнделл тихонько постучала в дверь комнаты.

— Я уверена, что мистера Маннинга нет дома. Мистер Маннинг снимает у меня эту комнату, — пояснила она. — Он почти никогда не бывает здесь днем.

Ответа на стук не последовало, и она вставила ключ в замок. Как раз в этот момент зазвонил дверной звонок.

— Похоже, каждый раз, когда я поднимаюсь наверх, в дверь кто-нибудь звонит, — вздохнула миссис Уэнделл. — Заходите в комнату. Сундук стоит в чулане.

Нэнси вошла в небольшую комнату с одним-единственным окном. Ее простая обстановка состояла из железной кровати, комода и пары стульев с прямыми спинками. Дверь чулана находилась за умывальником, стоявшим на деревянном столике под зеркалом. Нэнси подошла к двери и открыла ее.

— Ох! — У нее перехватило дыхание.

Через проем на месте одной из панелей задней стены чулана входил человек!

С быстротой молнии он отпрянул назад. Панель задвинулась, закрывая проем, и со щелчком встала на место.

— Миссис Уэнделл! Идите сюда! — во весь голос крикнула Нэнси.

Она быстро сдвинула в сторону пару костюмов, висевших на вешалке, и попыталась открыть потайную дверь. Панель не поддавалась. Нэнси осмотрела узкие щели в задней стене чулана, обозначавшие контуры потайной дверцы. В полутемном чулане они легко могли остаться незамеченными. Затем она повернулась к перепуганной хозяйке дома, прибежавшей на ее зов.

— Только что через потайную дверь в задней стене этого чулана выскользнул человек! — выпалила Нэнси.

— Боже праведный! — изумленно воскликнула миссис Уэнделл. Ее начала бить нервная дрожь. — Никогда ничего подобного не слыхивала!

Нэнси бросилась к окну и, высунувшись, посмотрела, не выходит ли кто-нибудь из соседнего пустующего дома. Никого не заметив, она сбежала вниз и выглянула на улицу. Незваный гость не появлялся.

— Наверное, он прячется за панелью. — Нэнси поделилась этими соображениями с миссис Уэнделл. — Может, взломаем ее?

— Если вы считаете нужным… — неуверенно протянула пожилая женщина. — В подвале есть топор.

Нэнси разыскала топор и вернулась на чердак.

— Отойдите в сторонку, миссис Уэнделл, — предупредила она, занося над головой топор.

Несколько раз девушка сплеча рубанула по панели с секретом. Панель дрогнула. Еще удар — и часть стены упала назад, в пустое пространство.

Нэнси шагнула в узкий проход. Секунду поколебавшись, миссис Уэнделл последовала за ней. Они очутились в чердачной комнате углового дома. Комната была пуста. Человек, ушедший через потайную дверь, исчез.

Нэнси подошла к двери. Она была заперта, но заперта изнутри: в замочной скважине торчал ключ. Значит, вор ушел не через дверь.

Она заглянула в чулан — тут миссис Уэнделл прямо обмерла от страха, — но никто не скрывался в его пустом, затянутом паутиной пространстве.

Озадаченно соображая, куда же мог подеваться тот человек, Нэнси заметила, что единственное, очень грязное, окно в комнате полуоткрыто. Распахнув его настежь, она выглянула наружу — и как раз вовремя, чтобы увидеть на краю высокого забора, окружающего задний двор, руку человека, только что перемахнувшего через забор, но еще не спрыгнувшего вниз; рука тотчас же исчезла.

Гнаться за ним, как поняла Нэнси, было бессмысленно. Слишком уж он ее опередил.

— Надо бы позвонить в полицию, — посоветовала она.

— Боже мой! — вздохнула миссис Уэнделл. — Вот уж никогда не думала, что мне придется иметь дело с полицией.

— Интересно, как же он спустился вниз? — размышляла Нэнси.

Еще немного высунувшись из окна, она нашла очевидный ответ на свой вопрос. В каком-нибудь футе от окна проходила водосточная труба, оплетенная толстой виноградной лозой. Спуститься на землю, цепляясь за эту лозу, было совсем нетрудно.

Миссис Уэнделл громко чихнула. Эхо от ее чиха прокатилось по всему затхлому чердаку.

— Фу, какая пыль! — сказала она. — Нэнси, как вы думаете, что все это значит?

— Не нравится мне это…

Обведя взглядом комнату, Нэнси увидела на полу несколько свертков. Они были обернуты газетами и перевязаны бечевкой. Девушка наклонилась над одним из них и тщательно его осмотрела. Газета была на китайском языке!

Быстро развязав бечевку, Нэнси развернула сверток. В нем оказалась прекрасная китайская фарфоровая ваза с изображением цветущего лотоса!

Она развязала второй узел, потом третий. В них тоже были изящные восточные вазы.

Миссис Уэнделл изумленно уставилась на эти чудесные изделия.

— Господи Боже! — воскликнула она. — Вазы-то откуда взялись?

У Нэнси была одна догадка на этот счет, но она решила пока не говорить о своих подозрениях.

— Не беспокойтесь, — сказала Нэнси. — Все будет в порядке.

Миссис Уэнделл спустилась вниз. Подождав минуту-другую, пока уйдет один из ее жильцов, она позвонила в полицейское управление.

Тем временем Нэнси развернула оставшиеся свертки. В каждом было по красивой восточной вазе. Она надеялась найти среди этих вещей вазу эпохи Мин и нефритового слоника, принадлежащих мистеру Суну, но, к ее разочарованию, их тут не оказалось.

Девушку заинтриговали китайские газеты. Тщательно расправив одну из них, она оторвала клочок и сунула к себе в сумочку.

Прибыли двое мейсонвиллских полицейских, и миссис Уэнделл тотчас же поведала им, каким умелым детективом выказала себя Нэнси. Нэнси улыбнулась и объяснила, что произошло.

— Как выглядел тот малый? — спросил один из полицейских, Маккан.

Нэнси ответила, что, к сожалению, недостаточно хорошо разглядела человека, забравшегося в дом, чтобы опознать его: он входил через потайную дверь, низко опустив голову.

— Похоже, вы обнаружили кое-что существенное, мисс Дру, — заметил полицейский Маккан, поднимая с пола вазу с цветками лотоса. — Эта вещь соответствует описанию вазы, похищенной на прошлой неделе из мейсонвиллского музея. Что вам известно, мэм, о всех этих вазах? — спросил он, поворачиваясь к хозяйке.

Миссис Уэнделл очень разволновалась, но Нэнси, стараясь ободрить, обняла ее за плечи, и пожилая женщина, запинаясь, сказала:

— Мне ничего о них не известно.

— Кто живет в этой комнате? — спросил полицейский, возвращаясь через проем в комнату на чердаке.

Миссис Уэнделл рассказала, что полгода назад сдала комнату некоему Джону Маннингу. Он просил его не беспокоить, так как, по его словам, он писал книгу и не хотел, чтобы его отвлекали от напряженной работы. Эта потайная дверь, сказала она, приводит ее в полное недоумение. Она уверена, что до того, как Маннинг снял комнату, ничего подобного тут не было.

— Наверное, Маннинг установил ее, когда ни вас, ни других жильцов не было дома, — предположил полицейский Маккан. — Каков — он из себя?

— Ну, роста он среднего, — задумчиво произнесла хозяйка, — черноволосый, довольно смуглый… Говорит культурно, вежливо, не как громила-взломщик. Сдается мне, он много путешествовал.

— Гм, — полицейский погрузился в раздумье, словно мысленно перебирая картотеку фотоснимков преступников.

— Да, и еще у него пронзительные черные глаза, — быстро добавила миссис Уэнделл.

Нэнси тотчас же вспомнила пронзительные черные глаза странного незнакомца, с которым они с Бесс повстречались накануне вечером. Она обвела взглядом пол комнаты и чулана.

— Миссис Уэнделл, — спросила она, — вы не замечали ничего необычного в ботинках мистера Маннинга? Не казались ли вам слишком толстыми их подошвы?

— Вроде бы нет, — ответила та несколько удивленно.

Нэнси рассказала полицейскому о необычных следах, обнаруженных ею возле Охотничьего моста. Он согласился, что следы, вполне возможно, оставил вор и что этим вором, опять же не исключено, является человек, известный как Джон Маннинг.

Пока они разговаривали втроем, другой полицейский обшаривал чердаки обоих домов в надежде найти что-нибудь еще. Так ничего и не обнаружив, он отобрал несколько личных вещей Маннинга на предмет снятия с них отпечатков пальцев для сравнения с отпечатками пальцев на вазах. Наконец полицейские собрали фарфор и направились к лестнице.

— Если когда-нибудь захотите поступить на службу в полицию Мейсонвилла, только скажите! — улыбнулся Нэнси один из них.

— По правде сказать, я напала на след совершенно случайно, — скромно призналась Нэнси. — Я пришла сюда, разыскивая покосившуюся трубу, а нашла полный чердак краденого.

Полицейские недоверчиво переглянулись.

— Покосившуюся трубу? — переспросил Маккан. — И это вывело вас на грабителя?

— По-моему, это то, что называют женской интуицией, — вскинув голову, промолвил второй полицейский. — Мне бы хоть немного такого везения!

Когда оба полицейских в сопровождении миссис Уэнделл спустились вниз, Нэнси обвела взглядом комнату Маннинга. Она представляла собой неприглядное зрелище: ящики комода были выдвинуты, матрас перевернут, ковер скатан, содержимое сундука разбросано по полу, с картин содраны картонные задники. Костюмы Маннинга тоже подверглись осмотру: у них вывернули карманы и прощупали подкладку.

«А не могли ли полицейские что-нибудь упустить?» — раздумывала Нэнси, внимательно оглядывая комнату. Спору нет, найдено много краденых вещей, но ведь не обнаружено ни единого предмета, который мог бы дать ключ к установлению личности вора…

— Пол! — вдруг вполголоса воскликнула Нэнси. — Полицейские не обследовали половицы!

Встав на колени, юная сыщица принялась внимательно рассматривать неровно обструганные доски. Может, под какой-нибудь половицей Маннинг устроил тайник? Но все доски были накрепко прибиты крупными гвоздями с широкими шляпками, какими пользовались плотники лет шестьдесят назад.

— Ничего нет, — вздохнула Нэнси, вставая.

«Штора!» — мелькнуло у нее в голове. Ей вдруг ясно представилось, как она дернет за шнурок — и тут же из скатанной в тугой рулон шторы посыпятся письма и другие бумаги. Нэнси подошла к окну и потянула за веревочку: штора наполовину опустилась, но, к сожалению, оттуда ничего не упало.

Однако кое-что Нэнси все-таки обнаружила. На фоне освещенного яркими солнечными лучами полотнища обозначились какие-то смутно различимые прямоугольники. С забившимся от возбуждения сердцем Нэнси сняла штору с медных креплений и положила ее на кровать.

«Вот это находка!» — подумала она, радуясь и удивляясь.

К наружной стороне шторы были прикреплены клейкой лентой четыре страницы, вырванные из какого-то журнала по искусству. На них были цветные фотографии редких старинных китайских ваз. А чуть выше к шторе были приклеены два листа желтой бумаги с перечнем музеев и частных домов, где находятся эти вазы!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:19 | Сообщение # 5
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
СЛЕПЯЩАЯ ВСПЫШКА

— Вот и убедительное доказательство того, что вор — Маннинг, — сказала Нэнси самой себе. — Я отвезу эти бумаги в полицию»

Не удивительно, что полицейские не заметили листков, так хитроумно спрятанных в шторе. Она развернула штору до конца и обнаружила еще несколько приклеенных к ней бумажек. На каждой имелась надпись, сделанная по-китайски черной тушью. Каждый иероглиф был четко выведен специальной кисточкой.

«Интересно, что здесь написано, — подумала Нэнси. — Наверняка эти надписи имеют какое-то отношение к вазам».

Тут она взглянула на часы. До встречи с Бесс и Джорджи осталось всего полчаса — а она даже не ознакомилась с содержимым старого сундука, которое, возможно, поможет раскрыть тайну месторождения фарфоровой глины!

Нэнси осторожно открепила бумажки, приклеенные к шторе, и положила их в сумочку. Когда она вешала штору обратно, возвратилась миссис Уэнделл. Она сказала, что полиция установит наблюдение за домом, но что, по мнению полицейских, маловероятно, чтобы Маннинг вернулся.

— А я позвала плотника, — сообщила миссис Уэнделл. — Он сейчас придет и заколотит досками этот проход в соседний дом.

Нэнси рассказала хозяйке дома о своей новой находке и принялась просматривать содержимое сундука. Среди старой одежды в беспорядке лежало множество писем. Нэнси пробежала глазами пожелтевшие от времени листки; по большей части это были личные письма, поэтому она заглядывала в них лишь для того, чтобы убедиться, что там нет упоминаний о фарфоровой глине.

— Миссис Уэнделл, — спросила она, — не говорил ли что-нибудь об этом сундуке мистер Маннинг?

— Да, говорил, — удивленно подтвердила та. — Он все уверял меня, что сундук ему не мешает, и настаивал, чтобы я оставила его у него в комнате. А почему вы спросили?

— Я думаю, он, может, и поселился у вас с той целью, чтобы что-то разыскать в нем — что-то, принадлежавшее мистеру Петерсену.

— О Боже! — воскликнула миссис Уэнделл. — С каждой минутой эта история становится все более запутанной!

— Ни о чем больше не тревожьтесь. — Нэнси погладила хозяйку по руке. — Выбросьте все это из головы.

Простившись, Нэнси поспешила к машине. На самой большой скорости, какую только могла себе позволить, она погнала к мейсонвиллской гостинице, чтобы не опоздать на встречу с Бесс и Джорджи. Но все равно она приехала на несколько минут позже.

— Надеюсь, Неда Никерсона ты не заставляешь вот так тебя дожидаться? — насмешливо спросила Джорджи, когда Нэнси припарковала машину.

При мысли о Неде, студенте эмерсоновского колледжа, Нэнси покраснела. Ей нравилось его общество, и она часто бывала с ним на танцах и вечеринках.

— Я никак не могла добраться раньше, — ответила Нэнси. — Вот послушайте, что я вам расскажу про потайную дверцу!

За ленчем Нэнси рассказала подругам обо всем, что с ней произошло. У Бесс округлились глаза от изумления, а Джорджи раз десять воскликнула «черт возьми!».

Покончив с едой, Нэнси показала девушкам фотографии ваз, а потом перерисовала в свою записную книжку китайские иероглифы.

— Нам пора ехать, — сказала Бесс. — Я обещала быть дома к четырем.

— Вот черт! — с досадой воскликнула Джорджи. — То платье, что я себе купила, будет готово только через час. — Она объяснила, что отдала его чуточку переделать.

— А я, Нэнси, купила два платья, — похвасталась Бесс. — Они такая прелесть!

Нэнси иронически улыбнулась, а затем, сделав вид, что завидует, вздохнула:

— А я пойду сегодня на день рождения к Хе-лин Таунсенд в старом розовом платье. Знаете что, ты, Бесс, поезжай домой, а я подожду Джорджи. Мне надо заглянуть с этими листочками в полицейское управление.

Бесс это предложение устроило, и она тотчас же укатила. В Ривер-Хайте она поехала другой дорогой, более длинной, но не такой безлюдной, как та, на которой они выслеживали предполагаемого вора.

Час спустя отправились домой и Нэнси с Джорджи, но они поехали кратчайшей дорогой. Когда на подъезде к Охотничьему мосту дорога начала петлять, Нэнси притормозила.

— По-твоему, это Маннинга вы видели здесь вчера? — спросила Джорджи; подавшись вперед, она напряженно вглядывалась в дорогу перед собой, словно ожидая, что в любую минуту на них набросится злоумышленник.

— Или Маннинга, или его дружка, — ответила Нэнси. — Вазы мистера Суна на том чердаке не оказалось.

— Но в конце концов она бы туда попала, если бы ты не нарушила планы Маннинга, — возразила Джорджи. — Интересно, где сейчас ваза мистера Суна?

Нэнси открыла рот, чтобы ответить, но вдруг обеих девушек ослепила вспышка яркого света. Нэнси вскинула левую руку и прикрыла глаза. Свет тотчас же погас — так же внезапно, как вспыхнул.

— Что это было? — спросила Джорджи. Нэнси остановила машину и вышла.

— Не знаю, — сказала она. — Но собираюсь пойти и выяснить.

— Только вместе со мной! — заявила Джорджи.

Девушка направилась в редкий лесочек, откуда сверкнула вспышка. Через несколько минут они наткнулись на пустую машину. Это был двухместный автомобиль темно-бордового цвета с сильно помятым правым задним бампером.

Наружное зеркало машины сбилось — возможно, от тряской езды по лесу. Нэнси машинально поправила зеркало, и в глаза ей ударил тот же режущий свет, который ослепил ее в машине. Значит, на дороге им попал в глаза солнечный луч, отраженный этим зеркалом!

— Странное выбрано местечко, чтобы поставить машину, — заметила Джорджи.

— Может быть, тут место встречи Маннинга и его друзей, — предположила Нэнси. Она обошла машину кругом и записала в свою книжечку ее номер.

Как бы в подтверждение ее гипотезы до слуха Нэнси и Джорджи донеслись из глубины леса приглушенные мужские голоса. Девушки направились туда, откуда они слышались.

По мере того как голоса становились отчетливей, подруги продвигались вперед все осторожней, стараясь ступать совершенно бесшумно. И вот девушки увидели двоих мужчин. Они стояли спиной к ним и, похоже, нагнувшись, рассматривали что-то, стоящее на поваленном дереве. Так как Нэнси и Джорджи не могли разобрать, о чем те разговаривают, они стали подкрадываться еще ближе.

Нэнси, чье внимание было сосредоточено на двух мужчинах, не заметила сухой ветки у себя под ногами и наступила на нее. Ветка громко хрустнула. Девушки услышали испуганный возглас и глухой звон, как если бы что-то упало и разбилось. Мужчины без оглядки бросились в чащу и исчезли из виду.

— Джорджи, я посмотрю, что они там уронили, — шепнула Нэнси и побежала со всех ног к поваленному стволу.

— Я сейчас вернусь! — бросила в ответ Джорджи, устремляясь вслед за убегающими мужчинами. Рассчитывая, что они направятся к своей машине, Джорджи помчалась наперерез им через густой подлесок. Должна же она рассмотреть их!

Возле поваленного ствола Нэнси нашла скомканную газету, на которой лежали осколки небольшой восточной вазы. Нэнси присмотрелась к газетному тексту. Это были китайские иероглифы!

Склонившись над своей находкой, она принялась складывать к себе в сумку газетные листы и осколки. Ведь это может стать важной уликой. Но не успела она подобрать последний осколок, как в лесу раздался пронзительный крик, от которого у нее кровь застыла в жилах.

Это кричала Джорджи!

Нэнси сломя голову бросилась в сторону машины — именно оттуда донесся крик. Полная худших опасений, она стремглав неслась через заросли куманики, цеплявшейся ей за платье. Наконец она увидела бордовый автомобиль, стоявший на прежнем месте.

Джорджи здесь не было!

Когда Нэнси в нерешительности остановилась под деревом с низко нависшими ветвями, кто-то внезапно кинулся на нее. Она почувствовала сильную боль и без чувств упала на землю.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:19 | Сообщение # 6
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
КИТАЙСКАЯ ГОЛОВОЛОМКА

Через несколько минут Нэнси очнулась и встала на ноги. Голова у нее сильно болела, но она сразу все вспомнила.

Ее первая мысль была о Джорджи. Где она? Ее нигде не было видно. Бордовый двухместный автомобиль исчез, и Нэнси со страхом подумала, что ее подругу, возможно, похитили. Но уже мгновение спустя она решительно отбросила эту ужасную мысль.

«Вероятней всего, что Джорджи тоже оглушили», — размышляла она.

Подобрав свою сумочку, валявшуюся на земле, она стала громко звать Джорджи. К огромному облегчению Нэнси, Джорджи откликнулась на ее зов.

— Я здесь! У меня завязаны глаза! И руки мне связали!

Нэнси пошла на звук ее голоса. Джорджи стояла спиной к дереву с завязанными сзади руками. Ее запястья были туго перетянуты пояском от платья, и она терлась ими о кору дерева. Нэнси быстро развязала ей руки и сняла у нее с глаз повязку. С Джорджи, как оказалось, произошло примерно то же, что и с Нэнси.

— Все случилось так быстро! — выпалила она и глубоко вздохнула, переводя дух. — Мне показалось, что я их упустила. Когда же я повернула обратно, чтобы возвратиться к тебе, один из них выпрыгнул из кустов и завязал мне моим шарфиком глаза. Я вскрикнула и попыталась сорвать повязку, но второй мужчина связал мне руки и велел молчать!

— Ты кого-нибудь из них рассмотрела? — спросила Нэнси.

— Не настолько, чтобы опознать…

Нэнси первая двинулась из леса к дороге. Разочарованные и огорченные, но со счастливым сознанием, что они остались целы и невредимы, девушки сели в машину Нэнси и поехали домой.

Неожиданно Джорджи улыбнулась, стряхнув с себя уныние.

— Эти малые — порядочные тупицы, — заметила она. — Ведь ты записала номер их автомобиля.

— Они оставили и кое-какие другие улики, — добавила Нэнси и рассказала об осколках вазы, по-прежнему лежавших у нее в сумочке. — Возможно, один из этих мужчин — Маннинг.

Некоторое время спустя Нэнси остановила машину перед домом Джорджи, и ее подружка вышла.

— Увидимся вечером на дне рождения Хелин, — сказала она, прощаясь.

— Непременно. Ни за что не пропущу такое событие!

Нэнси поехала в управление регистрации автомобилей узнать, если можно, имя владельца бордовой двухместной машины. Начальник управления знал Нэнси и, выслушав ее рассказ, тут же запросил по телефону нужные сведения в центральном управлении штата.

— Вы поспели как раз вовремя, — сказал он в паузе телефонного разговора. — Мы сейчас закрываемся.

Выяснилось, что номерной знак был выдан некоему Полу Скотту из Мейсонвилла и что не позже как сегодня владелец заявил о краже своего автомобиля!

— Наверняка эти люди намеревались спрятать машину в лесу, чтобы потом перекрасить ее и заменить номер, — сказала Нэнси. — Можно я позвоню в полицию?

— Конечно. Можете позвонить отсюда.

Переговорив с шефом полиции Макгиннисом, Нэнси отправилась в магазин Дика Милтона и рассказала Дику про покосившуюся трубу в Мейсонвилле. Дик был разочарован тем, что по этому ориентиру не удалось обнаружить залежь фарфоровой глины. Затем Нэнси простилась с ним и направилась к офису, где работал мистер Дру. Она обещала отцу, что заедет за ним в шесть часов.

Ей повезло: когда она подъезжала к зданию, где помещалась юридическая контора Карсона Дру, от края тротуара отъехал автомобиль, и она осторожно поставила свою машину на освободившееся место. Не успела она вылезти, как заметила выходящего из здания невысокого китайца с редкой узкой бородкой и в массивных очках.

— Мистер Сун! — окликнула его девушка. Китаец улыбнулся и подошел к ней.

— Как раз с вами я и хотела повидаться! — радостно воскликнула она. — Вы можете уделить мне минутку?

Мистер Сун кивнул. В серой фетровой шляпе и синем в тонкую полоску костюме он выглядел очень элегантно. В руке у него была красивая трость из ротанга.[2] Нэнси открыла перед ним дверцу, и он сел рядом с ней.

— Хотите, я отвезу вас домой? — спросила она.

— Это было бы весьма любезно с вашей стороны. Я должен поторапливаться, чтобы не опоздать к назначенной встрече.

По дороге Нэнси рассказала Суну о своих сегодняшних приключениях. На восточном лице ее собеседника выразилось изумление. Он не знал, кто такой Джон Маннинг, но умолял Нэнси быть предельно осторожной в дальнейших расследованиях.

Остановив машину перед домом Суна, Нэнси открыла сумочку и вынула смятый газетный лист с осколками фарфоровой вазы. Но сначала она показала Суну скопированные ею иероглифы.

— Надеюсь, вам они не покажутся такими загадочными, как мне, — заметила она.

— В них нет ничего загадочного, — ответил Сун и, поочередно показывая на каждый из иероглифов, перевел первый ряд значков: — «Сделано в Мастерской Глубокого Покоя».

Нэнси озадаченно уставилась на него, но он уже перешел ко второй группе иероглифов.

— «Сделано для Палаты Благоуханной Добродетели», — перевел он и, заметив недоумение на лице Нэнси, улыбнулся. — Каждое сочетание иероглифов представляет собой что-то вроде китайского знака качества, — пояснил он. — Это как личное клеймо, которое американские изготовители иногда ставят на своих изделиях.

— Я понимаю, что вы хотите сказать, — перебила Нэнси. — Я видела такие значки на золотых и серебряных украшениях.

Ее собеседник утвердительно кивнул и продолжал:

— Китайцы много веков пользуются подобными символами для удостоверения подлинности вещи и тонкости работы. Такие подписи применялись еще столетия назад, в эпохи великих династий Сун, Мин и Цин.

— Как интересно! — воскликнула Нэнси. Мистер Сун снова принялся разглядывать иероглифы.

— Эти метки очень древние и знаменитые, — сказал он. — Они относятся к эпохе династии Мин и хорошо известны всем знатокам фарфора.

— О! — воскликнула Нэнси. — Я узнала больше, чем надеялась! — Вдруг брови ее сдвинулись. — Но зачем понадобились Маннингу копии этих меток? — взволнованно спросила она. — И почему он так тщательно их скрывал?

Мистер Сун мягко пожал плечами и улыбнулся.

— Этого я не знаю, — только и сказал он. Нэнси показала ему китайскую газету, которую она подобрала на чердаке дома в Мейсонвилле.

Сун сказал, что это ежедневная газета, выпускаемая на китайском языке в Нью-Йорке.

— Может быть, этот Маннинг имеет там сообщников-китайцев, — предположил он.

Затем Нэнси развернула смятый газетный лист с осколками разбитой вазы. Газета, как убедилась Нэнси, была такая же, что и та, с чердака.

Мистер Сун с интересом рассматривал осколки, но они были такие мелкие, что он мог сказать лишь одно: ваза была сделана из прекрасной глины. Он вопросительно посмотрел на Нэнси, словно ожидая, не сообщит ли она какую-нибудь дополнительную информацию. Но девушка со вздохом покачала головой.

— Это все улики, какие у меня есть, — пока что! — ответила она.

Сун вышел из машины и с чувством пожал Нэнси руку.

— Вы превосходно себя показали, мисс Дру, — тепло сказал он. — Я уверен, что с помощью вашего прославленного семейства мои недостойные вашего внимания проблемы будут вскоре решены.

Китаец с легким поклоном повернулся и направился по дорожке к входной двери. Нэнси озадаченно глядела ему вслед. «Интересно, что он хотел этим сказать?» — спрашивала она себя.

Затем Нэнси вернулась к зданию, где находилась контора отца. Когда она пыталась втиснуть автомобиль на стоянку у тротуара, знакомый голос произнес:

— Не возражаешь, если я отвезу тебя домой? Нэнси быстро оглянулась.

— Папа! — воскликнула она.

Когда отец сел в машину, она чмокнула его в щеку. Карсон Дру был рослым красивым мужчиной средних лет с такими же, как у дочери, живыми синими глазами. И так же как у Нэнси, в его глазах вспыхивали лукавые огоньки, когда что-нибудь казалось ему смешным.

У Нэнси были теплые и дружеские отношения с отцом. Как бы ни был мистер Дру занят своими собственными уголовными расследованиями, он всегда находил время обсудить с Нэнси случаи, которые расследовала она.

Вот и сейчас, по дороге домой, адвокат и его очаровательная дочь беседовали о ее последних приключениях. Сворачивая на подъездную аллею < их дому, Нэнси вдруг вспомнила слова, сказанные мистером Суном на прощание. Она повторила их отцу и спросила у него, не знает ли он, что они значат.

— Конечно, знаю. Мистер Сун сегодня был у меня. Он хочет, чтобы мы с тобой начали расследование.

— Расследование?

— Да, расследование. Эта история — настоящая китайская головоломка, и началась она пять тет тому назад!

Он вышел из машины, и Нэнси поспешила за ним.

— Пап, не томи меня! — взмолилась она. — Что это за история?

— Дома расскажу, — пообещал он, поднимаясь по ступенькам крыльца. — Это, история о пропавших Энях!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:19 | Сообщение # 7
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ВАЗЫ

— Что такое пропавшие Эни? — спросила Нэнси, когда они с отцом удобно уселись в его кабинете. — Драгоценные камни?

— Холодно, холодно, — рассмеялся мистер ДРУ-Эни — китайские друзья мистера Суна, Энь Мой и его дочь Энь Лей. Как тебе известно, у китайцев сначала идет фамилия, а потом имя. Карсон Дру на мгновение замолчал.

— Рассказывай же, папа! — нетерпеливо попросила Нэнси.

— Пять лет тому назад Энь Мой написал Суну из Китая. В этом письме он сообщал своему другу, что они с дочерью отправляются в поездку по Соединенным Штатам и надеются посетить его. По словам мистера Суна, Энь Мой — известный г Китае мастер по изготовлению фарфора. Целью его поездки было изучение американских методов производства фарфора и фаянса.

— А Энь Лей тоже занимается фарфором? — поинтересовалась Нэнси.

— Нет. — Отец покачал головой. — Во всяком случае, на момент отъезда Эней из Китая не занималась. Ей было тогда всего двенадцать лет. Значит, теперь ей около семнадцати.

— А когда они исчезли? — с возрастающим интересом спросила Нэнси: ведь речь шла почти о ее ровеснице.

— Сейчас скажу. Энь Мой еще не раз писал Суну, — продолжал мистер Дру. — Он описывал поездки, которые они совершили, знакомясь с постановкой дела на керамических заводах в нескольких городах Соединенных Штатов. Все ближе и ближе к Ривер-Хайтсу были города, откуда приходили к Суну письма от Энь Моя, и наконец Сун получил письмо, в котором его друг сообщал, что они с дочерью посетят его на будущей неделе.

Адвокат замолчал.

— И что — они не приехали? — опросила Нэнси.

— Нет. Это было четыре с половиной года назад. С тех пор мистер Сун не получал от Эней никаких весточек!

— Может, произошло что-нибудь такое, что лишило их возможности написать?

— Вот это мистер Сун и хотел бы выяснить. Сегодня он пришел ко мне в контору, потому что ему прислал письмо один родственник из Китая. Раньше Сун думал, что Эни вернулись на Восток, так и не заехав к нему; его лишь несколько удивляло, что письма, которые он посылал им в Китай, оставались без ответа.

— Очень странно, — сказала Нэнси.

— Но из письма, которое он получил сегодня, — продолжал мистер Дру, — он узнал, что Эни так и не возвратились в Китай, а иммиграционные власти Соединенных Штатов не могут объяснить, в чем дело.

— Значит, Эни, по всей вероятности, до сих пор находятся здесь, в Штатах, — рассудила Нэнси.

— Похоже на то, — согласился с ней отец. — Мистер Сун опасается, что его друзья стали жертвами… ну, скажем, злого умысла.

— Как ты думаешь, что могло с ними случиться? — нахмурилась Нэнси.

— Пока что у меня нет никаких версий, — ответил мистер Дру. — Но нередко бывает, что иностранцы сами хотят, чтобы власти Соединенных Штатов потеряли их из виду. Причины могут быть разные — шпионаж, контрабанда…

— Но не может же этим заниматься друг мистера Суна! — возмутилась Нэнси. Ее отец сухо улыбнулся.

— Ты, наверное, права, но это не приближает нас к разгадке.

Нэнси пытливо посмотрела на отца и спросила, чем она может помочь ему в расследовании этого дела.

— Я подключу тебя, как только найду хоть какие-то подходы к разгадке, — сказал мистер Дру ласковой улыбкой.

— Спасибо, папочка. — Нэнси взглянула на часы и вскочила с места. — Боже мой, я должна бежать, а то опоздаю на день рождения к Хелин!

Она бросилась наверх одеваться. Через несколько минут Нэнси уже сбежала вниз, послала воздушный поцелуй отцу и помахала на прощание рукой миссис Груин.

— Погоди-ка минуту, — остановила ее Ханна. — Я за тебя беспокоюсь, Нэнси. Будет уже поздно, когда ты станешь возвращаться от Таунсендов, и мне не нравится, что ты отправишься домой одна.

— Сейчас я все улажу, — объявил мистер Дру. — Ханна, я отвезу мою дочь и ее подружек к Хелин, а вечером заеду за ними.

Через двадцать минут Карсон Дру высадил Бесс, Джорджи и Нэнси у дома Хелин на другом [конце города. Мистер Таунсенд встретил девушек шутливым приветствием:

— Рад, что вы наконец добрались. Я уж начал думать, что мне придется съесть четыре куска именинного пирога!

— Насколько я знаю Нэнси, она, вероятно, выслеживала какого-нибудь злоумышленника, — улыбнулась Хелин.

— Верно, верно, — рассмеялась Нэнси. — Это новый способ поздравлять с днем рождения.

Хелин отнесла пальто и сумки подруг наверх, в свою комнату.

Через несколько минут миссис Таунсенд позвала всех в столовую. Нэнси последовала было за другими, но тут ей бросилась в глаза изящная ваза, стоявшая на письменном столе у окна. Осторожно взяв вазу в руки, она стала рассматривать рисунок на фарфоре.

Выполненный в мягких коричневатых тонах, рисунок изображал персиковое дерево на берегу сверкающего синего озера; под деревом сидел старик китаец в богатом парчовом халате, а рядом стоял благородный олень.

Нэнси перевернула вазу и стала рассматривать дно. Маленькими черными мазками кисточки для письма на нем было выведено несколько китайских иероглифов. Кажется, это был тот же самый ряд значков, что и на одном из листков, обнаруженных и скопированных ею в комнате Маннинга!

Взбежав наверх, Нэнси схватила свою сумочку, бросилась обратно в гостиную, села за письменный стол, взяла листок бумаги, сняла с подставки изысканного чернильного прибора ручку и быстро перерисовала значки. Затем просушила чернила лежавшей на столе промокашкой и сунула листок к себе в сумочку.

Она совсем уже собралась пройти в столовую, когда ее внимание привлекли два странных значка, хитроумно вплетенные в узор листвы персикового дерева. Нэнси удивленно уставилась на крохотные, едва заметные иероглифы. Чем дольше она смотрела на них, тем больше росло ее недоумение. Но не успела она перерисовать эти значки, как в комнату вошла миссис Таунсенд.

— Нэнси, идем! — позвала она.

— Простите, что задержалась, — извинилась Нэнси. — Эта ваза…

— Нравится? — спросила мать Хелин.

— Очень! — ответила Нэнси. — Это одна из самых красивых ваз, какие я только видела.

— Это ваза эпохи Мин. Муж подарил мне ее на годовщину свадьбы, — пояснила миссис Таунсенд и увела Нэнси в столовую.

За едой юная сыщица не переставала думать о том, что она только что обнаружила. После того как был подан и съеден именинный пирог, Хелин принялась развертывать полученные подарки, упакованные в яркие, нарядные свертки. Процедура эта сопровождалась восторженными ахами и охами. Кроме нескольких вышитых салфеток, именинница получила премиленькую статуэтку, собственноручно изготовленную Бесс на занятиях в керамической мастерской Дика Милтона.

— О, какая прелесть! — воскликнула Хелин. — Большущее спасибо, Бесс.

Взрывом хохота было встречено появление из свертка, преподнесенного Джорджи, бейсбольной перчатки. Но ведь Хелин еще несколько месяцев назад сказала, что хотела бы получить такую перчатку, а никто до сих пор не догадывался подарить ее ей!

Самым большим сюрпризом вечера стал подарок Нэнси. Она заранее договорилась с миссис Таунсенд, что его внесут последним. Это был свернувшийся в комочек на подушке в розовой корзиночке пушистый белый котенок.

— Нэнси, дорогая! — восторгалась Хелин. — Ты вспомнила, что я мечтала о котеночке!

Девушки сгрудились вокруг корзинки, восхищаясь котенком. А когда стрелки часов приблизились к половине одиннадцатого, гостьи сказали, что им пора собираться.

Нэнси, Бесс и Джорджи поднялись наверх за своими пальто. Спустившись с пальто вниз, Нэнси подошла к столу, чтобы взять свою сумочку, и остановилась в растерянности. Сумочка исчезла!

Когда спустились миссис Таунсенд и остальные, Нэнси спросила у них, не видели ли они ее сумочку. Но никто ничего не знал.

— Куда же она могла подеваться? — удивленно вопросила миссис Таунсенд, включаясь в поиски.

Вдруг Нэнси заметила, что окно у стола приоткрыто. А не мог ли кто-нибудь влезть в окно и стащить сумочку?

— У вас есть фонарик? — спросила она.

Мистер Таунсенд дал ей фонарик, и Нэнси, выбежав через парадную дверь, обогнула дом. Остальные последовали за ней. На клумбе под приоткрытым окном отчетливо виднелись следы!

В это мгновение ее окликнула миссис Таунсенд:

— Нэнси, это не твоя сумка? Нэнси обернулась. Мать Хелин держала в руках знакомую синюю сумочку.

— Да, моя, — обрадовалась Нэнси. — Спасибо. Где вы ее нашли?

— Она лежала вот здесь, в траве, — ответила миссис Таунсенд.

— О, надеюсь, оттуда ничего не пропало, — забеспокоилась Хелин.

Нэнси открыла сумочку, почти уверенная, что она пуста. Но на первый взгляд ей показалось, что исчезли только деньги; затем девушка поняла — исчез также листок, на который она перерисовала китайские иероглифы с вазы.

Вдруг в голове Нэнси пронеслась тревожная мысль. Ни слова не говоря, она стрелой бросилась в дом. Худшие ее подозрения подтвердились. Уникальная ваза Таунсендов исчезла!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:20 | Сообщение # 8
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
В ПОИСКАХ КЛЮЧА К РАЗГАДКЕ

Нэнси в смятении уставилась на пустое место на столе. Затем она помчалась на кухню, зажгла свет на заднем дворе и выскочила наружу. Двор был пуст.

К этому моменту подоспели родители Хелин и девушки.

— Нэнси, что еще стряслось? — спросил мистер Таунсенд.

Рассказывая о похищенной вазе, Нэнси неожиданно ощутила укор совести. Ведь ©ели бы похититель не увидел, как она копирует иероглифы со дна вазы, он, может быть, никогда бы ее не украл! Но почему ему было так важно похитить бумажку со скопированными ею значками?..

Вдруг девушке почудилось, что она знает почему. Она бегом вернулась к клумбе под окном, твердо уверенная, что увидит те же самые характерные отпечатки ног, которые она заметила возле Охотничьего моста, — отпечатки, принадлежавшие, по ее убеждению, Маннингу. Но тут Нэнси ждало разочарование. Следы на клумбе были короткие и широкие.

Когда она рассказала Бесс и Джорджи о своей неподтвердившейся гипотезе, Джорджи предположила, что здесь орудовал какой-нибудь дружек Маннинга.

— Наверное, это один из тех, кого мы видели в лесу, — добавила она.

— И ему велено следить за тобой, Нэнси, — испуганно проговорила Бесс.

— Что за черт! — воскликнула Джорджи. — Этого нам еще не хватало!

Остальные девушки вполголоса выразили свое согласие. Таунсенды попросили изложить им обстоятельства дела, которое Нэнси пыталась распутать. Нэнси поведала им то, что считала нужным. Затем мистер Таунсенд вызвал по телефону полицию. Прибыли двое полицейских, произвели обычный осмотр в доме и снаружи и расспросили Нэнси.

После их ухода Нэнси вдруг осенила одна мысль. Она подошла к столу и взяла с него промокашку, которой промокала чернила на листке со скопированными ею китайскими иероглифами. Так и есть: иероглифы отчетливо обозначились на ней в перевернутом виде!

«Возьму-ка я ее домой и сравню эти значки с теми, что я перерисовала раньше», — решила она.

Положив промокашку в сумочку, Нэнси вернулась в гостиную и обратилась к мистеру Таун-сенду:

— Где вы купили эту вазу?

— Постойте-ка, одну минутку… — ответил он и полез во внутренний карман пиджака. — По-моему, тут у меня в бумажнике должно быть название этого магазина. Да, вот оно. Магазин «Восточные сувениры Сен-юня», Мэдисон-авеню, Нью-Йорк.

Нэнси постаралась запомнить это название.

Вскоре приехал мистер Дру, чтобы развезти подружек по домам. Узнав о краже и о предполагаемой слежке за Нэнси, он порадовался, что вызвался отвезти девушек на вечеринку и заехать за ними. Нэнси, Бесс и Джорджи поблагодарили хозяев за приятно проведенный вечер и уехали.

Вернувшись домой, Нэнси с отцом присели на несколько минут в гостиной, чтобы обсудить странный поворот событий. Нэнси вынула из сумочки промокашку и показала ее отцу. Затем она сходила в свою комнату за зеркальцем и листком бумаги с китайскими иероглифами, обнаруженными в жилище Маннинга. Поднеся к промокашке зеркальце, она с первого взгляда убедилась в том, что отпечатавшиеся на ней значки аналогичны одной из китайских надписей на листке — той, что означала: «Сделано для Палаты Благоуханной Добродетели».

Это новое открытие вызвало у Нэнси прилив энтузиазма. Но ей по-прежнему было невдомек, зачем вору понадобилось похищать скопированные ею значки.

Утром Нэнси позвонила Таунсендам, чтобы еще раз поблагодарить за чудесный вечер и узнать, нет ли каких-нибудь новых сведений о грабителе.

— Абсолютно никаких, — ответила Хелин. — Послушай, Нэнси, может быть, ты поможешь нам найти этого вора?

— Если что-нибудь узнаю, обязательно сообщу, — пообещала Нэнси и повесила трубку.

Поскольку на тот момент у нее не было никаких идей, как выследить вора, Нэнси решила пока сосредоточить все внимание на поиске залежи фарфоровой глины. Она отправилась в городскую публичную библиотеку полистать книги по геологии здешних мест. Но, просмотрев несколько толстых томов и карт, Нэнси так ничего и не нашла.

Она со вздохом закрыла книгу и поставила ее обратно на полку. Мисс Картер, библиотекарша, заметила, что Нэнси чем-то разочарована.

— Вы не нашли того, что искали? — любезно поинтересовалась она.

Нэнси покачала головой и рассказала библиотекарше о направлении своих поисков.

— Почему бы вам не спросить у Майлза Монро? — посоветовала мисс Картер. — Это удалившийся от дел профессор геологии. Уж если кто-нибудь и знает про месторождение глины, так это он. Я вам дам его адрес.

— Спасибо, — с улыбкой поблагодарила Нэнси. — Я сейчас же поеду к нему.

Вскоре Нэнси уже нажимала на кнопку звонка под табличкой с именем Майлза Монро. Мгновение спустя в двери открылся глазок, и на Нэнси изучающе уставился глаз хозяина.

— Если вы что-нибудь продаете, — прогудел голос за дверью, — то мне ничего не нужно! Нэнси с трудом сдержала смех.

— Я ничего не продаю. Я пришла посоветоваться с вами об одной геологической проблеме! Глаз еще некоторое время рассматривал ее, затем дверь распахнулась. На пороге стоял высокий, чуть сутуловатый мужчина, оглядывавший Нэнси с головы до пят. У него были резкие черты лица, острый, пытливый взор и копна непослушных рыжих волос.

— О геологической проблеме! — фыркнул он. — Слишком вы хорошенькая для таких серьезных материй. Ладно, входите.

Следуя за профессором в гостиную, Нэнси заметила, что он прихрамывает.

— Садитесь! — пригласил он. Усевшись напротив девушки и сверля ее взглядом, мистер Монро осведомился: — Ну-с, юная леди, что привело вас ко мне?

Представившись, Нэнси рассказала о своих поисках месторождения фарфоровой глины. Но Монро покачал головой: на территории штата он не знал ни одного такого месторождения.

— Я слышала, — продолжала Нэнси, — что оно каким-то образом связано с покосившейся трубой.

— В первый раз слышу, — насмешливо пробасил Майлз Монро, — чтобы трубу использовали для поиска отложений каолина!

— Каолина? — переспросила Нэнси.

— Так геологи называют тонкую белую глину, которая применяется для производства фарфора и фаянса. Это название происходит от китайского слова «Каолин» — это гора в Китае, из недр которой впервые стали добывать фарфоровую глину.

Нэнси жадно впитывала новые познания, а Майлз Монро тем временем продолжал:

— Каолин образуется в результате выветривания гранита и других скальных пород. Затем глинозем вымывается из кварца и смешивается с полевым шпатом, песчаником и прочими компонентами, образуя фарфоровую глину. — Он криво улыбнулся. — Пожалуй, вам не помешает знать это, раз уж вы ищете месторождение каолина.

— Конечно, — согласилась Нэнси. — Но я надеялась, что вы сможете рассказать мне о разработке фарфоровой глины в этой местности. Предположительно она находится поблизости от Мейсонвилла.

Профессор Монро задумчиво потер нос.

— Земли вокруг Мейсонвилла я знаю не слишком хорошо, — ответил он. — Мне пришлось отказаться от полевых исследований, после того как шесть лет тому назад я упал и повредил ногу. Вот тогда я и ушел в отставку. А раньше я жил в Филадельфии.

— Ну что ж, простите за беспокойство, — сказала Нэнси, вставая.

— Эй, погодите минутку! — воскликнул вдруг Майлз Монро. — Меня интересовал один участок в этих краях, и я все время собирался его обследовать. Это лесистая местность в нескольких милях от Ривер-Хайтса, если ехать в сторону Мейсонвилла. — И он рассказал ей, как добраться туда. — Мне говорили, там есть заброшенная со времен Гражданской войны железорудная шахта и плавильня. Может, это у нее покосившаяся труба? Если найдете разработку фарфоровой глины, мне хотелось бы узнать об этом.

Нэнси поблагодарила профессора за полученную информацию. Она была рада получить хоть какую-то зацепку.

Профессор Монро проводил ее до двери, и она, сев в машину, поехала к дому Джорджи.

Ее подруга косила лужайку перед домом. Бесс подрезала живую изгородь.

Нэнси посигналила им. Девушки оглянулись и подбежали к машине.

— Я ненадолго отправляюсь за город. Только что получила новые сведения о покосившейся трубе, — сообщила им Нэнси. — Хотите со мной?

— Какая разница, куда ехать, лишь бы было весело! — дурашливо воскликнула Джорджи и плюхнулась на сиденье рядом с Нэнси.

— Ладно. Я пойду, Джорджи, скажу твоей матери, что мы уезжаем.

Через минуту Бесс вернулась и села в машину. Нэнси повела автомобиль в сторону Охотничьего моста.

— О Господи! — воскликнула Бесс, когда они подъезжали к Охотничьему мосту. — Опять это жуткое местечко!

— Но на этот раз мы не будем останавливаться, — успокоила ее Нэнси, и Бесс вздохнула с облегчением.

За Охотничьим мостом они свернули вправо, на посыпанную гравием узкую проселочную дорогу. Отъехав миль на восемь от Ривер-Хайтса, Нэнси остановила машину под раскидистым деревом. Девушки вылезли и все втроем отправились через лес на поиски заброшенной шахты.

Около часа брели они, продираясь сквозь лесные заросли, спотыкаясь на каменистых выгонах, перелезая через старые трухлявые заборы и отбиваясь от комаров. Энтузиазм Бесс начал таять.

— Я устала, — стенала она. — Давайте вернемся! Наверняка профессор Монро сам не знал, о чем говорил.

Даже Джорджи и Нэнси спрашивали себя, существует ли старая шахта на самом деле.

— Ну, пройдем еще немножко, — уговаривала Нэнси.

— Мы скоро очутимся в соседнем штате, — пошутила Джорджи. — Но я готова идти хоть на край света!

Девушки устало потащились дальше, но вдруг впереди смутно обозначилась преграда. Это был высокий дощатый забор с натянутой поверху ржавой колючей проволокой. Подруги остановились и в изумлении уставились на него.

— Зачем понадобилось кому-то строить его в такой глуши? — удивилась Бесс.

Девушки внимательно обследовали забор. Он имел не менее десяти футов в высоту, и его доски были так плотно подогнаны, что между ними виднелись лишь узенькие щелочки. Нэнси попыталась было заглянуть через одну из них внутрь, но так и не смогла ничего рассмотреть.

— Черт! — воскликнула Джорджи. — Этот забор тянется футов на пятьсот!

— Пошли, — позвала подруг Нэнси. — Попробуем отыскать щель, сквозь которую можно разглядеть, что там внутри.

Девушки зашагали вдоль забора, ища глазами калитку или хотя бы щелку пошире.

— Вот и конец забора! — объявила Нэнси, которая шла первой.

Выглядело это и впрямь как конец забора, но на самом деле здесь кончалась лишь одна из его сторон. Дощатый барьер резко поворачивал под прямым углом и тянулся дальше на добрых две с половиной сотни футов.

Когда девушки добрались до середины второй стороны, зоркие глаза Нэнси заметили дырку от сучка в одной из досок забора.

— Наконец-то! — воскликнула она.

Нетерпеливо шагнув к забору, она закрыла один глаз и приникла другим к отверстию. Поначалу ей мало что удалось рассмотреть из-за поросли деревьев и кустарника, но затем, переведя взгляд, Нэнси увидела старую выщербленную кирпичную стену, идущую параллельно забору на небольшом расстоянии от него. Стена была футов восьми высотой и увенчивалась покатой крышей. Очевидно, она являлась частью какого-то здания. Но окон в стене — по крайней мере в поле зрения Нэнси — не было.

— Обнаружила что-нибудь? — нетерпеливо спросила Джорджи.

— Только старую… — Нэнси замолчала, заметив что-то, выступающее над крышей здания, и взволнованно воскликнула:

— Девочки, покосившаяся труба!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:20 | Сообщение # 9
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
МАНХЭТТЕНСКАЯ ЗАГАДКА

— Дай взглянуть! — возбужденно воскликнула Джорджи.

Нэнси оторвалась от дырки в заборе и уступила место своей черноволосой приятельнице.

— Может, это и есть заброшенная железорудная шахта и плавильня? — спросила Бесс.

— Из-за деревьев внутри толком ничего не разглядишь, — заметила Джорджи.

«Если это та самая покосившаяся труба, которую мы ищем, — подумала Нэнси, — залежь фарфоровой глины должна находиться где-то рядом. Возможно, за этим забором».

— Пошли, — предложила она, направляясь вдоль изгороди. — Должен же где-нибудь быть вход.

— Как бы не так! — ответила Джорджи, когда троица завернула за угол забора.

Здесь не было и намека на вход. На добрых пятьсот футов простиралась однообразно ровная дощатая стена. Когда девушки дошли до ее конца, забор опять повернул под прямым углом. На этот раз его сторона простиралась на двести пятьдесят футов.

— Ой, как же я устала, — простонала Бесс. — И проголодалась.

— Может быть, там внутри, — поддразнила ее Джорджи, — бейсбольный стадион с парком? Если так, то мы зайдем в буфет, где торгуют сосисками.

— Чтобы попасть внутрь, нам, кажется, понадобится вертолет, — усмехнулась Нэнси, внимательно рассматривая забор. — Эти доски, ничего не скажешь, на совесть подогнаны друг к другу.

Пока они обходили изгородь, она перебирала в уме некоторые вещи, которые ее озадачивали: почему над огороженным участком царит атмосфера секретности? Почему в заборе не видно дверей? Почему за изгородью не заметно никаких признаков деятельности?

— Раз уж мы не можем войти туда, — объявила Нэнси, — я попытаюсь заглянуть внутрь и посмотреть, не видно ли там глиняного карьера.

Подойдя к ближайшему дереву, она вскарабкалась по стволу до ближайшего сука и поудобней устроилась в развилке.

— Что-нибудь разглядела? — нетерпеливо спросила Джорджи.

— Отсюда мало что видно, — ответила Нэнси. — Слишком все заросло.

И тут ее внимание привлекла какая-то конструкция у самого верха покосившейся трубы. Это был орнамент из проржавевшего железа, прикрепленный к кирпичам.

— Как выглядит эта штука? — поинтересовалась Джорджи, когда Нэнси сообщила о своем открытии.

— Несколько пересекающихся прутьев, — ответила Нэнси. — Может, это герб бывшего владельца шахты?

Пока она слезала с дерева, Бесс отошла на некоторое расстояние, взобралась на холмик и крикнула:

— Отсюда хорошо видно!

Джорджи направилась туда — и вдруг Бесс издала душераздирающий вопль. Обе ее подруги сломя голову кинулись к ней. Когда они взбежали на холмик, Бесс вся дрожала от страха.

— Что случилось? — спросила Нэнси.

— О, Нэнси!.. — прошептала Бесс, показывая в сторону строения. — Я видела, как из этой трубы высунулась костлявая рука!

Нэнси и Джорджи впились взглядом в трубу. Никакой руки не было. Бесс рассказала, что на мгновение зажмурилась, чтобы не видеть жуткого зрелища, а когда снова открыла глаза, рука уже исчезла.

— По-моему, тебе померещилось, — насмешливо сказала Джорджи. — Когда человек устает, ему черт-те что может привидеться.

— Не настолько уж я устала, — возразила Бесс. — Я видела руку. Я уверена.

Охваченная ужасом, она бросилась через лес в сторону, где они оставили машину Нэнси. Подругам ничего не оставалось, как последовать за ней.

Нэнси включила зажигание, и вскоре они были уже далеко от этого зловещего места.

— Никогда больше туда не поеду! — заявила Бесс.

— Даже чтобы помочь твоему двоюродному брату Дику? — с улыбкой спросила Нэнси.

В конце концов Бесс уступила: может быть, она сумеет преодолеть страх — ведь ей правда хочется, чтобы Дик получил в свое распоряжение эту особую глину.

После того как она развезла подруг по домам, Нэнси решила заглянуть в магазин к Дику и рассказать ему о своем последнем открытии. За прилавком стоял школьник, который помогал молодому гончару после занятий.

— Чего бы вы хотели, мисс? — спросил он.

— Я бы хотела повидать мистера Милтона.

— Сейчас он занят у себя в мастерской, — ответил мальчик. — Но он скоро освободится. Вы подождете?

— Он мой приятель, — улыбнулась Нэнси. — Я пройду к нему в мастерскую.

В задней комнате Дик сидел за гончарным кругом, с головой углубившись в работу. Непослушные рыжие вихры падали ему на лоб. Он был так поглощен делом, что не заметил прихода гостьи.

Нэнси с интересом наблюдала, как Дик ловко прижимает ком глины к центру круга, потом пропускает глину между пальцев, так что она поднимается вверх спиральным столбиком, потом опять приминает ее. Затем молодой гончар снова сформовал столбик, подровнял его по центру и, погрузив большие пальцы во вращающуюся мягкую глину, быстро сделал из нее цилиндр.

Далее, вложив одну руку внутрь цилиндра, а другой обрабатывая его снаружи, Дик придал желаемую толщину глиняной стенке. Теперь цилиндр словно по волшебству начал превращаться на глазах у Нэнси в большой кувшин.

Дик щелкнул выключателем, и жужжащее колесо медленно остановилось. Он оглянулся, и лицо его выразило радостное удивление.

— Нэнси Дру! Как вы сюда попали?

— Очень просто. Ведь кувшин, который вы только что изготовили, — это лампа Аладдина. Вы потерли ее — и я появилась!

Дик рассмеялся, потом стал серьезным.

— Хорошо бы нам вызвать джинна и приказать ему найти ту разработку фарфоровой глины, — проговорил он с ноткой грусти.

— Может, джинн нам и не понадобится, — улыбнулась Нэнси.

— Что вы хотите этим сказать?

— Кажется, мы нашли ту покосившуюся трубу! — сияя, выпалила девушка.

— Правда? — Дик даже рот открыл от изумления.

— Пока еще не знаю наверняка. — Нэнси рассказала Дику об открытии, которое сделала вместе с подругами. — Скоро я туда вернусь и поищу как следует.

Мальчишеская улыбка надежды освещала лицо Дика, когда он провожал Нэнси до двери.

— Я буду держать вас в курсе событий, — пообещала Нэнси.

В тот же день после обеда она вслед за отцом прошла в его кабинет на втором этаже.

— По лицу вижу, ты что-то замышляешь, юная леди, — проницательно заметил он. — Ну, выкладывай, что у тебя?

Нэнси рассказала ему о своем визите к странному огороженному месту. Мистер Дру нахмурился.

— Не нравится мне все это, — сказал он. — По-моему, лучше держаться от этого местечка подальше.

— Но послушай, папа! — возразила Нэнси, округлив свои синие глаза. — Где-то там, возможно, имеется ценное месторождение фарфоровой глины. А если я не отправлюсь туда снова, мне не удастся его разыскать!

— Если месторождение находится на огороженном участке, владелец все равно вряд ли захочет продать эту глину, — напомнил мистер Дру дочери. — Ну что ж, ищи, если хочешь.

— Ладно, — кивнула она.

Карсон Дру достал из кармана листок бумаги и произнес:

— У меня тоже появилась одна зацепка. Это насчет исчезновения отца и дочери Энь.

— И что же это? — жадно спросила Нэнси.

— Сегодня днем я получил телефонограмму из Сан-Франциско, — пояснил мистер Дру. — Это запись, сделанная моей секретаршей. — Он откинулся на спинку кресла и продолжал: — Тут говорится, что по прибытии Эней в Сан-Франциско, начальный пункт их путешествия по Соединенным Штатам, их встретил на пристани человек по имени Дэвид Карр, агент по сбыту «Торговой компании Западного побережья» — фирмы, занимающейся импортом. По-видимому, Карр познакомился с Энь Моем на деловой почве. Когда Энь с дочерью отправились из Сан-Франциско в ознакомительное турне по керамическим предприятиям Соединенных Штатов, Карр поехал вместе с ними.

— Тебе сообщили, как выглядит этот Дэвид Карр? — спросила Нэнси.

— Нет. В телефонограмме говорится, что никаких фотографий или описаний его внешности не обнаружено. Даже должностные лица его фирмы не смогли представить на этот счет нужных сведений. Оказывается, Карр практически всю свою работу на эту компанию осуществлял в Китае и держал с ними связь по почте. Затем — примерно в то же время, когда он встретил в Сан-Франциско Эней, — он пропал из их поля зрения.

— Может, Карр имеет какое-то отношение к исчезновению Эней? — подумала вслух Нэнси.

— Может быть, — согласился отец и отложил листок в сторону. — В любом случае над этой версией стоит поработать.

В задумчивости Нэнси скользнула взглядом по странице нью-йоркской газеты, лежавшей на отцовском письменном столе. Вдруг ее внимание привлек маленький черный заголовок. Она взяла газету, пробежала глазами заметку, помещенную под заголовком, потом прочла ее отцу.

В статье говорилось об ограблении, совершенном в Нью-Йорке. Грабитель похитил старинную китайскую чайницу эпохи династии Сун из фургона, принадлежащего магазину «Восточные сувениры Сен-юня» на Мэдисон-авеню.

— Ведь это же магазин, где мистер Таунсенд купил в подарок жене вазу — ту вазу, которую украли в день рождения Хелин! — воскликнула Нэнси. — Наверняка между двумя этими кражами есть какая-то связь!

Она решила заказать на следующее утро междугородный телефонный разговор с магазином сувениров, чтобы узнать, не задержан ли грабитель.

— Может быть, это тот же человек, который украл вазу миссис Таунсенд! — взволнованно воскликнула она.

— Почему бы не запросить нью-йоркскую полицию прямо сегодня? — с улыбкой предложил мистер Дру. — Хочешь, я позвоню?

Через несколько минут он получил интересующие его сведения. Вор еще не был пойман.

— А что если тебе самой отправиться в Нью-Йорк и лично поговорить с хозяином магазина сувениров? — предложил мистер Дру. — Так ты соберешь больше сведений. И кроме того, сможешь погостить несколько деньков у тети Элоизы.

— Идет! — воскликнула Нэнси, крепко обнимая отца.

И правда, она уже слишком долго откладывала поездку к тете — сестре отца мисс Элоизе Дру. «Полечу завтра утренним рейсом, если удастся забронировать место в самолете», — решила девушка.

По счастью, позвонив в аэропорт, она смогла заказать билет. Затем она отправила тете телеграмму, в которой сообщила о времени своего прибытия.

Полная радостных ожиданий, Нэнси нырнула в постель. Нью-Йорк всегда сулил ей столько интересного!

Наутро девушку разбудило прикосновение холодного носика, уткнувшегося в ее руку. Она села в постели и увидела Того, своего маленького фокстерьера, который сидел на ее чемодане и с тревогой неотрывно смотрел на нее. Он взволнованно заскулил и завилял хвостиком, похожим на обрубок.

— Нет, Того, — сказала Нэнси, зевая. — Тебе со мной нельзя.

Она встала и быстро оделась, а через два часа Нэнси уже поднималась по трапу самолета. Полет был спокойным и приятным. Когда самолет приземлился в Нью-Йорке, Нэнси увидела в толпе встречающих свою тетушку, высокую привлекательную женщину средних лет.

Мисс Дру, на которую Нэнси была поразительно похожа, отличалась обаянием, тактом и необыкновенно тонким умом. Она знала, что племянница очень похожа на нее, и это доставляло ей тайную радость. Много лет назад, когда Нэнси потеряла мать, мисс Дру подумывала о том, чтобы переехать жить к брату. Но частная школа, в которой она преподавала и в которую вложила свои деньги, тоже нуждалась в ней; к тому же Ханна Груин показала себя отличной домоправительницей, так что мисс Дру решила остаться в Нью-Йорке. Но визиты племянницы приносили ей огромное удовольствие.

— Нэнси, ты прекрасно выглядишь! — воскликнула она, обнимая девушку. — Как папа?

— В порядке!

За ленчем юная сыщица рассказала тетушке захватывающую историю об украденных фарфоровых вазах. По окончании трапезы мисс Дру с готовностью согласилась с предложением Нэнси вызвать такси и поехать в магазин «Восточные сувениры Сен-юня».

Некоторое время спустя их такси вынырнуло из потока автомобилей на Мэдисон-авеню и подрулило ко входу в магазин. Нэнси и ее тетушка с минуту постояли снаружи, любуясь экзотическими китайскими изделиями из фарфора, драгоценностями, старинными восточными вещицами и безделушками, выставленными в витрине за большим зеркальным стеклом.

В глубине торгового зала магазина разговаривали трое мужчин; один из них был в форменной одежде рассыльного. Когда Нэнси и ее тетя вошли, один из мужчин направился им навстречу.

Нэнси немного смутилась. Имя владельца магазина, обозначенное на вывеске, было китайским, но во внешности человека, стоявшего перед ней, не было ничего азиатского.

— Скажите, мистер Сен-юнь здесь? — спросила она.

Человек, к которому она обратилась, с сожалением покачал головой.

— Мистер Сен-юнь болен, он вот уже полтора месяца не выходит из дома, — сообщил он. — Может, я смогу вам помочь? Меня зовут Джон Тал-лоу, я партнер мистера Сен-юня.

— Наверное, сможете, — улыбнулась Нэнси. — Некоторое время тому назад мистер Таунсенд из города Ривер-Хайтса приобрел здесь дивную вазу эпохи Мин. Мне нужно выяснить, кто продал вам эту вазу.

— Мистер Таунсенд?.. — переспросил ее собеседник. — Минуточку. Я поищу запись этой операции в торговых книгах.

Он удалился в кабинет, помещавшийся в задней части магазина. Пока Нэнси и ее тетушка бродил по торговому залу, рассматривая драгоценные украшения и чудесные фарфоровые вазы, до слуха Нэнси отчетливо доносились обрывки разговора двух других мужчин. Она сразу же поняла, что один из них — детектив. Из их беседы явствовало, что рассыльный был тем самым шофером фургона, у которого грабитель похитил чайницу эпохи Сун.

— Я его толком и не рассмотрел, — говорил шофер. — Только я вынул эту чайницу из фургона, чтобы доставить заказчику, как чувствую, в спину мне уперлось дуло револьвера. И слышу голос: «Лезь обратно в машину и уезжай!»

Нэнси подошла к говорившим. Она извинилась за то, что вмешивается в их разговор, и объяснила, почему ее интересует это дело. Детектив разрешил ей задавать сколько угодно вопросов, но рассыльный мало что мог добавить к своему рассказу.

— У вора была нахлобучена на лоб шляпа и поднят воротник пальто, — объяснил он. — К тому же я был слишком озабочен тем, как бы он не вздумал разрядить в меня свой револьвер, чтобы очень уж пристально его рассматривать. Я поступил, как он велел: оставил чайницу на тротуаре и уехал.

Нэнси огорчилась, что не смогла узнать больше. Но в этот момент тетя потянула ее за рукав.

— Подойди-ка и взгляни на эту вазу, — шепнула она племяннице. — Она как две капли воды похожа на ту, про которую ты рассказывала.

И она подвела девушку к застекленному шкафчику в дальнем конце магазина. Нэнси в изумлении уставилась на выставленную там вазу. На светло-зеленой глазурной поверхности фарфора красовался черно-красный дракон.

В точности такой же дракон был выткан на гобелене в доме Суна! Этот дракон, как он сказал, украшал украденную вазу!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:21 | Сообщение # 10
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
МАНХЭТТЕНСКАЯ ЗАГАДКА

— Дай взглянуть! — возбужденно воскликнула Джорджи.

Нэнси оторвалась от дырки в заборе и уступила место своей черноволосой приятельнице.

— Может, это и есть заброшенная железорудная шахта и плавильня? — спросила Бесс.

— Из-за деревьев внутри толком ничего не разглядишь, — заметила Джорджи.

«Если это та самая покосившаяся труба, которую мы ищем, — подумала Нэнси, — залежь фарфоровой глины должна находиться где-то рядом. Возможно, за этим забором».

— Пошли, — предложила она, направляясь вдоль изгороди. — Должен же где-нибудь быть вход.

— Как бы не так! — ответила Джорджи, когда троица завернула за угол забора.

Здесь не было и намека на вход. На добрых пятьсот футов простиралась однообразно ровная дощатая стена. Когда девушки дошли до ее конца, забор опять повернул под прямым углом. На этот раз его сторона простиралась на двести пятьдесят футов.

— Ой, как же я устала, — простонала Бесс. — И проголодалась.

— Может быть, там внутри, — поддразнила ее Джорджи, — бейсбольный стадион с парком? Если так, то мы зайдем в буфет, где торгуют сосисками.

— Чтобы попасть внутрь, нам, кажется, понадобится вертолет, — усмехнулась Нэнси, внимательно рассматривая забор. — Эти доски, ничего не скажешь, на совесть подогнаны друг к другу.

Пока они обходили изгородь, она перебирала в уме некоторые вещи, которые ее озадачивали: почему над огороженным участком царит атмосфера секретности? Почему в заборе не видно дверей? Почему за изгородью не заметно никаких признаков деятельности?

— Раз уж мы не можем войти туда, — объявила Нэнси, — я попытаюсь заглянуть внутрь и посмотреть, не видно ли там глиняного карьера.

Подойдя к ближайшему дереву, она вскарабкалась по стволу до ближайшего сука и поудобней устроилась в развилке.

— Что-нибудь разглядела? — нетерпеливо спросила Джорджи.

— Отсюда мало что видно, — ответила Нэнси. — Слишком все заросло.

И тут ее внимание привлекла какая-то конструкция у самого верха покосившейся трубы. Это был орнамент из проржавевшего железа, прикрепленный к кирпичам.

— Как выглядит эта штука? — поинтересовалась Джорджи, когда Нэнси сообщила о своем открытии.

— Несколько пересекающихся прутьев, — ответила Нэнси. — Может, это герб бывшего владельца шахты?

Пока она слезала с дерева, Бесс отошла на некоторое расстояние, взобралась на холмик и крикнула:

— Отсюда хорошо видно!

Джорджи направилась туда — и вдруг Бесс издала душераздирающий вопль. Обе ее подруги сломя голову кинулись к ней. Когда они взбежали на холмик, Бесс вся дрожала от страха.

— Что случилось? — спросила Нэнси.

— О, Нэнси!.. — прошептала Бесс, показывая в сторону строения. — Я видела, как из этой трубы высунулась костлявая рука!

Нэнси и Джорджи впились взглядом в трубу. Никакой руки не было. Бесс рассказала, что на мгновение зажмурилась, чтобы не видеть жуткого зрелища, а когда снова открыла глаза, рука уже исчезла.

— По-моему, тебе померещилось, — насмешливо сказала Джорджи. — Когда человек устает, ему черт-те что может привидеться.

— Не настолько уж я устала, — возразила Бесс. — Я видела руку. Я уверена.

Охваченная ужасом, она бросилась через лес в сторону, где они оставили машину Нэнси. Подругам ничего не оставалось, как последовать за ней.

Нэнси включила зажигание, и вскоре они были уже далеко от этого зловещего места.

— Никогда больше туда не поеду! — заявила Бесс.

— Даже чтобы помочь твоему двоюродному брату Дику? — с улыбкой спросила Нэнси.

В конце концов Бесс уступила: может быть, она сумеет преодолеть страх — ведь ей правда хочется, чтобы Дик получил в свое распоряжение эту особую глину.

После того как она развезла подруг по домам, Нэнси решила заглянуть в магазин к Дику и рассказать ему о своем последнем открытии. За прилавком стоял школьник, который помогал молодому гончару после занятий.

— Чего бы вы хотели, мисс? — спросил он.

— Я бы хотела повидать мистера Милтона.

— Сейчас он занят у себя в мастерской, — ответил мальчик. — Но он скоро освободится. Вы подождете?

— Он мой приятель, — улыбнулась Нэнси. — Я пройду к нему в мастерскую.

В задней комнате Дик сидел за гончарным кругом, с головой углубившись в работу. Непослушные рыжие вихры падали ему на лоб. Он был так поглощен делом, что не заметил прихода гостьи.

Нэнси с интересом наблюдала, как Дик ловко прижимает ком глины к центру круга, потом пропускает глину между пальцев, так что она поднимается вверх спиральным столбиком, потом опять приминает ее. Затем молодой гончар снова сформовал столбик, подровнял его по центру и, погрузив большие пальцы во вращающуюся мягкую глину, быстро сделал из нее цилиндр.

Далее, вложив одну руку внутрь цилиндра, а другой обрабатывая его снаружи, Дик придал желаемую толщину глиняной стенке. Теперь цилиндр словно по волшебству начал превращаться на глазах у Нэнси в большой кувшин.

Дик щелкнул выключателем, и жужжащее колесо медленно остановилось. Он оглянулся, и лицо его выразило радостное удивление.

— Нэнси Дру! Как вы сюда попали?

— Очень просто. Ведь кувшин, который вы только что изготовили, — это лампа Аладдина. Вы потерли ее — и я появилась!

Дик рассмеялся, потом стал серьезным.

— Хорошо бы нам вызвать джинна и приказать ему найти ту разработку фарфоровой глины, — проговорил он с ноткой грусти.

— Может, джинн нам и не понадобится, — улыбнулась Нэнси.

— Что вы хотите этим сказать?

— Кажется, мы нашли ту покосившуюся трубу! — сияя, выпалила девушка.

— Правда? — Дик даже рот открыл от изумления.

— Пока еще не знаю наверняка. — Нэнси рассказала Дику об открытии, которое сделала вместе с подругами. — Скоро я туда вернусь и поищу как следует.

Мальчишеская улыбка надежды освещала лицо Дика, когда он провожал Нэнси до двери.

— Я буду держать вас в курсе событий, — пообещала Нэнси.

В тот же день после обеда она вслед за отцом прошла в его кабинет на втором этаже.

— По лицу вижу, ты что-то замышляешь, юная леди, — проницательно заметил он. — Ну, выкладывай, что у тебя?

Нэнси рассказала ему о своем визите к странному огороженному месту. Мистер Дру нахмурился.

— Не нравится мне все это, — сказал он. — По-моему, лучше держаться от этого местечка подальше.

— Но послушай, папа! — возразила Нэнси, округлив свои синие глаза. — Где-то там, возможно, имеется ценное месторождение фарфоровой глины. А если я не отправлюсь туда снова, мне не удастся его разыскать!

— Если месторождение находится на огороженном участке, владелец все равно вряд ли захочет продать эту глину, — напомнил мистер Дру дочери. — Ну что ж, ищи, если хочешь.

— Ладно, — кивнула она.

Карсон Дру достал из кармана листок бумаги и произнес:

— У меня тоже появилась одна зацепка. Это насчет исчезновения отца и дочери Энь.

— И что же это? — жадно спросила Нэнси.

— Сегодня днем я получил телефонограмму из Сан-Франциско, — пояснил мистер Дру. — Это запись, сделанная моей секретаршей. — Он откинулся на спинку кресла и продолжал: — Тут говорится, что по прибытии Эней в Сан-Франциско, начальный пункт их путешествия по Соединенным Штатам, их встретил на пристани человек по имени Дэвид Карр, агент по сбыту «Торговой компании Западного побережья» — фирмы, занимающейся импортом. По-видимому, Карр познакомился с Энь Моем на деловой почве. Когда Энь с дочерью отправились из Сан-Франциско в ознакомительное турне по керамическим предприятиям Соединенных Штатов, Карр поехал вместе с ними.

— Тебе сообщили, как выглядит этот Дэвид Карр? — спросила Нэнси.

— Нет. В телефонограмме говорится, что никаких фотографий или описаний его внешности не обнаружено. Даже должностные лица его фирмы не смогли представить на этот счет нужных сведений. Оказывается, Карр практически всю свою работу на эту компанию осуществлял в Китае и держал с ними связь по почте. Затем — примерно в то же время, когда он встретил в Сан-Франциско Эней, — он пропал из их поля зрения.

— Может, Карр имеет какое-то отношение к исчезновению Эней? — подумала вслух Нэнси.

— Может быть, — согласился отец и отложил листок в сторону. — В любом случае над этой версией стоит поработать.

В задумчивости Нэнси скользнула взглядом по странице нью-йоркской газеты, лежавшей на отцовском письменном столе. Вдруг ее внимание привлек маленький черный заголовок. Она взяла газету, пробежала глазами заметку, помещенную под заголовком, потом прочла ее отцу.

В статье говорилось об ограблении, совершенном в Нью-Йорке. Грабитель похитил старинную китайскую чайницу эпохи династии Сун из фургона, принадлежащего магазину «Восточные сувениры Сен-юня» на Мэдисон-авеню.

— Ведь это же магазин, где мистер Таунсенд купил в подарок жене вазу — ту вазу, которую украли в день рождения Хелин! — воскликнула Нэнси. — Наверняка между двумя этими кражами есть какая-то связь!

Она решила заказать на следующее утро междугородный телефонный разговор с магазином сувениров, чтобы узнать, не задержан ли грабитель.

— Может быть, это тот же человек, который украл вазу миссис Таунсенд! — взволнованно воскликнула она.

— Почему бы не запросить нью-йоркскую полицию прямо сегодня? — с улыбкой предложил мистер Дру. — Хочешь, я позвоню?

Через несколько минут он получил интересующие его сведения. Вор еще не был пойман.

— А что если тебе самой отправиться в Нью-Йорк и лично поговорить с хозяином магазина сувениров? — предложил мистер Дру. — Так ты соберешь больше сведений. И кроме того, сможешь погостить несколько деньков у тети Элоизы.

— Идет! — воскликнула Нэнси, крепко обнимая отца.

И правда, она уже слишком долго откладывала поездку к тете — сестре отца мисс Элоизе Дру. «Полечу завтра утренним рейсом, если удастся забронировать место в самолете», — решила девушка.

По счастью, позвонив в аэропорт, она смогла заказать билет. Затем она отправила тете телеграмму, в которой сообщила о времени своего прибытия.

Полная радостных ожиданий, Нэнси нырнула в постель. Нью-Йорк всегда сулил ей столько интересного!

Наутро девушку разбудило прикосновение холодного носика, уткнувшегося в ее руку. Она села в постели и увидела Того, своего маленького фокстерьера, который сидел на ее чемодане и с тревогой неотрывно смотрел на нее. Он взволнованно заскулил и завилял хвостиком, похожим на обрубок.

— Нет, Того, — сказала Нэнси, зевая. — Тебе со мной нельзя.

Она встала и быстро оделась, а через два часа Нэнси уже поднималась по трапу самолета. Полет был спокойным и приятным. Когда самолет приземлился в Нью-Йорке, Нэнси увидела в толпе встречающих свою тетушку, высокую привлекательную женщину средних лет.

Мисс Дру, на которую Нэнси была поразительно похожа, отличалась обаянием, тактом и необыкновенно тонким умом. Она знала, что племянница очень похожа на нее, и это доставляло ей тайную радость. Много лет назад, когда Нэнси потеряла мать, мисс Дру подумывала о том, чтобы переехать жить к брату. Но частная школа, в которой она преподавала и в которую вложила свои деньги, тоже нуждалась в ней; к тому же Ханна Груин показала себя отличной домоправительницей, так что мисс Дру решила остаться в Нью-Йорке. Но визиты племянницы приносили ей огромное удовольствие.

— Нэнси, ты прекрасно выглядишь! — воскликнула она, обнимая девушку. — Как папа?

— В порядке!

За ленчем юная сыщица рассказала тетушке захватывающую историю об украденных фарфоровых вазах. По окончании трапезы мисс Дру с готовностью согласилась с предложением Нэнси вызвать такси и поехать в магазин «Восточные сувениры Сен-юня».

Некоторое время спустя их такси вынырнуло из потока автомобилей на Мэдисон-авеню и подрулило ко входу в магазин. Нэнси и ее тетушка с минуту постояли снаружи, любуясь экзотическими китайскими изделиями из фарфора, драгоценностями, старинными восточными вещицами и безделушками, выставленными в витрине за большим зеркальным стеклом.

В глубине торгового зала магазина разговаривали трое мужчин; один из них был в форменной одежде рассыльного. Когда Нэнси и ее тетя вошли, один из мужчин направился им навстречу.

Нэнси немного смутилась. Имя владельца магазина, обозначенное на вывеске, было китайским, но во внешности человека, стоявшего перед ней, не было ничего азиатского.

— Скажите, мистер Сен-юнь здесь? — спросила она.

Человек, к которому она обратилась, с сожалением покачал головой.

— Мистер Сен-юнь болен, он вот уже полтора месяца не выходит из дома, — сообщил он. — Может, я смогу вам помочь? Меня зовут Джон Тал-лоу, я партнер мистера Сен-юня.

— Наверное, сможете, — улыбнулась Нэнси. — Некоторое время тому назад мистер Таунсенд из города Ривер-Хайтса приобрел здесь дивную вазу эпохи Мин. Мне нужно выяснить, кто продал вам эту вазу.

— Мистер Таунсенд?.. — переспросил ее собеседник. — Минуточку. Я поищу запись этой операции в торговых книгах.

Он удалился в кабинет, помещавшийся в задней части магазина. Пока Нэнси и ее тетушка бродил по торговому залу, рассматривая драгоценные украшения и чудесные фарфоровые вазы, до слуха Нэнси отчетливо доносились обрывки разговора двух других мужчин. Она сразу же поняла, что один из них — детектив. Из их беседы явствовало, что рассыльный был тем самым шофером фургона, у которого грабитель похитил чайницу эпохи Сун.

— Я его толком и не рассмотрел, — говорил шофер. — Только я вынул эту чайницу из фургона, чтобы доставить заказчику, как чувствую, в спину мне уперлось дуло револьвера. И слышу голос: «Лезь обратно в машину и уезжай!»

Нэнси подошла к говорившим. Она извинилась за то, что вмешивается в их разговор, и объяснила, почему ее интересует это дело. Детектив разрешил ей задавать сколько угодно вопросов, но рассыльный мало что мог добавить к своему рассказу.

— У вора была нахлобучена на лоб шляпа и поднят воротник пальто, — объяснил он. — К тому же я был слишком озабочен тем, как бы он не вздумал разрядить в меня свой револьвер, чтобы очень уж пристально его рассматривать. Я поступил, как он велел: оставил чайницу на тротуаре и уехал.

Нэнси огорчилась, что не смогла узнать больше. Но в этот момент тетя потянула ее за рукав.

— Подойди-ка и взгляни на эту вазу, — шепнула она племяннице. — Она как две капли воды похожа на ту, про которую ты рассказывала.

И она подвела девушку к застекленному шкафчику в дальнем конце магазина. Нэнси в изумлении уставилась на выставленную там вазу. На светло-зеленой глазурной поверхности фарфора красовался черно-красный дракон.

В точности такой же дракон был выткан на гобелене в доме Суна! Этот дракон, как он сказал, украшал украденную вазу!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:21 | Сообщение # 11
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПОГОНЯ

Нэнси поспешила в служебное помещение магазина — искать мистера Таллоу. Но прежде чем она успела спросить у него о вазе, принадлежавшей Суну, он огорошил ее поразительным сообщением.

— Ваза, купленная Таунсендом, — оповестил он Нэнси, — была продана мне неким Дэвидом Карром.

Нэнси уставилась на него, не веря своим ушам, Дэвид Карр! Так звали человека, о котором говорил ее отец, человека, который столь загадочно исчез вместе с отцом и дочерью Энь!

— Вы уверены?

— Вполне, — ответил мистер Таллоу с любезной улыбкой. — Это записано в моей главной бухгалтерской книге.

Нэнси показала ему на вазу с драконом в стеклянном шкафчике.

— Не затруднит ли вас сказать мне, откуда у вас эта ваза? — спросила она.

— Нисколько не затруднит, — ответил мистер Таллоу. — Я только вчера приобрел ее у мистера Карра.

У Нэнси захватило дух. Она была уверена, что ваза с изображением дракона украдена из магазина Дика Джоном Маннингом. Может, Карр и Маннинг — это одно и то же лицо? Или же Маннинг продал вазу Карру, который перепродал ее в магазин «Восточные сувениры Сен-юня»?

— Очень жаль, но я должна сообщить вам, — сказала Нэнси, — что эта ваза выглядит в точности так же, как ваза, украденная из магазина в Ривер-Хайтсе.

Мистер Таллоу даже рот раскрыл от удивления.

— Не может быть! — вымолвил он.

— Рисунок дракона совершенно идентичен рисунку на вазе эпохи Мин, владельцем которой был мистер Сун, — добавила Нэнси.

— Мистер Сун! — воскликнул Таллоу. — Я его хорошо знаю! Это старый друг мистера Сен-юня! О, какой ужас!

У мистера Таллоу так вытянулось лицо, что Нэнси стало его жалко, и она спросила, можно ли ей осмотреть вазу, чтобы убедиться, действительно ли это та самая вещь.

— Конечно, конечно, — согласился он.

Отперев дверцу шкафчика, он передал вазу Нэнси. Та положила вазу на бок и внимательно осмотрела дно. На донышке вазы были четко выписаны китайские иероглифы. Они, похоже, полностью совпадали с одним из рядов иероглифов, обнаруженных ею в комнате Маннинга, — с тем самым, что, по словам Суна, имелся на его вазе.

— «Сделано в Мастерской Глубокого Покоя», — перевела она и поглядела на мистера Таллоу. — Правильно?

Он нервно кивнул.

В это мгновение дверь магазина открылась и пропустила внутрь низенького круглолицего китайца. Он снял шляпу, обнажив совершенно лысую голову, и принялся энергично обмахиваться шляпой.

Таллоу поспешно двинулся навстречу ему.

— Мистер Сен-юнь! Как хорошо, что вы пришли!

Представив своего партнера китайца Нэнси, ее тете и детективу, Таллоу повторил то, что Нэнси сообщила ему о вазе с драконом. Лицо Сен-юня стало серьезным. Достав из кармана лупу, он приступил к внимательному осмотру вазы. Вдруг он выпрямился и повернулся к своему партнеру.

— Когда вы купили эту вазу? — резко спросил он.

— Вчера, — ответил Таллоу.

— Вы не должны были покупать ее, не посоветовавшись сначала со мной! — сердито заметил Сен-юнь.

— Но ведь вы были больны! — возразил его партнер. — Я не хотел вас беспокоить! — Он посмотрел на вазу, потом снова обернулся к своему компаньону-китайцу. — Что-нибудь не так?

— Все! — воскликнул Сен-юнь. — Эта ваза — подделка, имитация!

Огорошенный Таллоу молча уставился на него.

— Мистер Сен-юнь, как вы узнали, что это подделка? — спросила Нэнси.

Он показал ей едва различимые, но очевидные признаки, по которым определил, что ваза поддельная. Через увеличительное стекло было видно, что о смягчении красок, которое обычно происходит с годами, здесь не было и речи; в фарфоре ощущался привкус новизны. Но самым заметным признаком подделки было то, что иероглифы на донце вазы отличались слишком уж большой четкостью.

— Это тонкая имитация, — признал Сен-юнь. — Чрезвычайно.

Может быть, эта копия вазы, принадлежавшей Суну, была изготовлена в Китае и контрабандой ввезена в Соединенные Штаты Дэвидом Карром?

Сен-юнь попросил своего партнера во всех подробностях рассказать о покупке вазы. Таллоу объяснил, что вазу с драконом, а также вазу, проданную мистеру Таунсенду, он приобрел у Дэвида Карра. Тот представился агентом по сбыту «Торговой компании Западного побережья» и предъявил соответствующее удостоверение личности.

Зная, что эта фирма пользуется безупречной репутацией, Таллоу не усомнился в подлинности ваз. А теперь, возможно, окажется, что и ваза, купленная Таунсендом, — подделка!

— Мы должны немедленно вернуть в магазин вазу Таунсенда, — сказал Сен-юнь. — Если она тоже окажется копией, мы отдадим ему деньги.

— Ваза украдена, — сообщила Сен-юню Нэнси. — По правде говоря, это и привело меня в Нью-Йорк. А как выглядит Дэвид Карр? — спросила она у мистера Таллоу.

— Он среднего роста, — ответил тот, — черноволосый и довольно смуглый.

— Обратили вы внимание на его глаза и ботинки?

— На ботинки — нет, — задумчиво ответил мистер Таллоу. — Но глаза у него черные, а взгляд прямо-таки пронзительный.

— Джон Маннинг! — вскрикнула Нэнси.

Оба антиквара, мисс Элоиза Дру и детектив с недоумением уставились на Нэнси. Она торопливо рассказала им о воре, выкравшем вазы.

— Понимаете? — закончила она. — Маннинг и Карр, по всей вероятности, одно лицо!

— И это он ограбил рассыльного! — воскликнул Таллоу. — Я только что вспомнил, что он был здесь, когда я отдавал распоряжения насчет того, когда и куда следует доставить ту чайницу.

— Не говорил Карр, где он остановился? — спросила Нэнси.

— Нет, но я, кажется, знаю, где его искать, — ответил Таллоу. — Он выронил из кармана листок бумаги. Это был фирменный бланк гостиницы «Ройялтон».

Попросив разрешения воспользоваться служебным телефоном магазина, Нэнси набрала номер гостиницы. Дэвид Карр, сообщили ей, значится в книге постояльцев.

— Если мы поторопимся, мы сможем его поймать!

Детектив, с большим восхищением слушавший Нэнси, пригласил их с тетушкой и мистера Таллоу в полицейскую машину, стоявшую напротив магазина. Через несколько секунд они уже мчались по Мэдисон-авеню.

Нэнси с детективом одновременно влетели в холл гостиницы и поспешили к стойке администратора. Детектив показал свой полицейский значок и спросил, в каком номере остановился Дэвид Карр.

— Мистер Карр? — Брови администратора удивленно поползли вверх. — Он только что расплатился по счету и уехал.

— Но я звонила вам всего несколько минут назад! — возразила Нэнси. — Тогда он числился среди ваших постояльцев.

— Весьма сожалею, — сказал ей администратор. — Он уехал сразу после того, как вы позвонили.

— Может, он оставил адрес, куда ему пересылать письма? — с надеждой спросила она. Администратор покачал головой.

— Вы не будете возражать, если мы обыщем его номер? — осведомился детектив.

— Обыскивайте, — махнул рукой администратор, снял с крючка ключ и протянул его детективу. — Четыреста четырнадцатый.

Оставив мистера Таллоу в холле наблюдать, не вернется ли вор, Нэнси с тетей и детектив проследовали в номер, который занимал Карр.

Дверь номера была приоткрыта. Внутри убирала горничная. Детектив попросил ее показать ему все клочки бумаги, какие она подобрала в номере. Детектив и Нэнси внимательно рассмотрели каждую бумажку в надежде найти хоть какую-то зацепку, по которой можно было бы установить местонахождение Карра. Но ни мусорная корзина, ни что-либо другое в номере ничего им не дали. Крякнув от досады, детектив промолвил:

— Здесь нам делать нечего. Ни малейшего намека на то, куда направился Карр.

Горничная перестала стирать пыль и повернулась к ним.

— Вы говорите о человеке, который жил в этом номере? — спросила она.

— Да, — с надеждой встрепенулась Нэнси. — Вы можете что-то сказать нам о нем?

— Ну, я могу рассказать вам о том, что случайно услышала, — ответила женщина. — Когда я вошла в номер, чтобы начать уборку, он говорил по телефону. Перед тем как повесить трубку, он назначил кому-то встречу в ресторане «Орегон».

— Спасибо! — воскликнула Нэнси.

Она выскочила из комнаты; тетушка и детектив поспешили следом. Через пару минут, подхватив в холле мистера Таллоу, они влезли в полицейскую машину и помчали к ресторану.

Ресторан «Орегон» помещался в угловом здании. Вся трепеща от нетерпения, Нэнси буквально втащила тетю в вестибюль. Столики в длинном и узком ресторанном зале, отгороженном от вестибюля рядом пальм в кадках, располагались, как она заметила, вдоль двух стен.

— Мистер Таллоу, поглядите, нет ли там мистера Карра, — сказала она шепотом. — Смотрите сквозь пальмы.

Раздвинув листья одной из пальм, Таллоу стал оглядывать сидящих за столиками. Не увидев подозреваемого, он встал у входа в зал — обзор там был лучше.

— Вон он! — возбужденно воскликнул Таллоу.

В глубине зала произошла небольшая суматоха. Нэнси увидела, как какой-то человек вскочил со стула и нырнул сквозь вращающуюся дверь на кухню.

Детектив бросился за ним в погоню. Нэнси, вспомнив, что ресторан находится на углу, кинулась обратно к главному входу. Если Карр сбежит через боковой вход, рассудила она, он выйдет на улицу за углом дома.

Нэнси рассчитала правильно. Как раз в тот момент, когда она завернула за угол, из бокового входа в ресторан выскочил Карр. Не дожидаясь, пока появится детектив, девушка погналась за вором.

Верткий Карр то ввинчивался в толпу пешеходов, то выбегал на мостовую. Люди с удивлением смотрели на Нэнси, мчавшуюся вслед за ним.

На следующем углу Карр юркнул в подземку и, прыгая через три ступеньки, устремился вниз; Нэнси ринулась за ним. С заранее приготовленным жетоном в руке он молнией проскочил через турникет.

Нэнси пришлось на мгновение задержаться, чтобы купить жетон, и как раз в это время к станции подошел поезд. Карр пробежал вдоль состава и нырнул в один из первых вагонов.

Автоматические двери стали закрываться. Нэнси вскочила в ближайший вагон, и дверь за ее спиной тотчас же захлопнулась. Переполненный поезд, дернувшись, тронулся.
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:21 | Сообщение # 12
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
СОБЫТИЯ РАЗВИВАЮТСЯ

С ревом и грохотом поезд набирал скорость. Стиснутая со всех сторон людьми, Нэнси дотянулась до ремня и перевела дыхание. Она быстро прикинула в уме, что делать дальше. Необходимо протолкаться через битком набитый поезд и найти Карр а!

Покрепче прижав к себе сумочку, Нэнси принялась протискиваться сквозь толпу пассажиров. Она то и дело толкала кого-то и непрестанно извинялась. Наконец она добралась до вагона, в котором находился Карр. Внезапно до нее дошло, что она не сможет задержать его в одиночку. Надо заручиться чьей-то помощью!

«Позову на помощь кондуктора», — решила Нэнси и встала на цыпочки, ища того взглядом.

Вытянув шею и вертясь из стороны в сторону, она заметила Дэвида Карра, который, пригнув голову, стоял возле дальней двери. Неподалеку от него сидел кондуктор. Нэнси с колотящимся от волнения сердцем двинулась к ним.

В этот момент поезд начал замедлять ход перед следующей остановкой. Нэнси ценой отчаянных усилий продиралась через толпу. С резким толчком, от которого люди чуть не попадали с ног, поезд остановился. Двери со стуком открылись, и напирающая толпа вынесла Карра из вагона.

— Остановите этого человека! — крикнула Нэнси. — Брюнета с красным галстуком!

Люди вокруг изумленно оглядывались, но никто не бросился в погоню за вором. Прежде чем Нэнси успела приблизиться к нему, Карр нырнул в людской поток, текущий к выходу.

Когда Нэнси, поднявшись по лестнице, очутилась на улице, Дэвида Карра нигде не было видно. Она бросилась на поиски — но его уже и след простыл. В отчаянии от своей неудачи, Нэнси остановила такси и вернулась к ресторану «Орегон».

— Нэнси! — обрадованно воскликнула мисс Дру, когда ее племянница вышла из машины. — Слава Богу, ты жива и невредима. Я боялась, как бы Карр не причинил тебе вреда.

Нэнси рассказала тетушке и мистеру Таллоу о своей погоне за Карром. Когда она закончила свой рассказ, к ним, хромая, подошел детектив. Оказалось, что он упал на кухне, споткнувшись о табурет, который Карр швырнул ему под ноги. К тому моменту, когда детектив выскочил на улицу, Карр уже исчез. Детектив обшарил весь близлежащий район — безрезультатно.

Все четверо поехали в полицейское управление, где детектив доложил о Карре. По предложению Нэнси полицейские связались по телефону с «Торговой компанией Западного побережья» в Сан-Франциско. Как девушка и подозревала, Карр в последнее время там не появлялся.

— У вашей племянницы хорошая голова, — сказал капитан полиции тетушке Нэнси, провожая их до двери.

— Говорят, я во всем похожа на свою тетю, — с улыбкой проговорила Нэнси. — Но мне ужасно жаль, что мы так и не поймали Дэвида Карра!

Выйдя на улицу, тетя с племянницей взяли такси и поехали домой.

На следующее утро Нэнси предложила тетушке совершить экскурсию в китайский квартал. Вспомнив, что обнаруженные ею в Мейсонвилле краденые вазы были завернуты в китайские газеты, Нэнси решила заглянуть в редакцию «Чайна дейли тайме» и навести там кое-какие справки.

Доехав до Мотт-стрит, они нашли дом, где помещалась редакция, и вошли. Нэнси попросила любезного работника редакции сообщить им имена подписчиков в Мейсонвилле и Ривер-Хайтсе. Тот с готовностью выполнил ее просьбу, но ни Джона Маннинга, ни Дэвида Карра в числе подписчиков не оказалось.

— Эта ниточка никуда нас не привела, — сказала Нэнси тете по дороге в китайский ресторанчик.

Когда они заканчивали вкусный обед из семи блюд, тетушка Элоиза с тревогой посмотрела на племянницу и высказала свое беспокойство вслух:

— Дорогая, а не благоразумней ли будет бросить это расследование и держаться от Карра подальше?

— Не волнуйтесь за меня, тетя Элоиза! — Нэнси успокаивающе погладила ее по руке. — Я обещаю быть очень осторожной. И вообще, я завтра возвращаюсь домой, а он, может быть, останется здесь.

На самом-то деле юная сыщица была уверена, что, если Карр и Маннинг — одно лицо, он, скорее всего, уже едет в Ривер-Хайтс. Ей и впрямь надо будет держать ухо востро!

— Ты возвращаешься домой? — повторила тетушка. — О, Нэнси, я-то думала…

— Мне очень жаль, милая тетя, — сказала девушка. — Дело в том, что женится один приятель Неда, а Нед будет у него на свадьбе шафером. Я обещала послезавтра заехать за ним в эмерсоновский колледж.

— Мне ужасно не хочется тебя отпускать, — с грустью сказала тетя. — Но что поделаешь — молодость! А теперь поехали осматривать достопримечательности.

На следующий день Нэнси встретили дома улыбающаяся Ханна Груин и Того, который радостно лаял и вилял хвостом.

Не успела девушка разобрать вещи после путешествия, как позвонил Нед. Нэнси описала ему свои детективные подвиги.

— Здорово! — воскликнул он, когда она закончила. — Ты одна можешь заменить целое отделение полиции! Во всяком случае, я рад, что ты вернулась. Я уж начал думать, что ты про меня забыла.

— Никогда в жизни! — заверила она молодого человека. — Завтра к двенадцати буду у тебя в эмерсоновском колледже.

— Идет!

Чуть позже Нэнси позвонила мистеру Суну, которого просто потрясло сообщение о том, что в магазин «Восточные сувениры Сен-юня» была продана имитация его старинной вазы эпохи династии Мин. Он выразил восхищение смелой попыткой юной сыщицы задержать Карра и надежду на то, что этого человека скоро арестуют.

Когда назавтра Нэнси вошла в общежитие, где жил Нед, ее немедленно окружили его соученики. Она много раз бывала здесь на вечеринках, и ее хорошо знали и любили.

— А Неда нет, — принялся поддразнивать один из юнцов. — Профессор задержал его после занятий. Может, пойдем вместе пообедаем?

— Эй, верзила, отстань от нее! — крикнул другой юноша, сбегая вниз по лестнице.

Вскоре появился широко улыбающийся Нед, он развернул Нэнси лицом к двери и препроводил ее обратно в машину. Они позавтракали в симпатичном придорожном ресторанчике и затем поехали домой к Неду, который жил в нескольких милях от Ривер-Хайтса. По дороге Нэнси во всех подробностях рассказала Неду о своих поисках залежи фарфоровой глины поблизости от покосившейся трубы. Когда они проезжали через Мейсонвилл, она неожиданно попросила Неда остановиться.

— Что случилось? — удивился Нед. Они находились перед зданием суда.

— Мне хочется выяснить, кому принадлежит тот огороженный участок в лесу, — ответила Нэнси. — Давай зайдем и справимся в бюро регистрации операций с недвижимостью.

В сопровождении Неда она поднялась по лестнице и вошла в регистрационное бюро. Чиновник выдал им карту и книгу записей. Они вместе перелистывали страницы, пока не нашли нужную Нэнси запись.

Из нее явствовало, что участок земли площадью около двухсот пятидесяти акров с расположенной на нем заброшенной шахтой времен гражданской войны пять лет тому назад был приобретен Майлзом Монро из Филадельфии.

— Майлз Монро! — удивленно воскликнула Нэнси. — Ну конечно, он же сам говорил, что переехал сюда из Филадельфии.

— Кто он такой? — спросил Нед.

— Геолог, к которому я приходила узнать о разработке фарфоровой глины. Теперь я поняла, почему мистер Монро попросил меня сообщить ему, если я отыщу ее.

— Пахнет каким-то надувательством, — заявил Нед. — Хочешь, остановимся и зайдем к нему?

— Если у тебя есть время.

— На мальчишник я зван к половине восьмого, так что времени у меня достаточно. Давай заглянем к этому мистеру Монро. Мне хочется посмотреть, что это за тип, и спросить у него, почему он пытается околпачить самого хорошенького детектива на свете.

— Перестань, Нед! — возмутилась Нэнси.

Покинув здание суда, они поехали в Ривер-Хайтс и остановились перед домом, где жил Майлз Монро. Как и в прошлый раз, в ответ на звонок, Нэнси в двери открылся глазок. Профессор узнал девушку, и дверь распахнулась.

— Рад, что вы зашли, — сказал Монро. — У меня для вас кое-что есть. Но сначала скажите, чем я обязан вашему визиту.

Нэнси представила профессору Неда, а затем быстро перешла к проблеме, которая ее сейчас больше всего занимала.

— Мы раскрыли вашу тайну, профессор Монро!

— Мою тайну? — озадаченно переспросил он.

— Ведь это вам принадлежит старая железорудная шахта!

— Мне?! — воскликнул геолог и расхохотался. — Да я никогда в жизни не владел даже клочком земли!

— В регистрационной книге операций с недвижимостью черным по белому записано, что владелец того участка — Майлз Монро из Филадельфии, — сказала Нэнси. — Кто же тогда этот Майлз Монро?

Профессор покачал головой.

— Откуда я знаю? — фыркнул он. — Насколько мне известно, я был единственным Майлзом Монро в Филадельфии.

Нэнси чувствовала, что этот человек говорит правду. Так как ничего больше он сообщить не мог, она на время отложила решение этого трудного вопроса.

— Вы говорили, у вас есть что-то для меня, — напомнила она профессору.

Геолог, который до этого сидел, скрестив длинные костлявые ноги, встал, похромал к книжному шкафу и достал из него толстенный фолиант, очень старый на вид. Осторожно полистав его, он нашел отмеченное место.

— После того как вы сообщили мне, что занимаетесь поисками месторождения фарфоровой глины, — начал профессор, — я натолкнулся на любопытное место вот в этой старой книге по геологии.

Нэнси и Нед, смотревший через ее плечо, прочли отмеченный геологом абзац. В нем говорилось о залежи тонкой белой глины, еще во времена первых поселенцев обнаруженной «в одной миле к юго-востоку от излучины реки Охотничьей».

— Река Охотничья?.. — задумчиво протянула Нэнси. — Так это же, наверное, Охотничий ручей! т, что течет под Охотничьим мостом.

— Правильно! А глина, о которой идет речь книге, — это фарфоровая глина, или я не геолог!

— Огромное вам спасибо, профессор Монро, — поблагодарила Нэнси, вставая, чтобы уходить.

— Рад был познакомиться с вами, — сказал Нед, пожимая профессору руку. — Нэнси, похоже, получила хорошую подсказку.

Когда они садились в машину, Нед предложил отправиться завтра на поиски залежи фарфоровой глины, следуя указаниям книги.

— И было бы здорово, если бы миссис Груин дала нам с собой хороший завтрак, чтобы мы могли устроить пикник! — добавил он, широко улыбаясь.

— Договорились! — со смехом ответила Нэнси.

Назавтра в полдень они отправились в путь. Нэнси сообщила Неду, что, как ей удалось узнать, никакого Майлза Монро в телефонном справочнике Филадельфии не значится. Эту информацию получил для нее отец.

— Тут явно какая-то загадка, — заметил Нед. — Но, может быть, мы скоро ее разгадаем.

Когда они подъехали к Охотничьему мосту, Нэнси показала Неду, где остановиться. Они взяли с собой корзину со снедью, заперли машину и двинулись берегом ручья вверх по течению. Пройдя с милю, они добрались до места, где русло круто сворачивало в сторону.

— Должно быть, это и есть та излучина, о которой говорилось в книге, — сказал Нед. — Как насчет того, чтобы поесть?

Нэнси кивнула. Прищурясь, она посмотрела, где находится на небосклоне солнце, затем показала влево.

— А юго-восток — вон там.

Через полчаса двое исследователей, основательно подкрепившись, двинулись дальше. Пройдя ровно милю, как указывалось в книге, Нэнси остановилась со словами:

— Глина должна быть где-то здесь!

— Смотри, а это что такое? — воскликнул Нед, заглядывая в небольшой овражек. — Как ты думаешь, может, это старый глиняный карьер?

Они спустились в ложбинку, густо поросшую высокой травой и кустарником. По дороге Нед споткнулся о какую-то плоскую ржавую железяку.

— Наверное, осталось от старой кузницы, — предположил он.

— Как раз то, что нам нужно! — обрадовалась Нэнси. — Мы воспользуемся ею как лопатой.

— Но зачем? — изумился Нед.

— Чтобы копать, — решительно ответила Нэнси, показывая на дно низины.

Нед покорно взялся за раскопки. Через некоторое время он с сожалением сказал:

— Ничего тут нет, кроме песка. И вовсе это не разработка фарфоровой глины. Это просто-напросто…

Он не закончил фразу, потому что из леса — с той стороны, куда они направлялись, — до них долетел отчаянный крик, что-то вроде «бон».

— Кто-то зовет на Нэнси, бросаясь вперед.

Через несколько мгновений они с Недом выбрались на полянку. К крайнему изумлению Нэнси, перед ней оказался знакомый дощатый забор!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:22 | Сообщение # 13
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
МОШЕННИК

Не из-за этого ли загадочного забора раздался крик? Нэнси нетерпеливо подбежала к забору и прислушалась, но с огороженного участка не доносилось ни единого звука.

— Как нам проникнуть внутрь? — спросил Нед, полный желания помочь человеку, попавшему в беду.

— Калитки в заборе нет, — ответила ему Нэнси. — Жаль, что через него не перелезешь…

— Во всяком случае, мы можем заглянуть внутрь, — сказал Нед, показывая на лежащий на земле толстый сук. — Если ты поможешь мне, Нэнси, мы сумеем приставить этот сук к забору вместо лестницы.

Вдвоем они перетащили сук через поляну и прислонили его к забору.

— Забирайся, а я подержу, — предложил Нед. Нэнси обхватила ствол руками и ловко, как обезьянка, вскарабкалась по нему.

— Что ты там видишь? — спросил Нед, когда она достигла самого верха.

— Почти ничего. Деревья. Сплошные деревья. — Она быстро спустилась вниз. — Но мы совсем недалеко от покосившейся трубы! Давай пройдем еще немного и посмотрим оттуда.

Нед с готовностью поволок сук туда, куда показала Нэнси, и она снова взобралась по нему на забор. Внизу ее взору открылись прямоугольный огороженный участок, каменная стена и выщербленное кирпичное здание, которое несколькими днями раньше она видела через дырку в доске.

Когда Нэнси перевела взгляд вверх, она была поражена тем, что ржавое железное украшение на покосившейся трубе исчезло. Решив, что эмблема просто отвалилась, Нэнси оглядела землю внизу. Но на земле ничего не было!

— Эй, что там тебя так заинтересовало? — окликнул ее Нед.

— Влезай сюда.

Нэнси рассказала ему об исчезнувшем украшении, а также об утверждении Бесс, что она видела высовывавшуюся из трубы руку. Может быть, кто-нибудь действительно влез в трубу и взобрался по ней наверх, чтобы снять железный герб или что там это было?

— Это местечко с каждым днем становится все более загадочным, — заметила Нэнси.

— Странно все-таки, что кругом нет ни малейшего признака жизни, — сказал Нед. — Можно подумать, кто-то…

Он не договорил, так как до них снова долетел крик. Опять им послышалось «бон», и опять они не смогли определить, донесся крик с огороженной территории или нет.

Почти одновременно раздался угрожающий треск подгнившей древесины.

— Сук! — крикнула Нэнси.

В то же мгновение сук, на котором они стояли, надломился, и Нэнси с Недом спрыгнули на землю.

— Хватит на сегодня приключений, — решительно заявил Нед, помогая Нэнси подняться на ноги. — Тем более что я едва поспеваю на мальчишник.

Нэнси ужасно не хотелось уходить так скоро, но она не стала возражать. Они вернулись к машине, и Нед, сев за руль, повел автомобиль к своему дому в Мейплтоне, пригороде Ривер-Хайтса.

— Увидимся завтра во время венчания, — сказал юноша, выходя из машины. — И смотри не встань в пару с каким-нибудь другим шафером!

Нэнси со смехом обещала ему это. Затем, по дороге в Ривер-Хайтс, ее мысли снова сосредоточились на огороженном участке в лесу. Ведь оба маршрута, предложенные Майлзом Монро, — один к старой железорудной шахте, другой вверх по течению Охотничьего ручья — привели к одному и тому же престранному месту посреди леса.

Не находится ли фарфоровая глина там — за высоким забором? И знает ли об этом владелец участка? Нэнси решила во что бы то ни стало, выяснить это в самое ближайшее время.

Дома ее встретила в дверях Ханна Груин с выражением тревоги на добродушном лице.

— Что стряслось? — быстро спросила Нэнси.

— О, Нэнси, вот уже полчаса тебе звонит мистер Сун! Он ужасно расстроен! Его задержали в полицейском управлении!

— За что?

— Не знаю, — ответила экономка, — но, по-моему, у него большие неприятности!

Нэнси сбежала по ступенькам крыльца и вскочила в машину. Она ехала быстро, всю дорогу ломая голову над тем, зачем мог понадобиться полицейским добряк мистер Сун.

Бегом она влетела в здание полицейского управления. Старый китаец, подавленный и удрученный, сидел в кабинете начальника полиции Макгинниса. Нэнси перевела взгляд с мистера Суна на полицейского и обратно на мистера Суна.

— Что случилось? — спросила она.

Мистер Сун, просиявший при виде юной сыщицы, собрался было заговорить, но начальник полиции Макгиннис быстро перехватил инициативу.

— Я объясню, в чем дело, — сказал он Нэнси, беря со стола какую-то бумагу. — Сегодня я получил вот это сообщение из нью-йоркской полиции. Жительница Нью-Йорка миссис Марсден обратилась в полицию с жалобой на то, что купленная ею китайская ваза оказалась поддельной. Она утверждает, что вазу продал ей некий Сун из Ри-вер-Хайтса. Она заплатила ему пятьсот долларов — перевела их по почте, и он эти деньги получил. — Подняв глаза от бумаги, полицейский добавил: — Мы навели справки на почте в Мейсонвилле. Почтовый служащий, выдавший деньги, дал описание человека, который их получал. Оно в точности совпадает с внешностью мистера Суна.

Китаец устремил на Нэнси взгляд, полный отчаяния.

— Мне ничего об этом не известно, — проговорил он. — Ведь вы верите мне?

— Разумеется! — решительно сказала Нэнси. — Мистер Макгиннис, а имеется в этом сообщении описание вазы?

Полицейский пробежал глазами бумагу.

— Да, имеется.

Сердце юной сыщицы учащенно забилось от нетерпеливого желания проверить одну догадку. Она решила довериться своей интуиции. Если ее догадка верна, многое прояснится!

— Там сказано, что ваза коричневого цвета, — выпалила Нэнси, — и на ней изображен старик китаец, сидящий рядом с оленем под цветущим персиковым деревом на берегу синего озера. Так?

Начальник полиции Макгиннис в изумлении уставился на нее.

— Да, точь-в-точь!

— А говорится там, что китайские иероглифы на донышке вазы означают: «Сделано для Палаты Благоуханной Добродетели»?

Полицейский даже рот раскрыл от удивления.

— Как вы все это узнали? — спросил он.

— Потому что это та самая ваза, — ровным голосом ответила Нэнси, — которая была похищена из дома Таунсендов. Я видела ее там в тот вечер, когда ее украли!

— Ну что ж, — сказал начальник полиции Макгиннис, — в деле появляется новая версия…

— Кроме того, — продолжала Нэнси, — вором никак не мог быть мистер Сун. Я измерила следы, которые вор оставил на клумбе. Они были короткие и широкие. А как вы сами видите, у мистера Суна ступни узкие!

Она замолчала, чтобы перевести дух, а Макгиннис вытер лоб. С минуту он сидел, погруженный в раздумье; Нэнси с тревогой наблюдала за ним.

— Это придает всему делу иной поворот, — произнес наконец полицейский. — Но как вы объясните тот факт, что словесный портрет получателя денежного перевода, нарисованный почтовым служащим, — это один к одному портрет мистера Суна?

Нэнси задумалась.

— Вероятно, вор изменил свою внешность, чтобы выдать себя за мистера Суна, — сказала она наконец. — Это совсем нетрудно сделать: надеть очки да наклеить фальшивую бородку. Он, по-видимому, похитил какое-нибудь удостоверение личности мистера Суна и подделал его подпись на квитанции о получении перевода.

— Может быть, вы и правы, — согласился начальник полиции, — но я все-таки отвезу мистера Суна в Мейсонвилл и покажу его тому почтовому служащему. Хотите поехать с нами, Нэнси?

— Да, конечно.

— Мы поедем туда в моей машине.

Был уже почти вечер, когда Нэнси, начальник полиции и Сун добрались до почтового отделения Мейсонвилла. По предложению Нэнси оба мужчины остановились поодаль, а сама она подошла к окошечку выдачи денежных переводов.

Представившись почтовому служащему, Нэнси внимательно выслушала рассказ о человеке, получившем деньги за поддельную вазу. Описание в точности соответствовало внешности Суна.

— Вы уверены, что узнали бы этого человека, если бы увидели его снова? — спросила она.

— Абсолютно! — убежденно ответил почтовый служащий. — Не так уж часто приходится мне выдавать переводы на пять сотен долларов, и я обращаю особое внимание на всякого, кто получает столь крупную сумму денег.

Нэнси поманила рукой мистера Суна и поставила его напротив окошечка почтового служащего. Начальник полиции Макгиннис одобрительно наблюдал за ее действиями.

— Это тот человек? — спросила она. Почтовый служащий пристально вгляделся в лицо китайца.

— Тот самый, точно! — объявил он. — Я бы его где угодно узнал!

Нэнси лихорадочно соображала. Ведь должен же быть какой-нибудь способ, с помощью которого она могла бы доказать почтовому служащему, что он ошибается. Девушка взяла бланк квитанции на получение денежного перевода и дала его Суну вместе с ручкой.

— Заполните, пожалуйста, — попросила она китайца, а затем обратилась к почтовому служащему: — Может быть, вы все же что-нибудь упустили из виду? Какую-нибудь мелочь…

Она замолчала, заметив, как удивленно округлились глаза у почтового служащего, наблюдавшего за тем, как мистер Сун заполняет бланк.

— Эй, погодите минутку, тут что-то не так! — воскликнул он. — Китаец, которому я выдал деньги, поставил свою подпись правой рукой. А этот господин пишет левой!

— Значит, это не может быть один и тот же человек! — с торжествующим видом констатировала Нэнси.

— Нет, не может, — задумчиво согласился почтовый служащий, покачав головой. — К тому же, — добавил он, — он лучше говорит по-английски. Мне не пришло это в голову раньше. Но выглядел тот человек точно так же!

Начальник полиции Макгиннис извинился перед мистером Суном за то, что поставил его в столь неловкое положение. Они вернулись к полицейскому управлению Ривер-Хайтса, откуда Нэнси отвезла пожилого китайца домой на своей матине.

— Как я смогу отблагодарить вас? — воскликнул мистер Сун.

— Просто расскажите мне как-нибудь поподробней о прекрасных фарфоровых изделиях вашей страны, — с улыбкой ответила Нэнси.

Китаец настоял, чтобы она зашла вместе с ним в дом, так как он хотел прямо сейчас преподнести ей маленький подарок в знак своей признательности.

Когда Нэнси и мистер Сун подошли к двери его дома, дверь внезапно распахнулась, и на пороге возник слуга-китаец Чин. Его маленькие непроницаемые глазки на этот раз были широко открыты от удивления. Затем его губы расплылись в улыбке, обнажившей крепкие зубы, и он быстро залопотал по-китайски, оживленно жестикулируя.

Мистер Сун ответил ему на том же языке. Чин повернулся к Нэнси, и его улыбка стала еще шире. Он снова что-то сказал по-китайски.

— Что он говорит? — спросила она у мистера Суна.

— Чин благодарит вас за то, что вы вызволили меня из рук полиции, — объяснил тот.

Затем он на мгновение исчез и вернулся с флаконом китайских духов с тонким ароматом глицинии.

— Это такая малость, — с поклоном сказал он Нэнси, когда она поблагодарила его за подарок.

— Я надушусь ими, когда пойду завтра на свадьбу, — пообещала она.

— На свадьбу мисс Тайсон? — улыбнулся китаец. — Может быть, мы там с вами встретимся.

Назавтра, после венчания в церкви, Нэнси с друзьями поехала на свадебный прием в доме невесты. Пожелав молодоженам всяческого счастья и отведав пунша с пирожными, Нэнси и Нед пошли полюбоваться многочисленными свадебными подарками, расставленными в одной из комнат наверху.

Следом за ними в комнату вошел мистер Сун. Его внимание сразу же привлекла китайская фарфоровая шкатулка для драгоценностей. С возгласом восхищения он взял ее в руки.

— Какая красивая! — воскликнула Нэнси.

Фарфоровая шкатулка для драгоценностей была украшена изображением цветущей сливы на фоне темно-синей воды, слегка затянутой потрескавшимся льдом.

Уже ставя фарфоровую шкатулку на место, Сун вдруг вытаращил глаза и что-то возбужденно произнес по-китайски.

— Что-то не так? — быстро спросила Нэнси.

Мистер Сун дрожащим пальцем показал на два китайских иероглифа, вплетенные в цветочный узор. Это были те же самые странные значки, которые Нэнси заметила в узоре ветвей персикового дерева на вазе, принадлежавшей Таунсендам!

Она снова повернулась к Суну. У пожилого китайца раскрылся от удивления рот. Казалось, он не мог оторвать глаз от этих иероглифов.

— Что это такое? — спросила она.

— Это личная подпись Энь Моя! — прошептал он. — Моего пропавшего друга Энь Моя!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:22 | Сообщение # 14
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
НЕФРИТОВЫЙ СЛОНИК

— Энь Моя?! — удивилась Нэнси. Мистер Сун медленно кивнул, как будто все еще не веря собственным глазам.

— Я узнаю подпись моего друга где угодно.

— Но я вот чего не понимаю, — сказала Нэнси. — Если шкатулку изготовил Энь Мой, почему он не поставил свою подпись на дне? Почему он поместил ее на рисунке, где ее едва-едва можно разглядеть?

— Этого я и сам не могу понять… Сун перевернул шкатулку. На дне ее было несколько китайских иероглифов.

— Эта вещица относится к эпохе Ван Ли, последней великой эпохе расцвета искусства при династии Мин, — пояснил он. — Энь Мой не мог сделать ее. Значит, не мог он и поставить на ней свои инициалы.

— Вы уверены, что шкатулка подлинная? — спросила Нэнси.

— Почему вы спрашиваете?

Нэнси рассказала китайцу о двух иероглифах, — выходит, это была подпись Энь Моя, — которые были незаметно вплетены в лиственный узор на вазе Таунсендов.

— Эта ваза, — добавила она, — проданная впоследствии миссис Марсден в Нью-Йорке, оказалась искусной имитацией старинной китайской вазы.

Мистер Сун с обидой взглянул на Нэнси. Она решила больше не задевать его чувств; но ей ужасно хотелось исследовать возможную связь между Энь Моем и мошенником Дэвидом Карром.

— Может быть, если я узнаю, где куплена эта шкатулка для драгоценностей, это поможет нам найти Эней, — сказала она.

Лицо Суна осветилось.

— Прекрасная идея! — воскликнул он.

Нэнси немного побродила среди свадебных гостей и, заметив мать новобрачной, деликатно спросила, не знает ли она, кто подарил молодым эту чудесную старинную шкатулку для драгоценностей.

— Ну конечно, знаю, — любезно ответила хозяйка дома. — Это подарок миссис Дарефф. Она приобрела его в прелестной антикварной лавке в Вествилле.

Нэнси знала этот магазинчик и его хозяйку. Она тотчас же направилась к телефону; Нед сопровождал ее.

— Хорошенький ты нашла способ веселиться на свадьбе! — с притворным неодобрением ворчал он, пока Нэнси набирала номер.

— Как только я закончу разговор, мы пойдем и еще подкрепимся, — пообещала она.

— Идет! — улыбнулся он. — А кроме тоге, со свадьбы мы прямиком едем в загородный клуб. Сегодня там танцы, и мы с ребятами решили устроить там маленькую вечеринку.

— Отлично, — просияла Нэнси. — Алло?.. Миссис Лоример?.. Это Нэнси Дру из Ривер-Хайтса.

Она сказала хозяйке антикварной лавки, где находится, а потом спросила у нее про шкатулку для драгоценностей.

— Правда, она прелесть? — восторженно воскликнула антикварша. — У кого я ее купила? Сейчас припомню… Ах да, конечно, я приобрела эту вещь пару месяцев назад у мистера Дэвида Карра.

— Этот Карр — среднего роста, с довольно-таки пронзительным взглядом? Он из Сан-Франциско? — спросила Нэнси.

— Да, да, верно. Вы его знаете?

— Я о нем слышала. Миссис Лоример, этот человек — вор. Если он снова появится у вас, пожалуйста, сразу же сообщите в полицию!

В этот момент к Нэнси подбежала Бесс Мар-вин с криком:

— Пошли! Скорей!

Нэнси простилась с миссис Лоример и повесила трубку.

— Новобрачная сейчас подбросит свой букет! — возбужденно возвестила Бесс. — Неужели ты не хочешь поймать его? — спросила она, покосившись на Неда.

Нэнси покраснела и устремилась туда, где многочисленные руки нетерпеливо тянулись вверх в надежде поймать символический букет «следующей, кто выйдет замуж». Но она не полезла в толпу, и букет белых роз поймала подружка невесты.

Пока новобрачная переодевалась наверху в дорожное платье, Нэнси заметила среди гостей новые лица. Это были Дик Милтон и его жена Конни. Подойдя к ним, она узнала, что они только-только приехали. Дик не мог раньше отлучиться из магазина, а Конни не с кем было оставить ребенка.

— Девочка сейчас на улице, гуляет, — пояснила Конни, когда Дик познакомил ее с Нэнси.

— Как обидно, что вы не видели венчания, — посочувствовала Нэнси. — Когда в следующий раз захотите куда-нибудь выйти, скажите мне. Я с удовольствием посижу с малышкой.

— Очень мило с вашей стороны, Нэнси. Мне неудобно сразу же пользоваться вашим любезным предложением, но скажите, девятнадцатого вы свободны? — спросила Конни.

— Да. Я приду к вам.

— Дело в том, что меня пригласили на ленч, — объяснила Конни, — а Дик в этот день уедет из города разузнать насчет какого-то нового сорта глины.

— Увы, не фарфоровой, — тихо проговорил Дик. — Вам, Нэнси, не удалось ничего обнаружить?

Девушка рассказала ему о своих поисках и о том, как обе подсказки Майлза Монро о возможном местонахождении разработки фарфоровой глины привели ее к загадочному огороженному участку в лесу.

— Я поеду туда снова при первой же возможности.

— Надеюсь, вы разыщете эту глину, — ответил Дик. — Чем скорей я расплачусь с мистером Су-ном, тем лучше, но для этого мне должно крупно повезти…

— Новобрачные уезжают! — торжественно провозгласила одна из девушек, и на молодоженов, вышедших через холл на парадное крыльцо, со всех сторон посыпались бумажные розовые лепестки. Затем хлопнула дверца машины, и молодая чета отправилась в свадебное путешествие.

Нед отыскал Нэнси, и, попрощавшись с хозяином и хозяйкой дома, они вместе с компанией друзей поехали в загородный клуб.

Когда танцы закончились, Нед усадил Нэнси в машину и, сев за руль, повез ее домой.

— Давай поедем дорогой Трех мостов, — предложила она.

— Что, рассчитываешь найти Маннинга-Карра у Охотничьего моста? — ухмыльнулся он.

— Мне кажется, там творятся престранные вещи, — серьезно ответила Нэнси. — Похоже, Маннинг использует этот мост как место для встреч.

Нед свернул на дорогу Трех мостов и с ветерком погнал в сторону Ривер-Хайтса. Когда они подъехали к извилистому участку пути, он нажал на тормоз и на малой скорости повел машину по петляющей дороге. На последнем из крутых поворотов Нэнси особенно внимательно всматривалась в подлесок за обочиной дороги. Но там, где она недавно видела мужские следы, сейчас взор ее не уловил ничего, кроме черных ночных теней.

Тогда Нэнси перенесла внимание на другую сторону дороги и продолжала вглядываться, пока машина медленно приближалась к Охотничьему мосту.

Вдруг за кустами на берегу ручья, рядом с мостом, Нэнси заметила слабый свет карманного фонарика.

— Смотри! — Она взволнованно показала в ту сторону, доставая из ящичка для перчаток свой собственный фонарик. — Останови машину! — попросила она Неда. — Давай-ка выясним, в чем тут дело!

Они вылезли из автомобиля и стали крадучись пробираться вниз по насыпи к месту, где Нэнси увидела свет. Оба двигались осторожно, стараясь не наступать на ветки и не задевать камешки, так как малейший звук мог выдать их присутствие.

Когда они приблизились к кустарнику, свет погас. Нэнси и Нед, затаив дыхание, вглядывались в темноту, но так ничего и не увидели.

Наконец Нэнси посветила фонариком перед собой. В следующее мгновение она сбросила туфли и вошла в воду.

— Ты что?! — изумленно воскликнул Нед.

Нэнси быстро перешла узкий и мелкий ручей, а оказавшись на другом берегу, подняла с земли какой-то предмет и навела на него луч фонарика.

— Что это? — спросил Нед с другого берега. Она показала ему зеленого слоника из нефрита дюймов трех в длину и двух — в высоту.

— Как он туда попал? — изумился Нед.

— Кто-то его просто обронил, — ответила Нэнси. — И, по-моему, случайно.

— Я переберусь к тебе и помогу разыскать этого человека, — вызвался Нед. — Имеет эта вещица хоть какую-нибудь ценность?

Нэнси только собралась сказать ему в ответ, что это, по ее мнению, ценная нефритовая статуэтка, принадлежащая мистеру Суну, как послышался шум мотора.

— Моя машина! — вскрикнула Нэнси и бросилась обратно через ручей.

Надев туфли, она устремилась за Недом, который уже почти вскарабкался на насыпь. Когда до конца насыпи оставалась какая-нибудь пара футов, они поняли, что случилось самое худшее.

Автомобиль Нэнси уносился в темноту ночи!
 
NancyДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:23 | Сообщение # 15
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
СМЕЛЫЙ ПЛАН

Нэнси и Нед ошеломленно смотрели вслед машине, пока не исчезли из виду задние фонари.

— Какой же я кретин! — сокрушался Нед. — Запри я машину, этого бы не случилось! Надо скорей бежать к телефону и звонить в полицию, — добавил он. — Патрульная машина может еще настичь угонщика.

Нэнси через силу улыбнулась.

— Боюсь, мы опоздаем, Нед, — ответила она. — До ближайшего телефона — мили две.

Молодой человек, нахмурясь, сосредоточенно размышлял.

— Наверное, самое лучшее сейчас — остановить попутную машину, — сказал он наконец. — Может быть, водитель довезет нас до города и мы еще успеем что-нибудь предпринять.

Но Нэнси знала, как мала вероятность того, что кто-нибудь проедет по этой уединенной лесной дороге в столь поздний час. Поэтому они с Недом двинулись в город пешком. Нэнси сжимала в руке нефритового слоника.

Нед в вечернем костюме с гвоздикой в петлице имел чрезвычайно несчастный и нелепый в такой обстановке вид. Нэнси в ее туфлях на высоком каблуке трудно было шагать по неровной дороге, к тому же ее чулки совсем промокли во время переправы через ручей.

Протащившись две мили, они добрались до бензоколонки, откуда Нэнси позвонила в полицию штата. Дежурный заверил ее, что уведомит об угоне все патрульные машины и они немедленно начнут поиск. Затем он обещал прислать автомобиль, который развезет их с Недом по домам.

Нэнси ничего не сказала про нефритового слоника, так как ей хотелось самой отдать его мистеру Суну или Дику.

— Нэнси, — сказал Нед, когда они подъехали к ее дому, — завтра рано утром я должен был вернуться в колледж, но теперь мне, пожалуй, лучше остаться здесь и помочь разыскать твою машину.

— Нет, возвращайся в колледж, — покачала она головой. — Мне кажется, человек, который угнал машину, где-нибудь ее бросит. Она сама найдется.

Но следующим утром, позвонив в полицию, Нэнси узнала, что ее автомобиль не найден. Когда она вошла в столовую, отец уже заканчивал завтрак.

— Я в панике, папа! — объявила она. — Полиция до сих пор не нашла ни малейшего следа моей машины. Боюсь, ее никогда уже не вернут!

Того влетел в комнату и с радостным лаем бросился к своей хозяйке. Мистер Дру задумчиво поглядел на дочь, которая рассеянно чесала песика за ухом.

— Как ты думаешь, кто украл машину? — спросил он наконец.

— Я почти уверена, что ее украл Маннинг-Карр или кто-то, с кем он собирался встретиться, — ответила она.

Адвокат отхлебнул кофе.

— Наверное, ты права, — согласился он. — Не нравится мне эта ситуация. Я навел кое-какие дополнительные справки о Карре…

— Расскажи, что ты узнал, — попросила Нэнси, отгоняя тревожные мысли об украденной машине.

— Как мне сообщил представитель федеральных властей в Вашингтоне, — продолжал мистер Дру, — Карра разыскивают по обвинению в контрабанде и десятке других преступлений. Между прочим, он смешанной крови…

— С примесью китайской? — перебила Нэнси.

— Его мать была китаянка. Отец — американец. Внешностью он пошел в отца.

— О! — возбужденно воскликнула Нэнси. — Теперь я начинаю соображать, что к чему…

— И это еще не все, — продолжал отец. — У Карра есть брат, по некоторым сведениям, тоже преступник. Но он слишком хитер и не оставляет следов. Ничего определенного о нем не известно. Федеральные власти даже не знают, где он находится: то ли на Востоке, то ли в Соединенных Штатах.

— Он похож на Карра? — быстро спросила Нэнси.

— Нет, — ответил адвокат. — Он похож на китайца.

Нэнси обдумала полученные сведения. Теперь она была уверена, что Карр орудует на пару с братом. Вот почему она обнаруживала, к немалому своему недоумению, следы двух разных мужчин.

И ей стало понятно, кто был тот человек, который получил на почте денежный перевод на имя мистера Суна.

«Может быть, брат Карра скрывается на огороженном участке в лесу? — подумала она после ухода отца. — Да и сам Карр, возможно, тоже там!»

Нэнси решила поближе познакомиться с территорией за забором, как только отдаст нефритового слоника. Она попросит Бесс или Джорджи отвезти ее туда, если их родители разрешат им воспользоваться семейным автомобилем. Уж на этот-то раз она узнает, зачем этот участок огородили таким высоким забором!

Ханна Груин настояла на том, чтобы Нэнси посвятила ее в свои планы. Она нашла замышляемую ею экспедицию опасной и сочла своим долгом предостеречь Нэнси.

— Ведь ты можешь нарушить границу чужого владения, никак не связанного с загадкой, которую ты хочешь разгадать, — напомнила она. — Там, возможно, живут ни в чем не повинные люди, и они имеют полное право охранять свое владение от вторжения непрошенных гостей.

Нэнси крепко обняла преданную экономку.

— Если со мной что-нибудь случится, я знаю, что вы придете мне на помощь!

Нэнси направилась к телефону, а миссис Груин с улыбкой смотрела ей вслед. Она знала, что, хотя юная сыщица полна решимости раскрыть тайну, она не станет предпринимать ничего безрассудного.

Номер мистера Суна не отвечал, поэтому Нэнси набрала номер магазина Дика Милтона.

— Дик, не падайте! — сказала она. — Я нашла украденного нефритового слоника.

— Без шуток?! Потрясающе!

Она спросила, не хочет ли он лично вернуть эту вещицу мистеру Суну.

— Это вы нашли слоника. Вы и передайте его, пожалуйста, владельцу.

Нэнси согласилась и спрятала слоника в глубине туалетного столика в своей спальне, решив, что передаст нефритовую скульптурку мистеру Суну позже.

Весело напевая в предвкушении скорой разгадки тайны огороженного участка в лесу, Нэнси направилась к дому Бесс Марвин. Толстушка Бесс и Джорджи гоняли по лужайке мячи для гольфа. Нэнси рассказала им о событиях вчерашнего вечера; подружки слушали ее, раскрыв рот от удивления.

— Так что теперь я ищу человека, который отвез бы меня к таинственному участку, — объявила она в заключение.

— Опять? — изумилась Бесс. — Не нравится мне это место!

— А, брось ты! — махнула рукой Джорджи.

— Ну ладно, — неохотно согласилась Бесс. — Я пойду спрошу у мамы, можно ли взять машину.

Через пару минут она вернулась и сообщила, что сможет взять автомобиль во второй половине дня.

В четыре часа подруги отправились в путь. На этот раз они привязали к верху автомобиля лестницу.

Бесс повела машину в сторону дороги Трех мостов. Через некоторое время три девушки вышли и зашагали через лес, неся с собой лестницу.

Когда в конце концов подружки увидели на прогалине перед собой знакомую прямоугольную ограду, они остановились отдохнуть. С загадочного участка за забором не доносилось ни единого звука. Эта тишина казалась странной.

На лице Бесс была написана тревога.

— О, Нэнси, не нравится мне это! — прошептала она. — Давай вернемся!

— Не будь дурочкой! — одернула Джорджи двоюродную сестру.

Бесс испуганно смолкла и лишь нервно оглядывалась вокруг. Нэнси и Джорджи подхватили лестницу, и дружная троица двинулась дальше. Когда они проходили мимо доски забора с дыркой от сучка, неподалеку от покосившейся трубы, Нэнси решила заглянуть внутрь.

— Бесс, похоже, ты была права! — воскликнула она. — Вполне возможно, что кто-то и впрямь высовывал руку из трубы! Теперь там появилась новая эмблема!

Девушки бросились к Нэнси и принялись по очереди с изумлением рассматривать эмблему. Озадаченная Нэнси сообщила им, что, когда они с Недом разглядывали трубу, того украшения из железок, которое они видели там в первый раз, уже не было.

— Это новое украшение, — сказала она, доставая из сумочки карандаш и записную книжку, — похоже на прежнее, только в нем побольше поперечных прутьев.

— Смахивает на какой-то восточный орнамент, — заметила Джорджи.

Нэнси промолчала. Она попросила подружек помочь ей прислонить лестницу к забору и затем проворно вскарабкалась на нее.

За забором она увидела в точности такой же пейзаж, какой предстал ее взору, когда она явилась сюда с Недом. За кустами и деревьями почти ничего не было видно.

Спустившись, Нэнси предложила перенести лестницу к той части забора, откуда она еще не заглядывала внутрь. Девушки отнесли лестницу к противоположному от покосившейся трубы концу огороженного участка.

И снова Нэнси принялась осматривать территорию за забором.

— Что-нибудь видно? — спросила Бесс. Нэнси оглянулась и покачала головой.

— Может быть, люди бывают тут лишь изредка? — высказала догадку Джорджи.

— А по-моему, они приходят и уходят не так уж редко, — возразила Нэнси и взволнованно добавила: — Девочки, я вижу калитку!

— Где? — спросила Джорджи.

— Неподалеку отсюда. Она очень хитроумно устроена, так чтобы снаружи было совершенно незаметно…

Не успела Нэнси закончить фразу, как что-то внизу привлекло ее внимание.

— Сюда кто-то идет! — объявила она. — Какая-то очень странная фигура…

В сторону Нэнси между деревьями, растущими на огороженной деревянным забором территории, направлялась высокая женщина в широком, ниспадающем свободными складками платье цвета лаванды. На голове у нее был капюшон такого же цвета. Она была подпоясана узловатой веревкой, концы которой почти касались ее сандалий. Женщина грозно сверлила глазами девушку, глядевшую на нее через забор.

— Немедленно слезайте оттуда! — потребовала она.

Подойдя к калитке, она отодвинула железный засов и открыла хитроумно замаскированную дверцу. В тот момент, когда женщина появилась за забором, Нэнси стремительно спустилась с лестницы. Женщина быстрым шагом подошла к трем подругам.

— Что вы здесь делаете? — грозно спросила она.

— Мы не делали ничего дурного… — пролепетала Бесс, но Нэнси перебила ее.

— Мы кое-что ищем, — объяснила она с дружелюбной улыбкой. — Нам нужно было посмотреть, нет ли того, что мы ищем, по ту сторону забора.

— Вы не имеете права подглядывать, что делается на нашем участке! — резко ответила женщина. — Убирайтесь и никогда больше сюда не приходите!

— Пойдем! — Бесс испуганно потянула Нэнси за рукав.

Но Нэнси не обратила на ее призыв никакого внимания.

— Мы уйдем не раньше, чем узнаем то, ради чего мы сюда явились, — заявила она. Глаза женщины сузились.

— Что же вы хотели узнать? — спросила она после паузы.

— Мы разыскиваем разработку фарфоровой глины, — объяснила Нэнси. — У нас есть основания полагать, что она находится где-то здесь. Вам что-нибудь известно об этом?

Нэнси заметила, как сжались кулаки женщины, наполовину спрятанные под длинными широкими манжетами.

— Ни о чем подобном мне не известно. И не забудьте, что я вам сказала: никогда больше сюда не приходите! — отрезала женщина.

Джорджи, которая все это время с удивлением рассматривала ее длинное платье с капюшоном, неожиданно спросила:

— Вы принадлежите к какой-то религиозной секте?

— Я принадлежу к секте лавандовых сестер, — ответила женщина. — Сады за этой оградой священны. Тех, кто посмеет ослушаться нас и вторгнется в наши владения, злые духи будут мучить до самой гробовой доски!

Бесс с умоляющим выражением повернулась к Нэнси, но юная сыщица еще не собиралась уходить. Она спросила:

— С вами здесь живут китаянки? Лавандовая сестра пристально посмотрела на Нэнси.

— Нет, — ответила она. — Почему вы спрашиваете?

— Потому что на трубе у вас вывешен иероглиф, — сказала Нэнси.

— Иероглиф? — озадаченно переспросила женщина, после чего поспешно добавила: — Ах да, иероглиф. Я совсем забыла.

И, не вдаваясь в дальнейшие объяснения, она снова велела девушкам убираться.

— Джорджи, помоги мне нести лестницу, — сказала Нэнси.

Нэнси взялась за один конец лестницы, Джорджи — за другой, и девушки отправились в обратный путь через лес. Женщина некоторое время смотрела им вслед, затем быстро вернулась за ограду и заперла за собой калитку.

— Странное местечко для религиозной секты, — заметила Бесс, подныривая под низко нависшую ветку.

— А я не уверена, что это действительно религиозная секта, — отозвалась Нэнси.

— И я тоже! — заявила Джорджи. — Все, что эта женщина говорила насчет религии, — какая-то тарабарщина! По-моему, у нее просто не все дома!

— Кто знает! — серьезно заметила Бесс. — Как бы то ни было, а я рада-радешенька, что мы уходим оттуда.

— Ба! — воскликнула Джорджи, когда они вышли на узкую лесную дорогу. — Когда мы шли туда, мы здесь не проходили. Но, может быть, эта дорога ведет к тому посыпанному гравием проселку?

Не прошли они и двух сотен футов, как вдруг Нэнси замерла на месте, уставясь на что-то, видневшееся на полянке прямо перед ними.

Это была машина Нэнси!

— Черт возьми! — воскликнула Джорджи, не веря своим глазам.

Девушки уронили лестницу на землю и со всех ног бросились вперед. Автомобиль был целехонек.

Нэнси открыла дверцу и заглянула внутрь. Все было на месте, кроме ключа зажигания. На полу лежали старые мужские ботинки с внутренним каблуком и толстой стелькой.

Повернувшись к подругам, Нэнси объявила:

— Не знаю, как вы, а я возвращаюсь к огороженному участку. То, что мы нашли здесь мою машину и эти ботинки, — не случайность. Я уверена, что машину украл какой-нибудь дружок Маннинга-Карра, и держу пари, что территория за забором служит им убежищем.

— Вот почему лавандовая сестра не хотела, чтобы мы отирались вокруг, — добавила Джорджи. — Я иду с тобой, Нэнси; посмотрим, что нам удастся выяснить!

— Но мы должны быть очень осторожны, — предостерегла Бесс.

Когда девушки снова вышли из леса на прогалину и подошли к забору, солнце спряталось за тучку. Нэнси приставила лестницу к забору не там, где раньше, а совсем в другом месте и быстро взобралась наверх.

— Посторожите! — шепнула она. — Я выйду через калитку.

В считанные мгновения Нэнси сломала заграждение из проржавевшей колючей проволоки. Затем, в последний раз оглядевшись по сторонам, чтобы удостовериться, что ее не заметили, юная сыщица осторожно спрыгнула с десятифутовой высоты внутрь огороженного участка.

Стараясь ступать бесшумно, она прокралась к краю зарослей из деревьев и кустарника. Справа от нее находились каменная стена и фасад старого кирпичного здания с покосившейся трубой.

Как раз в то мгновение, когда Нэнси решила покинуть свое укрытие за густыми кустами, она увидела лавандовую сестру, выходившую из деревянной дверцы в каменной стене. Рядом с ней трусил здоровенный пес — сторожевой мастифф![3]

Нэнси попятилась в глубину кустарника в надежде, что в наступивших сумерках ее движения останутся незамеченными. Огромный пес поднял голову, как бы прислушиваясь, но не посмотрел в ее сторону.

Женщина с мастиффом широкими шагами направилась к калитке в заборе. Когда они проходили мимо нее, Нэнси разглядела, что женщина ведет пса на длинной цепи, прикрепленной к ошейнику.

По мере того как женщина приближалась к забору, Нэнси наблюдала за ней со все возрастающим опасением. А вдруг она выйдет за калитку? Тогда она наверняка увидит Бесс и Джорджи, поджидающих снаружи!

Но подружкам повезло. Шагнув в сторону от калитки, лавандовая сестра прикрепила цепь к железному кольцу, вбитому в одну из досок забора.

Оставив мастиффа сторожить, она пошла обратно к кирпичному зданию.

Нэнси так обрадовалась счастливому спасению подруг, что ей не сразу пришло в голову, в каком трудном положении оказалась она сама. Но когда она снова перевела взгляд на мастиффа, до нее в полной мере дошла ужасная правда.

Она не могла ни продолжить обследование — собака тут же заметила бы ее, — ни выйти за ограду через калитку!

Более того, она не решалась подать знак подругам или окликнуть их из боязни выдать свое присутствие — ведь пес наверняка бы тут же залаял и поднял тревогу.

Нэнси оказалась в западне!
 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна покосившейся трубы.
Страница 1 из 212»
Поиск: