Приветствую Вас Странник
Понедельник
20.11.2017
05:05

[ Новые сообщения · Детективы · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Александровна, Nancy 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна балета "Щелкунчик".
Тайна балета "Щелкунчик".
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:01 | Сообщение # 1
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9


Аннотация

Нэнси разгадывает тайные причины событий, препятствующие постановке балета «Щелкунчик».

Оглавление

БИЛЕТ В СТРАНУ ТРЕВОЛНЕНИЙ
СТАРЫЕ ВРЕМЕНА, НОВЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
ПАРТНЕРЫ — ВРАГИ
НЕПРИЯТНОСТИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ
ОПАСНЫЕ ИГРУШКИ
КТО-ТО УСТРАИВАЕТ НЕПРИЯТНОСТИ
БОЛЬШИЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ
В ЛОГОВЕ МЫШИНОГО КОРОЛЯ
ПРАЗДНИК
ПОДОЗРЕВАЕМАЯ РЫДАЕТ
УЖАС НА СНЕГУ
ИСЧЕЗНУВШАЯ УЛИКА
РАЗБИТЫЕ МЕЧТЫ
ТЕМ ВРЕМЕНЕМ…
ЗВЕЗДА В ОПАСНОСТИ
ПА-ДЕ-ДЕ
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:03 | Сообщение # 2
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
БИЛЕТ В СТРАНУ ТРЕВОЛНЕНИЙ
— Обожаю «Щелкунчика», — заявила Джорджи Фейн. Она протянула своей лучшей подруге Нэнси Дру утреннюю газету городка Ривер-Хайтса, раскрытую на странице с объявлением о спектакле в местной балетной школе — «Академии танца мадам Дюгран». — Как я рада, что сможем его снова посмотреть в этом году! — добавила она, стягивая с головы сиреневую лыжную шапочку и встряхивая короткими темными кудрями. — Помнишь, как мы в нем танцевали?
— Конечно, — улыбаясь, ответила Нэнси. — Это было лет восемь назад. Правда, каждый раз я вспоминаю только, как Бесс споткнулась о хвост танцующей мышки и повалила нас с тобой на рождественскую елку.
— По-моему, хорошие солдатики из нас так и не получились.
Усмехнувшись, Джорджи свернула газету и положила ее на передний щиток машины Нэнси.
— Будем надеяться, что теперешние ученики мадам Дюгран более прилежны.
Нэнси поправила рассыпавшиеся по плечам светлые волосы и включила двигатель своего синего спортивного «мустанга». Обе восемнадцатилетние подруги выезжали из лесопарка, где только что завершился лыжный кросс.
— Бесс никогда не могла дождаться конца урока, помнишь? Все эти арабески и плие были ей совершенно не интересны.
— Это точно, — согласилась Джорджи. — Вот почему я никак не могу поверить, что моя сумасшедшая двоюродная сестрица работает сегодня в школе мадам Дюгран.
Нэнси удивленно посмотрела на подругу.
— А я думала, она покупает рождественские подарки.
— Нет, Бесс сейчас помогает шить костюмы, — сказала Джорджи. — Вчера она встретила мадам Дюгран в торговом центре, разговор зашел о «Щелкунчике», и тут мадам ей и сказала, что спектакль может быть не готов к сроку.
— Это почему же? — Нэнси удивленно подняла брови, — Школа ставит «Щелкунчика» каждый год. У них что, нет готовых костюмов и декораций?
— Наверное, Бесс просто помогает подогнать костюмы для новых исполнителей, — ответила Джорджи. — Директриса еще сказала, что арендная плата за помещение неожиданно очень повысилась да и в самом доме многое нуждается в ремонте. Мне кажется, мадам Дюгран надеется, что спектакль в этом году будет иметь особый успех и она сможет оплатить все расходы. Поэтому ей хочется, чтобы все было по высшему разряду, а ты же знаешь, как Бесс отзывчива. Она тут же согласилась помочь.
— Угу, — задумчиво проговорила Нэнси. — К тому же это избавило ее от участия в нашем лыжном кроссе.
Джорджи рассмеялась.
— А знаешь, ты права. Ведь шить можно сидя, Бесс даже не будет считать это работой. И у меня есть еще одна догадка. Бесс захотелось встретиться с Шейной Эдварде.
— Да, Шейна всегда была очень славной, — согласилась Нэнси, обгоняя медленно двигавшуюся машину. — Мы так и думали, что из всех балерин Ривер-Хайтса именно она будет танцевать в Нью-Йорке. Но ведь нью-йоркская балетная труппа сама ставит «Щелкунчика». Разве Шейна не предпочтет танцевать там?
— Бесс сказала, что Шейна приехала по просьбе мадам Дюгран, — объяснила Джорджи. — Директриса надеется, что участие в здешнем спектакле знаменитой выпускницы вызовет большую сенсацию.
— Я тоже на это надеюсь, — сказала Нэнси. — Мне всегда нравилась мадам Дюгран, и я знаю, как много значит для нее эта балетная школа.
— Послушай, а почему бы нам не заехать туда прямо сейчас, — предложила Джорджи. — Это будет сюрприз для Бесс, и мы сможем взять ее с собой на ленч.
— Отличная идея. — Нэнси включила сигнал поворота и повернула направо на Мейн-стрит. — Я все равно должна купить билет на вечер в честь Шейны.
Джорджи вздохнула.
— Мне тоже очень хотелось бы пойти на этот вечер, но в то же самое время состоится праздничная встреча участников лыжного кросса.
— Возможно, Шейна сейчас там, — сказала Нэнси. Свернув на стоянку возле балетной школы, она поставила «мустанг» на ближайшее свободное место.
Школа размещалась в низком прямоугольном здании, где когда-то был склад. По проекту, сделанному мадам Дюгран, в кирпичных стенах был пробит ряд высоких окон, а часть крыши застеклена, чтобы в помещение падал верхний свет. Внутри были выстроены два больших учебных зала, уборные для исполнителей, кабинет самой директрисы и вместительный зрительный зал.
— Выглядит все так же, как всегда, — заметила Джорджи, направляясь вместе с Нэнси по заснеженной дорожке к двойным входным дверям. Неожиданно Джорджи поскользнулась на ледяной проплешине. — Ой, — вскрикнула она, почувствовав, что падает.
Нэнси подхватила подругу под локоть, но слишком поздно — Джорджи плюхнулась в сугроб.
— Ты цела? — спросила Нэнси. Она не могла сдержать улыбку при виде сердитого лица подруги.
— Цела, — ответила Джорджи. — Просто не верится. За все утро на лыжах я ни разу не упала. Нэнси помогла ей подняться.
— Ты не виновата. Дорожку должны были посыпать песком или солью. Помнишь, как всегда следила за этим мадам Дюгран? Она не хотела, чтобы кто-нибудь из ее драгоценных балерин поранился или ушибся.
— Тогда лучше ее предупредить, что тут лед, — сказала Джорджи, отряхивая снег с брюк.
Когда они подошли к дому, Нэнси заметила, что со ступенек тоже не счищен лед.
— Это уж вовсе опасно, — сказала она.
Джорджи открыла дверь, и они вошли в холл. Нэнси сразу обратила внимание на облупившуюся краску стен и потертый линолеум.
— Наводит на воспоминания, правда? — спросила Джорджи. Нэнси кивнула.
— А в общем-то Бесс права. Здесь все обветшало, если сравнить с тем, как это выглядело раньше.
Девушки пересекли холл.
— Ремонт стоит дорого, — сказала Джорджи, — а Бесс мне говорила, что из-за повышения арендной платы у мадам Дюгран появились финансовые трудности. В этом году она вела большинство классов сама или с помощью старших учеников, которые поэтому не платили за обучение.
— Значит, доходов у школы стало меньше, — подытожила Нэнси. — Будем надеяться, что возвращение Шейны привлечет на спектакль много публики и это поможет мадам Дюгран.
— А где же балерины? — спросила Джорджи, останавливаясь перед входом в фойе и оглядывая пустое помещение. — Куда все подевались?
Нэнси услышала далекий звук фортепьяно.
— Они, наверно, на занятиях.
— Бесс должна быть в костюмерной, — сказала Джорджи.
— Это ведь в подвале, правильно? — спросила Нэнси. — Пошли поищем ее там.
Девушки стали спускаться по тускло освещенной лестнице. С высокого потолка свисала паутина.
— Не хотела бы я ходить тут в одиночку, — прошептала Джорджи. — Тут как-то…
— Кто там? — крикнул пронзительный женский голос, обрывая Джорджи на полуслове. Навстречу им по узкому темному коридору ковыляла пожилая женщина с палкой. Остановившись у нижней ступеньки лестницы, она стала разглядывать подруг сквозь круглые очки, какие носят старухи. Тонкие снежно-белые волосы ореолом окружали ее голову.
— Меня зовут Нэнси Дру, — вежливо ответила Нэнси. — А это Джорджи Фейн. Мы пришли повидаться…
— Нэнси! Джорджи! — воскликнула Бесс, выходя из костюмерной вслед за старой женщиной. — Вот сюрприз! Как покатались?
— Замечательно, — ответила Джорджи. — Мы здесь остановились по дороге спросить, не хочешь ли ты пообедать вместе с нами.
Бесс посмотрела на старушку и сказала неуверенно:
— Не знаю, могу ли я уйти. Я еще не закончила пришивать кружева на ночную рубашку Клары.
Седая женщина ласково улыбнулась.
— Иди поешь, милочка. Ты уже заслужила отдых.
— Тогда все в порядке, — ответила Бесс. — Но сначала, мадам, я хочу показать подругам, какие вещи вы умеете делать. — Познакомив Нэнси и Джорджи с Гертрудой Воласки, Бесс сказала: — Миссис Воласки самая замечательная портниха на свете.
— Ну что ты, Бесс, — скромно покачала головой миссис Воласки. — Не преувеличивай.
— Я не преувеличиваю, — настаивала Бесс. — Вы просто творите чудеса иголкой и ниткой.
— Это все потому, что я потратила тридцать лет жизни на шитье в химчистке своего мужа, — объяснила миссис Воласки.
Бесс провела девушек через небольшой холл в довольно просторную комнату. Длинные флюоресцентные лампы освещали вешалки с костюмами. На больших столах стояли две швейные машины, вокруг лежали ножницы, булавки и выкройки, а на полках хранились катушки ниток и разноцветные рулоны материи.
Только теперь, оказавшись рядом с женщиной, Нэнси заметила, какая она маленькая. Опущенные плечи и сгорбленная спина делали миссис Воласки совсем крошечной.
— А почему вы стали заниматься театральными костюмами? — спросила Нэнси, показывая рукой на ряды платьев, солдатских мундиров, балетных пачек и бутафорских костюмов, изображающих мышей.
Старая женщина рассмеялась.
— Я люблю балет. Примерно месяц назад я была здесь на спектакле и в разговоре с мадам Дюгран упомянула, что занималась шитьем. А вы, наверное, знаете, что мадам Дюгран умеет уговаривать, ну вот я и согласилась помочь с костюмами для «Щелкунчика». Для такой старухи, как я, это неплохое занятие. — Она снова улыбнулась. — Теперь прошу извинить меня, я должна разыскать Лоренса. Он вчера обещал мне достать розовый тюль.
Девушки попрощались с миссис Воласки и старая женщина с помощью палки медленно заковыляла в холл.
Когда она ушла, Бесс схватила Нэнси за руку.
— Я хочу показать вам костюм Феи Драже, который миссис Воласки шьет для Шейны, — сказала она возбужденно. Перебрав костюмы на вешалке, она вытащила платье с корсажем из отливающего серебром блестящего шелка и пышной юбкой из серебристого тюля. И юбка, и бретели корсажа были украшены гроздьями розового бисера.
— Очень красиво, — сказала Нэнси, щупая тонкую ткань.
— Выглядит очень дорогим, — заметила Джорджи. — А я думала, мадам Дюгран старается экономить.
— Костюм Шейны и должен быть особенным, но большинство остальных мы просто переделываем. — Бесс повесила платье Шейны и вытащила солдатскую форму. — Вам это ни о чем не напоминает? — спросила она, хитро поглядывая на подруг. — Например, о премьере, когда я оказалась звездой спектакля?
— Ах, вот как! — притворно удивилась Нэнси, и подруги разразились смехом. — А я-то думала, ты просто свалилась на нас с Джорджи и мы втроем опрокинули большую рождественскую елку.
— Наверное, это больше похоже на правду, — посмеиваясь, признала Бесс, а потом нахмурилась. — Будем надеяться, в этом году «Щелкунчик» пройдет с настоящим успехом. Пока что у мадам Дюгран одни трудности.
Нэнси удивленно посмотрела на нее.
— Ты имеешь в виду повышение арендной платы?
— Дело обстоит гораздо хуже, — ответила Бесс. — Все время происходят какие-то мелкие неприятности, это накапливается и начинает давить.
— Какие неприятности? — спросила Джорджи. Бесс заговорила шепотом:
— У двух девочек украли из шкафчиков балетные туфли. Кроме того, было много недовольных и среди детей, и среди родителей из-за распределения ролей.
— Ну, недовольные были всегда, — напомнила ей Нэнси. — Ведь мы когда-то тоже воображали себя прекрасными танцовщицами и считали, что нам должны давать главные роли.
Бесс повесила обратно солдатскую форму.
— Ты права, но сейчас все как-то по-другому. Мадам Дюгран так нервничает, что это действует на остальных.
— А как к этому относится Шейна? — спросила Джорджи. — Ведь она приехала из самого Нью-Йорка, чтобы станцевать в этом спектакле.
— Не знаю, в курсе ли Шейна здешних дел, — ответила Бесс, беря свое пальто, перекинутое через спинку стула. — Зато я знаю, что она захочет повидаться с вами обеими.
— Прекрасно, — сказала Джорджи.
— Давайте-ка я сначала куплю билет на праздничный вечер, — предложила Нэнси, — а потом мы разыщем Шейну.
— Правильно, — согласилась Бесс.
Девушки поднялись наверх в холл, теперь уже вовсе не пустой. Сейчас там разминались перед началом следующего урока несколько старшеклассников — мальчиков и девочек в «шерстянках» и спортивных костюмах.
Дверь в кабинет мадам Дюгран оказалась открытой. Заглянув через плечо Бесс, Нэнси заметила, что маленькая комната буквально набита разными папками с документами. Мадам Дюгран, худенькая привлекательная женщина лет пятидесяти, сидела на вращающемся кресле за старомодным бюро со скользящей крышкой, заваленным бумагами и конвертами. Справа от бюро стоял компьютер на подставке.
Бесс постучала по дверной раме, и мадам Дюгран подняла голову от раскрытой бухгалтерской книги. Увидев, кто пришел, она приветливо улыбнулась. Нэнси подумала, что, несмотря на седину, мадам Дюгран совсем не постарела с того времени, когда они трое учились здесь восемь лет назад.
— Бесс! — воскликнула директриса, вставая из-за бюро. — Ну как костюмы?
— Замечательно! Платье Феи Драже просто произведение искусства. — Бесс зашла — в кабинет и поманила рукой Нэнси и Джорджи. — Я привела двух ваших бывших учениц. Одна из них хотела бы купить билет на праздничный вечер.
Мадам Дюгран улыбнулась еще приветливее.
— Нэнси Дру и Джорджи Фейн! Какой приятный сюрприз!
— Билет нужен Нэнси, — пояснила Джорджи. — Я тоже очень хотела бы пойти на праздник, — добавила она поспешно, — но у нас сегодня вечер в честь окончания лыжного кросса.
— Остаешься заядлой спортсменкой, — отметила мадам Дюгран. — А ты чем сейчас занимаешься, Нэнси?
— Она всего лишь лучший на свете детектив среди девушек, — вмешалась Бесс. Нэнси рассмеялась.
— Ну так уж и лучший!
— Я очень рада, что ты сможешь побывать на нашем празднике, — сказала директриса, выдвигая ящик бюро, чтобы достать билет. — Насколько я помню, вы все трое были знакомы с Шейной…
Внезапно раздался пронзительный сигнал тревоги.
Бесс буквально подпрыгнула:
— Что это такое?
В мгновение ока мадам Дюгран вскочила и пробежала мимо девушек в холл.
— Это — пожарный сигнал, — бросила она на бегу через плечо.
Догнав директрису уже в холле, Нэнси спросила:
— Что, на сегодня была назначена учебная тревога?
— Нет! — воскликнула мадам Дюгран, переходя на быстрый шаг. — Это, должно быть, настоящий пожар!
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:03 | Сообщение # 3
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
СТАРЫЕ ВРЕМЕНА, НОВЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
— Надо сразу же вывести учеников из здания, — задыхаясь от волнения, проговорила мадам Дюгран.
Нэнси понимала, что времени терять нельзя. Слабая струйка дыма уже втягивалась в холл. Бесс и Джорджи шли следом за Нэнси.
— Бесс! — крикнула Нэнси. — Звони в пожарную охрану, потом беги в подвал и проверь, слышала ли миссис Воласки сигнал тревоги.
Бесс кивнула и схватила телефонную трубку.
— А я проверю, все ли ушли из гардеробной, — сказала Джорджи и побежала к вращающейся двери.
Нэнси и мадам Дюгран поспешили через холл в первый учебный зал.
Одна из старших учениц стояла посреди комнаты в панике, не зная, что делать. Несколько младших детей с воплями метались взад и вперед по залу.
Мадам Дюгран несколько раз хлопнула в ладоши.
— Тихо! — крикнула она. — Всем построиться за мисс Сарой!
Убедившись, что мадам Дюгран справляется с ситуацией, Нэнси бросилась в соседний зал. Высокая рыжеволосая женщина направляла к двери десяток одетых в трико девочек. Нэнси вдруг поняла, что это и есть Шейна Эдварде.
— Класс! Построиться! — твердым голосом приказала Шейна.
Нэнси схватила двух мальчишек, пытавшихся пробежать мимо нее, и поставила их в шеренгу за Шейной.
— Скорее, скорее, — повторяла она, помогая вывести детей в холл. — Нужно всем выйти наружу. Подбежала Бесс.
— Подвал пуст, — проговорила она, задыхаясь. — Миссис Воласки, очевидно, уже вышла из школы.
Девочка лет девяти остановилась и потянула Нэнси за рукав.
— А наши пальто? — спросила она. Она была такая же рыжеволосая, как Шейна. — Можно сбегать за ними в гардеробную?
Бесс покачала головой.
— Нет, Мишель, надо все делать так, как мы делали недавно во время учебной тревоги. — Она легонько подтолкнула девочку к наружной двери.
— Это младшая сестра Шейны, Мишель, — шепнула Бесс Нэнси по дороге в зрительный зал. — Она в этом году танцует Клару в «Щелкунчике».
Бесс помогла Нэнси открыть двойную дверь в зрительный зал. Девушки заглянули внутрь. Длинные ряды стульев и темная сцена были пусты. Нэнси потянула носом воздух.
— Пахнет дымом, — сказала она.
— Тогда давай уйдем отсюда. — Развернувшись, Бесс двинулась назад. Нэнси на мгновение заколебалась. Если она найдет, где загорелось, можно погасить огонь и спасти здание.
Бесс с силой потянула Нэнси за руку.
— Знаю, что ты задумала, Нэнси Дру. Не смей! Пусть пожар тушат пожарные!
— Ты права. — Подруги быстро закрыли двери и зашагали по опустевшему холлу. У выхода они встретили Джорджи. Она помогала последней группе учеников спускаться по скользким ступенькам и провожала их до машин.
— Все ли вышли? — спросила мадам Дюгран, стоявшая на тротуаре в окружении группы дрожавших от холода детей. Небо закрывали темные тучи, и уже начали падать редкие снежинки.
— Да, — крикнула в ответ Нэнси и, услышав звук сирены, посмотрела на улицу. К школе подъезжала большая машина городской пожарной службы Ривер-Хайтса. Нэнси побежала по скользкому тротуару навстречу первому вышедшему из машины пожарному.
— Мы обнаружили запах дыма в зрительном зале, — сказала она, показывая на левое крыло здания. Сделав знак остальным, пожарный заторопился в ту сторону.
Вернувшись к Джорджи и Бесс, Нэнси стала изучать обстановку перед школой. Шейна Эдварде вела двух девочек к ожидавшей машине. Миссис Воласки, прихрамывая, шла по тротуару, опираясь на руку светловолосого молодого человека лет двадцати. Несколько родителей учеников подъехали на машинах к зданию школы. Мадам Дюгран выводила их детей из толпы, стоящей на тротуаре.
— Мадам Дюгран! — позвала Нэнси, подбегая к директрисе по заснеженной траве. — Может быть, нам пока посадить остальных детей в машины? Пусть согреются.
— Очень хорошо, Нэнси. Спасибо за помощь. В этот момент мимо Нэнси пробежала женщина в фиолетовом спортивном костюме. Она тащила за руку перепуганную девочку в трико и свитере.
— Этот пожар — последняя капля, Элис! — возбужденно заговорила женщина, обращаясь к мадам Дюгран. — Я ухожу. Поищи кого-нибудь другого, кто займется реквизитом и бутафорией. И еще тебе придется найти замену Тиффани — я забираю ее из этого спектакля и вообще из школы.
С этими словами женщина круто повернулась и пошла прочь, таща за собой расстроенную малышку.
Лицо мадам Дюгран залило краской, но она сразу же нагнулась к мальчику, цеплявшемуся за ее ногу.
— Ну-ка надень вот это, Патрик, тебе надо согреться, — сказала она, снимая с себя свитер и закутывая им ребенка. Потом подозвала жестом светловолосого молодого человека. — Лоренс, открой фургон. Нужно туда посадить как можно больше детей.
Несколько минут Нэнси помогала Лоренсу, Джорджи, Бесс и директрисе устраивать ребятишек в фургоне и в своем «мустанге». Часть детей разобрали подъехавшие еще родители, таким образом всем хватило места. Вскоре снаружи под летящим снегом остались только Нэнси и мадам Дюгран.
Пожарные входили в дом и выходили из него, но Нэнси не видела пламени и не чувствовала запаха дыма.
— Как вы думаете, отчего случился пожар? — спросила она.
Крепко обхватив себя руками и озабоченно глядя на здание школы, директриса покачала головой. Она как-то сгорбилась, ее седые волосы припорошили снежинки. В этот момент по ступенькам спустился начальник пожарной команды. Нэнси вслед за мадам Дюгран пошла по тротуару ему навстречу.
— Похоже, пожар возник из-за чьей-то небрежности, — строго сказал начальник. — Горела часть задника на сцене. Подозреваю, что причина в этом. — Он показал сигарету, положенную в пластиковый мешок.
— Но я запрещаю курить в здании школы! — негодующе воскликнула мадам Дюгран. Пожарник пожал плечами.
— Значит, кто-то нарушил запрет. — Он спрятал мешок во внутренний карман пальто, затем вынул из заднего кармана блокнот и ручку.
— Если уж говорить начистоту, — продолжал начальник, — тот, кто устроил этот пожар, мадам Дюгран, оказал вам услугу. В вашем помещении нарушен целый ряд противопожарных правил. Изношена электропроводка, пропитаны краской занавес и кулисы, а выход перегорожен стульями. Удивительно, что не заполыхал весь дом. — Пожарник вырвал листок из блокнота и протянул его мадам Дюгран. — Это — предписание. Все здесь перечисленное должно быть исправлено к следующей пятнице, иначе пожарная инспекция закроет вашу школу.
Лицо мадам Дюгран буквально посерело, когда она прочитала список.
— Но в пятницу у нас премьера, — сказала она, поднимая на пожарника свои голубые глаза. Тот снова пожал плечами.
— Это — ваши проблемы, а пожары — мои, и я не хочу, чтобы здесь снова что-то загорелось. Можете теперь войти в дом, — бросил он напоследок и, повернувшись к своим подчиненным, крикнул: — Сворачивайтесь, ребята!
Мадам Дюгран застыла на месте. Она не сводила глаз с предписания, которое держала в руках.
— Наверное, надо отвести ребятишек обратно в дом, — мягко сказала Нэнси.
Глубоко вздохнув, мадам Дюгран кивнула. Через двадцать минут ученики, которых не забрали родители, были уже в учебных классах.
— Пойду посмотрю на обгоревший задник, — сказала Нэнси, обращаясь к Бесс и Джорджи.
— Зачем? Ведь главный пожарник уже все осмотрел, а я умираю с голоду, — запротестовала Бесс, но Нэнси уже направилась через холл к залу.
— Эй! — раздался вдруг чей-то голос. Нэнси обернулась и увидела Шейну Эдварде, выходившую из гардеробной. Высокая и тоненькая балерина была одета в алое с розовым трико. Ее рыжие волосы, зачесанные наверх и собранные в узел, открывали длинную стройную шею и подчеркивали ее статную фигуру.
— Нэнси Дру! — воскликнула Шейна, сверкнув изумрудно-зелеными глазами. — Я так надеялась встретиться с тобой! — Тут Шейна заметила и Джорджи. Девушки обнялись.
— А мы надеялись посмотреть на знаменитую Шейну Эдварде, — сказала Джорджи.
— Слишком знаменитую, чтобы пойти в кафе с бывшими танцовщицами, исключенными за неуспеваемость? — шутливо спросила Бесс.
— Да ты что! — возмутилась Шейна. — Хотя, по правде говоря, мне нужно еще немного поработать с Росинкой и ее цветами. У них там не ладится эта сцена. Хотите посмотреть? Ой, девочки, если вы подождете, пока я закончу с ними, можно потом вволю потрепаться. Ужасно хочется знать, как тут у вас и что. Ну, в общем, все сплетни Ривер-Хайтса.
Бесс широко раскрыла глаза.
— О, у нас тут та-а-ак интересно! Девушки дружно рассмеялись.
— А мы хотим знать все про Нью-Йорк, — добавила Джорджи.
— Идет! — Шейна сжала руку Нэнси. — И спасибо, подружки, что помогли во время пожара. Полный был дурдом!
— Нет проблем, — ответила Нэнси. — Только мне сначала нужно купить билет на праздничный вечер, а потом я встречусь с вами…
— В зале «А», — договорила за нее Шейна. Схватив за руки Бесс и Джорджи, она быстро повела их за собой.
А Нэнси, войдя в зрительный зал, направилась к сцене. Она понимала, что начальник пожарной команды наверняка все тщательно осмотрел, но, возможно, обнаружив сигарету, он не стал больше ничего искать. Нэнси и сама не знала, что она, собственно, надеется выяснить. Был ли это поджог? Бесс ведь говорила, что в школе происходят странные вещи. К сожалению, за исключением нескольких деталей декораций, которые начали подкрашивать к предстоящему спектаклю, сцена была совершенно пуста. Пожарники сняли разорванный задник, и Нэнси не могла обнаружить решительно ничего подозрительного.
Вернувшись в кабинет директрисы, она нашла мадам Дюгран за бюро, погруженную в грустные размышления. Нэнси заплатила за билет и сказала:
— Я вам очень сочувствую. Такое несчастье! Мадам Дюгран вымученно улыбнулась.
— О, этот пожар всего лишь очередная неприятность в добавление к длинному списку других. Миссис Пэттерсон, та женщина, что ушла и забрала свою девочку, занималась реквизитом. — Директриса всплеснула руками. — А у меня просто нет времени еще и этим заниматься. Нынешняя постановка «Щелкунчика» превращается буквально в катастрофу.
— Не могу ли я чем помочь? — спросила Нэнси.
Голубые глаза мадам Дюгран загорелись.
— Ты действительно готова помочь, Нэнси? Это было бы замечательно.
— Завтра же возьмусь за дело, — пообещала Нэнси.
— У меня нет слов, чтобы поблагодарить тебя, — сказала директриса, вставая. — Теперь я должна найти Лоренса.
— Кто такой Лоренс? — спросила Нэнси.
— Лоренс Стил будет партнером Феи Драже в «Щелкунчике». Он, кроме того, преподает у нас и помогает мне содержать в порядке помещение. Надо, чтобы он сразу же занялся исправлением неполадок, которые обнаружил пожарный.
Нэнси нахмурилась.
— Вспомнила, о чем хотела вас спросить, — сказала она, идя вслед за мадам Дюгран через холл. — Какой именно пожарный сигнал сработал на этот раз?
Директриса кивнула.
— Автоматически включился детектор дыма на сцене.
«В этом нет ничего подозрительного, — подумала Нэнси. — Наверное, не стоит искать тут какую-то тайну».
Когда Нэнси вошла в зал «А», Шейна стояла рядом с малорослым узколицым мужчиной чуть старше двадцати лет. Тот сидел за большим черным роялем, хмуро глядя на пюпитр с нотами. Посередине комнаты на голом деревянном полу Делали упражнения девять девочек лет шестнадцати.
— Видишь вон ту девочку? — спросила Бесс, когда Нэнси подошла к ней и Джорджи. Кузины сидели на скамейке перед большим стенным зеркалом. В зале не было окон — его освещал дневной свет со стеклянной крыши.
— Какую? — спросила Нэнси, садясь.
— Ту, что в темно-красном трико, — Бесс показала на хорошенькую зеленоглазую девушку с блестящими каштановыми волосами. — Это Дарси Эдварде.
— Точно. Сестер Эдварде трое, — заметила Джорджи, — и они все похожи друг на друга. Бесс кивнула.
— И все талантливы. Дарси танцует Росинку в Танце цветов.
— А это кто? — спросила Нэнси, кивнув в сторону пианиста. — Я его не видела на улице во время пожара.
— Аккомпаниатор Роджер Лутц, — ответила Бесс. — Но это не постоянный работник. По-моему, он еще учится в музыкальной школе и играет здесь, чтобы набраться опыта. Возможно, Роджер пришел уже после пожара.
— Он похож на мышь, — сказала Джорджи.
— Он и есть мышь, — подтвердила Бесс. — Никогда ни с кем не разговаривает. Но мадам Дюгран он нравится. Ей ведь приходилось пользоваться на занятиях магнитофонными записями, хотя живая музыка гораздо лучше. И вот, примерно месяц назад появился Роджер и сказал, что ему нужна практика. Кроме того, он знал, что у мадам Дюгран есть связи в Нью-Йорке, которые могут ему пригодиться, когда он закончит музыкальную школу.
В этот момент Шейна заметила их. Нэнси помахала ей, Шейна улыбнулась и помахала в ответ, а потом подошла к ним.
— Вы как раз вовремя. Мы с девочками собираемся немного размяться у станка, — она показала на длинную деревянную перекладину, укрепленную вдоль дальней стены. — Потом мы наденем балетные туфли и немного поупражняемся на полу.
— Как красиво звучит! — воскликнула Бесс.
— Поверь, это просто работа, — усмехнулась Шейна, грациозно двигаясь к центру зала. Она захлопала в ладоши, и девочки заняли каждая свое место у перекладины.
Шейна перешла к короткой демонстрационной перекладине у боковой стены и кивнула Роджеру. Тот стал играть нечто медленное и полное драматизма. Легко касаясь рукой перекладины, Шейна медленно подняла перед собой правую ногу.
— Глядя на нее, все кажется так просто, — шепнула Нэнси, наклоняясь к Бесс. Та хихикнула.
— Только мы одни знаем, как трудно это сделать. Я никогда не могла поднять ногу на эту дурацкую… О, Боже, не может быть! — вскрикнула Бесс.
Нэнси быстро подняла голову и увидела, как перекладина, вырвавшись из стены, всей своей тяжестью упала на ногу Шейны. Вскрикнув от боли, балерина повалилась назад и неловко упала на твердый деревянный пол.
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:04 | Сообщение # 4
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПАРТНЕРЫ — ВРАГИ
Нэнси, Бесс и Джорджи бросились к Шейне. Но первым подбежал Роджер Лутц.
— Возьмитесь за другой конец перекладины, — негромко сказал он девушкам. Вчетвером они подняли брус и освободили лодыжку Шейны.
— Ты не ранена? — спросила Нэнси, помогая подруге сесть.
— Кажется, нет, — неуверенно ответила та, ощупывая лодыжку. — Только синяк, — добавила она, переводя дыхание.
Ученицы Шейны собрались вокруг своей наставницы.
— Можешь подняться? — спросила Бесс.
— Попробую, — ответила Шейна. Она протянула руку Бесс, Роджер поддержал ее под локоть второй руки, и вдвоем они помогли Шейне. Как только она поднялась, все ее ученицы захлопали в ладоши. Все, как заметила Нэнси, кроме ее сестры Дарси. Та продолжала стоять, скрестив руки на груди. Затем резко повернулась и направилась к другой перекладине.
Это озадачило Нэнси. Ей казалось, что сестра должна была волноваться больше других.
— Осторожно, Шейна, — сказала одна из учениц. — Смотри, не перетруди мышцу.
— Ты права, Эйприл, — согласилась Шейна. Она все еще держалась за руку Нэнси, не опираясь на ушибленную ногу. — Наверное, придется перенести наше занятие на другое время. Девочки, вы свободны. Я назначу урок после того, как поговорю с мадам Дюгран.
— Как быть со мной? — мрачно спросил Роджер. — Возможно, я не смогу прийти в другое время.
Нэнси взглянула на него: короткие, прилизанные волосы, жидкие усики, торчащие над верхней губой. «Джорджи права, — подумала Нэнси. — Он в самом деле напоминает мышь».
— Понятно, — кивнула Шейна. — Если так получится, мне придется поставить запись.
— Ладно, — пробурчал Роджер. Не скрывая раздражения, он вернулся к роялю и быстро собрал ноты. Ученицы уже клали в сумки свои шерстяные гетры, полотенца и шарфы, разбросанные по комнате.
— Ас ним что такое? — спросила Джорджи, когда Роджер и девочки ушли. Вместе с Нэнси она помогала Шейне дойти до скамейки.
— То же, что и со всеми остальными, — ответила Шейна, сильно хромая.
— Мадам Дюгран называет это «предпремьерным мандражом», — объяснила Бесс.
Садясь на скамейку, Шейна покачала головой.
— Боюсь, что это больше чем мандраж, Бесс. Я участвовала во многих представлениях и здесь, и в Нью-Йорке. Конечно, напряжение перед спектаклем существует везде, но такого мне никогда испытывать не приходилось.
— И пожар еще свое добавил, — сказала Джорджи. — И что-то странное случилось с этой перекладиной. Правда, когда все так обветшало, подобные вещи, наверное, неизбежны.
— Это, возможно, объясняет, почему упала перекладина, Джорджи, — сказала Нэнси, — .но как объяснить кражи, о которых упомянула Бесс.
— Кражи? — удивленно спросила Шейна. — Я ничего о них не слышала.
— Два дня назад исчезли балетные туфли Тиффани Пэттерсон, а потом — пачка Марии Рамирес, — пояснила Бесс.
— Ах, вот почему так разозлилась миссис Пэттерсон, — задумчиво сказала Нэнси. — Она заявила мадам Дюгран, что пожар — это последняя капля, и отказалась заниматься реквизитом. К тому же она забрала Тиффани из школы.
— Не может быть! — воскликнула Бесс. — Это уже третья ученица за неделю. — Она вздохнула. — Миссис Воласки говорит, что родители считают недостаточно высоким профессиональный уровень обучения.
— Кто же будет заниматься реквизитом вместо миссис Пэттерсон? — спросила Шейна.
— Я, — усмехнулась Нэнси. — И уверена, что моя подруга Джорджи поможет мне в свободное от лыжных тренировок время. — Нэнси обняла Джорджи за плечи, и все три девушки выжидающе посмотрели на подругу.
— Ладно, ладно, — смеясь, сказала Джорджи. — Вы, девчонки, вероятно, затолкаете меня в сугроб, если я не соглашусь.
— Ну, что ж, по крайней мере одну проблему мы решили, — со вздохом сказала Шейна. — Знаете, я, конечно, хочу помочь мадам Дюгран. Я стольким ей обязана, но мне не хочется из-за этого покалечиться. — Она взглянула на упавшую перекладину.
— Я тебя не осуждаю, — сказала Нэнси, направляясь к перекладине. Опустившись на колени, она стала рассматривать ее концы, затем подняла глаза на стену, с которой она упала, и хмуро сказала: — Не думаю, что перекладина упала случайно. — Она встала и посмотрела на остальных. — Кто-то намеренно ослабил крепления.
— Откуда ты знаешь? — спросила Шейна.
— В каждом кронштейне, которыми перекладина крепится к стенке, должно быть по четыре шурупа. — Нэнси пересекла зал и показала девушкам шурупы, которые нашла. — Всего должно быть восемь шурупов, а я нашла только эти два.
— Возможно, остальные раскатились и затерялись, — предположила Бесс. Нэнси покачала головой.
— Два или три шурупа могли куда-нибудь закатиться, но не шесть. Кто-то вывинтил их, зная, что оставшиеся не смогут выдержать вес танцовщицы.
— Ты хочешь сказать, что кто-то намеренно пытался покалечить меня? — недоверчиво спросила Шейна.
Нэнси пожала плечами.
— Не знаю. Кроме тебя кто-нибудь еще должен был сегодня заниматься в зале «А»?
Шейна на минуту задумалась, потом медленно сказала:
— Нет, по-моему, только я.
— Может быть, пожар и падение перекладины связаны между собой? — сказала Джорджи. — Кто-то устроил поджог, а когда дом опустел, пробрался сюда и вывинтил шурупы.
— Но кто мог это сделать и зачем? — спросила Бесс.
— Все это лишено смысла, — добавила Шейна, растирая лодыжку. — Зачем кому-то понадобилось, чтобы я ушиблась?
— Не знаю, — призналась Нэнси, — но собираюсь это выяснить.
— Спасибо, — с облегчением сказала Шейна. — Уверена, что выяснишь. Помню, даже в Нью-Йорке я читала об одном деле, которое ты сумела распутать.
— Но только имейте в виду, я здесь действую как частное лицо, неофициально, — предупредила подруг Нэнси. — У мадам Дюгран и без того достаточно забот. Я не хочу, чтобы она думала, будто речь идет о каком-то серьезном преступлении. К тому же, возможно, ничего такого здесь и не происходит.
Шейна осторожно встала.
— Пойду положу на ногу лед. Боюсь, придется отказаться от ленча с вами.
— Тебе помочь? — спросила Бесс. Шейна покачала головой и медленно пошла к роялю забрать свои «шерстянки» и шарф.
— Если увидишь или услышишь что-нибудь подозрительное, — уже вдогонку крикнула ей Нэнси, — сообщи мне, ладно?
— Обязательно, — пообещала Шейна, выходя из двери, которую придерживала Джорджи.
— Нога выглядит плохо, — озабоченно сказала Бесс. — Надеюсь, там нет ничего серьезного.
— А я надеюсь, вы не сочтете меня бессердечной, — вмешалась Джорджи, — но если я сейчас же не поем, что-нибудь серьезное случится лично со мной.
Бесс улыбнулась.
— Вот это разговор по существу, Джорджи. Давайте пойдем в «Йогуртный рай», как ходили когда-то.
Вскоре Нэнси остановила свою машину у входа в «Йогуртный рай», многие годы бывший любимым местом встреч учеников балетной школы.
— Как-то даже удивительно, что это заведение все еще стоит на месте, — сказала Джорджи, выбираясь из голубого «мустанга».
— Оно к тому же не очень-то изменилось, — заверила кузину Бесс. — Здесь все еще подают вкуснейший низкокалорийный йогурт, точно такой, как мы ели, когда учились у мадам Дюгран.
Войдя в кафе, девушки нашли кабинку, которую считали своей, когда им было по десять лет. Нэнси и Джорджи сели рядом, а Бесс — напротив них. Официантка принесла меню и минеральную воду и отошла.
— Я закажу сэндвич с индейкой и ананасовый мусс с кокосовым орехом, — сразу же заявила Бесс.
— Я слишком проголодалась, чтобы решать так быстро, — сказала Джорджи. — А ты что возьмешь, Нэнси?
— Ш-ш-ш-ш, — вдруг зашикала Нэнси, кивнув в сторону входной двери. — Это не Лоренс из балетной школы?
Заглянув через ее плечо, Бесс подтвердила:
— Да, а с ним Дарси, сестра Шейны., — Ну и что тут такого особенного? — понизив голос, спросила Джорджи.
— Думаю, ничего, — ответила Нэнси. — Но вы обратили внимание, девочки, как странно повела себя Дарси, когда Шейна упала? Было похоже, что ей это совершенно безразлично.
— Да, я заметила, — сказала Джорджи. — А что, Лоренс и Дарси встречаются? — спросила она Бесс.
— Не знаю, — ответила кузина. — Дарси мечтала танцевать в «Щелкунчике» с Лоренсом. Она рассчитывала на роль Феи Драже, но тут мадам Дюгран пригласила Шейну приехать и танцевать эту партию.
— Значит, Лоренс теперь партнер Шейны, а не Дарси, — задумчиво проговорила Нэнси. — Неудивительно, что Дарси так зло смотрела на сестру.
— Я еще могу понять, почему расстроилась Дарси, — сказала Джорджи. — Но Лоренс-то должен быть в восторге от такой замечательной партнерши, как Шейна.
Бесс нагнулась поближе к подругам.
— Нет, Лоренс тоже обижен на Шейну. Как сказала мне миссис Воласки, сначала предполагалось, что все главные сцены будет ставить он, но когда вернулась Шейна, мадам Дюгран поручила хореографию половины этих сцен ей. И он, конечно, недоволен.
Нэнси еще раз посмотрела на пришедшую пару. Дарси стояла совсем близко к Лоренсу, а он небрежно и привычно обнимал ее за плечи. У этого юноши была фигура настоящего танцовщика и вьющиеся белокурые волосы.
— Я бы сказала, что Лоренс по крайней мере на пару лет старше Дарси, — заметила Бесс.
Джорджи и Нэнси согласились с ней. В этот момент парочка направилась по проходу в их сторону. Нэнси быстро подняла к глазам меню. Джорджи и Бесс последовали ее примеру.
Взяв за стойкой по мороженому с фруктами, Лоренс и Дарси заняли кабинку сразу же за девушками. Она находилась достаточно близко, чтобы Нэнси могла расслышать, о чем они говорят.
— Это надо было видеть, Лоренс, — с явным удовольствием сказала Дарси. — Вот великая и знаменитая Шейна, подняв ногу, начинает перед всеми выпендриваться, и вот она уже лежит плашмя на полу. Словом, полный провал.
Лоренс рассмеялся.
— Именно это и нужно, чтобы Шейна спустилась с небес на землю. Жаль, что я не видел.
— Может быть, еще одна небольшая неприятность убедит Шейну вернуться в Нью-Йорк, где ей и место, — сказала Дарси.
— Не знаю, — медленно заговорил Лоренс и остановился, будто хотел сказать еще что-то.
Затаив дыхание, Нэнси нагнулась ближе к их кабинке. Она не хотела пропустить ни слова.
— Мне кажется, — снова заговорил Лоренс, — одной небольшой неприятности будет недостаточно, чтобы избавиться от твоей сестрицы. И зная тебя, Дарси, считаю, что только ты можешь придумать то, что нужно.
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:04 | Сообщение # 5
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
НЕПРИЯТНОСТИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ
Бесс подняла брови.
— Это звучит как угроза, — прошептала она возбужденно.
Нэнси кивнула и приложила палец к губам. Выходит, Дарси причастна к тому, что случилось с ее сестрой. Но зачем ей это было нужно? Неужели она так разозлилась из-за того, что Шейне — отдали роль Феи Драже?
Нэнси вспомнила, что родители трех девочек Эдварде очень ревностно относились к успехам своих дочерей. Быть может, они перегнули палку, и кончилось тем, что сестры стали соперничать между собой.
Размышления Нэнси прервала официантка, спросившая, что они хотят заказать.
Пока Бесс и Джорджи делали заказ, Нэнси прислушивалась к тому, как Лоренс и Дарси обсуждали роль Дарси в «Щелкунчике». Было похоже, что Дарси вовсе не нравится танцевать Росинку.
Когда Лоренс и Дарси ушли и Нэнси тоже сделала заказ, она сказала:
— Мне кажется, Дарси очень зла на сестру.
— Зла! — воскликнула Бесс. — Мало сказать, зла. Они с Лоренсом хотят избавиться от Шейны.
— Но никто из них фактически не признался, что вывинтил эти шурупы из малой перекладины, — заметила Джорджи.
Нэнси кивнула.
— Джорджи права. Нам наверняка известно только то, что у них обоих есть причины злиться на Шейну. Но тут нет ничего преступного. А вот… — Нэнси замолчала и в задумчивости стала постукивать ложкой по столу.
— Что «а вот»? — спросила Джорджи.
Нэнси направила ложку на Джорджи.
— А вот, если бы я была на месте Лоренса и Дарси, я бы здорово рассердилась и на мадам Дюгран. В конце концов, ведь это она попросила Шейну вернуться сюда.
— Рассердилась бы настолько, чтобы навредить школе? — спросила Джорджи. — Это вроде уж слишком.
Бесс покачала головой.
— Нужно предупредить Шейну насчет этой парочки.
— Пока не надо, — возразила Нэнси. — Будем действовать осторожно. Все же Дарси сестра Шейны.
— И все равно я считаю, что мы должны последить за Дарси и Лоренсом, — настойчиво повторила Бесс.
— Согласна, — ответила Нэнси. — И так как мы с Джорджи теперь отвечаем за реквизит, мы завтра будем в школе и понаблюдаем за ними.
* * *
Когда утром в пятницу Нэнси припарковала свой «мустанг» у дверей школы, шел снег.
— Похоже, у Джорджи будет сегодня достаточно снега для тренировки, — сказала Нэнси, выходя вместе с Бесс из машины и бросив ключи в висевшую на плече сумку. Они договорились встретиться с Джорджи в школе непосредственно перед ленчем.
Бесс поежилась от холода и смахнула снег, упавший ей на нос.
— Джорджи может гонять на лыжах в свое удовольствие, но что до меня, я предпочитаю уютную теплую комнату, — сказала она.
Нэнси рассмеялась, и девушки осторожно пошли к дверям по все еще не очищенному ото льда тротуару. Войдя в дом, Бесс посмотрела на часы.
— Сейчас девять часов. Когда мы сделаем перерыв на ленч?
— Приходи ко мне в бутафорскую около двенадцати. К этому времени появится и Джорджи, и мы сможем вместе поесть.
— Я приглашу миссис Воласки присоединиться к нам, — сказала Бесс, спускаясь по лестнице. — Мне кажется, она очень одинока после смерти мужа в прошлом году.
— Хорошо. Пригласи. Жду тебя к полудню. — Помахав на прощание рукой, Нэнси пошла через холл. Помещение для реквизита и бутафории находилось слева от холла прямо напротив зала «А».
Включив свет, Нэнси оглядела большой склад. Бетонный пол был заставлен ящиками всех видов и размеров. Некоторые ящики стояли штабелями до самых стальных балок, державших потолок. Помещение не было отделано. Без окон и с кирпичными стенами оно все еще выглядело как старый склад. В нем было холодно, сыро и пыльно.
Дрожа, Нэнси потуже завернулась в пальто. Она не знала, с чего начать, и, судя по виду этого помещения, не знала этого и миссис Пэттерсон. Помимо ящиков, здесь было полно всякого реквизита, начиная с мебели и кончая бутафорскими розовыми фламинго и даже велосипедом. Нэнси уже решила обратиться за помощью к мадам Дюгран, когда увидела на стене нечто похожее на список.
Обойдя несколько лежавших на полу раскрашенных декораций, она стала читать список. На первой странице крупными печатными буквами было написано: «Реквизит для «Щелкунчика». Многие предметы в этом списке были отмечены галочками.
— Надеюсь, это означает, что они найдены и отобраны, — пробормотала Нэнси. Внимательно сверяясь со списком, она стала искать, где находятся отмеченные предметы. За небольшой поленницей она обнаружила игрушечную пушку — из нее солдатики стреляют по мышам в сцене сражения, — а в углу стояли сани, на которых маленькая Клара и ее принц едут в Страну сладостей. Дальше в списке миссис Пэттерсон отметила елочные украшения.
Нэнси посмотрела на один из штабелей ящиков. «Украшения могут быть в любом из них», — подумала она. Поочередно открывая ящики, она находила множество вещей: тамбурины, куклы, рождественские подарки в обертках, а также жестянки с краской и кисти. Но никаких украшений ей не попадалось. Нэнси знала, что они очень нужны. Без них праздничная елка будет выглядеть совсем голой.
Нэнси горестно вздохнула. «Прекрасно, — подумала она, — в первый же день на работе я чего-то не могу найти». Тут она заметила заднюю дверь, которая вела на сцену. Возможно, миссис Пэттерсон уже отнесла украшения наверх.
Перейдя на другой конец склада, Нэнси вытерла грязные руки о джинсы и открыла дверь на сцену. Три ступеньки вели вверх к левой кулисе. Было темно, тихо и пахло застоявшимся дымом. На секунду Нэнси заколебалась. Что если здесь где-нибудь прячется злоумышленник, готовясь совершить новый поджог?
«Нет, это просто глупость», — укорила она себя. Кроме того, если здесь и в самом деле кто-то прячется, она, Нэнси, готова постоять за себя.
Осторожно выйдя на сцену, Нэнси стала искать ящик. В центре стояла большая настоящая елка, но на ней не было никаких украшений. Нэнси поискала и за тяжелым задним занавесом. Когда она его отодвинула, то заметила на полу что-то белое. Она нагнулась и подняла находку. Это оказался белый кружевной носовой платок с вышитыми в углу инициалами «Г. Т.».
«У кого же в балетной школе такие инициалы?» — подумала Нэнси. Пожав плечами, она сунула платочек в задний карман джинсов и спустилась по трем ступенькам назад в склад реквизита.
Потом она все-таки решилась и поднялась из мрачного помещения обратно в холл. Ей очень не хотелось огорчать мадам Дюгран еще одной заботой, но было необходимо выяснить, где же находятся украшения. Если их вообще нет, Нэнси собиралась принести свои. До генеральной репетиции в следующий четверг оставалось меньше недели.
— Извините, — сказала Нэнси, заглядывая в кабинет директрисы. Мадам Дюгран подняла голову от бумаг, которыми занималась. Через окно рядом с бюро Нэнси увидела, что снег пошел сильнее.
— Нэнси! — воскликнула мадам Дюгран. — Как дела, дорогая?
— Никак не могу найти ящик с елочными украшениями, — ответила Нэнси. — Они отмечены в списке, но их нет ни среди реквизита, ни на сцене.
— Что ты говоришь? — Мадам Дюгран вскочила. — Надеюсь, они не пропали? В этом году нам их дала Ребекка Фарнсуорт, и им просто цены нет, они же старинные.
— Возможно, я их не заметила, — быстро сказала Нэнси. Она и не представляла, как расстроится мадам Дюгран. — А может быть, их пометили в списке по ошибке, а на самом деле еще не привезли.
— Возможно, — сказала директриса и, обойдя свое бюро, стала ходить взад и вперед перед Нэнси. — Но что бы ни произошло, их нужно найти. Эти украшения очень важны для спектакля. Видишь эти фотографии? — Мадам показала на стену рядом с бюро.
Нэнси посмотрела на ряд снимков в позолоченных рамках и кивнула.
— Вот эти фотографии, — директриса показала на группу из пяти снимков, — были сделаны для рекламы «Щелкунчика», когда я в нем танцевала.
Нэнси подошла ближе, чтобы получше рассмотреть фотографии. На одной Клара держала в руках куклу — щелкунчика, а на другой была запечатлена Страна сладостей с балеринами, изображавшими леденцы.
— Очень красиво! — сказала Нэнси.
— Это благодаря замечательным костюмам, декорациям и бутафории, которые у нас были, — сказала мадам Дюгран. — Вот почему я много лет все это собирала. Каждый год старалась приобрести что-нибудь новое на радость моим постоянным зрителям. В этом году таким подарком должны были стать елочные украшения Ребекки Фарнсуорт. Поэтому так важно их найти.
Нэнси уже была готова пообещать, что непременно найдет эти украшения, как вдруг зазвонил телефон. Мадам Дюгран изящным движением протянула руку к трубке.
Послушав минуту, она с силой швырнула ее на рычаг.
— Ну что еще должно случиться? — воскликнула она, поднимая руки к небу. — Звонили из типографии. Кто-то в начале недели отменил наш заказ на программки к «Щелкунчику». Теперь типография не обещает отпечатать их к сроку.
— Это ужасно! — сказала Нэнси и, пытаясь утешить мадам Дюгран, добавила: — Не беспокойтесь об украшениях, мадам. Я займусь ими. Мы сделаем все, чтобы спектакль имел успех. — Притворившись, что сообразила, где могут быть украшения, Нэнси поспешила обратно в бутафорскую и взяла свою сумку.
Через пятнадцать минут она подъехала по дорожке, полукругом охватывающей дом Ребекки Фарнсуорт, и остановилась у входа. Богатая вдова миссис Фарнсуорт принимала участие во многих благотворительных начинаниях и славилась как покровительница искусств.
Нэнси позвонила в дверь. К ее удивлению, миссис Фарнсуорт сама открыла ей.
— Здравствуйте, миссис Фарнсуорт, — сказала девушка. — Я — Нэнси Дру.
Седовласая женщина улыбнулась.
— Ну, конечно, ты — дочь Карсона Дру. Заходи, детка. — Закрывая тяжелую дверь, миссис Фарнсуорт спросила: — Как поживает папа, Нэнси?
— Хорошо, благодарю вас, — вежливо ответила девушка. Вытерев снег с ботинок о коврик, она прошла за хозяйкой в большой холл с мраморным полом и сразу же заговорила о деле: — Я помогаю с реквизитом для балета «Щелкунчик» и приехала забрать елочные украшения, которые вы любезно одолжили школе.
Миссис Фарнсуорт удивленно подняла брови.
— Но мой шофер отвез эти украшения еще в прошлый вторник, — сказала она и нахмурилась. — Он сказал, что передал их прямо в руки Марджори Пэттерсон.
— О, замечательно, — широко улыбаясь, сказала Нэнси. — Миссис Пэттерсон наверняка убрала их в надежное место, — быстро добавила она, не желая, чтобы миссис Фарнсуорт заподозрила пропажу украшений. Та в ответ кивнула.
— Надеюсь. Если что-нибудь случится с этими украшениями, я просто не знаю…
— Я уверена, что они в полной сохранности, — солгала Нэнси, направляясь к выходу. — Извините за беспокойство и еще раз большое спасибо. — Она вышла из дома прежде, чем миссис Фарнсуорт успела еще что-нибудь сказать.
Нэнси подъехала к балетной школе почти одновременно с Джорджи.
— Ох, как я рада видеть тебя здесь, — сказала Нэнси.
— А что случилось? — спросила Джорджи. — У тебя такой озабоченный вид.
Нэнси рассказала Джорджи о пропавших украшениях.
— И все это означает, что, если они не у миссис Пэттерсон, нам грозят большие неприятности, — сказала она в заключение.
Из автомата в холле Нэнси позвонила миссис Пэттерсон. От ее ответа у Нэнси сжалось сердце.
— Она говорит, что ящик с украшениями стоит в санях, — сказала она, повесив трубку, — но в санях нет никакого ящика.
Джорджи сняла пальто и пошла через холл.
— Может быть, ты их просто не заметила, — бросила она на ходу.
Прошел еще час, но украшения так и не нашлись.
— Ну просто замечательно! — со вздохом сказала Нэнси, сидя на корточках. Джорджи опустилась на колени рядом с ней. Вокруг стояли раскрытые ящики, доверху наполненные бутафорией.
— У меня такое предчувствие, что тот, кто отменил печатание программок, взял и украшения, — добавила Нэнси.
Джорджи покачала головой:
— Возможно, это тот же человек, который устроил поджог и вывинтил шурупы на демонстрационном станке.
— Похоже, все эти бедствия происходят слишком часто одно за другим, чтобы можно было считать их случайными совпадениями, — согласилась Нэнси.
— Ты все еще подозреваешь Лоренса и Дарси? Нэнси снова вздохнула:
— Хотела бы я знать…
Тут девушки услышали через открытую дверь бутафорской похожие на звон колокольчиков звуки музыки из «Щелкунчика».
— Может, прервемся? — сказала Джорджи. Нэнси кивнула и встала.
— Ты читаешь мои мысли.
Когда они подошли к залу «А», Нэнси тихонько приоткрыла дверь.
В зале были только Лоренс и Шейна. Магнитофон, стоявший на рояле, играл танец Феи Драже.
Глядя на танцовщиков, Нэнси почти забыла те злые слова, что Лоренс сказал о Шейне в «Йогурт-ном рае». Партнеры репетировали романтическую сцену из «Щелкунчика» и исполняли па-де-де. Шейна, опираясь на вытянутую руку Лоренса, грациозно подняла и сомкнула над головой руки, потом Лоренс раскрутил ее и, держа за талию, стал поднимать высоко над собой. Но всякой романтике пришел конец, когда Лоренс внезапно потерял равновесие и Шейна с выражением ужаса на лице стала падать через его голову на пол.
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:05 | Сообщение # 6
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ОПАСНЫЕ ИГРУШКИ
Шейна с криком падала через голову Лоренса на деревянный пол.
— Ох, нет! — выдохнула Джорджи и вместе с Нэнси бросилась в зал.
В последнюю секунду Лоренс повернулся, поймал Шейну и положил себе на спину. Под ее тяжестью он опять споткнулся и зашатался, но все же сумел сохранить равновесие, опустил девушку перед собой и неуклюже поставил на пол.
— Ты в порядке? — обеспокоенно спросил он. Лицо его пылало.
Шейна сердито вырвалась из его рук.
— Болван! Я могла сломать шею.
Нэнси и Джорджи застыли на месте. Нэнси стояла достаточно близко, чтобы увидеть, что выражение заботы сменилось на лице Лоренса удивлением и досадой.
— Если это вся благодарность, которую я заслужил, спасая тебя, возможно, мне следовало тебя уронить, — ответил он.
— Спасая меня! Просто смешно, — заявила Шейна. — Нэнси и Джорджи свидетели, что ты нарочно уронил меня. Верно? — Упершись руками в бока, Шейна повернулась к двум подругам.
— Свидетели чего? — саркастически спросил Лоренс, прежде чем девушки успели ответить. — Твоей неуклюжести? Кто вообще эти две твои подруги и почему они болтаются здесь, будто свои?
— Оставь их в покое! — отрезала Шейна. Сделав шаг вперед, она вытянула руку и ткнула Лоренса пальцем в грудь. — Ты просто не хочешь признать, что неправильно держал меня за талию.
— Ничего подобного, — Лоренс придвинулся еще ближе и смотрел сверху вниз на Шейну. — Ты извивалась у меня в руках, как испуганный червяк, и я никак не мог придать тебе равновесие.
Минуту они с яростью глядели друг на друга.
Нэнси почти физически ощущала, как они оба напряжены. Она не осмеливалась что-нибудь сказать, так как не имела представления о том, что именно чуть не привело к несчастному случаю.
— Думаю, мы оба знаем выход из всего этого, — негромко сказал Лоренс. — Найди себе другого партнера, на которого сможешь валить все свои ошибки. — Он повернулся и пошел к двери.
— Ты знаешь, что здесь нет никого, кто бы мог танцевать со мной! — крикнула Шейна ему вслед. — Поэтому нам просто придется упростить хореографию твоей партии.
— Моей партии! — Лоренс остановился. — Брось, Шейна. Во всем виновата ты. Сама потеряла координацию. Не так уж ты хороша, как воображаешь. Обе твои сестры могут дать тебе сто очков вперед, даже Мишель. Фею Драже должна танцевать Дарси, и ты это знаешь.
С этими словами Лореш протиснулся в дверь и выбежал из зала.
Надутый дурак, — пробормотала Шейна, садясь на деревянный пол. Стащив свои шелковые балетные туфли, она швырнула их ему вслед. — Он приводит меня в бешенство! — заявила она, подбирая стельки и отправляя их вслед за туфлями.
Нэнси никогда не видела Шейну в таком состоянии. Возможно, все-таки сказывалась напряженная обстановка в школе.
— Вы что, не ладите? — поддразнила Нэнси подругу, надеясь разрядить напряжение. Шейна криво усмехнулась и вздохнула:
— Это мягко сказано. Вообще-то мы были ну… друзьями. До того, как я получила приглашение стажироваться в нью-йоркской балетной труппе, а он его не получил.
— Снова зависть, — тихо шепнула Джорджи, наклонившись к Нэнси. Потом она подобрала туфли Шейны и отдала их ей.
— Угу, — ответила Нэнси, думая о Дарси.
Шейна подошла к роялю и выключила магнитофон. Романтическая музыка из «Щелкунчика» смолкла. Потом балерина подобрала свои свитер и шарф. Наконец она сказала:
— Понимаете, Лоренс считает, что я могла устроить ему приглашение стажироваться в нью-йоркской балетной труппе, если б захотела. Но пока я танцую там только в кордебалете, а это значит, что я не более влиятельна, чем какая-нибудь декорация. Лоренс не хочет понять, что от меня никак не зависит, кого пригласят на стажировку, а кого нет. — Шейна устало опустилась на скамеечку у рояля.
— А ты бы устроила Лоренсу приглашение, если бы могла? — с нажимом спросила Нэнси.
Шейна, засовывавшая туфли в балетную сумку, покачала головой. Потом она нагнулась и стала натягивать брюки.
— Нет, он должен сделать это сам. Ему нужно больше верить в свои возможности. Только так он сумеет чего-нибудь добиться в Нью-Йорке. Конкуренция там жесточайшая, и с ней надо справиться… самому.
— Как ты думаешь, Лоренс знает эту твою точку зрения? — спросила Нэнси.
— Знает, потому что я ему об этом сказала, — ответила Шейна. — Кто-то должен был это сделать. Он обманывается, если думает, что моя рекомендация может что-то изменить. Валить вину на меня — это просто уловка, чтобы оправдаться перед собой.
— Вполне убедительно, — кивнула Джорджи. — Как ты думаешь, Лоренс сильно зол на тебя? Он мог бы, например, вывинтить шурупы из станка, чтобы ты упала?
— Ни в коем случае! — Шейна поправила огненно-рыжую прядку, выпавшую из растрепавшейся прически, и энергично покачала головой. Но потом в ее зеленых глазах появилось какое-то отстраненное выражение. — По крайней мере, я ни за что не хотела бы в это поверить. По-моему, он не способен на такое, — сказала она наконец. — Во всяком случае по отношению ко мне.
Пока Шейна говорила, Нэнси прошла к двери и выглянула в холл. Она хотела убедиться, что их никто не подслушивает. Вернувшись, она села на скамеечку рядом с Шейной.
— Может быть, нам лучше рассказать тебе о том, что еще происходит здесь в школе, — сказала она негромко. Они с Джорджи рассказали Шейне о пропавших украшениях и об отмене заказа в типографии на программки.
— Бедная мадам Дюгран, — тихо произнесла Шейна, когда Нэнси договорила. — Но какое это имеет отношение к тому, что упала перекладина балетного станка или что Лоренс чуть не уронил меня?
— Возможно, никакого, — признала Нэнси. — Но я не могу отказаться от мысли, что все это как-то связано.
— И ты подозреваешь Лоренса? — Шейна покачала головой. — Не знаю, Нэнси. Лоренс может злиться на меня за многое, но он предан мадам Дюгран и не станет причинять ей вред только Ради того, чтобы поквитаться со мной.
— Может быть, Нэнси, нам следует рассказать Шейне, что мы услышали в «Йогуртовом рае»? — негромко спросила Джорджи.
— Что такое? — Шейна переводила взгляд с одной подруги на другую.
Нэнси неохотно повторила разговор — между Дарси и Лоренсом в кафе. Но Шейна не рассердилась. Она только вздохнула.
— Я должна была это предвидеть. Бедняжка Дарси. Она так хотела танцевать Фею Драже. Ей всю жизнь приходилось оставаться в моей тени. Кроме того Дарси без ума от Лоренса. А он танцует со мной, и это должно страшно мучить ее.
— Значит, ты не думаешь, что они сговорились вывести тебя из игры?
Шейна пожала плечами.
— Я больше уже ничего не понимаю. Думала, возвращаюсь, чтобы помочь мадам Дюгран, а вместо этого здесь одна за другой случаются неприятности. Может, мне следует просто уехать обратно в Нью-Йорк?
— Ни в коем случае, — твердо сказала Джорджи. — Подумай, как много ты даешь другим танцовщикам. И ты нужна мадам Дюгран.
— Может быть, и так. — Шейна поднялась. — Ну ладно, мне надо идти. Мадам Дюгран хочет, чтобы я помогла в постановке сцены боя между солдатиками и мышами.
— Как твоя лодыжка? — спросила Нэнси, тоже вставая.
Шейна улыбнулась.
— Гораздо лучше благодаря мешку со льдом. И знаете что, подружки? — добавила она, когда все трое шли к двери. — Я собираюсь при первой же возможности поговорить с Дарси.
— Не говори ей, чем я здесь занимаюсь, — предупредила Нэнси. — Наверное, не стоит нарушать мою конспирацию.
— Буду осторожна, — пообещала Шейна. — Я очень благодарна тебе, Нэнси, за то, что ты пытаешься во всем этом разобраться. Не знаю, смогла бы я оставаться здесь при таких обстоятельствах, если бы не ты.
Нэнси открыла дверь, и все трое вышли из зала. В холле сражались на шпагах несколько десяти- и одиннадцатилетних мальчишек и девчонок.
— Это, должно быть, мыши и солдатики, — сказала Джорджи. — Мы с Бесс храним особую память об этом сражении, — добавила она.
Шейна рассмеялась вместе со всеми.
— Помню эту сцену. Ваша тройка чуть не свалила елку. Никогда еще «Щелкунчик» не был таким захватывающим зрелищем. Ну я лучше пойду. Еще увидимся.
Нэнси и Джорджи, пробираясь через толпу сражающихся детей, направились в бутафорскую, а Шейна пошла в противоположном направлении.
Когда Джорджи открыла дверь склада, а Нэнси уже ступила внутрь, оттуда выскочил, налетев на них, Лоренс Стил. Нэнси ударилась о дверную раму.
— Эй, Стил, — крикнула Джорджи, удерживая Нэнси за руку, — смотри, куда идешь.
— Могу то же самое сказать вам, — парировал Лоренс. Он откинул рукой свои густые светлые волосы. — А что это вы тут делаете? Что-нибудь вынюхиваете?
— Я отвечаю за реквизит, объявила Нэнси. Лоренс фыркнул:
— Хорошо придумала. За реквизит отвечает миссис Пэттерсон.
— Нет, больше не отвечает, она отказалась, — отрезала Нэнси, которой надоел его высокомерный тон. — А вот что ты здесь делал?
Лоренс заколебался, потом пожал плечами.
— Я искал бутафорскую голову Мышиного короля. Она нужна для репетиции. Ее нет в костюмерной, и миссис Воласки подумала, что, может, ее по ошибке положили сюда.
Бросив взгляд на пустые руки Лоренса, "Нэнси спросила:
— Но ее здесь не оказалось?
— Нет, — ответил Лоренс. — По крайней мере я ее не нашел. Если вы на нее наткнетесь, когда будете приводить в порядок этот кавардак, — добавил он, — отнесите ее в костюмерную. — И, не дожидаясь ответа, Лоренс пошел через холл.
— О-о-о, — протянула Джорджи, сузив свои темные глаза. — Он действительно заноза.
— Кажется, все здесь потеряли чувство юмора, — сказала Нэнси, входя вместе с Джорджи в бутафорскую. — Значит, нам-то уж никак нельзя терять хладнокровия, если хотим чего-нибудь добиться в этом расследовании.
Джорджи окинула взглядом помещение.
— Вынуждена согласиться с ним насчет кавардака, — заметила она.
— Угу. И прежде чем мы отсюда уйдем, я должна убедиться, что украшений здесь точно нет, — сказала Нэнси. Кивнув в сторону штабеля ящиков на другой стороне бутафорской, она добавила: — Я проверю оставшиеся ящики в той стороне, а ты, может, начнешь прикреплять этикетки к декорациям?
Взяв стопку бумаги и фломастер, Джорджи направилась к двум большим белым колоннам. Она слегка толкнула одну из них.
— Выглядят как деревянные, — сказала она, улыбаясь, — а на самом деле это просто папье-маше. Наверное, они для Страны сладостей.
Нэнси кивнула.
— Давай уберем их с дороги, чтобы я могла добраться до остальных ящиков, — сказала она и подошла помочь Джорджи.
— Я буду толкать сзади, — предложила Джорджи, — а ты поддержи спереди, чтобы они не свалились вперед.
Девушкам удалось подвинуть одну из колонн примерно на фут, когда та начала падать вперед.
— Осторожно! — крикнула Нэнси. — Как бы она не свалилась!
Когда они вернули колонне устойчивость, Нэнси посмотрела наверх. Потолок был таким темным, что она не могла как следует разглядеть верхушку колонны, но, отойдя немного назад, она остолбенела. Наверху лежала деревянная кукла и улыбалась ей зловещей улыбкой.
— Джорджи, не двигай! — крикнула она, увидев, что кукла, в три фута ростом, начала соскальзывать к краю колонны. Но предупреждение опоздало. Кукла стала падать прямо на голову Джорджи.
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:05 | Сообщение # 7
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
КТО-ТО УСТРАИВАЕТ НЕПРИЯТНОСТИ
Нэнси ухватила Джорджи за руку и оттащила ее в сторону. Деревянная кукла свалилась на пол у основания колонны, пролетев буквально в дюйме от головы Джорджи. Потеряв равновесие, Джорджи упала на сиденье саней.
— Джорджи! — Нэнси подбежала к подруге. — Ты в порядке?
— Все нормально, — заверила ее Джорджи и, кивнув в сторону усмехающейся куклы, добавила: — А вот он, боюсь, не в порядке.
Нэнси обернулась. У куклы, лежавшей на полу, голова была как-то странно вывернута.
— Это же щелкунчик! — воскликнула она. — игрушка, которую крестный Клары дарит ей в первом действии. — Нэнси нагнулась и подняла голову куклы. Отделенное от туловища ярко раскрашенное лицо, открывающее в улыбке длинный ряд зубов, выглядело еще более зловещим.
— Похоже, придется доставать другого щелкунчика, — сказала Джорджи.
Внезапно дверь бутафорской открылась настежь. В проеме стоял Лоренс, а за ним несколько младших учеников в костюмах солдатиков и в пачках. Нэнси узнала Мишель Эдварде, десятилетнюю сестру Шейны, танцевавшую партию Клары.
— Что здесь происходит? — спросил Лоренс.
— Ничего, — ответила Нэнси, пристально глядя на Лоренса.
— Мой щелкунчик, — простонала Мишель, увидев отломанную голову куклы в руках у Нэнси.
— Замечательно, — пробормотал Лоренс и подошел к колонне. — Еще одну вещь придется чинить. — Он нагнулся, поднял туловище куклы и стал его рассматривать.
Нэнси показалось, что во взгляде Лоренса больше досады, чем удивления. Он незадолго до того был в бутафорской. Не он ли устроил эту ловушку с колонной, чтобы напугать или даже поранить их?
— Ты можешь починить его, Лоренс? — взволнованно спросила Мишель. Лоренс выпрямился.
— Конечно. — Он улыбнулся и похлопал Мишель по плечу. — Идите все в класс, я приду к вам через минутку.
Когда Мишель и солдатики ушли, Лоренс повернулся к Нэнси и Джорджи.
— Вы двое будьте поосторожнее, — сказал он негромко. Потом, швырнув Нэнси туловище щелкунчика, добавил с усмешкой: — Ведь вам не хотелось бы остаться без головы, как этому бедняге?
Шутка не показалась девушкам смешной.
— Мы действительно могли пострадать, — сказала Нэнси. — Кто-то нарочно положил щелкунчика на колонну.
Лоренс нахмурился.
— Будьте добры, отнесите щелкунчика в кабинет мадам Дюгран и оставьте его там, ладно? Я возьму его сегодня домой и починю. — С этими словами он повернулся и широким шагом вышел из бутафорской.
Нэнси протянула руку Джорджи и помогла ей подняться с саней.
— Как ты думаешь, он нам угрожал, когда советовал быть поосторожнее? — спросила Джорджи.
— Не знаю, — ответила Нэнси, положив куклу и ее голову на сани. — Вполне возможно, что Лоренс приходил сюда не искать голову Короля мышей, а именно для того, чтобы засунуть щелкунчика на колонну.
Тут дверь бутафорской снова распахнулась. Нэнси резко обернулась, предполагая, что опять пришел Лоренс. Но это была Бесс.
— Время ленча! — бодро заявила она. — Вообще-то время ленча прошло, и я просто умираю с голоду.
— Нас тут засосало, как в болоте, — Нэнси кивнула на открытые ящики. — С ленчем придется подождать.
— А не отправиться ли мне в «Йогуртный рай» и не принести ли еду сюда? — предложила Бесс.
— Чудная мысль! — Нэнси вынула из сумочки ключи от своей машины и бросила их Бесс.
Когда Бесс ушла, Джорджи оглядела бутафорскую и вздохнула:
— Так на чем мы остановились? Нэнси рассмеялась:
— Увы, на поисках украшений. Если я их не найду, придется принести свои из дома. Может, мне удастся их подправить — наведу блеск и украшу кружевами.
— Ну это нелегкая работа, — со вздохом сказала Джорджи. — Потруднее, чем лыжный кросс. Минут через двадцать их окликнула Бесс:
— Я вернулась. — Она принесла полные пакеты еды. — Кто-нибудь будет есть?
— Умираю с голоду, — объявила Джорджи, бросая фломастер и бумагу.
— Я тоже, — сказала Нэнси, беря у Бесс ключи от машины и засовывая их в карман. Ее пальцы коснулись платка, который она раньше нашла на сцене.
— Устроим пикник, — сказала Бесс, раскладывая еду на ящике. Потом она подтащила другие ящики, чтобы сидеть на них.
— Нас будет только трое. Миссис Воласки слишком занята, чтобы присоединиться к нам. Эта старая леди работает, как лошадь. По-моему, она сделала с утра только один перерыв.
Нэнси показала подругам платок.
— Смотрите, что я нашла за кулисами. Носовой платок с вышитыми инициалами «Г. Т.». Есть в школе кто-нибудь с такими инициалами?
Бесс на минуту задумалась, потом пожала плечами.
— Не знаю. Зачем тебе?
Этому «Г. Т.», возможно, что-нибудь известно о пропавших украшениях или о пожаре, — ответила Нэнси. — Я спрошу мадам Дюгран, не знает ли она, чей это платок.
— Директрисы сейчас нет в школе, — сказала Бесс, откусывая сэндвич. — Она выходила, когда я пришла. Сказала что-то о разговоре в типографии по поводу программок.
Нэнси сунула платок обратно в карман джинсов и присоединилась к Бесс и Джорджи.
— Ладно, спрошу об этом платке завтра.
Бесс поднесла к губам стакан и тут заметила щелкунчика на сиденье саней. Она удивленно посмотрела на него и состроила гримасу.
— Что это такое пялится на меня?
— Щелкунчик, — ответила Джорджи. — Кто-то засунул его на колонну, и, когда Нэнси стала ее двигать, эта кукла свалилась на нас.
— Странно! — Бесс покачала головой и поежилась.
Прежде чем откусить от своей булочки с тунцом, Нэнси сказала:
— Надеюсь, здесь больше нет ловушек.
— Ловушек? — повторила Бесс, со страхом оглядываясь вокруг. — Ты хочешь сказать, кто-то нарочно положил туда куклу, чтобы она упала?
— Не «кто-то», — поправила ее Джорджи, — а Лоренс.
— Мы не знаем этого наверняка, — остерегла подруг}?. Нэнси. — Да и кто знает? Это мог, например, сделать «Г. Т.», как бы там его ни звали. Или ее.
Поднявшись с места, Бесс пододвинула свой ящик поближе к Нэнси.
— Кажется, у меня пропал аппетит, — сказала она. — Может, от того, как эта штука смотрит на меня, — добавила она, бросив взгляд на щелкунчика.
Джордж хихикнула.
— Но ведь это просто кукла, Бесс. — Протянув руку к саням, она повернула голову щелкунчика лицом вниз. Но и Нэнси почувствовала облегчение оттого, что щелкунчик больше не смотрит на них.
В субботу Нэнси и Бесс приехали в школу рано утром. Бесс направилась прямо в костюмерную, а Нэнси понесла коробку с украшениями, которые нашла дома на чердаке, в бутафорскую. Украшения, конечно, нельзя было назвать произведениями искусства, но после небольшой доделки они могли вполне подойти. Поставив коробку, Нэнси вернулась в холл, чтобы поговорить с мадам Дюгран.
— Войдите, — ответила директриса, когда Нэнси постучала в дверь кабинета.
Мадам Дюгран, сидевшая за своим рабочим столом, встретила ее радостной улыбкой.
— У меня хорошие новости, Нэнси. Программки все же будут готовы в среду утром. Теперь я могу успокоиться и хорошо провести время на сегодняшнем праздничном вечере.
Она действительно успокоилась и была так счастлива, что Нэнси решила сказать ей об украшениях миссис Фарнсуорт только после праздника.
— Я тоже очень жду этого вечера, — сказала Нэнси.
Директриса встала из-за стола.
— Тебе нужна моя помощь? — спросила она.
— Меня интересует, не искал ли кто-нибудь потерянный носовой платок, — сказала Нэнси, вынимая из кармана кусочек батиста, обшитый кружевами. — Я нашла его вчера.
Директриса взяла платок, минуту рассматривала его и вернула Нэнси.
— «Г. Т.», — негромко проговорила она и покачала головой. — Боюсь, что не знаю никого с такими инициалами.
— Вы мне позволите взглянуть на список теперешних учеников? — спросила Нэнси.
— Конечно. — Директриса вынула из ящика бюро лист бумаги. — Но почему все это тебя так интересует?
Просмотрев список, Нэнси заколебалась. Она не хотела без нужды расстраивать мадам Дюгран.
— Я нашла этот платок за кулисами, возле занавеса, где начался пожар.
Директриса озабоченно нахмурилась.
— Ты думаешь, его мог уронить поджигатель?
— Вполне возможно. — Нэнси вернула список директрисе. В нем не было никого с инициалами «Г. Т.».
Мадам Дюгран снова нахмурилась.
— Я уверена, что платок потерял кто-то из небрежных учеников… или родителей, — сказала она. — Зная, как непримиримо я отношусь к курильщикам, этот человек решил спрятаться за кулисами.
—^Наверное, вы правы, — кивнула Нэнси. — Я оставлю его у себя, если не возражаете. — Она сунула платок обратно в карман. — Может быть, кто-нибудь будет спрашивать. — Затем Нэнси извинилась и вернулась в бутафорскую.
Следующие два часа она наводила лоск на стеклянные шарики, которые принесла из дома, и украшала их кружевами и блестками. Она как раз решила устроить себе перерыв, когда услышала музыку, доносившуюся из зрительного зала. Подойдя к двери, которая вела за кулисы, Нэнси тихонько ее открыла и стала смотреть на сцену.
Там находились мадам Дюгран, Дарси, Лоренс и несколько старших учеников. Очевидно, шла репетиция, и Нэнси подумала, что стоит посмотреть хоть несколько минут. Проскользнув в зал, она направилась к первому ряду и села.
— Я хочу, чтобы вы исполнили па-де-де целиком, — сказала мадам Дюгран Лоренсу. — Где Шейна?
— Я здесь, — ответила Шейна, появляясь из-за кулис.
Мадам Дюгран подошла к боковой кулисе, чтобы перемотать пленку магнитофона. Пока директриса стояла спиной, Шейна бросила на Лоренса опасливый взгляд, и Нэнси не могла ей не посочувствовать после того, что произошло накануне.
Лоренс поднял брови, как бы спрашивая: «В чем, собственно; дело?» И взгляд Шейны сразу же стал ледяным.
Нэнси поискала глазами Дарси. Младшая сестра Шейны укрылась в тени задника. Другие ученики тихо переговаривались, но Дарси стояла одна, скрестив руки на груди и не сводя своих зеленых глаз с Лоренса и Шейны.
Если даже мадам Дюгран и почувствовала напряженность атмосферы, то виду никакого не подала. Включив магнитофон, она сразу же подошла х рампе и хлопнула в ладоши. Лоренс и Шейна нашли свои отметки на полу — те места, откуда они должны были начинать танец.
Сначала партнеры двигались как-то неохотно, словно боялись коснуться друг друга. Но музыка, казалось, захватила обоих, и движения их приобрели ритм и гармонию. Когда пришло время для трудной поддержки, которую Лоренс накануне сорвал, Нэнси затаила дыхание. Однако на этот раз он легко поднял свою грациозную партнершу. Когда он стал медленно кружиться, держа Шейну высоко над головой, мадам Дюгран и другие танцовщики зааплодировали — все, кроме Дарси Эдварде.
Сердито нахмурясь, сестра Шейны набросила на плечи свое полотенце и, громко топая ногами, выскочила на авансцену. Затем, спрыгнув по ступенькам вниз, она пронеслась по проходу зрительного зала и с грохотом захлопнула за собой дверь.
— Браво! Очень хорошо! — сказала мадам Дюгран, одобрительно улыбаясь, когда Лоренс опустил Шейну на пол. Все еще аплодируя, другие ученики окружили Шейну и Лоренса. Вдруг Нэнси заметила, что на сцене начался снегопад. Это были не отдельные хлопья, а настоящая метель.
— Боже мой, что это? — спросила мадам Дюгран, глядя на густой снег, валивший на сцену.
— Это пустили снежную машину, — крикнул один из учеников.
— Надо, чтобы кто-нибудь ее выключил! — Вздымая руки к небу, мадам Дюгран быстрым шагом двинулась на авансцену.
— Я выключу, — сразу откликнулся Лоренс. К этому времени на полу уже образовался тонкий слой «снега».
— Просто не верится, — проговорила директриса, качая головой. — Какие еще предстоят неприятности?
Лоренс догнал ее почти у самой лестницы. Тут он вдруг поскользнулся и, падая, толкнул мадам Дюгран сзади в спину.
У Нэнси перехватило дыхание, и она вскочила на ноги.
— Мадам, — крикнула она, но было поздно. Директриса упала со сцены и, пролетев несколько футов вниз, оказалась на полу зрительного зала.
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:05 | Сообщение # 8
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
БОЛЬШИЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ
Нэнси бросилась к мадам Дюгран. Директриса лежала, распластавшись на полу; ее руки и ноги торчали в стороны под каким-то странным углом, глаза были закрыты. Лоренс спрыгнул со сцены и опустился на колени рядом с ней.
Когда Нэнси подняла голову, она увидела, что Шейна и другие танцовщики стоят на краю сцены, озабоченно глядя на мадам Дюгран. А за ними на сцену продолжает падать снег.
— Не двигайте ее, — предупредила Нэнси. — Шейна, позвони девять-один-один.
— Подождите, — сказал Лоренс, увидев, что у директрисы затрепетали веки и она открывает глаза.
— Мадам, как вы себя чувствуете? Нормально?
Директриса посмотрела на него.
— Да, — ответила она как-то неуверенно. Потом спросила: — Что случилось? Почему я здесь? — Она стала подниматься, опираясь на локти.
Нэнси осторожно положила руки ей на плечи.
— Мадам, прошу вас, не двигайтесь. Возможно, вы что-нибудь сломали.
— Глупости. — Директриса села и тряхнула руками.
Лоренс осторожно проверил ее колени и икры. Он поочередно покрутил сначала одну ногу, потом Другую.
— Где-нибудь болит? — спросил он. Мадам Дюгран покачала головой.
— Все нормально. Помоги мне встать. — Она протянула Лоренсу руку. — Я двадцать пять лет была балериной и, думаю, достаточно натренирована, чтобы знать, все ли у меня в порядке.
Лоренс взял директрису за руку и поднял ее. Поддерживая мадам Дюгран за другую руку, рядом стояла Нэнси.
— Что все-таки случилось? — спросила директриса, отряхивая свою длинную юбку.
— Спросите у Лоренса, — прозвучал низкий голос, и в тоне его слышалось обвинение.
Нэнси посмотрела на сцену. Шейна смотрела на них, уперев руки в бока. Ее зеленые глаза сверкали, губы были плотно сжаты.
— Лоренс поскользнулся нарочно, чтобы сбросить вас со сцены, — сказала Шейна.
Директриса удивленно раскрыла глаза:
— Шейна, что за ужасные вещи ты говоришь!
— Это произошло случайно, — запротестовал Лоренс, сверля глазами Шейну. — Я действительно поскользнулся на снегу.
— Так я и поверю! — парировала Шейна. — Ты десятки раз танцевал на снегу! /
— Этот снег в самом деле довольно скользкий, — сказала одна из танцовщиц. Она набрала в горсть немного белых хлопьев и стала тереть их между пальцами.
Подойдя к краю сцены, Нэнси провела рукой по снегу, затем подняла палец к носу и понюхала его.
— Это мыло, — объявила она. Мадам Дюгран тоже набрала в горсть немного снега.
— Это действительно мыло, — согласилась она. — Как же это случилось? Машина должна разбрасывать маленькие кусочки бумаги. Они совсем не скользкие.
— Кто заправляет машину? — спросила Нэнси.
— Это — одна из обязанностей Лоренса, — ответила директриса.
— Минутку! — Лоренс протестующе поднял руку.
— Перестань играть в невинность, Лоренс Стил. — Шейна гневно помахала пальцем в его сторону. — Почему ты не хочешь признаться, что насыпал перед репетицией в машину мыльные хлопья? Возможно, ты хотел, чтобы упала я.
— Послушай, я сам чуть не упал, — ответил Лоренс. — Зачем мне нужно было калечить самого себя?
Мадам Дюгран закрыла руками уши.
— Перестаньте! Прекратите эту перепалку! Лоренс и Шейна сразу же замолчали и перевели взгляд на директрису.
Отняв руки от ушей, она спокойно сказала:
— Давайте подметем сцену. Надо репетировать.
Поднимаясь вслед за Лоренсом на сцену, Нэнси подумала, не Дарси ли включила машину. Нэнси вспомнила, как младшая сестра Шейны выбежала из зрительного зала за несколько секунд до того, как повалили белые хлопья. Но засыпать в машину эти хлопья мог кто угодно, в том числе и Лоренс.
Несколько учеников вернулись на сцену со швабрами, совками и ведерками. Собирая «снег» в совок, Нэнси услышала, что Шейна негромко разговаривает с мадам Дюгран.
Нэнси посмотрела через плечо. Шейна и директриса стояли прямо за ее спиной в глубине сцены, и оттуда донеслись слова Шейны: «Я больше не буду танцевать с ним».
В ответ директриса только устало прикрыла глаза.
— Иди домой, Шейна, готовься к празднику, — сказала она. — Сегодня вечером мы все отдохнем, развлечемся и забудем этот маленький эпизод.
— Я не забуду, — пробормотала Шейна и, схватив свою балетную сумку, поспешила к выходу.
Лоренс и другие ученики смотрели ей вслед. Лицо Лоренса пылало, и было похоже, что он искренне огорчен. Нэнси покачала головой. Поведение Шейны не облегчало положения. Тот, кто пытался сорвать представление «Щелкунчика», неплохо в этом преуспевал.
Нэнси хотелось хотя бы немного продвинуться к решению загадки. Для этого ей прежде всего необходимо задать несколько вопросов Дарси Эдварде, хотя у нее было чувство, что юная балерина скорее всего скажет, чтобы она не лезла не в свое дело.
Со вздохом Нэнси кончила убирать сцену и пошла обратно в бутафорскую. Она взяла свое пальто и отправилась разыскивать Бесс, надеясь, что разговор с подругой поможет ей лучше понять что к чему.
— Я послала Бесс за тесьмой, — сказала миссис Воласки, когда Нэнси спустилась вниз в костюмерную.
Перед костюмершей на высоком табурете стояла Мишель Эдварде. Миссис Воласки, нагнувшись, подкалывала булавками подол платья, в котором Мишель должна была танцевать партию Клары. Это было старомодное платье с короткими рукавами-фонариками и широким зеленым поясом. Мишель улыбнулась Нэнси и сразу стала очень похожа на свою старшую сестру Шейну.
Нэнси взяла табуретку и села.
— Я подожду ее здесь.
— Как там мой щелкунчик? — спросила Мишель со своего высокого постамента.
— Не знаю, — ответила Нэнси. — Он у Лоренса.
— Если он у Лоренса, значит, все в порядке, — уверенно сказала Мишель.
— Ну, все! — Миссис Воласки медленно распрямилась. — Можешь снимать платье, детка. Когда придешь в понедельник, мы сделаем еще одну примерку.
Мишель спрыгнула с табурета и стянула через голову свое сборчатое платье. Под ним оказалось трико.
— Мишель, — позвала, входя, Бесс. — Там наверху тебя ждет мама. Пора ехать домой и готовиться к праздничному вечеру.
— Ура! — радостно крикнула Мишель и побежала наверх.
— Ты принесла тесьму, Бесс? — спросила миссис Воласки.
— Мадам Дюгран сказала, что достанет ее завтра, — ответила девушка. — Она сейчас немного рассеяна.
Миссис Воласки поправила свои маленькие круглые очки.
— Бедняжка Элис. У нее так много забот. Ну ладно. Бесс, ты не возьмешь костюм Клары домой, чтобы подшить подол?
— С удовольствием, — ответила Бесс. Затем, повернувшись к Нэнси, спросила: — Ради Бога, Нэнси, что там случилось? Ты не знаешь? Все так расстроены.
— Во время репетиции неожиданно заработала машина, которая разбрасывает снег, — ответила Нэнси. — В ней оказались мыльные хлопья, и Лоренс поскользнулся, стал падать и столкнул со сцены мадам Дюгран.
— Боже мой! — воскликнула миссис Воласки. — У Элис ничего не сломано?
— Нет, она сразу же встала. Миссис Воласки покачала головой и вздохнула:
— Все время что-то случается…
— Будем надеяться, что праздник всем поднимет настроение, — сказала Бесс. — Я просто жду его не дождусь.
— А вы пойдете на праздник, миссис Воласки? — спросила Нэнси.
— О нет! Как только я вечером попадаю домой, у меня уже нет сил идти куда-нибудь еще.
Бесс взяла свое пальто.
— Нет, миссис Воласки, вам обязательно надо пойти на вечер. Помните поговорку: «Если работать, не отдыхая…»
— «…к вечеру будешь вовсе больная», — закончила, усмехнувшись, миссис Воласки. Потом она потерла спину. — Нет, понежиться в горячей ванне для меня самое большое удовольствие.
— И все-таки, если вы передумаете, мы будем рады заехать за вами, — сказала Нэнси.
— Вы славные девочки, — ответила миссис Воласки. — Поезжайте, повеселитесь и за меня.
Девушки попрощались с ней, и Нэнси отвезла Бесс домой. Приехав к себе и приняв душ, она надела новое вечернее платье бирюзового цвета и черные лакированные лодочки на высоком каблуке.
Через полчаса Нэнси остановила свой «мустанг» перед дверями дома Бесс.
— Заходи, Нэнси, — пригласила миссис Мар-вин, открывая дверь. — Бесс почти готова.
— Не почти, а совсем готова, — сказала Бесс, быстро спускаясь по лестнице в ярко-красном парчовом платье и в туфлях на низком каблуке ему в тон.
— Когда вы вернетесь? — спросила миссис Марвин дочь, надевавшую пальто.
— Не очень поздно, — ответила Бесс.
Девушки попрощались и направились — к машине.
— А ты можешь по дороге остановиться у балетной школы? — попросила Бесс. — Я забыла взять костюм Мишель, а мне надо его подшить.
— Конечно, могу, — ответила Нэнси. — Мы вообще едем немного рано.
Нэнси повернула на Мейсон-стрит и въехала на стоянку у школы. Было уже темно, и единственной машиной здесь оказался школьный фургон, припаркованный на своем обычном месте в глубине площадки.
— Мне кажется, здесь никого нет, — сказала Нэнси. — Как ты собираешься попасть внутрь?
— У меня есть ключ, — ответила Бесс. Она открыла свою черную вечернюю сумочку и достала ключ. — Миссис Воласки вчера мне его одолжила, а я забыла его отдать.
Нэнси доехала до конца тротуара и остановила машину. Хихикая и хватаясь друг за друга, девушки медленно двинулись в своей вечерней обуви по обледенелой дорожке. Войдя в дом, Нэнси собиралась уже включить свет, когда услышала шум из глубины холла.
— Ты слышала? — прошептала она Бесс. Бесс кивнула.
— Конечно.
— Я пойду и проверю, в чем дело, жди меня здесь, — сказала Нэнси, сбрасывая туфли.
— Ни за что, — ответила Бесс, тоже снимая туфли. — Я иду с тобой.
Нэнси в одних чулках на цыпочках пошла по темному холлу — он был освещен только тусклой Дежурной лампой. За спиной она слышала дыхание Бесс.
Остановившись у дверей зрительного зала, Нэнси приложила палец к губам. Девушки стали прислушиваться. Но тут из бутафорской раздался сильный грохот.
Бесс подпрыгнула на месте.
— Что это? — взвизгнула она, хватая за руку Нэнси. — Наверное, лучше позвонить в полицию.
Нэнси решительно покачала головой.
— Если мы будем ждать полицию, тот, кто там прячется, может скрыться.
Бесс состроила гримаску и неохотно кивнула. Нэнси быстро пошла к бутафорской, толкнула дверь и осторожно заглянула внутрь. Там стояла непроглядная тьма.
Войдя в помещение склада, Нэнси подняла руку, ощупывая кирпичную стену в поисках выключателя. Бесс шла так близко, что наступала ей на пятки.
Внезапно послышалось громкое рычание. Нэнси круто обернулась, а Бесс вскрикнула, и в это время откуда-то со стороны саней выскочила темная фигура.
Это существо бросилось к двери, и Бесс снова закричала. В тусклом свете из холла Нэнси сумела разглядеть его большую голову и торчащие уши.
— Чудовище! Оно сейчас кинется на нас! — кричала Бесс, прячась за Нэнси.
— Стой, кто ты там есть! — Нэнси оттолкнула Бесс, пытаясь схватить неизвестное существо, но споткнулась обо что-то твердое и упала на ящик. В этот момент чудовище, пробежав мимо нее", выскочило в холл.
Бесс помогла Нэнси подняться на ноги.
— Нельзя его упустить! — крикнула та, но Бесс буквально застыла на месте от страха.
Нэнси рванулась к открытой двери, но та с грохотом захлопнулась перед ней. Девушка стала искать дверную ручку и тут услышала щелчок. Предчувствуя беду, Нэнси повернула ручку, потом потрясла ее. Дверь была заперта на замок.
Нэнси услышала, как Бесс судорожно вздохнула.
— Не двигайся, — прошептала она ей. — Я должна найти выключатель. — Ощупывая стену рядом с дверью, Нэнси наконец нашла его, нажала и — снова никакого результата. Кто-то отключил рубильник. Нэнси и Бесс оказались запертыми в кромешной тьме.
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:06 | Сообщение # 9
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
В ЛОГОВЕ МЫШИНОГО КОРОЛЯ
— Боже мой, что это было? — спросила наконец Бесс, стоявшая рядом с Нэнси.
— Хочешь верь, хочешь нет, но, по-моему, это был Мышиный король, — ответила Нэнси, оглядываясь вокруг. В бутафорской царила такая темнота, что девушкам казалось, будто они находятся в пещере. А поскольку Нэнси знала, что весь пол завален всяким мусором, она не осмеливалась сделать ни шагу.
Бесс нервно засмеялась.
— Мышиный король? Ты шутишь! Кто этот псих, решивший бегать в костюме Мышиного короля с семью головами?
— Тот, кто не хочет, чтобы мы узнали его или ее, — ответила Нэнси. Мысленно она ругала себя: как дурочка оставила сумку в машине. А в ней — электрический фонарик и набор отмычек. Она оказалась беспомощной, и это ей очень не нравилось.
Бесс шумно выдохнула воздух.
— Ну что ж, раз мы имеем дело всего лишь с театральным костюмом, я уже чувствую себя лучше.
Нэнси тихо засмеялась.
.— Слава Богу, ты хоть от чего-то чувствуешь себя лучше. Поскольку мы здесь заперты, а электричество отключено, нам, вероятно, придется провести в бутафорской долгую ночь.
— Хорошо, что мы в пальто. Подожди-ка! Ведь в этой комнате две двери, да? — спросила Бесс с надеждой в голосе.
— Ты права! Как я могла об этом забыть! — Нэнси повернулась в ту сторону, где, по ее расчетам, должна была находиться дверь, ведущая на сцену, но полная темнота мешала ориентироваться. — В этом помещении может быть устроена ловушка, — добавила она, вспомнив, как кукла-щелкунчик чуть не упала на голову Джорджи. — Может, Мышиный король и приходил сюда, чтобы приготовить очередной сюрприз.
— Этого еще не хватало! — простонала Бесс. Нэнси задумалась, как быть дальше, но тут Бесс вдруг схватила ее за руку.
— Нэнси, — прошептала она, — ты слышишь, что-то скрипнуло?
Нэнси напрягла слух и согласно кивнула.
— Да, и я, кажется, знаю что.
— Что? — дрожащим голосом спросила Бесс.
— Не паникуй, но это похоже на мышей, — успокоила ее Нэнси. — Знаешь, такие безвредные маленькие пушистые зверьки.
— Мыши! — Бесс прыгнула поближе к Нэнси, чуть не сбив ту с ног. — Уведи меня отсюда!
Внезапно в бутафорской зажегся яркий свет.
— Как странно! — нахмурилась Нэнси. Бесс вздрогнула.
— Значит, теперь я смогу не только слышать, но и видеть этих маленьких пушистых зверьков.
Спустя несколько минут в замке повернулся ключ, и дверь распахнулась.
— Попались! — воскликнул кто-то. Резко обернувшись, Нэнси и Бесс оказались лицом к лицу с Лоренсом Стилом. Он угрожающе размахивал монтировкой. Увидев Нэнси и Бесс, он удивленно поднял брови. — Что это вы здесь делаете?
— Нас кто-то запер, — объяснила Нэнси и подозрительно посмотрела на Лоренса. — А что делаешь здесь ты?
Лоренс презрительно хмыкнул.
— Спасаю ваши шкуры, — ответил он. — Вам пришлось бы провести здесь ночь в холоде, если бы я не решил проехать мимо школы по пути на праздник. Увидел, что входная дверь широко распахнута, схватил монтировку и вошел, чтобы посмотреть, в чем дело. А потом, когда попытался зажечь свет в холле, понял, что кто-то отключил главный рубильник.
— Спорю, это ты запер нас здесь, — заявила Бесс, выступая вперед и сердито глядя на красивого танцовщика.
— Я? Ну, уж будьте уверены, если б запер вас я, то и не выпустил бы. Не такой я дурак. Бесс пожала плечами.
— Наверно, ты прав, — сказала она. — Но тогда кто же нас запер?
— Кто бы это ни был, он нашел голову твоего Мышиного короля, — сообщила Нэнси Лоренсу. — И надел ее, чтобы мы его не узнали.
Тут Бесс вдруг взвизгнула и вскочила на один из ящиков.
— Что с тобой? — поинтересовался Лоренс, направив на Бесс свое металлическое орудие. — И где твои туфли? — спросил он, глядя на ее ноги в чулках.
— Тут бегают мыши, — пояснила Нэнси. — Мы оставили обувь при входе, чтобы тот, кто здесь спрятался, не…
— Мыши! — прервал ее Лоренс. Он прислонил монтировку к дверной раме, упал на колени и стал ползать вокруг.
— Ты что, с ума сошел? — спросила Бесс когда Лоренс проползал мимо нее.
— Конечно, нет, — резко ответил тот. — Я ищу своих мышей.
— Своих мышей? — удивленно переспросила Бесс.
Лоренс остановился и заглянул под санки.
— Это наверняка мои мыши, их украли у меня из шкафчика дня два тому назад.
— Ты держишь мышей в своем шкафчике в раздевалке? — Бесс, стоя на ящике, с ужасом смотрела на него.
— Не всегда. Только когда я собираюсь кормить змею. Ага! — вдруг воскликнул Лоренс и бросился на что-то. Поднявшись на ноги, он показал извивающуюся белую мышку, которую держал за розовый хвост.
Бесс с отвращением сморщила нос.
— Фу, какая гадость!
Лоренс сунул мышь в карман своего твидового пальто, потом обвел взглядом Бесс и Нэнси.
— Ну ладно, может, вы все-таки объясните, что вы тут делаете?
— Мы только помогаем мадам Дюгран, — ответила Нэнси. — Бесс должна была взять костюм, чтобы дома подшить его, но, когда мы вошли в холл, из бутафорской донесся какой-то шум, и мы направились сюда выяснить, в чем дело… — Голос ее замер.
Лоренс кивнул.
— И вы решили, что это я надел на себя огромную мышиную голову. Видимо, мисс Дру, вы не очень мне доверяете.
Нэнси подняла брови.
— Почему ты так считаешь? — спросила она невинным тоном.
— Да просто возникло такое чувство, — ответил Лоренс. Он подобрал монтировку и стал постукивать ею по ладони левой руки. — Что-то в последнее время никто мне не верит, — добавил он.
Прежде чем Нэнси успела ответить, Бесс положила руку ей на плечо и соскочила с ящика.
— Да ведь ты чуть не уронил Шейну на пол головой вниз, — сказала она.
— Виновата была сама Шейна, — возразил Лоренс. — Она делает все, чтобы помешать мне добиться успеха.
Не дав Нэнси перебить себя, Бесс продолжала:
— А нам известно, что это ты стараешься избавиться от нее.
— Посмотри, еще одна мышь, — оборвала перепалку Нэнси и показала на пол позади Лоренса. — Она только что пробежала под пушку.
— Прекрасно! — воскликнул Лоренс и снова опустился на колени, а девушки поспешили тихонько уйти из бутафорской.
— Давай поскорее уберемся отсюда, — прошептала Бесс, когда они чуть ли не на цыпочках пересекали холл. — Этот парень со своими мышами просто псих.
В конце холла Нэнси остановилась.
— Надо бы сначала все осмотреть, — сказала она. — Если Лоренс говорит правду, то человек, которого мы спугнули в бутафорской, может, все еще находится где-нибудь в доме.
— Нет, нет, — возразила Бесс, потянув Нэнси за рукав пальто. — Потому что, если Лоренс лжет, он в две минуты нас догонит.
— Ты права, — с этими словами Нэнси направилась к входной двери.
Внезапно холл залило светом снаружи, а через мгновение свет исчез.
— Фары! — воскликнула Нэнси. Она бросилась к двери и успела увидеть, как школьный фургон с ревом выезжает с автомобильной стоянки.
— По-твоему, это Лоренс пытается сбежать? — спросила Бесс.
Нэнси быстро надела свои лодочки на высоком каблуке и открыла входную дверь.
— Не знаю, — ответила она, — но надо это выяснить. Может быть, это именно тот, кто надел голову Мышиного короля.
— Если мы погонимся за фургоном, то опоздаем на праздник, — запротестовала Бесс, надевая свои красные туфли на низком каблуке. Но Нэнси уже спешила по лестнице к своей машине. Спотыкаясь и скользя по льду, она добежала до «мустанга».
— Подожди меня, — крикнула ей Бесс, осторожно двигаясь по покрытой снегом дорожке и стараясь не упасть.
Нэнси быстро влезла в машину, завела мотор и открыла дверцу для Бесс.
— Скорее! — поторопила она ее.
Как только Бесс уселась и застегнула ремень, Нэнси изо всех сил нажала на педаль газа. Она хотела задержать того, кто вел фургон, или хотя бы выяснить, куда он или она направляется.
— О Боже! — Бесс на своем сиденье перегнулась пополам. — Посмотри на мои чулки. Они все порваны!
— М-м-м, — отозвалась Нэнси, на самом деле не слыша подругу. Она старалась высмотреть белый фургон и внезапно увидела его — впереди, за несколькими машинами. Он делал левый поворот. — Вот он! — воскликнула она, резко вывернув «мустанг» на левую полосу.
Бесс ухватилась за щиток.
— А ты видишь, кто там за рулем? Нэнси отрицательно покачала головой.
— Мы слишком далеко от него. В этот момент на лобовое стекло начали падать пухлые мокрые снежинки.
— Вот тебе на! — простонала Нэнси, включая дворники. — Как некстати! Держись, Бесс, мы сейчас повернем.
Крепко вцепившись обеими руками в руль, Нэнси резко повернула налево. Снегопад усиливался, и из окна трудно было что-нибудь увидеть.
— Мы что, потеряли фургон? — спросила Бесс.
— Надеюсь, нет. — Нэнси посмотрела в боковое окошко. — Ты не знаешь, где мы находимся?
— Знаю, — ответила Бесс. — В новом жилом районе. Ну, в том, который сейчас рекламируется, — здесь есть все: и медицинский центр, и крытый бассейн, и все прочие удобства.
Нэнси задумалась. На каждой стороне находилось по три жилых комплекса.
— У кого из балетной школы здесь может быть квартира? — вслух размышляла она.
— Думаю, у Лоренса, — сказала Бесс. — Но здесь квартиры, наверное, очень дорогие.
Каждый комплекс состоял из четырех жилых домов с двором посередине, где находился центр отдыха и бассейн. Сами дома были трехэтажными, с красивыми балконами, выходившими на бассейн.
— Дома выглядят очень привлекательными. — Нэнси остановила машину в конце улицы. — Куда же подевался фургон? Дальше нет проезда.
Бесс повернулась и посмотрела на Нэнси.
— По-моему, нас повели по ложному следу.
— Возможно. — Нэнси повернула «мустанг» обратно и направилась к главной улице. — А завтра я проверю адреса всех, кто связан с балетной школой. Может быть, нам повезет.
Когда «мустанг» проезжал мимо второй группы домов с правой стороны, сзади внезапно послышался рев мотора. Нэнси подняла глаза к зеркалу, Но заднее стекло было покрыто толстым слоем снега.
Рев мотора не утихал и вдруг в задний бампер так сильно ударило, что обе подруги упали вперед.
Бесс широко раскрыла глаза.
— Кто-то врезался в нас! — испуганно крикнула она.
— Держись! — тихо приказала Нэнси. Опустив стекло, она высунула голову из окошка и посмотрела назад. Белый фургон находился почти в пятнадцати футах позади них. И сразу же его мотор опять взревел, и он снова двинулся на машину девушек.
Убрав голову из окна, Нэнси нажала на газ, надеясь оторваться от фургона. Но в это время задние колеса «мустанга» попали на покрытую снегом скользкую часть улицы, и машину стало заносить. Нэнси поспешно вытерла боковое зеркало. Фургон, виляя из стороны в сторону, следовал за ними — похоже, его водитель решил не дать им уйти.
Внезапно Бесс резко выпрямилась на своем сиденье.
— Остановись, Нэнси! — закричала она. — Нас несет на перекресток!
Нэнси с силой нажала на тормоз и сразу же услышала скрежет бампера о бампер — фургон таранил их сзади. Сила удара послала «мустанг» вперед, на красный свет светофора, прямо в гущу машин.
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:06 | Сообщение # 10
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПРАЗДНИК
— Сейчас мы разобьемся! — с ужасом крикнула Бесс, закрыв лицо. «Мустанг» боком влетал на перекресток. Взвыли автомобильные сирены и завизжали тормоза.
Нэнси сняла ногу с тормоза, вспомнив совет отца, как нужно водить машину в снегопад. Торможение заставит автомобиль только бешено крутиться на месте. Но Нэнси также знала, что Бесс права. У них не было никакой возможности проехать через перекресток, не попав в аварию.
Трах! «Мустанг» сильно ударился обо что-то и сразу же остановился. Нэнси стукнулась затылком о спинку сиденья, а ремень безопасности врезался ей в грудь. Но, осмотревшись, она с облегчением увидела, что и Бесс, и машина целы и невредимы. «Мы, наверное, ударились о бордюрный камень», — успокоившись, подумала Нэнси.
Бесс в изумлении смотрела на нее.
— Мы все еще живы? — спросила она дрожащим голосом.
Нэнси медленно кивнула.
— Вроде бы все обошлось.
— Уф! — плечи Бесс опустились, и она спрятала лицо в ладони. — Напомни мне, чтобы я не ходила на свалку смотреть, как ломают и сплющивают машины. Я, кажется, уже приняла участие в таком шоу.
Стук в окно заставил Нэнси поднять глаза. На них, озабоченно нахмурив брови, смотрел полицейский. Его фуражку покрывал снег.
— Как вы, девушки, в порядке? Вы вылетели на перекресток, как сумасшедшие.
— У нас все нормально, — ответила Нэнси. — Кто-нибудь пострадал?
Полицейский отрицательно покачал головой.
— Хотите верьте, хотите нет, но дело, по видимости, кончилось парочкой погнутых крыльев. Бесс наклонилась вперед.
— Она не виновата. В нас сзади врезался фургон.
— Мы знаем. К счастью для вас, один прохожий увидел, как этот фургон стукнул вас и удрал. Нам даже сообщили его номер. Мой товарищ проверяет его.
— Нам известно, кому принадлежит этот фургон, — мрачно заявила Нэнси.
— Ревнивому поклоннику? — высказал догадку полицейский, доставая блокнот. Нэнси покачала головой.
— Фургон принадлежит балетной школе мадам Дюгран на Мейсон-стрит. Мы думаем, его угнали. Полицейский перестал писать.
— Гм… Это уже серьезно. Пойду узнать, что там выяснил мой товарищ. Тогда и составим протокол.
Когда полицейский ушел, Нэнси открыла дверцу машины и обошла ее спереди. К счастью, они просто врезались в бордюр напротив въезда в один из жилых комплексов. Два колеса были прижаты боком к тротуару. Похоже, повреждения были небольшими. К счастью, в момент столкновения они двигались на небольшой скорости.
— Ну как, машина в порядке? — спросила Бесс.
— Кажется, нам повезло, — Нэнси посмотрела на перекресток. К счастью, «мустанг» стоял довольно далеко от проезжей части, и другие машины могли его объезжать. На другой стороне улицы мигали красные огоньки двух полицейских машин. Посередине перекрестка, уткнувшись друг в друга, стояли подряд три машины. Вокруг них собралась небольшая толпа людей.
Нэнси нахмурилась.
— Наверное, это водители, которым пришлось затормозить, чтобы избежать столкновения с нами.
— Давай подойдем и скажем им спасибо, — предложила Бесс, вылезая из машины.
— Правильно. — Нэнси захлопнула свою дверцу и присоединилась к Бесс. — А потом, после того, как будет составлен протокол, я бы хотела поехать назад в балетную школу. Преступник, вероятно, вернул туда фургон.
Бесс вздохнула.
— Я так и знала, что ты это скажешь. Правда, мне больше не хочется идти на праздник. Посмотри на мои чулки и туфли, — сказала она, глядя на свои покрытые снегом туфли и спустившиеся петли на чулках.
— Да, мы здорово опаздываем, — заметила Нэнси, направляясь к перекрестку. Машин было немного, но снег все еще продолжал падать. — Нет, Бесс, мы все-таки поедем на праздник, так что постарайся настроиться на веселье. — Посмотрев налево и направо, Нэнси побежала через дорогу, крикнув на ходу: — Я ни за что на свете не пропущу его!
Через полчаса Нэнси и Бесс въехали на Мей-сон-стрит. Когда они приблизились к балетной школе, Нэнси выключила фары.
Бесс схватила ее за рукав.
— Смотри! Фургон!
Нэнси увидела сквозь снег смутные очертания фургона. Как она и ожидала, машина стояла на своем обычном месте. Нэнси повернула «мустанг» на автомобильную стоянку и остановилась примерно в двадцати срутах позади фургона.
— Нужно позвонить в полицию, — сказала Бесс.
Нэнси кивнула.
— Ты права. Но сначала я хочу убедиться, что нашего преступника здесь нет. На этот раз ему или ей не удастся скрыться. — С этими словами Нэнси включила фары. Когда они осветили заднее стекло фургона, внутри него возник какой-то силуэт.
— Там кто-то есть! — воскликнула Бесс. Голос ее дрожал.
Нэнси открыла дверцу машины.
— Я подойду поближе, посмотрю, что там. — Она натянула перчатки. — Не хочу стереть какие-нибудь отпечатки. Полиция, конечно, будет искать отпечатки пальцев. Но, по-моему, я знаю, кто или, по крайней мере, что находится в фургоне, — мрачно произнесла она.
— Ты сошла с ума! — крикнула ей вслед Бесс.
С бьющимся сердцем Нэнси подошла к фургону и быстро открыла дверь. Тут же на нее бросилось что-то коричневое и мохнатое. Нэнси испуганно отскочила, а на покрытую снегом землю упала голова Мышиного короля.
Нэнси перевела дыхание. Ее догадка оказалась верной. Осторожно подняв голову, она понесла ее к «мустангу».
Бесс немного опустила стекло.
— Боже! — воскликнула она. — Не смей класть ее сюда!
— Да не бойся ты, потерпи. Больше мне некуда ее положить. — Открыв свою дверцу, Нэнси бросила голову Мышиного короля на заднее сиденье. — Я пойду посмотрю вокруг.
Она вернулась к фургону и увидела, что от него со стороны водителя прямо к дороге идет дорожка следов. Следы были слишком малы и не могли принадлежать Лоренсу, но, пожалуй, хорошо подходили Дарси. Нэнси пошла вслед за ними до улицы, где они слились с отпечатками автомобильных шин. Тот, кто вел фургон, оставался один, пока не встретил кого-то, кто приехал на машине. Нэнси вернулась к фургону. Рядом с ним, обхватив себя руками, стояла Бесс. Она дрожала.
— Я отказываюсь оставаться в машине рядом с огромной мышью, — заявила она. Нэнси рассмеялась.
— Тогда помоги мне осмотреть все кругом. Нам нужно выяснить, что этот человек собирался делать, когда мы неожиданно для него появились в школе. — Она быстро направилась к задней части фургона.
— Интересный вопрос, — заметила Бесс, последовав за Нэнси. — Но почему он повел нас в жилой район, а потом стукнул сзади?
Нэнси покачала головой.
— Это действительно странно. Думаю, он или она просто пытались напугать нас. — Она попробовала открыть двойную заднюю дверь фургона и обнаружила, что она не заперта. Нэнси заглянула внутрь. Там ничего не было, кроме запасного колеса.
Бесс посмотрела через ее плечо.
— Что ж, если Мышиный король взял что-нибудь в школе, здесь он этого не оставил.
Осторожно ухватившись за дверь фургона, Нэнси поднялась внутрь, пригнулась и обошла запасное колесо. Увидев на полу что-то красное, она стала внимательно вглядываться и, наконец, поняла, что это раздавленное елочное украшение.
Нэнси подняла повыше кусочек разбитого стеклянного шарика и показала его Бесс.
— Это одно из украшений миссис Фарнсуорт? — удивленно спросила та.
— Нет, это одно из моих украшений, — ответила Нэнси, спрыгнув с фургона. — Я узнала по кружевам.
Бесс сдвинула брови.
— Но зачем кому-то понадобилось красть твои украшения?
— Может быть, наши воры просто хотят любым путем сорвать представление, — сказала Нэнси, закрывая дверь фургона. — Но стоило ли тайком пробираться в школу лишь за тем, чтобы взять какие-то дешевые елочные игрушки? Это ведь очень рискованно.
— Не так уж и рискованно, — заметила Бесс. — Этот «кто-то», наверное, думал, что мы все будем на празднике.
— А ведь верно, — согласилась Нэнси и поспешила к «мустангу». — Давай так. Сначала поставим в известность полицию, а потом отправимся на праздник. Там мы, может быть, узнаем, кто еще приехал поздно.
Спустя двадцать минут девушки уже подъезжали к загородному клубу Ривер-Хайтса.
— Если Лоренс и Дарси еще не прибыли, значит, мы идем по правильному следу, — сказала Нэнси.
— А если они находились здесь все время? — спросила Бесс.
— Тогда нам придется заняться серьезным розыском, — ответила Нэнси, остановив машину под зеленым навесом клуба. Немедленно появившийся дежурный открыл для девушек дверцы машины.
Подойдя к главному залу, где проходил прием, Нэнси и Бесс остановились в дверях.
— Нэнси! — воскликнула Бесс. — Ведь это Страна сладостей!
Зал был оформлен как «Волшебная страна», куда Клара и ее принц попадали во втором действии «Щелкунчика». Колонны, поддерживающие свод, были увиты красной и белой гофрированной бумагой, похожей на леденцовые палочки. Стены украшали изображения пряничных домиков, сверкающих остроконечных пирожных и пломбиров с вишнями. По углам стояли рождественские елки, увешанные леденцами и другими сладостями. Поскольку в Стране сладостей царила Фея Драже, а праздник был устроен в честь Шейны, все это оформление выглядело особенно удачным.
— Привет, Бесс! — позвала Мишель Эдварде. — Просто фантастика! Правда? — Подбежав к Бесс, она схватила ее за руки и закружилась с ней в танце.
Бесс засмеялась, замедлила темп танца и наклонилась, чтобы поцеловать Мишель.
— Все очень красиво, и ты тоже чудесно выглядишь в этом прекрасном зеленом платье. Лицо Мишель вдруг стало серьезным.
— А почему вы так поздно приехали? Шейна боялась, что совсем не появитесь. Нэнси быстро оглядела комнату.
— А где твоя сестра? — спросила она.
— Вон там, — ответила Мишель, показывая на розовую скульптуру балерины из льда. Перед ней стояла Шейна, окруженная молодыми танцовщицами и их родителями.
— А где Дарси? — спросила Нэнси. Мишель удивилась:
— Дарси? Она не придет.
— Дарси здесь нет? — поразилась Нэнси, обменявшись многозначительным взглядом с Бесс.
— И не придет, — нахмурилась Мишель. — Дарси и Шейна сильно поспорили прямо перед началом праздника. Дарси заперлась в своей комнате и отказалась выходить. Она не захотела говорить даже с мамой и папой. Мы поехали сюда без нее.
«Вот тебе на!» — подумала Нэнси. Теперь оставалось узнать о Лоренсе.
— Пошли посмотрим на угощение, — позвала Мишель. Схватив Бесс за руку, девочка потянула ее через комнату.
— Я вернусь к тебе через минуту, — крикнула Бесс, когда Мишель повела ее к столу, уставленному тортами и печеньями.
Нэнси кивнула и принялась медленно ходить среди толпы в поисках Лоренса. Его нигде не было видно.
— Нэнси! — позвала Шейна, заметив подругу. Извинившись перед своими поклонниками, балерина поспешила к Нэнси. Она выглядела великолепно в облегающем темно-синем вечернем платье с открытыми плечами.
— Где вы пропадали? — спросила Шейна. — Все эти детишки и родители сведут меня с ума.
— Потом расскажу, — ответила Нэнси и оглянулась. Она увидела, что мадам Дюгран, оживленно жестикулируя, беседует с другой группой гостей. Нэнси понимала, что вскоре ей нужно будет выбрать момент, чтобы побеседовать с директрисой наедине и рассказать ей, что случилось вечером.
— А где Лоренс? — спросила она, повернувшись обратно к Шейне.
Щеки рыжеволосой балерины залила краска.
— Этот негодяй появился на полчаса, чтобы очаровать всех, а потом исчез безо всяких объяснений!
— Ты не знаешь, куда он отправился? — продолжала расспрашивать Нэнси.
К ее удивлению Шейна, чуть не заплакала.
— Вот сама и спроси его! — сказала она, кивнув на дверь.
Нэнси быстро обернулась. В проеме двери стоял Лоренс под руку с торжествующей Дарси.
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:06 | Сообщение # 11
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ПОДОЗРЕВАЕМАЯ РЫДАЕТ
Нэнси уставилась на вошедшую пару. Похоже было, что Лоренс и Дарси только что приехали — вместе. Если так, то Нэнси могла больше не сомневаться: именно эта пара скорее всего и замешана во всех попытках сорвать постановку «Щелкунчика». Нэнси поняла, что должна выбрать подходящий момент и предъявить им обвинение.
— Посмотри на эту парочку, — шепнула ей Шейна. — Лоренс снова входит сюда, как надутый индюк, а Дарси так густо положила тени вокруг глаз, что стала похожа на енота. Пытается выглядеть светской дамой.
Стараясь делать это незаметно, Нэнси внимательно разглядывала интересующую ее пару. На Дарси было короткое черное вязаное платье, подчеркивавшее белизну ее кожи и цвет волос. Глаза ее немного припухли — похоже, она плакала.
Нэнси перевела взгляд на Лоренса. Он выглядел еще более красивым, чем обычно, в темно-синем спортивном пиджаке и серых брюках. Наклоняя голову вправо и влево, он приветствовал всех улыбающихся родителей и хихикающих девочек.
— Можно подумать, — проворчала Шейна, — что Лоренс — главная знаменитость.
На минуту Нэнси остановила взгляд на Шейне. Скрестив руки на груди, та со злостью смотрела, как Лоренс и Дарси входили в зал. Казалось, будто это она завидует Лоренсу и Дарси, а не они ей.
— Так о чем же вы с Дарси поспорили перед началом праздника? — ласково спросила Шейну Нэнси.
Наклонившись к ней ближе, Шейна огляделась, удостоверилась, что никто их не слышит, и сказала:
— Обо всем. Дарси обвинила меня в том, будто я пытаюсь отбить у нее Лоренса. — Шейна закатила глаза. — Подумать только! Зачем это мне отбивать мистера Стила? Он совсем не в моем стиле; — Она грустно рассмеялась собственной шутке. — Тогда я сказала Дарси, что устала от ее вечно недовольного вида и капризных выходок и не позволю ни ей, ни Лоренсу сорвать спектакль мадам Дюгран.
— И что она на это ответила? — спросила Нэнси.
— Что не понимает, о чем я говорю, но я знаю, это была ложь. Потом она выгнала меня из своей комнаты и заявила, что не собирается ни на какой дурацкий праздник в мою честь.
Нэнси на мгновение задумалась. Вряд ли Дарси заранее спланировала ссору с Шейной, а значит, и не собиралась пропускать праздник. Но, если они с Лоренсом все равно намеревались проникнуть в балетную школу, ссора сыграла им на руку. Что ж, вполне возможно. Но Лоренс долго отсутствовал, и это было всем заметно.
Неужели их машину таранила Дарси? Нэнси нахмурилась. Представить себе, что сестра Шейны способна на такую жестокость, было трудно. Неожиданно она увидела мадам Дюгран, в одиночестве стоявшую у буфета.
— Пойдем со мной, Шейна, — позвала Нэнси подругу, — я хочу рассказать директрисе, что случилось сегодня вечером. Тебе тоже надо об этом знать.
Девушки стали пробираться через толпы беседующих родителей. Нэнси услышала, как некоторые из них жаловались на трудности, переживаемые школой.
У стойки с закусками Нэнси встала за мадам Дюгран и, двигаясь следом, начала накладывать на тарелку треугольные сэндвичи и фаршированные грибы.
— Можно мне поговорить с вами по секрету, мадам? — тихо спросила она.
Директриса встревоженно посмотрела на нее.
— Дорогая, прямо сейчас? В разгар праздника?
Нэнси кивнула.
— Да. Важно, чтобы я поговорила с вами до того, как к вам обратится полиция.
При слове «полиция» мадам Дюгран широко раскрыла глаза, а Шейна испуганно вздохнула. Неся тарелки, они увидели спокойное местечко и направились к нему.
Нэнси рассказала, как Мышиный король застал их в бутафорской и как там появился Лоренс.
— Что же Лоренс делал в школе? — удивленно спросила директриса.
— Он сказал, что проезжал мимо, — ответила Нэнси.
— Это действительно по пути к нашему дому, — заметила Шейна. Нэнси кивнула.
— Да. Но Лоренс мог заехать за Дарси раньше и привезти ее в школу. — Затем Нэнси рассказала директрисе и Шейне о том, как фургон врезался в их «мустанг». — У кого находятся ключи от фургона? — спросила она директрису.
— Разумеется, у Лоренса. — Мадам Дюгран на минуту задумалась, потом нахмурилась. — Кроме меня, только у него.
— Если только кто-нибудь не сумел сделать дубликат, — заметила Нэнси. Шейна покачала головой.
— Мне очень неприятно это говорить, но в фургоне наверняка был Лоренс. Конечно, в это трудно поверить… — Ее голос замер.
— Тут какая-то ошибка! — возмутилась мадам Дюгран. — Лоренс последнее время сердился потому, что хотел сам поставить весь спектакль, и я могу его понять. Но он никогда не сделает ничего, что повредило бы мне или школе.
Нэнси эту уверенность не разделяла, но говорить об этом директрисе не собиралась. Прежде всего ей нужны были конкретные доказательства.
— Спасибо, что все мне рассказала, Нэнси. — Мадам Дюгран похлопала девушку по руке. — А теперь пойду общаться с другими гостями. Надо убедить родителей, что школа осталась такой же хорошей, какой была раньше.
Как раз в эту минуту в передней части зала заиграл оркестр. Пройдя через толпу гостей, Лоренс подошел к Шейне. Сделав соответствующий жест рукой, он склонился в низком поклоне.
— Могу я пригласить тебя на этот танец? — спросил он с преувеличенной вежливостью. Когда он выпрямился, Нэнси увидела, что он пытается скрыть улыбку. — Ведь я все-таки твой Кавалер.
Шейна посмотрела на него с недоверием, не понимая, шутит он или приглашает всерьез.
— Надо подумать. Не собираешься ли ты толкнуть меня в сладкий пирог? Или швырнуть через плечо в блюдо с креветками?
Лоренс улыбнулся.
— Только если ты попросишь меня, — поддразнил он ее. — Это может послужить неплохой рекламой для нашего спектакля.
Шейна оглянулась на Нэнси.
— Похоже, такое предложение нельзя отклонить, — сказала та как ни в чем не бывало. Она не осуждала Шейну за колебания, но не хотела также вызывать у Лоренса подозрения. Кроме того, что-то в выражении лица Шейны наводило Нэнси на мысль, что на самом-то деле Шейна очень хочет танцевать с Лоренсом. «Может быть, между этими Двумя происходит совсем не то, что я себе представляла, — подумала она. — Может, они вовсе не так сильно ненавидят друг друга?»
— Ладно, — Шейна посмотрела на Лоренса. — Но если ты хоть раз наступишь мне на ногу, танцу конец.
— Согласен, — ответил Лоренс. Шейна положила руку ему на плечо, и они направились к площадке для танцев. Вскоре Лоренс грациозно вертел Шейну в старомодном менуэте.
— Здорово! — вздохнул кто-то рядом с Нэнси. Бесс смотрела на балетную пару мечтательным взглядом. — Видишь, как эти двое танцуют? Как принц и принцесса из сказки.
— Или же Фея Драже и Мышиный король, — печально заметила Нэнси.
Бесс бросила на нее удивленный взгляд. Но прежде чем Нэнси смогла объяснить, почему она считает Лоренса причастным к кражам в школе, она увидела Дарси Эдварде.
Младшая сестра Шейны стояла в группе девушек своего возраста. Взоры всех были прикованы к Лоренсу и Шейне. Девушки смотрели на них с восхищением и восторгом, но лицо Дарси выражало жестокую ревность. Она сузила глаза, а ее губы вытянулись в злую линию.
Внезапно Дарси повернулась и выбежала из зала.
— Я пойду за ней, — сказала Нэнси. — Пора выяснить, что происходит.
Выйдя в главный холл, она огляделась и нашла дверь в дамскую комнату. Пройдя по восточному ковру через небольшой коридор, она толкнула дверь. В роскошной дамской комнате никого не было, но Нэнси услышала глухое рыдание, доносившееся из одной кабины.
— Дарси! — тихо позвала она. — С тобой все в порядке? Это я, Нэнси.
Рыдания тут же прекратились. Кто-то высморкался.
— Я в порядке.
Нэнси закрыла за собой дверь.
— Что-то не похоже.
— Ну и что? Тебе-то какое дело? Ты — подруга Шейны.
— Да, но я также и друг мадам Дюгран, и я заинтересована в том, чтобы постановка «Щелкунчика» прошла гладко.
Последовало длительное молчание.
— Ну, а это как я должна понять? — спросила Дарси сердито.
— Может, будет лучше, если ты сама мне все расскажешь, — предложила Нэнси, скрестив руки на груди. Она прислонилась к умывальнику и стала ждать.
Через пять минут Дарси открыла дверь кабины и выглянула из нее. Краска стекла под глаза, что придавало ей испуганный вид.
— Здесь кто-нибудь еще есть? — спросила она с тревогой. Нэнси покачала головой. Дарси со вздохом подошла к умывальнику, выхватила бумажное полотенце, смочила его и стала вытирать глаза. — Ладно, — сказала она. — Ни для кого не секрет, что я ненавижу Шейну, — продолжала она с горечью. — А за что мне ее любить? Она получила роль, которая должна была быть моей. А потом увела у меня Лоренса.
Нэнси удивленно подняла бровь.
— Увела Лоренса? Я не знала, что вы с ним встречаетесь. И, как мне кажется, Шейна и Лоренс совсем не в таких хороших отношениях.
Дарси презрительно хмыкнула и бросила бумажное полотенце в мусорную корзину.
— Ну да! Что ж, даже знаменитые детективы всего не знают.
Нэнси не поняла, что имеет в виду Дарси. Но в одном она была уверена: Дарси не собиралась ни в чем признаваться. Нэнси придется ее на чем-то поймать.
— Ты имеешь в виду, что мне неизвестно, кто проник в балетную школу? — спросила она, не отрывая глаз от лица Дарси, чтобы увидеть ее реакцию. Но Дарси только с любопытством на нее посмотрела, потом открыла сумочку и достала из нее губную помаду. — Или же кто запустил снежную машину на недавней репетиции? — продолжала Нэнси.
Дарси резко повернулась.
— Это не я, — крикнула она и, швырнув помаду обратно в сумочку, бросилась мимо Нэнси к двери. Лицо ее покраснело, и похоже было, что она снова зарыдает.
— Дарси, подожди! — Нэнси схватила девушку за локоть, но Дарси вырвалась из ее рук. — Я хочу тебе помочь, — ласково сказала та.
— Нет, не хочешь, — резко ответила Дарси. — Ты только хочешь сделать так, чтобы мисс Великая звезда Шейна не вернулась в Нью-Йорк. Ладно, мне жаль, что мадам Дюгран пострадала, но мне не будет жалко, если моя сестра упадет и сломает свою глупую шею!
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:06 | Сообщение # 12
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
УЖАС НА СНЕГУ
Дарси выбежала из дамской комнаты. Нэнси бросилась вслед за ней, но когда она подбежала к двери, та открылась в ее сторону, и ей пришлось отпрыгнуть. Пожилая дама в бархатном платье с высоким воротником и в жемчужном ожерелье вошла в дамскую комнату. Это была миссис Фарнсуорт.
— Привет, мисс Дру, — ласково поздоровалась она, не переставая при этом сверлить Нэнси взглядом. — Вы уже нашли мои елочные украшения?
Вопрос застал Нэнси врасплох.
— Ах, нет, — заикаясь, сказала она. — Но я знаю, что с ними случилось, — быстро добавила она, стараясь обойти женщину. — Именно над этим я сегодня здесь работаю, поэтому извините меня, пожалуйста… — Она широко улыбнулась миссис Фарнсуорт, протиснулась мимо нее и бросилась в холл.
Увидев, что Дарси там нет, Нэнси поспешила в главный зал. Шейна стояла у десертного стола, беседуя с Бесс. Поднявшись на цыпочки, Нэнси поискала глазами Лоренса. Не отвез ли он Дарси домой? Нет, вон он, рядом с мадам Дюгран и несколькими родителями, которые прощались и уводили своих усталых детей. Нэнси посмотрела на часы. Было почти одиннадцать.
От десертного стола ей помахала Бесс.
— Знаешь, ты должна попробовать этот торт, — сказала она, когда Нэнси подошла к ней и Шейне.
— Вы не видели Дарси? — спросила Нэнси.
— Видела, — ответила Шейна. — Минуту назад она ворвалась сюда и сказала папе, что ей нехорошо и она хочет домой. Они сейчас, наверное, берут пальто в раздевалке.
— Судя по всему, Дарси не призналась, — сказала Бесс.
Шейна покачала головой.
— Дарси не могла вести этот фургон. Конечно, моя сестра в последние дни совершила много глупых поступков и, может, действительно пыталась Помешать постановке балета. Но она никому намеренно не причинит вреда.
Шейна тяжело вздохнула и поставила на стол тарелку с тортом.
— Я страшно устала. Пожалуй, мне надо найти маму и Мишель. Папа вернется за нами через несколько минут. Увидимся в понедельник. Ладно?
Нэнси и Бесс согласно кивнули и, прощаясь, помахали рукой. Потом Нэнси подошла к десертному столу и отрезала себе кусок торта.
— Я все-таки что-то упустила, — сказала она Бесс, хмуря брови. — Была так уверена, что виноваты Лоренс и Дарси, что больше никого не заподозрила. Может быть…
— Да ладно тебе, Нэнси, — прервала ее Бесс, рассматривая блюдо с печеньем. — Кому же быть, как не им? Шейна просто защищает свою сестру. А мотивы имеются только у них, так ведь?
— Так, — согласилась Нэнси, но что-то не давало ей покоя. И тут она поняла, что именно — следы на снегу.
Поставив тарелку на стол, Нэнси резко повернулась.
— Пошли, нам надо идти, — обратилась она к Бесс. — Я должна посмотреть на следы прежде, чем их засыплет снег. Может, мы уже опоздали.
— Что? — Бесс с отчаянием посмотрела на стол со сладостями, а затем на Нэнси. — Мы все это оставим?
— Ага! — схватив Бесс за руку, Нэнси потянула подругу в раздевалку. — Я тебе это компенсирую пломбиром в «Йогуртном раю».
Вскоре Нэнси и Бесс вернулись на автомобильную стоянку балетной школы. Снег перестал падать, но теперь вокруг фургона было множество следов.
— По-видимому, здесь побывала полиция, — догадалась Нэнси. — Полицейские, вероятно, хотели удостовериться, что именно этот фургон врезался в нас.
— Как ты рассчитываешь найти следы Дарси в этой мешанине отпечатков? — спросила Бесс.
Нэнси зажгла фонарик и направилась от двери фургона к дороге.
— Мне нужно найти протоптанную ею тропинку. — Внезапно она нагнулась. — Вот они! — возбужденно сообщила она Бесс. — Так я и думала. — Нэнси направила луч фонарика на прекрасно сохранившиеся следы.
— Может, ты скажешь, в чем дело? — спросила Бесс. Она стучала зубами от холода и грела руки, потирая их о рукава пальто. — Прежде чем я замерзну до смерти.
Нэнси разогнулась.
— Эти следы почти такого же размера, как обувь Дарси, вот почему я сразу же подумала, что они принадлежат ей. Но сейчас я не очень в этом уверена. — Она опустила фонарик пониже. — Посмотри на острые носы.
— Ну и что? Может быть, Дарси взяла туфли у своей мамы.
Нэнси выключила фонарик.
— Может быть. Но если ты подросток и собираешься ограбить какой-то дом, что ты наденешь? Бесс задумалась.
— Наверное, сапоги без каблуков или же теннисные тапки.
— Вот именно. — Нэнси направилась к «мустангу».
Бесс пошла за ней.
— Ну так о чем говорят остроносые туфли?
— Ни о чем, — ответила Нэнси. — Пока что. Но Шейна, возможно, права. Мне надо перестать Думать только о Лоренсе и Дарси. — Подойдя к машине, Нэнси обернулась и с беспокойством посмотрела на Бесс. — Могут быть и другие желающие сорвать постановку «Щелкунчика».
— Так что еще я пропустила? — спросила Джорджи у Бесс и Нэнси, когда они проезжали через покрытый снегом сосновый лес. Было воскресное утро, и девушки направлялись в парк на лыжный кросс. — Автомобильную погоню — раз, страшилище с мышиной головой — два и пропавшие елочные украшения — три, — перечислила Джорджи. — Моя лыжная прогулка не была такой захватывающей.
Нэнси засмеялась.
— Сегодня мы поехали с тобой, чтобы забыть все треволнения балетной школы.
— О Боже, как бы я хотела забыть о них! — Бесс, сидевшая на заднем сиденье «мустанга», зевнула. — Я совсем замучилась от этого рыскания на холоде по снегу. Правда, чтобы забыться, я не стала бы выбирать лыжный кросс. Завтрак в каком-нибудь новеньком модном ресторане меня бы больше устроил.
— Это уж точно, — засмеялась Джорджи. — Меня удивило, что ты вызвалась нас сопровождать.
— А у меня не было другого выбора: либо ехать с вами, либо идти в балетную школу, — объяснила Бесс. — Мадам Дюгран сегодня утром позвонила по телефону и сказала, что миссис Волас-ки собирается прийти поработать, и спросила, не хочу ли я помочь ей. Мне пришлось быстренько придумать отговорку. Единственное, что пришло в голову, это сопровождать вас на лыжной прогулке.
— Я тоже разговаривала с мадам Дюгран сегодня утром, — сообщила Нэнси. — Полиция связалась с ней. Они установили, что именно фургон балетной школы врезался в нас. К счастью, поскольку мадам Дюгран не была за рулем, она не несет никакой ответственности. — Нэнси нахмурилась. — К сожалению, Лоренс не может доказать, что не он вел фургон. У него нет никакого алиби. Ведь с Дарси он встретился позднее. А поскольку Лоренс — сотрудник школы, то, может быть, школе и придется отвечать за ущерб, причиненный всем другим машинам. Бесс вздохнула:
— Бедная мадам Дюгран! Не хватало ей еще судебного дела.
— Значит, тебе, Нэнси, придется найти, кто вел фургон, — заметила Джорджи. Нэнси кивнула.
— И поскорей, — добавила она от себя, заводя «мустанг» на стоянку.
Но уже через полчаса, когда девушки шли на лыжах по парку, Нэнси попыталась забыть о мадам Дюгран и ее проблемах. Сквозь ветви сосен светило солнце, в его лучах сверкал снег. А поскольку было еще довольно рано, лыжня была полностью в распоряжении трех девушек.
— Ты готова сойти с лыжни для начинающих? — спросила Джорджи у Бесс, когда они достигли пересечения дорожек. Она показала лыжной палкой на холм.
— Право, не знаю. — Щеки Бесс горели от холода и движения. — Я всегда забываю, как много сил требуют лыжи. Может, вернемся и позавтракаем?
Нэнси с улыбкой посмотрела на часы.
— Сейчас только десять. И почему ты хочешь сидеть в помещении в такой чудесный день? — Она подняла голову вверх. — Взгляни на небо!
— Без темных очков не хочу, — проворчала Бесс.
— Хватит ныть, Бесс! — Джорджи рассмеялась, увидев мрачное лицо своей двоюродной сестры. — Похоже, к нам идет помощь. Слышите, мотор? Наверное, это смотритель парка везет нам горячий шоколад.
Нэнси посмотрела на санную дорогу, поднимающуюся на крутой склон холма. Казалось, шум мотора доносится именно оттуда.
Однако мотосани появились из-за скалы и мчались не по дороге, а по лыжне, направляясь прямо к ним. Нэнси увидела, что лицо водителя закрывал черный лыжный шлем.
— Это не служащий парка, — крикнула Джорджи через плечо. — По лыжне ехать не полагается.
— Может, надо ему сказать? — Нэнси заскользила вперед. Водитель гнал машину вниз и вместо того, чтобы, увидев девушек, притормозить, наоборот увеличил скорость и продолжал ехать по их лыжне.
— Сойдите с лыжни! — закричала Нэнси и, обернувшись назад, махнула палкой в сторону леса, а потом сделала ловкий поворот и направилась туда же. Она видела, как Джорджи подъезжает к опушке леса. А вот Бесс все еще оставалась позади на лыжне. Ее левая лыжа попала под правую, и она не могла сдвинуться с места.
— Бесс, быстрее! — крикнула Нэнси.
— Не могу, — отвечала, плача, Бесс. И вдруг упала на бок.
— Бесс! — Нэнси быстро оглянулась, и то, что она увидела, заставило ее содрогнуться. Мотосани катились вниз, набирая скорость. А водитель наклонился над рычагами управления и направлял сани прямо на Бесс!
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:07 | Сообщение # 13
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ИСЧЕЗНУВШАЯ УЛИКА
Нэнси бросилась вперед в снег. Вытянув руки, она схватила Бесс за лыжную куртку и изо всех сил потянула ее с лыжни.
Мотосани промчались мимо в облаке снега, переехав через лыжи Бесс. Затем они остановились, повернулись кругом и снова направились на них.
— Осторожно! Он возвращается! — крикнула Нэнси и встала на колени, чтобы вытащить ботинки из креплений.
— Ложись, Нэнси, — услышала она голос Джорджи, а подняв глаза, увидела, что подруга стоит посередине лыжни уже без лыж и обеими руками, как бейсбольную биту, держит толстую ветку.
Нэнси вытянулась на снегу. Рядом с собой она слышала дыхание Бесс. Но решимость Джорджи, судя по всему, заставила водителя, передумать. Запустив мотор на полную мощность, он повернул назад и стал удаляться от них.
— Ну и ну! Еле спаслись! — пришла, наконец, в себя Джорджи. Бросив на землю ветку, она протянула руку Нэнси. — Давай, помогу тебе подняться.
Нэнси встала на ноги и справилась с лыжами.
— Еще чуть-чуть, и неизвестно, чем бы все кончилось, — сказала она.
— А у меня такое ощущение, будто я сломала обе щиколотки, — заметила Бесс, продолжая лежать на снегу. Подсунув руки ей под мышки, Джорджи подняла свою кузину. Лыжи Бесс взмыли вверх под каким-то немыслимым углом, а палки оказались на другой стороне лыжни.
Встав прочно на ноги, Бесс похлопала Джорджи по спине.
— Спасибо, что отпугнула этого подонка. Ведь он явно не шутил.
— Какие тут шутки, — согласилась Джорджи. По дороге к собственным лыжам она спросила Нэнси: — Кто, по-твоему, это был? И почему он или она хотели расправиться с нами?
Нэнси пожала плечами.
— Не знаю. Но, думаю, нам надо вернуться и поставить в известность смотрителя и охранников парка. Если это какой-нибудь псих, они должны знать о нем.
— А если он охотился именно за нами?
— Тогда нам лучше поскорее убраться отсюда в более безопасное место, — ответила Нэнси мрачно.
— Держу пари, это были мотосани, угнанные от дверей прокатной конторы. Нам уже сообщили о краже, — сказал смотритель парка, когда девушки рассказали ему о происшедшем. — Кто-то угнал их у молодой пары, которая отошла к своей машине, оставив двигатель саней включенным. Иногда такое случается. Обычно это делают детишки, желающие прокатиться.
— Ну, здесь другой случай, — сказала Нэнси. — Он желал не прокатиться. Он явно хотел на нас наехать.
Смотритель покачал головой и рывком встал из-за своего письменного стола. Его кабинет помещался в большом бревенчатом доме. В одном углу дома давали напрокат лыжные принадлежности. В другом — разместилось небольшое кафе. В центре, вокруг ревущего огня, стояло несколько скамеек. Бесс сидела у самого огня на теплом камне, стараясь согреться.
— Не знаю, что вам сказать, — продолжал смотритель. — Обычно жалуются, что мотосани портят лыжню. А чтобы водители саней на кого-то наезжали? Такого еще не было.
— А та пара случайно не видела угонщика? — спросила Джорджи.
Смотритель пожал плечами.
— Они его видели, но не с близкого расстояния. Сказали, что он — или она — был невысокого роста и на нем был лыжный шлем и зеленая куртка.
Нэнси и Джорджи посмотрели друг на друга. Лоренс был довольно высоким, и поэтому о нем речь идти не могла.
— Мы нашли их! — раздался звучный голос за спиной Нэнси. Молодой служащий парка в тяжелой куртке вошел в контору. — Мотосани, описанные вами, были брошены на краю парка.
— Около дороги? — спросила Нэнси. Служащий кивнул.
— То ли у у вора имелась машина, припаркованная там, то ли кто-то подобрал его.
— Как обидно! — с досадой воскликнула Джорджи. — Теперь мы никогда не узнаем, кто это был!
Нэнси встала.
— Спасибо за помощь, — сказала она.
— А мы просим извинения за доставленные вам неприятности, — ответил старший смотритель. Обменявшись с ним рукопожатиями, девушки присоединились к Бесс, сидевшей у огня.
— Ну как? — выжидающе посмотрела она на подруг.
Нэнси глубоко вздохнула.
— Ему удалось скрыться. И мы даже не знаем, кто это был — мужчина или женщина.
— Давайте позвоним Эдвардсам и выясним, где находилась Дарси сегодня утром, — предложила Джорджи. Порывшись в кармане куртки, она достала монетку в двадцать пять центов.
— Это мысль. — Взяв монетку, Нэнси направилась к телефону-автомату и набрала номер Эдвардсов. После второго гудка трубку сняла Мишель.
— Дарси? — удивилась девочка, когда Нэнси попросила ее позвать сестру. — Она еще спит. Папа сказал, что не надо ее будить, она вчера вечером плохо себя чувствовала.
— Позови ее, пожалуйста, — попросила Нэнси. — Скажи ей, что звонит Нэнси Дру.
Спустя пять минут Мишель снова взяла трубку.
— Она не открывает дверь. Велела сказать вам, чтобы вы катились подальше.
— М-м-м, — Нэнси не выразила удивления. — Ладно, Мишель, все равно спасибо.
Когда Нэнси повесила трубку, Джорджи и Бесс вопросительно посмотрели на нее.
— Ну как? — спросили они хором.
— Дарси велела мне катиться подальше, — сообщила Нэнси.
— По крайней мере, это доказывает, что она дома, — сказала Джорджи.
— Только она не пожелала открыть сестре свою дверь. Может быть, Дарси просто тайком пробралась обратно домой.
— Это вполне возможно, — согласилась Бесс. — Эдвардсы живут в фермерском доме, и комната Дарси находится в его задней части. Я помню это, так как много лет назад приходила к Шейне. Лоренс мог по дороге посадить Дарси в свою машину и привезти домой.
— Тоже возможно, — кивнула Нэнси. — А возможно, мы опять идем по ложному следу. — Нэнси взяла свои перчатки и шапку и направилась к автомобильной стоянке. — По-моему, — сказала она, — нам надо переодеться и пошарить в балетной школе. Может быть, я пропустила там что-нибудь важное.
* * *
На площадке перед балетной школой стояли только маленькая машина иностранной марки, принадлежавшая мадам Дюгран, и школьный фургон.
— Это хорошо, — произнесла Бесс с пассажирского сиденья. — Кажется, миссис Воласки уехала домой. У меня нет никакого желания закалывать булавки и подшивать костюмы.
— Зачем мы сюда приехали? — спросила Джорджи у Нэнси, когда они вылезали из машины. — Что мы собираемся сказать директрисе?
Нэнси подняла две небольшие банки.
— Мы скажем ей правду: собираемся нарисовать полоски на колоннах, чтобы они походили на леденцовые палочки.
Бесс застонала:
— Ну, вот теперь подшивание костюмов кажется мне просто забавой.
Джорджи и Нэнси засмеялись и, поднявшись по ступенькам лестницы к главному подъезду, вошли в холл. Дверь кабинета директрисы была закрыта. Остановившись перед ней, девушки услышали, что кто-то ходит по комнате.
— Она, наверное, работает, — сказала Бесс, легко постучав в дверь. — Сегодня занятия начинаются только в два часа, но она, наверное, уже здесь. Мадам! — позвала она. — Это Бесс, Нэнси и Джорджи. Мы собираемся поработать в бутафорской.
Бесс еще раз постучала, но ответа не последовало. В кабинете все стихло. Бесс с тревогой посмотрела на Нэнси.
— Как думаешь, что там происходит?
Та повернула ручку двери. Она была заперта.
— Мадам Дюгран! — громко позвала Нэнси. — Вы живы?
— Тише! — шикнула Джорджи. Нэнси задержала дыхание. Из кабинета раздался тихий скребущий звук.
— Кто-то открывает окно, — прошептала Нэнси.
Быстро повернувшись, она бросилась к двойным дверям в задней части холла и толкнула одну из половинок. Она открылась всего на один дюйм, а потом застряла.
— Что там такое? — спросила Джорджи. Нэнси заглянула в образовавшуюся щель.
— Дверь не поддается. Кто-то засунул палку в ручку. Тот, кто находился в кабинете мадам Дюгран, пытается убежать.
— Что здесь происходит? — раздался голос из холла. Мадам Дюгран и миссис Воласки стояли на площадке лестницы, ведущей в подвал.
— Нам послышалось, что кто-то находится в вашем кабинете, — объяснила Бесс. — Но дверь оказалась запертой.
— И этот кто-то выскочил в окно и потом заблокировал заднюю дверь, — добавила Нэнси.
— О чем вы говорите? — мадам Дюгран подошла к ним с ключом в руках. За ней, прихрамывая, спешила миссис Воласки. — Моя дверь не может быть заперта.
Вставив ключ в замочную скважину, директриса распахнула дверь и в ужасе остановилась. Ящики из стола были вытащены, их содержимое выброшено. Папки и бумаги валялись на полу.
Войдя в кабинет, Нэнси посмотрела на окно. Оно было распахнуто настежь. Девушка бросилась к окну и выглянула наружу. Она увидела на снегу следы, шедшие вокруг дома к заднему входу.
— Я отправляюсь вслед за взломщиком, — объявила она. — Подсади меня, Джорджи.
Джорджи помогла подруге взобраться на подоконник. Нэнси села, перебросила ноги наружу и соскочила на снег. Затем она бросилась к задней стене дома.
Но она опоздала. Следы вели по снегу к отпечаткам автомобильных шин, потерявшихся затем на твердом покрытии дороги. Нэнси опять упустила преступника.
Она гневно сжала кулаки. Потом, нагнувшись, стала рассматривать следы. Это были те же отпечатки остроносой обуви.
Повернувшись, Нэнси пошла обратно, не отрывая глаз от земли на тот случай, если злоумышленник оставил еще какие-нибудь улики. Что-то блеснуло на снегу. Нэнси наклонилась. Это был осколок стекла. Она подняла его, осторожно положила в карман пальто и подошла к двойным дверям в задней части дома. Как она и догадывалась, палка от метлы была просунута в ручки обеих половинок дверей. «Тот, кто забрался в школу, хорошо подготовился», — подумала Нэнси. Значит, его действия были заранее просчитаны. Но кто это был? И зачем он это делал?
Когда Нэнси вернулась в кабинет мадам Дюг-ран, директриса, Бесс, Джорджи и миссис Воласки занимались уборкой.
— Что-нибудь пропало? — поспешно спросила Нэнси.
Директриса покачала головой.
— Это как раз и странно, — заметила она. — По-моему, ничего не взято. Неужели это еще одна попытка сорвать спектакль?
— Подождите минутку, — сказала Бесс. Она стояла рядом с письменным столом и вешала сброшенные на пол фотографии в рамках. Отступив назад, она оглядела стену. — Мне кажется, у вас здесь висело пять фотографий, мадам. Одна посередине и четыре вокруг нее, верно? Я поискала повсюду, но нашла только четыре.
— Гм, — директриса обошла стол и встала рядом с Бесс. — Ты права. Но кому она могла понадобиться?
Нэнси достала из кармана осколок стекла.
— Это, наверное, от нее, от стекла из рамки. Смотрите! На полу у стены валяются еще осколки, — добавила она, показав на пол. — Тот, кто взял фотографию, по-видимому, уронил ее, и стекло разбилось.
— Но зачем он ее взял, эту старую фотографию? — спросила миссис Воласки. Пожилая костюмерша опустилась на стул, чтобы дать ногам отдых.
Нэнси покачала головой.
— Не знаю, — ответила она с удивлением в голосе. — Но, может быть, фотографию украли потому, что она могла послужить какой-то уликой.
— О чем это ты? — спросила Джорджи. Нэнси окинула взглядом присутствующих. Четыре пары глаз выжидательно смотрели на нее.
— Я не уверена, — медленно заговорила Нэнси, переводя взгляд на директрису. — Но нет ли у вас еще одного экземпляра этой фотографии? Если есть, то мы, вероятно, сумеем разгадать эту тайну.
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:07 | Сообщение # 14
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
РАЗБИТЫЕ МЕЧТЫ
Все повернулись к мадам Дюгран.
— Нам повезло, — сказала та. — Я сохранила все свои старые фотографии, и у меня есть дубликат той, что украдена. Это сцена из «Щелкунчика», поставленного тридцать пять лет назад. Наклонившись с изяществом бывшей балерины, мадам Дюгран принялась перебирать разбросанные на полу фотографии. Нэнси опустилась на колени рядом с ней.
— Похоже, что вор искал также и дубликат, — сказала она. — Кому могло быть известно о существовании копии?
Мадам Дюгран пожала плечами.
— Да кому угодно. Я люблю показывать свои фотографии.
— Вот она! — воскликнула Бесс, стоявшая по другую сторону стола. — На ней вы в костюме Феи Драже.
Мадам Дюгран поднялась на ноги и взяла фотографию у Бесс. Джорджи и Нэнси смотрели на нее через плечо директрисы. На фотографии была снята группа танцовщиц. Молодая Элис Дюгран — ей тогда было что-то около двадцати лет — стояла в центре на пуантах. Остальные балерины примерно того же возраста, что и Элис, окружали ее, грациозно склонив к ней руки.
— Кто это? — спросила Нэнси, показав на крайнюю справа балерину. Та отвернулась от аппарата и зло смотрела на мадам Дюгран.
— Боже мой! — воскликнула директриса. — Это бедняжка Грейс Тернер. Чудесная танцовщица, но такая честолюбивая! Она была в ярости оттого, что партию Феи Драже дали исполнять мне. Она уверяла, что я отняла у нее эту партию, но это была неправда. Мне пришлось много поработать, чтобы получить ее.
«Да, — подумала Нэнси. — То, что рассказала мадам Дюгран, очень напоминало происходившее между Дарси и Шейной».
Миссис Воласки с трудом поднялась со стула.
— Я так рада, что вы нашли эту фотографию, Элис — сказала она. Но, извините меня, я должна вернуться к своим костюмам.
— Конечно, Гертруда, — ответила директриса. Она была погружена в какие-то мысли.
Можно мне еще раз посмотреть на это фото? — спросила Нэнси.
Директриса кивнула и подала фотографию Нэнси, которая принялась ее внимательно разглядывать. Поскольку это было черно-белое фото, она не могла даже сказать, какого цвета волосы были у Грейс Тернер.
— А что случилось Грейс? — спросила Джорджи.
Мадам Дюгран пожала плечами.
— В конце концов она ушла из труппы, утверждая, что режиссеры настроены против нее. Не знаю, бросила ли она балет вообще, но я потом никогда не слышала, чтобы ее имя где-нибудь упоминалось.
— Грейс Тернер, — задумчиво произнесла Нэнси. Какое-то воспоминание зашевелилось у нее в голове, и она вдрух возбужденно повторила: — Грейс Тернер! Г. Т.! — Повернувшись, она схватила свою сумочку, лежавшую на столе.
— Г. Т.? — переспросила Бесс удивленно. Нэнси порылась в сумочке и вытащила оттуда носовой платок с кружевами.
— На платочке именно эти инициалы, а я нашла его на сцене после пожара!
Директриса резко вскинула голову.
— Неужели ты хочешь сказать, что Грейс Тернер имеет отношение пожару? Нет, этого не может быть!
— Знаешь, Нэнси, ты действительно вообразила Бог знает что, — заметила Бесс. — Грейс сейчас было бы… скажем, больше пятидесяти.
Минуточку, — прервала ее Джорджи — Может быть, это была не Грейс, а кто-то, кто хотел бы, чтобы мы думали, что это была Грейс.
— Что ж, — сказала Нэнси. — Есть лишь один способ выяснить. — Она повернулась к директрисе. — Можно мне взять эту фотографию?
— Разумеется! — ответила директриса. — Но, пожалуйста, береги ее. Она у меня последняя.
В этот момент Нэнси услышала, как в холле что-то скрипнуло. Она посмотрела на дверь. Та была наполовину открыта. Приложив палец к губам, Нэнси знаком попросила остальных молчать и на цыпочках приблизилась к двери. Она осторожно взялась рукой за ручку и с силой распахнула дверь. В холле никого не было.
— Кто-нибудь еще, кроме миссис Воласки, есть сейчас в школе? — спросила Нэнси у директрисы.
— Насколько я знаю, никого, — ответила та. — Вскоре должна прийти Шейна, чтобы примерить свой костюм.
Бесс хихикнула.
— Наверное, это был дух Грейс Тернер.
— Вот именно, — пробормотала Нэнси еле слышно. Может быть, она и слишком далеко заш-шла в своих предположениях относительно старой соперницы мадам Дюгран, но в этот момент Нэнси не собиралась отказываться ни от одной из версий.
Девушки помогли директрисе убрать остальную часть кабинета и вернулись в холл.
— Ну, что теперь? — спросила Бесс.
— Поехали в полицейский участок, — ответила Нэнси, направляясь к входной двери.
— Сообщить о краже? — удивилась Джорджи. Нэнси засмеялась.
— Вряд ли полицию заинтересует пропажа старой фотографии. Нет, нам надо узнать побольше о Грейс Тернер.
Спустя полчаса Нэнси, Бесс и Джорджи находились в кабинете начальника полиции Мак-Гин-ниса.
— Я с радостью поручил бы нашему технику определить возрастные изменения тех, кто изображен на этой фотографии, — сказал начальник, беря в руки фотографию. — Но сначала нам придется сильно увеличить ее, и она потеряет четкость.
— А что значит определить возрастные изменения? — спросила Бесс.
— Это процесс, когда компьютер сканирует фотографию и определяет, как то или иное лицо выглядит в любом возрасте независимо от того, сколько лет прошло, — объяснил Мак-Гиннис. — Этот метод используется при поисках давно пропавших детей.
— Здорово! — сказала Бесс. — Значит, мы можем узнать, как выглядит Грейс Тернер сейчас. Начальник полиции засмеялся.
— Или хотя бы как она должна выглядеть по мнению компьютера.
— Как раз то, что мне надо. — Нэнси вкратце рассказала начальнику, что происходило в школе. — А когда это будет готово?
— Как насчет завтра, во второй половине? — начальник полиции улыбнулся при виде нетерпения Нэнси. — К сожалению, техник по воскресеньям на работу не ходит, так что вам придется попридержать лошадей.
— Ладно. Мы заедем за фотографией завтра. — Нэнси поблагодарила полицейского, и девушки покинули участок.
— А куда мы отправимся сейчас? — спросила Джорджи.
Бесс сделала гримасу.
— Хочешь, отгадаю? Обратно в балетную школу. Правильно?
Нэнси засмеялась.
— Как это ты догадалась? Я хочу держать все под контролем. Кроме того, там куча дел с реквизитом. Но сначала мы заедем в «Йогуртный рай» на ленч. Я угощаю.
— Спасибо, — вздохнула Бесс. — Мне понадобится много сил. Я знаю миссис Воласки. Она поручит мне массу шитья.
* * *
— Так почему ты думаешь, что водитель мотосаней пытался нас задавить? — спросила Джорджи у Нэнси спустя час. Обе девушки находились в бутафорской, раскрашивая красной и белой краской колонны. Нэнси стояла на двух ящиках, стараясь дотянуться до верха колонны.
— Я думаю, этот человек пытался навести такого страха, чтоб мы все бросили. — Нэнси наклонилась и обмакнула кисть в красную краску. — Если только он не хотел в самом деле задавить одну из нас, — добавила она мрачно. — В конце концов, убрав меня или Бесс легче было бы сорвать спектакль. До генеральной репетиции осталось всего четыре дня.
Пока Джорджи смотрела на Нэнси, с кисточки ей на щеку капнула краска.
— Ой! — засмеялась она. — Так дело не пойдет. Краска нужна для колонны! — Но тут же тон ее снова стал серьезным. — Знаешь, до истории с мотосанями фактически никто не пострадал. Но мотосани! — По телу ее пробежала дрожь. — Они ведь могли сломать Бесс обе ноги.
— Угу! — Нэнси перестала красить. Что ж, если преступники задумали сорвать постановку «Щелкунчика», значит, мы здорово помешали им. Все просто из кожи лезут, чтобы спектакль состоялся вовремя. А это значит, что преступники, кто бы они ни были, начинают приходить в отчаяние.
Джорджи кивнула.
— Ты права. Теперь нам остается только вычислить, кто все это делает.
— Кто делает что? — раздался звучный голос от двери.
Нэнси резко обернулась. Прислонившись к дверной раме и заложив руки за спину, там" стоял Лоренс. На секунду Нэнси стало не по себе при мысли о том, что он может держать за спиной. Еще одну железку?
— Мы обсуждали, кто мог проникнуть в школу, — ответила Джорджи. Лоренс хмыкнул.
— Нетрудно догадаться. В школу проникли мисс Дру и мисс Марвин. Потом они выдумали глупую историю о том, как какая-то мышь напала на них.
Нэнси легко спрыгнула с ящиков.
— Неужели? — с иронией спросила она. — А кто же запер нас в бутафорской? Ты?
Лоренс двинулся вперед, по-прежнему держа руки сзади.
— Ты однажды меня в этом уже обвинила. Ну-ка, напряги свое воображение. Может быть, вы сами нарочно там заперлись?
— Что ж, неплохо придумано. — Нэнси притворилась удивленной. Она подвинулась поближе к Джорджи за пределы досягаемости Лоренса. Хотя У него на лице играла веселая улыбка, она не понимала, к чему он клонит. — А для чего мы это сделали? — спросила она.
Лоренс пожал плечами.
— Чтобы очернить меня. Думаю, вы действуете заодно с нашей прима-балериной, мисс Шейной Эдвардс. А я знаю, что она пойдет на все, чтобы не дать мне играть заметную роль.
Внезапно танцовщик выбросил руку из-за спины прямо в лицо Нэнси. Та испуганно отскочила назад и столкнулась с Джорджи. На них смотрели широко раскрытые глаза и злая зубастая улыбка. Это была кукла-щелкунчик.
Лоренс рассмеялся.
— Противный малыш, верно? Но выглядит совсем как новый. Может быть, вы уберете его в безопасное место до генеральной репетиции в четверг? Я не хочу снова приводить его в порядок.
— Зачем надо было так пугать нас! — Джорджи выхватила куклу из рук Лоренса.
В эту минуту громкий крик, раздавшийся из холла, заставил замереть всех троих.
— Это Шейна! — с ужасом крикнул Лоренс. Он повернулся и бросился из бутафорской. Нэнси и Джорджи побежали за ним.
Нэнси увидела Шейну. Та стояла на верхней ступеньке подвальной лестницы. В красивых зеленых глазах балерины застыл ужас. В руках она держала свой костюм Феи Драже.
— Посмотрите, что сделали с моим костюмом! — воскликнула Шейна. — Он испорчен. — Она протянула им когда-то прекрасное платье. Его шелковый корсаж был исполосован в клочья.
 
NancyДата: Вторник, 10.01.2012, 11:07 | Сообщение # 15
Старожил
Награды: 12
Репутация: 9
ТЕМ ВРЕМЕНЕМ…
— Шейна! Что с тобой? — спросил Лоренс, обняв испуганную танцовщицу.
Глаза Шейны наполнились слезами.
— Со мной ничего, — ответила она дрожащим голосом. — Но когда я пришла в костюмерную померить костюм, я увидела, что он валяется р углу. — Шейна снова показала платье Феи Драже.
Кривые линии зигзагами протянулись по его корсажу, а воздушная тюлевая юбочка была оторвана от его верхней части.
— Его изрезали очень острыми ножницами, — сказала Нэнси, перебирая пальцами испорченный костюм.
— Что тут происходит? — позади Нэнси появилась мадам Дюгран. Увидев костюм, она вскрикнула: — Шейна! Твой прелестный костюм! Кто мог такое сделать?
— Ее костюм? — раздался дрожащий голос. — Что-нибудь случилось с ним?
Обернувшись, Нэнси увидела миссис Воласки, которая выходила из зала «А», держась, чтобы не упасть, за руку Мишель Эдварде. На Мишель была надета ночная рубашка Клары. Один ее рукав только что был приколот. Следовавшая за ними Бесс несла сантиметр и подушечку с булавками.
Когда миссис Воласки доковыляла до Шейны, ее лицо побледнело. Протянув руки, она осторож-цо забрала у Шейны изрезанное платье.
— Весь мой труд погиб, — сказала она печально.
Мадам Дюгран обняла миссис Воласки за плечи.
— Ах, Гертруда, мне так жаль!
Мишель расплакалась и бросилась к Шейне.
— Что ты теперь будешь делать? Ведь ты не сможешь танцевать Фею Драже и…
— Успокойся! — вмешалась Бесс. Она нагнулась и одной рукой обняла Мишель. — Не падай духом. Миссис Воласки и я — волшебницы и сошьем твоей сестре новый костюм.
— Правда? — спросила Мишель, все еще плача.
— Конечно, правда, — ответила Бесс. Но когда Нэнси посмотрела на седовласую костюмершу, у нее возникли сомнения, сможет ли старая женщина сделать такое. Ее опущенные плечи говорили о полном отчаянии.
— Это направлено против меня, — сказала миссис Воласки, посмотрев на директрису. — Все знают, что я потратила несколько недель, придумывая и создавая этот костюм.
— Нет, вы ошибаетесь, — с горечью сказала Шейна. — Это делается назло мне;— Она посмотрела прямо на Лоренса. — Думаю, это сделал ты, чтобы насолить мне. Ты и Дарси.
— Минутку, — возразил Лоренс. — Мне надоело быть злодеем. Этот спектакль так же важен и для меня. Зачем мне срывать его?
Тут вмешалась Джорджи:
— А затем, что вы оба, ты и Дарси, завидуете Шейне.
— И только тебя и Дарси весь вечер не было на празднике, — добавила Бесс. — Может, это именно вы залезли в школу и врезались в нашу машину.
Лоренс густо покраснел.
— Какая ерунда! Хотите знать, что мы с Дарси делали прошлым вечером?
— Хотим, — тихо ответила Шейна.
Все выжидающе посмотрели на Лоренса. Какую-то секунду он обводил взглядом их лица. А потом вздохнул.
— Ладно. Я не хотел ничего говорить, потому что дал слово Дарси. Она боится того, что может произойти и… — Лоренс заколебался. — И чувствует себя… как бы неловко.
— Извините, — вмешалась миссис Воласки. — Но я лучше пойду вниз и поработаю над костюмом Шейны. Может, юбочку еще можно спасти, а корсаж я пришью от другого костюма и… — Повернувшись, она стала спускаться по лестнице, что-то бормоча.
— Не знаю, почему вы так злитесь на Дарси, — вдруг сказала Мишель. — Она ведь все еще дома. Папа привезет ее позднее. Она никак не могла изрезать костюм.
Шейна вздохнула.
— Ты просто ничего не понимаешь, Мишель.
— Я, пожалуй, тоже пойду, надо закончить подгонку костюма Мишель, — сказала Бесс. Взяв младшую девочку за руку, она повела ее обратно в зал «А».
— Продолжай, Лоренс, — попросила Шейна. Ее голос немного дрожал. Он поднял руку.
— Знаешь, это нелегко. Я чувствую себя так, будто предаю Дарси.
— Но кто-то должен наконец объяснить, что происходит, — потребовала Нэнси. — Через четыре дня генеральная репетиция. Тот, кто стремится сорвать спектакль, готов пойти на все.
Лоренс покачал головой.
— Я только могу рассказать вам, что произошло, и, надеюсь, вы для разнообразия поверите мне.
— Я тебе поверю, — пообещала директриса, похлопав его по руке. — Ты мне как сын, и я не могу себе представить, что ты способен сделать мне какую-нибудь гадость.
— Спасибо, — Лоренс благодарно ей улыбнулся, а затем посмотрел на Шейну.
Мадам Дюгран попросила всех пройти к себе.
— Пожалуй, лучше поговорить у меня в кабинете, — предложила она.
Как только они вошли в кабинет, Лоренс глубоко вздохнул и сказал:
— Ладно. Признаюсь, что, когда Шейна вернулась и мадам Дюгран попросила ее помочь с хореографией, я здорово рассердился. Попытался даже сделать так, чтобы на репетициях у Шейны все выглядело плохо. В общем, вел себя по-дурацки, о чем сейчас очень сожалею. А когда Шейна чуть не упала, я вдруг осознал, чем это может кончиться. — Он посмотрел на Шейну, как бы извиняясь. — Теперь я понимаю, что ты просто старалась сделать постановку «Щелкунчика» удачной, а вовсе не собиралась навредить мне.
— А что Дарси? — подсказала ему Нэнси.
— Дарси действительно была в бешенстве, — продолжал Лоренс. — Она убедила себя, что партию Феи Драже должна танцевать она. И… — он покраснел, — убедила себя также в том, что у меня с ней особые отношения. Когда я увидел, как сходит с ума Дарси, как она старается отбить у всех охоту участвовать в спектакле, я попытался образумить ее.
Нэнси кивнула.
— Но она ничего не хотела слышать.
— Да нет, она слышала, — ответил Лоренс, проводя рукой по своим светлым волосам. — Она даже призналась, что зарядила снежную машину мыльными хлопьями и запустила ее. Думала, что это создаст массу трудностей. Когда же услышала, что мадам Дюгран упала, она здорово испугалась.
— Ну а как насчет тебя и Дарси? — неуверенно спросила Шейна. Нэнси заметила, что лицо танцовщика залила густая краска.
— Вчера вечером перед началом праздника я сказал ей, что мы только добрые друзья, — тихо произнес Лоренс, не отрывая глаз от Шейны. — Наверное, Дарси думала иначе и отнеслась к этому очень болезненно.
Мадам Дюгран со вздохом опустилась на стул.
— Наверное, я сама во всем виновата. Можно было раньше догадаться, как себя чувствует Дарси, и поговорить с ней.
Нэнси нахмурилась и принялась ходить взад и вперед по тесному пространству кабинета.
— Нет, мадам, это не ваша вина. У вас много других забот. Кто-то постарался, чтобы у вас их было еще больше. Пожар, порванные костюмы, украденные елочные игрушки, падения Шейны, отмена печатания программок. — Остановившись перед Лоренсом, она внимательно посмотрела на него. — Ты говоришь, что., за исключением снежной машины, Дарси больше ни в чем не виновата?
Лоренс кивнул.
— Я в этом уверен.
— Тогда нам нужно вместе взяться за поиски того, кто несет ответственность за все остальные происшествия. — Теперь Нэнси сочла необходимым рассказать мадам Дюгран, Шейне и Лоренсу о мотосанях.
Лоренс присвистнул.
— Ничего себе! Кто-то уже не шутит.
— Я думаю, — сказала Нэнси, — что тут замешаны двое. Кстати, вот еще почему я подозревала тебя и Дарси.
Директриса подняла руки.
— Может быть, нам стоит отменить спектакль. Тогда никто не пострадает.
Нэнси отрицательно покачала головой.
— Именно этого добиваются преступники.
— Что здесь происходит? — послышался пронзительный голос. Все головы повернулись к двери. На пороге стояла Дарси и с удивлением смотрела на присутствующих в комнате людей.
Потом ее взгляд остановился на Лоренсе.
— Ты им все, конечно, рассказал? — обвиняющим тоном спросила она. По ее щекам потекли слезы. — Я тебя ненавижу! Ненавижу; всех вас! — Она резко повернулась, но Шейна успела подбежать к ней и схватить за руку.
— Дарси, остановись! Хватит с нас злости и зависти. Лоренс должен был все рассказать. Нам нужно было знать, что ни он, ни ты не причастны к тем ужасным происшествиям, которые здесь случились.
— А я причастна, — зарыдала Дарси. — Но я не хотела никому причинить зла. Просто… Просто я так злилась на всех. И думала, что все меня ненавидят.
— Успокойся. — Мадам Дюгран достала из кармана кусок марли и подошла к Дарси. — Я тебя ни в чем не виню, моя девочка. Если бы такое случилось со мной, я тоже была бы расстроена.
Нэнси вспомнила рассказ директрисы о Грейс Тернер. Хорошо бы получить после обеда это возрастное фото. У нее было предчувствие, что старое фото содержит важную улику.
Дарси громко высморкалась, а Шейна обняла ее за плечи.
— Ну как, — спросила она, — тебе стало легче? Дарси кивнула.
— Я знаю, времени осталось мало, — сказала директриса с хитринкой во взгляде. — Но поскольку ты уже разучила всю партию, может, станцуешь Фею Драже на одном из утренников? Конечно, если ты, Шейна, не возражаешь, — добавила она поспешно.
Обе сестры согласно кивнули. Дарси обняла мадам Дюгран.
— Простите, что причинила вам столько беспокойства.
— Никакого беспокойства, дорогая. — Мадам Дюгран погладила каштановые волосы девушки. Лоренс удовлетворенно вздохнул.
— Теперь, когда все разрешилось, что нам делать дальше? — И он посмотрел на Нэнси.
— Вернуться к работе над «Щелкунчиком», — ответила Нэнси. — Добиться того, чтобы это был лучший спектакль, когда-либо поставленный балетной школой. Но, — предупредила она, — не забывайте — мы все в опасности.
Утро понедельника Нэнси провела дома. Позвонив по телефону в балетную школу и удостоверившись, что там ничего необычного не происходит, она занялась чтением газет, а потом не спеша позавтракала.
Но время шло, и Нэнси стала испытывать беспокойство. Ей не терпелось посмотреть на обработанную фотографию. Когда она вторично позвонила Мак-Гиннису, тот рассмеялся.
— Будет готово через час, — заверил он ее. — Техник оставит конверт у дежурного.
Нэнси позвонила Бесс и Джорджи, быстро съела ленч, потом заехала за своими двумя подругами, и они отправились в полицейский участок. После разговора с начальником полиции прошел ровно час. Войдя в участок, девушки направились прямо к дежурному.
— Мы пришли за фотографией, — сказала Нэнси дежурному сержанту.
— Вы, наверное, Нэнси Дру, — ответил он, доставая конверт размером десять на восемь дюймов и протягивая его Нэнси.
— Скорее вскрой его, Нэнси, — поторопила ее Бесс.
Нэнси вытащила из конверта две фотографии и положила их рядом на столе сержанта. Одна из них была увеличенным фото Грейс Тернер тридцатипятилетней давности. Вторая — компьютерной разработкой.
Девушки молча рассматривали постаревшую женщину. Компьютер наградил ее завитыми седыми волосами, впавшими щеками и морщинами под глазами.
— Кто это, по-вашему? — спросила Джорджи. Нэнси задумалась.
— Старая Грейс Тернер немного похожа на молодую. Она не напоминает мне никого, но ведь наша преступница могла изменить свою внешность.
Тут у Нэнси возникла идея. Она возбужденно повернулась к дежурному сержанту и попросила у него карандаш.
— Давайте кое-что попробуем, — сказала она и быстро принялась рисовать на фотографии. Дорисовала очки, вместо завитков — пряди прямых волос и мешки под глазами.
Бесс, наклонившись, смотрела на исправленную фотографию.
— Не может быть! — воскликнула она через секунду. — Как похожа на миссис Воласки!
— Боюсь, что так, Бесс, — откликнулась Нэнси. — Очень возможно, что миссис Воласки и есть Грейс Тернер — единственный враг, который когда-либо был у мадам Дюгран.
 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна балета "Щелкунчик".
Страница 1 из 212»
Поиск: