Приветствую Вас Странник
Понедельник
20.11.2017
04:56

[ Новые сообщения · Детективы · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Александровна, Nancy 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна курорта «Солэр»
Тайна курорта «Солэр»
АлександровнаДата: Вторник, 10.01.2012, 19:30 | Сообщение # 1
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
Тайна курорта «Солэр»



Аннотация
Нэнси разоблачает проходимцев, делающих грязный бизнес на здоровье людей.

Оглавление
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В «СОЛЭР»
ИГРА С ОПАСНОСТЬЮ
ПРИНУДИТЕЛЬНЫЙ ЭСКОРТ
УЖАС НА ТРОПЕ
СПАСЕНИЕ
КРАСОТА ТРЕБУЕТ ЖЕРТВ
НОЧНАЯ ВЫЛАЗКА
ОПАСНЫЙ ФИНИШ
ЖИВЫ, НО НЕ ЗДОРОВЫ
ПРЕДАТЕЛЬСКАЯ УЛИКА
ОПАСНАЯ МИССИЯ
ПЛАНЫ СОРВАНЫ
В ЦЕНТРЕ НЕИЗВЕСТНОСТИ
В ТЕМНОТЕ
ПРОХЛАДНЫЙ ПРИЕМ
ЗАКОНОМЕРНАЯ РАЗВЯЗКА . . . . . . .


 
АлександровнаДата: Вторник, 10.01.2012, 19:31 | Сообщение # 2
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В «СОЛЭР»
— Ух ты! Как красиво! — восторженно вскрикнула Бесс Марвин, обращаясь к своей подруге Нэнси Дру,
— И вправду красиво,— согласилась та, глядя в окно автобуса, везущего их по каменистой дороге на север, к подножию горного массива Сайта Каталина в Тусоне. То здесь, то там виднелись ранчо или одинокие глинобитные домики, уютно примостившиеся на склонах холмов. Но больше всего Нэнси поражало нескончаемое разнообразие гигантских кактусов под необъятным синим небом Аризоны.
Водитель —его звали Хэнк Мидер —так и сыпал замысловатыми названиями этих экзотических растений. Хэнк был загорелый, с обветренным лицом человек, вид которого не оставлял сомнений в том, что основное время он проводит на свежем воздухе.
— Вот опунция,— произнес он, показывая на кактус с округлыми плоскими выростами.— А вон там, такой высокий, с кривыми стеблями — сагуаро. Еще есть чолья, окотильо и...
Нэнси вовсе не была уверена, что в состоянии все сразу запомнить; хотя смогла же она узнать и тополь, и москитовое дерево, заросли которого видела в прошлой поездке на Юго-Запад.
— Никогда не думала, что пустыня Соноран такая зеленая,— с восхищением сказала Бесс.
— Ну и что, что зеленая,— вступила вдруг в разговор толстуха средних лет, сидевшая рядом с Нэнси.— Скажите мне лучше, какая будет у нас программа? Лично я приехала сюда похудеть. И похорошеть, конечно, ну и все такое... Я копила деньги на эту поездку целый год.
Нэнси улыбнулась и подала ей руку.
— Меня зовут Нэнси Дру. А это мои подруги.— Она показала на двух девушек, сидевших впереди. У одной из них волосы были цвета спелой пшеницы, у другой — черные, коротко стриженные.
Бесс обернулась и тоже протянула руку.
— Я— Бесс Марвин, а это моя кузина, Джорджи Фейн.
Джорджи приветливо кивнула новой знакомой.
— Ронда Уилкинс,— представилась попутчица.— Вы все трое такие молодые! Чего это вас потянуло на курорт? — спросила она с некоторым недоумением.
— О, мне надо сбросить целых пять фунтов,— кокетливо потупилась Бесс.— А вообще-то дело в том, что я выиграла недельную путевку на два лица в «Солэр». Только никак не могла решить, которую из подруг с собой взять, так что Нэнси и Джорджи делят вторую путевку пополам.
— Повезло,— не без зависти сказала Ронда.—• И как это вам удалось получить такой приз?
— Бесс продавала косметические средства и курортные товары фирмы «Солэр». И оказалась впереди всех на Среднем Западе,— объяснила Джорджи.
— Да, я трудилась всю осень и всю зиму,— с гордостью добавила Бесс.— К счастью, качество у этих товаров прекрасное, так что расходились они очень быстро.
— Да-да, я и дня не могу прожить без увлажняющего крема «Солэр»,— согласилась Ронда.— Он таки действительно высший класс.
— Конечно, это прекрасный крем... Если вы можете позволить себе его покупать,— вставила миловидная темноволосая женщина, сидевшая от Ронды через проход. Она представилась как Мелина Мишель. Нэнси узнала ее — они летели в Тусон одним рейсом. Тонкая фигура, дорогие украшения, элегантная одежда — все говорило о том, что Мелина Мишель как раз из тех, кто может позволить себе покупать очень многое. И вообще Нэнси обратила внимание, что большинство пассажиров маленького автобуса выглядят людьми состоятельными и преуспевающими. Это, собственно, ее вовсе не удивило. Курорт «Солэр» считался одним из самых фешенебельных: оазис в пустыне, изумительные природные данные и самый современный оздоровительный комплекс с эффективной системой избавления от лишнего веса.
Автобус подъехал к арке: два высоких деревянных столба и между ними массивная вывеска — «Воды «Солэр». Полное оздоровление и отдых».
Бесс восторженно воскликнула:
— Ой, мне уже кажется, что я почти отдохнула...
— Совсем недавно здесь было лишь большое ранчо,— опять подал голос Хэнк, проезжая под вывеской.— Потом появилась гостиница для фермеров. А в прошлом году Жаклин и Лорэн Розье купили эту землю и превратили ее в курорт. Сейчас общая площадь «Солэра»— сто акров. К услугам гостей — прогулочные тропы в горах, верховая езда, бассейны, гимнастические залы, теннисные корты, ванны с минеральной водой и лучшее в стране оборудование для оздоровительных упражнений...
— Кажется, он все это наизусть выучил,— шепнула Джорджи.
— Скорее всего,— согласилась Нэнси, разглядывая Хэнка.
Густая проседь в его волосах говорила о том, что ему хорошо за пятьдесят, но выглядел он как настоящий ковбой. «Интересно, почему он работает шофером на курортном автобусе? — мелькнуло в голове Нэнси.— Верхом он смотрелся бы куда лучше... Впрочем, это не мое дело»,— одернула она себя. Справедливости ради нужно сказать, что у восемнадцатилетней Нэнси Дру — уже довольно известного детектива — любопытство и интерес к людям давно стали второй натурой.
Хэнк показал на маленькие коттеджи для отдыхающих— в этих краях они назывались бунгало,— и на комплекс современных корпусов в испанском стиле: там размещались администрация, столовая, тренажерные залы и процедурные кабинеты. Все постройки связаны были между собой пешеходными дорожками, выложенными каменной плиткой. Через арки можно было видеть внутренние дворики с фонтанами, каменными скамейками и множеством цветов в глиняных вазонах.
— Просто великолепно! — сказала Джорджи.— Странно только, что французский курорт выстроен в испанском колониальном стиле.
— Выбирая проект, супруги Розье посчитали, что «Солэр» должен вписаться в ландшафт и соответствовать традициям этих мест,— объяснила Бесс, которая заранее прочитала все рекламные проспекты о знаменитом курорте.— Это — характерный для юго-западных районов стиль.
Тем временем автобус въехал на площадку около здания с вывеской «Офис». Выбравшись наружу, вновь прибывшие обнаружили, что они здесь — отнюдь не единственные. Из длинного черного лимузина как раз вышла женщина в вязаном белом костюме. Пальцы ее унизаны были сверкающими на солнце крупными бриллиантами. Еще две семейные пары средних лет, весьма изысканно одетые, выгружали свои чемоданы из машин, явно взятых напрокат. Роскошный «роллс-ройс» привез молодую, возраста Нэнси, но полноватую девицу, которая, выходя из машины, даже головы не повернула в сторону своего шофера.
— Типичная манера богачей,— сказала шепотом Джорджи.
— Вовсе не обязательно...— начала было Бесс, но не договорила: по дорожке навстречу гостям шла ослепительной красоты стройная женщина с серебристыми волосами. Завороженно глядя на нее, Бесс так и осталась стоять с открытым ртом.
— Вот она,— прошептала девушка,— Жаклин Розье. До того, как открыть здесь курорт, она была фотомоделью и лучшей манекенщицей в Париже. В жизни она еще красивее, чем на фотографиях.
— Bienvenue,— произнесла Жаклин по-французски и тут же повторила, уже по-английски: — Добро пожаловать! Рады приветствовать вас в «Солэре».— И она пригласила всех в тенистый дворик, где их встречала небольшая группа сотрудников курорта.
— Меня зовут Жаклин Розье, а это,— она показала на темноволосого привлекательного мужчину,— мой муж, Лорэн Розье. Кстати, хочу поделиться новостью. Лорэн только что получил сообщение: наша новая партия косметических средств готова к реализации. Мы планируем в конце недели отметить это событие. Надеемся, вы к нам присоединитесь.
Жаклин обвела взглядом вновь прибывших, одарив каждого ослепительной улыбкой.
— По-моему, это замечательно, правда? — сказала она.
Нэнси заметила, как сузились глаза Мелины Мишель. Хм... ей сообщение пришлось, кажется, очень не по душе.
Жаклин продолжала представлять персонал.
— С Хэнком многие из вас уже познакомились. Он шофер нашего автобуса; кроме того, он отвечает за верховую езду. Мари Кормье — специалист по лечебным травам. Рядом с ней — Алан Жиро, один из наших тренеров по гимнастике. А это,— Жаклин кивнула в сторону молодой женщины в шортах и фирменной майке «Солэра»,— Ким Форстер, натуралист, ботаник и биолог. Сейчас они разведут вас по вашим бунгало: наверное, вы хотите отдохнуть с дороги и переодеться. А потом можно будет пройти обследование. Мы здесь, в «Солэре», стараемся найти к каждому индивидуальный подход. Вы побеседуете со специалистами, которые назначат вам диету и оптимальную физическую нагрузку.
Сотрудники, заглядывая в блокноты, выкрикивали фамилии отдыхающих. Услышав свои имена, Нэнси, Бесс и Джорджи двинулись за Ким Форстер.
Бесс, бросив взгляд на шорты и майку Ким, остановилась и стянула с себя куртку.
— Здесь в начале апреля всегда так жарко? Утром, когда мы выезжали из Ривер-Хайтса, там было ниже нуля.
— В Тусоне весна начинается в феврале,— объяснила Ким.— На этой неделе доходило до двадцати семи градусов, и все сразу зацвело. Вы приехали очень удачно, в самое приятное время.
— А где наш коттедж? — спросила Джорджи, заметив, что они уходят все дальше от основного комплекса.
Ким махнула рукой, указывая вперед.
— Ваше бунгало — вон там, прямо у подножия горы. Вам придется это учесть и выходить минут на пять раньше, чтобы успевать к занятиям.— Она оглянулась на Нэнси и улыбнулась ей.— Ну, теперь ваша очередь задавать вопросы.
— О'кей,— улыбнулась в ответ Нэнси.— Почему нас провожает до места специалист по зоологии?
Ким рассмеялась.
— В «Солэре» у каждого сотрудника две обязанности. Одна связана с основной специальностью — для меня это походы в горы и лекции о флоре и фауне. Кроме этого, несколько часов в неделю мы выполняем всякие поручения, в зависимости от того, где мы в данный момент нужнее. Группа по встрече отдыхающих формируется из сотрудников, у которых на момент заезда нет запланированных занятий или других срочных дел.
Наконец они добрались до самого дальнего бунгало. Пока Ким возилась с ключами, Нэнси заглянула внутрь через стекло. Она разглядела три аккуратно застеленные кровати, деревянный комод, письменный стол и круглый крашеный стол с тремя креслами.
— Очень мило,— сказала Бесс, глядя через плечо Нэнси.— О, даже блюдо с фруктами на столе!
— Так мы приветствуем в «Солэре» гостей,— объяснила Ким. Открыв комнату, она протянула девушкам ключ. Потом, поправив волосы, взглянула на часы, затем открыла свой блокнот.— Давайте-ка посмотрим, что у вас дальше... Сейчас почти три. На 4.30 вам назначена консультация у доктора Биней: это наш врач-диетолог. Ее кабинет— в главном корпусе, в правом крыле.
— Какая еще консультация? — спросила Джорджи.— Лично я абсолютно здорова.
— Я в этом не сомневаюсь, но здесь все проходят обследование, чтобы получить индивидуальные рекомендации. Розье с большой ответственностью и вниманием относятся к своим клиентам.— Ким пристально посмотрела на Джорджи.— Вы, похоже, заядлая теннисистка?
— Именно заядлая,— ответила Джорджи.— Жду не дождусь, когда удастся попасть на ваши корты.
— А я как раз из тех, кому нужна диета,— честно призналась Бесс.— Приехала сюда, чтобы пройти полный курс всего, чего только можно, и уехать невыносимо грациозной и красивой,— весело щебетала она.— А Нэнси — наш сыщик. Ей удалось раскрутить в Ривер-Хайтсе одно такое запутанное дело, что даже полиция ахнула...
— Бесс! — сурово остановила ее Нэнси, чувствуя, что краснеет. Эта Бесс иногда просто несносна!..
— Правда? — удивилась Ким.— Вы действительно детектив?
— В общем, я...— начала было Нэнси и запнулась, заметив, как выражение дружеского интереса на лице Ким сменилось чем-то, чему трудно было дать название. Нэнси перехватила взгляд Ким, брошенный в сторону гор, но ничего там, естественно, не увидела, кроме отдыхающих, неторопливо прогуливающихся по зеленому склону. Ким опять посмотрела на часы.
— Я, пожалуй, пойду,— заторопилась она.— У меня сегодня еще беседа о дикой природе пустыни. Скоро увидимся.
Девушки попрощались с ней и вошли внутрь. Комната была небольшой, но уютной. Комод украшала ваза со свежими цветами, на кроватях, застланных яркими, ручной работы, мексиканскими покрывалами, лежали подушки в кружевных наволочках. В углу находился камин и небольшая поленница дров. На книжной полке стояла пара подсвечников. А из окна открывался великолепный вид на горы Сайта Каталины.
— Просто замечательно! — воскликнула Бесс, бросая свою сумку на одну из кроватей.
— Да, неплохое место,— сказала Джорджи, вещая в шкаф свою куртку.— Можно недурно отдохнуть недельку. Все, чего я хочу, это играть в теннис, плавать и опять играть в теннис.
— А я хочу есть,— объявила Бесс, жадно взирая на блюдо, стоящее на столе.— Еще и часа не прошло, как мы здесь, а я уже умираю с голоду,— грустно добавила она и, подойдя к столу, выбрала самый большой апельсин.— Ой, что это? — Бесс увидела рядом с фруктами маленькую деревянную коробочку и взяла ее в руки.— Держи, Нэнси! — она бросила коробочку подруге я принялась чистить апельсин.— Открой-ка!
Нэнси подняла крышку и... взвизгнула, отшвырнув коробку.
— В чем дело? — спросила Джорджи, подбегая к Нэнси.
— П-п-паук,— с трудом ответила Нэнси, презирая себя за то, что сердце ее колотится, словно она не детектив, а зайчиха.
— Ну и что из того? Подумаешь, паук! Он же гораздо меньше тебя,— сказала Джорджи, пожимая плечами.
— Это — «черная вдова»,— ответила Нэнси, все еще дрожа.
— Не может быть! Ты уверена? — переспросила Джорджи.
Нэнси кивнула, с омерзением глядя на паука, который пытался выбраться из коробки. Ошибки быть не могло. Это была «черная вдова».
А на дне коробки лежала записка, написанная четким, изящным почерком. «В1епуепие! Добро пожаловать к нам в «Солэр»,— гласила она.


 
АлександровнаДата: Вторник, 10.01.2012, 19:32 | Сообщение # 3
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
ИГРА С ОПАСНОСТЬЮ
«Черная вдова» переползла через край коробки и решительно двинулась в сторону Джорджи.
— А по-моему, это самый обычный паучок,— произнесла та, как бы успокаивая самое себя.
— Отойди сейчас же! — крикнула Нэнси.— Укус этого обычного паучка стоит укуса нескольких гадюк.
— Слушайте... У него, кажется, должна быть какая-то красная отметина на брюхе,— произнесла Бесс дрожащим голосом, убегая в дальний конец комнаты.
— По-моему, желающих проверять это здесь нет,— сказала Нэнси.— Я абсолютно уверена, что это «черная вдова». Мне приходилось видеть их раньше.
В дверь постучали.
— Это Хэнк Мидер,— послышался мужской голос.— Я принес ваш багаж.
Нэнси не спускала с паука глаз; Бесс пошла открывать.
— В чем дело? — спросил Хэнк, видя испуганные лица девушек.— Ах, вот оно что...— Заметив ползущую по полу тварь, он подошел и раздавил ее.— Это какая-то случайность,— произнес он, обращаясь к девушкам.— Все бунгало у нас обработаны составом против насекомых... хотя иногда они все-таки проникают внутрь.
Нэнси не терпелось сказать Хэнку, что «черная вдова» совсем не случайно заползла к ним. Кто-то подложил паука преднамеренно... Но она решила промолчать.
Хэнк забрал раздавленного паука и приложил руку к шляпе.
— Мне пора.
Джорджи подождала, пока за ним закроется дверь, потом тихо обратилась к подругам:
— Надо рассказать об этом администрации. Они обязаны знать, что тут у них попадается в блюдах для фруктов.— Она остановилась и, нахмурившись, добавила:— А, может, им это и так известно?
— Думаю, Розье тут ни при чем,— заметила Бесс.— Они же больше всех заинтересованы в престиже курорта, им нет никакого резона отпугивать отдыхающих.
— Похоже, Бесс права,— согласилась Нэнси.— И, конечно, надо обязательно об этом случае заявить. Интересно, получил ли еще кто-нибудь из гостей подобный сюрприз вместе с фруктами...
Джорджи открыла чемодан и вытащила костюм для тенниса.
— Слушайте, давайте-ка распакуем вещи и переоденемся. А по дороге к врачу можно заскочить в офис.
— Идет.— Нэнси вынула из чемодана майку и принялась стягивать с себя толстый хлопковый свитер, но запуталась в рукаве, который зацепился за серебряный браслет. Как бы то ни было, думала она про себя, отстегивая браслет, отпуск начался не самым лучшим образом. Хотелось бы думать, что у них не припасено для нас других гадостей...
— Вы говорите, что нашли это в корзине с фруктами? — женщина за стойкой в административном корпусе изучала деревянную коробочку и записку, которую Нэнси ей протянула.— И в ней была «черная вдова»? Этого не может быть!
— Тем не менее это было,— спокойно произнесла Нэнси и показала на Бесс и Джорджи, которые стояли поодаль.— Вот два свидетеля. И потом, паука видел Хэнк Мидер. Он и убил его.
Служительница внимательно рассматривала Нэнси сквозь роговые очки.
— Я покажу коробку и записку мадам Розье,— сказала она, качая головой.— Примите наши извинения за случившееся.
— Скажите, кто-нибудь еще заявлял о подобном? — спросила Нэнси.
— Конечно, нет! — возмущенно произнесла дежурная.— Уверяю вас, такого у нас еще никогда не было.
Нэнси с подругами вышли из офиса и направились в западное крыло, к курортному доктору. Поднявшись по наружной лестнице, девушки оказались на галерее, выходящей во внутренний дворик.
— Это здесь. Комната 521. «Элис Биней. Доктор медицины. Доктор философии. Специалист по питанию»,— прочла Бесс табличку на двери.
Девушки открыли дверь. Перед ними была маленькая приемная, заставленная множеством комнатных растений и кушетками с толстыми белыми матрацами. За столом сидел молодой рыжеволосый мужчина.
— Проходите, пожалуйста, садитесь,— сказал он, кивая на кушетку.— После консультации у доктора мы разработаем для вас диету и график гимнастических занятий.
— Я бы хотела побольше косметических процедур,— заявила Ронда Уилкинз, которая уже сидела в комнате, когда туда пришли девушки.— Там сейчас Мелина,— сообщила она им, кивнув на дверь.— Она такая тощая, скорее всего ей назначат усиленное питание.
— А может, она нуждается в тренировках,— сказала Бесс.
Ронда пожала плечами.
— На мой взгляд, она ни в чем не нуждается. Дверь отворилась, из нее с мрачным видом вышла Мелина Мишель.
— Можно входить,— буркнула она Ронде.
Нэнси задумалась. Интересно, чем так недовольна Мелина? Эта молодая элегантная женщина определенно не выглядит безумно счастливой, приехав на этот курорт.
Минут через двадцать в кабинет была вызвана Нэнси. Доктор Биней оказалась коротко стриженной блондинкой средних лет, с приятными манерами. Она тщательно осмотрела Нэнси и сделала какие-то записи в блокноте.
— Похоже, вы абсолютно здоровы и в хорошей форме,— наконец сказала она.— Думаю, вам не нужен какой-то специальный режим. Обычная диета «Солэра» и физические упражнения сделают свое дело. Только не пейте много воды и старайтесь не перегреваться. Надо дать вашему организму некоторое время для акклиматизации.— Она улыбнулась.— Ну и, конечно, с такими рыжими волосами и бледной кожей вам понадобится солнечный козырек.
— Поняла и приняла к сведению,— пообещала Нэнси.
— Теперь, пожалуйста, попросите зайти Джорджи Фейн,— сказала доктор Биней.
Джорджи направилась в кабинет, а Нэнси села рядом с Бесс, которая побывала у врача первой.
— Что она тебе сказала? — с пристрастием спросила Бесс.
— Что я практически здорова и в хорошей форме,— ответила Нэнси, пожав плечами.— Правда, надо быть поосторожней с солнцем и не перегреваться. А что у тебя?
Бесс насупилась.
— Мне необходимо сбросить шесть фунтов.
— Ты и сама это знала,— попыталась успокоить ее Нэнси.
— Ничего подобного! Я думала, только пять,— тихо произнесла Бесс.— А потом, я надеялась, что никто, кроме меня, этого не видит.
Нэнси искренне посочувствовала бедняге. Ни для нее, ни для Джорджи лишний вес никогда не был серьезной проблемой. Бесс же всегда обожала поесть и время от времени вынуждена была садиться на диету.
— В любом случае,— продолжала Бесс уже более веселым тоном,— доктор Биней обещала мне какое-то специальное диетическое средство «Солэр» — высококалорийное питье, которое насыщает тебя под завязку. Выпьешь утром — и ничего есть не надо, несколько часов ты абсолютно сыта. Потом, я хочу взять полную нагрузку по аэробике.
— А ты уверена, что это средство абсолютно безвредно? — спросила Нэнси.
— Доктор Биней так сказала. А мне оно очень поможет.
Вскоре из кабинета вышла Джорджи и сообщила примерно то же, что и Нэнси. Приближалось время обеда, и подруги направились в столовую.
В зале стояли длинные деревянные столы. Побродив немного, девушки выбрали место и уселись напротив пожилой пары в одинаковых теплых костюмах. Соседи представились как Макс и Элоиза Харпер.
Хотя столовая была оформлена тоже в испанском стиле, кухня оказалась вполне европейской. Нэнси, просмотрев меню, выбрала рыбу с овощами, Джорджи — бифштекс с рисом, а Бесс, полная решимости сегодня же начать худеть, заказала тушеные овощи.
Еду принесли через пять минут. Нэнси взглянула на тарелку, и лицо ее вытянулось. Однако возникший у нее вопрос озвучил Макс Харпер.
— Это что, закуска? Я, кажется, не заказывал.
— Конечно, нет, дорогой,— пришла ему на помощь жена.— Это основное блюдо.
— Вот как? — удивилась Джорджи.— Но это же птичья порция! Очень остроумно, конечно, но...
— Это специальный диетический рацион.
— Я, например, совершенно не нуждаюсь в диете,— недовольно заворчала Джорджи.
Нэнси сдержала улыбку. Джорджи Фейн была одной из самых складных, гармонически развитых и атлетически сложенных девушек, которых она когда-либо знала. Поэтому она вовсе не осуждала подругу за желание нормально поесть. Кинув взгляд на свою тарелку, она с кислым видом поддела вилкой малюсенький кусочек рыбы. Да-а, если быть честной, она не отказалась бы от чего-нибудь более существенного.
— Ничего,— весело сказала Бесс.— Скоро привыкнем.
— Конечно, привыкнем,— поддержала ее миссис Харпер.
Мистер Харпер однако явно не разделял благодушия своей супруги и мрачно пробурчал что-то насчет поездки в город и настоящего обеда, а потом демонстративно встал из-за стола и вышел из зала. Миссис Харпер застенчиво улыбнулась и последовала за ним.
Не успели они съесть шербет, поданный в маленьких десертных чашечках, как в зале, с блокнотом в руках, появился Алан Жиро.
Инструктор подошел к подругам и улыбнулся. Его каштановые волосы были гладко зачесаны назад, на загорелом обветренном лице сияли синие глаза. Нэнси была вынуждена признать, что он очень хорош собой.
— Я только что получил сведения от доктора Биней и хочу обсудить с вами программу занятий.
— Для начала не могли бы мы обсудить вопрос о еде и договориться, чтобы нам давали порции побольше? — поинтересовалась Джорджи.
Алан ухмыльнулся и заглянул в свой блокнот.
— Боюсь, что нет. Вы — Джорджи Фейн? Та кивнула.
— Доктор Биней сказала, что вы в отличной форме. Выберите программу, которая вам больше нравится.— Его глаза остановились на Нэнси.— Относительно вас почти то же самое, хотя доктор считает, что вам не помешает немного аэробики и упражнений для фигуры.
— А что она сказала про меня? — с нетерпением спросила Бесс, глядя на Алана взглядом, который Нэнси очень хорошо знала. Увы, Бесс опять влюбилась.
Алан подмигнул Бесс.
— А вам придется пройти у меня специальный курс, чтобы сбросить шесть фунтов. Интенсивная аэробика, упражнения для тонуса, тренировки на выносливость. Когда вы заполните эти бланки,— продолжал Алан,— мы составим окончательный график. Гимнастический зал открывается в шесть утра. И еще я всем очень рекомендую завтрашнюю экскурсию в горы, которую проводит Ким. Группа отправляется в десять часов.
Алан встал и собрался уходить, но неожиданно обернулся.
— Мисс Фейн, вы можете пойти на теннисные корты прямо сейчас. Два наших инструктора проводят там показательную игру.
— Почему это все стараются поддеть меня насчет тенниса? — с обидой спросила Джорджи.
— Может быть, из-за твоей теннисной юбочки? — с ухмылкой предположила Бесс.— Давайте встретимся где-нибудь на пути в бунгало? Я загляну в курортный магазинчик, куплю козырек от солнца.
Спустя несколько минут Нэнси и Джорджи прогуливались по территории курорта. Приближались сумерки. Небо сделалось бархатно-синим, на его фоне вершины Санта Каталины, казалось, пылали в багряных лучах идущего к горизонту солнца. Вдалеке ржали лошади.
Джорджи, сверяясь со схемой, махнула рукой влево.
— Кажется, корты там, за бассейном.
Вскоре девушки нашли корты и увидели там небольшую толпу зрителей, собравшихся поглазеть на показательный матч. Среди них был и Алан. Нэнси сразу определила, что играют профессионалы высшего класса.
— Я бы непрочь сыграть с кем-нибудь из них,— сказала она с восхищением.— Правда, ужасно боюсь опозориться...
Неожиданно ее внимание привлекли чьи-то громкие голоса. Обернувшись, она увидела Ким Форстер; та выглядела чем-то взволнованной.
— Мы собираемся на экскурсию в Реддингтонское ущелье,— говорила Ким Мелине Мишель,— к водопаду Танк Берд.
Взгляд Ким встретился с глазами Нэнси.
— Я вас искала,— сказала натуралистка, понизив голос.— Это, видимо, выпало у вас из кармана, когда мы шли в бунгало. Я нашла его на обратном пути.— Она протянула Нэнси какой-то чистый белый конверт. Нэнси видела его впервые.
— О, благодарю вас,— вежливо, но спокойно произнесла Нэнси. Однако сердце ее учащенно забилось; она ощутила тот знакомый подъем, который испытывала каждый раз, когда предвкушала новое расследование. Интересно, связаны как-то между собой этот конверт и коробочка с пауком?..
— Ну пока, увидимся,— бросила на ходу Ким, покидая корты.
— Конечно,— рассеянно ответила Нэнси. Выждав немного, она отошла в сторонку и открыла конверт. Внутри лежала записка. «Завтра во время экскурсии мы должны поговорить. Очень важно!»— прочла она.
Подняв глаза, Нэнси увидела, что народ расходится. Должно быть, матч закончился. Неподалеку Джорджи разговаривала с одним из тренеров, который протянул ей две ракетки и показал на тренировочную машину для подачи мячей.
— Эй, Нэн! — позвала Джорджи.— Хочешь поработать немного, для разминки?
— Давай,— согласилась Нэнси, пряча письмо Ким в карман. Выйдя на поле, она взяла у Джорджи ракетку и, разогревая руку, сделала пару взмахов.— Порядок,— крикнула она, кивнув подруге.— Я готова. Запускай!
Джорджи включила машину.
Нэнси сосредоточилась и посмотрела на ракетку — правильно ли она ее держит,— а когда подняла взгляд, глаза ее округлились от ужаса. Ей навстречу летел... не теннисный мяч, а острый камень!
Отскочив в сторону, Нэнси увидела, что из машины, словно картечь, в нее летит целый град камней.
— Джорджи! — в панике закричала она, прикрывая рукой лицо и пытаясь уклониться от ударов.— Выключи машину!.. Скорей!
Однако Джорджи нигде не было.


 
АлександровнаДата: Вторник, 10.01.2012, 19:32 | Сообщение # 4
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
ПРИНУДИТЕЛЬНЫЙ ЭСКОРТ
Получив-таки болезненный удар по руке, Нэнси бросилась прочь, обежала машину и выключила ее. Позже она разберется, в чем там дело. А сейчас надо найти подругу.
— Джорджи! — звала она.— Где ты?
Сумерки становились все гуще. Сами корты были ярко освещены, но тем плотнее казалась тьма вокруг. Нэнси потерла место, куда попал камень, и снова принялась звать Джорджи.
На этот раз она услышала что-то похожее на задушенный крик.
— Джорджи-и-и!..— Нэнси метнулась к тропинке. Здесь еще брезжили в сумраке смутные контуры камней, кактусов и деревьев.
— Джорджи, откликнись! — отчаянно крикнула она.
Теперь она услышала отчетливое: «Я здесь».
Наконец Нэнси увидела подругу. Та сидела у ствола толстого дерева, держась за голову.
— Что... что случилось? — бросилась к ней Нэнси.
— Это я хотела у тебя спросить,— ответила Джорджи и снова принялась ощупывать голову.— Я собиралась выключить машину, и вдруг что-то как ахнет меня по голове!..
— Ты хочешь сказать: кто-то? — переспросила Нэнси.
— Я никого не видела,— ответила Джорджи.— Но думаю, этот кто-то шарахнул меня ракеткой. А потом... потом я услышала твой голос... и ты появилась откуда-то из-за дерева.
Нэнси внимательно осмотрелась вокруг, нагнулась к самой земле, пошарила по траве руками.
— Здесь есть какие-то следы. Правда, похоже, что наши с тобой... Но кто-то ведь приволок тебя сюда. Ты оказалась далековато от кортов.
Джорджи попыталась встать.
— Нет-нет!..— Нэнси положила руку ей на плечо.— Я сбегаю за помощью.
— Не надо, со мной все в порядке,— заверила ее Джорджи. Ее немного трясло.— И... я ни за что не останусь тут одна... Если меня кто-то действительно оглушил, откуда я знаю, ушел он или нет?
— Да... Резонно,— согласилась Нэнси.
Она помогла Джорджи подняться на ноги, и они медленно побрели в сторону главного корпуса. Там девушки сразу пошли в офис.
— Нам необходимо поговорить с мадам Розье,— сказала Нэнси дежурному администратору.— И вызовите сюда доктора Биней. Джорджи получила травму.
Не прошло и минуты, как появилась мадам, а за ней и доктор.
— Что случилось? —встревоженно допытывалась Жаклин, пока Элис осматривала Джорджи. На хозяйке было узкое зеленое платье, которое идеально гармонировало с огромным изумрудом в ее кольце. Даже в самые сложные моменты она выглядела хладнокровной и элегантной, и ничто, казалось, не могло вывести ее из великолепного равновесия.
Нэнси рассказала, что произошло на кортах, и еще раз напомнила историю с «черной вдовой». Умолчала она лишь о записке Ким Форстер.
Жаклин нахмурилась, потом сняла телефонную трубку и нажала четыре кнопки.
— Хэнк,— сказала она,— будь любезен, проверь машину для подачи мячей на корте. По всей вероятности, ее кто-то испортил.
Мадам Розье сделала еще несколько звонков, но разговор каждый раз шел по-французски.
Нэнси наблюдала, как доктор Биней направляет в зрачки Джорджи лучик света, осторожно ощупывает растущую на ее голове шишку.
— Ну как, что-нибудь серьезное? — обеспокоенно спросила она.
— Насколько могу судить, нет,— ответила доктор.— Хотя с синяком ей придется несколько дней походить.,. Голова не кружится? — спросила она у Джорджи.
— Нет,— ответила та.— И не кружится, и не болит.
— Вот и прекрасно!.. Но поскольку вы на какое-то время все-таки потеряли сознание, рекомендую вам несколько дней поберечься,— добавила доктор.— А утром — непременно ко мне.
Жаклин закончила говорить по телефону и обратилась к девушкам:
— Я весьма сожалею о том, что случилось,— произнесла она.— Раньше у нас ничего подобного не было. Я только что разговаривала с тренером по теннису. Она удивлена и возмущена не меньше вас. Они с Хэнком сейчас обследуют машину. Уверяю вас, больше такого не повторится.
— Вы не собираетесь известить полицию? — спросила Нэнси.— У меня сложилось впечатление, что кто-то на курорте занимается саботажем.
— У нас в «Солэре» прекрасная служба безопасности,— твердо заявила Жаклин.— Поверьте мне, нет никакой необходимости привлекать к нашим делам полицию.
Нэнси была другого мнения, но, взглянув на бледное лицо подруги, поняла, что сейчас не лучшее время для дискуссий. Кроме того, она хотела сначала выяснить кое-что сама.
— Пожалуй, я провожу Джорджи домой,— сказала она.— Благодарю вас, доктор Биней. Спасибо, Жаклин.
Обе женщины кивнули, и Нэнси повела Джорджи к выходу. За их спиной Жаклин и доктор Биней принялись что-то оживленно обсуждать по-французски.
Во дворе девушки наткнулись на группу курортников, выходящих из кинозала.
— Привет! —догнала их Бесс.— Где вы пропадали? Ах, такую прекрасную лекцию о лечебном питании пропустили!
— Лично я,— с мрачной иронией заметила Джорджи,— не очень долго буду из-за этого горевать. Могу вообразить, какие советы они там давали... Утром не ешьте ничего, в обед пожуйте корочку черствого хлеба, но не глотайте, а на ужин выпейте полстакана кипяченой воды... Так?
— Да ну тебя! — засмеялась Бесс.— Серьезно, было очень интересно! Оказывается, для поддержания энергетического баланса люди с разной конституцией должны питаться совершенно по-разному. Мне, например, положено есть семена укропа, сухие хлебцы, много яблок и пить горячий имбирный чай.
— О!.. Звучит крайне аппетитно! — не унималась Джорджи.— А мне-то зачем такая роскошь?
— Но я же не говорила, что это единственная диета,— парировала Бесс.— Тощие девицы вроде тебя могут пить молоко, есть супы, свежий хлеб... Э, а с тобой ничего не случилось? Ты как-то странно выглядишь.
— Идем в бунгало, мы тебе все объясним,— сказала Нэнси.
— Минутку, леди,— раздался за спиной знакомый голос.
Нэнси обернулась и увидела спешащего к ним Алана Жиро.
— Я хотел спросить, не могу ли я проводить вас до вашего домика?
— Что вы, в этом нет никакой необ...— запротестовала было Нэнси.
Но Бесс перебила ее на полуслове.
— Это будет так мило с вашей стороны!— прощебетала она.— А по дороге объясните Нэнси и Джорджи, как много важного было на лекции, которую они пропустили...
Нэнси едва ли слышала, что говорил тренер, пока они шли до своего бунгало. Ее мучил вопрос: почему Алан так стремится провожать их? Неужели он увлекся Бесс? Что скрывать, многие юноши заглядывались на ее хорошенькую и такую общительную подружку. Но Алану было на вид лет двадцать пять, то есть он был намного старше ее обычных поклонников.
Неожиданно Нэнси обнаружила нечто, от чего ей стало слегка не по себе. То там, то здесь на залитых лунным светом дорожках виднелись группки курортников, возвращающихся в свои бунгало. Но главное было не это. Главное было то, что каждую группу сопровождал кто-нибудь из курортного персонала. Их было легко отличить по фирменным майкам. Ведь нас просто-напросто конвоируют, дошло вдруг до Нэнси. Кто-то хочет быть на сто процентов уверен, что гости окажутся на местах, в своих домиках...
Возле бунгало девушки пожелали Алану спокойной ночи и вошли к себе. Нэнси и Джорджи сразу рассказали Бесс, что случилось на кортах.
— Какой ужас!.. Но у тебя по крайней мере все цело? — проявила чуткость Бесс.
— У меня — да,— ответила кузина.— Но вообще все это в высшей степени странно... Здесь явно творится что-то не то.
— Ах, не выдумывай, Джорджи! — с досадой возразила Бесс.—«Солэр»— один из лучших курортов в Штатах. Его реклама — во всех журналах по здоровью и косметологии.
— Тогда будь добра, объясни мне,— вмешалась Нэнси,— зачем этот принудительный поголовный эскорт по вечерам?.. Прости, Бесс, но я, пожалуй, согласна с Джорджи...
И вдруг, словно в подтверждение ее слов, тишину ночи прорезал жуткий, пронзительный, леденящий кровь вопль. Девушки замерли. Вопль прозвучал совсем близко.
— Может быть, они правильно делают, что провожают всех до самого дома,— дрожащим голосом прошептала Бесс.— Здесь, в окрестностях, полно всяких диких животных... Даже волки, наверно, есть...
— Никаких волков в Соноранской пустыне давно не водится,— убежденно ответила ей Нэнси. I
— Какая разница, что это такое... Главное, что это — есть,— констатировала Джорджи. Голос ее звучал непривычно глухо, в нем не было всегдашнего задора.
— Да что вы, девочки! Это же просто койоты,— не выдержала Нэнси.— Честно. Я их наслушалась, когда однажды отдыхала в кемпинге. Койоты людей не трогают. Они их боятся. И они никакого отношения не имеют к тому, что здесь происходит...
— Значит, ты обо всем рассказала Жаклин?— спросила Бесс, переодеваясь в ночную рубашку.
— Почти обо всем,— ответила Нэнси и поведала подругам о записке, которую получила от Ким.
— Я уверена, всему этому есть какое-то очень простое объяснение,— задумчиво произнесла Бесс.— Что там ни говори, а Розье занимаются курортным делом не первый год. Уверена, они возьмут ситуацию под контроль...— Переодевшись, Бесс села перед зеркалом и стала разглядывать свое отражение.— Прощайте, мои шесть фунтов!— с театральной интонацией произнесла она.—Две-три недели — и вас как не бывало, а я — стройна, как кипарис...
Нэнси повернулась к Джорджи.
— Ничего, если я оставлю тебя на несколько минут? — сказала она.— Хочу кое-что проверить.
— Пожалуйста, я в порядке,— ответила Джорджи.
Нэнси надела темный свитер, темные брюки и, пообещав скоро вернуться, скрылась за дверью. Какое-то время ей пришлось подождать, пока глаза привыкнут к темноте и можно будет обойтись без фонарика. На небе, в густой россыпи ярких крупных звезд, сиял тонкий серп месяца. Хор койотов умолк; тишина стала такой глубокой, словно Нэнси была единственным живым существом на земле... «Ерунда какая-то»,— сказала она себе. Вон другие бунгало, везде горит свет... И все же ощущение одиночества было неодолимым.
Нэнси медленно направлялась от гостевых коттеджей в сторону главного корпуса. Она надеялась встретить Ким Форстер. В «Солэре» происходит что-то непонятное, и Нэнси надеялась, что Ким известно, что именно. Интересно, где живет персонал курорта? А может, Ким живет вовсе не здесь?
Внезапно Нэнси остановилась. Ей показалось, что сзади кто-то бежит. Она обернулась, вглядываясь в темноту...
Нет, ничего... Наверное, померещилось... Однако, едва она двинулась дальше, за спиной вновь послышался звук торопливых шагов. Какое-нибудь животное, сказала она себе. Кроме койотов, в пустыне должны водиться зайцы, олени, другая живность. Эти звуки могли исходить от любого из них. Но откуда в таком случае странное ощущение, что ее кто-то преследует?
Нэнси прислушалась — опять те же звуки... И тогда она рванулась вперед, решив убежать, кто бы там, во тьме, ни был.
Но далеко ей не удалось уйти. Чья-то рука грубо схватила ее за локоть и резко развернула. Яркий свет фонаря ударил в глаза.


 
АлександровнаДата: Вторник, 10.01.2012, 19:33 | Сообщение # 5
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
УЖАС НА ТРОПЕ
— Что это вы разгуливаете в темноте? — раздался требовательный, сердитый голос.
Ослепленная светом, Нэнси прикрыла глаза рукой и отступила назад. Перед ней стоял человек, он держал на поводке огромную немецкую овчарку, которая злобно рычала и рвалась с поводка. Мужчина одернул пса и погасил фонарь. Только теперь Нэнси узнала Алана Жиро.
— Итак, чем вы здесь занимаетесь? — настаивал тренер.
— Дышу воздухом, — отрезала Нэнси,— А чем, интересно, занимаетесь вы? Пугаете людей до смерти?
— Что тут происходит? — раздался поблизости еще один голос.
Нэнси уловила сильный французский акцент и удивилась, узнав в подошедшем мужчине Лорэна Розье. До сих пор она видела его один-единственный раз, когда он приветствовал вновь прибывших гостей.
— Прекрасная ночь, я вышла погулять,— объяснила Нэнси.— А мистер Жиро с этим жутким псом догнал меня и пристает с вопросами...
— Она здесь что-то вынюхивает,— резко оборвал ее Алан.
— Прежде всего, мадемуазель — наш гость,— поправил его Лорэн,— а с гостями у нас обращаются вежливо. Вы можете идти,— строго сказал он тренеру,— а я провожу мадемуазель Дру до ее бунгало.
— Извините его, пожалуйста,— сказал Розье, когда Алан со своей овчаркой скрылся из виду, и деликатно повернул Нэнси в сторону дома.
— Но вы-то, надеюсь, не будете возражать, если я прогуляюсь? — спросила Нэнси, полная решимости выяснить, что за всем этим кроется.
— Увы, буду возражать,— ответил хозяин курорта.— Видите ли, среди наших клиентов немало людей состоятельных, многие привезли с собой свои драгоценности. Мы должны обеспечить им полную безопасность, чтобы ни у кого не возникло даже малейшей тревоги на этот счет.
— А что, были какие-нибудь проблемы? — спросила Нэнси.
— Ну что вы! Конечно, нет! — запротестовал Лорэн.— Но лишь благодаря нашей бдительности... И потом, в это время года здесь много змей, а они предпочитают выползать в ночное время. Нам бы очень не хотелось, чтобы кто-нибудь из гостей встретился с этой тварью.
— Вы хотите сказать, что по вечерам нам не разрешается выходить из комнаты? — изумленно спросила Нэнси. Ей с трудом верилось, что требования безопасности на курорте могут быть столь жесткими.
— Ничего подобного! — опять замахал руками Лорэн.— Завтра вечером Ким проведет экскурсию для любителей звездного неба. Мы выделим сопровождающих, и гуляйте себе по пустыне в свое удовольствие.
Когда они подошли к бунгало, Нэнси сделала еще одну попытку.
— По правде говоря, я и хотела найти Ким, чтобы выяснить кое-что о завтрашнем походе в горы,— сказала она.— С ней можно сейчас как-нибудь связаться?
— Мне очень жаль,— развел руками Лорэн,— но это абсолютно невозможно. Ким здесь сегодня вечером нет. Думаю, вам придется поговорить с ней только завтра.
— Завтра так завтра,— смирилась Нэнси, открывая дверь.
Лорэн улыбнулся ей, и Нэнси почувствовала, как легкий озноб пробежал по ее спине. В лунном свете глаза Лорэна казались пустыми и мертвыми... словно ничто в жизни не волновало его — ну, кроме разве что своей внешности.
— Воппе nuit, мадемуазель Дру,— произнес Лорэн и по-английски добавил: — Хороших сновидений!..
— Если я вообще сумею теперь заснуть,—сказала про себя Нэнси, захлопнув за собой дверь.
Войдя в комнату, она увидела, что Джорджи уже спит, а Бесс читает какую-то брошюру, которую ей всучили днем.
— Что так быстро? — спросила Бесс, удивленно подняв глаза.
— А я недалеко ушла,— сказала Нэнси со вздохом.— Сначала на меня чуть не набросился Алан с кровожадным волкодавом. Потом появился Розье и отконвоировал меня домой.
— Лорэн? — Глаза Бесс округлились.— Ой, это такой потрясающий мужчина. Ты знаешь, ведь это он придумал большинство знаменитых солэровских кремов. А началось все... угадай с чего? С того, что Жаклин однажды обгорела на солнце. У нее кожа вроде твоей, такая же белая. Тогда Лорэн говорит: «Я придумаю что-нибудь такое, чтобы ты никогда больше не страдала». Правда же, романтично?
— Бесс,— сказала Нэнси,— мне не нравится это место. Вечером они навязывают нам провожатых, а когда мы сидим по домам, патрулируют территорию. Мы даже не имеем возможности выйти прогуляться.
— А Лорэн не объяснил тебе, зачем все это нужно? — нахмурилась Бесс.
— О, ради нашей же безопасности... чтобы уберечь нас от змей,— мрачно улыбнулась Нэнси. «А он, мне кажется, и есть самая большая змея»,— заключила она про себя.
В 'девять утра Нэнси сидела у кабинета доктора Биней, дожидаясь Джорджи. Бесс сразу после завтрака убежала на гимнастику, а Джорджи пришлось явиться к врачу: если та разрешит ей ехать на экскурсию, вся троица присоединится к группе, с которой Ким сегодня отправится в горы.
Прошло несколько минут, и в дверях кабинета показалась улыбающаяся Джорджи.
— Я здорова до неприличия,— доложила она.— Никаких неприятных последствий!
— И тем не менее, в течение нескольких дней ей не стоит перенапрягаться.— За спиной Джорджи появилась Элис Биней.— Поход не очень трудный, и я разрешила Джорджи поехать с вами, но проследите, чтобы не было лишних нагрузок.
— Обещаю,— сказала Нэнси.
— Побежали домой, возьмем ракетки,— предложила Джорджи.
Элис многозначительно кашлянула.
— Я думаю, экскурсии вам будет на сегодня достаточно. А сейчас я предложила бы вам щадящую гимнастику или лекцию о лечебной косметике.
Джорджи закатила глаза и застонала.
— Ладно, мы выбираем гимнастику,— послушно сказала Нэнси.
Они отошли на некоторое расстояние от кабинета, и Нэнси, недолго думая, свернула к кортам.
— А разве мы не в спортзал? — удивилась Джорджи.
— Хочу все-таки взглянуть на эту машину для подачи мячей,— объяснила ей подруга.— Правда, кто-то из персонала ее осматривал, но мне не терпится самой проверить: вдруг найдутся какие-нибудь улики.
Девушки подошли к кортам. На одном из них женщина-тренер занималась с Мелиной Мишель, которая неумело бегала по площадке и пропускала все мячи подряд.
— Мне почему-то казалось, она должна играть куда лучше,— заметила Джорджи.— Мелина выглядит так, будто родилась для тенниса.
— Видимость обманчива,— сказала Нэнси.— Слушай, ты можешь их отвлечь? Я попробую покопаться в машине.
— Нет ничего проще,— отозвалась Джорджи,
Однако тренер уже заметила их и остановила
игру. Мелина, обрадовавшись, тут же испарилась.
— Приветствую вас! Меня зовут Лизетт,— сказала теннисистка, подходя к девушкам.— Это не вы пострадали вчера? — обратилась она к Джорджи.
— Со мной уже все о'кей,— ответила девушка.
Лизетт вытерла пот со лба специальной манжеткой на запястье и направилась в сторону машины.
— Не знаю, когда ее ухитрились сломать,— покачала она головой.— Вчера после обеда она прекрасно работала...
— Вы не будете возражать, если мы ее осмотрим? — спросила Нэнси, радуясь, что тренер, кажется, расположена поболтать.
— Осматривайте на здоровье! — пожала плечами Лизетт.— Не знаю, правда, что там можно увидеть. Сегодня утром наш механик разобрал ее, смазал и собрал заново...
«Стерев отпечатки пальцев и уничтожив все улики»,— подумала Нэнси.
— Лизетт,— сказала она,— кто же все-таки мог ее испортить?
Лизетт запустила руку в свои каштановые курчавые волосы.
— Да кто угодно. Это не очень сложная конструкция, и я...
Ее прервал голос из громкоговорителя: «Желающие поехать на экскурсию приглашаются во двор главного корпуса в кроссовках или другой туристской обуви с высокими задниками. Тем, кто хочет в походе искупаться, следует захватить купальники».
— Нам надо идти,— сказала Нэнси, обращаясь к Лизетт.— Но я хотела бы как-нибудь с вами сыграть.
Лизетт улыбнулась.
— Конечно, мы найдем время.
Вскоре Нэнси и Джорджи присоединились к собравшимся во дворе экскурсантам. Появилась и Бесс, слегка утомленная, но веселая.
— У меня была такая потрясная тренировка !— сияя, сообщила она.— Я уже окрепла и постройнела, я чувствую.
— Это и со стороны видно,— подыграла ей Нэнси, едва сдерживая улыбку.
— Эй, смотрите,— сказала Джорджи,— вот и Ким.
Нэнси собралась сразу же поговорить с Ким о записке, которую та передала ей вчера. Но Ким шла с Мелиной Мишель и что-то увлеченно с ней обсуждала. Потом Ким зачитала фамилии записавшихся на экскурсию — их было человек десять,— после чего все направились к автобусу. Среди них была и Медина. Интересно, удастся ли поговорить по дороге, подумала Нэнси.
— Мы поедем на восток, через долину Тусон, к подножию Ринконских гор,— объявила Ким, когда группа разместилась в автобусе.— Реддингтонский перевал еще не так давно представлял собой тропу, которой пользовались лишь ковбои и фермеры. Сейчас там проложена довольно скверная грунтовая дорога с множеством рытвин и ухабов, но это единственный путь через горную цепь. Мы поднимемся на автобусе только до середины перевала, потом пешком спустимся к водопаду Танк Берд. Там у нас будет ленч. А кто любит ледяную воду, сможет даже искупаться.
Проехав минут сорок по шоссе, экскурсанты увидели впереди темные силуэты высоких гор, вершины которых покрывал снег.
Как и предупреждала Ким, автобус съехал с твердого покрытия и, натужно ревя, стал карабкаться вверх по узкой грунтовой дороге, которая, казалось, ввинчивалась прямо в небо. Бесс, которая до сих пор увлеченно болтала с соседкой, заметила наконец, что машину трясет и качает. Выглянув в окно, она увидела рядом с дорогой пропасть.
— Как хорошо, что за рулем не я! — ахнула она.
Дорога поднималась все выше и выше и становилась все более ухабистой. Наконец автобус остановился.
Когда экскурсанты вышли, Ким Форстер выдала каждому по большому пакету.
— Это ленч, бутылка с содовой и фирменные солэровские козырьки от солнца,— сказала она.— Мы пойдем по тропинке, но будьте внимательны — здесь много колючих кактусов и попадаются змеи.
Бесс поежилась.
— Лучше бы я осталась в гимнастическом зале.
— Что ты,— хлопнула ее по спине Нэнси.— Посмотри, какая вокруг красота!..
По обе стороны узкой тропы расстилался красочный ковер диких горных цветов: оранжевая мальва, пурпурный люпин, еще какие-то диковинные растения. Порхали крохотные колибри, зависая над чашечками соцветий; высоко в голубом чистом небе парил краснохвостый ястреб.
— Правда, краски восхитительные,— не могла не согласиться с ней Бесс.— Никогда не думала, что увижу в пустыне такую роскошь... Ой, смотри, заяц! — закричала она.
Нэнси улыбнулась, глядя, как зверек смешно выкидывает в стороны длинные задние ноги.
Тропинка вилась в зарослях кустарника. Откуда-то снизу доносился шум водопада. Утреннее солнце становилось все жарче, многие надели шляпы и защитные козырьки. Потом Мелине вонзилась в ногу колючка кактуса, и она громко охала, пока Ким вытаскивала колючку.
Наконец группа вышла на открытое место, откуда открывался великолепный вид на водопад. У Нэнси даже дыхание перехватило от такой красоты. Водопад был не очень высоким; собственно, он представлял собой каскад из нескольких маленьких водопадов — бурлящий, пенистый поток, летящий вниз по глубокому кварцевому ущелью. Мокрые белые камни так искрились и сияли в лучах утреннего солнца, что были похожи на самоцветы. По обе стороны этой стремительной, пляшущей кружевной ленты тянулись широкие песчаные косы; кое-где прямо из воды росли тополя.
— Теперь сюда,— сказала Ким, приглашая всех за собой по тропе, которая становилась все уже и уже, петляя меж темно-красными валунами.— Нам повезло, что мы здесь оказались одни,— продолжала натуралистка.— Танк Берд функционирует не круглый год. Зато когда есть вода, народу тут полным-полно.
— Это что-то невероятное: увидеть столько воды в центре пустыни,— сказала Джорджи.
— Она стекает сюда с гор, когда тают снега,— объяснила Ким.— А на прошлой неделе были к тому же сильные ливни, так что уровень воды сейчас необычно высок для этого времени года. Если все же надумаете купаться, приготовьтесь к тому, что вода ледяная.
— Я, пожалуй, предпочту «джакузи», когда мы вернемся в «Солэр»,— громко объявил Макс Харпер.— А вообще не пора ли нам приняться за ленч? — Нэнси узнала в нем мужчину, который позавчера отправился обедать в город.
Путешественники уселись на берегу ручья и развернули свои пакеты.
— Арахисовое масло, рисовые лепешки, овощи с соусом и какое-то сладенькое питье,— ворчал мистер Харпер, исследуя содержимое пакета.— Придется жевать козырек от солнца.
— Зато это очень здоровая пища,— задумчиво произнесла Бесс.— Вся еда в «Солэре» готовится только из чистых натуральных продуктов...
Туристы принялись за еду. Нэнси болтала с Харперами и Ричардом Левином, рекламным агентом из Коннектикута. Одновременно она поглядывала на Ким, стараясь улучить момент, чтобы побеседовать с ней. А та увлеченно рассказывала о природе этого края... хотя Нэнси казалось, что молодая женщина немного нервничает. О чем же она хотела говорить с Нэнси? И почему все это окутано такой таинственностью?..
Наконец Ким встала и вынула из сумки небольшой фотоаппарат.
— Я неважный фотограф, так что не обессудьте,— предупредила она.— Дайте-ка я посмотрю, все ли поместятся...— Она сделала несколько групповых снимков, потом попросила Бесс сфотографировать ее с Нэнси, а после этого стала искать красивые виды, достойные увековечения на пленке. о ту сторону ручья, как раз напротив расщелины, они сидели, лежал огромный кварцевый валун.
— Пощелкаю там немного,— сказала Ким.— Всего пару минут.
«Возможно, это единственный шанс поговорить с ней наедине»,— мелькнуло в голове Нэнси. Она вскочила и последовала за Ким, которая, ловко прыгая с камня на камень, перебиралась через ручей.
— Эй, подождите! — крикнула Нэнси, ухватившись за ствол торчащего из воды, на середине ручья, тополя.
— Постойте там,— закричала в ответ Ким, которая уже добралась до огромного камня на той стороне водопада.— Вы прекрасно смотритесь рядом с тем деревом. Я вас сфотографирую.
Нэнси улыбнулась и встала в позу, дав Ким возможность сделать несколько снимков... Она уже собиралась двинуться дальше, как вдруг услышала странный грозный гул, больше напоминающий рев целого стада разъяренных буйволов.
«Бред какой-то,— подумала Нэнси.— В пустыне нет ничего, что способно было бы издавать такой звук». Она повернула голову, ища глазами остальных экскурсантов... и оцепенела от ужаса.
Вниз по ущелью с дикой скоростью неслась на нее огромная, выше человеческого роста, стена воды...


 
АлександровнаДата: Вторник, 10.01.2012, 19:33 | Сообщение # 6
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
СПАСЕНИЕ
Отчаянный крик Джорджи вывел Нэнси из оцепенения.
— Влезай!..— кричала подруга.— Дерево! Влезай на него!
Видимо, тут сработал инстинкт самосохранения. Нэнси не раздумывала, как это сделать и можно ли это сделать. Она просто карабкалась изо всех сил вверх, руками и ногами цепляясь за каждый сучок, каждую неровность ствола...
Промедли она еще секунду — и было бы поздно... Лавина воды, оглушив ее, забрызгав с головы до ног, пронеслась вниз. Нэнси чувствовала, как трясется, дрожит под ней дерево. И еще крепче обхватила шершавый ствол...
— Нэнси!..
Девушка обернулась и посмотрела на берег, где всего несколько минут назад она и ее товарищи мирно обедали. Теперь там не было ничего. Бурлящий поток просто-напросто смыл весь берег, утащив за собой даже крупные валуны... У Нэнси сжалось сердце. Что с ее подругами?.. Где они?..
— Нэнси! — вновь донесся откуда-то голос Джорджи.
Нэнси облегченно вздохнула. Высоко над берегом, в безопасном месте, она увидела свою группу. Прижавшись друг к другу, с выражением ужаса на бледных, перекошенных лицах, люди взирали на грохочущий поток, сметающий все на своем пути.
— Оставайся там и не двигайся! — кричала Джорджи.— Мы пришлем тебе помощь!..
— Нет, это великолепно! — послышался вдруг злой голос Мелины.— Застрять Бог знает где, за столько миль от дома, да еще без сопровождающего! У нее, наверно, и ключи от автобуса... Интересно, как мы теперь доберемся обратно?
— Ким!..— мелькнуло в голове Нэнси. Она скользнула взглядом по противоположному берегу, но не нашла даже места, с которого фотографировала ее Ким. Широкая полоса белых камней была полностью смыта. Нэнси бросила взгляд вниз, увидела небольшое, вырванное с корнями деревце, беспомощно бьющееся в водовороте, и ужаснулась своей догадке.
— Мы скоро вернемся! — услышала она голос Джорджи, которая пыталась ее подбодрить. Джорджи, а с ней еще несколько человек торопливо пошли вверх по тропинке, ведущей к дороге. Нэнси вздохнула. Наберись терпения, приказала она себе. Ясно — придется ждать долго. Телефона ведь поблизости нет.
— Нэн! — Оказывается, Бесс осталась на берегу вместе с Харперами, Ричардом Левином и Мелиной.— Вода, кажется, спадает,— радостно сообщила она.
Нэнси опять посмотрела вниз. Похоже, Бесс права: воды стало меньше. Через час она спала настолько, что Нэнси смогла самостоятельно спуститься с дерева. Чтобы помочь ей и не свалиться в воду самим, Бесс и все, кто находился на берегу, взялись за руки и устроили живую цепочку. По пояс бредя в мутной холодной воде, нащупывая ногами скользкие камни, Нэнси наконец дотянулась до руки Бесс и почувствовала себя в безопасности.
— Давайте искать Ким,— сказала она, ступив на твердую почву.— Ким! —крикнула она.— Отзовитесь! Ки-и-м!..
— Кажется, спасатели прибыли,— сообщил Ричард Левин, глядя на тропу. В самом деле, оттуда к ним спускались шестеро мужчин и женщин. На всех были горные ботинки, джинсы и ярко-оранжевые рубашки. За плечами, на поясе висели мотки веревок, «уоки-токи» и прочее снаряжение. На рукаве идущей впереди женщины Нэнси увидела эмблему: «Служба поиска и спасения».
— Слава Богу,— облегченно произнесла девушка.
В это время к группе спасателей подбежала Мелина.
— Вы к нам на помощь? — нетерпеливо спросила она.
Женщина с седеющей шевелюрой смерила Мелину удивленным взглядом.
— По-моему, вы в особой помощи не нуждаетесь,— сказала она.— Вы в состоянии подняться к дороге самостоятельно.
— Нашего проводника смыло потоком,— сказала Нэнси, показав место, где она видела Ким в последний раз.
— Понятно. Будем искать,— сказал один из спасателей, выслушав подробности. Он немедленно связался с кем-то по рации, прося дополнительные силы.
— Мы хотели бы тоже участвовать в поиске,— сказала Нэнси.
— Я ценю это,— отозвалась седоволосая женщина.— Но есть угроза нового селевого потока, и одной жертвы на сегодня вполне достаточно. Вы окажете нам большую помощь, если подниметесь к дороге и уедете.— Она сурово посмотрела на Мелину.— На всякий случай выделю вам одного человека, но остальные займутся поисками проводника. Как только что-нибудь обнаружим, сразу сообщим в «Солэр».
Нэнси понимала, что руководительница спасателей права: они со своей самодеятельностью будут только мешаться у них под ногами. Но все в ее душе протестовало против такого решения. Она не могла представить, что они вернутся в «Солэр» без Ким... Особенно если вспомнить, что та явно нуждалась в ее помощи.
— Нэн,— позвала ее Бесс.
— Да? — откликнулась Нэнси. Большинство экскурсантов уже шли по тропе; лишь они двое отстали.
— Посмотри, что это? Вон там...— Бесс показала на скопление грязи и веток возле одного валуна.
— Ты про ту кучу? — спросила Нэнси.
— Ну да... Вон, с краю, видишь?—шепотом произнесла Бесс.
Нэнси наконец разглядела около кучи какой-то предмет — и чуть погодя сообразила, что видит фотоаппарат Ким. Камера была вся заляпана грязью. Наверное, ее швырнуло сюда потоком,— подумала Нэнси и содрогнулась. А что, если и Ким...
— Как ты думаешь, пленка в нем цела? — с сомнением спросила Бесс, глядя, как Нэнси поднимает и вытирает фотоаппарат.
— Почему бы и нет... Надо выяснить, где можно ее проявить. Это будет приятным сюрпризом для Ким. Я вижу, она использовала почти всю пленку.— Нэнси сунула аппарат в карман, и они с Бесс побежали догонять группу, которую замыкал молодой парень из «Поиска и спасения».
— Это Джорджи связалась с вами? Вы добрались до нас довольно быстро.
— Мы вообще не знали, что здесь кто-то есть,— с удивлением ответил молодой человек.— Один из вертолетов передал экстренное сообщение. Похоже, на северных склонах Ринконских гор часов десять тому назад прошел сильнейший ливень...
— Вы хотите сказать, что селевой поток, который на нас обрушился,— результат ливня? И он прошел десять часов назад? — недоверчиво переспросила Нэнси.
Молодой человек утвердительно кивнул головой.
— У нас дожди шли всю прошлую неделю. Естественно, земля перестала поглощать влагу. Поток, что спустился по ущелью,— это дождь вперемешку с талой водой и грязью. За десять часов он как раз и добрался до водопада Танк Берд. А за полмили отсюда вода подхватила массу камней и стволов. Они-то и запрудили ущелье; вернее, сузили его так, что вода поднялась стеной и достигла двадцатифутовой высоты.— Спасатель покачал головой.— Всякое здесь бывало, не раз приходилось наблюдать большую воду, но такое!..
Мелина, идущая впереди, замедлила шаг, явно желая присоединиться к ним.
— А что с нашим автобусом? — требовательно спросила она.— Ключи ведь остались у проводника. Как мы теперь попадем домой?
Нэнси всю передернуло. Сколько же в этой женщине эгоизма! Ким исчезла... Страшно подумать, что с ней стало, если она попала в поток... А Мелину одно интересует: как она доберется на курорт.
Спасатель вздохнул.
— Я свяжусь с полицией, а они передадут в «Солэр», чтобы кто-нибудь поскорее приехал за вами...
— А где же Джорджи и те, кто был с ней?— спросила Бесс, когда они выбрались на дорогу.— Они отправились за помощью, и теперь мы не знаем даже, где их искать.
Спасатель улыбнулся.
— Да им здесь некуда деться, кроме как пойти на ближайшее ранчо. Вы тут посидите, а я пошлю кого-нибудь, пусть проверят.
Он хотел идти назад к водопаду, но Нэнси остановила его.
— Вы считаете, с нашим проводником будет все в порядке?
— Даже не знаю, что сказать,— ответил молодой спасатель.— Но мы сделаем все, что в наших силах, чтобы ее отыскать.
Прошло совсем немного времени, и Джорджи с компанией присоединились к группе. Потом появился человек из «Солэра» с ключами от автобуса, и они поехали в обратный путь. Всю дорогу в автобусе царила гнетущая тишина. Когда они прибыли на место, было около трех часов.
— Я пойду в бунгало, немного вздремну,— заявила Джорджи, позевывая.—Шесть миль пришлось протопать, пока мы нашли телефон. Это оказалось намного дальше, чем мы предполагали... Хочется поскорее забыть обо всем этом.
— Мне тоже,— сказала Бесс.— Пойду в спортзал, там сейчас, наверно, занятия на растяжку.
Что касается Нэнси, главной заботой для нее была пленка, которую отсняла Ким.
— Встретимся позже. Мне нужно кое-что выяснить,— сказала она подругам и направилась к главному корпусу. Подойдя к стойке администратора, она спросила:
— Где здесь можно проявить пленку?
— Ближайшее место — в сорока милях отсюда,— ответила дежурная.— Но здесь, в «Солэре», есть бюро обслуживания. Если вы оставите пленку, я отошлю ее в фотоателье, и завтра снимки будут готовы.
Нэнси заколебалась. Не очень-то хотелось ей доверять эту пленку посторонним, но самой добраться до фотоателье без машины не было никакой возможности. Она протянула дежурной коробочку с пленкой и, поблагодарив, вышла из офиса.
На улице Нэнси увидела Хэнка Мидера и Алана Жиро, беседующих возле фонтана во дворике главного корпуса. «Странная пара»,— подумала она. Алан, одетый в белую тенниску, словно сошел со страниц спортивного журнала для богатых. На Хэнке же были пыльные джинсы, ботинки на толстой подошве и хлопчатобумажная клетчатая рубаха. Казалось, он шагнул сюда из какого-то вестерна.
Нэнси удивилась еще больше, увидев Ронду Уилкинс, решительно направлявшуюся к ним. Подбоченясь, с горящими глазами, она вклинилась между ними и, яростно жестикулируя, громко и ! темпераментно заговорила... Похоже, мужчины были удивлены не меньше, чем Нэнси.
— Где это вы ходите? — возмущенно набросилась она на Хэнка.— У меня по расписанию верховая езда, а вас нет на месте.
Хэнк поднял руку к шляпе.
— Сожалею, мэм. Утром я ездил за кормом для лошадей, и у пикапа полетел ремень вентилятора. Пришлось добираться до мастерской на попутках. Я только что вернулся...
Алана явно забавляла разыгравшаяся на его глазах сцена. Но тут он поймал взгляд Нэнси.
— Боюсь, я тоже должен перед вами извиниться,— произнес он, подходя к ней.— Простите, если вчера я немного переусердствовал... Вы поэтому не пришли сегодня на гимнастику?
Нэнси меньше всего думала сейчас о гимнастике. Мысли ее были заняты судьбой Ким.
— Если вы завтра придете, мы могли бы начать тренировки по индивидуальной программе.
— Да-да, конечно, завтра приду,— поспешно ответила Нэнси.
Они попрощались. Глядя на его уверенную, атлетическую походку, она подумала, что, пожалуй, зря согласилась. Что-то подсказывало ей, что от индивидуальной программы Алана Жиро лучше держаться подальше.
— Здесь еще никогда не было так тихо,— сказала Бесс на следующее утро за завтраком.
Нэнси мысленно согласилась с ней. Зал, как всегда, был полон, но в нем царила непривычная тишина. Вошла Жаклин Розье и объявила, что о Ким пока никаких известий.
— Хотела бы я знать, что ее так волновало,— вздохнула Нэнси.— У меня ужасное ощущение, что она была в большой опасности и пыталась просить у меня помощи...
— Знаешь, Нэн...— исподлобья посмотрела на нее Бесс.— По-моему, ты слишком мнительна, вот и выдумываешь всякие страсти.
— Ты в самом деле так считаешь?..— В голосе Нэнси звучала обида.
— Нет-нет,— замахала руками Бесс.— Я имела в виду... то есть... В общем, ты с таким же успехом можешь обвинять в исчезновении Ким администрацию курорта... Ведь все произошло из-за селевого потока. И случилось так внезапно!.. Разве можно было такое подстроить?
Джорджи допила апельсиновый сок.
— Тут, например, я согласна с Бесс. Это просто стихийное бедствие,— заявила она.— Но в чем-то и Нэнси права. Здесь явно творится что-то неладное.
Бесс встала.
— Я иду в спортзал,— объявила она.— Увидимся позже.
— Меня еще вот что тревожит,— сказала Джорджи, показывая на тарелку Бесс. Завтрак подруги состоял из маленького тостика, крохотной порции фруктового салата, апельсинового сока и какого-то высококалорийного коктейля. При этом на тарелке осталось полтоста и почти весь салат.— Нам и так дают здесь еды меньше, чем обычной американской кошке, а Бесс даже этого не съедает,— продолжала Джорджи.— Все это мне очень не нравится.
— Да, на Бесс это не похоже,— задумчиво кивнула Нэнси.— Правда, она не в первый раз начинает худеть, но я не помню, чтобы раньше это было так серьезно.
— Ты думаешь, это из-за Алана? — спросила Джорджи.— Когда Бесс произносит его имя, у нее просто глаза горят... Может, она на него хочет произвести впечатление?
— Пойдем-ка туда, посмотрим.
Спустя двадцать минут, одетые в трико, Нэнси |и Джорджи входили в спортзал. Занятия были в [полном разгаре. Для Бесс и еще пятерых женщин |Алан проводил аэробику с повышенной нагрузкой.
— Носочки повыше! — подбадривал свою команду тренер: группа перешла к третьему комплексу упражнений.— И в темпе, в темпе. Раз, и-и два...
Занятия кончились, и пятеро женщин гуськом проследовали мимо Нэнси и Джорджи в раздевалку. Бесс же решила остаться. Раскрасневшаяся, еще не отдышавшись от аэробики, она поспешила к одному из тренажеров. Алан помог ей установить нужную нагрузку, и она принялась накачивать мышцы.
— Это просто немыслимо! — качала головой Джорджи.— Она прямо из кожи лезет!.. Как ты думаешь, может, нам поговорить с ней?..
— Может быть,— согласилась Нэнси.— Только 1 вряд ли она нас послушает.
Алан заметил девушек и подошел поздороваться.
— Рад, что вы наконец пришли.
— Даже я решилась, как видите,— засмеялась Нэнси, прикидывая, можно ли использовать Алана как источник информации о «Солэре». Вспомнив что-то из прочитанного в рекламных брошюрах, она, как бы между прочим, спросила: — У Розье, кажется, был раньше другой курорт? Вы, наверное, у них и там работали?
— Нет,— с улыбкой ответил Алан, когда они подошли к снарядам.— Тот курорт находился, кажется, на острове Святого Мартина. А я, если мне память не изменяет, в тех краях не был ни разу...— Он увидел у входа одну из своих подопечных.— Уитни,— крикнул он,— сегодня можете поднять до шестидесяти.— Молодая женщина кивнула и стала устанавливать на тренажере шестидесятифунтовый груз.— Ну ладно,— опять повернулся он к Нэнси и Джорджи,— хватит разговоров! Пора за дело.
Алан запустил для Нэнси бегущую ленту, а Джорджи поставил на тренажерную лестницу. ' Нэнси начала бег, отметив про себя, что Алан выбрал оптимальный темп — ни слишком быстро, ни слишком медленно...
— Вы тоже из Франции? Как Розье? — спросила Нэнси, когда Алан подошел к ней.
— Из Квебека. Это в Канаде,— ответил он, I слегка увеличив скорость бегущей ленты.— Розье любят, когда их сотрудники безукоризненно говорят по-французски.
— Почему? — не оставляла его в покое Нэнси.
Вместо ответа Алан еще увеличил скорость, и Нэнси стало не до разговоров. А сам ушел посмотреть на Бесс.
Тяжело дыша, Нэнси дотянулась до регулятора | и сбавила темп. Лента стала постепенно замедлять |ход... Сквозь собственное прерывистое дыхание Нэнси услышала вдруг какой-то грохот и крик. Обернувшись, она увидела, что Уитни сидит на скамейке, скорчившись и сжав рукой свое левое плечо.
— Рука...— всхлипывала девушка.— Кажется, сломана...


 
АлександровнаДата: Вторник, 10.01.2012, 19:34 | Сообщение # 7
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
КРАСОТА ТРЕБУЕТ ЖЕРТВ
Нэнси, Джорджи и Алан с разных сторон одновременно бросились к пострадавшей.
— Что случилось? — встревоженно спросил Алан.
Уитни кивнула на оборванный трос и валяющиеся на полу диски.
— Рука...— стонала она.— Трос оборвался... и .все рухнуло на меня.— Уитни извивалась от боли.— • Кажется, кость...
— Я за доктором,— сказала Джорджи и убежала.
— Старайтесь не двигаться, Уитни,— пытался Алан успокоить несчастную девушку.— Как мог оборваться металлический трос? — недоуменно спросил он, ни к кому конкретно не обращаясь.
— А он и не оборвался. Он даже не перетерся,— сказала вдруг Нэнси, разглядывая аккуратно перерезанные металлические жилки.— Кто-то сделал это умышленно.
— Этого быть не может,— нахмурился Алан.— Утром я сам проверял тренажеры...
Послышались быстрые четкие шаги, и все увидели спешащую к ним через зал доктора Биней.
— Пожалуйста, дайте мне возможность осмотреть больную,— решительно сказала она, опускаясь возле Уитни на колени. Ощупав ее руку и плечо, она достала из кармана эластичный бинт и наложила повязку.
— Думаю, вы просто растянули связки,— сказала она наконец.— И все же, для уверенности, нужно сделать рентген.
Когда Уитни перевязали, она перестала стонать, но была все еще очень бледна: видимо, боль была сильная.
— Сегодня же позвоню своему адвокату,— ледяным тоном сказала она Алану.— Розье рекламируют «Солэр» как лучший курорт в стране, а сами не могут обеспечить исправность и безопасность спортивного оборудования. Они не уйдут от ответа.
— Не спешите делать выводы! — пытался образумить ее Алан.— Утром я лично проверял все снаряды: они были в полной исправности. Я уверен, это какая-то нелепая случайность.
— В таком случае... у вас будет возможность объяснить это в суде,— бросила Уитни, выходя из зала.
— Как у вас язык поворачивается называть это нелепой случайностью? — с возмущением набросилась на Алана Джорджи.
— В самом деле, вы взгляните на трос,— присоединилась к ней Нэнси.— Он же совершенно новый! Его просто перерезали...
— Кому придет в голову портить оборудование? — резко оборвал ее Алан.— Значит, там был какой-то дефект!.. И вообще, это вас не касается. Берите пример с Бесс и продолжайте тренировку.
— Нет уж, спасибо,— гордо ответила Джорджи.— Мне что-то расхотелось заниматься по вашей индивидуальной программе...
Только сейчас Нэнси обнаружила, что Бесс все еще, ни на что не обращая внимания, качает и качает штангу в другом конце зала. Нэнси слишком хорошо знала Бесс: уж она-то первая должна была подбежать к Уитни и попытаться помочь ей или хотя бы выяснить, что случилось. Но сейчас Бесс напоминала заведенную машину... И выглядела совсем измочаленной...
— Я иду в бунгало,— объявила Джорджи.
— Я с тобой,— сказала Нэнси и, подойдя к Бесс, спросила.— Мы с Джорджи идем домой. А ты?
— Не могу,— ответила Бесс.— У меня еще упражнения на растяжку. Хочу, чтобы мышцы стали эластичными.
Нэнси вздохнула.
— Ладно... Увидимся позже.
— Что такое с Аланом? — восклицала Джорджи, входя в комнату.— Как можно делать вид, что история с Уитни — всего-навсего нелепая случайность?
Нэнси хмуро посмотрела на нее.
— Я больше не могу думать на голодный желудок,— сказала она, потом нагнулась и вытащила из чемодана две плитки дорогого шоколада.
— Мой неприкосновенный запас. Алану не расскажешь? — Нэнси бросила одну плитку Джорджи, развернула свою и откусила солидный кусок.— М-м-м,— застонала она от удовольствия.— А насчет Алана нечего удивляться. Что ему еще оставалось? Только представить происшествие как случайность. Ведь он отвечает за снаряды...
— Н-ну, не знаю...— усомнилась в ее правоте Джорджи.— Он вел себя, я тебе скажу, как последний кретин... Правда, все равно я не верю, чтобы он занимался вредительством, да еще в спортзале, в собственном хозяйстве. Это уж было бы слишком. Его бы тут же вышвырнули с работы...— Джорджи причмокнула.— А шоколад, между прочим — высший класс!
— При всем том Алан безусловно вызывает подозрение. Сначала он старается быть внимательным, участливым, потом бросается на людей, как бешеный пес. Не доверяю я таким типам...
— Зато... Бесс доверяет,— с горечью сказала Джорджи.
Не успела она договорить, как дверь распахнулась, и в комнату, едва передвигая ноги, ввалилась их подруга.
— Что это вы всуе поминаете Бесс? — с порога закричала она.— Вы про мою аэробику? Растяжку? Диету? Накачку?..— Она плюхнулась в кресло.— Да, Бесс все это делала, но, похоже, больше делать не сможет...
— Ты действительно выглядишь, как загнанная кляча,— сказала Нэнси сочувственно.
— А я и есть загнанная кляча,— ответила Бесс, наклоняясь вперед и пристально глядя на подруг.— Это что, шоколад? Или у меня галлюцинации начинаются?
— Это шоколад,— успокоила ее Нэнси.— Хочешь?
Бесс зажмурилась.
— Я не вижу никакого шоколада. И даже запаха шоколада не чувствую. Это все плод моего воображения. Галлюцинация...
— Бесс, ты теряешь чувство меры,— сказала Джорджи. Не дождавшись ответа, она мягко продолжала.— Послушай, Бесс, наверное, все надо делать постепенно: и худеть, и увеличивать нагрузку. Тогда организм еще как-нибудь выдержит...
Бесс открыла глаза.
— Я приехала сюда всего на неделю. И уже похудела на один и две десятых фунта. Сейчас, не спорю, можно и притормозить. Знаешь, как говорится: красота требует жертв...
— Это Алан так говорит? — ехидно справилась Нэнси.
— Так говорят все,— решительно ответила Бесс.
— А меня уже тошнит от этих лозунгов! — воскликнула Джорджи, уперев руки в боки.— На самом деле ничего даром не дается! Нельзя просто так, за здорово живешь, стать стройной, гибкой и сильной...
— Хорошо тебе говорить! У тебя вон комплекция от природы спортивная,— обиженно возразила Бесс.— Ты пробегаешь милю за семь минут, у тебя никогда в жизни не было проблем с лишним весом. И вообще ты без всяких мучений прекрасно выглядишь...
— Бесс, но ты же прелестная девушка! Причем такая, какая есть,— искренне воскликнула Нэнси.
— Ты так говоришь, потому что я твоя подруга,— грустно сказала Бесс.— Ладно, я иду в душ.— Она устало потянулась и вышла.
— Я тоже считаю, что спорт — вещь полезная, но не надо это доводить до смешного! — все никак не могла успокоиться Джорджи.
— Ну полно, полно. В конце концов мы здесь пробудем всего неделю,— успокаивала ее Нэнси.—
Вернемся в Ривер-Хайтс, и все придет в норму... Мне другое не нравится: и Бесс, и другие — все мы подвергаемся опасности. Здесь очень много происходит странного. Видимо, кто-то занимается в «Со-лэре» вредительством, а супруги Розье и сотрудники изо всех сил делают вид, что все о'кей...
— Еще бы! — сказала Джорджи.— Узнай отдыхающие, что тут творится,— и репутации курорта придет конец.
— Ну хорошо... А что, собственно, тут творится? — начала рассуждать Нэнси.— И почему? Может, это какой-нибудь недовольный клиент мстит Розье? Или сотрудник, который был, скажем, несправедливо уволен и затаил злобу на хозяев?..
— Или — один из бывших дружков Жаклин,— высказала предположение Джорджи.— Поди узнай!
Нэнси вздохнула.
— Я уверена, у Ким был ключ к этой истории... Как ты думаешь, где она сейчас?.. Еще хорошо, если жива...
Из ванной комнаты появилась Бесс. Она переоделась з майку, тренировочные брюки и тапочки.
— Ты что, снова в спортзал? — испугалась ее кузина.
— А!.. Просто оделась так... чтобы чувствовать себя в форме,— сказала Бесс и рассмеялась, довольная нечаянным каламбуром. Теперь она снова стала похожа на прежнюю Бесс.— В этом костюме я кажусь себе этакой матерой атлеткой...— Она взглянула в расписание курортных мероприятий.— А почему бы нам всем не пойти сегодня на косметические процедуры? А?..
— Звучит заманчиво,— согласилась Нэнси.— Тогда после ленча — сразу в салон.
Нэнси полулежала в кресле с откидывающейся спинкой. Каждая частичка ее тела, утопающего в мягких подушках, наслаждалась покоем; глаза были закрыты. Из радиоприемника лилась тихая музыка, и женщина по имени Иветт накладывала ей на лицо толстый слой прохладной, зеленоватого цвета грязи. В соседнем кресле лежала Бесс.
— Я просто чувствую, как дышит каждая пора,— пробормотала она сквозь сжатые зубы,— и кожа становится с каждой минутой глаже...
— У тебя кожа всегда была гладкой,— напомнила Джорджи.
— Минеральная грязь «Солэра» полезна всем,— дипломатично высказалась Иветт.
Услышав звук распахнувшейся двери, Нэнси открыла глаза. Немного замешкавшись на пороге, в комнату вошла Мелина Мишель. Нэнси не разговаривала с ней со вчерашнего дня; она вообще решила больше с ней не общаться: уж очень низко та вела себя во время экскурсии. Но за завтраком Нэнси заметила, что Мелина сидит одна. Собственно говоря, и вчера за ужином, и днем раньше — она всегда была одна. Нэнси стало жалко ее. Возможно, Мелине не хватает хорошего друга, подумалось ей.
— Привет, Мелина,— сказала она дружелюбно.— Пришла на косметическую процедуру?
— М-м-м... пока не знаю,— ответила женщина.— Просто хотела взглянуть, чем тут занимаются.
— Эта маска просто сказочная,— стала уговаривать ее Бесс.— Теперь я знаю, почему у Жаклин такая потрясающая кожа.
— Не думаешь ли ты, что Жаклин Розье пользуется этими же средствами? — с издевкой спросила Мелина.
— Конечно, этими же. Жаклин употребляет только косметическую продукцию «Солэра», — быстро вмешалась Иветт.— Если вы присядете в то кресло, я обслужу вас через минуту.
— Нет, благодарю... Вот если вы дадите мне немного этой грязи с собой, в баночке, я сделаю себе маску дома?
Нэнси нахмурилась. Похоже, Мелина получает удовольствие, усложняя людям жизнь.
— Дело ведь не в одной только грязи,— стала объяснять Иветт.— Сначала накладывают грязь, потом снимают ее очищающим раствором, лицо обрабатывают особым вяжущим средством, кожу протирают увлажняющим лосьоном, а вокруг глаз наносят специальный крем. Лучше, если в первый раз я проделаю это сама.
— Ощущение действительно великолепное,— вмешалась Джорджи.
— Ну хорошо,— сказала Мелина и после некоторого колебания легла в кресло справа. Однако через минуту, когда Иветт подошла к ней с керамической чашечкой, наполненной минеральной грязью, Мелина, резко взмахнув кулаком, ударила ее по руке, выбив чашку.— Не прикасайтесь ко мне! — прошипела она и выбежала из салона»
— Что бы все это значило? — удивленно сказала Джорджи.
— Понятия не имею,— ответила огорошенная Иветт.
«Я тоже,— подумала Нэнси.— Но это еще одна, весьма странная мелочь, каких много в «Солэре».
Когда три подруги покидали косметический салон, к ним подошла дежурная.
— Мисс Дру,— обратилась она к Нэнси.— Прибыли ваши фотографии. Захватите их, пожалуйста.
— С удовольствием,— ответила Нэнси, направляясь к административному зданию.— Надеюсь, снимки получились, —улыбаясь, сказала она, беря у дежурной запечатанный конверт.— Благодарю вас. Мне просто не терпится их посмотреть.
Однако Нэнси взяла себя в руки; лишь придя к себе в бунгало и закрыв дверь, она вскрыла конверт.
Половину пленки занимали снимки пустыни: огромные кактусы, вершины гор Сайта Каталины в лучах заката, ковер диких цветов, койот, перебегающий дорогу...
— Ага, пошли снимки экскурсии,— обрадовалась Нэнси, увидев первое групповое фото. Вдруг она нахмурила брови.— Интересно...— пробормотала она, разглядывая фотографию, которую делала Бесс.— Ну-ка, посмотри, что это там, за спиной у Ким? — Она передала карточку Джорджи.
Ким стояла на фоне водопада, за ней вздымался пологий бок белого валуна: возле него Нэнси видела Ким в последние секунды перед тем, как на них обрушился сель.
— Ты имеешь в виду камень? — спросила Джорджи.
— Я имею в виду вот это... в сине-коричневую клеточку,— ответила Нэнси, показывая на маленькое пятно в углу фотографии.— Такое впечатление, что это чей-то локоть... Кто-нибудь из нашей группы был в тот день одет в клетчатую рубашку?
Джорджи и Бесс ненадолго задумались, потом дружно покачали головами.
— Тогда чья же это рука? Мы ведь у водопада были одни,— недоумевала Бесс.
— Скажем точнее: мы считали, что мы одни,— поправила ее Нэнси, стараясь не обращать внимания, что по спине у нее ползут мурашки.— То есть: не исключено, что там был еще кто-то... И что Ким вовсе не унесена потоком... И что ее исчезновение — еще одна загадочная история, случившаяся в «Солэре».


 
АлександровнаДата: Вторник, 10.01.2012, 19:34 | Сообщение # 8
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
НОЧНАЯ ВЫЛАЗКА
Джорджи сидела на кровати, скрестив по-турецки ноги. В глазах ее застыло безмерное удивление.
— А можно яснее? — сказала она.— Ты хочешь сказать, что Ким похитили?
— В этом я не уверена,— призналась Нэнси.— Ее вполне могло унести потоком... Но ведь поиски до сих пор ничего не дали.
— Кто же мог похитить ее? — растерянно произнесла Бесс.— А главное, зачем?..
— Ким собиралась рассказать мне что-то о курорте «Солэр»,— объяснила Нэнси,— и кому-то очень нужно было заставить ее молчать.
Бесс нервным движением прошлась расческой по своим пшеничным волосам.
— Не могу поверить, что в ее похищении замешан кто-нибудь из «Солэра»,— с сомнением сказала она.— Это просто чушь!
— Может, и чушь...— согласилась Нэнси.— А что, если в тот день у водопада был Алан?
— Алан вообще не носит рубашек! — вскинулась Бесс.— Он всегда одет по-спортивному.
— Честно говоря, я тут ни разу еще никого не видела в клетчатой рубашке-ковбойке,— задумалась Джорджи.— В такую-то жару!.. Все носят что-нибудь, легкое, а то и вообще майку...
— Верно...— Нэнси вздохнула.— И еще одно: если там кто и был, кроме нас, то вовсе не обязательно, что он из «Солэра»... Но в таком случае все еще более непонятно.
— Может, обратиться в полицию? — предложила Джорджи.
— Полиция уже знает об исчезновении Ким,— напомнила Нэнси.— Жаклин говорила, они активно занимаются ее розыском.
— Но полиция не знает, что происходит на курорте,— настаивала Джорджи.
— А мы-то — знаем, что ли? — грустно сказала Нэнси.— У нас, как ни крути, в руках пока нет никаких объяснений или улик. Мне нужна хоть какая-то реальная информация, прежде чем я пойду в полицию...
Дело близилось к вечеру. Подруги сидели возле бассейна и разговаривали. Становилось прохладно; у воды, кроме них, никого уже не было.
— Как славно!.. Не хочется идти в дом,— сказала Бесс.— У меня такое чувство, что мне не хватает занятий на открытом воздухе... Что, если я запишусь завтра на верховую езду?..
— Ой! — вдруг воскликнула Нэнси.
— Что «ой»? — обернулась к ней Джорджи.
— Хэнк Мидер, вот что.
— А при чем здесь Хэнк? — спросила Бесс, болтая ногами в холодной воде бассейна.
— Вчера, когда мы вернулись с водопадов, я видела его вместе с Аланом у фонтана,— начала объяснять Нэнси.— Стоят они, разговаривают, вдруг к ним подлетает Ронда Уилкинс, вся встрепанная такая, и выговаривает Хэнку, что у нее по расписанию верховая езда, а он неизвестно где пропадает. Хэнк ей объясняет: он ездил за кормом для лошадей, но у него в пикапе лопнул ремень вентилятора.
— Ну и что? — покрутила головой Джорджи.
— А то, что Хэнк не был там, где его ждали... Может быть, он вовсе и не ездил ни за каким кормом,— со значением сказала Нэнси,— а был на самом деле возле водопада Танк Берд.
Бесс подняла козырек повыше и отпила содовой из бутылки.
— Не знаю, не знаю, Нэн,— с сомнением в голосе произнесла она.— Все это кажется мне немного притянутым за уши. Почему ты не веришь, что Хэнк ездил за кормом?
— Ну... пока это просто предположение,— призналась Нэнси со смущенной улыбкой.— По правде говоря, мне самой эта версия кажется надуманной.
— А во что Хэнк был одет? Не в клетчатую рубашку? — спросила Джорджи.
— Нет,— Нэнси покачала головой.— На нем была обычная рубашка с длинными рукавами. Но вообще-то это его стиль. И у него дома наверняка есть клетчатые рубахи... И он вполне мог быть на водопаде, а перед тем, как вернуться в «Солэр», переоделся...
Джорджи откинулась на шезлонге.
— Неважно, зачем Хэнку Мидеру понадобилось похищать Ким Форстер и как ему удалось при этом спастись от селя... Главное для нас сейчас — выяснить, есть ли у него сине-коричневая ковбойка.
— Я почти уверена, что Хэнк живет где-то на территории курорта,— сказала Нэнси.— В сотне ярдов от конюшни есть небольшой дом, оставшийся, должно быть, от прежнего ранчо. Я видела, как Хэнк входил туда.
— Может, это просто сарай для сена? — предположила Джорджи.
— Никто не держит сено так далеко от конюшни,— резонно возразила ей Нэнси.— Скорее всего, это жилище Хэнка, и я бы не прочь там осмотреться.
Бесс сощурила глаза.
— Послушай, почему у меня такое чувство, что я готова помочь тебе забраться в чужой дом, а? Нэнси широко улыбнулась.
— Тебе не придется помогать мне в этом. Твое дело — отвлечь Хэнка.
Ужин в тот вечер закончился позже обычного, небо на горизонте уже пылало малиновым заревом. Выйдя из столовой, подруги направились к конюшне.
— Давайте еще раз повторим, кто что делает,— предложила Нэнси.
— Хорошо. Я захожу в конюшню и прошу Хэнка показать мне его хозяйство,— начала Бесс.— Сообщаю ему, что собираюсь завтра кататься верхом и, чтобы морально подготовиться к этому, хотела бы посмотреть на лошадей. Подолгу останавливаюсь у каждого стойла, задаю всяческие вопросы, разговариваю с конюхами.— Бесс полезла в карман и вытащила горсть морковных хвостиков, которые она прихватила на кухне.— Обрати внимание! Я пришла во всеоружии...
— Что касается меня, я стою на стреме,— продолжила Джорджи.— Прячусь где-нибудь неподалеку, а как только чувствую, что Хэнк идет домой, даю тебе сигнал...— Тут Джорджи запнулась.— Кстати, а какой сигнал?
— М-м-м... Может, бросишь в стекло ком земли? — предложила Нэнси.— Я услышу.
— Идет,— согласилась Джорджи. Нэнси глубоко вздохнула: дошла очередь до нее.
— Я проникаю в дом Хэнка и ищу рубашку.— Она покачала головой.— Если б об этом узнал мой покойный дед, адвокат...
Бесс нервно засмеялась.
— Прямо как в каком-нибудь фильме про шпионов.
Впереди показалась темная масса конюшни. Уже стемнело. Внутри горел свет. Воздух был наполнен густым запахом конского пота и сена.
— А мы и есть шпионы... Только цель у нас благородная: мы должны выяснить, что случилось с Ким,— сказала Нэнси, сворачивая вправо, чтобы обогнуть конюшню.
— Пожелайте мне удачи, девочки,— прошептала Бесс.
— Ни пуха ни пера тебе,— отозвалась Нэнси.— И всем нам тоже.
Медленно, с предельной осторожностью она стала подбираться к дому Хэнка, моля Бога, чтобы там не было, скажем, собаки. Конюшня, к счастью, обращена была в эту сторону глухой, без окон и дверей, стеной.
Дом оказался куда более маленьким и ветхим, чем думала Нэнси. От ветра и солнца штукатурка на его стенах давно облупилась. Внутри было совершенно темно. На какой-то миг девушка засомневалась, живет ли там вообще кто-нибудь.
Подкравшись к массивной деревянной двери, она тихонько постучала — на случай, если в доме кто-то есть. Ответа, естественно, не последовало. Нэнси подергала ручку. Дверь была заперта, чему Нэнси опять же не удивилась. Придется, видимо, проникать в дом нестандартным путем... Она прошла до угла, завернула. Окна расположены довольно низко, она вполне дотянется до карниза. Но как открыть створку?.. И тут она неожиданно нашла ответ на свой вопрос: одно из окон было открыто. Темнота становилась все плотнее, нельзя было терять ни минуты... Нэнси подпрыгнула, легла животом на подоконник, перевернулась и стала спускать ноги с другой стороны.
Неожиданно под ногами что-то загремело... Нэнси похолодела от ужаса. Что это было?.. Услышал ли кто-нибудь шум?..
Внутри было по-прежнему тихо.
Набрав побольше воздуха в грудь, Нэнси включила фонарик — и увидела на полу черепки: она разбила цветочный горшок. Она быстро смела их, бросила в мусорное ведро. Неплохая идея, похвалила она себя.
Пройдя дальше, Нэнси осветила небольшую гостиную, спальню.
В спальне, в бельевом шкафу, было много рубашек с длинными рукавами, среди них попалось и несколько клетчатых. Но той, которую она искала, увы, нигде не было.
— Может быть, Бесс права,— подумала Нэнси, уже готовая возвращаться.— Наверное, это действительно идиотское предположение... Тут она вспомнила, что не проверила еще одну комнату — ванную. И вот, в куче белья, валявшегося на кафельном полу, Нэнси наконец разглядела сине-коричневую, заляпанную грязью клетчатую рубаху.
Сердце ее забилось. Нэнси достала из кармана фотографию и приложила ее к рукаву рубашки. Это была она!
В голове у Нэнси мысли понеслись вскачь... Как быть теперь?.. Достаточно уже того, что Хэнк, конечно, обнаружит разбитый горшок. Рисковать еще больше нельзя: она не может захватить рубашку с собой как улику...
Нэнси снова прошла по комнатам, надеясь найти хоть какую-нибудь зацепку, которая помогла бы узнать о судьбе Ким... Неожиданно луч фонарика выхватил из темноты фотографию на комоде. С нее на Нэнси смотрела хорошенькая молодая девушка, стоящая рядом с белой лошадью и держащая в руках кубок победителя. «Уж не дочь ли это Хэнка»,— почему-то подумала Нэнси.
Она взяла фотографию и осмотрела тыльную сторону. Картонка, на которой крепилось фото, слегка сдвинулась; под ней Нэнси увидела клочок газетной бумаги. Движимая любопытством, она вынула фотокарточку из рамки, и на пол упала пожелтевшая газетная вырезка.
Нэнси аккуратно развернула желтый хрупкий листок. Это была статья, заголовок которой гласил: «Двадцатилетняя девушка ослепла от недоброкачественной косметики». Под заголовком была фотография той же девушки, что на портрете с лошадью.
Нэнси жадно читала строчку за строчкой; сердце ее бешено колотилось. Подающая надежды молодая наездница Хитер Синклер из Аризоны, проходившая в Париже курс обучения, потеряла зрение от французской туши для ресниц. Владельцы парфюмерной фирмы «Женес» оплатили лечение мисс Синклер, после чего скрылись, не выплатив обещанной ранее компенсации за причиненный ущерб. Отец девушки, Генри Синклер, вынужден был продать свое ранчо, чтобы возместить судебные расходы...
«Генри Синклер,— размышляла Нэнси.— А что, если это и есть Хэнк Мидер?.. Как это выяснить?.. Когда все это произошло?..» Нэнси поискала глазами дату; увы, заметка была вырезана из середины страницы.
Неожиданно тишину нарушил мягкий шлепок в окно спальни. Нэнси вздрогнула. Это сигнал Джорджи — Хэнк идет! Нэнси торопливо сложила листок, засунула его в рамку, поставила фотографию на место, затем побежала на кухню.
«Пожалуйста, задержи его, Бесс...»,— шептала, взбираясь на подоконник, Нэнси. Через секунду она стояла на земле...
Неподалеку послышался взволнованный шепот Джорджи:
— Ну, скорее же, Нэнси!..
Девушки посмотрели в сторону конюшни; Хэнка не было видно.
Звук шагов раздался совсем с другой стороны-Нэнси схватила Джорджи за руку, и они бросились прочь, не смея оглянуться назад.
Вся троица наконец добралась до комнаты, а сердце Нэнси все еще колотилось, готовое выпрыгнуть из груди.
— Господи... Чуть не засыпались,— пробормотала она, рухнув в кресло.
— Ты в порядке? — спросила ее Джорджи. Даже она запыхалась от сумасшедшего бега.
— Вполне,— ответила Нэнси.— Сейчас все расскажу... Только позвоню сначала.
Она поспешила к кровати, рядом с которой стоял телефон, и набрала номер отца.
— Привет, пап,— произнесла она, когда на другом конце провода раздался голос Карсона Дру.— Да, у нас все о'кей. Слушай, ты не мог бы кое-что разузнать для меня? Мне нужна любая информация о французской парфюмерной фирме «Женес», а еще об американской девушке по имени Хитер Синклер из Тусона, которая ослепла, потому что пользовалась косметикой этой фирмы. И выясни все, что сможешь, о Жаклин и Лорэне Розье.
— О чем это ты? — спросила Бесс, когда, поболтав с отцом о всяких пустяках, Нэнси положила трубку.
И Нэнси рассказала, что она обнаружила в домике Хэнка Мидера...
— Я еще не совсем понимаю, что понесло его в тот день к водопаду,— закончила она свой рассказ.— И не могу с уверенностью сказать, что именно он похитил Ким. Но это кажется мне вполне вероятным.
Джорджи стащила с кровати подушку и растянулась прямо на полу, на ковре.
— А какое имеет он отношение к девушке на фото? — спросила она.
— Пока не знаю,— ответила Нэнси.— Но я обязательно это выясню.
— Ну хорошо... А зачем ты под Розье-то копаешь? Вот чего я никак не пойму! — Бесс была явно недовольна.— Я уверена, они тут совершенно ни при чем.
Нэнси вздохнула. Ей не хотелось вступать сейчас в дискуссию с Бесс... Вдруг ее глаза округлились от ужаса.
— Нет, не может быть! — прошептала она.— Его нету!
— Кого нету? Или чего? — нахмурилась Джорджи.
— Моего серебряного браслета! Того, что Нэд подарил. Там еще выгравировано внутри: «Нэнси с любовью».
— Ты уверена, что не оставила его где-нибудь? — спросила Бесс.
— Абсолютно.— У Нэнси защемило сердце.— Я хорошо помню: когда мы шли к дому Хэнка, он был у меня на руке. А теперь его нет...
В дверь постучали. Все трое вскочили, как ошпаренные. Приложив палец к губам, Нэнси пошла открывать. То, что она увидела, заставило ее затрепетать.
В темноте дверного проема стоял Хэнк Мидер...


 
АлександровнаДата: Вторник, 10.01.2012, 19:35 | Сообщение # 9
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
ОПАСНЫЙ ФИНИШ
Нэнси смотрела на его злое лицо и чувствовала, что ее начинает трясти. «Он знает, что я была у него дома,— мелькнуло у нее в голове.— Как мне теперь оправдываться?»
— Миссис и мистер Розье просят вас троих явиться к ним в офис,— произнес Хэнк.
— Чт-т-то? — заикаясь, переспросила Нэнси. Их на самом деле вызывают — или это просто уловка, чтобы выманить их из дому?
— Я же сказал: Розье хотят видеть вас,— повторил Хэнк.— Послушайте,— продолжал он раздраженным тоном.— У меня на конюшне кобыла вот-вот ожеребится. Я не собираюсь всю ночь бегать на посылках. Вы пойдете или нет?
— У него там действительно кобыла беременная,— вмешалась Бесс.— Ее зовут Бенита, и...
— Да-да, хорошо,— сказала Нэнси.— Мы пойдем...
Возможно, Хэнк говорит правду... Но зачем они трое понадобились Розье?
Хэнк возглавлял процессию, направляющуюся в сторону главного корпуса. Фонтан с наступлением темноты искусно подсвечивался спрятанными в кустах лампами, сейчас его мягко струящийся каскад сверкал в облаке серебряной пыли.
Войдя в офис, девушки увидели, что супруги Розье действительно ждут их.
— Мерси, Хэнк,— сказала Жаклин.— Можешь идти.
Хэнк притронулся пальцем к шляпе и удалился. Нэнси была крайне озадачена. Неужели Розье узнали, чем занимались сегодня подруги? Неужели их выдворят из «Солэра»?..
— Я пригласила вас, потому что мы получили вести о Ким Форстер,— начала Жаклин.— Я уже рассказала об этом сотрудникам, а утром сообщу отдыхающим. Однако я знаю, что вы трое особенно беспокоились о ней.
— Ее нашла «Служба поиска и спасения?» — нетерпеливо спросила Джорджи.
— Нет... И, как оказалось, не было никакой необходимости ни искать, ни спасать ее,— ответила Жаклин.— Сегодня мы получили от нее вот это.— Она протянула напечатанное на машинке письмо. Нэнси прочла его вслух.
Дорогие Жаклин и Лорэн,
хочу сообщить вам, что со мной все в порядке. Меня унесло потоком, но я уцелела. Правда, я чуть не утонула. Довольно неприятное происшествие, особенно для «специалиста по дикой природе». Мне необходимо какое-то время, чтобы все осмыслить, поэтому я пока не вернусь в «Солэр». Собираюсь провести несколько недель в Фениксе, похожу по музеям, полюбуюсь достопримечательностями. Буду признательна, если вы сохраните до моего возвращения почту и вещи. С наилучшими пожеланиями,
Ким Форстер.
Нэнси еще раз прочла письмо. Что-то в нем было не так...
— Вы уверены, что это ее подпись? — спросила она Розье.
— Конечно,— кивнул Лорэн.— Это легко доказать.— Он повернулся к ящику с картотекой, вытащил отпечатанный на машинке бланк и протянул его Нэнси. Это была личная карточка Ким Форстер, заполненная при поступлении на работу. Подпись была та же, что и на письме.
— Значит, у нее все хорошо? — улыбаясь, спросила Бесс.
— Да, все хорошо,— повторила Жаклин, убирая карточку Ким на место.— Конечно, нам будет ее не хватать... Это весьма легкомысленно с ее стороны— покинуть нас в разгар сезона. Но мы искренне рады, что она жива и здорова. А теперь, девушки, возвращайтесь в бунгало и спокойно отдыхайте. Алан ждет вас, он вас проводит.
«Почему у меня ощущение, что нам дурят голову?» — подумала Нэнси.
— Жаклин,— произнесла вдруг она, подчиняясь какому-то внезапному импульсу.— Вам ничего не говорит такое слово: «Женее»?
— Естественно, говорит. Это французское слово, значит — «молодость»,— ответила Жаклин.
— Нет, я имею в виду косметическую фирму «Женес»,— сказала Нэнси.— Вы когда-нибудь слышали о ней? Может быть, когда жили в Париже?
Жаклин тихо засмеялась.
— Когда я жила в Париже, я была манекенщицей и, конечно, пользовалась всякой косметикой, какую предлагал рынок. Но никогда не могла отличить одну марку от другой. Гримеры тратили массу времени, чтобы подготовить меня для съемок,— вот это я помню прекрасно.
— А вы, Лорэн? — настойчиво продолжала Нэнси.— Может быть, вы что-нибудь слышали о «Женес»?
— Боюсь, что нет,— ответил Лорэн и, мягко взяв Нэнси за локоть, повел к двери.— Спокойной ночи, мадемуазель.
Нэнси совсем упала духом, увидев на улице Алана с огромным псом.
— Bon soir, Алан,— проговорила Бесс по-французски.
— Bon soir,— улыбнувшись, ответил тот.
— Когда она успела выучиться французскому? — шепнула Джорджи, обращаясь к Нэнси. Та пожала плечами и повернулась к Алану.
— Спасибо, конечно, за любезность, но мы и сами прекрасно найдем дорогу.
— Я в этом не сомневаюсь,— ответил Алан.— Но мы в «Солэре» считаем своим долгом охранять наших гостей круглые сутки.
— И создавать у них ощущение, будто они под надзором,— пробурчала Джорджи, когда все четверо двинулись в сторону их бунгало.— Посмотрите!— Она показала на несколько темных фигур вдали.— Сотрудники патрулируют территорию, да еще с собаками! Вы что, ребята, готовитесь к вооруженному нападению?
— Обычные меры безопасности,— сказал Алан.— Пожалуйста, не беспокойтесь. Уверяю вас, это делается для вашего же блага.
«От Алана, пожалуй, узнаешь не больше, чем от Лорэна, а уж правды тем более не добьешься,— думала Нэнси.— Ну что ж, раз он навязался провожать их, почему бы ей не воспользоваться этим и не попробовать выудить из него кое-что».
— А как дела у Уитни? — спросила она как бы между прочим.
— Уитни растянула связки на плече,— ответил Алан.— Какое-то время будет испытывать определенные неудобства, но вообще доктор Биней сказала, что рука скоро заживет... Мне кажется, Уитни собирается завтра уезжать домой.— Они подошли к бунгало.— Крайне неприятный случай...
— Если считать это случаем,— перебила его Нэнси.
Алан метнул на нее взгляд, выражавший нечто, похожее на уважение; но слова его прозвучали предостерегающе:
— Я бы вам посоветовал, мисс Дру, держать свое мнение при себе.
Девушки вошли в комнату, и Джорджи с треском захлопнула дверь перед носом Алана.
— Джорджи! — возмутилась Бесс.— Ну нельзя же быть такой невоспитанной!..
— Это я невоспитанная? — поразилась Джорджи.— Да ведь он только что угрожал Нэнси, а ты меня называешь невоспитанной!
— И вовсе не угрожал,— запротестовала Бесс.
— Не время сейчас обсуждать, воспитанный Алан или невоспитанный,— одернула их Нэнси.— Мне надо сделать один звонок, пока я не забыла...
Она сняла трубку и набрала номер, который увидела на личной карточке Ким. На другом конце провода включился автоответчик; он сообщил, что Нэнси попала в дом Форстеров. Нэнси вздохнула и назвала свой номер, надеясь, что кто-нибудь из семьи Ким вернется-таки домой в обозримое время.
Телефон зазвонил спустя несколько часов, когда подруги уже засыпали.
— Миссис Форстер?—с нетерпением схватила трубку Нэнси.
— Нет,— сухо ответили в трубке.— Это твой родной отец, если ты не возражаешь.
— О, папа! — воскликнула Нэнси.— Я просто не думала, что ты так быстро ответишь.
— Знаешь, все это звучало так серьезно,— сказал Карсон Дру,— Я сразу же связался тут кое с кем, а потом позвонил в Париж — и кое-что выяснил. Во-первых, проверил Розье. Двое из них владеют первоклассным курортом на острове Святого Мартина, который тоже называется «Солэр». Это явно то самое место, где Лорэн производит свою косметическую продукцию.
— Папа, об этом написано во всех рекламных проспектах о «Солэре»,— произнесла Нэнси со вздохом.— Ты узнал, чем они занимались до Святого Мартина?
Отец засмеялся.
— Ну, здесь дела поинтересней. Лет за пять до того, как Розье обосновались на острове Святого Мартина, Жаклин оставила свою прежнюю профессию — хотя к тому времени была самой знаменитой манекенщицей в Париже. Тогда она еще не была замужем за Лорэном, и ее все знали просто как Жаклин. После этого она словно в воду канула. О ней никто не слышал вплоть до того момента, как три года назад она появилась вместе с Лорэном на Святом Мартине, купив там старый курорт и открыв первый «Солэр»...
— А Лорэн? — спросила Нэнси.
— О нем практически ничего,— ответил Кар-сон Дру.— Все, что я нашел, это брачное свидетельство.
— А Хитер Синклер?
— Пять лет назад она и еще несколько жен- 8 щин судились с «Женес». Хитер от их туши действительно подхватила какую-то жуткую глазную инфекцию и постепенно ослепла. А у другой американки, молодой манекенщицы, которая в то время работала в Париже, от крема «Женес» началась такая аллергия, что ее кожа покрылась страшными шрамами. Естественно, ее карьера была загублена. «Женес» оплатила расходы на лечение и обещала изрядную компенсацию. Но ее так никто и не выплатил.
— Почему? — спросила Нэнси. Ее любопытство все возрастало.
— А потому, что в один прекрасный день фирма «Женес» испарилась. Вчера была, а сегодня — нет. Офис опустел, банковские счета оказались закрытыми, служащие ушли.
— А кто был владельцем фирмы?
— Один химик, по имени Пьер Денон, который тоже бесследно сгинул,— ответил Карсон Дру.— Его машина сорвалась с утеса. Тело его так и не было найдено.
— Папа,— тихо сказала Нэнси.— А тебе не кажется, что Пьер Денон стал Лорэном Розье?
— Я сам об этом подумал,— ответил отец. У Нэнси был в запасе еще один вопрос.
— А что случилось с Хитер Синклер?
— Здесь тоже загадка,— ответил мистер Дру.— Она вернулась в Соединенные Штаты. Известно еще, что ее отец, Генри, продал свое ранчо. Никаких других сведений о них в Аризоне нет. Я еще поработаю в этом направлении.
— Спасибо за помощь, пап,— сказала Нэнси.— Я дам тебе знать, если что-нибудь еще всплывет.
Она положила трубку и взглянула на подруг. Обе крепко спали. Придется подождать до утра... Но уж завтра она выложит им все новости. Может, оно и к лучшему — ей надо хорошенько подумать и сложить все кусочки в цельную картину.
Когда Нэнси проснулась, Бесс была уже на ногах. В спортивном костюме она лежала на полу и по очереди поднимала ноги. Похудела она заметно, зато под глазами появились черные круги. Для человека, который только что встал с постели, Бесс выглядела слишком измученной.
— Не рано ты начинаешь? — пожалела ее Нэнси.
— Не могу терять время,— отозвалась Бесс.— Алан дал мне специальный комплекс для тонуса и сбрасывания веса. Если не стану заниматься, то не похудею.
Нэнси поднялась с кровати и потянулась за одеждой.
— Но у вас с ним и так уже весь день расписан: тренировка на тренировке... Ты не перетрудишься?
— Алан сказал: «Прислушивайся к своему телу. Оно лучше знает»,— убежденно сказала Бесс.— Мое тело сейчас говорит, что ему хочется сбросить лишнее. Эти упражнения — просто фантастика!
Джорджи села в кровати и швырнула в Бесс подушкой,
— Бесс, ну хватит!
Бесс подняла подбородок.
— Тебе просто завидно, что я больше тебя занимаюсь.
— Наверное, ты права.— Джорджи вздохнула и встала с кровати.— Может, мне действительно стоило бы заниматься побольше, а им переименовать это место в курорт «Вкалывай, пока не загнешься»...
Часом позже, после завтрака, которым не наелся бы и лилипут, девушки явились в спортзал, где уже собралась небольшая группа мрачных от недоедания мужчин и женщин.
— Всем доброе утро! — приветствовал их Алан.— Сегодня мы начнем занятия маленькой пробежкой на свежем воздухе.
— Маленькой пробежкой? — эхом отозвалась одна из женщин.— Да у вас территория больше ста акров!
Не дожидаясь приглашения, Ронда Уилкинс начала бег на месте. Она выглядит еще хуже, чем Бесс, подумала Нэнси.
— Бе-е-гом! — скомандовал Алан, и вся компания вывалилась на улицу. Хотя Алан с самого начала задал очень высокий темп, бежать на свежем воздухе было приятно. Утро еще хранило прохладу, слышался громкий щебет птиц, на фоне ясного чистого неба зелень гигантских кактусов выглядела особенно сочной. Алан бежал впереди. Сначала он вел их вокруг главного корпуса, мимо кортов, потом— вдоль конюшен, к дому Хэнка и, наконец, вниз по дорожке, к главным воротам.
Даже Нэнси немного запыхалась, когда показались два высоких деревянных столба с вывеской между ними. Бесс немного отстала, зато Джорджи бежала легко; теперь она возглавляла группу. Нэнси видела, как подруга прибавила скорость и еще больше увеличила отрыв, оставив всех позади. Когда Джорджи вбежала в ворота, Алан махнул ей, и она остановилась. Стараясь расслабиться, Джорджи наклонилась, уперевшись руками о колени, и стала ждать остальных.
Нэнси тоже была бы рада остановиться и передохнуть. Ее мучила жажда, каждый новый шаг давался все с большим трудом. Но честолюбие не позволяло ей сдаться. Во что бы то ни стало она добежит!.. А тут еще Мелина вдруг обогнала ее и пронеслась мимо, вперед. Нэнси заскрежетала зубами. Да, эта Мелина просто непредсказуема...
Наконец Нэнси почти добралась-таки до ворот, дыша при этом так громко, что, как ей казалось, ее было слышно в Техасе. Алан стоял в стороне, глядя на секундомер. Он нахмурился и крикнул Нэнси:
— Давай! Прибавь скорость! Еще рывок!..
Команда была такой идиотской, что Нэнси почувствовала, как закипает от злости. Гнев придал ей энергии. Она ворвалась в ворота и тут же остановилась как вкопанная, увидев на лице Мелины застывший ужас. Секундой позже раздался оглушительный треск и пронзительный женский крик...


 
АлександровнаДата: Вторник, 10.01.2012, 19:37 | Сообщение # 10
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
ЖИВЫ, НО НЕ ЗДОРОВЫ
Нэнси оглянулась. Тяжеленная вывеска с грохотом рухнула на землю, по чистой случайности не задев ее и стоявшую рядом Ронду Уилкинс. Ронда вскинула к лицу руки. Это она так дико кричала.
— Вам лучше присесть,— сказал Алан. Взяв Ронду за руку, он бережно подвел ее к большому камню у края дороги.— Вы очень запыхались. Постарайтесь отдышаться...
Нэнси наклонилась над упавшей вывеской. Судя по всему, она крепилась к перекладине ремнями из сыромятной кожи. Может, кожа сгнила?.. Нэнси вгляделась внимательней — и по спине у нее побежали мурашки... Оба ремня были наполовину перерезаны, а сила тяжести довершила дело: кожа лопнула, и вывеска грохнулась вниз. Все это очень напоминало историю с тренажером...
Нэнси подняла глаза на Алана, который все еще утешал Ронду.
— Мне кажется, вам стоит взглянуть вот на это,— сказала, обращаясь к тренеру, девушка.
Алан подошел и осмотрел обрывки кожаных ремней.
— Вы и теперь станете утверждать, что это несчастный случай? — тихо сказала ему Нэнси.
— Я... видите ли...— замялся Алан.
— Что же это такое происходит? — громко, возмущенно заговорила Мелина.— Сначала Уитни, теперь... Вы что, решили нас всех покалечить? Вы намеренно привели нас сюда, к этим воротам!..
— Все гораздо проще: от спортзала до главных ворот — ровно полторы мили,— стал объяснять Алан, к которому вернулось самообладание.— Мы всегда устраиваем первую пробежку по этому маршруту, и никогда ничего подобного не бывало...
— Ничего подобного? А тренажер?..— напомнила Джорджи.
Алан бросил на нее острый взгляд, но сказать ничего не успел, повернув голову на звук подъехавшего серебристого «мерседеса». Лицо его покраснело.
— Очень вовремя,— пробормотал он.— Сейчас мне только визита Жаклин не хватает...
Действительно, из «мерседеса» появилась сама хозяйка.
— Что случилось с вывеской? — спросила она; в голосе ее звучали истерические нотки.— Почему она валяется среди дороги?.. Как теперь прикажете ездить?..
Алан принялся что-то объяснять ей по-французски.
Но Жаклин резко оборвала его и, вернувшись к машине, вызвала по телефону Хэнка Мидера. Нэнси слышала, как она приказала ему пригнать грузовик и убрать вывеску. Затем обернулась к отдыхающим.
— Я должна принести вам свои извинения. Не знаю, как это могло произойти... Слава Богу, никто из вас не пострадал. Сейчас возвращайтесь с Аланом в спортзал, а мы позаботимся, чтобы впредь подобные инциденты были исключены.
— Я вам не верю! — сердито сказала Мелина.— Вчера несчастный случай произошел в гимнастическом зале, сегодня — здесь. Сколько это еще будет продолжаться? И почему мы должны подвергаться риску из-за «подобных инцидентов»? «Солэр»— опасное для жизни место. И вы это знаете!
— Это не так... — сказала Жаклин, и Нэнси заметила, что голос ее дрожит.
Мелина повернулась и зашагала в сторону спортзала, остальные гурьбой двинулись за ней.
Нэнси, Джорджи и Бесс уходить не спешили.
— Жаклин,— обратилась к ней Нэнси.— Это не было случайностью. Вы видели, как подрезана кожа?..— Жаклин кивнула, стряхнув с лица прядь серебристых волос.— Как вы думаете, чьих это рук
дело?
— Не знаю,— ответила женщина, косясь на вывеску.— У нас никогда не было врагов. Может, кто-то завидует нашим успехам?..
Объяснения эти не показались Нэнси слишком убедительными.
— Вы никого конкретно не подозреваете? Жаклин отрицательно покачала головой.
— Никого.— Она подняла голову.— Спасибо вам за участие. Теперь, боюсь, мне пора идти.— И прежде чем Нэнси успела что-либо вымолвить, француженка села в свой «мерседес», объехала валявшуюся на земле вывеску и укатила.
— Бедняжка,— произнесла Бесс.— По-моему, она от всего этого просто в шоке.
— Не думаю,— отрезала Нэнси.— Уверена, она прекрасно знает, что здесь происходит, но боится признать это.
После полудня девушки надели купальники, чтобы идти в бассейн; вдруг раздался телефонный звонок.
— Я возьму трубку,— сказала Нэнси.
— Мисс Дру? — спросил незнакомый голос.— Это Рут Форстер. Вы мне звонили.
— Да-да! — воскликнула Нэнси.— Ваша дочь, Ким, вчера прислала Розье письмо, и я хотела узнать: вы тоже в курсе дела?
— Она вчера утром звонила мне,— ответила Рут Форстер.— У меня камень с души свалился, когда я услышала ее голос...
— А откуда она звонила? — с любопытством спросила Нэнси.
— Из Тусона, насколько я поняла,— ответила миссис Форстер.— Сама я живу в шестидесяти милях от города. Ким рассказала, что попала в какую-то лавину, а может, наводнение... но смогла выбраться. Что она вся в синяках, и вообще ей надо прийти в себя, чтобы вернуться к цивилизации. Слава Богу, для нее все это — родная стихия.
— Ким сказала, куда она собирается потом? — спросила Нэнси.
— Нет. Но объявила мне, что уволилась с работы, потому что хочет немного отдохнуть.
— Мне кажется, она мечтала съездить в Феникс,— осторожно сказала Нэнси.— Так, во всяком случае, написано в письме.
— В Феникс? — изумленно переспросила миссис Форстер.— Вы шутите?
— Она сама об этом пишет,— ответила Нэнси.
— Моя дочь терпеть не может Феникс,— возразила мать Ким.— Она говорит, он у нее вызывает несварение желудка.
— Ким собиралась походить по музеям,— объяснила Нэнси.
— По каким музеям? — в голосе миссис Форстер звучали недоумение и растерянность.— С тех пор, как ей исполнилось десять лет, мне ни разу не удалось затащить ее ни в один музей. Ким всегда была слишком подвижной, чтобы провести хотя бы короткое время в помещении. Она чувствует себя счастливой только в горах или в лагере под звездами... По музеям!.. Разве что шок, который она перенесла, так изменил ее образ мыслей... Нет, я просто отказываюсь что-нибудь понимать.
Нэнси немного поболтала с миссис Форстер, потом положила трубку и молча села на край кровати. Ей надо было разобраться в том, что она услышала.
— Что случилось, Нэн? — позвала ее Бесс.— У тебя такое странное лицо.
— Да-да...— очнувшись, проговорила Нэнси.— Хорошая новость — Ким жива! Во всяком случае, была жива вчера утром. Она звонила домой, матери. Но вот что странно: миссис Форстер представить не может, чтобы Ким собиралась в Феникс, да еще осматривать тамошние музеи. Она сказала, что это абсолютно не вяжется с характером дочери.
— Может, Ким решила поработать над своим кругозором,— предположила Бесс.
— Или...— медленно произнесла Нэнси,— кто-то заставил ее написать такое письмо Розье. А потом позвонить матери и сказать, что с нею все в порядке.


 
АлександровнаДата: Вторник, 10.01.2012, 19:37 | Сообщение # 11
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
ПРЕДАТЕЛЬСКАЯ УЛИКА
— Ты хочешь сказать, что про Феникс и про музеи — это все неправда? — обескураженно смотрела на нее Бесс.
— Очень может быть,— ответила Нэнси.— Я думаю, Ким вставила в письмо эту чепуху с одной целью: кто-нибудь из тех, кто ее знает, насторожится, увидев в этом явную несуразицу. Это письмо — крик о помощи.
— Ты по-прежнему считаешь, что Хэнк имеет какое-то отношение к ее исчезновению? — с беспокойством спросила Джорджи.
— Более, чем когда бы то ни было,— кивнула Нэнси.— Клетчатая рубашка — тому доказательство. И потом, у меня есть подозрение, что подлинное имя Хэнка Мидера — Генри Синклер.
— А зачем Генри Синклеру притворяться Хэнком Мидером? — поинтересовалась Бесс.
— Вот зачем,— объяснила Нэнси.— Если Лорэн — это Пьер Денон, то ясно, что он никогда не возьмет на работу человека, чье имя связано с судебным процессом, разорившим его фирму.
— И все-таки я не могу понять,— не соглашалась Бесс.— Если Генри Синклер считает, что его дочь ослепла из-за косметики Пьера Денона, то разве будет он на него работать?
— Когда ты на кого-то работаешь, ты общаешься с хозяевами каждый день... Они все на виду. ты узнаешь их привычки и слабости, достоинства |и недостатки,— втолковывала подруге Нэнси.
— Кажется, я понимаю, что ты имеешь в виду,— сказала, поежившись, Джорджи.— Потрясающий способ...
— Способ чего? — не унималась Бесс. Нэнси грустно улыбнулась.
— Изощренной мести.
Бесс как стояла, так и плюхнулась на кровать. Ее голубые глаза были широко раскрыты, в них застыл ужас.
— Это... кошмар!..— выдохнула она.
— Я чувствовала, что вредительством здесь занимается именно Хэнк,— продолжала Нэнси.— Не исключено, что он даже шантажирует супругов Розье. Возможно, этим и объясняется усиленная охрана и патрули. А вот Розье, по-видимому, понятия не имеют, кто стоит за всем этим.
— Но если Хэнк мстит Розье, зачем ему похищать Ким? — допытывалась Джорджи.
— Вероятно, Ким вычислила, что все несчастные случаи — дело рук Хэнка,— сказала Нэнси,— |и он не мог позволить, чтобы она разрушила его планы.
— И где же тогда Ким сейчас? — робко спросила Бесс.— Ей, должно быть, грозит страшная опасность.
— Не думаю, чтобы Хэнк прятал ее на территории курорта,— задумчиво произнесла Нэнси.— У меня ужасное ощущение, что она где-то далеко от «Солэра».
— Может, ситуация уже созрела, чтобы обратиться в полицию?— сказала Джорджи. Нэнси кивнула.
— Но сначала я все же хочу поговорить с Жаклин.
Жаклин вернулась в «Солэр» лишь около трех часов пополудни. Нэнси ждала ее в офисе.
— Могу я поговорить с вами несколько минут наедине? — спросила она.— Это очень важно...
Жаклин пожала плечами и показала Нэнси на дверь своего кабинета. Нэнси вошла — и оказалась в комнате, отделанной слоновой костью и выдержанной в бледно-зеленых тонах.
На рабочем столе Жаклин стояла ваза с букетом благоухающих белых лилий. Как и сама хозяйка, офис был холоден, элегантен и поразительно красив.
— Минеральной воды? — предложила Жаклин и открыла деревянную дверцу небольшого шкафчика, за которой скрывался маленький бар-холодильник.
— Благодарю,— сказала Нэнси, беря стакан.
— Итак, что это за важная тема? — спросила наконец Жаклин.— Вы же знаете, самое важное для меня: чтобы все наши гости чувствовали себя в «Солэре» счастливыми.
Нэнси глубоко вздохнула.
— На курорте кто-то занимается саботажем,— начала она.— И я знаю, кто к этому причастен. Думаю, вам следует немедленно обратиться в полицию, пока кто-нибудь серьезно не пострадал.
Жаклин чуть заметно улыбнулась.
— Может быть, все не так страшно, как вы считаете,— произнесла она.
— Вопрос точки зрения. Моя подруга получила по голове и потеряла сознание; другая женщина растянула связки; нас с Рондой Уилкинс чуть не прибило вывеской, упавшей с главных ворот; а Ким Форстер похищена,— горячо стала перечислять Нэнси.— Чего вы ждете еще?
— С Ким все в порядке,— тихо сказала Жаклин.— Я же вчера показывала вам ее письмо, и...
— Если бы вы знали о ней больше, то сразу поняли бы, что письмо это — крик о помощи,— перебила ее Нэнси.— Ким ненавидит Феникс и никогда не ходит в музеи. Кто-то заставил ее написать это письмо, а она специально наплела и про Феникс, и про музеи, чтобы подать сигнал бедствия.
— Мисс Дру,— спокойно сказала Жаклин,— я не сомневаюсь в ваших благих намерениях... Но должна сказать вам: вы суете нос не в свое дело. Я думаю, что у вас... как это по-английски?—слишком разыгралось воображение...
— Зато у вас могут возникнуть слишком серьезные проблемы,— с досадой ответила Нэнси.— Вы рискуете потерять клиентов, если не примете меры и не положите конец этим безобразиям. Уитни угрожает судебным разбирательством. Мелина сегодня утром была крайне взбудоражена. Вы можете не верить тому, что я говорю насчет Ким... но... неужели вам безразлична репутация «Солэра»?
Жаклин встала. В ее зеленых глазах вспыхнул огонь.
— Мне больше нечего вам сказать, мисс Дру. Хочу лишь предупредить: если вы хотите остаться
«Солэре», прекратите совать нос куда не надо...
Нэнси тоже встала. Поставив стакан и не произнеся ни слова, она вышла из кабинета.
Подруг она нашла в одной из открытых ванн «джакузи».
— Давай, присоединяйся! — крикнула Бесс.— Так здорово расслабляет!
— Как твой поход? — спросила Джорджи.— Что она сказала насчет Ким?
— Эта женщина не восприняла ни одного моего слова,— с горечью ответила Нэнси.
— Это ужасно! — огорченно произнесла Бесс. Нэнси вздохнула.
— Да уж... А что у вас?
— Я ездила верхом,— начала Бесс.— В этом деле Хэнк, конечно, на высоте. Лошади — его стихия. Он сказал мне, что когда-то у него было свое ранчо.
«Точно как у Генри Синклера»,— подумала Нэнси.
— Потом я вернулась в спортзал, заниматься с Аланом,— продолжала Бесс.— Угадай, какая у меня радость? Я сбросила еще три четверти фунта!
— А я играла в теннис с Лизетт,— сказала Джорджи.— Она — потрясающий мастер.
Нэнси почувствовала легкий укор совести.
— Ну что ж, похоже, вам обоим здесь совсем неплохо. Не хотелось бы мне все это разрушать.
— Ты о чем? — спросила Бесс.
— Я попыталась поговорить с Жаклин начистоту,— сказала Нэнси.— Теперь им известен мой интерес к делам в «Солэре». Они с Лорэном явно что-то скрывают, так что я теперь здесь не самый желанный гость. Будем надеяться, на вас это не навлечет неприятностей...
— Да полно тебе!.. Ничего с нами не случится,— утешила ее Джорджи.— Если мы выживем после экзекуций Алана и не помрем от этой кроличьей кормежки, то остальное нам — детские игрушки.
Нэнси оценила попытку Джорджи подбодрить ее, но тревога за подруг не уходила... Теперь она никому в «Солэре» не доверяла, особенно же супругам Розье, Хэнку и Алану. Хотя... может, она слишком сгущает краски?..
— Бесс,— сказала она,— ты до сих пор считаешь, что Розье и весь их штат ни в чем> что здесь происходит, не замешаны?
Бесс вылезла из ванны и, немного поколебавшись, ответила:
— Я думаю, клетчатая рубашка — довольно весомое доказательство, что Хэнк был на водопаде, когда исчезла Ким. А что касается Розье и Алана... да, иногда они ведут себя странно... Но ведь закон говорит, что до решения суда ни один человек не может считаться виновным.
— Тут ты права, Бесс,— согласилась Нэнси.— У меня много версий относительно того, что здесь творится... Но сейчас мне нужны веские и однозначные доказательства...
— Давайте-ка переменим тему? — перебила ее Джорджи.
На дорожке появился Алан.
— О чем щебечем? — спросил он, подходя к девушкам.— Стоило мне отвернуться, как эта троица уже лодыря празднует.
— Это для равновесия,— парировала Джорджи.— Знаете: работа — игра, напряжение — расслабление, овощи — шоколад...
— Да-да,— усмехнулся Алан.— Ну ладно, я отправляюсь в бассейн. Через полчаса там будет урок водной аэробики. Надеюсь увидеть всех троих.
Когда он ушел, Джорджи вылезла из ванны и потянулась за полотенцем.
— Этот тип способен даже простое купание превратить в тяжкий труд!.. Хорошо, хоть на вечер запланированы какие-то развлечения.
— Правда! — воскликнула Нэнси.— Я совсем забыла, что сегодня мы едем в Старый Тусон! Никогда не думала, что с таким удовольствием отправлюсь смотреть этот сохранившийся уголок Дикого Запада... Да и чего стоит возможность смотаться куда-то, где есть шанс нормально поесть...
— Ах, хот дог, гамбургер, жареный картофель...— мечтательно произнесла Джорджи.
— Пломбир с карамельным сиропом, шоколадный торт,— добавила Нэнси.— И жареная курица с хрустящей корочкой...
Бесс решительно вскочила. В этот момент она очень походила на какую-нибудь святую великомученицу... Только трудно было сказать, на какую именно.
— Я даже слушать вас не хочу...— заявила она.
Нэнси и Джорджи прыснули.
— Мы тебе потом все расскажем. В красках...
Когда Бесс и Джорджи ушли на водную аэробику, Нэнси решила прогуляться по территории курорта. Не то чтобы она надеялась обнаружить какие-нибудь улики. Просто пора было поразмыслить, разобраться в накопившихся фактах...
Нэнси направилась к северу, в сторону гор. В разное время суток, в зависимости от положения солнца, причудливая игра света и тени на склонах меняла облик гор до неузнаваемости. Перед ней, смешно выбрасывая в стороны длинные задние ноги, пересек тропинку заяц-русак.
Нэнси почти дошла до конюшни, когда к ней на взмыленном мерине подъехал Хэнк Мидер.
— Добрый день, мисс Дру,— сказал он, натягивая поводья.
— Хэлло,— ответила Нэнси, про себя удивляясь, как это он остановился и заговорил с ней.
— Н-да-а-а,— протянул Хэнк.— И чего только бывает у нас на Западе... В одном месте что-то пропадает, в другом — неожиданно появляется.
Что-то говорит, это все местная шпана, другие сваливают на ветер...
— О чем вы? —недоуменно спросила Нэнси.
— Вот, к примеру,— продолжал он, как бы слыша ее вопроса,— не далее как сегодня утром взглянул я на пол и вижу: там что-то валяется...
У Нэнси заколотилось сердце, когда Хэнк вытащил из кармана изящный серебряный браслет, который когда-то ей подарил Нэд.
— «Нэнси с любовью»,— прочитал Хэнк.— Это случайно не ваша вещица?
— Это подарок моего приятеля,— ответила Нэнси как можно спокойнее.— Спасибо, что нашли.— Она протянула руку, но Хэнк отдернул браслет.
— Я нашел эту штуку у себя в спальне,— проговорил Хэнк негромко, но со значением.— Как я уже сказал, много странностей происходит на Западе, так что я не собираюсь поднимать шумный скандал.
Нэнси чувствовала, что у нее начинают дрожать коленки... Но она была совсем поражена, когда Хэнк вдруг отдал ей браслет.
— Хочу вас предупредить, мисс Дру. Впредь не допускайте, чтобы ваши вещи оказывались в моем доме. И не только потому, что не получите их обратно. Обещаю: потеря драгоценностей покажется вам просто пустяком...


 
АлександровнаДата: Вторник, 10.01.2012, 19:39 | Сообщение # 12
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
ОПАСНАЯ МИССИЯ
По дороге в Старый Тусон Нэнси только и думала, что о разговоре с Хэнком. Она едва успела прийти в себя, когда автобус начал медленный, крутой подъем на перевал.
Мысли Нэнси были поглощены Хэнком Мидером, который сидел сейчас за рулем. Все говорило ей, что Хэнк — вовсе не Хэнк, а Генри Синклер... Но как это доказать? Еще раз забраться к нему в дом, поискать какое-нибудь свидетельство?.. «Пожалуй, это все же не лучший выход,— решила она.— Особенно теперь, когда он нашел ее браслет у себя в комнате».
Или забыть про Генри Синклера и сосредоточиться на поисках Ким Форстер? Можно, конечно, пойти в полицию и показать фотографию с клочком клетчатой рубашки... Но неизвестно, как они там к этому отнесутся, особенно если принять во внимание жизнерадостное письмо, собственноручно подписанное Ким Форстер?.. Где она сейчас?.. Может быть, ей грозит смертельная опасность?.. Наверно, она совсем запугана?.. А что, если она скрылась по собственному желанию?..
Наконец Хэнк завел автобус на стоянку в Старом Тусоне. Желающих поехать на экскурсию оказалось так много, что пришлось снарядить еще один автобус, за рулем которого сидела Лизетт, а также почтовый фургон, который вел Алан.
— Ты посмотри, какой живописный антураж! — воскликнула, выходя из автобуса, Джорджи и показала в сторону живой изгороди из кактусов, огораживающих стоянку.— Они даже парковку сделали в духе старинного форта.
Войдя в город через главные ворота и пропустив ярко выкрашенный допотопный паровоз, гордо пропыхтевший мимо, экскурсанты преодолели железнодорожные рельсы и ступили на пыльную улицу, по обеим сторонам которой тянулись двухэтажные деревянные дома и коновязи. Артисты в костюмах покорителей Дикого Запада или солдат кавалерии, танцоры и прочий ряженый люд расхаживали по улицам, смешавшись с туристами.
— Слушайте, мне все это что-то очень напоминает,— озадаченно проговорила Бесс.
— Наверно, насмотрелись фильмов и всяких шоу по телевизору,— усмехнулся Хэнк.— Кстати, кроме увеселительного парка «Старый Тусон», тут есть и съемочная площадка. Голливуд снимает в Тусоне вестерны с 1939 года.
Нэнси увидела улочку, которую перегораживала веревка с табличкой: «Проход запрещен».
— Они что, и сейчас снимают?
— Совершенно верно, мэм,— растягивая слова, ответил ей симпатичный молодой человек в ковбойском костюме и приподнял шляпу.— Минут через пятнадцать на ваших глазах произойдет ограбление дилижанса. Грандиозная сцена! Потом я его подожгу, и он на полном ходу слетит со скалы.
Алан вышел вперед и обратился к группе:
— Сейчас у вас есть возможность самостоятельно погулять по городу. Встречаемся в девять вечера на автостоянке.
— Лично я — прямым курсом в кафе «Койот»,— торжественно объявила Джорджи.— Это как раз то, чего мне не хватает.
Алан неодобрительно поднял бровь, но от комментариев воздержался.
— Я с вами,— проникновенно сказал мистер Харпер, радуясь, что нашел родственную душу. Миссис Харпер взяла мужа под руку.
— Я тоже. Уж на что я нетребовательный человек...
— А я не могу...— тоскливо произнесла Бесс.—
Пойду просто гулять и смотреть достопримечательности.
Нэнси очень прельщал обед в «Койоте», но она была полна решимости побольше разузнать о Хэнке. «Непонятно, правда, можно ли что-нибудь выяснить о человеке, если таскаться за ним по парку аттракционов»,— думала Нэнси, глядя вслед Джорджи и другим отдыхающим, разбредающимся по забегаловкам.
Нэнси подождала, пока Хэнк отойдет на небольшое расстояние; потом увидела, как к нему подошла Мелина Мишель. Они о чем-то тихо заговорили. Бесс, как и следовало ожидать, увязалась за Аланом... Жаль, что нельзя следить одновременно за тем и другим.
«Странная пара»,— подумала Нэнси, глядя на Хэнка и его спутницу. Мелина была одета в свободную юбку и шляпу с широкими полями. Хэнк выглядел как обычно — повседневная рабочая рубаха и джинсы. Она была элегантна, изысканна, он же ничем не отличался от толпы ковбоев, наводнивших Старый Тусон... Между прочим, о Ме-лине никто ничего толком не знал... Интересно, что между ними общего?.. «Ах, не будь снобом!»,— сказала сама себе Нэнси, продолжая следовать за парочкой, которая, казалось, бесцельно бродит, заглядывая то в одну, то в другую дверь: в старинную амбулаторию, салун, банк, школу, а также в многочисленные магазинчики, торгующие ковбойской одеждой и всяческими ковбойскими причиндалами. Они немного постояли у киноафиши, читая, что и где можно посмотреть, потом купили лимонада — и вообще ничем не отличались от остальных туристов. Нэнси готова была признать, что слежка за Хэнком — бесполезная трата времени, но пока не могла отказаться от своей затеи.
Из динамика на столбе прозвучало объявление:
на площади перед старой аптекой через несколько минут будет разыграна сцена перестрелки. Туристы потянулись к аптеке; вместе с ними двинулась и Мелина. Что-то сказав ей, Хэнк развернулся и направился в противоположную сторону.
«Наконец-то!» — подумала Нэнси. Продираясь сквозь толпу, она старалась не выпускать Хэнка из виду. Через какое-то время они вновь оказались у боковой улочки, которая была перегорожена для съемок. К удивлению девушки, Хэнк, не обращая внимания на предупреждающую табличку, словно был одним из членов киногруппы, нырнул под веревку.
Огороженный квартал был безлюден. Как и на главной улице, по обеим сторонам здесь стояли деревянные домики. Вторые их этажи соединены были хрупкими на вид галереями. По крыше проходил общий водосток. В конце улицы виднелся фонтан, за ним — старая церковь в испанском стиле. Возле нее стоял пустой дилижанс...
Нэнси заворожено смотрела, как Хэнк подошел к церкви, открыл массивную дверь и исчез внутри. Может, у него встреча с кем-то?.. А что, если там прячут Ким Форстер?
Нэнси окинула взглядом пустую площадь, подняла взгляд на колокольню... Ей вдруг захотелось звонить в колокол, поднимая народ... Или можно просто закричать, позвать на помощь — на главной улице полно людей... Но тогда она спугнет и упустит Хэнка...
Крадучись, Нэнси подошла к фасаду церкви. Тяжелая створка была приоткрыта. Девушка заглянула внутрь, пытаясь хоть что-нибудь рассмотреть; но там было темно. Если она намерена узнать, зачем явился сюда Хэнк Мидер, придется войти...
Нэнси осторожно толкнула дверь и проскользнула внутрь, оказавшись в темном помещении с высокими потолками. Впрочем, поверить, что это настоящая церковь, было нетрудно. Канделябры на стенах, ряды деревянных скамей, алтарь, фигуры святых... В капелле было пусто и тихо. И — никаких следов Хэнка.
Нэнси заметила сбоку маленькую дверь и медленно направилась к ней... И тут кто-то крепко зажал ей рот, заломив руки за спину...
Нэнси боролась изо всех сил, но через какое-то время во рту у нее оказался кляп; запястья были туго связаны за спиной. Она продолжала сопротивляться, стремясь хотя бы разглядеть своего противника, но надежды ее скоро рухнули: на глаза легла плотная темная повязка.
Потом ее, словно мешок, перекинули через плечо и понесли куда-то. Сквозь повязку пробивался свет; девушка поняла, что она уже не в церкви. Вскоре раздался звук открываемой двери; Нэнси бросили на какую-то твердую деревянную поверхность. Дверь захлопнулась, чьи-то шаги удалились и стихли...
Довольно долго стояла тишина; лишь изредка слышались звуки выстрелов и аплодисментов публики. Нэнси тщетно пыталась освободиться от веревок. Следующее, что она услышала, было ржание лошадей. «Где я?—волновалась Нэнси.— В хлеву? В конюшне?..»
Неожиданно пол под ней заходил, ее прижало к чему-то жесткому. Опять заржали лошади, прозвучал чей-то резкий окрик... Пол снова медленно задвигался и заскрипел...
«Дилижанс!.. — вдруг догадалась Нэнси.— Я в дилижансе...»
Но куда ее везут? Она вспомнила слова актера-ковбоя, который сказал, что будет грабить дилижанс. Только бы он оказался тем самым!.. Тогда он ей поможет...
Но экипаж все катился и катился. Нэнси больше не слышала никаких звуков. Не похоже, что они движутся в центр съемочной площадки. И на главную улицу не сворачивали... У Нэнси упало сердце. Скорее всего, ее увозят из города в сторону гор...
Надежда рухнула окончательно, когда дилижанс резко остановился, и она услышала голос Хэнка Мидера.
— Проверь, чтобы все сработало и трюк вышел как надо,— инструктировал он кого-то.— Когда услышишь выстрел, это будет сигнал. Отцепляй повозку и гони лошадей вправо. Потом успеешь развернуть их и остановиться.
— А что будет с повозкой? — спросил незнакомый голос.
— Дилижанс будет подожжен,— ответил Хэнк.— Так значится в сценарии. Затем рухнет с обрыва. В Старом Тусоне на одну почтовую карету станет меньше.
Нэнси не верила своим ушам. Значит, ей придется сгореть вместе с дилижансом?..
— До свидания, мисс Дру,— сказал Хэнк, подойдя ближе.— Подумать только, вам суждено стать первой в «Солэре», кто погибнет в горящем дилижансе.


 
АлександровнаДата: Вторник, 10.01.2012, 19:39 | Сообщение # 13
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
ПЛАНЫ СОРВАНЫ
— Сцена с дилижансом, дубль первый,— объявил в мегафон женский голос.
Лежа с кляпом во рту и повязкой на глазах, Нэнси делала отчаянные попытки издать какие-нибудь звуки, чтобы привлечь к себе внимание. Ей нужно во что бы то ни стало сорвать эту съемку, прежде чем карета будет подожжена...
Неожиданно Нэнси услышала звук, напоминающий щелканье хлыста в воздухе. Возница что-то крикнул лошадям, и повозка тронулась. Девушку сильно тряхнуло и ударило об пол.
«Ну должен же быть какой-то выход,— в отчаянии думала она.— В дилижансе ведь есть дверь. Надо только найти ее и открыть...— Но Нэнси совершенно не могла двигаться.— Надо постараться»,— говорила она себе. Перекатываясь с боку на бок, она наконец смогла подняться на колени. Было ужасно трудно удерживать равновесие... Нэнси изо всех сил старалась нащупать плечом боковую стенку. Казалось, прошла целая вечность, пока она почувствовала на лице струйку прохладного воздуха. Она нашла дверь! Теперь оставалось только открыть ее!
Нэнси развернулась, уперлась ногами в дверь и изо всех сил толкнула ее. Дверь даже не шелохнулась.
Нэнси вновь услышала щелканье хлыста и тяжелый стук копыт: кони пустились в безудержный галоп. Скоро возница отцепит карету, и лошади поскачут одни. Повозка окажется неуправляемой, а потом ее подожгут... Собрав все силы, Нэнси еще раз пнула дверь. На этот раз в карету ворвался поток воздуха. Дверь открылась!
У Нэнси дико забилось сердце. Хватит ли ей мужества сделать следующий шаг?.. Впрочем, выбора не было! Она должна выброситься из дилижанса на полном ходу.
Нэнси с трудом подтянулась к двери и замерла. Как решиться на такое?..
Вдруг воздух разрезал звук выстрела, заглушивший даже стук копыт. Это — сигнал.
Не раздумывая более ни секунды, Нэнси бросилась в открытую дверь. Она упала в придорожную пыль и покатилась...Кто-то подбежал к ней, раздались изумленные возгласы:
— Кто это? Что это значит?..
— Подождите! Давайте сначала ее развяжем,— отозвался деловитый женский голос.
Через секунду у Нэнси сняли повязку с глаз, вынули кляп, развязали руки. Она села и принялась растирать онемевшие запястья и щиколотки. Она была еще в шоке, но радовалась, что осталась жива.
— Кто вы такая? — спросил мужчина, перерезавший веревки.— И что вы делаете в фильме?
— А, так это был фильм?..— До сознания Нэнси еще не совсем дошло то, что с ней случилось.
— Ну да, фильм. Вернее, эпизод из фильма,— улыбнулась женщина.— Боюсь, такой поворот — связанная девушка на дне дилижанса — не совсем вписывается в сюжет... Извините, но мы, скорее всего, не сможем использовать отснятый материал.— Она протянула Нэнси руку.— Бонни Уолкер, продюсер. Как вы себя чувствуете?
— Вроде ничего,— сказала Нэнси не очень уверенно.
— Нэнси! Что с вами? Что произошло?— послышался взволнованный голос. Это был Алан Жиро. Рядом с ним стояли Бесс и Джорджи.— Мы вас повсюду шцем,— добавил он.
— Если кого-то и надо искать, то исключительно Хэнка Мидера,— заявила Нэнси, отряхивая с себя пыль.— Это он засунул меня в дилижанс.
Бесс побелела.
— Я только что видела Хэнка. Он шел к стоянке...
— Его нужно немедленно поймать,— решительно сказала Нэнси.— Бесс, найди кого-нибудь из охранников и свяжись с полицией! Джорджи, идем!
Алан пытался еще что-то спросить, но Нэнси было не до него. Она поднялась с земли, и они с Джорджи побежали в сторону автостоянки.
Приключение в дилижансе не прошло для Нэнси бесследно. Каждый шаг отдавался болью, тело было покрыто синяками и ссадинами. Но Нэнси превозмогала себя; она была полна решимости поймать Хэнка.
Вдруг она увидела его: он сидел за рулем солэровского автобуса. При звуке заводящегося мотора у Нэнси упало сердце.
— Он уезжает,— сказал Алан.
Нэнси не заметила в спешке, что тренер неотступно следует за ними. Раз уж он здесь, так пускай помогает?..
— Пожалуйста, Алан, мне нужен ключ от фургона,— торопливо сказала она.
— Я не могу вам его дать,— категорически ответил он.
Нэнси беспомощно наблюдала, как автобус с Хэнком медленно тронулся с места и направился к выезду. К счастью, перед ним было еще несколько машин.
Нэнси повернулась к Алану.
— Поймите же,— умоляюще проговорила она.— Хэнк — шантажист, он способен похитить человека, а сегодня чуть не совершил убийство. Мы обязаны задержать его.
Алан вынул из кармана ключи от фургона и схватил Нэнси за руку.
— Ладно. Идемте скорее,— сказал он, увлекая ее за собой.
Нэнси не ожидала такого поворота событий. Это совсем не вписывалось в ее планы. Алан мог быть сообщником Хэнка; ей ни под каким видом нельзя было садиться в машину вместе с ним.
Нэнси подмигнула Джорджи, которая слышала их разговор. Не медля ни секунды, та грохнулась на землю и громко запричитала:
— Ой-ой-ой! Я, кажется, растянула ногу!..
Алан остановился, обеспокоенно глядя на нее. Однако он не успел даже спросить, что случилось: Джорджи выбросила ногу вперед и, подставив Алану подножку, сбила его с ног.
Ключи вылетели у него из рук. Нэнси немедленно их подхватила и побежала к фургону. Джорджи бежала рядом. Прыгнув в машину, девушки закрыли и заперли обе двери.
— Боюсь даже смотреть,— сказала Нэнси, заводя мотор.— Посмотри, Хэнк еще на стоянке?
— Перед ним две машины,— доложила Джорджи.— Зато за ним никого. У нас есть шанс его догнать.
Нэнси дала задний ход, потом рванулась вперед, к выезду...
Неожиданно что-то загородило лобовое стекло, и она оказалась лицом к лицу с Аланом, который лежал на капоте машины.
Нэнси в испуге ударила по тормозам. Ярость на лице Алана сменилась страхом... От неожиданной остановки он начал сползать вниз...


 
АлександровнаДата: Вторник, 10.01.2012, 19:40 | Сообщение # 14
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
В ЦЕНТРЕ НЕИЗВЕСТНОСТИ
Нэнси бросила взгляд на Джорджи.
— Как ты думаешь, он не ранен? — Ее глаза
были полны ужаса.
Девушки, выскочив из кабины, обежали вокруг капота. Алан лежал на земле без признаков жизни.
Нэнси с тревогой склонилась над бездыханным тренером... Но тот вдруг вскочил и крепко схватил ее за руки.
— Вы, самонадеянная, взбалмошная девчонка! — закричал он.— Что вы все время путаетесь у меня под ногами?!
— У вас под ногами?..— Нэнси с силой оттолкнула его. Ее захлестнуло негодование.
— Не смейте трогать ее! — Разгневанная Джорджи шагнула к Алану.
А Хэнк в это время вывел автобус со стоянки и повернул по дороге направо.
— А вы не лезьте не в свое дело! — резко оборвал ее Алан.— Розье наняли меня вашим телохранителем. Дело в том, что кто-то весь прошлый год шантажировал их, а недавно потребовал еще больше денег. Когда Розье отказались платить, на курорте начался саботаж. Жаклин беспокоилась за ваши жизни. Она вычислила, что шантажист либо сам работает на курорте, либо, находясь в тени, использует сообщников из персонала. Вот тогда Лорэн и связался со мной, а потом на курорте был установлен усиленный режим безопасности.
Нэнси была поражена... Хотя... это многое объясняло в подозрительном поведении Алана. И все же она не до конца верила ему. Взглянув на Джорджи, она поняла, что подругу тоже одолевают сомнения.
— Я почти сразу понял, что все эти трюки — дело рук Хэнка Мидера,— продолжал Алан немного спокойнее.— Я слежу за ним несколько недель. Оставалось только схватить его с поличным — но тут влезли вы, Нэнси Дру, и все испортили.
— Я знала, что вы не настоящий тренер,— сказала Джорджи.
— Скажем так: не совсем настоящий,— согласился Алан.— Зато мой отец был тренером футбольной команды колледжа. Я вырос во Франции и воспитывался в режиме таких физических нагрузок, что работа в «Солэре» показалась мне просто отдыхом. К тому же я опытный детектив-любитель...
— Избави Бог от встречи с таким детективом! — пробормотала Джорджи.
— А я и пытался избавить вас от этого,— как бы не замечая иронии, продолжал Алан.— Но вы постоянно вертелись у меня под ногами. Кто мог предположить, что вы додумаетесь до такого идиотизма, как залезть к Мидеру в дом. Зачем это вам понадобилось?
— Я пыталась найти Ким Форстер,— спокойно ответила Нэнси.— Вы хоть знаете, что она похищена?
— Послушайте, ну чего мы спорим? Нам же надо объединить усилия! — сказала Джорджи.— Хэнк вон уже уехал...
Все замолчали: действительно, терять дальше время было непозволительно. Не говоря ни слова, Джорджи и Алан влезли в фургон.
— Сейчас налево,— командовал Алан,— потом на север, к Сильвербелу.
— А почему именно туда? — спросила Нэнси. «Джорджи права,— подумала она.— Надо действительно помогать друг другу, делиться информацией...» Однако она все еще ловила себя на том, что не полностью доверяет Алану.
— Потому,— сказал тренер, сдерживая раздражение,— что там у Хэнка Мидера еще один дом.
— Вы точно знаете? — спросила Нэнси.
— Абсолютно.
Машина ползла по узкой грунтовой дороге вдоль северных склонов Тусонских гор. Нэнси точно выполняла указания Алана.
— Больше похоже на пешую тропу, чем на дорогу,— буркнула Джорджи, пока Нэнси, сбавив скорость, пробиралась чуть ли не через заросли. Она осторожно объехала большой камень, но тут машина все же забуксовала, попав передними колесами в небольшую канаву.
— Давай, давай,— сказал Алан, незаметно переходя на ты.— Машина вылезет...
Сгущались сумерки. Нэнси пристально смотрела вперед, на дорогу.
— Здесь вообще-то живет кто-нибудь? — спросила она.— Ни одного дома не видно. Неужели Хэнк Мидер ездит здесь каждый день?
— Для пикапа такая дорога не проблема,— сказал Алан.— А Хэнк, как правило, пользуется им... Давай поживей! Дом еще дальше, в горах.
— Вы сами-то были когда-нибудь в этих местах? — хмуро спросила его Джорджи.
— Да, поднимался раз, на прошлой неделе,— ответил Алан.— Но только побродил вокруг.— Он искоса посмотрел на Нэнси.— В отличие от некоторых, я не любитель забираться в чужие дома.
— Это было необходимо,— сердито парировала Нэнси.— И потом, я же не взламывала дверь — там было открыто окно. У меня есть доказательства, что в тот день, когда исчезла Ким Форстер, Хэнк был у водопада. Думаю, он похитил ее, когда почувствовал, что она подозревает его во всех инцидентах на курорте.
— Может быть, ты и права...— примирительным тоном ответил Алан.— Я тоже об этом думал. Хэнку в тот день зачем-то срочно понадобилось уехать... Надеюсь, мы хоть сейчас не опоздаем.
Нэнси поморщилась: машина опять провалилась в глубокую колею, задевая днищем о грунт. Дорога резко свернула вправо и стала еще уже.
— Вон там! — воскликнул Алан. Нэнси нажала на тормоз.
— Где? — спросила она, вглядываясь в темноту.— Я ровным счетом ничего не вижу. Сплошные кактусы...
— Погаси фары! — скомандовал Алан.— Если Хэнк там, он может нас увидеть. Пожалуй, дальше пойдем пешком, чтобы он не услышал шум мотора. Съезжай с дороги!
— Если это дорога, то я — цветущий кактус!— тихо ругалась Нэнси, выполняя приказ Алана.— Вы уверены, что там, наверху, есть дом?
— От последнего поворота до него около четверти мили,— невозмутимо ответил Алан, вылезая из фургона.
Он зашагал по высокой траве, огибая колючие, грушевидной формы кактусы. Нэнси и Джорджи едва поспевали за ним. «Надеюсь, он не врет»,— думала Нэнси с легким содроганием в душе. Если Алан все придумал... то они с Джорджи оказались наедине с ним в одном из самых пустынных мест, которые она когда-либо видела.
Прошло минут десять, и Алан показал на небольшое темное пятно на вершине холма.
— Я не вижу пикапа,— с тревогой сказала Нэнси.
— Хэнка здесь, может, и нет,— ответил Алан.— Но это не значит, что мы должны отказаться от поисков Ким. Так или иначе дом следует осмотреть.
— Тогда пошли, — решительно сказала Джорджи.
Алан приложил палец к губам и погасил фонарик.
— Дальше придется довольствоваться светом луны.
Крадучись, они приблизились к дому. Потом Алан приказал девушкам оставаться на месте, а сам обошел дом вокруг.
— Похоже, никого нет,— сказал он, вернувшись.— Во всяком случае, я не обнаружил никаких признаков жизни.
— Давайте мы с Джорджи попытаем счастья с передней дверью, а вы посмотрите, какая там ситуация с черного входа,— предложила Нэнси. Алан кивнул. Нэнси и Джорджи осторожно двинулись к дому. Казалось, там нет ни души. Нэнси на всякий случай постучала. Никто не ответил. Она толкнула дверь и едва не упала внутрь: дверь открылась с неожиданной легкостью.
— Ясное дело: от кого тут, в этой глуши, запираться? — заметила Джорджи.
Нэнси, однако, это не успокоило: что-то тут было не так... Да и будь Ким спрятана здесь, дверь бы наверняка закрыли.
Включив фонарики, девушки принялись осматривать помещение. Они увидели кухонный стол, два стула, старый диван, телевизор. В малюсенькой спальне стояла узкая кровать. В ванной комнате Нэнси обнаружила зубную пасту, щетку, пузырек с шампунем. Она поискала глазами письма или газеты — что-нибудь, что могло бы рассказать о хозяине: его фамилию, адрес... Но ничего такого здесь не было. Как не было и следов присутствия Ким.
— Эй,— послышался голос Джорджи.— Как ты думаешь, куда ведет эта дверь?
— Хороший вопрос,— отозвалась Нэнси и прошлась лучом фонарика по косяку. Чуть выше шарообразной ручки виднелся засов, на нем — висячий замок. Нэнси нахмурилась. Здесь-то он к чему?..
Она осмотрела замок, потом достала из кармана джинсов узенький ножичек. Не то чтобы он открывал все замки... но почему бы не попробовать?
Затаив дыхание, Нэнси вставила ножичек в замочную скважину и стала тихонько поворачивать его туда-сюда. Охваченная знакомым волнением, она услышала тихий щелчок и почувствовала, как выскочила дужка замка. Она осторожно вынула замок из петли на засове и открыла дверь.
Перед ними была лестница, ведущая в темный подвал. У Нэнси на затылке зашевелились волосы: откуда-то доносились четкие звуки спокойного, ровного дыхания. Она повернулась к стоящей позади нее Джорджи, но эти звуки исходили не от нее. Нэнси вспомнила про Алана. С того момента, как они вошли в дом, он не показывался...
Они стояли в кромешной тьме, в подвале странного дома, вокруг которого на многие мили не было ни одного живого существа. И в этой тьме вместе с ними был кто-то еще!..


 
АлександровнаДата: Вторник, 10.01.2012, 19:40 | Сообщение # 15
Завсегдатай форума
Награды: 10
Репутация: 11
В ТЕМНОТЕ
— Нэнси,— взволнованно прошептала Джорджи.— Слышишь?..
Нэнси кивнула. Ей ужасно хотелось включить фонарик: они бы сразу узнали, кто еще находится в темном подвале. Но тогда и она сама, и Джорджи превратятся в освещенную мишень.
Кто-то продолжал дышать, глубоко и размеренно. Нэнси вдруг осознала: кто бы это ни был, он просто-напросто спит.
Она готова была включить фонарик, когда послышались чьи-то шаги.
— Надеюсь, это Алан,— тихо сказала Джорджи.
— Да, это я,— откликнулся тренер, стоя позади них.— А что это вы здесь стоите?— спросил он, глядя на лестницу.
— Тсс,— зашипела Нэнси и шагнула вперед. Сначала луч ее фонарика выхватил из темноты кучу картонных коробок, потом стул с высокой жесткой спинкой, стол, на нем тарелку с кружкой и, наконец, раскладушку. На ней со связанными руками и ногами спала Ким Форстер.
— Ким!— Нэнси подскочила к ней и осторожно потрясла за плечо.— Ким, проснитесь, мы пришли за вами.
Ким с трудом открыла глаза. Она никак не могла проснуться.
— Кто?.. Что?..— бормотала она.
— Я Нэнси Дру, из «Солэра». Со мной Джорджи и Алан,— быстро заговорила Нэнси.— Дайте я посмотрю, что там с руками. Джорджи, посвети-ка мне...
Ким покорно сидела, пока Нэнси возилась с веревками. Она выглядела бледной, осунувшейся; за эти несколько дней она разительно изменилась... Нэнси терпеливо распутывала узлы, освобождая руки, потом ноги Ким.
— С вами все в порядке?— спросил Алан, присаживаясь к ней на кровать.
— Вроде бы...— ответила Ким дрожащим голосом.— Он ничего мне не сделал, просто связал и оставил здесь, в темноте. И разрешил ходить только в ванную. Я... чувствую слабость.
— Он?— переспросила Нэнси.— Вы хотите сказать: Хэнк Мидер?
Ким потерла щиколотки, потом попыталась встать на ноги.
— Да, это был Хэнк Мидер,— произнесла она горько.— Я вам все расскажу, обещаю... Только давайте выйдем отсюда скорее! Пожалуйста! Я больше не могу в этом страшном подвале...
— Конечно, конечно,— отозвался Алан.— Давайте я помогу вам...
Но они опоздали. Они даже не успели подойти к лестнице: дверь наверху с треском захлопнулась. У Нэнси от страха внутри словно что-то оборвалось... Было отчетливо слышно, как с той стороны щелкнул замок!
Джорджи буквально взлетела наверх.
— Откройте,— закричала она, барабаня в дверь.— Выпустите нас сию же минуту!
Алан тоже поднялся и встал рядом с ней.
— Бесполезно,— сказал он тихо.— Не тратьте зря силы...
А внизу, позади них, Ким села на пол, прижала колени к груди и, обхватив голову руками, тихо, безнадежно заплакала.
— Ким, милая, успокойтесь, все будет в порядке...— Нэнси опустилась рядом с несчастной женщиной, пытаясь хоть немного ободрить ее.
— Нам никогда не выбраться отсюда,— всхлипывала та.— Мы упустили единственный шанс... Я никогда не выйду на свободу, не увижу солнца, неба...
— Ну что вы, все будет хорошо,— повторяла Нэнси с уверенностью, которую вовсе не ощущала в душе.— Мы что-нибудь придумаем... Мы найдем выход!.. Нас ведь четверо, а Хэнк один.
— Что же мы, например, придумаем? — спросила Джорджи.
— Пока не знаю,— честно призналась Нэнси.— Но для начала давайте немного успокоимся!
— Для начала лучше бы выяснить, нет ли здесь другого выхода,— предложил Алан.— Нэнси, одолжи мне фонарик, может, я найду что-нибудь.
Нэнси передала ему фонарик, и он принялся обследовать подвал.
— Ну, ладно...— Нэнси пыталась отвлечь Ким от грустной действительности.— Расскажите, что с вами произошло в тот день... ну, там, у водопада?
— Хэнк шел за нами до самого низа,— ответила Ким.— Он в «Солэре» устраивал всякие гадости... Накануне вашего приезда я застала его, когда он пытался испортить горячий кран в «джакузи». Как раз об этом я и хотела с вами поговорить.
— А почему вы не сказали Розье?— спросила Джорджи.
Ким вздохнула.
— Потому что он раньше мне нравился... Мы были друзьями, и я совсем не хотела, чтобы его выгнали. На курорте уже давно происходили странные вещи, и когда я поймала Хэнка у «джакузи», я поняла, что все это — его рук дело. Я обещала ничего не говорить Розье, если он прекратит саботаж.
— Но он, похоже, вам не поверил...— мрачно сказала Джорджи.
Ким опять вздохнула и вытерла глаза.
— Мне кажется, он боялся, что я передумаю. Поскольку Розье ужесточили меры безопасности, ему было трудно застать меня врасплох на территории курорта. Тогда он и решил выследить нас у водопада. Он схватил меня, когда я перешла ручей, буквально за секунду до того, как налетел этот ужасный поток...— Ким содрогнулась и продолжала.— Ирония судьбы в том, что он, в сущности, спас мне жизнь. Не схвати он меня в тот момент, я, скорее всего, погибла бы...
— А вы не знаете, с какой целью Хэнк устраивал все эти диверсии на курорте?—спросила Нэнси.
— Есть у меня одна догадка,— ответила Ким.— Сначала Хэнк не стал меня связывать... Привез и запер. Так что я могла оглядеться немного.— Ким кивнула в сторону сложенных возле стены коробок.— Там, на дне одной из них, лежала старая газета, в которой было написано о судебном процессе, и еще связка всяких бумаг о тяжбе Генри Синклера с французской косметической фирмой «Женес». Половина из них по-французски, так что я не совсем уловила суть дела, но...
— Генри Синклер — настоящее имя Хэнка Мидера,— послышался голос Алана с другого конца подвала.— А «Женес»—первая косметическая фирма Лорэна Розье. Хэнк пытался заставить их выплатить его дочери компенсацию — за то, что она ослепла, пользуясь их косметикой.
— А я думала, вы работаете на Розье,— удивленно сказала Нэнси.
— Так и есть,— ответил из темноты Алан.— Но пока я тут выслеживал и вынюхивал, я обнаружил массу неприятных вещей, касающихся прошлого Лорэна Розье. Многие получили увечья и до сих пор страдают из-за того, что он стал экономить на качестве и обманывал потребителей, подсовывая им не прошедший проверку товар...
— У вас есть доказательства связи Лорэна с «Женес»?—спросила Джорджи.
— К сожалению, нет,— ответил Алан, подходя к девушкам и отряхивая руки.— Плохие новости: тут нет никаких окон и никаких других дверей. Только грязные стены. Единственный выход отсюда — там, наверху.
— А может, взять и выломать дверь?— с нетерпением предложила Ким.
— Каким образом?— спросил Алан.— У нас же ничего нет.
— Ну, навалимся все, и...— воодушевилась Джорджи.— Сделаем эдакий живой таран...
— Если нет других предложений, то, думаю, стоит попробовать,— сказала Нэнси.— Все лучше, чем сидеть просто так, ждать у моря погоды.
— На меня можете рассчитывать,— сказала Ким.
Все четверо, они выстроились друг за другом, поставив Алана первым.
— Значит... на счет три!— скомандовал он.— аз, два, три...
Каждый вложил в удар все свои силы, но дверь даже не шелохнулась.
— Хэнк!— крикнул Алан.— Не хватит ли тебе одной Ким? Захватить четверых — это пахнет уже тюрьмой и немалым сроком. Открой, пока не наделал еще больших глупостей.
Но ответил им вовсе не Хэнк. По ту сторону двери послышался истерический женский смех.
— Ну, как вам нравится там, в темноте?— спросила женщина.— Приятно совсем ничего не видеть?
Нэнси похолодела. Она поняла, чей это голос.
— Это же Хитер,— воскликнула она.— Хитер Синклер...
— Прекрасно,— замурлыкал голос за дверью.— Вы правильно угадали, вам положен приз. Догадайтесь, что это будет?
— Наверное, у нас ничего не получится,— сокрушенно вздохнула Джорджи.
— Хитер, послушайте меня,— стала убеждать ее Нэнси.— Мы знаем, это Лорэн Розье виновен в том, что с вами произошло, и намерены добиваться, чтобы он предстал перед судом. Но для этого вы должны выпустить нас отсюда.
Хитер опять засмеялась.
— Очень, очень заманчиво! Я уже слышала подобное много раз. Мой отец потерял ранчо, заплатив адвокатам, которые обещали то же самое. Теперь пускай платят другие! К сожалению, это будете вы, все четверо... Я забаррикадировала дверь старой кроватью,— продолжала Хитер.— И вообще, если кто-нибудь дотронется до двери еще раз, клянусь, я подожгу дом.
— Хитер, послушайте...— начал Алан. Но за дверью слышался лишь дьявольский смех дочери Хэнка. Она чиркнула спичкой...


 
Форум » Все о Нэнси Дрю » Книги о Нэнси Дрю » Тайна курорта «Солэр»
Страница 1 из 212»
Поиск: